Главная » 2015 » Декабрь » 8 » Гарри Поттер и Тайная комната. Глава 14. Корнелий Фадж
04:42
Гарри Поттер и Тайная комната. Глава 14. Корнелий Фадж

Гарри Поттер и Тайная комната 14             Полумна Лавгуд .jpg                                                                                                          

Джоан КРоулинг

Гарри  Поттер     Актёры и роли                                                                                                                                            Глава Четырнадцатая. Корнелий Фадж 
      Гарри, Рон и Эрмиона всегда знали, что Хагрид любит заводить себе необычных домашних животных. Когда они учились в Хогвартсе первый год, он пытался вырастить дракона в своей деревянной хижине, и они не скоро смогут забыть огромного трехголового пса, которого он окрестил "Пушком". И если бы в детстве Хагрид услышал, что где-то в замке скрывается монстр, он бы пошел на что угодно, лишь взглянуть на него. Он бы, вероятно, решил, что бедняжка долго сидел взаперти и ему стоит размять ноги; Гарри мог представить, как тринадцатилетний Хагрид пытается надеть на монстра ошейник с поводком. Но он был абсолютно уверен, что Хагрид никогда не собирался никого убивать.
      Гарри почти жалел, что раскрыл секрет дневника. Снова и снова Рон и Эрмиона заставляли его пересказывать увиденное, пока ему не становилось плохо от этого рассказа и бесконечных разговоров, следовавших за ним.
      "Ребус мог поймать не того, - сказала Эрмиона. - Может, это был другой монстр, нападавший на людей..."
      "Как ты думаешь, сколько монстров здесь могут скрываться?" - тупо спросил Рон.
      "Мы всегда знали, что Хагрида исключили, - печально добавил Гарри. - И, должно быть, атаки после этого прекратились. Иначе, Ребус не получил бы свою награду".
      Рон попытался сменить тему.
      "Ребус и правда похож на Перси - кто его просил валить все на Хагрида?"
      "Но монстр кого-то убил, Рон", - сказала Эрмиона.
      "А Ребусу пришлось бы вернуться в Магглский приют, если бы они закрыли школу, - пробормотал Гарри. - Я не виню его за желание остаться здесь..."
      Рон закусил губу и задумчиво сказал: "Ты ведь встретил Хагрида в Темном Переулке, да?"
      "Он покупал морилку для Слизняков Троглодитов", - быстро добавил Гарри.
      Они замолчали. После долгой паузы Эрмиона решилась озвучить мучивший всех вопрос: "Может нам стоит пойти и спросить Хагрида?"
      "Ой, да - веселенький получится визит, - отозвался Рон. - Привет, Хагрид, слушай, ты случайно не потерял кого-нибудь свирепого и волосатого в замке в последнее время?"
      В конце концов, они решили, что не будут ничего говорить Хагриду, если только не произойдет еще одно нападение, но дни шли за днями, а бестелесный голос не давал о себе знать, и они начали надеяться, что им не придется спрашивать Хагрида о причине его исключения из школы. Прошло уже четыре месяца с тех пор как Джастин и Почти Безголовый Ник подверглись заклятию Окаменения, и почти все уже начали думать, что нападавший, похоже, бросил свое дело. Пивзу наконец надоела дразнилка "Эй, Гарик-очкарик...", Эрни Макмиллан очень вежливо попросил Гарри передать ему ведро с прыгающими поганками однажды на Травоведении, а в марте несколько Мандрагор устроили чрезвычайно шумную вечеринку в Третьей Теплице. Профессор Спрут была счастлива.
      "Когда они попытаются перебраться друг к другу в горшок, мы будем знать, что они уже созрели, - сказала она Гарри. - И мы сможем оживить всех бедолаг в больничном крыле".
      Во время Пасхальных каникул второкурсникам было о чем подумать. Пришло время выбирать предметы, которые они будут изучать в следующем году. Эрмиона отнеслась к этому очень серьезно.
      "Это может сильно повлиять на все наше будущее", - сказала она Гарри и Рону, пока они сосредоточенно изучали список новых предметов, отмечая их галочками.
      "Я бы бросил Алхимию", - сказал Гарри.
      "Нельзя, - мрачно произнес Рон. - У нас останутся все старые предметы, иначе б я расстался с Защитой от Темных Сил".
      "Но ведь это очень важно!" - удивилась Эрмиона.
      "Да, но не то, что преподает Локхарт, - сказал Рон. - Я ничему не научился, кроме того, что не стоит выпускать Кукурузных Эльфов".
      Невиллу Лонгботтому пришла куча писем от всех волшебников и фей в семье, и все давали ему разные советы, что стоит выбрать. Абсолютно запутавшийся и очень обеспокоенный, он сидел над списком, высунув кончик языка и спрашивал всех вокруг, как они думают, что труднее: Гадание по Числам или Изучение Древних Рун. Дин Томас, который, как и Гарри, вырос в семье Магглов, решил вопрос так: закрыл глаза и несколько раз бросил палочку на список, отмечая предметы, на которые она попала. Эрмиона не слушала ничьих советов, но записалась на все.
      Гарри мрачно усмехнулся себе под нос при мысли, что сказали бы Дядя Вернон и Тетя Петуния, попытайся он обсудить с ними свою будущую карьеру. Хотя нельзя сказать, что он оказался вообще без руководства: Перси Висли был готов поделиться своим опытом.
      "Зависит от того, чем ты собираешься заниматься, Гарри, - сказал он. Никогда не рано думать о будущем, поэтому я бы рекомендовал Прорицание. Маггловедение считают не лучшим выбором, но лично я думаю, что волшебникам стоит получше знать немагическое общество, особенно, если они собираются сотрудничать с ним - взгляни на моего отца, ему постоянно приходится общаться с Магглами. Мой брат Чарли всегда любил побродить по свету, поэтому он выбрал Уход за Волшебными Животными. Используй свои сильные стороны, Гарри".
      Но единственной вещью, которую Гарри считал своей сильной стороной, был Квиддитч. В конце концов, он выбрал те же предметы, что и Рон, чувствуя, что если они ему не дадутся, то у него будет хоть какая-нибудь поддержка.
      Следующий матч по Квиддитчу Гриффиндор должен был сыграть против Хаффлпаффа. Вуд заставлял команду тренироваться каждый вечер после ужина, поэтому Гарри едва хватало времени на Квиддитч и домашнее задание. К счастью, условия для тренировки стали лучше, по крайней мере, суше, и вечером перед субботним матчем он поднимался в спальню, чтобы положить метлу, чувствуя, что шансы Гриффиндора выиграть Кубок по Квиддитчу в этом году чрезвычайно велики.
      Однако, его хорошему настроению суждено было испортиться. Наверху лестницы, ведущей в их спальню, он встретил перепуганного Невилла Лонгботтома.
      "Гарри - я не знаю, кто это сделал. Я зашел и вот-"
      С опаской поглядывая на него, Невилл распахнул дверь.
      Содержимое чемодана Гарри было разбросано по всей комнате. Его распоротый плащ валялся на полу. Простыни стянули с кровати, а ящик прикроватного секретера, опрокинутый, лежал на матрасе.
      Гарри подошел к кровати открыв рот, ступая по вырванным страницам "Трюков Троллей".
      Когда они с Невиллом перестилали постель, вошли Рон, Дин и Симус. Дин громко выругался.
      "Что случилось, Гарри?"
      "Понятия не имею", - ответил Гарри. Рон изучал его разбросанную одежду. Все карманы были вывернуты.
      "Кто-то что-то искал, - сказал он. - Что-нибудь пропало?"
      Гарри начал подбирать свои вещи и запихивать их в чемодан. Когда он положил туда последнюю книжку Локхарта, то, наконец, понял, что отсутствует.
      "Дневник Ребуса", - тихо сказал он Рону.
      "Что?"
      Гарри указал головой на дверь, и они вышли. Они спустились в Гриффиндорскую гостиную, уже наполовину опустевшую, и присоединились к Эрмионе, которая сидела в одиночестве и читала книгу "Древние Руны Устроены Просто".
      Эрмиона была поражена.
      "Но - только Гриффиндорец мог украсть - больше никто не знает наш пароль..."
      "Именно так", - сказал Гарри.
      На следующее утро на улице стояла прекрасная погода: яркое солнце и легкий, освежающий ветерок.
      "Отличный день для Квиддитча! - с энтузиазмом сообщил им Вуд за Гриффиндорским столом, нагружая омлет на их тарелки. - Гарри, встряхнись, тебе требуется подобающий завтрак".
      Гарри разглядывал Гриффиндорский стол, спрашивая себя, кто из учеников рядом с ним теперь новый владелец дневника Ребуса. Эрмиона пыталась уговорить его сообщить об ограблении, но Гарри эта идея не воодушевила. Ему пришлось бы рассказать преподавателю о дневнике, и, кроме того, как много людей знало, что Хагрид был исключен пятьдесят лет назад? Он не хотел ворошить прошлое.
      Когда он выходил из Большого Зала вместе с Роном и Эрмионой, чтобы забрать снаряжение для Квиддитча, к его растущему списку тревог добавилась еще одна весьма серьезная. Он только успел поставить ногу на мраморную ступень, как услышал: "На этот раз убить... Дай мне разорвать... посвирепствовать..."
      Он вскрикнул и Рон и Эрмиона в испуге отскочили от него.
      "Голос! - воскликнул Гарри, оглядываясь. - Я только что - вы не слышали?"
      Рон покачал головой, широко раскрыв глаза. Эрмиона хлопнула себя рукой по лбу.
      "Гарри - я, кажется, что-то поняла! Мне срочно нужно в библиотеку!"
      И она понеслась вверх по ступенькам.
      "Что она поняла?" - спросил Гарри встревожено, все еще оглядываясь и пытаясь определить, откуда шел голос.
      "Уж больше, чем я", - сказал Рон, покачав головой.
      "Но зачем ей идти в библиотеку?"
      "Потому что в этом вся Эрмиона, - сказал Рон, пожимая плечами. - Когда сомневаешься, иди в библиотеку".
      Гарри стоял в нерешительности, пытаясь уловить голос снова, но из Большого Зала толпой повалили ученики, громко болтая в предвкушении матча.
      "Тебе пора, - сказал Рон. - Уже почти одиннадцать - матч".
      Гарри стрелой помчался в Гриффиндорскую Башню, схватил свой Нимбус Две Тысячи и присоединился к толпе, текущей к стадиону, но мысли его все еще витали в замке вместе с бестелесным голосом, и единственной радостной мыслью, когда он натягивал алую форму, было то, что сейчас все собрались на матч и в замке никого не осталось.
      Команды вышли на поле под шумные аплодисменты. Оливер Вуд сделал разогревочный круг над шестами, Мадам Хуч приготовила мячи. Хаффлпаффцы, игравшие в канареечно желтой форме стояли кружком, обсуждая в последний раз тактику игры.
      Гарри уже взобрался на метлу, когда на поле почти выбежала Профессор МакГонагалл с большим сиреневым мегафоном.
      Сердце Гарри упало.
      "Этот матч отменяется, - объявила Профессор МакГонагалл в мегафон на весь забитый учениками стадион. Послышались громкие неодобрительные крики. Оливер Вуд, похожий на человека, который только что обнаружил, что его надули на крупную сумму, приземлился и кинулся к Профессор МакГонагалл, не успев слезть с метлы.
      "Но Профессор! - кричал он. - Мы должны играть... Кубок... Гриффиндор..."
      Профессор МакГонагалл не обратила на него внимания и прокричала в мегафон: "Все студенты должны вернуться в свои гостиные, где Главы Колледжей предоставят им дальнейшую информацию. И побыстрей, пожалуйста!"
      Она опустила мегафон и подозвала Гарри.
      "Поттер, тебе лучше пойти со мной..."
      Теряясь в догадках, как она может подозревать его на этот раз, Гарри заметил отделившегося от толпы Рона; он подбежал к ним, когда они двинулись к замку. К удивлению Гарри, Профессор МакГонагалл не возражала.
      "Да, наверное, тебе тоже лучше пойти, Висли".
      Некоторые ученики, обгонявшие их, громко жаловались на отмену матча, остальные выглядели обеспокоенными. Гарри и Рон последовали за Профессор МакГонагалл обратно в школу и вверх по мраморной лестнице. Но в этот раз они направились не в учительский кабинет.
      "Это будет шоком для вас, - удивительно мягким голосом сказала Профессор МакГонагалл, когда они шли к больничному крылу. - Произошло еще одно нападение... опять двойное".
      Гарри почувствовал, что у него внутри все перевернулось. Профессор МакГонагалл толкнула больничную дверь, и они вошли.
      Мадам Помфрей склонилась к пятикурснице с длинными волнистыми волосами. Гарри вспомнил, что эта та самая девочка из Рэйвенкло, у которой они однажды спросили дорогу в гостиную Слитерина. А на соседней кровати лежала
      "Эрмиона!" - простонал Рон.
      Она лежала очень спокойно, широко открыв остекленевшие глаза.
      "Их нашли возле библиотеки, - сказала Профессор МакГонагалл. - Я не думаю, что кто-то из вас сможет объяснить, в чем дело. Рядом с ними обнаружили вот это..."
      Она показала маленькое круглое зеркальце.
      Гарри и Рон дружно покачали головами, все еще глядя на Эрмиону.
      "Я отведу вас в Гриффиндорскую Башню, - сказала Профессор МакГонагалл со вздохом. - Мне в любом случае нужно рассказать остальным".
      "Всем ученикам надлежит вернуться в гостиные своих Колледжей к шести часам вечера. Никто из учеников не имеет права покидать их после этого времени. На каждый урок вас будут сопровождать учителя. Ни один студент не должен идти в уборную без сопровождения. Все ближайшие тренировки и матчи по Квиддитчу будут отложены. Все вечерние занятия будут отменены".
      Гриффиндорцы, набившиеся в гостиную, молча слушали Профессор МакГонагалл. Она скатала пергамент, который читала и сказала чуть хриплым голосом: "Могу лишь добавить, что все эти нападения меня сильно беспокоят. Похоже, что школу закроют, если только виновник этих событий не будет пойман. Я бы попросила откликнуться того, кто что-нибудь об этом знает".
      Она немного неловко вылезла в портретную дыру и Гриффиндорцы разом заговорили.
      "Нападения были совершены на двух Гриффиндорцев, не считая Гриффиндорского привидения, на девочку из Рэйвенкло и парня из Хаффлпаффа, произнес друг близнецов Висли Ли Джордан, загибая пальцы. - Разве никто из учителей не заметил, что ни один Слитеринец не пострадал? Разве не очевидно, что все идет от Слитерина? Наследник Слитерина, чудовище Слитерина - почему они просто не выгонят всех Слитеринцев?" - крикнул он, и все закивали, послышались аплодисменты.
      Перси Висли сидел на стуле позади Ли, но на этот раз, он не стремился высказать свое мнение. Он был бледен и потрясен.
      "Перси в шоке, - тихо объяснил Джордж. - Та девочка из Рэйвенкло Пенелопа Клиуотер - она префект. Я думаю, он не предполагал, что монстр посмеет атаковать Префекта".
      Но Гарри почти не слушал. Он не мог отделаться от воспоминания об Эрмионе, застывшей на больничной койке, похожей на высеченную из камня статую. Если виновника не поймают, ему придется всю оставшуюся жизнь существовать с Десли. Том Ребус подставил Хагрида, потому что иначе его ждал детский приют. Теперь Гарри точно знал, что он чувствовал.
      "Что мы будем делать? - тихонько спросил Рон, наклонившись к Гарри. Думаешь, они подозревают Хагрида?"
      "Нам надо пойти и поговорить с ним, - сказал Гарри решительно. - Я не верю, что на этот раз это он, но если он освободил монстра в прошлый раз, то знает, как попасть в Потайную Комнату, а это уже что-то".
      "Но Профессор МакГонагалл сказала, чтобы мы оставались в башнях, если у нас нет занятий-"
      "Думаю, - сказал Гарри еще тише, - сейчас время воспользоваться Плащом моего отца".
      От отца Гарри унаследовал только одну вещь: длинный серебристый Плащ-Невидимку. Это была их едиственная возможность незаметно выскользнуть из школы и навестить Хагрида. Они легли спать как обычно, подождали пока Невилл, Дин и Симус перестанут обсуждать Потайную Комнату и наконец заснут, поднялись, оделись и забрались в Плащ.
      Прогулка по темным и пустынным коридорам оказалось невеселой. Гарри, который до этого иногда бродил ночью по замку, никогда не видел столько народу после заката. Преподаватели, префекты и привидения шествовали по коридорам вдвоем в поисках чего-нибудь необычного. Плащ-Невидимка не обладал шумоскрывающим свойством, поэтому один раз их чуть было не обнаружил Снэйп, когда Рон споткнулся всего в нескольких футах от него. К счастью, Снэйп чихнул в тот самый момент, как Рон выругался. Они с облегчение добрались до входной двери и открыли ее.
      Снаружи стояла ясная звездная ночь. Они торопливо пошли к освещенным окнам хижины Хагрида и сняли Плащ на пороге.
      Они постучали, и через несколько секунд дверь распахнулась. Они оказались лицом к лицу с Хагридом, вооруженным арбалетом, а волкодав Клык громко лаял за его спиной.
      "Ох, - сказал Хагрид, опуская арбалет. - Что вы двое тут делаете?"
      "Зачем это?" - спросил Гарри, показывая на арбалет, когда они вошли.
      "Да незачем... так... - пробормотал Хагрид. - Я тут жду кое-кого... не важно... Садитесь... Сейчас соображу чайку..."
      Он едва замечал, что делает. Он чуть не затушил камин, разлив воду, а потом едва не смахнул на пол заварочный чайник.
      "Хагрид, ты в порядке? - спросил Гарри. - Слышал об Эрмионе?"
      "Ох, да, еще бы", - сказал Хагрид дрогнувшим голосом.
      Он продолжал бросать встревоженные взгляды на окна. Он налил им две большие кружки кипятка (забыв добавить чайные пакетики) и как раз выкладывал на тарелку кусок пирога, когда раздался громкий стук.
      Хагрид уронил пирог. Гарри и Рон обменялись встревоженными взглядами, юркнули в плащ и ретировались в угол. Хагрид проверил, что они хорошо спрятаны, схватил арбалет и снова распахнул дверь.
      "Добрый вечер, Хагрид".
      Это был Дамблдор. Он вошел, очень серьезный, в комнату, и в дверном проеме показался еще один немного странноватый волшебник.
      Незнакомец был невысок и тучен, с взъерошенными седыми волосами и нетерпеливым выражением лица. Его одежда представляла с собой жуткое смешение стилей: полосатый костюм, алый галстук, черный плащ до пят и лилового цвета туфли с заостренными носами. Подмышкой он держал ярко-зеленый котелок.
      "Это папин босс! - выдохнул Рон. - Корнелий Фадж, Министр Магии!"
      Гарри ткнул Рона локтем, чтобы тот замолчал.
      Хагрид побледнел и вспотел. Он рухнул на стул, переводя взгляд с Дамблдора на Корнелия Фаджа.
      "Плохи дела, Хагрид, - сказал Фадж, глотая слова. - Очень плохи. Пришлось приехать. Четыре атаки на Магглорожденных. Слишком все завертелось. Министерству необходимо действовать".
      "Я никогда, - сказал Хагрид, ища поддержи у Дамблдора, - Вы же знаете, я никогда, Профессор Дамблдор, сэр..."
      "Я хочу, чтобы ты понял, Корнелий, я полностью доверяю Хагриду", сказал Дамблдор, бросая на Фаджа хмурый взгляд.
      "Видишь ли, Албус, - смутился Фадж, - прошлое Хагрида против него. Министерство должно что-то сделать - этого требует совет попечителей".
      "И все равно, Корнелий, я говорю тебе, что арест Хагрида не спасет положения", - сказал Дамблдор. Его голубые глаза пылали.
      "Но встань на мою точку зрения, - пробормотал Фадж, вертя в руках котелок. - На меня оказывают сильное давление. И надо делать вид, что я что-то предпринимаю. Если выяснится, что это не Хагрид, он вернется и все. Но я вынужден его забрать. Не выполняя свой долг, я-"
      "Забрать меня? - спросил Хагрид, которого трясло. - Куда забрать?"
      "На короткий срок, уверяю, - сказал Фадж, не решаясь встречаться с Хагридом глазами. - Не в наказание, а в качестве предосторожности. Если кого-то еще поймают, вас выпустят со всеми извинениями..."
      "Не в Азкабан?" - прохрипел Хагрид.
      Прежде чем Фадж успел ответить, в дверь опять громко постучали.
      Дамблдор открыл ее. Теперь был черед Гарри получить локтем под ребра: он чуть не вскрикнул.
      Мистер Люций Малфой, облаченный в длинный дорожный плащ, довольно улыбаясь, вплыл в хижину Хагрида. Клык зарычал.
      "Уже здесь, Фадж, - произнес он одобрительно. - Молодец, молодец..."
      "Что вы тут делаете? - яростно спросил Хагрид. - Выметайтесь из моего дома!"
      "Мой дорогой, поверьте, мне не доставляет никакого удовольствия находиться в вашем - гм - вы зовете это домом? - сказал Люций Малфой усмехаясь и оглядывая маленькую комнату. - Я просто зашел в школу и мне сообщили, что директор здесь".
      "Что вы хотите от меня, Люций?" - спросил Дамблдор. Он говорил вежливо, но в глубине его глаз все еще горел огонь.
      "Это ужасно, Дамблдор, - проговорил Мистер Малфой неторопливо, вынимая длинный пергаментный свиток, - но попечители решили, что пришло ваше время уйти. Вот Приказ о Временном Прекращении Действия Ваших Полномочий - под ним вы найдете все двенадцать подписей. Боюсь, мы склоняемся к мнению, что вы теряете контроль над ситуацией. Сколько нападений уже совершено к этому моменту? Еще два этим днем, не правда ли? В таком случае, в Хогвартсе скоро не окажется Магглорожденных, и все мы знаем, какой огромной потерей это будет для школы".
      "Ах, да, теперь понимаю, Люций, - сказал Фадж встревоженно. - Дамблдор отстранен... нет, нет... этого ни в коем случае..."
      "Назначение - и отстранение директора - дело попечителей, Фадж, - мягко пояснил Мистер Малфой. - А так как Дамблдору не удалось прекратить нападения..."
      "Но, подумай, Люций, если уж Дамблдор не смог прекратить их, пробормотал Фадж, яростно потея. - То есть, я хочу сказать, кто же тогда сможет?"
      "Над этим стоит подумать, - сказал Мистер Малфой, отвратительно улыбаясь. - Но так как мы все проголосовали..."
      Хагрид вскочил на ноги и его черная лохматая голова коснулась потолка.
      "А скольких ты уговорил угрозами и шантажом, Малфой, а?" - взревел он.
      "Боже мой, твой нрав доведет тебя до неприятностей когда-нибудь, Хагрид, - заметил Мистер Малфой. - Я бы не советовал так орать на охранников в Азкабане. Им это не понравится".
      "Вы не можете снять Дамблдора! - рявкнул Хагрид так, что волкодав Клык съежился в корзинке и заскулил. - Заберите его, и у Магглорожденных не останется и шанса! В следующий раз кто-то умрет!"
      "Успокойся, Хагрид, - резко произнес Дамблдор. Он посмотрел на Люция Малфоя.
      "Если попечители хотят, чтобы я отошел от дел, я, безусловно, подчинюсь их решению".
      "Но-", - заикнулся Фадж.
      "Нет!" - прорычал Хагрид.
      Дамблдор устремил взгляд своих ярких голубых глаз прямо в холодные серые глаза Мистера Малфоя.
      "Однако, - сказал Дамблдор, говоря медленно и с расстановкой, чтобы никто из них не пропустил ни слова, - вы узнаете, что я и в самом деле покину Хогвартс только тогда, когда здесь не останется ни одного верного мне человека. Вы узнаете, что помощь всегда будет дарована тем, кто о ней попросит".
      На секунду Гарри был почти уверен, что глаза Дамблдора блеснули в направлении угла, где прятались они с Роном.
      "Восхитительные сантименты, - сказал Малфой, раскланиваясь. - Нам всем будет не хватать - гм - твоего глубоко индивидуального подхода к проблемам, Албус, и я надеюсь, что твой преемник сможет предотвратить эти - эээ "убийства"".
      Он подплыл к двери, распахнул ее и пропустил вперед Дамблдора. Фадж, вертя в руках свой котелок, ожидал, что Хагрид выйдет, но Хагрид глубоко вздохнул и сказал тщательно подбирая слова: "Если кто-нибудь хотел кое-что выяснить, все что от него требовалось бы - это проследить за пауками. Это выведет его на верный след! Я всегда это говорил".
      Фадж посмотрел на него с удивлением.
      "Хорошо, иду, - сказал Хагрид, натягивая свою доху. Но когда он уже выходил за Фаджем в дверь, то вновь остановился и громко произнес. - И кому-то придется кормить Клыка в мое отсутствие".
      Дверь захлопнулась и Рон стянул Плащ-Невидимку.
      "Быть беде, - сказал он хрипло. - Дамблдора нет. Они с тем же успехом могут закрыть школу сегодня. Когда его нет, нападения будут ежедневно".
      Клык начал скулить и скрестись в закрытую дверь.                                                                                       
  Глава1. Самый скверный день рождения    Глава 2. Предупреждение Добби        Глава 3. Нора       Глава 4. В "Завитках и Кляксах"    Глава 5. Дерущаяся ива                 Глава 6. Гилдерой Локхарт   Глава 7. Нечистокровные и шепот         Глава 8. Годовщина смерти    Глава 9. Надпись на стене       Глава 10. Шальной Бладжер    Глава 11. Клуб Дуэлянтов           Глава.12. Многосущное зелье       Глава 13. Таинственный дневник       Глава 14. Корнелий Фадж    Глава 15. Арагог     Глава 16. Потайная Комната       Глава.17. Наследник Слитерина                 Глава18. Награда для Добби  

Просмотров: 588 | Добавил: sergeianatoli1956 | Теги: Гарри Поттер, роли, литература, актёры, персонажи, Гарри Поттер и Тайная комната, Джоан К. Роулинг | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: