Главная » 2020 » Ноябрь » 21 » Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 035.
19:10
Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 035.

***

***

Продолжение - Глава девятнадцатая. БИТВА ПРИ МУТИНЕ. - МЯТЕЖИ. - МАРК КРАСС ДЕЙСТВУЕТ - начало

***

   Между тем в  Рим быстро донеслись вести о разгроме консулов,  а затем и
претора  Цизальпинской  Галин.   Сенат  и  римский  народ  обуяло  великое
смятение,  а когда пришла весть о том, что гладиаторы приняли решение идти
на Рим, всех охватил ужас.
   Комиции  для выборов консулов на будущий год еще не собирались, а после
разгрома  Лентула и Геллия число желающих добиться избрания на эти высокие
должности  сильно уменьшилось. И все же как раз последние поражения римлян
воодушевили  Гая  Анфидия Ореста и побудили его добиваться консульства; по
его  мнению,  не следовало вменять ему в вину его неудачи под Фунди, когда
он с малыми силами был разбит Спартаком, ведь та же судьба постигла и двух
консулов с шестьюдесятьютысячной армией. Сражения под Камерином и Нурсией,
по   его   словам,   также   служили   ему  оправданием,  больше  того,  -
восстановлением   его   заслуг,  которые  несправедливо  отрицались  и  не
признавались,  ибо, утверждал он, сражение под Фунди для римлян было менее
сокрушительным,  а  для  гладиаторов  более смертоносным, чем сражения под
Камерином и Нурсией, в которых Спартак разбил наголову войска консулов.
   Соображения довольно странные и грешили против здравого смысла,  ибо то
обстоятельство, что он причинил меньше зла, чем другие, еще не доказывало,
что у него, Анфидия Ореста, все обстояло благополучно, но состояние умов в
Риме,  в  связи с войной против гладиаторов,  было таким подавленным,  что
рассуждения Анфидия Ореста  сочли  вполне логичными,  да  и  кандидатов на
консульские должности было  очень мало.  Вот  почему на  этот высокий пост
избрали на  следующий год  упомянутого Анфидия Ореста  и  Публия  Корнелия
Лентула  Фура,  родственника консула  Лентула  Клодиана,  которого Спартак
разбил под Камерином.
   Спартак меж тем не мог продолжать наступление на Рим из-за безобразного
поведения  и  неповиновения  тех  самых  легионов,  которые  так  неистово
требовали,  чтобы  их  туда  вели;  пришлось  на целый месяц задержаться в
Аримине.  Спартак отказался от командования и несколько дней не выходил из
палатки,  несмотря  ни на какие просьбы, пока наконец все войско не пришло
на преторий и, простершись перед палаткой Спартака, стало громко каяться в
своих мерзких поступках и просить за них прощения.
   Тогда Спартак вышел к войску,  бледный,  исхудавший, измученный; на его
открытом благородном лице  лежала печать страданий,  которые причинило ему
поведение его  солдат,  глаза его  были  красны,  веки припухли от  долгих
горьких слез.  При  виде  Спартака покаянные возгласы,  крики,  выражавшие
любовь и уважение к нему, стали еще громче.
   Он подал знак,  что хочет говорить,  и когда воцарилось молчание,  стал
строго и  сурово порицать поведение легионов,  говорил,  что  из-за  своих
гнусных поступков они  перестали быть людьми,  стремящимися к  свободе,  а
превратились в  самых  подлых  разбойников,  совершающих мерзкие дела.  Он
остается непреклонным в  своем решении и  дальше не  пойдет с  ними,  если
только они  не  предоставят ему  полное и  неограниченное право подвергать
любому наказанию подстрекателей к грабежу и бунту.
   Лишь после того как  все  легионы единодушно согласились на  требование
Спартака,  он  снова взял  на  себя  командование и  начал суровыми мерами
возрождать в  гладиаторах угасшее  чувство  долга  и  внушать им  сознание
необходимости строжайшей дисциплины.
   Он приговорил к смерти нумидийца Орцила как самого дикого и непокорного
из  всех  начальников легионов и  запятнавшего себя  в  Бертиноре гнусными
преступлениями;  в  присутствии всех  легионов  Спартак  приказал  распять
Орцила его же  нумидийцам.  Затем он  велел наказать розгами и  изгнать из
лагеря  двух  других  начальников легионов:  галла  Арвиния и  самнита Гая
Канниция.  Кроме  того,  он  приказал распять двести двадцать гладиаторов,
которые,  как было засвидетельствовано их товарищами,  отличились зверской
жестокостью при налетах на население.
   После всего этого он распустил все легионы и  перестроил их,  но уже не
по национальностям;  напротив,  теперь в каждый манипул,  в каждую когорту
входило  соразмерное количество  солдат  различных  национальностей;  так,
манипул в  сто двадцать человек состоял теперь из сорока галлов,  тридцати
фракийцев,  двадцати самнитов,  десяти иллирийцев,  десяти греков и десяти
африканцев.
   Перестроенное таким  образом войско было  подразделено на  четырнадцать
легионов, начальниками которых были назначены следующие гладиаторы:

   1-й легион - Брезовир, галл.
   2-й >> - Фессалоний, эпиреец.
   3-й >> - Каст, галл.
   4-й >> - Онаций, самнит.
   5-й >> - Мессембрий, фракиец.
   6-й >> - Ливий Грандений, самнит.
   7-й >> - Идумей, фракиец.
   8-й >> - Борторикс, галл.
   9-й >> - Артак, фракиец.

   Начальником 10-го  легиона  был  назначен отважный македонянин Эростен;
11-го  -  нумидиец Висбальд,  строгий  и  серьезный человек  воинственного
облика,   презирающий  опасности;  12-го  -  Элиал,  пожилой,  бесстрашный
гладиатор-галл,  который на пятидесятом году своей жизни уже насчитывал на
своем теле пятьдесят рубцов от  ран.  Во главе 13-го легиона стоял молодой
иллириец  двадцати  пяти  лет  по  имени  Теулопик;  он  был  благородного
происхождения,  родился в Либурнии, в богатой семье, попал в рабство и был
отдан  в  гладиаторы;  этот  иллириец,  питавший  глубокую привязанность к
Гранику,  отличался поразительной отвагой;  начальником 14-го и последнего
легиона  был  назначен  огромный бородатый галл  дикого  вида;  звали  его
Индутиомар.  Он славился необычайной силой и храбростью,  которые снискали
ему большой авторитет среди соотечественников.
   Из всех этих легионов Спартак образовал три корпуса: первый, состоявший
из первых шести легионов,  был отдан под начало Крикса; второй, состоявший
из 7-го,  8-го,  9-го и 10-го легионов,  был передан Гранику,  третий,  из
четырех последних легионов, был поручен Арториксу.
   Начальником  конницы,  в  которой  было  восемь  тысяч человек, остался
Мамилий.
   Закончив переустройство своего войска,  Спартак решил,  что  необходимо
укрепить и сплотить новые легионы,  перед тем как идти на Рим.  От Аримина
через Форум Семпрония и  Арретий он  малыми переходами двинулся к  Умбрии,
чтобы  дать  своим солдатам время познакомиться друг  с  другом,  а  также
освоиться со своими новыми начальниками.
   В  Рим тем временем дошли вести о грабеже гладиаторов у сеннонов, вести
преувеличенные  и  приукрашенные,  раздутые  молвой  и ненавистью к самому
имени  гладиаторов,  а  также  и  страхом  перед  ними. Волнения и тревога
усилились,  и  народные  трибуны стали громко говорить на Форуме, что пора
наконец подумать о спасении родины, находящейся в опасности.
   Собрался  сенат.  Одни  выражали  сожаление, что отцы-сенаторы, по вине
бесталанных   полководцев,   которых   до  сего  времени  посылали  против
гладиаторов,  вынуждены  теперь  серьезно  заняться  мятежом  гладиаторов,
казавшимся  смехотворным,  но  превратившимся  в настоящую войну, в угрозу
самому Риму; другие кричали, что "раз уж дошли до такого позора, наступило
наконец  время подняться и со всеми вооруженными силами республики идти на
гладиаторов".
   С  другой стороны,  сенат видел,  что оба побежденных консула с позором
разбиты Спартаком, а из двух консулов, избранных на будущий год, один тоже
был разбит гладиаторами,  второй же  по  неспособности к  военному делу не
внушал  больших  надежд.   Учитывая  все  это,  сенат  вынес  обязательное
постановление ("Senatus  consultum"),  запрещавшее консулам  вмешиваться в
эту  войну;  ведение  ее  предлагалось возложить на  опытного  полководца,
предоставив в  его  распоряжение большую армию и  дав  ему  неограниченные
полномочия,  чтобы  он  как  можно  скорее  покончил с  дерзким Спартаком,
который,  не  удовлетворяясь одержанными  победами,  осмеливается угрожать
стенам Рима.
   Поэтому было  решено  поручить поход  против  Спартака претору Сицилии,
избрание которого предстояло в  ближайшие дни.  Как  только стало известно
это  постановление сената,  все  претенденты на  должность претора Сицилии
тотчас сняли  свои  кандидатуры,  испугавшись предстоящей серьезной войны;
день комиций приближался,  все были в растерянности:  никто не являлся для
избрания.
   Большинство граждан  сожалело об  отсутствии Метелла и  Помпея:  первый
благодаря своему опыту,  а  второй благодаря своей отваге могли бы довести
до благополучного конца это трудное дело. Некоторые предлагали отозвать из
Азии Лукулла,  слывшего доблестным и  прозорливым полководцем,  и поручить
ему ведение войны.
   Друзья  Юлия  Цезаря уговаривали его  возглавить эту  кампанию,  обещая
испросить для  нее  у  сената  и  народа  римского  восемь  легионов;  они
доказывали Юлию  Цезарю,  что,  располагая армией  из  сорока восьми тысяч
легионеров и  двадцати или двадцати двух тысяч легковооруженных пехотинцев
и союзнической кавалерии, он без труда одержит победу над гладиаторами.
   Однако  Цезарь,  которому  не  давали  спать  триумфы  и победы Помпея,
решительно  отказался  от  вмешательства  в  эту  войну. Она была не менее
трудна,  чем  война с Марианом Домицием и царем Ярбой в Африке (как раз за
африканскую  войну  Гней  Помпеи  и  получил  триумф),  но  в  то же время
невыгодна в том отношении, что победитель не был бы награжден ни триумфом,
ни  даже  овацией,  ибо  римская  гордость  не допускала, чтобы презренным
гладиаторам была оказана честь признания их воюющей стороной.
   - Нет,  уж если я приму на себя ведение войны, то только такой, чтобы в
случае победы я  мог надеяться на триумф,  который послужит мне ступенью к
званию консула.
   Так  отвечал  Цезарь своим друзьям. Возможно также, что в душе своей он
таил  другую  причину, побуждавшую его отклонить предложение. Цезарь своим
орлиным   взором  видел  все  язвы,  подтачивавшие  в  это  время  Римскую
республику,   открыл  их  причины  в  прошлом  и  взвешивал  их  возможные
последствия в будущем; он ясно видел, что гладиаторы, взявшиеся за оружие,
несчастные  рабы, примкнувшие к ним, нищие волопасы из Самния, ставшие под
их  знамена,  как  раз  и  представляли  собой  те  три  класса неимущих и
угнетенных,  стремления и силы которых он собирался использовать для того,
чтобы  навсегда  сломить  и  уничтожить  тиранию  надменных  олигархов; он
понимал,  что  если  он  хочет  привлечь  симпатии и завоевать любовь этих
обездоленных  и намеревается предстать перед ними в качестве их спасителя,
то  ему не следует пятнать себя кровью гладиаторов. Поэтому в день комиций
вместо  Цезаря  на  Форум  явился,  завернувшись  в белоснежную тогу, Марк
Лициний  Красс  и выставил свою кандидатуру в преторы Сицилии; сделать это
его  уговаривали  самые  влиятельные сенаторы, бесчисленные его клиенты, а
главным  образом, его подталкивало собственное честолюбие, не дававшее ему
покоя:  ему  уже мало было считаться первым в Риме по богатству и влиянию,
его  мучило ненасытное желание добиться военных лавров, которыми уже много
лет был увенчан Помпей.
   Марку  Лицинию  Крассу в это время было около сорока лет, и, как мы уже
говорили,  он  несколько  лет  сражался  под  началом  Суллы  -  сначала в
гражданскую  войну,  потом во время мятежей и успел дать доказательства не
только  стойкости  и  необычайного мужества, но и большого благоразумия, а
также обнаружил задатки крупного полководца.
   Когда  Красс появился в  одежде кандидата на  должность претора,  народ
приветствовал его долгими,  несмолкаемыми возгласами,  показывая тем самым
свое  высокое доверие к  нему  в  эту  пору  волнений и  страха и  великие
надежды, которые возлагали на его будущие действия против гладиаторов.
   Наконец воцарилось молчание.  Народный трибун Луций Аквилий Леннон взял
слово и  призвал сенат и народ единодушно голосовать за Красса,  так как в
такое  тяжелое время  лучшего полководца в  войне против Спартака нельзя и
желать Все же  необходимо,  добавил трибун,  надлежащим образом обеспечить
Красса вооруженными силами,  которые дали бы ему возможность закончить эту
позорную войну, длящуюся уже три года.
   Все согласились со  словами Аквилия,  и  Красс единогласно,  под бурные
рукоплескания,  был избран претором Сицилии.  Ему было предоставлено право
набрать  шесть  легионов с  соответствующими вспомогательными войсками,  а
также  собрать  и  организовать разбитые  легионы  Лентула  и  Геллия.  Из
остатков этих легионов новый претор мог  бы  составить еще четыре легиона.
Таким образом у  Красса образовалась армия в шестьдесят тысяч легионеров и
двадцать четыре тысячи вспомогательных войск,  а  всего восемьдесят четыре
тысячи человек;  это  была  очень сильная армия;  такой еще  не  бывало со
времени возвращения Суллы в Италию после войны с Митридатом.
   На  следующий день  после  своего избрания Красс  опубликовал эдикт,  в
котором призывал граждан к  оружию  -  сражаться против  Спартака.  Особым
решением сената  были  обещаны  высокие награды ветеранам Суллы  и  Мария,
которые пожелали бы принять участие в этом походе.
   Это  решение и  эдикт  Красса  подняли дух  римских граждан,  впавших в
уныние;   сердца   зажглись   воинственным  пылом,   возникло  благородное
соревнование между  юношами  самых  знатных семейств:  все  они  явились к
Крассу, требуя внесения их в списки его легионеров.
   Красс  с  лихорадочной энергией занялся формированием своей  армии;  он
выбрал квестора и трибунов среди самых известных в Риме военных людей,  не
считаясь  с  их  общественным положением.  Так,  на  должность квестора он
назначил  Публия  Элия  Скрофу,  землевладельца  из  Тибуртина,  ветерана,
принимавшего участие в  одиннадцати войнах и  в  ста  тридцати сражениях и
стычках, у него было двадцать, два шрама от ран, он получил много наград и
венков и теперь жил на покое.
   Красс  не  погнушался  отправиться к нему лично и попросить его принять
участие  в  войне,  которая раз и навсегда покончит с гладиаторами. Скрофа
был  тронут  посещением  Красса  и  охотно согласился быть квестором в его
войске.  Расставшись  с  мирной  жизнью  и  веселыми холмами Тибуртина, он
последовал  за  Крас-сом  в  Рим;  оттуда  через  две  недели после своего
избрания  претором  Марк Лициний Красс выступил во главе четырех легионов,
состоявших  из  старых солдат, набранных им в Риме и в соседних областях и
направился  в  Отрикул,  город,  находившийся  на границе между владениями
эквов  и  умбров,  где  один  из  его  заместителей, Авл Муммий, собирал и
организовывал два других легиона и вспомогательные отряды.
   При  выступлении из  Рима  его  радостно приветствовал весь народ:  все
сбежались провожать его за  Ратуменские ворота,  где находился его лагерь.
Претору сопутствовали не только добрые пожелания граждан всех сословий, но
также и покровительство богов,  благосклонных к нему и его предприятию, по
уверениям гаруспиков, гадавших по внутренностям жертвенных животных.
   В  первом легионе были  две  когорты,  -  около тысячи человек отборных
воинов; это были юноши из богатых и знатных семейств, пожелавшие следовать
за Крассом в качестве простых солдат.  Среди них были:  Марк Порций Катон,
Тит  Лукреций Кар,  Гай  Лонгин Кассий,  Фавст,  сын  Суллы,  Анний Милон,
Корнелий Лентул Крус,  Публий Ватиний, Коссиний Ребил, Вибий Панса, Марций
Цензорин,  Норбан Флакк, Гней Азиний Поллион и сотни других из консульских
семейств,  которые в будущем и сами стали консулами, а также сотни молодых
людей из семейств всадников.
   Родственники,  друзья и клиенты этих юношей провожали легионы Красса до
Мильвийского моста,  где войско перешло с Фламиниевой дороги на Кассиеву и
двинулось в  направлении к  Баккане.  После четырехдневного перехода Красс
пришел в  Отрикул,  где расположился лагерем;  он решил приступить здесь к
учениям со своими войсками,  уверенный в  том,  что в  этом месте он может
защитить Рим от нападения гладиаторов, если Спартак пойдет прямо из Умбрии
или же пройдет через область пиценов.
   Почти целый месяц Красс в  Отрикуле и Спартак в Арретии стояли в полном
бездействии;  оба  были  заняты  только  подготовкой к  военным действиям,
каждый придумывал новые планы,  новые военные хитрости,  новые ловушки для
неприятеля.
   Когда Спартак решил, что наступило время действовать, он в одну темную,
грозовую  ночь  приказал  своим легионам сняться с лагеря, соблюдая полную
тишину;  в  лагере  он  оставил семь тысяч конников под началом Мамилия, а
тысячу  всадников  выслал  вперед в качестве разведчиков. Воспользовавшись
ураганом,  он  шел  без  остановки  всю  ночь и почти весь день и прибыл в
Игувий,  откуда  намеревался двинуть войско через Камерин, Аскул, Сульмон,
Фуцинское озеро и Сублаквей на Рим.
   Конники,  оставшиеся в  лагере под  Арретием,  продолжали свои набеги и
разведку  и,  по  установившемуся порядку,  делали  в  близлежащих городах
запасы провианта,  необходимые для  шестидесятитысячной армии,  внушая тем
самым  трепещущим от  страха  жителям убеждение,  что  войско  гладиаторов
находится еще  под  Арретием;  Спартак рассчитывал,  что  об  этом сообщат
Крассу, и таким образом претор будет введен в заблуждение.
   А фракиец тем временем шел вдоль цепи Апеннин утомительными переходами:
войско его  делало не  менее  двадцати пяти  -  тридцати миль  в  день  и,
пересекая область пицентов,  спешило к Риму,  к стенам которого оно должно
было  подойти неожиданно,  если  только  случай  не  откроет Марку  Крассу
стратегические планы Спартака.
   Через три  дня  после отбытия войска гладиаторов из-под  Арретия Красс,
убедившись в том,  что враг не выходит из своих окопов,  задумал атаковать
его и в решительном бою сразу положить конец войне.
   Он  двинулся из  Отрикула самым ускоренным маршем -  дальновидный Красс
понял,  что  Спартака надо бить его  же  приемами,  -  и  через четыре дня
подошел к  лагерю под  Арретием;  Мамилий,  узнав  о  приближении римского
войска,  согласно приказу верховного вождя гладиаторов,  удалился ночью из
лагеря со всей конницей,  соблюдая полную тишину.  Когда разведчики Красса
на  рассвете следующего дня  дошли до  самого вала  лагеря повстанцев,  им
пришлось убедиться, что войско Спартака покинуло лагерь.
   Красс  был  поражен таким  известием и,  чтобы узнать,  какой путь  мог
избрать Спартак, тотчас же отправил свою кавалерию обследовать все дороги,
тянувшиеся  от  Арретия,  приказав  вести  разведку  на  тридцать  миль  в
окружности.
   Вскоре  ему стало известно, что конница гладиаторов, ушедшая из Арретия
при  его  приближении,  направилась через Игувий к Камерину; через Игувий,
как  ему  донесли,  несколько  дней  назад  прошел и Спартак со всем своим
войском.  Тогда  Красс  с  дальновидностью выдающегося полководца придумал
контрманевр.  Спартак шел по дороге вдоль восточного склона Апеннин, Красс
же  решил  немедленно  вернуться к Риму, держась западного склона Апеннин.
Таким  образом, двигаясь параллельно Спартаку, Красс шел, однако, почти по
прямой  линии;  путь  его был гораздо короче, чем у Спартака: один переход
Красса  равнялся  трем переходам фракийца; такое преимущество было на руку
Крассу,  раз он хотел выиграть время и пространство, составлявшие до этого
момента преимущество гладиаторов.
   За пять дней очень трудных переходов,  совершенных римскими легионами с
похвальным рвением, Красс достиг Реаты, где он дал своим войскам один день
отдыха.
   Между тем Спартак,  продвигаясь с большой скоростью,  дошел до Клитерна
близ Фуцинского озера,  но,  к несчастью, тут его задержала непредвиденная
помеха -  разлив реки Велин;  из-за сильных дождей,  которые не переставая
лили  несколько  дней,   ему  пришлось  остановиться  на  два  дня,  чтобы
перебросить через  реку  плавучий мост,  да  еще  сутки  ушли  у  него  на
переправу войска.
   Тем временем Красс,  имевший десять тысяч человек кавалерии, которую он
всегда  высылал  вперед  для  разведки  далеко  за  пределы  лагеря,   был
предупрежден разведчиками о том,  что Спартак приближается к Клитерну.  Он
приказал Авлу Муммию переправиться через Велин у Реаты с двумя легионами и
шестью  тысячами солдат из  вспомогательных войск  и  двинуться ускоренным
маршем по левому берегу к Альфабуцелу,  перейти там на правый берег и идти
дальше до  Клитерна.  Но он велел Муммию,  своему заместителю,  ни в  коем
случае не вступать в бой со Спартаком,  все время отходить,  - до тех пор,
пока Красс не догонит его и не атакует Спартака с тыла.
   Муммий в  точности выполнил все приказы Красса и на рассвете следующего
дня прибыл в  Альфабуцел,  но не мог расположиться тут лагерем и  вынужден
был оставить это место, так как туда уже подходил Спартак.
   Хотя  солдаты были  чрезвычайно утомлены переходом,  Муммий  провел  их
через  ущелья Апеннин к  Сублаквею,  где  занял  очень  сильную позицию на
обрывистом, скалистом склоне горы, намереваясь уйти оттуда на следующий же
день.
   Но  трибуны  стали уговаривать его, что теперь не время отступать перед
врагом,    -   надо   воспользоваться   благоприятным   случаем,   который
предоставляет  ему  судьба,  и  разбить  Спартака без помощи Красса, ибо в
тесных  горных  ущельях  гладиатору  не  удастся воспользоваться численным
превосходством  своего  войска;  убеждая Муммия дождаться Спартака на этих
сильных позициях, трибуны предрекали ему от имени своих легионов блестящую
победу.
   Муммия увлекала надежда на победу, которая казалась ему обеспеченной, и
на следующий день,  когда поблизости появился Спартак,  он вступил с ним в
бой.  Фракиец же увидел,  что на этой позиции его четырнадцать легионов не
дадут  ему   никакого  преимущества,   и   поэтому,   пока  тринадцатый  и
четырнадцатый легионы сражались с  врагом,  он  собрал в  один корпус всех
велитов и  пращников других легионов,  приказал им  взобраться на  вершины
окружающих гор и  ударить по  римлянам с  тыла,  сбрасывая на них огромные
камни и поражая стрелами.
   Легковооруженные  отряды гладиаторов с большим рвением исполнили приказ
Спартака,  и  через  три  часа  после  начала битвы, в которой обе стороны
сражались  с одинаковым упорством, римляне с удивлением, похожим на испуг,
вдруг увидели, что все соседние вершины покрыты неприятельскими пращниками
и  велитами;  на легионеров обрушились целые тучи разного рода метательных
снарядов,  а  затем враги начали спускаться, заходя в тыл и с флангов. При
виде  этого  римляне  обратились в бегство, бросая по дороге оружие, щиты,
все доспехи, чтобы легче было бежать.
   Но  тогда на  беглецов стремительно бросились те  два легиона,  которые
сражались с ними до тех пор, и легкая пехота, спускавшаяся со всех утесов,
со  всех  скалистых вершин;  сражение  превратилось в  кровавую  бойню,  в
которой пало свыше семи тысяч римлян.

 Читать  дальше ...  

***

 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК .001. Глава первая ЩЕДРОТЫ СУЛЛЫ

Рафаэлло Джованьоли СПАРТАК Роман 02   

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 003.Глава вторая. СПАРТАК НА АРЕНЕ

Рафаэлло Джованьоли СПАРТАК Роман 004 

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК 005. Глава третья. ТАВЕРНА ВЕНЕРЫ ЛИБИТИНЫ

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК 006. Глава четвертая. ЧТО ДЕЛАЛ СПАРТАК, ПОЛУЧИВ СВОБОДУ

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК 007. Глава пятая. ТРИКЛИНИЙ КАТИЛИНЫ И КОНКЛАВ ВАЛЕРИИ

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК 008. Глава шестая. УГРОЗЫ, ЗАГОВОРЫ И ОПАСНОСТИ 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 009. 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 010.   Глава седьмая. КАК СМЕРТЬ ОПЕРЕДИЛА ДЕМОФИЛА И МЕТРОБИЯ 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 011.

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 012. Глава восьмая. ПОСЛЕДСТВИЯ СМЕРТИ СУЛЛЫ 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 013. 

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 014. Глава девятая. О ТОМ, КАК НЕКИЙ ПЬЯНИЦА ВООБРАЗИЛ СЕБЯ СПАСИТЕЛЕМ РЕСПУБЛИКИ

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 015.

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 016. Глава десятая. ВОССТАНИЕ 

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 017.

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 018. Глава одиннадцатая. ОТ КАПУИ ДО ВЕЗУВИЯ 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 019.  Глава двенадцатая. О ТОМ, КАК ... СПАРТАК ДОВЕЛ ЧИСЛО СВОИХ СТОРОННИКОВ С 600 ДО 10.000. 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 020. 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 021. Глава тринадцатая. ОТ КАЗИЛИНСКОГО ДО АКВИНСКОГО СРАЖЕНИЯ 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 022. 

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 023.Глава четырнадцатая, В КОТОРОЙ ... ГОРДОСТЬ ЛИКТОРА СИМПЛИЦИАНА

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 024. 

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 025. 

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 026. Глава пятнадцатая. СПАРТАК РАЗБИВАЕТ НАГОЛОВУ ДРУГОГО ПРЕТОРА И ПРЕОДОЛЕВАЕТ БОЛЬШИЕ ИСКУШЕНИЯ 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 027.

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 028. Глава шестнадцатая. ЛЕВ У НОГ ДЕВУШКИ. - ПОСОЛ, ПОНЕСШИЙ НАКАЗАНИЕ

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 029.

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 030. Глава семнадцатая. АРТОРИКС - СТРАНСТВУЮЩИЙ ФОКУСНИК 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 031. 

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 032. Глава восемнадцатая. КОНСУЛЫ НА ВОЙНЕ. - СРАЖЕНИЕ ПОД КАМЕРИНОМ. - СМЕРТЬ ЭНОМАЯ 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 033. 

*** Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 034. Глава девятнадцатая. БИТВА ПРИ МУТИНЕ. - МЯТЕЖИ. - МАРК КРАСС ДЕЙСТВУЕТ 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 035. 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 036. Глава двадцатая. ОТ БИТВЫ ПРИ ГОРЕ ГАРГАН ДО ПОХОРОН КРИКСА 

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 037.

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 038. Глава двадцать первая. СПАРТАК СРЕДИ ЛУКАНЦЕВ. - СЕТИ, В КОТОРЫЕ ПОПАЛ САМ ПТИЦЕЛОВ

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 039. 

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 040. Глава двадцать вторая. ПОСЛЕДНИЕ СРАЖЕНИЯ. - ПРОРЫВ ПРИ БРАДАНЕ. - СМЕРТЬ

Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 041.

 Рафаэлло Джованьоли. Роман. СПАРТАК. 042. 

 

Бои гладиаторские... Экскурс

СПАРТАК    

Гибель завоевателя Марка Лициния Красса

***  Источник :  http://lib.ru/INOSTRHIST/DZHOWANIOLI/spartak.txt    СПАРТАК.Роман. Рафаэлло Джованьоли.

***

***

***

***

***

*** ПОДЕЛИТЬСЯ

 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 

ПОДЕЛИТЬСЯ

                

 

***

Яндекс.Метрика

***

***

***

***

 

Художник Джим Уоррен

 

 

***

 

  Читать, СМОТРЕТЬ, СОВРЕМЕННУЮ энциклопедию АФОРИЗМОВ на ЯНДЕКС-ДИСКЕ...    

***

О книге

На празднике

Поэт Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

***

***

***

Разные разности

Из НОВОСТЕЙ 

Новости

Из свежих новостей - АРХИВ...

11 мая 2010

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 98 | Добавил: iwanserencky | Теги: Гибель завоевателя, гладиаторы, текст, Марк Лициний Красс, Википедия, Роман. Рафаэлло Джованьоли, Восстание Спартака, слово, Древний Рим, Спартак, Гибель завоевателя Красса, Красс и Спартак, писатель Рафаэлло Джованьоли, история, литература, Рафаэлло Джованьоли СПАРТАК, Красс и его гибель | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: