Главная » 2015 » Декабрь » 7 » Гарри Поттер и Тайная комната. Глава 10. Шальной Бладжер
23:56
Гарри Поттер и Тайная комната. Глава 10. Шальной Бладжер

Гарри Поттер и Тайная комната 10            Люциус Малфой .jpg                                                  

Джоан КРоулинг

Гарри  Поттер     Актёры и роли                                                           
      Глава Десятая. Шальной Бладжер
      После катастрофической истории с эльфами Профессор Локхарт больше не приносил в класс живых тварей. Вместо этого он читал им выдержки из своих книг, а некоторые наиболее драматические отрывки подчас изображал в лицах и обычно вызывал Гарри помочь ему в этих инсценировках; за это время Гарри пришлось сыграть простого трансильванского крестьянина, которого Локхарт вылечил от Пузырчатого Проклятья, простуженного снежного человека и вампира, который, после того, как с ним разобрался Локхарт, не смог есть ничего кроме латука.
      На следующей Защите от Темных Сил Локхарт опять вытащил Гарри перед классом, на этот раз в качестве оборотня. Если бы Гарри не было очень нужно поддерживать у Локхарта доброе расположение духа, он бы отказался.
      "Отличный громкий вой, Гарри... точно такой... и тогда, если вы только поверите, я бросился... вот так... прижал его к полу... так что одной рукой я мог его удерживать... другой рукой я приставил ему к горлу палочку... затем я собрал остатки сил и сотворил чрезвычайно сложное Заклинание Очеловечивания, а он издал жалобный стон - давай, Гарри... выше... хорошо... - шерсть исчезла... клыки спрятались... и он снова обратился в человека. Просто, однако эффективно... и так еще одна деревня всегда будет меня помнить как героя, навсегда освободившего ее от ежемесячного страха перед нападением оборотня."
      Прозвенел звонок и Локхарт встал на ноги.
      "Домашнее задание - сочините стихотворение о том, как я одержал победу над Оборотнем Огга-Огга! Автору лучшего вручу подписанный экземпляр 'Моего магического Я'"
      Все начали расходиться. Гарри вернулся на задний ряд, где ждали Рон и Эрмиона.
      "Готовы?" - шепотом спросил Гарри.
      "Погодите, пока все не уйдут, - нервно сказала Эрмиона. - Все, пора..."
      Она приблизилась к столу Локхарта, плотно сжимая в руке клочок бумаги; Гарри и Рон шли прямо позади.
      "Э... Профессор Локхарт? - запинаясь, начала Эрмиона. - Я бы хотела... хотела взять в библиотеке эту книгу. Чтобы дополнительно почитать, - она протянула бумажку; ее рука слегка подрагивала. - Но все дело в том, что она в Запретном Отделе, поэтому мне нужно, чтобы учитель расписался за нее... Я уверена, что она поможет мне понять, что вы говорите в 'Заклинании Зомби' о медленно действующих ядах."
      "А, 'Заклинание Зомби'! - воскликнул Локхарт, беря у Эрмионы записку и широко улыбаясь. - Наверное, моя самая любимая книга. Тебе она понравилась?"
      "О, да, - серьезно ответила Эрмиона. - Так ловко вы поймали последнего при помощи чайного ситечка..."
      "Ну, я уверен, что никто не будет возражать, если я окажу лучшей ученице года небольшую дополнительную помощь, - тепло заметил Локхарт, извлекая огромное павлинье перо. - Как оно мило смотрится, не правда ли? спросил он, неверно истолковав пронзительный взгляд Рона. - Обычно я использую его, чтобы подписывать книги".
      Он накарябал неимоверную петлистую подпись на бумажке и протянул ее обратно Эрмионе.
      "Так, Гарри, - обратился к нему Локхарт, пока Эрмиона дрожащими пальцами сворачивала записку и опускала ее в сумку. - Помнится, завтра первый в сезоне матч Квиддитча? Гриффиндор против Слитерина, не так ли? Слышал - ты небесполезный игрок. Я ведь тоже был Ловцом. Меня приглашали в Национальную Сборную, но я предпочел посвятить жизнь искоренению Темных Сил. Однако если ты чувствуешь потребность в небольшой частной тренировке, не стесняйся попросить. Всегда рад поделиться опытом с менее искусными игроками..."
      Гарри промычал нечто нечленораздельное и поспешил за Роном и Эрмионой.
      "Невероятно, - сказал он, когда они втроем изучали подпись на бумажке. - Он даже не посмотрел, какую книгу мы хотим".
      "Потому что он чучело безмозглое, - заявил Рон. - Но кому какое дело, если у нас есть то, что нужно..."
      "Он не безмозглое чучело", - резко сказала Эрмиона, в то время как они торопились в сторону библиотеки.
      "Только потому, что он назвал тебя лучшей ученицей года..."
      Войдя в приглушенный покой библиотеки, они понизили голос. Мадам Пинс, библиотекарша, была сухой, раздражительной женщиной, похожей на недокормленного стервятника.
      "Самые Сильнодействующие Снадобья?" - подозрительно повторила она, пытаясь забрать у Эрмионы записку, но Эрмиона ее не выпускала.
      "А нельзя ли мне ее оставить?" - с замиранием в голосе попросила она.
      "Да ладно тебе, - Рон выхватил у нее из руки бумажку и протянул ее Мадам Пинс. - Мы получим для тебя еще один автограф. Локхарт подпишет все, что хоть немного полежит неподвижно".
      Мадам Пинс посмотрела записку на просвет, будто пытаясь установить - не подделка ли это, но проверка подтвердила подлинность. Тогда она двинулась к стеллажам и через несколько минут вынесла большую заплесневелую книгу. Эрмиона бережно положила ее к себе в сумку, и они ушли, стараясь не идти слишком быстро и не выглядеть слишком виноватыми.
      Еще через пять минут, они опять забаррикадировались в неисправном туалете Стонущей Миртл. Эрмиона пресекла возражения Рона тем соображением, что это последнее место, куда пойдет кто-то в здравом уме, и поэтому им гарантировано уединение. Стонущая Миртл шумно плакала в своей кабинке, но они не обращали внимания на нее, а она на них.
      Эрмиона аккуратно открыла "Самые Сильнодействующие Снадобья", и все трое склонились над пятнистыми от сырости страницами. С первого взгляда было понятно, почему книга спрятана в Запретном Отделе. Некоторые из снадобий имели невыразимо ужасный эффект, что было наглядно показано на нескольких отталкивающих иллюстрациях, на одной из которых был изображен человек, по всей видимости, выгоревший изнутри, и ведьма с несколькими шевелящимися парами рук, растущими как у осьминога из головы.
      "Вот оно", - возбужденно воскликнула Эрмиона, найдя страницу, озаглавленную 'Многосущное Зелье'. Она была украшена изображениями людей наполовину превратившихся в других. Гарри от всей души надеялся, что художник сам додумал выражение сильной боли на их лицах.
      "Это самое сложное зелье, какое я только видела, - определила Эрмиона, после того как они изучили рецепт. - Муха-златоглазка, пиявки, ложная болотная мята и спорыш, - бормотала она, водя пальцем по списку ингредиентов. - Ладно, их легко найти, они есть в студенческой кладовке, мы можем взять... О-о-о, истолченный рог двурога - не знаю, как мы его добудем... кусочки кожи змеи бумсланга... Это будет тоже трудно... так, и еще частичка того, в кого мы хотим превратиться".
      "Пардон? - завелся Рон. - О чем это ты говоришь? - частичка того, в кого мы хотим превратиться? Я не стану пить ничего, в чем будут плавать ногти Крабба..."
      Но Эрмиона продолжала, как будто не слыша.
      "Но пока нам не надо об этом беспокоиться, потому что эти частицы мы добавим в последнюю очередь..."
      Рон молча обернулся к Гарри, которого волновало другое.
      "Ты понимаешь, как много всего мы собираемся стащить, Эрмиона? Кусочки кожи бумсланга - это уж точно не из студенческого хранилища. Нам что же, взломать личную кладовку Снэйпа? Мне это не кажется хорошей идеей..."
      Эрмиона захлопнула книгу.
      "Ну, если вы двое струсили, отлично, - у нее на щеках проступили ярко-розовые пятна, а глаза засияли ярче обычного. - Вы знаете, я не хочу нарушать правила. По-моему, угрожать Магглорожденным намного хуже, чем сварить сложное зелье. Но если вы не хотите узнать, Малфой ли это, я прямо сейчас отправляюсь к Мадам Пинс и возвращаю книгу назад..."
      "Не думал, что когда-нибудь будет день, когда ты станешь убеждать нас нарушить правила, - заметил Рон. - Хорошо, мы сделаем это. Но только не ногти, идет?"
      "Сколько времени займет сварить его?" - спросил Гарри, когда повеселевшая Эрмиона снова открыла книгу.
      "Ну, поскольку ложную мяту надо собрать при полной луне, а златоглазки должны томиться двадцать один день... я бы сказала, что будет готово примерно через месяц, если нам удастся достать все ингредиенты".
      "Месяц? - ужаснулся Рон. - Да Малфой же сможет напасть на половину Магглорожденных в школе за это время! - но поскольку глаза Эрмионы опять опасно сузились, он быстро добавил, - Но это лучший план, который мы имеем, так что полный вперед!"
      Однако пока Эрмиона проверяла, чисто ли на горизонте, чтобы они могли выйти из туалета, Рон прошептал Гарри: "Все будет значительно проще, если завтра ты просто собьешь Малфоя с метлы."
      В воскресенье утром Гарри проснулся рано и некоторое время лежал, думая о надвигавшемся Квиддитчном матче. Он нервничал, в основном от мысли, что скажет Вуд, если Гриффиндор проиграет, но также и оттого, что придется выступать против команды, имевшей самые быстрые метлы, какие только можно купить. Ему еще никогда так сильно не хотелось победить Слитерин. В этих мучениях он пролежал полчаса, поднялся, оделся и рано спустился к завтраку, где за длинным пустым столом застал остальную часть команды Гриффиндора. Все выглядели напряженными и молчали.
      Когда стукнуло одиннадцать часов, вся школа начала стекаться к стадиону. День был теплый и влажный, в воздухе чувствовалось приближающаяся гроза. Рон и Эрмиона подбежал к Гарри пожелать ему удачи, когда он вошел в раздевалку. Команда надела ярко-красную форму и расселась послушать обычное напутствие Вуда перед матчем.
      "У Слитерина метлы лучше, чем у нас, - начал он. - Бессмысленно это отрицать. Но на наших метлах сидят лучшие люди. Мы тренировались упорней, чем они, мы летали в любую погоду... ("Да уж совсем в любую, - пробормотал Джордж Висли. - Я не могу просохнуть с сентября") ... и мы еще заставим их пожалеть о том дне, когда они позволили это мелкому слизняку Малфою купить себе место в их команде".
      С раздувшейся от избытка чувств грудью Вуд обратился к Гарри.
      "Тебе, Гарри, предстоит показать им, что Ловец должен иметь что-то большее, чем богатого папашу. Достань этот Снитч раньше Малфоя или погибни, пытаясь сделать это, Гарри, потому что сегодня мы обязаны, обязаны выиграть".
      "Никакого нажима, Гарри", - подмигнул ему Фред.
      Когда они вышли на поле, их приветствовали громогласные крики; в основном это были приветствия, потому что Рэйвенкло и Хаффлпафф тоже не терпелось увидеть Слитерин поверженным, но и сидевшие на трибунах Слитеринцы достаточно громко свистели и улюлюкали. Мадам Хуч, тренер по Квиддитчу пригласила Флинта и Вуда пожать друг другу руки, что они и сделали, оделив друг друга угрожающими взглядами и, сжимая хватку куда крепче, чем было необходимо.
      "По моему свистку, - крикнула Мадам Хуч. - Три... два... один..."
      При подбадривающих криках трибун четырнадцать игроков взмыли в свинцовое небо. Гарри взлетел выше, чем они и оглядывался, ища Снитч.
      "Как там у тебя, Шрамоголовый?" - прокричал Малфой, проносясь под ним для того, чтобы продемонстрировать скорость своей метлы.
      У Гарри не было времени ответить. В этот самый момент тяжелый черный Бладжер рванулся к нему; он с таким трудом избежал столкновения, что почувствовал, как Бладжер взъерошил его волосы, пролетая.
      "Едва не попал, Гарри!" - крикнул Джордж, пролетевший мимо Гарри с битой в руке, готовый отбить Бладжер обратно в сторону Слитерина. Гарри увидел, что Джордж как следует врезал по Бладжеру, направив его в сторону Адриана Пьюси, но Бладжер в середине полета изменил направление и снова направился к Гарри.
      Гарри быстро снизился, чтобы увернуться, и Джордж ухитрился сильно отбить Бладжер в сторону Малфоя. Но опять он отклонился от курса и как бумеранг устремился к голове Гарри.
      Гарри набрал скорость и полетел в другой конец поля. Он слышал, как Бладжер свистит позади. Что же происходило? Бладжеры никогда так не приставали к одному игроку; их задачей было попытаться сбросить с метел как можно больше людей...
      На другом конце Бладжер поджидал Фред Висли. Гарри извернулся, а Фред со всей силы ударил по Бладжеру; Бладжер был сбит с курса.
      "Готов!" - крикнул довольный Фред, но он ошибался; Бладжер снова погнался за Гарри, как будто его притягивало магнитом, и Гарри пришлось удирать на полной скорости.
      Пошел дождь; Гарри почувствовал, как на его лицо падают и расплываются на очках тяжелые капли. У него не было ни малейшего понятия, что происходит в игре до тех пор, пока не услышал, как Ли Джордан, комментировавший матч, объявил: "Шестьдесят - ноль, Слитерин впереди..."
      Было ясно, что превосходные метлы Слитерина делали свою работу, а в это же время обезумевший Бладжер старался сбить Гарри. Фред и Джордж теперь летели так близко к нему по обеим сторонам, что Гарри не мог ничего видеть кроме их машущих рук, так что у него не оставалось и шанса хотя бы увидеть Снитч, не говоря уже о том, чтобы его поймать.
      "Кто-то... потрудился... над... этим... Бладжером..." - хмыкнул Фред, изо всех сил размахивая битой, когда тот предпринял очередную атаку на Гарри.
      "Нам нужен таймаут", - сказал Джордж, пытаясь одновременно подать знак Вуду и помешать Бладжеру сломать Гарри нос.
      Вуд, видимо, понял. Мадам Хуч дала свисток, и Гарри, Фред и Джордж спикировали к земле, все еще пытаясь увернуться от сумасшедшего Бладжера.
      "Что происходит? - спросил Вуд, когда Гриффиндорцы сгрудились вместе, пока Слитеринцы отпускали язвительные замечания. - Нас разносят. Фред, Джордж, где вы были, когда Бладжер помешал Ангелине забить?"
      "Мы были над ней в двадцати футах, мешая другом Бладжеру прикончить Гарри, Оливер, - со злостью ответил Джордж. - Кто-то его настроил - он не отпускает Гарри. Всю игру он ни к кому другому и не подлетел. Наверное, Слитеринцы что-то с ним сделали".
      "Но Бладжеры были под замком у Мадам Хуч с нашей последней тренировки, и тогда с ними все было в порядке..." - занервничал Вуд.
      К ним направлялась Мадам Хуч. Гарри видел через ее плечо, что Слитеринцы кривляются и указывают в его сторону.
      "Послушайте, - сказал Гарри, в то время, пока она приближалась, - если вы вдвоем будете все время вокруг меня летать, то я поймаю Снитч, только если он залетит мне в рукав. Присоединяйтесь к остальной команде и дайте мне самому справиться с этим ненормальным".
      "Не валяй дурака, - возразил Фред. - Он тебе башку снесет".
      Вуд переводил взгляд с Гарри на Висли.
      "Оливер, это безумие!" - яростно воскликнула Алисия Спиннет. - "Ты не можешь оставить Гарри один на один с ним. Давай потребуем расследования".
      "Если мы сейчас остановимся, то проиграем матч! - сказал Гарри. - А мы не сдадимся Слитерину только из-за безумного Бладжера! Ну, Оливер, скажи же им, чтобы оставили меня".
      "Все твоих рук дело, - крикнул Вуду Джордж. - 'Достань Снитч, или погибни', какая глупость..."
      Тут к ним подошла Мадам Хуч.
      "Готовы продолжить игру?" - спросила она у Вуда.
      Вуд глянул на решительное выражение лица Гарри.
      "Хорошо, - сказал он. - Фред, Джордж, вы слышали Гарри - оставьте его в покое и предоставьте ему управляться с Бладжером в одиночку".
      Дождь пошел сильнее. По свистку Мадам Хуч Гарри с силой оттолкнулся от земли и немедленно услышал позади предательский свист Бладжера. Гарри поднимался все выше и выше; он петлял и пикировал, вертелся спиралью, нарезал зигзаги и делал бочки. Хотя у него слегка кружилась голова, он, тем не менее, держал глаза открытыми; дождь стучал ему по очкам и затекал в нос, когда он висел вниз головой, уворачиваясь от очередного отчаянного пике Бладжера. С трибун слышался смех, он понимал, что, должно быть, выглядит очень потешно, но расшалившийся Бладжер имел порядочный вес и не мог менять направление также быстро, как Гарри. Гарри понесся вокруг стадиона, как по американским горкам, поглядывая сквозь серебристую завесу дождя на ворота, где Адриан Пьюси пытался пройти Вуда.
      Свист около уха подсказал Гарри, что Бладжер опять пролетел мимо; он резко развернулся и понесся в обратном направлении.
      "Для балета тренируешься, Поттер? - крикнул Малфой, когда Гарри был вынужден сделать в воздухе дурацкий пируэт, чтобы уйти от Бладжера, и Гарри полетел дальше, а Бладжер висел у него на хвосте в нескольких футах; и в этот момент, со злостью оглянувшись на Малфоя, он увидел то, что искал Золотой Снитч. Снитч висел в нескольких дюймах над левым ухом Малфоя, но тот, занятый насмешками над Гарри его не заметил.
      На какую-то крохотную долю секунды, Гарри притормозил, не осмеливаясь двинуться на Малфоя, так как тот мог глянуть вверх и увидеть Снитч.
      БАМ!
      Он остался на месте на мгновение дольше, чем следовало. Бладжер, наконец, догнал его и ударил по локтю, и Гарри почувствовал, что рука сломана. Как в тумане, ослепленный жгучей болью в руке, он скользнул в сторону по мокрому от дождя помелу, цепляясь за него одним коленом. Его правая рука бесполезно свисала - Бладжер ринулся в следующую атаку, на этот раз прямо в лицо - Гарри отвернул в сторону; в его затуманенном мозгу отложилась только одна мысль - добраться до Малфоя.
      Сквозь лабиринт дождя и боли, он спикировал на белеющее под ним ухмыляющееся лицо, и увидел как глаза Малфоя расширились от страха: Малфой думал, что Гарри атакует его.
      "Какого..." - выдохнул он, откачнувшись в сторону от Гарри.
      Гарри отнял здоровую руку от помела и совершил дикий бросок; он почувствовал, как его пальцы сомкнулись на холодном Снитче, но теперь он висел на метле на одних только ногах. С трибун донеслись крики, когда он стал пикировать прямо на землю, изо всех сил пытаясь не потерять сознание.
      С громким плеском, он плюхнулся в грязь и скатился с метлы. Одна его рука висела под необычным углом, сквозь боль он издалека слышал свист и крики. Он сконцентрировался на зажатом в здоровой руке Снитче.
      "А-а, - невнятно произнес он. - Мы выиграли".
      И потерял сознание.
      Когда он пришел в себя, на лицо ему падал дождь, он все еще лежал на поле, а над ним кто-то склонился. Он увидел блеск зубов.
      "О нет, только не вы", - простонал он.
      "Он не понимает, что говорит, - громко объявил Локхарт собравшейся вокруг них толпе взволнованных Гриффиндорцев. - Не стоит беспокоится, Гарри. Я вправлю тебе руку".
      "Нет! - крикнул Гарри. - Пусть будет как есть, спасибо..."
      Он попытался сесть, но боль была ужасной. Поблизости раздался знакомый щелчок.
      "Мне не нужна такая фотография, Колин", - громко сказал он.
      "Ляг, Гарри, - успокаивающе настаивал Локхарт. - Это простое заклинание, которое я использовал сотни раз..."
      "Почему бы мне просто не пойти в лазарет?" - спросил Гарри, сжав зубы.
      "И впрямь стоило бы, Профессор, - заметил вымазанный в грязи Вуд, с трудом сдерживая улыбку, хотя его Ловец и получил травму. - Отлично поймал, Гарри, это смотрелось! Твой лучший бросок, я бы сказал..."
      Сквозь скопление ног вокруг него, Гарри заметил Фреда и Джорджа Висли, загонявших разошедшегося Бладжера в ящик. Тот все еще оказывал ожесточенное сопротивление.
      "Расступитесь", - потребовал Локхарт, закатывая нефритово-зеленые рукава.
      "Нет, не надо..." - слабо выговорил Гарри, но Локхарт покрутил своей палочкой и, секунду спустя, направил ее прямо на руку Гарри.
      Странное и неприятное ощущение возникло у Гарри в плече и распространилось до кончиков пальцев. Он чувствовал себя так, будто его руку расплющили. Он не решался глянуть на то, что получилось. Он закрыл глаза и отвернулся в сторону от руки, но его худшие подозрения подтвердились тем, что все вокруг ахнули, а Колин Криви неистово защелкал камерой. Его рука больше не болела, но он вовсе и не чувствовал ее как свою руку.
      "Ах, - бросил Локхарт. - Да, иногда бывает. Но суть в том, что кости больше не сломаны. Это и надо принять во внимание. Так что, Гарри, иди потихоньку в лазарет - а, Мистер Висли, Мисс Грангер, вы не сопроводите его? - и тогда Мадам Помфрей сможет... э... немножко подправить руку".
      Когда Гарри встал на ноги, он почувствовал, что его странно перекосило. Глубоко вздохнув, он глянул вниз на правую сторону. То, что он увидел, едва не заставило его снова потерять сознание.
      Из рукава выглядывало нечто, выглядящее как толстая, мясного цвета резиновая перчатка. Он попробовал пошевелить пальцами. Ничего не произошло.
      Локхарт не срастил кости Гарри. Он их удалил.
      Мадам Помфрей это совсем не понравилось.
      "Ты должен был идти прямо ко мне! - рассердилась она, поднимая печальный искалеченный остаток того, что полчаса назад было работоспособной рукой. - Я могу срастить кости за секунду... но растить их снова..."
      "Но вы ведь сможете, правда?" - отчаянно спросил Гарри.
      "Конечно, смогу, но будет больно, - мрачно отрезала Мадам Помфрей, бросая Гарри пижаму. - Тебе придется провести ночь здесь..."
      Эрмиона дожидалась за занавеской, пока Рон помогал Гарри влезть в пижаму. Потребовалось некоторое время, чтобы засунуть резиновую, бескостную руку в рукав.
      "Как ты можешь защищать Локхарта, а, Эрмиона,? - спросил Рон сквозь занавеску, проталкивая мягкие пальцы через манжет. - Гарри попросил бы, если бы хотел остаться без костей".
      "Кто угодно может сделать ошибку, - сказала Эрмиона. - А рука больше не болит, правда ведь, Гарри?"
      "Да, - ответил Гарри, забираясь в постель, - Она вообще ничего больше не делает".
      Он откинулся на постели, и его рука бесполезно шлепнулась рядом.
      Эрмиона и Мадам Помфрей зашли за занавеску. Мадам Помфрей держала большую бутыль с жидкостью и этикеткой 'Скелерост'.
      "Тебе предстоит прескверная ночка, - объявила она, наливая стакан дымящейся жидкости и протягивая ему. - Отращивание костей - неприятное занятие".
      Таким же занятием был и прием Скелероста. Он обжег Гарри рот и глотку, заставив его задохнуться и закашляться. Все еще выражая свое неодобрение по поводу опасных игр и бездарных учителей, Мадам Помфрей удалилась, оставив Рона и Эрмиону помочь Гарри выпить немного воды.
      "Все-таки мы выиграли, - ухмыльнулся Рон. - Все благодаря твоему броску. Лицо Малфоя... казалось, он сейчас убьет..."
      "А я хотела бы знать, как он настроил тот Бладжер", - мрачно произнесла Эрмиона.
      "Можно добавить это к списку вопросов, которые мы зададим ему, когда примем Многосущное Зелье, - предложил Гарри, снова откидываясь на подушки. Надеюсь, оно лучше на вкус, чем эта пакость..."
      "Притом, что в нем плавают кусочки Слитеринцев? Ты, наверное, шутишь", - сказал Рон.
      В этот момент дверь в лазарет распахнулась и, грязная, промокшая насквозь, посмотреть на Гарри, ввалилась остальная часть Гриффиндорской команды.
      "Невероятный полет, Гарри, - сказал Джордж. - Я только что видел, как Маркус Флинт орет на Малфоя. Что-то там насчет того, что Снитч висел у него перед носом, а тот не заметил. Малфой не выглядел шибко счастливым".
      Они принесли пирожные, сладости и бутылки с тыквенным соком; все собрались вокруг кровати Гарри и только начали обещавшую быть очень веселой вечеринку, как на них обрушился шторм в лице Мадам Помфрей, которая кричала: "Этому мальчику надо отдохнуть, ему предстоит отрастить тридцать три кости! Вон! ВОН!"
      И Гарри был оставлен в одиночестве, теперь нечему было отвлечь его от пронзающей боли в искалеченной руке.
      Спустя много часов, Гарри внезапно пробудился в кромешной темноте и взвыл от боли: ему показалось, что рука наполнилась большими осколками. Секунду он полагал, что это и разбудило его, и затем со страхом понял, что кто-то в темноте протирает ему подбородок.
      "Убирайся! - громко крикнул он, и затем. - Добби!"
      Из темноты на Гарри глядели выпученные глаза домашнего эльфа величиной с теннисный мяч. По его острому носу стекала одинокая слезинка.
      "Гарри Поттер вернулся в школу, - с несчастным видом прошептал он. Добби предупреждал и предупреждал Гарри Поттера. Ах, сэр, почему же вы не послушали Добби? Почему Гарри Поттер не вернулся домой, когда не попал на поезд?"
      Гарри приподнялся на подушках и оттолкнул губку Добби.
      "Что ты тут делаешь? - спросил он. - И откуда тебе знать, что я не попал на поезд?"
      Губы Добби задрожали, и Гарри охватило внезапное подозрение.
      "Так это ты! - медленно произнес он. - Ты помешал барьеру нас пропустить!"
      "Так оно и было, сэр, - яростно закивал Добби, хлопая ушами. - Добби прятался и наблюдал за Гарри Поттером, и запер проход. Добби пришлось потом прижечь свои руки утюгом, - и он продемонстрировал Гарри десять длинных перевязанных пальцев. - Но Добби больше не волновался, сэр, так как он думал, что Гарри Поттер в безопасности, и Добби даже и предположить не мог, что Гарри Поттер попадет в школу другим способом!"
      Он покачался вперед-назад, тряся своей уродливой головой.
      "Добби был так шокирован, когда услышал, что Гарри Поттер вернулся в Хогвартс, что пережарил обед хозяина! Такой порки Добби еще не получал, сэр!"
      Гарри снова откинулся на подушки.
      "Из-за тебя Рона и меня почти что исключили, - с негодованием сказал он. - Лучше тебе убраться отсюда, пока мои кости не отросли, Добби, или я тебя придушу".
      Добби слабо улыбнулся.
      "Добби привык к смертельным угрозам, сэр. Добби получает их по пяти раз на дню дома".
      Он высморкался в угол своей грязной наволочки, выглядя столь жалко, что Гарри почувствовал, как помимо воли, гнев его схлынул.
      "Почему ты носишь эту штуку, Добби?" - с интересом спросил он.
      "Эту, сэр? - Добби дернул за свою наволочку. - Это знак рабства домашнего эльфа, сэр. Добби сможет освободиться, если его хозяева подарят ему новую одежду, сэр. А семья никогда не даст Добби даже носок, сэр, потому что тогда он будет свободен и покинет их дом навсегда".
      Добби промокнул свои выкаченные глаза и внезапно сказал: "Гарри Поттер должен отправляться домой! Добби думал, что его Бладжера хватит, чтобы..."
      "Твоего Бладжера? - крикнул Гарри, снова чувствуя, как в нем поднимается гнев. - Что ты имеешь в виду? Ты заставил тот Бладжер попытаться убить меня?"
      "Не убить вас, сэр, ни за что не убить! - воскликнул шокированный Добби. - Добби только хочет спасти жизнь Гарри Поттеру! Лучше быть отправленным домой с серьезной травмой, чем оставаться здесь, сэр! Добби только хотел, чтобы Гарри Поттер получил достаточно серьезную травму, чтобы его отправили домой!"
      "А, так только и всего? - со злостью откликнулся Гарри. - Я не думаю, что ты скажешь мне, почему тебе хотелось, чтобы меня отправили домой по частям?"
      "Ах, если бы Гарри Поттер только знал! - простонал Добби, роняя еще несколько слезинок на свою дырявую наволочку. - Если бы он только знал, что он значит для нас, униженных и порабощенных, отбросов магического мира! Добби помнит, что было, когда Тот-Кого-Нельзя-Назвать-По-Имени был на вершине власти, сэр! С нами, домашними эльфами, обращались как с насекомыми, сэр! Конечно, с Добби и сейчас так обращаются, сэр", - признал он, утирая лицо наволочкой.
      "Но в основном, сэр, жизнь для нашего брата стала лучше с тех пор, как вы одержали победу над Тем-Кого-Нельзя-Назвать. Гарри Поттер выжил, и сила Темного Властелина пошатнулась, и наступил новый рассвет, сэр, а Гарри Поттер засиял как маяк надежды для тех, кто думал, что черные дни никогда не закончатся, сэр... А теперь в Хогвартсе должны случиться ужасные вещи, возможно, они уже творятся, и Добби не может допустить, чтобы Гарри Поттер оставался здесь теперь, когда история должна повториться, когда Потайная Комната еще раз отворилась..."
      Добби застыл пораженный ужасом, затем схватил кувшин с водой со столика у кровати и стукнул им себя по голове, после чего опрокинулся и скрылся из виду. Через секунду он вскарабкался обратно на кровать со сведенными глазами, бормоча: "Плохой Добби, очень плохой Добби..."
      "Так Потайная Комната есть? - прошептал Гарри. - И ты сказал, что она открывалась раньше? Расскажи, Добби!"
      Он ухватил эльфа за костлявую ручонку, когда тот снова потянулся к кувшину: "Но я же не Магглорожденный - как мне может угрожать Комната?"
      "Ах, сэр, не спрашивайте больше, не спрашивайте больше у бедного Добби, - пролепетал эльф, а его глаза в темноте расширились еще больше. - Темные дела свершаться в этом месте, но Гарри Поттер не должен быть здесь, когда они свершатся - отправляйся домой, Гарри Поттер, отправляйся домой. Гарри Поттер не должен быть в этом замешан, сэр - это слишком опасно..."
      "Кто это, Добби? - спросил Гарри, крепко держа Добби за руку, чтобы не дать ему снова стукнуть себя кувшином. - Кто открыл ее? Кто открыл ее в прошлый раз?"
      "Добби не может, сэр, Добби не может, Добби не должен говорить! завизжал эльф. - Отправляйся домой, Гарри Поттер, отправляйся домой!"
      "Никуда я не отправлюсь! - яростно крикнул Гарри. - Моя лучшая подруга - Магглорожденная - она будет первой, если Комната действительно открыта..."
      "Гарри Поттер рискует собственной жизнью ради друзей! - простонал Добби в печальном экстазе. - Такой благородный! Такой храбрый! Но он должен спасти себя, он должен, Гарри Поттер не должен..."
      Добби внезапно застыл и зашевелил ушами. Гарри тоже услышал. В коридоре снаружи послышались шаги.
      "Добби должен идти!" - в ужасе выдохнул эльф. Раздался громкий треск и вдруг у Гарри в руке оказался только воздух. Он откинулся на кровати, уставившись на темную дверь лазарета - а шаги все приближались.
      В следующий момент в спальню вошел Дамблдор, одетый в длинный шерстяной халат и ночной колпак. Он держал за верхнюю часть что-то похожее на статую. Через секунду появилась Профессор МакГонагалл, неся ноги. Вместе они взвалили это на кровать.
      "Позовите Мадам Помфрей", - прошептал Дамблдор, и Профессор МакГонагалл быстро прошла куда-то за кровать Гарри. Гарри лежал замерев, притворяясь спящим. Он слышал напряженные голоса, после этого Профессор МакГонагалл снова появилась в поле зрения, за ней вплотную шла Мадам Помфрей, накидывая платок поверх ночной рубашки. Он услышал резкий вдох.
      "Что случилось?" - прошептала Дамблдору Мадам Помфрей, нагибаясь над статуей, лежавшей на кровати.
      "Еще одно нападение, - ответил Дамблдор. - Минерва нашла его на лестнице".
      "Рядом с ним была кисть винограда, - сказала Профессор МакГонагалл. Мы думаем, он пытался пробраться сюда, чтобы навестить Поттера."
      Желудок Гарри пронзил ужасный спазм. Медленно и аккуратно, он поднялся на несколько дюймов, чтобы взглянуть на статую на кровати. Луч лунного света пересек неподвижное лицо.
      Это был Колин Криви. Его глаза были широко раскрыты, а руки сжимали камеру.
      "Окаменел?" - прошептала Мадам Помфрей.
      "Да, - подтвердила Профессор МакГонагалл. - Но я содрогаюсь при одной мысли... Если бы Албус не спустился по лестнице за горячим шоколадом - кто знает, что бы могло..."
      Все трое уставились на Колина. Затем Дамблдор нагнулся и вытащил из застывшей хватки Колина фотоаппарат.
      "Вы думаете, что он смог сфотографировать нападавшего?" - с интересом спросила Профессор МакГонагалл.
      Дамблдор не ответил. Он открывал крышку аппарата.
      "Боже всемогущий!" - воскликнула Мадам Помфрей.
      Из камеры со свистом вылетела струя пара. До Гарри, лежавшего на три кровати дальше долетел резкий запах горелого пластика.
      "Расплавилась", - с удивлением констатировала Мадам Помфрей. - "Вся расплавилась..."
      "Что это значит, Албус?" - настойчиво спросила Профессор МакГонагалл.
      "Это значит, - ответил Дамблдор, - Что Потайная Комната и в самом деле снова открылась".
      Мадам Помфрей прижала руку ко рту. Профессор МакГонагалл не сводила глаз с Дамблдора.
      "Но, Албус... кто же...?"
      "Вопрос не в том, кто, - сказал Дамблдор, глядя на Колина. - Вопрос в том, как..."
      По той части лица Профессора МакГонагалл, которая выступала из тени, Гарри заключил, что она понимала в этом не больше чем он.                                                                                                                          
Глава1. Самый скверный день рождения                                            Глава 2. Предупреждение Добби     Глава 3. Нора         Глава 4. В "Завитках и Кляксах"                                     Глава 5. Дерущаяся ива                                        Глава 6. Гилдерой Локхарт                      Глава 7. Нечистокровные и шепот         Глава 8. Годовщина смерти       Глава 9. Надпись на стене     Глава 10. Шальной Бладжер      Глава 11. Клуб Дуэлянтов       Глава.12. Многосущное зелье              Глава 13. Таинственный дневник             Глава 14. Корнелий Фадж                      Глава 15. Арагог                                                                         Глава 16. Потайная Комната        Глава.17. Наследник Слитерина     Глава18. Награда для Добби 

 

Просмотров: 480 | Добавил: sergeianatoli1956 | Теги: Джоан К. Роулинг, литература, актёры, персонажи, Гарри Поттер и Тайная комната, роли, Гарри Поттер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: