Главная » 2015 » Декабрь » 8 » Гарри Поттер и Тайная комната. Глава 11. Клуб Дуэлянтов
04:12
Гарри Поттер и Тайная комната. Глава 11. Клуб Дуэлянтов

          Сириус Блэк .jpg          ; 

Джоан КРоулинг

Гарри   Поттер    Актёры и роли                           Гл 11. Клуб Дуэлянтов
      Воскресным утром Гарри проснулся и обнаружил, что вся палата залита ярким зимним солнцем, а его рука снова полна костей, хотя и абсолютна неподвижна. Он быстро сел и бросил взгляд на кровать Колина, но она была скрыта высокой ширмой. Увидев, что Гарри проснулся, Мадам Помфрей мгновенно принесла ему поднос с завтраком, а потом принялась сгибать и разминать его руку.
      "Все в порядке, - сказала она, пока Гарри уминал овсяную кашу левой рукой. - Когда покончишь с завтраком, можешь идти".
      Гарри оделся так быстро, как только смог и поспешил в Гриффиндорскую башню. Ему не терпелось рассказать Рону и Эрмионе о Колине и Добби. Но ни Рона, ни Эрмионы не было на месте. Гарри пошел их разыскивать, чувствуя себя немного обиженным - их, похоже, совсем не интересовало, выросли у него новые кости или нет.
      Проходя мимо библиотеки, Гарри наткнулся на Перси Висли. Перси находился в гораздо более приветливом расположении духа, чем при их прошлой встрече.
      "О, привет, Гарри, - сказал он. - Прекрасно полетал вчера, просто отлично. Благодаря тебе, Гриффиндор теперь лидирует в Кубке Колледжей, ты заработал 50 очков!"
      "Ты случайно не видел Рона или Эрмиону?" - спросил Гарри.
      "Нет, не видел, - ответил Перси, и его улыбка начала угасать. Надеюсь, Рон не забрался снова в девчоночий туалет?"
      Гарри выдавил из себя смешок и, посмотрев вслед удаляющемуся Перси, прямиком направился в комнату Стонущей Миртл. Он не смог бы объяснить, почему Рон и Эрмиона должны быть именно там. Но, убедившись, что ни Филча, ни Префектов нет поблизости, Гарри открыл дверь в обиталище Миртл и услышал голоса Рона и Эрмионы из закрытой кабинки.
      "Это я", - сказал он, прикрывая за собой дверь. Последовал скрип, всплеск, шушуканье, и Гарри увидел прищуренный глаз Эрмионы, рассматривающий его в замочную скважину.
      "Гарри, - сказала она, - ты нас так напугал. Давай, заходи, как твоя рука?"
      "Нормально", - ответил Гарри, проскальзывая внутрь.
      Старый котелок был взгроможден на унитаз, и легкое потрескивание под ним подсказало Гарри, что ребята разожгли огонь. Эрмиона была мастером по части переносного негаснущего огня.
      "Мы бы пришли тебя навестить, но решили начать изготовление Многосущного Зелья, - объяснял Рон, пока Гарри не без труда закрывал за собой дверь. - Мы решили, что это самое безопасное место".
      Гарри начал было рассказывать им о Колине, но Эрмиона прервала его.
      "Мы уже все знаем. Мы слышали, как утром Профессор МакГонагалл рассказывала об этом Профессору Флитвику. Поэтому мы и решили поскорее заняться делом".
      "Чем быстрее мы вытянем признание из Малфоя, тем лучше, - прорычал Рон. - Знаешь, что я думаю? Он был так зол после игры в Квиддитч, что отыгрался на Колине".
      "Есть кое-что еще, что я хотел бы вам рассказать, - сказал Гарри, наблюдая, как Эрмиона кидает пучки птичьего горца в зелье. - Добби навещал меня сегодня ночью".
      Рон и Эрмиона в изумлении посмотрели на него. Гарри рассказал им все, о чем говорил и не говорил ему Добби. Эрмиона и Рон слушали, открыв рты.
 "Потайная Комната уже открывалась раньше?" - спросила Эрмиона.
      "Это все проясняет, - торжествующе произнес Рон. - Люций Малфой - вот, кто открывал Комнату, когда еще учился в Хогвартсе. А теперь он рассказал своему дорогому сыночку Драко, как это сделать. Все сходится. Жаль, что Добби не сказал тебе, что за чудовище находится там внутри. Интересно, как это никто не смог его обнаружить, пока оно шаталось по школе".
      "Вдруг оно может становиться невидимым? - сказала Эрмиона, вываливая пиявок на дно котелка. - Или может, оно может превращаться в какую-то одежду или что-нибудь еще... Я читала о Зомби-Хамелеонах".
      "Ты слишком много читаешь, Эрмиона", - сказал Рон, высыпая мертвых кружевниц сверху на пиявок. Он встряхнул пустую сумку и посмотрел на Гарри.
      "Так значит, это Добби помешал нам сесть на поезд и сломал тебе руку, он покачал головой. - А знаешь, Гарри, если он не перестанет пытаться спасти тебе жизнь, то попросту убьет тебя".
      Новость о том, что на Колина Криви совершено нападение, и он лежит теперь неподвижный в больничном крыле, распространилась по школе в понедельник утром. Воздух так и кишел всевозможными слухами и подозрениями. Первогодки передвигались теперь по замку плотными группками, чтобы в случае нападения не было так страшно.
      Джинни Висли сидела рядом с Колином на уроках Преобразования. Теперь она была просто не своя от ужаса, и Гарри создавалось ощущение, что Фред и Джордж как-то неправильно ее подбадривают. Они по очереди надевали на головы колпаки или кастрюли и внезапно выскакивали на Джинни из-за поворотов и статуй. Прекратили они это занятие только, когда Перси, в конец разозлившись, пообещал им написать Миссис Висли о том, из-за чего ее Джинни по ночам снятся кошмары.
      Тем временем, в школе развернулась оживленная торговля амулетами, талисманами и всякими другими предметами защиты. Невилл Лонгботтом купил себе большую луковицу, отпугивающую зло, остроконечный кристалл фиолетового цвета и сгнивший хвост тритона. И только после этого узнал, что ему-то бояться нечего, он - чистокровный маг, и вряд ли кто-то на него нападет.
      "Первой жертвой стал Филч, - объяснял Невилл. Его лицо при этом выражало неподдельный ужас. - Но ведь каждому известно, что я почти Сквиб".
      В течение второй недели декабря Профессор МакГонагалл как обычно обходила школу и составляла список детей, остающихся на Рождество. Гарри, Рон и Эрмиона записались. До них дошли слухи, что и Малфой остается. Это показалось им очень подозрительным. Каникулы были идеальным временем для того, чтобы приготовить Многосущное Зелье и вытянуть из Малфоя признание. К сожалению, зелье было готово только наполовину. У них все еще не было рога двурога и кожи бумсланга. Единственным местом, где все это можно было достать, являлась личная кладовая Снэйпа. Гарри был уверен, что лучше встретиться с легендарным чудовищем Слитерина, чем быть застигнутым Снэйпом за ограблением его кабинета.
      "Что нам надо, - оживленно сказала Эрмиона в четверг днем, когда приближался сдвоенный урок Алхимии, - это отвлечь внимание. Тогда один из нас сможет проскользнуть в кабинет Снэйпа и взять то, что нам нужно".
      Гарри и Рон нервно взглянули на нее.
      "Думаю, красть лучше мне, - продолжала Эрмиона тоном, не терпящим возражений. - Если вы еще раз попадете в неприятности, вас наверняка исключат. А за мной нет никаких провинностей. Так что все, что вам надо сделать, это задержать Снэйпа на пять минут... ну, или около того".
      Гарри слабо улыбнулся. Воистину, затевать беспорядки на уроках Снэйпа было также безопасно, как тыкать в глаз спящего дракона.
      Уроки Алхимии шли в одном из самых больших подземелий. В четверг урок проходил как обычно. Двадцать котелков булькали между деревянными партами. На партах стояли медные весы и банки с ингредиентами. Снэйп бродил, окутанный паром, между парт, делая заметки о работе Гриффиндорцев. А Слитеринцы тем временем довольно хихикали. Драко Малфой, который был любимчиком Спэйпа, кидался рыбьими глазами в Рона и Гарри, а они молча варили зелье, понимая, что, если ответят тем же, будут наказаны быстрее, чем смогут произнести слово "нечестно".
      Набухающий Раствор, который готовил Гарри, грозил перелиться через край, но голова Гарри была занята более важными вещами. Он ждал сигнала от Эрмионы и не заметил, как Снэйп остановился возле его стола, принюхиваясь к булькающему раствору. Когда Снэйп отошел к Невиллу, Эрмиона махнула Гарри рукой и кивнула.
      Гарри нырнул под парту, спрятавшись за свой котелок, вынул из кармана петарду Филибастера, взятую у Фреда, и легонько дотронулся до нее своей волшебной палочкой. Петарда начала искриться и шипеть. Гарри знал, что у него есть лишь пара секунд. Он встал, прицелился и бросил петарду в воздух. Она попала прямо в цель - в котелок Гойла.
      Зелье Гойла взорвалось, заполнив весь класс. Дети завизжали, когда Набухающее Зелье полилось прямо на них. Малфой получил удар в лицо, и его нос начал раздуваться, как воздушный шар. Гойл носился в разные стороны, прикрывая руками глаза величиной с блюдце. Снэйп пытался восстановить порядок и выяснить, что же произошло. Во всей этой суматохе Гарри успел заметить, как Эрмиона проскользнула в кабинет Снэйпа.
  "Тихо! ТИХО! - заорал Снэйп. - Все, на кого попало Зелье, - подойдите сюда для Исцеляющего Вытягивания - когда я выясню, кто это натворил..."
      Гарри постарался не рассмеяться, когда увидел, как Малфой торопится к столу Снэйпа. Его голова склонялась вниз под тяжестью огромного носа, похожего на маленькую дыню.
      Почти половина класса сбежалась для исцеления: у некоторых руки превратились в подобие дубинок, другие не могли разговаривать из-за огромных, раздувшихся губ. Тут Гарри увидел, как Эрмиона проскользнула обратно в класс. Ее передник заметно оттопыривался на животе.
      Когда каждый пострадавший проглотил по ложке лекарства, и все ужасные превращения исчезли, Снэйп подошел к злосчастному котелку Гойла и выловил оттуда скукоженные обгоревшие остатки петарды. Воцарилась тишина.
      "Если когда-нибудь я узнаю, чьих это рук дело... - прошипел Снэйп, - я сделаю все возможное, чтобы этот человек был исключен".
      Гарри придал лицу озадаченное, как он надеялся, выражение. Снэйп смотрел прямо на него. И звонок, прозвучавший десятью минутами позже, был как нельзя кстати.
      "Он знал, что это я, - сказал Гарри Рону и Эрмионе, когда они поспешно вернулись в туалет Стонущей Миртл. - Говорю вам точно".
      Эрмиона бросила новые ингредиенты в котелок и лихорадочно начала их перемешивать.
      "Оно будет готово через 2 недели", - сказала она радостно.
 "Снэйп не может доказать, что это был ты, - уверил Рон Гарри. - Что он может сделать?"
      "Зная Снэйпа - что-нибудь мерзкое", - сказал Гарри, наблюдая за булькающим зельем.
      Неделю спустя проходившие через холл Рон, Гарри и Эрмиона, заметили толпу школьников, которые собрались возле доски объявлений. Их взгляд привлек маленький кусочек пергамента, только что вывешенный на доску. Симус Финниган и Дин Томас подозвали ребят.
      "Открывается Клуб Дуэлянтов! - сказал Симус. - Первое собрание сегодня вечером. Я бы не отказался получить несколько уроков дуэльного мастерства. Это было бы кстати".
      "Ты что, думаешь, что чудовище Слитерина может вызвать тебя на дуэль?" - спросил Рон. Но и он прочел объявление с большим интересом.
      "Это может быть полезно, - сказал он Гарри и Эрмионе, когда они отправились на ужин. - Пойдем?"
      Гарри и Эрмиона с радостью согласились, так что в восемь часов вечера вся компания поспешила в Большой Зал. Длинные обеденные столы куда-то исчезли, зато появился огромный золотой помост, залитый светом множества свечей. Покрытие помоста было выполнено из черного бархата.
      "Интересно, кто будет нам преподавать? - спросила Эрмиона, когда они присоединились к гомонящей толпе. - Кто-то рассказывал мне, что Флитвик был чемпионом по дуэлям в молодости, так что, возможно, это будет он".
      "Только бы не..." - начал Гарри, но договорить не успел. Гилдерой Локхарт взошел на помост, неотразимый в своей мантии сливового цвета. За ним следовал ни кто иной, как Снэйп, одетый, как обычно, в черное. Локхарт поднял руку, добиваясь тишины, и прокричал: "Встаньте полукругом! Всем меня видно? Всем меня слышно? Прекрасно!
      "Профессор Дамблдор позволили мне основать этот небольшой Клуб Дуэлянтов для того, чтобы вы все сумели защитить себя, как сумел я бесчисленное множество раз. Более детально вы можете ознакомиться с этими событиями в моей автобиографии.
      "Позвольте мне представить моего помощника, Профессора Снэйпа, - сказал Локхарт, расплываясь в широкой улыбке. - Он рассказал мне, что знает о дуэлях совсем немного, но согласился помочь в маленькой демонстрации, которую я хочу вам показать, прежде чем мы начнем. Я хочу вас успокоить, с вашим преподавателем Алхимии ничего не случится. Даже если я проткну его насквозь, не беспокойтесь".
      "Не правда ли, будет чудесно, если они прикончат друг друга?" прошептал Рон в самое ухо Гарри.
      Верхняя губа Снэйпа подергивалась. Гарри было интересно, почему Локхарт до сих пор улыбается. Если бы Снэйп так посмотрел на него, Гарри уже давно бы бежал со всех ног в противоположном направлении.
      Локхарт и Снэйп повернулись друг к другу и поклонились. По крайней мере, Локхарт поклонился, затейливо изгибая руки, тогда как Снэйп просто дернул головой. Затем они подняли перед собой свои волшебные палочки, наподобие мечей.
      "Как видите, мы держим наши палочки в общепринятой боевой позиции, сообщил Локхарт притихшей толпе. - На счет три мы произнесем первое заклинание. Ни один из нас, конечно, не будет убивать другого".
      "Я бы так не сказал", - прошептал Гарри, видя как Снэйп скрежещет зубами.
      "Один, два, три..."
      Мгновенно оба направили палочки друг на друга. Снэйп прокричал: "Разоружармус!". Возникла ослепительная вспышка ярко-красного цвета, и Локхарта сбило с ног. Он пролетел до самого конца помоста, врезался в стену и растянулся на полу.
      Малфой и кое-кто из Слитеринцев заулыбались. Эрмиона привстала на цыпочки.
      "Как ты думаешь, с ним все в порядке?" - выдавила она.
 "Какая разница?" - сказали одновременно Гарри и Рон.
      Локхарт медленно поднимался на ноги. Его шляпа валялась на полу, а волнистые волосы встали дыбом.
      "Ну что ж, ваша взяла, - сказал Локхарт, возвращаясь на свое место. Как вы поняли, это было Разоружающее Заклинание. Я потерял свою волшебную палочку... а, спасибо, Мисс Браун, - да, это была отличная идея - показать им это заклинание, но, Профессор Снэйп, если вы не возражаете, по моему мнению, это было слишком уж обыденно. Если бы я захотел остановить вас, это было бы совсем нетрудно, но, в любом случае, им было полезно увидеть..."
      Казалось, Снэйп сейчас его убьет. Возможно, Локхарт заметил это, потому что быстро сказал: "Достаточно показательных выступлений! Сейчас я подойду к вам и разобью всех по парам. Профессор Снэйп, не могли бы вы помочь мне..."
      Они пробирались сквозь толпу, отбирая партнеров для занятий. Локхарт поставил Невилла с Джастином Финч-Флечли. А Снэйп уже добрался до Гарри и Рона.
      "Что ж, пора разделить эту команду мечты, - усмехнулся он. - Висли, ты будешь партнером Финнигана. Поттер..."
      Гарри автоматически подвинулся к Эрмионе.
      "Нет, я так не думаю, - сказал Снэйп, холодно улыбаясь. - Мистер Малфой, подойдите сюда. Посмотрим, как вы справитесь со знаменитым Поттером. А вы, Мисс Грангер, встаньте в пару с Мисс Балстроуд.
      Малфой, напыжившись, подошел к Гарри. На его лице сияла самодовольная ухмылка. За ним последовала одна из Слитеринских девочек. Она напомнила Гарри картинку из "Выходных с Ведьмами". Она была квадратной и огромной, а ее здоровая нижняя челюсть по-бульдожьи выдавалась вперед. Эрмиона слабо улыбнулась ей, но она не ответила на улыбку.
      "Встаньте лицом к своему партнеру! - крикнул Локхарт, возвращаясь на помост. - Теперь поклон!"
      Гарри и Малфой слегка склонили головы, не отрывая глаз друг от друга.
      "Привести палочки в готовность! - прокричал Локхарт, - когда я сосчитаю до трех, произнесите заклинание, чтобы обезоружить партнера. Только обезоружить, нам не нужны несчастные случаи! Один, два, три..."
      Гарри высоко поднял свою волшебную палочку, но Малфой начал еще на счете "два". Его заклинание ударило Гарри так сильно, как будто его стукнули по голове кастрюлей. В голове у Гарри помутилось, но, не теряя даром времени, он направил палочку на Малфоя и произнес: "Смеразбери!"
      Столб серебристого света ударил Малфою в живот. Он согнулся пополам и завизжал.
      "Я сказал только обезоружить!" - обеспокоено прокричал Локхарт через головы дерущейся толпы, когда Малфой упал на колени. Гарри сразил его Заклинанием Щекотки, и он едва мог пошевелиться от смеха. Гарри отступил, полагая, что нападать на соперника, лежащего на полу, нечестно. Но это было ошибкой. Переведя дыхание, Малфой направил палочку на Гарри и произнес: "Таранталлегро!". В следующую секунду ноги Гарри перестали повиноваться ему и начали двигаться в непонятном танце, наподобие квикстепа.
      "Прекратить! Стоп!" - заорал Локхарт, но Снэйп опередил его.
      "Заклихватем!" - крикнул он, и ноги Гарри прекратили свой безумный танец, Малфой перестал смеяться, и оба смогли, наконец, прийти в себя.
      Клубы зеленоватого дыма окутывали помост. Невилл и Джастин лежали на полу, тяжело дыша.
      Рон поддерживал мертвенно бледного Симуса, извиняясь за все, что натворила его сломанная волшебная палочка.
      А Эрмиона и Миллисент Балстроуд все еще сражались. Миллисент таскала Эрмиону за волосы, Эрмиона кричала от боли. Их палочки, забытые, валялись на полу. Гарри шагнул вперед и оттолкнул Миллисент. Это было сложновато - она была в несколько раз тяжелее его.
      "Дорогие мои, - сказал Локхарт, пробираясь сквозь толпу в поисках других пострадавших после дуэли. - Вставай, Макмиллан... Осторожно, Мисс Фоусетт... Надави посильней, Бут, и кровотечение прекратится".
      "Наверное, лучше научить вас блокировать заклинания атаки", - сказал Локхарт, останавливаясь посреди зала. Он взглянул на Снэйпа, чьи черные глаза блестели, и быстро отвел взгляд.
      "Мне нужна пара добровольцев. Лонгботтом и Финч-Флечли, как насчет вас..."
      "Плохая идея, Профессор Локхарт, - сказал Снэйп, скользя вокруг, наподобие злобной летучей мыши. - Лонгботтом опустошит все кругом даже самым безобидным заклинанием. Мы будем отсылать то, что осталось от Финч-Флечли, в больничное крыло в коробке от спичек".
      Розовое лицо Невилла еще больше порозовело.
      "Как на счет Малфоя и Поттера?" - произнес Снэйп и криво ухмыльнулся.
      "Прекрасная идея!" - воскликнул Локхарт, вытаскивая Гарри и Малфоя на середину зала. Толпа расступилась, освобождая им место.
      "А теперь, Гарри, - сказал Локхарт, - когда Драко направит на тебя свою волшебную палочку, делай вот так. Он поднял свою собственную палочку, закрутил ее какими-то сложными пируэтами и внезапно уронил. Снэйп злорадно наблюдал, как Локхарт торопливо поднимает палочку и говорит: "Упс, моя палочка слишком разыгралась".
      Снэйп подвинулся ближе к Малфою, наклонился и прошептал что-то ему на ухо. Малфой тоже усмехнулся. Гарри нервно посмотрел на Локхарта и сказал: "Профессор, не могли бы вы показать эту защиту еще раз?"
      "Испугался?" - прошептал Малфой так, чтобы Локхарт не смог его услышать.
      "Посмотрим", - ответил Гарри, не размыкая губ.
      Локрахт подбадривающе потрепал Гарри по плечу.
  "Просто делай то же, что сделал я, Гарри".
  "Что, уронить мою волшебную палочку?"
   Но Локхарт его не слушал.
    "Три, два, один - поехали!" - крикнул он.
    Малфой быстро поднял свою палочку и крикнул: "Змеезыдия!"
      На кончике его палочки возникло пламя. Гарри в оцепенении наблюдал, как из пламени появилась огромная черная змея, с грохотом свалилась на пол между ними и поднялась, готовая напасть. Толпа завизжала и отступила назад.
      "Не двигайся, Поттер, - лениво произнес Снэйп, явно наслаждаясь зрелищем Гарри, стоящего в оцепенении перед змеей. - Я избавлю тебя от этого..."
      "Позвольте мне!" - закричал Локхарт. Он направил свою палочку на змею, раздался громкий звон, и змея, вместо того, чтобы исчезнуть, поднялась на десять футов в воздух, а затем шлепнулась на пол, смачно чмокнув. Видимо, полет разозлил ее, потому что она быстро поднялась и направилась в сторону Финч-Флечли, собираясь напасть.
      Потом Гарри не был уверен, что заставило его поступить так. Он сделал это, даже не раздумывая. Он осознал, что бежит прямо к змее, и кричит: "Оставь его в покое!" И внезапно - непонятно почему - змея утратила интерес к Джастину, изогнулась, как толстый черный садовый шланг и уставилась на Гарри. Гарри почувствовал, как страх покидает его. Он знал наверняка, что теперь змея не нападет ни на кого. Откуда это было ему известно, он не смог бы объяснить.
      Он посмотрел на Джастина, надеясь увидеть удивление, радость или даже благодарность в его глазах, но увидел лишь злобу и страх.
      "В какие игры ты тут играешь?" - крикнул Джастин и, прежде чем Гарри смог ответить, пулей выбежал из зала.
      Снэйп выступил вперед, взмахнул палочкой, и змея исчезла в маленьком облаке черного дыма. Снэйп тоже смотрел на Гарри с очень неожиданным выражением - это был изучающий пронизывающий взгляд. Он не понравился Гарри.
      Зловещий шепот разносился по залу. Затем, кто-то потянул Гарри за мантию: "Пойдем, - раздался возле уха голос Рона, - Давай же, пошли".
      Рон потащил его из зала, Эрмиона спешила за ними. Когда они проходили по залу, люди сторонились, давая дорогу, как будто боялись прикоснуться к ним.
      Гарри не имел понятия, что происходит, и ни Рон, ни Эрмиона ничего не объясняли ему, пока они не пришли в пустую гостиную Гриффиндора. Там Рон усадил Гарри в кресло и сказал: "Ты Заклинатель. Почему ты ничего не сказал нам?"
      "Я - кто?" - спросил Гарри.
-"Заклинатель! Ты можешь разговаривать со змеями!"
      "Я знаю, - сказал Гарри. - То есть, я хочу сказать, это происходит со мной только второй раз в жизни. Когда-то я натравил удава на своего кузена Дадли. Это было в зоопарке. В общем, это длинная история. Он пожаловался мне, что никогда не видел Бразилии, а я сказал ему, что он может быть свободен. Но тогда я не знал еще, что я волшебник".
      "Удав сказал тебе, что никогда не видел Бразилии?" - восторженно произнес Рон.
      "Ну и что? - сказал Гарри. - Я уверен, что многие люди здесь могут сделать то же самое".
      "Нет, не могут, - сказал Рон. - Это очень редкий дар. Гарри, это плохо".
      "Что плохо? - спросил Гарри, чувствуя, что начинает злиться. - Да что с вами со всеми? Послушайте, если бы я не сказал этой змее отстать от Джастина..."
      "А, так вот, что ты ей приказал?"
"Что ты имеешь в виду? Ты же был там. Ты мог слышать меня-"
      "Я слышал, как ты говорил на языке Заклинателей, - сказал Рон, - на языке змей. Ты мог говорить что угодно. Джастин подумал, что ты разыгрываешь его или что-то делаешь со змеей... Это выглядело ужасно..."
      Гарри вытаращился на него.
      "Я разговаривал на другом языке?! Но, я не понимаю, как я могу говорить на языке и не знать, что я на нем разговариваю?"
      Рон покачал головой. Оба они, и Рон и Эрмиона, выглядели так, словно кто-то умер. Гарри не мог понять, что такого ужасного произошло.
      "Не могли бы вы объяснить мне, что страшного в том, что я остановил огромную, злую змею, которая собиралась откусить Джастину голову? - спросил он. - Какое имеет значение, как я сделал это, если Джастин был спасен и не присоединился к Безголовому Охотничьему Клубу?"
      "Имеет значение, - наконец промолвила Эрмиона охрипшим голосом. Потому что Салазар Слитерин был известен именно своей способностью разговаривать со змеями. Вот почему символом Слитерина является змея".
      Гарри разинул рот.
  "Точно, - сказал Рон. - И теперь вся школа будет думать, что ты его пра-пра-пра-пра-правнук или что-то в этом роде".
      "Но это не так", - с ужасом, который он сам не мог объяснить, произнес Гарри.
      "Теперь это будет очень трудно доказать, - сказала Эрмиона. - Он жил тысячу лет назад. И, судя по тому, что мы знаем, ты можешь быть его родственником".
      Гарри долго не мог заснуть этой ночью. Через открытые занавески он наблюдал, как снег падает на землю, и размышлял... Может ли он быть потомком Салазара Слитерина? В конце концов, он ничего не знает о семье своего отца. Десли запрещали ему задавать вопросы о его родственниках-магах.
; Шепотом Гарри постарался сказать что-нибудь на языке заклинателей. Но слова не вспоминались. Наверное, надо столкнуться лицом к лицу со змеей, чтобы заговорить.
      "Но я же в Гриффиндоре, - думал Гарри, - Сортировочная Шляпа не поместила бы меня сюда, если бы во мне текла кровь Слитерина..."
      "Да, - сказал противный тоненький голосок в его голове, - но Сортировочная Шляпа хотела направить тебя в Слитерин, разве ты не помнишь?"
      Гарри повернулся на другой бок. Завтра он увидится с Джастином и объяснит ему, что не хотел натравить змею, а, наоборот, отзывал ее. "Уж это, - думал Гарри, комкая подушку, - должно быть понятно каждому дураку".
      Следующим утром, однако, снег, который валил, не переставая, всю ночь, засыпал все вокруг, и урок Травоведения был отменен. Профессор Росток хотела утеплить растения Мандрагоры. Это была сложная операция, которую она не могла никому доверить. Было очень важно поскорее вырастить Мандрагору, чтобы вылечить Миссис Норрис и Колина Криви.
      Гарри вслух беспокоился об истории со змеей, греясь у камина в гостиной Гриффиндора, а Рон и Эрмиона убивали свободное время, играя в волшебные шахматы.
      "Ради всего святого, Гарри, - раздраженно сказала Эрмиона, когда один из слонов Рона сбросил с поля ее коня, - пойди и найди Джастина, если для тебя это так важно".
      Гарри поднялся, вылез через дыру в портрете и направился на поиски Джастина.
      В замке было темнее, чем обычно бывает днем, потому что окна укрыл толстый слой снега. Дрожа от холода, Гарри прошел мимо классов, где проходили занятия, прислушиваясь к тому, что происходит внутри. Профессор МакГонагалл ругала кого-то, кто, судя по крикам, превратил одноклассника в барсука. Преодолевая желание заглянуть внутрь, Гарри прошел мимо. Ему пришло в голову, что Джастин, скорее всего, использует свое свободное время, чтобы немного поработать, и Гарри направился в библиотеку.
      Группа учеников из Хафлапаффа, у которых должно было быть Травоведение, сидели в дальнем конце библиотеки, но занимались совсем не учебой. Между длинных книжных полок Гарри мог видеть их близко склоненные головы. Кажется, они вели какой-то секретный разговор. Гарри не удалось рассмотреть, нет ли там Джастина. Он направился к ним и подошел уже близко, когда его ушей достиг обрывок разговора, и он остановился. Ребята не могли видеть Гарри, спрятанного в секции Невидимости.
      "Ну, в любом случае, - говорил крепкий мальчик, - я сказал Джастину спрятаться в нашей спальне. Я имею в виду, если Поттер наметил его следующей жертвой, лучше ему не высовывать носа какое-то время. Конечно, Джастин ждал чего-то в этом роде с тех пор, как проболтался Поттеру, что он из семьи Магглов. Он рассказал даже, что его хотели направить в Итон. Мне кажется, это не та информация, которую нужно сообщать наследнику Слитерина, правда?"
      "А ты уверен, что это Поттер, Эрни?" - спросила девочка с двумя светлыми хвостиками.
      "Ханна! - сказал крепкий мальчик, - он Заклинатель. Каждому известно, что это отличительная черта Темных магов. Ты когда-нибудь слышала, чтобы достойный человек разговаривал со змеями? Они самого Слитерина называли Змеиный Язык".
      Раздался сдавленный шепот, и Эрни продолжал:
      "Помните, что было написано на стене? "Берегитесь, враги Наследника!" У Поттера были какие-то разногласия с Филчем. Как мы знаем, кошка Филча превратилась в камень. Потом этот первогодка, Криви. Он раздражал Поттера во время матча по Квиддитчу, помните, все лез фотографировать, когда тот лежал в грязи? После этого на Криви напали".
      "Но он всегда казался таким милым, - сказала Ханна неуверенно, - и это он заставил исчезнуть Сами-Знаете-Кого. Может ли он быть таким плохим?"
      Эрни понизил голос, Хаффлапаффцы теснее сдвинули головы, и Гарри придвинулся ближе, чтобы расслышать слова Эрни.
      "Никто не знает, почему он выжил после нападения Сами-Знаете-Кого. Я хочу сказать, он был младенцем, когда это случилось. Он должен был разлететься на кусочки. Только самый могущественный Темный маг может справиться с таким серьезным заклинанием, - он понизил голос почти до шепота и сказал. - Вот почему, наверное, Сами-Знаете-Кто хотел убить его в первую очередь. Не хотел, чтобы другой Темный Лорд занял его место. Интересно, какие еще силы скрываются в Поттере?"
      Гарри не мог больше это вынести. Громко прочистив горло, он выступил из своего укрытия за книжными полками. Если бы он не был так разозлен, он заметил бы забавную вещь: все Хаффлапаффцы замерли при виде его, как будто окаменели, а лицо Эрни быстро побледнело.
      "Привет, - сказал Гарри. - Я ищу Джастина Финч-Флечли".
      Самые худшие опасения Хаффлапаффцев подтвердились. Все они в страхе посмотрели на Эрни.
      "Что ты хочешь от него?" - спросил Эрни дрожащим голосом.
   "Я хотел рассказать ему, что на самом деле произошло с этой змеей в клубе Дуэлянтов", - сказал Гарри.
      Эрни облизнул свои белые губы и, глубоко вздохнув, сказал: "Мы все были там. Мы видели, что произошло".
      "Тогда вы заметили, наверное, что после разговора со мной, змея отступила", - сказал Гарри.
      "Все, что я видел, - упрямо повторил Эрни, хотя его трясло от страха, это как ты разговаривал на языке Заклинателей. А потом направил на Джастина эту змею".
      "Я не направлял ее! - крикнул Гарри, и его голос задрожал от гнева. Она даже не притронулась к нему!"
      "Она просто чуть-чуть промахнулась, - сказал Эрни. - И, если тебе интересно, - добавил он поспешно, - ты можешь проверить моих родственников до девятого колена, все они были магами и колдуньями, так что..."
      "Мне наплевать на твоих родственников, - твердо сказал Гарри. - Зачем мне нападать на Магглорожденных?"
      "Я слышал, что ты ненавидишь тех Магглов, с которыми жил в детстве".
      "Это невозможно - жить с Десли и не ненавидеть их. Я бы посмотрел на тебя..."
      Он резко повернулся и вылетел из библиотеки, чуть не сбив с ног Мадам Пинс, которая тщательно вытирала обложку большой книги заклинаний.
      Гарри бежал по коридору, не замечая, что происходит вокруг, так он был расстроен. В результате он налетел на что-то огромное и грохнулся на пол.
      "О, привет, Хагрид", - сказал Гарри, посмотрев наверх.
      Лицо Хагрида скрывал шерстяной вязаный шлем, занесенный снегом. Но, безусловно, это не мог быть никто иной. Мертвый петух свисал с его массивной руки, одетой в перчатку.
      "Все в порядке, Гарри? - спросил Хагрид, оттянув шлем, чтобы можно было говорить. - Ты почему не на занятиях?"
      "Отменили, - сказал Гарри, поднимаясь. - А что ты здесь делаешь?"
 Хагрид подкинул безжизненного петуха.
      "Уже второй за последнее время, - объяснил он. - Или это лисы, или Кровососущее Пугало, и мне нужно разрешение Учителя, чтобы оградить курятник заклинанием".
      Он внимательнее рассмотрел Гарри из-под припорошенных снегом бровей: "Ты уверен, что с тобой все в порядке? Ты выглядишь таким разгоряченным и обеспокоенным".
      Гарри не мог заставить себя повторить то, что говорил о нем Эрни и другие Хаффлапаффцы.
      "Ничего, все в порядке, - сказал он. - Я лучше пойду, Хагрид, следующий урок у нас Преобразования, а мне надо еще взять учебники".
      Он пошел дальше, а его голову все еще занимали слова Эрни: "Джастин ждал чего-то наподобие этого с тех пор, как проболтался Поттеру, что он Маггл..."
      Гарри поднялся по лестнице и свернул в темный коридор. Фонари были потушены сильными порывами ледяного ветра, который проникал в коридор через щель в окне. Гарри уже преодолел половину пути, как вдруг споткнулся обо что-то, лежащее на полу. Он обернулся посмотреть, на что же он наткнулся, и почувствовал, как его желудок резко подпрыгнул.
      На полу лежал Джастин Финч-Флечли, неподвижный и холодный, выражение потрясения застыло на его лице. Его глаза смотрели прямо в потолок. И это было еще не все. Рядом с ним в шести дюймах от пола витала фигура, и более странного зрелища Гарри еще не доводилось видеть.
      Это был Почти Безголовый Ник. Он не был больше жемчужно-белым и прозрачным. Он был черным, лежал неподвижно, наполовину обезглавленный, и в его глазах стоял тот же ужас, что и у Джастина.
      Гарри поднялся на ноги, тяжело дыша. Сердце барабанной дробью билось о ребра. Он оглядел пустынный коридор и увидел вереницу пауков, убегающих со всех ног от неподвижных тел. Единственным звуком, доносившимся сюда, были приглушенные голоса учителей из классов по сторонам коридора.
      Он мог бы убежать, и никто в мире не узнал бы, что он был здесь. Но он не мог просто оставить их здесь лежать... Он должен попросить о помощи... Разве поверит ему кто-нибудь, что он не имеет к этому отношения?
      Пока он стоял так, панически соображая, что делать, дверь неподалеку распахнулась с громким треском. Из нее вылетел полтергейст Пивз.
      "Ой, это малыш Поттер! - закудахтал Пивз, сбивая набок очки Гарри, пока пролетал мимо. - А что это Поттер здесь делает? Почему это Поттер здесь прячется?"
      Внезапно Пивз застыл в воздухе. Поглядев вниз, он увидел Почти Безголового Ника и Джастина. Он вильнул вправо, набрал полную грудь воздуха и, прежде чем Гарри смог остановить его, заорал:
      "НАПАДЕНИЕ! НАПАДЕНИЕ! ЕЩЕ ОДНО НАПАДЕНИЕ! НИ СМЕРТНЫЙ, НИ ПРИЗРАК НЕ СПАСЛИСЬ! СПАСАЙТЕ СВОИ ЖИЗНИ! НАПАДЕНИЕ!"
      Хлоп-хлоп-хлоп - двери распахивалась одна за другой, из них высыпали люди. На протяжении нескольких длинных минут царила такая неразбериха, что Джастина и Ника чуть не раздавили. Гарри обнаружил, что его оттеснили к стене, пока учителя пытались всех успокоить. Прибежала Профессор МакГонагалл, а за ней - весь ее класс. У одного из учеников до сих пор волосы были раскрашены в черно-белую полоску. МакГонагалл взмахнула палочкой, раздался громкий звон, восстановивший тишину и приказала всем возвращаться в классы. Когда сцена действия была почти пуста, на ней каким-то образом нарисовался Эрни.
      "Пойман на месте преступления!" - заорал он, побледнев и указывая на Гарри театральным жестом.
   "Хватит, Макмиллан", - жестко сказала Профессор МакГонагалл.
      Пивз все еще парил наверху, нехорошо посмеиваясь. Пивзу очень нравился всяческий беспорядок. Когда учителя склонились над Джастином и Почти Безголовым Ником, обследуя их, Пивз разразился песней.
      "Эй, Гарик-очкарик, убиваешь всех подряд,
 И они теперь в больнице словно статуи лежат".
      "Довольно, Пивз!" - рявкнула Профессор МакГонагалл, и Пивз быстро удалился, предварительно показав Гарри язык.
      Профессор Флитвик и Профессор Темнистра, преподаватель Астрономии, отнесли Джастина наверх, в госпиталь. Но, кажется, никто не имел понятия, что делать с Почти Безголовым Ником. В конце концов, Профессор МакГонагалл, сотворила огромный вентилятор и передала его Эрни с подробными инструкциями, как перенести Ника по лестнице. Эрни удул Ника наверх, как большой черный дирижабль.
      Профессор МакГонагалл и Гарри остались одни в коридоре.
      "Сюда, Поттер", - сказала она.
      "Профессор, - вымолвил, наконец, Гарри, - клянусь, я не..."
 "Это не в моей компетенции, Поттер", - сказала Профессор.
      В полной тишине они проследовали за угол и остановились рядом с огромной и жутко безобразной горгульей.
      "Лимонная долька", - сказала Профессор МакГонагалл. Это наверняка был пароль, потому что горгулья внезапно ожила, отступила в сторону, а стена за ее спиной разделилась надвое. Даже полный страха о том, что ждет его впереди, Гарри не смог сдержать возглас удивления. За стеной располагалась спиральная лестница, которая двигалась наподобие эскалатора. Как только Гарри и Профессор МакГонагалл ступили на лестницу, стена шумно захлопнулась позади них. Они поднимались кругами все выше и выше, пока, наконец, Гарри, которого немного укачало, не увидел перед собой дубовую дверь. На двери висел медный молоток в форме грифона.
      Теперь он знал, куда его привели. Должно быть, именно это и был кабинет Дамблдора.

    Гл 1   Гл 2            Гл 3    Гл 4          Гл 5                       Гл 6       Гл 7   Гл 8  Гл 9     Гл 10.      Гл 11  Гл12                  Гл 13    Гл 14                Гл 15.      Гл 16.   Гл 17  Гл 18

Просмотров: 492 | Добавил: sergeianatoli1956 | Теги: Гарри Поттер, роли, Гарри Поттер и Тайная комната, персонажи, актёры, литература, Джоан К. Роулинг | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: