Главная » 2015 » Декабрь » 7 » Гарри Поттер и Тайная комната. Глава 9. Надпись на стене
23:44
Гарри Поттер и Тайная комната. Глава 9. Надпись на стене

Гарри Поттер и Тайная комната 09             Крюкохват Профессор Флитвик.jpg                                                        

Джоан КРоулинг

Гарри   Поттер    Актёры и роли                                                    
      Глава Девятая. Надпись на стене
      "Что здесь происходит? Что происходит?" - привлеченный, без сомнения, криками Малфоя, Аргус Филч прокладывал себе дорогу через толпу. При виде Миссис Норрис, лицо его исказилось от ужаса.
      "Моя кошка! Моя кошка! Что случилось с Миссис Норрис? - заорал он. И его расширившиеся глаза обратились на Гарри. - Ты! - проскрипел он. - Ты! Ты убил мою кошку! Ты убил ее! Я убью тебя! Я..."
      "Аргус!"
      На месте происшествия появился Дамблдор, сопровождаемый группой учителей. Он прошел мимо Гарри, Рона и Эрмионы и снял Миссис Норрис с крюка.
      "Пойдем со мной, Аргус, - сказал он Филчу. - И вы, Мистер Поттер, Мистер Висли, Мисс Грангер".
      Локхарт решительно пробрался вперед.
      "Мой кабинет неподалеку, прямо наверху, пожалуйста, без стеснения..."
      "Спасибо, Гилдерой", - сказал Дамблдор.
      Толпа разделилась надвое, пропуская их. Локхарт, выпятив грудь, последовал за Дамблдором. Профессор МакГонагалл и Снэйп замыкали процессию.
      На стенах темного кабинета Локхарта постоянно что-то двигалось; Гарри увидел нескольких Локхартов с бигудями на волосах, исчезающих с фотографий. Настоящий Локхарт, тем временем, зажег лампу на столе и отступил назад. Дамблдор положил Миссис Норрис на полированную поверхность стола и приступил к обследованию пострадавшей. Гарри, Рон и Эрмиона, обменявшись напряженными взглядами, присели на стулья вдали от света лампы, наблюдая.
      Кончик длинного, крючковатого носа Дамблдора находился почти в дюйме от шерсти Миссис Норрис. Профессор осматривал ее через свои очки в форме полумесяца, его длинные пальцы осторожно ощупывали кошку. Профессор МакГонагалл наклонилась совсем низко над столом и внимательно смотрела. Снэйп стоял за ними, наполовину скрытый в тени. Он производил странное впечатление - казалось, ему едва удается сдержать улыбку. Локхарт же сновал вокруг и вносил разнообразные предложения.
      "Конечно же, ее убило проклятие, скорее всего, Метаморфозной Пытки, я много раз видел, как им пользовались. Так жаль, что меня не было рядом, я же знаю противоядие, которое могло спасти ее..."
      Комментарии Локхарта сопровождались сухими всхлипываниями Филча. Он сидел на стуле у стола, не в силах смотреть на Миссис Норрис. Но, каким бы несчастным не выглядел Филч, Гарри не чувствовал ничего похожего на вину перед ним, хотя себя ему было ужасно жаль. Если Дамблдор поверит Филчу, Гарри наверняка исключат.
      Теперь Дамблдор бормотал странные слова и дотрагивался до Миссис Норрис своей волшебной палочкой. Но ничего не происходило, она продолжала выглядеть как чучело кошки.
      "... я помню очень похожий случай в Уагадугу, - сказал Локхарт, - серия нападений... Полная версия есть в моей автобиографии. Тогда я снабдил все население города амулетами, которые раз и навсегда покончили с этим..."
      Фотографии Локхарта на стенах дружно кивали, пока он говорил. На голове одной из них все еще была сеточка для волос.
      Наконец Дамблдор выпрямился.
      "Она еще жива, Аргус", - сказал он мягко.
      Локхарт сразу же перестал подсчитывать количество убийств, которые он предотвратил.
      "Еще жива? - прохрипел Филч, глядя сквозь пальцы на Миссис Норрис - Но почему же она такая неподвижная и холодная?"
      "Ее превратили в камень, - сказал Дамблдор. ("А! Я так и думал!" сказал Локхарт.) Но сейчас я не могу сказать..."
      "Спроси его! - крикнул Филч, обращая свое опухшее заплаканное лицо в сторону Гарри".
      "Второгодник не мог сделать такое, - сказал Дамблдор. - это требует владения Темной Магией на самом высоком..."
      "Он сделал, он сделал это! - заорал Филч, и его лицо побагровело. - Вы видели, что он написал на стене! Он нашел - в моем кабинете - он знает, что я, ... я... - лицо Филча выглядело ужасно. - Он знает, что я Сквиб!" закончил он.
      "Я никогда не притрагивался к Миссис Норрис, - громко сказал Гарри, чувствуя себя не в своей тарелке под взглядами людей в комнате и фотографий Локхарта на стенах. - И я даже не знаю, что такое Сквиб".
      "Вранье! - крикнул Филч. - Он видел мое письмо с "Быстромагом"!"
      "Если мне позволено будет сказать, - вышел из тени Снэйп, и Гарри почувствовал нарастающее беспокойство. Он был уверен - что бы ни сказал Снэйп, это будет не в пользу Гарри. - Поттер и его друзья могли просто оказаться в неудачном месте в неудачное время, - сказал Снэйп, немного скривив при этом рот, как будто сам сомневался в своих словах. - Но у нас есть ряд подозрительных обстоятельств: почему он вообще оказался в коридоре наверху? Почему он не был на праздновании Хэллоуина?"
      Гарри, Рон и Эрмиона пустились в объяснения по поводу вечеринки призраков: "... там были сотни привидений, они могут подтвердить, что мы были там".
      "Но почему вы не присоединились к празднованию потом? - спросил Снэйп, и его черные глаза заблестели при свете свечи. - Зачем вам понадобилось пойти наверх в этот коридор?"
      Рон и Эрмиона посмотрели на Гарри.
      "Потому что... потому... - заговорил Гарри; его сердце заколотилось в бешеном ритме. Что-то подсказывало ему, что будет только хуже, если он объяснит, что в коридор его привел бесплотный голос, который мог слышать только он, Гарри. - Потому что мы устали и хотели отправиться спать", наконец выпалил он.
      "Без ужина? - спросил Снэйп и торжествующая улыбка начала расползаться по его лицу. - Мне казалось, привидения не очень-то щедры на угощения на своих вечеринках".
      "Мы не были голодны", - сказал Рон во всеуслышание, и его желудок при этом издал громкое урчание.
      Мерзкая улыбка Снэйпа стала при этом еще шире.
      "Мне кажется, господин Директор, что Поттер не совсем правдив, - сказал он. - Я думаю, его стоит лишить некоторых привилегий, пока он не расскажет нам, как все было. Думаю, лучше всего будет исключить его из Гриффиндорской команды по Квиддитчу, пока он не будет готов рассказать правду".
      "В самом деле, Северус? - холодно заметила Профессор МакГонагалл. - Я не вижу причин запрещать мальчику играть в Квиддитч. Разве эту кошку ударили по голове метлой? Лично я не вижу ничего подозрительного в том, что сделал Поттер".
      Дамблдор внимательно посмотрел на Гарри. Голубое мерцание его глаз было похоже на рентгеновские лучи.
      "Не пойман, не вор, Северус", - сказал он твердо.
      Снэйп выглядел разъяренным. Филч тоже.
      "Мою кошку превратили в камень! - завизжал он, выпучив глаза. - Должен же кто-то понести наказание!"
      "Мы сможем ее вылечить, Аргус, - миролюбиво сказал Дамблдор. Профессор Росток уже высадила несколько Мандрагор. Как только они вырастут до нужной величины, я смогу приготовить лекарство, которое вылечит Миссис Норрис".
      "Я сделаю его, - встрял Профессор Локхарт. - Я делал его, должно быть, сотни раз. Я могу приготовить Тонизирующий Глоток Мандрагоры даже во сне".
      "Простите, - ледяным голосом произнес Снэйп. - Но мне казалось, я учитель Алхимии в этой школе".
      Повисло неловкое молчание.
      "Вы можете идти", - сказал Дамблдор Гарри, Рону и Эрмионе.
      И они ушли, если не сказать, убежали. Поднявшись этажом выше кабинета Локхарта, они свернули в пустой класс и тихонько прикрыли за собой дверь. Гарри искоса посмотрел на помрачневшие лица друзей.
      "Вы что, считаете, что я должен был рассказать им об этом голосе?"
      "Нет, - сказал Рон без колебаний. - Когда ты начинаешь слышать голоса, которые больше никому не слышны - это не самый лучший признак, даже в колдовском мире".
      Что-то в голосе Рона заставило Гарри спросить: "Но ты же веришь мне?"
      "Конечно, - быстро ответил Рон. - Но ты должен понять, что это странно..."
      "Я знаю, что это странно, - сказал Гарри. - Это все ужасно странно. Что значила та надпись на стене? "Комната открыта". Что бы это означало?"
      "Знаешь, как колокольчик звякнул в голове... - сказал Рон медленно. Кажется, кто-то когда-то рассказывал мне о Потайной Комнате в Хогвартсе... может, Билл...
      "А что такое Сквиб?" - спросил Гарри. К его удивлению, Рон подавил смешок.
      "Ну, на самом деле, это не смешно. Сквиб - это тот, кто родился в семье волшебников, но не наделен никакими магическими способностями. Почти как маг, рожденный в семье Магглов, только наоборот. Вот только Сквибы - это нечто особенное. Если Филч пытается выучиться магии по курсу "Быстромаг", наверное, он Сквиб. Это многое бы объяснило. Например, его ненависть к ученикам, - на губах Рона заиграла довольная ухмылка. - Нелегко ему, должно быть".
      Где-то пробили часы.
      "Полночь, - сказал Гарри. - Лучше пойдем спать, пока мы не попались Снэйпу. А то опять обвинит нас в чем-нибудь".
      Несколько дней единственной темой для разговоров в школе было нападение на Миссис Норрис. Филч старался, чтобы все помнили о нем, постоянно карауля место преступления. Он, видимо, полагал, что злоумышленник рано или поздно появится здесь снова. Гарри видел, как он пытался отскоблить надпись на стене с помощью Универсального Магического Очистителя Миссис Скауэр. Но безрезультатно. Слова так же ярко сияли на каменной стене. Если Филч не караулил место преступления, он патрулировал коридоры, цепляясь к ничего не подозревающим ученикам и пытаясь задержать их за такие мелкие провинности как, например, "громкое сопение" или "довольный вид".
      Джинни Висли была очень озабочена судьбой Миссис Норрис. По словам Рона, она очень любила кошек.
      "Но ты даже не была знакома с Миссис Норрис, - уговаривал ее Рон. Честно говоря, нам гораздо лучше без нее".
      Губы Джинни начинали дрожать.
      "Вообще-то такие вещи нечасто происходят в Хогвартсе, - продолжал уверять Рон. - Они обязательно поймают маньяка, который это сделал, и выкинут его отсюда без промедления. Надеюсь только, у него будет достаточно времени, чтобы перед этим превратить в камень Филча. Я просто шучу!" добавлял Рон поспешно, так как Джинни начинала бледнеть.
      Это нападение не прошло даром и для Эрмионы. Обычно она и так много времени проводила за чтением, но сейчас она просто ничего другого не делала. Ни Гарри, ни Рон не смогли добиться от нее ответа, что происходит, пока не пришла следующая среда. Тогда все и выяснилось.
      Гарри задержался на Алхимии, где Снэйп заставил его соскабливать червей со стола. Пообедав впопыхах, Гарри поднялся наверх, в библиотеку, где должен был встретиться с Роном, и увидел Джастина Финч-Флечли, мальчика из Хаффлапаффа. Джастин направлялся к нему. Гарри только открыл рот, чтобы поздороваться, как Джастин отшатнулся от него и поспешил в другую сторону.
      Гарри нашел Рона в дальнем конце библиотеки. Рон измерял свою домашнюю работу по Истории Магии. Профессор Биннс задал написать сочинение длиной в три фута на тему "Средневековое собрание волшебников Европы".
      "Кошмар, оно все еще на восемь дюймов короче, - со злостью проговорил Рон, отпуская свой пергамент, который не замедлил опять свернуться в рулон. - А Эрмиона сделала на четыре фута семь дюймов, и почерк у нее меньше".
      "Где она?" - спросил Гарри, схватив линейку и принимаясь измерять свою собственную работу.
      "Тут где-то, - ответил Рон, махнув рукой куда-то в сторону книжных полок. - Выискивает очередную книгу. Кажется, она хочет перечитать всю библиотеку до Рождества".
      Гарри рассказал Рону, как Джастин Финч-Флечли убежал от него.
      "Не понимаю, почему тебя это беспокоит. Кажется он вообще идиот, сказал Рон переписывая работу огромными буквами. - Вся эта дребедень о великом Локхарте..."
      В этот момент Эрмиона выплыла из-за книжной полки. Она выглядела недовольной и наконец-то решила с ними поговорить.
      "Все экземпляры Истории Хогвартса разобрали, - сказала она, усаживаясь рядом с Гарри и Роном. - Там уже очередь на две недели вперед. Я уверена, что взяла эту книгу из дома, но никак не найду ее в моем чемодане с книгами Локхарта".
      "А зачем она тебе?" - спросил Гарри.
      "Затем же, зачем и другим, - ответила Эрмиона. - Прочитать "Легенду Потайной Комнаты"".
      "Что-что?" - быстро спросил Гарри.
      "То самое. Но я не могу вспомнить, - сказала Эрмиона, закусывая губу. И не могу найти ее нигде".
      "Эрмиона, можно я прочту твое сочинение", - с нетерпением попросил Рон, посматривая на часы.
      "Нет, нельзя, - сказала Эрмиона, внезапно став суровой. - У тебя было десять дней, чтобы написать его".
      "Ну, мне нужно еще только два дюйма, пожалуйста".
      Прозвенел звонок. Рон и Эрмиона направились на Историю Магии, переругиваясь.
      История Магии была самым скучным предметом в расписании. Профессор Биннс, который ее преподавал, был единственным учителем-привидением, и самым интересным событием на его уроках было его появление в классе сквозь школьную доску. Он был старым и дряхлым, и некоторые говорили, что он просто не заметил, как умер. В один прекрасный день проснувшись и отправившись на занятия, он оставил свое тело в кресле.
      Сегодня было скучно, как всегда. Профессор Биннс открыл свои заметки и принялся монотонно жужжать, как старый пылесос, пока весь класс не впал в состояние оцепенения. Иногда кто-нибудь просыпался, записывал какие-то даты, имена и опять засыпал. Биннс бубнил уже полчаса, когда произошло что-то, чего раньше никогда не случалось.
      Когда Эрмиона подняла руку, профессор Биннс как раз находился в середине убийственно скучного рассказа о Международной Конвенции Колдунов тысяча двести восемьдесятдевятого года. Увидев поднятую руку, он страшно удивился.
      "Мисс - гм..."
      "Грангер, профессор. Мне просто интересно, не могли бы вы рассказать нам что-нибудь о Потайной Комнате", - сказала Эрмиона звонким голосом.
      Дин Томас, сидевший с открытым ртом, глазея в окно, резко выпрямился. Лавендер Браун мгновенно оторвала голову от стола, на котором спала, а Невилл Лонгботтом чуть не упал со стула.
      Профессор Биннс заморгал.
      "Мой предмет называется История Магии, - сказал он своим сухим скрипучим голосом. - Я работаю с фактами, а не с мифами и легендами". Он прочистил горло, как будто скрипнув мелом по доске и продолжил: "В сентябре того года подкомитет Сардинских волшебников..." - он запнулся. Рука Эрмионы снова была вздернута вверх.
      "Мисс Грант?"
      "Скажите, профессор, а разве в основе мифов не всегда лежат реальные факты?"
      Профессор Биннс глядел на нее с непередаваемым удивлением. Гарри был уверен, что никто из учеников ранее не прерывал его, мертвого или живого.
      "Ну, - сказал Профессор Биннс медленно, - с этим трудно поспорить. Он уставился на Эрмиону, как будто впервые увидел перед собой ученика. Вообще-то, легенда, о которой вы говорите, не очень интересна, просто нелепая сказка..."
      А весь класс теперь ловил каждое его слово. Все лица повернулись в его сторону. Гарри был уверен, что Биннс был просто сражен таким необыкновенным вниманием.
      "Ну, очень хорошо, - сказал он медленно. - Дайте-ка подумать... Потайная Комната... Вы, конечно, все прекрасно знаете, что Хогвартс был основан тысячу лет назад - точная дата неизвестна - четырьмя великими магами и волшебницами. Четыре колледжа названы в их честь: Годрик Гриффиндор, Хельга Хаффлапафф, Ревена Рэйвенкло и Салазар Слитерин. Они построили этот замок вместе, вдалеке от любопытных глаз Магглов. То было время, когда обычные люди боялись магии, и маги и колдуньи подвергались преследованиям".
      Он сделал паузу, оглядел класс и продолжил.
      "Несколько лет основатели Хогвартса дружно работали вместе, разыскивая детей, которые проявляли магические способности, и приводили их в замок для обучения. Но затем между ними возникли разногласия. Между Слитерином и остальными начал разгораться конфликт. Слитерин не хотел, чтобы любой ребенок мог обучаться в Хогвартсе. Он был уверен, что учиться магии может только ребенок из семьи магов. Он был против того, чтобы брать в обучение детей из Магглских семей, так как считал их недостойными. Через некоторое время произошла серьезная ссора, и Слитерин покинул школу".
      Профессор Биннс снова сделал паузу и облизнул губы. Выглядел он в этот момент как старая морщинистая черепаха.
      "Вот и все, что говорят нам исторические справочники, - продолжил он. Но все эти достоверные исторические факты опровергаются фантастической легендой о Потайной Комнате. Эта легенда гласит, что Слитерин построил в замке Потайную Комнату, и остальные основатели ничего не знали о ней. Он построил ее таким образом, что никто не мог туда проникнуть, пока в школу не приедет истинный наследник Слитерина. Только он мог зайти в комнату, освободить ужас, таящийся внутри, а затем выгнать из Хогвартса всех, недостойных обучения магии".
      Когда он закончил говорить, в комнате повисла тишина. Но то была не та, сонная тишина, наполнявшая класс Профессора Биннса обычно. Она напряженно звенела, и глаза всех учеников были устремлены на профессора, явно ожидая продолжения. Биннс казался чрезвычайно раздраженным.
      "Все это, кончено, полная ерунда, - сказал он. - Естественно, вся школа была обследована много раз самыми опытными магами и волшебницами. Никакой Потайной Комнаты не нашли. Это просто сказочка для легковерных дурачков".
      Рука Эрмионы снова взметнулась вверх.
      "Сэр, а что конкретно вы имели в виду, говоря об ужасе, таящемся внутри комнаты?"
      "Это какое-то чудовище, которое может подчинить только истинный наследник Слитерина", - сказал Профессор Биннс своим скрипучим голосом.
      Ребята обменялись встревоженными взглядами.
      "Говорю же вам, ее не существует, - сказал Профессор Биннс, перелистывая блокнот. - Нет никакой комнаты и никакого чудовища".
      "Но сэр, - сказал Симус Финниган, - если комната откроется только истинному наследнику Слитерина, никто другой просто не сможет ее найти, правда же?"
      "Ерунда - сказал профессор твердо. - Если самые сильные маги и колдуньи Хогвартса не смогли ее найти..."
      "Но, профессор, - прервала его Парвати Патил, - наверное, надо использовать Черную Магию, чтобы открыть Комнату".
      "Если маг не использует Черную Магию, это не значит, что он не может этого сделать, - отрезал профессор Биннс. - Если такой маг, как Дамблдор..."
      "Но возможно, надо иметь какое-то отношение к Слитерину..."- начал Дин Томас, но профессор уже дошел до ручки.
      "Вот что, - произнес он резко. - Это миф! Комнаты не существует! Нет никакого подтверждения тому, что Слитерин ее построил! Я отказываюсь рассказывать вам о всякой чепухе. А сейчас, с вашего позволения, мы вернемся к истории, к солидным, доказанным историческим фактам".
      И уже через несколько минут класс погрузился в обычную сонную тишину.
      "Я всегда знал, что Салазар Слитерин был просто старым сумасшедшим, говорил Рон Гарри и Эрмионе, когда они шли по коридору после урока, чтобы положить сумки перед ужином. - Но я никогда не думал, что именно он заварил всю эту кровавую кашу. Я не отправился бы в его колледж, даже если бы мне заплатили. Честно говоря, если бы Сортировочная Шляпа попыталась отправить меня в Слитерин, я бы сел на поезд и сразу же поехал домой".
      Эрмиона кивнула в знак согласия, но Гарри ничего не сказал. Только его желудок неприятно подпрыгнул. Гарри никогда не рассказывал Рону и Эрмионе, что Сортировочная Шляпа всерьез намеревалась направить его в Слитерин. Он помнил, как будто все произошло вчера, тоненький голосок, зазвучавший в его ушах, как только он надел шляпу на голову в прошлом году. "Ты можешь стать великим, это все у тебя в голове, а Слитерин поможет тебе на этом пути..." Но Гарри к тому времени уже был наслышан о репутации Слитерина, о том, что большинство Темных магов были его выпускниками. Без колебаний он воскликнул: "Только не Слитерин!" И шляпа сказала: "...ну, если ты уверен - пусть будет Гриффиндор!"
      Пока они тащились по коридору, за ними увязался Колин Криви.
      "Привет, Гарри!"
      "Здравствуй, Колин", - автоматически ответил Гарри.
      "Гарри, Гарри, один мальчик из моего класса говорил, что ты..."
      Но Колин был слишком мал, чтобы сопротивляться толпе, которая увлекала его в Большой Зал. Они только услышали, как он пропищал: "Пока, Гарри", - и исчез.
      "Что это мальчик из его класса говорил о тебе?" - поинтересовалась Эрмиона.
      "Думаю, говорил, что я и есть наследник Слитерина", - его желудок подпрыгнул еще на дюйм, и Гарри внезапно вспомнил, как Джастин Финч-Флечли убегал от него днем.
      "Здешний народ готов верить всему", - произнес Рон с отвращением.
      Толпа поредела, и им удалось пройти к лестнице без особого труда.
      "Как ты думаешь, здесь действительно есть Потайная Комната?" - спросил Рон у Эрмионы.
      "Я не знаю, - ответила она, нахмурив брови. - Дамблдор не смог вылечить Миссис Норрис... Это заставляет меня думать, что тот... то, что напало на нее не было... ну... человеком".
      Пока она говорила, они свернули за угол и очутились в конце того самого коридора, где произошло нападение на Миссис Норрис. Они остановились, вглядываясь. Все выглядело так, как было той ночью, кроме кошки, висящей на крюке от лампы. Кроме того, пустой стул стоял у стены, загораживая надпись "Потайная Комната открыта".
      "Вот здесь караулит Филч", - прошептал Рон.
      Они посмотрели друг на друга. Коридор был пустынен.
      "Не мешает оглядеться", - сказал Гарри, опускаясь на четвереньки, чтобы найти хоть какую-нибудь ключ к разгадке.
      "Следы огня, - сказал он. - Здесь, и вот тут..."
      "Идите сюда, смотрите! - сказала Эрмиона. - Это странно..."
      Гарри поднялся и подошел к окну рядом с надписью на стене. Эрмиона указывала на верхнюю часть окна, где примерно двадцать пауков сражались друг с другом, чтобы пролезть в маленькую трещинку. Длинная серебряная нить свисала вниз, как веревка, и, похоже было, что пауки просто бросили ее, спеша выбраться наружу.
      "Вы когда-нибудь видели, чтобы пауки вели себя подобным образом?" удивленно спросила Эрмиона.
      "Нет, - сказал Гарри. - А ты, Рон? Рон!"
      Он оглянулся. Рон стоял позади, и, казалось, отчаянно боролся с желанием убежать подальше.
      "Что случилось?" - спросил Гарри.
      "Я... не ...люблю... пауков", - с нажимом произнес Рон.
      "А я и не знала, - сказала Эрмиона, с удивлением глянув на Рона. - Ты же сотни раз имел дело с пауками на уроках Алхимии..."
      "Я ничего не имею против мертвых пауков, - сказал Рон, старательно избегая глядеть в сторону окна. - Мне просто не нравится как они двигаются".
      Эрмиона усмехнулась.
      "Это не смешно, - свирепо выговорил Рон. - Если хочешь знать, когда мне было три года, Фред превратил моего плюшевого мишку в огромного жирного паука. Только за то, что я сломал его игрушечную метлу... Ты бы тоже разлюбила пауков, если бы у твоего любимого мишки вдруг появилось слишком много ног... и..."
      Он остановился, вздрогнув. Эрмиона, тем не менее, все еще хихикала. Стараясь сменить неприятную тему, Гарри сказал:
      "Помните эти лужи воды на полу? Откуда она взялась? Кто-то ее пролил".
      "Это было примерно вот здесь, - сказал Рон, с усилием оторвавшись от стены и сделав пару шагов в сторону стула Филча. - На уровне этой двери".
      Он прикоснулся к медной дверной ручке, но внезапно отдернул руки, как будто обжегся.
      "Что случилось?" - спросил Гарри.
      "Я не могу туда войти, - хрипло произнес Рон. - Это девчоночий туалет".
      "О, Рон, там наверняка никого нет, - сказала Эрмиона, вставая и направляясь в его сторону. - Это комната Стонущей Миртл. Пойдем, давай посмотрим".
      И, не обращая внимания на большую табличку 'НЕ РАБОТАЕТ', она открыла дверь.
      Это был самый мрачный и мерзкий туалет, какие видел Гарри. Под большим треснувшим мутным зеркалом располагался ряд сломанных раковин. Пол был прогнивший и мокрый. В нем отражались огоньки нескольких свечек, мерцающих в глубине. Деревянные двери хлопали и скрипели, и одна из них была сорвана с петель.
      Эрмиона приложила палец к губам и двинулась вглубь. Когда она достигла конца ряда, она остановилась и сказала: "Привет, Миртл, Как дела?"
      Гарри и Рон приблизились, чтобы рассмотреть, с кем она разговаривает. Стонущая Миртл сидела на раковине, уперев руки в подбородок.
      "Это туалет для девочек, - сказала она, подозрительно оглядывая Рона и Гарри. - А они не девочки".
      "Да, - согласилась Эрмиона. - Я просто хотела им показать, как здесь мило", - она показала рукой на мутное зеркало и прогнивший пол.
      "Спроси, не видела ли она чего-нибудь", - прошептал Гарри Эрмионе.
      "Чего это вы шепчетесь?" - спросила Миртл, уставясь на него.
      "Да ничего, - быстро сказал Гарри. - Мы только хотели спросить..."
      "Как бы я хотела, чтобы люди перестали перешептываться за моей спиной! - сказала Миртл, и ее голос задрожал от слез. - У меня же есть чувства, понимаете, даже если я и мертва..."
      "Миртл, никто не хочет тебя расстраивать, - сказала Эрмиона. - Гарри только..."
      "Никто не хочет меня расстраивать! Это замечательно! - взвыла Миртл. Моя жизнь в этом месте была просто ужасна, а теперь люди хотят испортить и мою смерть!"
      "Мы хотели спросить, не видела ли ты чего-нибудь странного в последнее время, - быстро спросила Эрмиона. - Потому что тут прямо напротив твоей двери в Хэллоуин кто-то напал на кошку".
      "Ты видела кого-нибудь здесь поблизости в ту ночь?" - спросил Гарри.
      "Я не обратила внимания, - с надрывом сказала Миртл. Пивз так меня расстроил... Я пришла сюда и хотела покончить с собой. Потом, конечно, я вспомнила, что я... что я..."
      "Уже мертва?" - пришел на помощь Рон.
      Миртл издала трагическое всхлипывание, поднялась в воздух, повернулась и нырнула в туалет, обрызгав ребят водой. Она уже почти исчезла из виду, но по доносившимся всхлипываниям можно было определить, что Миртл направилась отдыхать куда-то в сторону канализационных труб.
      Гарри и Рон стояли с открытыми ртами, а Эрмиона, нахмурившись, сказала: "Честно говоря, она была почти что дружелюбна... Ну, ладно, пошли".
      Гарри только закрыл за собой дверь, как чей-то громкий голос окликнул их, заставив всех троих подпрыгнуть.
      "РОН!"
      Перси Висли стоял как вкопанный на верхнем пролете лестницы, сияя своим Значком Префекта. Выражение полнейшего шока было на его лице.
      "Это же туалет для девочек, - прошипел он. - Что вы там де...?"
      "Просто осматривали местность, - прошептал Рон, - загадки, разгадки, понимаешь ли..."
      Перси расправил плечи и набрал воздуха в легкие, став очень похожим на Миссис Висли.
      "Немедленно - убирайтесь - от - ту - да, - сказал Перси, направляясь в их сторону. - Вас нисколько не заботит, как это выглядит со стороны? Вы приходите сюда, когда все остальные ужинают..."
      "А почему бы нам ни прийти сюда? - горячо спросил Рон, - Послушай, мы и пальцем не прикасались к этой кошке!"
      "Я так и объяснил Джинни, - свирепо сказал Перси, - но она все еще боится, что вас исключат. Это немыслимо, я еще никогда не видел ее такой расстроенной. Она выплакала все глаза. Вы должны подумать и о ней. Все первогодки просто шокированы этим делом..."
      "Тебе дела нет до Джинни, - сказал Рон, чьи уши постепенно начали краснеть. - Ты только боишься, что мои проделки помешают тебе стать Главным..."
      "Пять балов с Гриффиндора, - заорал Перси, указывая на свой Значок Перфекта. - И надеюсь, это будет тебе уроком. Больше никаких расследований! Или я напишу маме!"
      И он удалился. Его затылок был такого же цвета, как уши Рона.
      Этим вечером Гарри, Рон и Эрмиона постарались занять места в гостиной как можно подальше от Перси. Рон был все еще в плохом настроении, и пытался закончить свою домашнюю работу по Колдовству. Когда он попытался стереть кляксы своей волшебной палочкой, она случайно подожгла пергамент. Дымясь почти так же, как его домашняя работа, Рон захлопнул Стандартную Книгу Заклинаний (вторая ступень) и отшвырнул ее. К удивлению Гарри, Эрмиона последовала его примеру.
      "Кто бы это мог быть? - сказала она тихо, как будто продолжая только что прерванный разговор. - Кому захотелось напугать всех Сквибов и Магглов в Хогвартсе?"
      "Давай подумаем, - произнес Рон, изображая недоумение. - Кто, из тех, кого мы знаем, считает, что Магглы - это отбросы?"
      Он посмотрел на Эрмиону. Она взглянула на него в нерешительности.
      "Если ты имеешь в виду Малфоя..."
      "Конечно, именно его! - сказал Рон. - Ты же слышала, как он говорил "Вы будете следующими!". Да ладно, стоит лишь взглянуть на его крысиную морду, как сразу же станет понятно, что это он".
      "Малфой - наследник Слитерина?" - скептически произнесла Эрмиона.
      "Ну, посмотри на его семейку, - сказал Гарри, тоже захлопывая книгу. Каждый из них учился в Слитерине, он постоянно хвастает этим. Они запросто могли стать последователями Слитерина. Его отец, во всяком случае, достаточно противный для этого".
      "Тогда ключ от Потайной Комнаты находился у них на протяжении столетий! - сказал Рон. - Они передавали его из поколения в поколение, от отца к сыну..."
      "Ну, - сказала Эрмиона осторожно, - Я думаю, что вообще-то это возможно".
      "Но как мы это докажем?" - мрачно заметил Гарри.
      "Должен быть какой-нибудь способ, - медленно протянула Эрмиона, понизив голос до шепота и бросив быстрый взгляд через всю комнату на Перси. Конечно, это будет сложно... и опасно, очень опасно. Мы нарушим около пятидесяти школьных правил, я думаю..."
      "Если через месяц-другой ты соберешься что-нибудь объяснить, ты ведь дашь нам знать, правда?" - сказал Рон раздраженно.
      "Хорошо, - холодно ответила Эрмиона. - Вот что нам нужно сделать. Мы должны пройти в гостиную Слитерина и задать пару вопросов Малфою. Но он не должен понять, что это мы".
      "Но это невозможно", - сказал Гарри, а Рон засмеялся.
      "Нет, возможно, - сказала Эрмиона. - Все, что нам понадобится, это немного Многосущного Зелья".
      "А это что такое?" - спросили Рон и Гарри одновременно.
      "Снэйп упоминал о нем на уроке несколько недель назад..."
      "Ты что думаешь, нам больше нечем заняться на Алхимии, кроме как слушать Снэйпа", - возмутился Рон.
      "Оно превращает тебя в кого-нибудь другого. Только подумайте! Мы можем превратиться в троих учеников из Слитерина. Никто не поймет, кто мы на самом деле. А Малфой, возможно, что-нибудь скажет нам. Может быть, он и сейчас болтает об этом в гостиной Слитерина, только мы не слышим".
      "Эта Многосущность звучит немного пугающе, - произнес Рон нахмурясь. А что, если мы так и останемся в облике Слитеринцев?"
      "Его действие заканчивается через некоторое время, - отмахнулась Эрмиона. - Но вот достать рецепт будет очень трудно. Снэйп говорил, он находится в книге под названием Самые Сильнодействующие Снадобья, и, кажется, она похоронена где-то в недрах Закрытой секции библиотеки. "Вам нужно письменное разрешение от учителя..." "
      "Да, трудно придумать, для чего нам могла бы понадобиться эта книга, сказал Рон, - если мы не собираемся делать никаких зелий".
      "Я думаю, - сказала Эрмиона. - можно сказать, что нас просто интересует теория. Можно попробовать".
      "Да ладно, ни один учитель на это не пойдет, - сказал Рон. - Они не такие уж тупые..."                            
 Глава1. Самый скверный день рождения                                                 Глава 2. Предупреждение Добби                                                                        Глава 3. Нора                                                                                         Глава 4. В "Завитках и Кляксах"                                         Глава 5. Дерущаяся ива                                               Глава 6. Гилдерой Локхарт                                Глава 7. Нечистокровные и шепот        Глава 8. Годовщина смерти          Глава 9. Надпись на стене  Глава 10. Шальной Бладжер         Глава 11. Клуб Дуэлянтов     Глава.12. Многосущное зелье    Глава 13. Таинственный дневник           Глава 14. Корнелий Фадж               Глава 15. Арагог                                                                    Глава 16. Потайная Комната         Глава.17. Наследник Слитерина            Глава18. Награда для Добби 

Просмотров: 612 | Добавил: sergeianatoli1956 | Теги: Гарри Поттер, роли, Гарри Поттер и Тайная комната, персонажи, актёры, литература, Джоан К. Роулинг | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: