Главная » 2015 » Декабрь » 8 » Гарри Поттер и Тайная комната Глава.17. Наследник Слитерина
05:11
Гарри Поттер и Тайная комната Глава.17. Наследник Слитерина

Гарри Поттер и Тайная комната 17      Северус Снейп .jpg                                                                                                                        

Джоан КРоулинг

Гарри   Поттер    Актёры и роли                                                                                                                                                                  Глава Семнадцатая. Наследник Слитерина             
      Он стоял в конце очень длинного, темного зала. Каменные колонны, увенчанные переплетенными змеями, поддерживали высокий потолок, утопавший во тьме, и отбрасывали длинные черные тени в неверном зеленоватом свечении, наполнявшем зал.
      С тяжело бьющимся сердцем, Гарри неподвижно стоял, вслушиваясь в холодную тишину.
      Что это там мелькнуло в темном углу, Василиск? И где же Джинни?
      Он вытащил палочку и стал медленно двигаться вперед, мимо колонн со змеями. Каждый осторожный шаг гулко отдавался в темных мрачных стенах.
      Гарри прищурился, приготовившись закрыть глаза при малейшем шорохе, но, казалось, только пустые глазницы каменных змей следили за ним. Несколько раз он холодел внутри, когда ему казалось, что они шевелятся.
      Уже поравнявшись с последней парой колонн, он вдруг увидел огромную статую высотой до потолка, стоявшую у задней стены.
      Гарри пришлось запрокинуть голову, чтобы взглянуть в лицо гиганта: оно было древним и обезьяноподобным, подбородок обрамляла длинная борода, которая ниспадала вниз почти до самого края складчатой мантии, откуда виднелись две огромные серые ступни, попиравшие гладкий пол зала. А между его ступнями, лицом вниз, лежала маленькая фигурка в черном, с огненно-рыжими волосами.
      "Джинни! - прошептал Гарри, бросаясь к ней и падая на колени. - Джинни - не умирай - пожалуйста, только не умирай, - он отбросил палочку в сторону, схватил Джинни за плечи и перевернул на спину. Лицо ее было белым, как мрамор, и таким же холодным на ощупь, но ее глаза были закрыты, а значит, она не подверглась Окаменению. Но тогда она, должно быть... - Джинни, прошу тебя, проснись", - в отчаянии шептал Гарри, встряхивая ее. Безнадежно, ее голова безвольно раскачивалась из стороны в сторону.
      "Она не проснется", - произнес мягкий голос.
      Гарри резко выпрямился и развернулся, так и не встав с колен.
      Высокий, черноволосый юноша стоял у ближайшей колонны, наблюдая за ним. Его силуэт был размыт, как будто Гарри смотрел на него сквозь затуманенное окно. Но ошибки быть не могло...
      "Том... Том Ребус?"
      Ребус кивнул, не спуская глаз с лица Гарри.
      "Что ты имеешь в виду "она не проснется"? - в отчаянии крикнул Гарри. Она не... она не ...?"
      "Пока еще она жива, - вымолвил Ребус. - Но только пока".
      Гарри смотрел на него. Том Ребус учился в Хогвартсе пятьдесят лет назад, однако, сейчас он стоял здесь, все такой же, шестнадцатилетний, и от него исходил странный туманный свет.
      "Ты привидение?" - нерешительно спросил Гарри.
      "Воспоминание, - спокойно ответил Ребус, - хранившееся в дневнике пятьдесят лет".
      Он указал на пол. Там, внизу, у ног гигантской статуи лежал раскрытый маленький черный дневник, найденный Гарри в туалете Стонущей Миртл. Какое-то мгновение Гарри недоумевал, как этот дневник попал сюда, но были куда более срочные дела, не терпевшие отлагательств.
      "Ты должен помочь мне, Том, - попросил его Гарри, вновь приподнимая голову Джинни. - Мы должны как-то выбраться отсюда. Здесь Василиск... Я не знаю, где он, но он может появиться в любой момент... Пожалуйста, помоги мне..."
      Ребус не шелохнулся. Гарри, обливаясь потом, смог приподнять Джинни с пола и нагнулся, чтобы подобрать свою палочку.
      Но она исчезла.
      "Том, ты не видел...?"
      Гарри взглянул на него. Ребуса все еще наблюдал за ним - вертя в длинных пальцах палочку Гарри.
      "Благодарю", - сказал Гарри, протягивая руку.
      Кончики губ Ребуса скривились в усмешке. Он продолжал пристально смотреть на Гарри, бездумно вертя его палочку в руках.
      "Послушай, - нетерпеливо произнес Гарри, его колени подгибались под мертвой тяжестью тела Джинни. - Нам надо уходить! Если Василиск придет..."
      "Он не придет, пока его не позовут", - спокойно ответил Ребус.
      Гарри, не в силах больше поддерживать Джинни, осторожно опустил ее на пол.
      "О чем ты говоришь? - в смятении спросил он. - Послушай, отдай мне мою палочку, она мне может понадобиться..."
      Улыбка на лице Ребуса сделалась шире.
      "Она тебе больше не понадобится", - сказал он.
      Гарри смотрел на него.
      "Что ты имеешь в виду, она мне не...?"
      "Я долго ждал этого, Гарри Поттер, - произнес Ребус. - Ждал возможности увидеть тебя. Поговорить с тобой".
      "Послушай, - сказал Гарри, теряя терпение. - Мне кажется, ты не понимаешь. Мы в Потайной Комнате. Мы можем поговорить позднее -"
      "Мы будем разговаривать сейчас", - произнес Ребус, все еще широко улыбаясь, и положил палочку в карман.
      Гарри испытующе смотрел на него. Здесь происходило что-то очень странное...
      "Как Джинни оказалась в таком состоянии?" - медленно спросил он.
      "Хм, это интересный вопрос, - с удовлетворением заметил Ребус. - И это довольно длинная история. Я полагаю, настоящая причина того, что Джинни Висли находится в таком состоянии, заключается в том, что она раскрыла свое сердце и поведала все свои тайны и секреты невидимому незнакомцу".
      "О чем ты говоришь?" - непонимающе спросил Гарри.
      "Дневник, - ответил Ребус. - Мой дневник. Маленькая Джинни писала в нем месяц за месяцем, открывая мне все свои несчастья и огорчения: как ее братцы дразнят ее, как ей пришлось идти в школу в поношенной одежде и со старыми учебниками, как, - тут глаза Ребуса блеснули, - как она не думала, что когда-нибудь понравится знаменитому, хорошему, великому Гарри Поттеру..."
      Все время, пока он говорил, глаза Ребуса не отрывались от лица Гарри. В них сквозило странное, почти голодное выражение.
      "Ужасно, просто невыносимо скучно слушать глупые маленькие огорчения одиннадцатилетней девочки, - продолжал он. - Но я был терпелив. Я написал ей в ответ. Я посочувствовал ей. Я был добр. Джинни просто полюбила меня. Никто никогда не понимал меня так, как ты, Том... Я так счастлива, что у меня есть такой дневник, где я могу все написать... Это как друг, которого я могу носить с собой в кармане..."
      Ребус разразился высоким, холодным смехом, который совсем не подходил ему. От этого смеха волосы на затылке Гарри встали дыбом.
      "Честно говоря, Гарри, мне всегда удавалось очаровывать людей, в которых я нуждался. Поэтому Джинни раскрыла свою душу мне, и ее душа оказалась именно тем, чего я желал... Я становился сильнее и сильнее, питаясь ее самыми глубоко запрятанными страхами, самыми темными секретами и тайнами. Я становился могущественней, намного могущественней, чем маленькая Мисс Висли. Достаточно могущественным, чтобы начать открывать Мисс Висли некоторые из моих тайн, отдавая частицы моей души ей..."
      "Что ты имеешь в виду?" - спросил Гарри, чувствуя, как внезапно пересохло во рту.
      "Ты еще не догадался, Гарри Поттер? - мягко промолвил Ребус. - Это Джинни Висли открыла Потайную Комнату. Это она душила школьных петухов и делала те угрожающие надписи на стенах. Это она натравила Змею Слитерина на четверых Нечистокровных и кошку".
      "Нет", - прошептал Гарри.
      "Да, - спокойно отозвался Ребус. - Конечно, вначале она не осознавала, что с ней происходит. Это было так умилительно. Хотелось бы мне, чтобы ты видел ее новые записи в дневнике... они стали намного интереснее... Дорогой Том, - нараспев цитировал он, глядя на искаженное ужасом лицо Гарри, - мне кажется, я теряю память. Моя одежда вся в петушиных перьях, а я не знаю, как они туда попали. Дорогой Том, я не могу вспомнить, что я делала в ночь Хэллоуина, но кто-то напал на кошку, а я вся вымазана в краске. Дорогой Том, Перси продолжает говорить, что я вся бледная и сама не своя, я думаю, он меня в чем-то подозревает... сегодня было еще одно нападение, а я даже не знаю, где я была. Том, что мне делать? Мне кажется, я с ума схожу... Мне кажется, что это я на всех нападаю, Том!"
      Руки Гарри были сжаты в кулак так, что ногти больно впивались в ладони.
      "Маленькой глупенькой Джинни понадобилось много времени, чтобы наконец перестать доверять своему дневнику, - продолжал Ребус. - В конце концов, она стала что-то подозревать и попыталась избавиться от него. И тут появился ты, Гарри. Ты нашел его, и я был безумно рад. Из всех людей, которые могли бы найти этот дневник, его нашел ты, тот самый человек, с которым я мечтал встретиться..."
      "И почему ты хотел, чтобы это был я?" - спросил Гарри. Его переполнял гнев, и он еле сдерживал свой голос.
      "Ну, видишь ли, Джинни рассказала мне о тебе все, Гарри, - ответил Ребус. - Всю твою занимательную историю, - его взгляд скользнул по шраму на лбу Гарри, и его выражение стало еще более голодным. - Я знал, что должен побольше выяснить о тебе, поговорить с тобой, встретить тебя, если удастся. Поэтому я решил показать тебе свое знаменитое пленение того неуклюжего олуха, Хагрида, чтобы завоевать твое доверие..."
      "Хагрид мой друг, - вымолвил Гарри, его голос дрожал. - А ты его подставил, ведь так? Я думал, что ты ошибся, но..."
      Ребус вновь рассмеялся высоким неприятным смехом.
      "Это было мое слово против слова Хагрида. Можешь себе представить, как это выглядело в глазах старого Армандо Диппета. С одной стороны, Том Ребус, нищий, но с блестящими способностями, сирота, но какой смелый - школьный префект, образцовый ученик... с другой стороны, большой, неуклюжий Хагрид, попадающий в истории каждые две недели, пытающийся вырастить щенка оборотня под кроватью, тайком пробирающийся в Запретный Лес, чтобы подраться с троллями... но я замечу, что я сам был удивлен, как хорошо сработал мой план. Я думал, что кто-нибудь догадается, что Хагрид просто не мог быть наследником Слитерина. Мне понадобилось пять долгих лет, чтобы узнать все о Потайной Комнате, чтобы обнаружить скрытый ход... как будто у Хагрида было достаточно разумения или сил!
      "Только преподаватель Преобразования, Дамблдор, считал, что Хагрид невиновен. Он заставил Диппета не выгонять его и выучить на лесника. Да, полагаю, Дамблдор мог догадаться... Никогда не замечал, чтобы я нравился ему настолько же, как другим учителям..."
      "Я уверен, Дамблдор видел тебя насквозь", - процедил Гарри сквозь сжатые зубы.
      "Ну да, после того, как Хагрида исключили, он постоянно что-то вынюхивал и следил за мной, - беззаботно бросил Ребус. - Я знал, что пока я в школе, будет небезопасно вновь открывать Потайную Комнату. Но я не собирался ждать, особенно после всех этих лет, которые были потрачены на долгие поиски. Я решил оставить после себя дневник, сохранив себя, шестнадцатилетнего, на его страницах, чтобы в один прекрасный день провести другого моим путем и завершить благородное дело Салазара Слитерина".
      "Ха, ты его еще не завершил! - с триумфом вскричал Гарри. - Никто не погиб, даже кошка. Через несколько часов будет готова настойка Мандрагоры, и все, кто был обращен в камень, опять оживут..."
      "А разве я тебе уже не говорил, - спокойно ответствовал Ребус, - что меня теперь больше не интересует истребление Нечистокровных? Многие и многие месяцы моей новой целью был - ты".
      Гарри удивленно посмотрел на него.
      "Вообрази теперь мое разочарование и злость, когда мой дневник снова раскрыли, и это была Джинни, а не ты. Она увидела тебя с дневником и запаниковала. Что если ты обнаружил, как с ним обращаться, и я выболтаю все ее секреты тебе? Что, если, и того хуже, я расскажу, кто задушил тех петухов? Глупая девчонка дождалась, пока в спальне не останется никого, и стащила его. Но я знал, что мне делать. Было ясно, что ты уже взял след наследника Слитерина. Из того, что мне рассказала о тебе Джинни, я предполагал, что ты пойдешь на все, лишь бы разрешить загадку - в особенности, если нападение будет совершено на одного из твоих лучших друзей. И Джинни проболталась мне, что вся школа гудит из-за того, что ты Заклинатель...
      "И я заставил Джинни написать прощальную записку на стене и спуститься сюда. Она отбивалась, и кричала, и ужасно мне надоела. Но в ней уже почти не осталось жизни... Она вложила слишком много в дневник, в меня. Во всяком случае, достаточно, чтобы я смог, наконец, сойти с его страниц... Я ждал тебя с того самого момента, когда мы оказались здесь. Я знал, ты придешь. Мне многое нужно спросить у тебя, Гарри Поттер".
      "Что, например?" - выдавил Гарри, все еще сжимая кулаки.
      "Ну, - мягко улыбнулся Ребус, - как получилось, что младенец без исключительных способностей к магии ухитрился победить величайшего чародея всех времен? Как это тебе удалось ускользнуть без потерь, не считая шрама, тогда как силы Лорда Волдеморта были разрушены?"
      В его голодных глазах промелькнул красный отблеск.
      "А что тебе с того, что я спасся? - медленно выговорил Гарри. Волдеморт-то был уже после тебя..."
      "Волдеморт, - мягко произнес Ребус, - мое прошлое, настоящее и будущее, Гарри Поттер..."
      Он вытащил из кармана палочку Гарри и начертал в воздухе четыре мерцающих слова:
      ТОМ Д ДВОЛЛОДЕР РЕБУС
      Затем он еще раз взмахнул палочкой, и буквы перестроились в:
      ЛОРД СУДЕБ ВОЛДЕМОРТ
      "Видишь? - прошипел он. - Это было имя, которое я начал носить еще в Хогвартсе, но знали об этом пока только самые близкие друзья, конечно. Ты думаешь, я собирался всю жизнь зваться именем своего отвратительного папочки-Маггла? Я, в чьих венах по материнской линии течет кровь самого Салазара Слитерина? Я должен был носить имя грязного Маггла, который бросил меня еще до моего рождения, только потому, что узнал, что моя мать - ведьма? Нет, Гарри - я создал себе новое имя, имя, которое, в один прекрасный день, когда я стану самым великим в мире, будут бояться произнести все чародеи!"
      В голове у Гарри все смешалось. Онемев, смотрел он на Ребуса, сироту, который вырос, чтобы убить родителей Гарри, равно как и многих других людей... С трудом ему удалось заставить себя заговорить вновь.
      "Ты не", - вымолвил он тихим голосом, полным ненависти.
      "Не что?" - рявкнул Ребус.
      "Не величайший чародей мира, - сказал Гарри, едва переводя дыхание. Прости за разочарование и все такое, но величайший маг в мире - Албус Дамблдор. Все знают это. Даже когда ты был полон сил, даже тогда ты не пытался напасть на Хогвартс. Дамблдор видел тебя насквозь, когда ты еще был в школе, и он все еще пугает тебя, где бы ты ни прятался..."
      Улыбка медленно сползла с лица Ребуса, уступив место ужасной гримасе.
      "Дамблдор удрал из этого замка при одном только воспоминании обо мне!" - прошипел он.
      "Он не так уж и далеко, как ты думаешь!" - выкрикнул Гарри первое, пришедшее на ум. Он говорил наугад, изо всех сил желая, чтобы Ребус почувствовал страх, желая, чтобы это было правдой, даже не веря в это. Ребус открыл рот, но внезапно замер.
      Откуда-то доносились звуки музыки. Ребус резко обернулся, всматриваясь в пустынный зал. Музыка раздавалась все явственней. Ее звуки были сверхъестественными, неземными, отдаваясь глубоко в позвоночнике; Гарри почувствовал, как на затылке зашевелились волосы, как сердце рвется из груди. А затем, когда мелодия достигла кульминации, так что пол вибрировал под ногами, на верхушке ближайшей колонны взметнулось пламя.
      И тут появилась малиново-рубиновая птица, размером не больше лебедя, она взлетела, вознося свою странную песню к вышине зала, сверкая золотом, распушив длинный павлиний хвост, сжимая в своих блистающих золотых когтях какой-то рваный и обтрепанный сверток.
      В следующую же секунду птица подлетела к Гарри, выпустила из когтей свою ветхую ношу и тяжело приземлилась на его плечо, сложив свои огромные крылья. Гарри, чуть повернув голову, заметил длинный острый золотой клюв и черный глаз-бусинку.
      Птица больше не пела. Она сидела, не двигаясь, на плече Гарри, согревая теплом его щеку, и неотрывно смотрела на Ребуса.
      "Так это феникс..." - заметил Ребус, в свою очередь, внимательно изучая птицу.
      "Фокс?" - выдохнул Гарри, и почувствовал, как мягко сжались на его плече золотые когти.
      "А это, как я посмотрю... - продолжал Ребус, сверля взглядом тряпье, которое принес Фокс, - это же старая школьная Сортировочная Шляпа".
      Да, это была она. В заплатках, потертая, местами грязная, шляпа неподвижно лежала у ног Гарри.
      Ребус вновь расхохотался. Он смеялся так оглушительно, что темный зал содрогался от его звуков, как будто разом смеялись десять Ребусов.
      "И вот это Дамблдор присылает своему защитнику! Певчую птичку и старую драную шляпу! Ну что, Гарри Поттер, ты стал смелее? Ты теперь не боишься?"
      Гарри не отвечал. Он не знал, какая польза от Фокса и Сортировочной Шляпы, но все же он уже не был в одиночестве. Он ждал, пока Ребус отсмеется, и храбрость возвращалась к нему.
      "К делу, Гарри, - резко сказал Ребус, все еще широко ухмыляясь. Дважды - в твоем прошлом, в моем будущем - мы встречались. И дважды мне не удавалось уничтожить тебя. Как же тебе удалось выжить? Рассказывай мне все. Чем дольше будет твой рассказ, - мягко добавил он, - тем дольше ты проживешь".
      Гарри лихорадочно думал, взвешивая свои шансы. У Ребуса в руках его палочка. У него, Гарри - Фокс и Сортировочная Шляпа, которые не слишком помогут в дуэли. Все выглядело просто ужасно... Чем дольше Ребус оставался здесь, тем хуже становилось Джинни, и жизнь уходила из нее вытекала капля за каплей... а в это время, внезапно заметил Гарри, очертания Ребуса приобрели более четкую форму, стали плотнее... И если дуэль между ним и Ребусом неизбежна, то лучше начать ее сейчас же.
      "Никто не знает, почему ты потерял свою силу, когда напал на меня, проронил Гарри. - Я и сам не понимаю. Но я знаю, почему ты не смог убить меня. Потому что моя мать умерла, чтобы спасти меня. Моя, такая обычная, Магглорожденная мама, - сказал он, дрожа от ярости. - Она не позволила тебе убить меня. И я видел, каков ты на самом деле. Я видел тебя в прошлом году. Ты ничтожество. Ты скорее мертв, чем жив. Вот куда тебя привела вся твоя сила. Ты вынужден прятаться. Ты безобразен. Ты отвратителен -"
      Лицо Ребуса передернулось. Потом ему удалось выдавить ужасную улыбку. "Так значит, твоя мать умерла, чтобы спасти тебя. Да, это мощное заклинание. Теперь я вижу... В конце концов, в тебе нет ничего особенного. Мне было просто интересно. Мы странно похожи, в конечном итоге. Даже ты должен был это заметить. Мы оба - полукровки, сироты, воспитанные Магглами. Возможно, единственные двое Заклинателей во всем Хогвартсе со времен великого Слитерина. Мы даже внешне немного похожи... но, в конце концов, это была просто случайность, что тебе удалось спастись от меня. Это все, что я хотел знать".
      Гарри стоял, напрягшись в ожидании, когда Ребус поднимет палочку. Но кривая ухмылка Ребуса сделалась еще шире.
      "А теперь, Гарри, я собираюсь преподать тебе небольшой урок. Давай померяемся силами: Лорд Волдеморт, наследник Салазара Слитерина, против знаменитого Гарри Поттера с самым лучшим оружием, которым снабдил его Дамблдор..."
      Он саркастически взглянул на Фокса и Сортировочную Шляпу, отступая прочь. Гарри, застыв от ужаса, смотрел, как Ребус остановился между высокими колоннами и взглянул в каменное лицо Слитерина, видневшееся высоко в полутьме. Ребус разомкнул губы и зашипел - но Гарри понял, что он говорил...
      "Отзовись, Слитерин, величайших из Хогвартской Четверки".
      Гарри обернулся, чтобы посмотреть на статую, Фокс взмахнул крыльями на его плече.
      Гигантское каменное лицо Слитерина двигалось. Оцепенев от ужаса, Гарри увидел, как его рот раскрывается шире и шире, превращаясь в огромную черную дыру.
      И что-то шевелилось там, в глубине рта статуи. Что-то скользнуло в его глубине.
      Гарри пятился назад, зажмурившись, пока его спина не уперлась в стену зала, он почувствовал, как Фокс взмахнул крыльями и взлетел. Гарри хотел закричать: "Не бросай меня!" - но какие шансы были у феникса против Короля Змей?
      Что-то тяжелое скользнуло на каменный пол зала. Гарри ощутил, как плиты под ним содрогнулись - он знал, что происходило, он мог почувствовать это, мог почти видеть, как огромная змея выползала из открытого рта Слитерина.
      А потом он услышал шипящий голос Ребуса:
      "Убей его".
      Василиск направлялся в сторону Гарри; тот слышал, как скользило тяжелое змеиное туловище по пыльному полу. С зажмуренными глазами Гарри вслепую ринулся в сторону, вытянув руки, нащупывая себе путь. Ребус издевательски захохотал...
      Гарри споткнулся и с размаху упал на пол, ощутив во рту вкус крови, змея уже вплотную подобралась к нему, он слышал ее приближение.
      Громкий треск и шипение раздались прямо над ним, а потом что-то тяжелое ударило Гарри так, что он налетел на стену.
      С ужасом ожидая, что в его тело вот-вот вонзятся клыки, он опять услышал рассерженное шипение; что-то яростно металось у колонн.
      Он не мог удержаться и немного приоткрыл глаза, совсем чуть-чуть, чтобы видеть происходящее.
      Огромная змея, яркая, ядовито-зеленая, толщиной с дубовый ствол, взметнулась в воздух, и ее огромная тупорылая морда качалась из стороны в сторону между колоннами. Гарри, дрожа всем телом и готовый сомкнуть глаза, если она повернется, увидел, что отвлекло внимание змеи.
      Фокс парил над ее головой, и Василиск яростно пытался достать Фокса своими длинными и острыми, как сабли, клыками.
      Фокс бросился вниз. Его длинный золотой клюв исчез из виду, и пол внезапно оросился брызгами темной крови. Хвост змеи яростно заколотил по полу, едва не задев Гарри, и, прежде чем Гарри успел закрыть глаза, она повернулась - Гарри взглянул прямо ей в морду и увидел, что оба ее глаза, огромные, светящиеся желтым глаза, были уничтожены фениксом; кровь ручьем стекала на пол, и змея билась в агонии.
      "НЕТ! - услышал Гарри крик Ребуса. - ОСТАВЬ ПТИЦУ! НЕ ТРОГАЙ ПТИЦУ! МАЛЬЧИШКА ПОЗАДИ ТЕБЯ. ТЫ МОЖЕШЬ ПОЧУЯТЬ ЕГО ЗАПАХ. УБЕЙ ЕГО!"
      Ослепленная змея свернулась, растерянная, но все еще смертоносная. Фокс кружил вокруг ее головы, трубя свою песню, еще и еще раз набрасываясь на тупорылый нос, кровь ручьями текла из пустых глазниц.
      "Помогите, помогите, - беззвучно кричал Гарри, - кто-нибудь, ну хоть кто-нибудь!"
      Хвост змеи опять хлестнул пол. Гарри пригнулся.
      Что-то мягкое ударило его в лицо.
      Змея швырнула в руки Гарри Сортировочную Шляпу. Гарри схватил ее. Это было все, что у него осталось, его единственный шанс - он натянул ее на голову и бросился на пол, над ним вновь пронесся хвост змеи.
      "Помоги... помоги мне... - лихорадочно думал Гарри. - Ну пожалуйста, помоги мне!"
      В ответ не раздался голос. Вместо этого шляпа дрогнула, как будто невидимая рука крепко сжала ее.
      Что-то очень твердое и тяжелое свалилось на голову Гарри так, что он чуть не потерял сознание. Искры посыпались из его глаз, и он схватился за верхушку шляпы, чтобы стянуть ее с себя, но в этот момент нащупал в ней что-то длинное и твердое.
      Сверкающий серебром меч возник из шляпы, его ручка блистала огромными рубинами величиной с яйцо.
      "УБЕЙ МАЛЬЧИШКУ! НЕ ТРОГАЙ ПТИЦУ! МАЛЬЧИШКА ПРЯМО ЗА ТОБОЙ! ИЩИ - ИЩИ ЕГО ПО ЗАПАХУ!"
      Гарри вскочил на ноги, готовый к нападению. На него надвигалась морда Василиска, его туловище свивалось кольцами, ударяя колонны, в попытке обнаружить его. Он видел огромные налитые кровью глазницы, пасть, распахивающуюся настолько широко, чтобы проглотить его всего, пасть, усыпанную длинными рядами клыков, каждый длиной с его меч, острыми, сверкающими, смертоносными
      Змея слепо метнулась к нему - Гарри отскочил, и она врезалась в стену зала. Опять бросок, ее раздвоенный язык хлестнул Гарри. Он поднял меч обеими руками
      Змея бросилась вновь, и на этот раз она не промахнулась - Гарри вложил весь свой вес в удар меча, вгоняя его в глотку змеи
      Теплая кровь стекала по рукам Гарри, и тут его пронзила острая боль над локтем. Один длинный ядовитый клык все глубже и глубже проникал в его руку, сломавшись и застряв там, когда змея, содрогаясь, упала на пол.
      Гарри сполз вдоль стены на пол. Изловчившись, он вырвал из руки клык, источавший яд в его тело, но он знал, что было уже слишком поздно. Горячая боль, рапрастранявшаяся из раны, медленно и неуклонно затапливала его. Когда он выронил клык и увидел свою собственную кровь, пропитавшую мантию, все помутилось в его глазах. Зал расплывался в серых вихрях.
      Алый комок метнулся к нему, и Гарри услышал мягкое пощелкивание клюва возле себя.
      "Фокс, - с трудом сказал Гарри. - Ты был великолепен, Фокс..."
      Он почувствовал, как феникс положил свою прекрасную голову на то место, где в руку вонзился клык Василиска.
      Он услышал гулкие шаги поодаль, и перед ним шевельнулась темная тень.
      "Ты мертв, Гарри Поттер, - прозвучал голос Ребуса над ним. - Мертв. Даже феникс Дамблдора знает это. Ты видишь, что он делает, Поттер? Он плачет".
      Гарри разомкнул веки. Он сфокусировал взгляд на голове Фокса. Густые жемчужные слезы стекали вниз по блестящим перьям.
      "Я буду сидеть и смотреть, как ты умираешь, Гарри Поттер. Не спеши. Я не тороплюсь".
      Гарри чувствовал головокружение. Казалось, все вокруг него вертелось и вращалось.
      "Значит, так умирает знаменитый Гарри Поттер, - прозвучал в отдалении голос Ребуса. - Один-одинешенек, в Потайной Комнате, покинутый друзьями, побежденный Лордом Тьмы, которому он так неосмотрительно бросил вызов. Скоро ты встретишь свою мать, Гарри... Она купила тебе двенадцать лет жизни... но Лорд Волдеморт наконец уничтожил тебя, это было неизбежно..."
      Если это смерть, подумал Гарри, то это не так уж и плохо. Даже боль отступала...
      Но было ли это смертью? Вместо того, чтобы померкнуть, очертания зала становились все четче. Гарри слегка повернул голову и увидел Фокса, все еще прижимавшегося к руке Гарри. Жемчужные слезы сияли вокруг раны - если не считать того, что раны не было.
      "Пошла прочь, птица, - внезапно раздался голос Ребуса. - Прочь от него, я сказал, убирайся -"
      Гарри поднял голову. Ребус нацелил волшебную палочку на Фокса; раздался хлопок, похожий на звук выстрела, и Фокс опять взлетел, вихрем золотого и алого огня.
      "Слезы феникса... - тихо произнес Ребус, глядя на руку Гарри. - Конечно же... сила исцеления... я забыл..."
      Он взглянул в лицо Гарри. "Но это все равно не имеет значения. В самом деле, так даже лучше. Только ты и я, Гарри Поттер... ты и я..."
      Он поднял палочку.
      Но в этот момент, взмахивая крыльями, появился Фокс и уронил что-то на колени Гарри - дневник.
      Какое-то мгновение Гарри и Ребус, с палочкой в руке, смотрели на черную книгу. Затем, без колебаний и раздумий, как будто он только это и собирался сделать, Гарри подхватил змеиный клык с пола и воткнул его прямо в сердцевину дневника.
      По залу разнесся душераздирающий вопль. Яростно выплеснулись чернила, стекая по рукам Гарри, сбегая ручьями на пол. Ребус корчился и извивался, визжа и воя, а затем...
      Пропал. Волшебная палочка Гарри со стуком упала на пол, и потом установилась тишина. Тишина, нарушаемая лишь стуком чернильных капель, все еще вытекавших из дневника. Клык Василиска прожег в нем дыру.
      Содрогаясь все телом, Гарри поднялся. Его голова кружилась, будто он только что совершил путешествие с помощью Порошка Флу. Медленно он подобрал палочку и Сортировочную Шляпу, а потом с усилием вытянул клинок из змеиной глотки.
      Из другого конца зала донесся слабый стон. Джинни пошевелилась и с трудом села. Гарри поспешил к ней. Джинни в изумлении переводила глаза то на мертвую тушу змеи, то на Гарри в окровавленной одежде, то на дневник в его руках. Она глубоко всхлипнула, и слезы заструились по ее щекам.
      "Гарри - ах, Гарри - я пыталась рассказать тебе за з-завтраком, но я, я не с-смогла сказать это перед Перси - это была я, Гарри - но я - я к-клянусь, я н-не хотела - меня Р-ребус заставил, это он меня заставлял - и - как ты убил это - это чудовище? Г-где Ребус? П-последнее, что я помню, это как он выходил из дневника..."
      "Все в порядке, - утешил ее Гарри, поднимая дневник и показывая Джинни дыру, которую проделал в нем клык, - Ребуса больше нет. Посмотри! Его и Василиска. Давай, Джинни, давай выбираться отсюда -"
      "Меня исключат! - заплакала Джинни, когда Гарри неуклюже помог ей подняться. - Я так ждала, когда же я попаду в Хогвартс, с тех самых пор, когда Б-билл ... и сейчас мне придется уехать - что с-скажут мама с папой?"
      Фокс поджидал их, паря над выходом из зала.
      Гарри подтолкнул Джинни вперед; они переступили через неподвижное тело Василиска, сквозь гулкую тьму, назад в туннель. Гарри услышал, как за их спиной с легким шипением закрылись каменные двери.
      Спустя несколько минут ходьбы по туннелю Гарри слышал слабый отзвук сдвигаемого камня.
      "Рон! - закричал изо всех сил Гарри, ускоряя шаги. - С Джинни все в порядке! Она со мной!"
      Он услышал ликующий вопль Рона, и, свернув еще раз, они наткнулись на его радостное лицо в отверстии, которое ему удалось пробить в завале.
      "Джинни! - Рон ухватил ее рукой сквозь дыру и протащил к себе. - Ты жива! Не могу поверить! Что случилось? Как - что - откуда появилась эта птица?"
      Фокс влетел в отверстие вслед за Джинни.
      "Он принадлежит Дамблдору", - сказал Гарри, протискиваясь следом.
      "Как у тебя оказался меч?" - изумился Рон, глядя на оружие в руке Гарри.
      "Я все объясню, когда мы выберемся отсюда", - сказал Гарри, бросая взгляд на Джинни, которая плакала горькими слезами.
      "Но -"
      "Потом, - кратко отрезал Гарри. Он не считал удачной идеей сказать Рону, кто открыл Комнату, по крайней мере, не в присутствии Джинни. - Где Локхарт?"
      "Там позади, - сказал Рон, все еще выглядевший изумленным, и кивнул головой в сторону трубы. - Но он совсем плох. Пойди посмотри".
      Следуя за Фоксом, чьи алые крылья излучали золотой свет во тьме, они зашагали к началу трубы.
      Там сидел Гилдерой Локхарт, что-то бормоча себе под нос.
      "Его память разрушена, - сказал Рон. - Заклятие Беспамятства ударило его вместо нас. Не понимает, ни кто он, ни где он, ни кто мы. Я сказал ему прийти сюда и подождать здесь. Он опасен самому себе".
      Локхарт добродушно уставился на них.
      "Привет, - сказал он. - Какое странное место, правда? Вы здесь живете?"
      "Нет", - сказал Рон, поднимая брови и глядя на Гарри.
      Гарри наклонился и заглянул в длинную темную трубу.
      "Ты думал о том, как мы собираемся лезть вверх?" - спросил он у Рона.
      Рон покачал головой, но Фокс захлопал крыльями перед Гарри, его блестящие глаза засверкали в темноте. Он распушил свои длинные золотые перья на хвосте. Гарри с сомнением посмотрел на него.
      "Кажется, она хочет, чтобы ты ухватился за нее... - растерялся Рон. Но ты для нее слишком тяжелый, ей тебя не поднять -"
      "Фокс, - пояснил Гарри, - необычная птица, - он быстро повернулся к остальным. - Будем держаться друг за друга. Джинни, возьми Рона за руку. Профессор Локхарт -"
      "Он имеет в виду тебя", - резко бросил Рон Локхарту.
      "Вы держитесь за другую руку Джинни -"
      Гарри сунул меч и Сортировочную Шляпу за пояс, Рон ухватился за мантию Гарри, а Гарри схватил странно горячие перья Фокса.
      Необыкновенная легкость разлилась по его телу, а в следующую секунду, в шуме крыльев, они поднимались вверх по трубе. Гарри мог слышать, как внизу раскачивается Локхарт, бормоча: "Удивительно! Удивительно! Это же настоящая магия!" Холодный воздух коснулся волос Гарри, и прежде чем ему удалось в полной мере насладиться полетом, все закончилось - все четверо уже стояли на сыром полу в туалете Стонущей Миртл, Локхарт поправил шляпу, и в этот момент раковина, скрывавшая трубу, встала на место.
      Миртл испуганно таращилась на них.
      "Ты жив", - растерянно сказала она, глядя на Гарри.
      "Зачем же так разочарованно?" - мрачно ответил он, вытирая потеки крови и счищая слизь со стекол очков.
      "Ах, ну... я просто подумала ... если бы ты умер, я бы пригласила тебя разделить со мной кабинку", - произнесла Миртл, конфузясь и заливаясь серебром.
      "Ухх! - выдохнул Рон, как только они выбрались из туалета в темный, пустынный коридор. - Гарри! Мне кажется, ты определенно нравишься Миртл! Джинни, у тебя конкурент!"
      Но слезы ручьем текли по щекам все еще молчавшей Джинни.
      "Куда теперь?" - спросил Рон, бросая встревоженный взгляд на Джинни. Гарри показал.
      Фокс летел перед ними, источая золотистое сияние, указывая путь. Они помчались за ним и через какое-то мгновение оказались перед дверью кабинета Профессор МакГонагалл.
      Гарри постучал и открыл дверь.

     Глава1. Самый скверный день рождения    Глава 2. Предупреждение Добби        Глава 3. Нора       Глава 4. В "Завитках и Кляксах"    Глава 5. Дерущаяся ива                 Глава 6. Гилдерой Локхарт   Глава 7. Нечистокровные и шепот         Глава 8. Годовщина смерти    Глава 9. Надпись на стене       Глава 10. Шальной Бладжер    Глава 11. Клуб Дуэлянтов           Глава.12. Многосущное зелье       Глава 13. Таинственный дневник       Глава 14. Корнелий Фадж    Глава 15. Арагог     Глава 16. Потайная Комната       Глава.17. Наследник Слитерина                 Глава18. Награда для Добби 

Просмотров: 601 | Добавил: sergeianatoli1956 | Теги: Гарри Поттер, роли, Гарри Поттер и Тайная комната, персонажи, актёры, литература, Джоан К. Роулинг | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: