Главная » 2015 » Декабрь » 8 » Гарри Поттер и Тайная комната. Глава18. Награда для Добби
05:21
Гарри Поттер и Тайная комната. Глава18. Награда для Добби

Гарри Поттер и Тайная комната 18            Седрик Диггори .jpg                                                                                                  

Джоан КРоулинг

Гарри  Поттер     Актёры и роли                                                                                                                                Глава Восемнадцатая. Награда для Добби
      На мгновенье, пока Гарри, Рон, Джинни и Локхарт замерли в дверях, все в грязи, слизи и (в случае с Гарри) в крови, было тихо. А потом раздался крик: "Джинни!"
      То была Миссис Висли, до этого рыдавшая сидя у камина. Она вскочила на ноги, Мистер Висли последовал ее примеру, и они кинулись к дочери.
      Однако Гарри смотрел не на них. Профессор Дамблдор, сияя, стоял, опираясь на каминную полку рядом с Профессор МакГонагалл, которая прижимала руки к груди и тяжело дышала. Фокс прошелестел мимо уха Гарри и уселся на плечо Дамблдора, а Гарри и Рон попали в крепкие объятия Миссис Висли.
      "Вы спасли ее! Вы спасли ее! Как вы это сделали?"
      "Я думаю, мы бы все хотели это знать", - слабым голосом произнесла Профессор МакГонагалл.
      Миссис Висли отпустила Гарри, а тот, на секунду заколебавшись, подошел к столу и положил на него Сортировочную Шляпу, меч, инкрустированный рубинами, и то, что осталось от дневника Ребуса.
      И затем он начал свой рассказ. Примерно четверть часа он говорил в полной тишине. Он поведал им о бестелесном голосе, о том как Эрмиона наконец выяснила, что он слышал передвижение Василиска по трубам; как он и Рон преследовали пауков в лесу, и что Арагог сказал им, где умерла последняя жертва Василиска; как он догадался, что Стонущая Миртл и была той жертвой, и что вход в Потайную Комнату может быть в ее туалете...
      "Очень хорошо, - Профессор МакГонагалл перебила его, как только он сделал паузу. - Итак вы выяснили, где может быть вход - нарушив по ходу сотню-другую школьных правил, стоит признать - но как вам удалось вернуться живыми, Поттер?"
      Тогда Гарри, который уже почти охрип от всех этих повествований, рассказал им об очень своевременном появлении Фокса и о мече, появившемся из Сортировочной Шляпы. Но затем он запнулся. До сих пор ему удалось избегать упоминаний о дневнике Ребуса и о Джинни. Она стояла склонив голову на плечо Миссис Висли и слезы до сих пор тихо лились по ее щекам. "Что если они исключат ее? - подумал Гарри в панике. - Дневник Ребуса больше не действует... Как мы сможем доказать, что именно он заставлял Джинни все делать?"
      Инстинктивно Гарри посмотрел на Дамблдора, и тот мягко улыбнулся, поблескивая стеклами очков в форме полумесяца: "Что меня больше всего интересует, так это как Лорд Волдеморт смог заколдовать Джинни. По моим сведениям, в настоящее время он скрывается в лесах Албании".
      Облегчение - теплое и безграничное облегчение - овладело Гарри.
      "Ч-что такое? - ошеломленно произнес Мистер Висли. - Сами-Знаете-Кто? Заколдовал Джинни? Н-но Джинни не... она... разве?"
      "С помощью дневника, - быстро пояснил Гарри, показывая его Дамблдору. Ребус написал это в шестнадцать лет..."
      Дамблдор взял у Гарри дневник и с интересом склонился над его прожженными и сырыми страницами.
      "Блестяще, - тихо промолвил он. - Конечно, ведь он был одним из самых выдающихся учеников, когда-либо учившихся в Хогвартсе, - Дамблдор повернулся к семье Висли, которые выглядели чрезвычайно смущенными. - Немногие знали, что Лорда Волдеморта когда-то звали Том Ребус. Я сам учил его пятьдесят лет назад. Он исчез после окончания школы... путешествовал по далеким и чужим местам... погрузился слишком глубоко в Темное Искусство, общался с не лучшими представителями магического общества, подвергся множеству опаснейших магических трансформаций, поэтому, когда он преобразился в Лорда Волдеморта, едва ли кто-то узнал бы его. Вряд ли кто-нибудь связал бы Лорда Волдеморта и умного, симпатичного мальчика, который когда-то был в Хогвартсе Главным Префектом".
      "Но Джинни, - возразила Миссис Висли, - что же наша Джинни делала с... с этим...?"
      "Его д-дневник! - всхлипнула Джинни. - Я писала в нем, а он отвечал мне весь год".
      "Джинни! - сказал Мистер Висли, ошарашенный. - Разве я ничему тебя не учил? Что я всегда тебе говорил? Никогда не доверяй тому, что может думать самостоятельно, особенно, если не видишь, чем оно думает! Почему ты не показала этот дневник мне, или своей маме? Такой подозрительный объект, было очевидно, что он полон Черной Магии!"
      "Я не знала, - рыдала Джинни. - Я нашла его внутри одной из книг, которые мне дала мама. Я думала, что кто-то оставил его там, а потом забыл..."
      "Мисс Висли следует немедленно отправить в госпиталь, - твердым голосом вмешался Дамблдор. - Для нее все происшедшее было ужасным и тяжелым испытанием. Никакого наказания для нее не будет. Лордом Волдемортом были одурачены волшебники постарше и помогущественнее, - Он шагнул к двери и распахнул ее. - Постельный режим и, возможно, большая чашка горячего шоколада. Исходя из моего опыта, это лучше всего действует в таких случаях, - добавил он, посмотрев на нее с доброй улыбкой. - Ты увидишь, Мадам Помфрей еще бодрствует. Она как раз начала давать Сок Мандрагоры - осмелюсь сказать, что очень скоро все пострадавшие очнутся".
      "Значит, с Эрмионой все в порядке!" - воскликнул Рон.
      "Так что никакого страшного вреда ты не причинила, Джинни", - добавил Дамблдор.
      Миссис Висли увела Джинни, а Мистер Висли последовал за ними, все еще пребывая в состоянии шока.
      "Ты знаешь, Минерва, - задумчиво обратился Дамблдор к Профессору МакГонагалл. - Я думаю, мы все заслужили праздник. Могу я попросить тебя пойти и "поднять тревогу" на кухне?"
      "Хорошо, - живо ответила профессор МакГонагалл, направляясь к двери. Тогда я оставлю Поттера и Висли на вас?"
      "Не возражаю", - сказал Дамблдор.
      Она вышла, а Гарри и Рон неуверенно посмотрели на Дамблдора. Что именно имела в виду Профессор МакГонагалл, оставив их на Дамблдора? Несомненно несомненно - их не будут наказывать?"
      "Кажется, я помню, что говорил вам, что мне придется вас исключить, если вы нарушите хотя бы еще одно школьное правило", - сказал Дамблдор.
      Рон в ужасе открыл рот.
      "Что ж, значит пришло время доказать, что иногда приходится пренебречь обещанным, - продолжал Дамблдор, улыбаясь. - Вы оба получите Специальные Награды за Заслуги перед Школой, и - дайте-ка подумать - да, и по двести очков в пользу Гриффиндора".
      Рон приобрел ярко-розовый оттенок, как аляповатые цветы Локхарта на Дне Святого Валентина и, наконец, закрыл рот.
      "Но один из вас, кажется, собрался хранить полное молчание о своей роли в этих опасных приключениях, - добавил Дамблдор. - Почему так скромно, Гилдерой?"
      Гарри вздрогнул. Он совершенно забыл о Локхарте. Он повернулся и увидел, что Локхарт стоит углу комнаты, улыбаясь своей обычной дурацкой улыбкой. Когда Дамблдор обратился к нему, он бросил взгляд через плечо, чтобы посмотреть, кто к нему обращается.
      "Профессор Дамблдор, - быстро сказал Рон, - внизу, в Потайной Комнате, произошел несчастный случай. Профессор Локхарт-"
      "А я профессор? - удивился Локхарт. - Боже мой. А я думал, что я безнадежен..."
      "Он попробовал применить Заклятье Беспамятства, но удар пришелся на него", - поспешно пояснил Рон.
      "Боже мой! - сказал Дамблдор, качая головой, его длинные серебряные усы задрожали. - Поражен своим же мечом, а, Гилдерой!"
      "Меч? - изумился Локхарт. - Ну что Вы, откуда у меня меч? Кажется, тут один завалялся у этого паренька, - он указал на Гарри. - Если попросите, он, думаю, вам одолжит".
      "Ты не мог бы отвести Профессора Локхарта в лазарет? - сказал Дамблдор Рону. - Я бы хотел переговорить с Гарри..."
      Локхарт рысью направился к двери. Рон бросил любопытный взгляд на Дамблдора и Гарри и закрыл дверь.
      Дамблдор перешел к одному из кресел перед камином.
      "Присаживайся, Гарри", - пригласил он, и Гарри сел, чувствуя необъяснимое волнение.
      "Во-первых, Гарри, я хочу поблагодарить тебя, - сказал Дамблдор, и его глаза опять сверкнули. - Ты продемонстрировал мне настоящую верность, там, внизу. Иначе Фокс не прилетел бы к тебе".
      Он погладил феникса, пристроившегося него на колене. Гарри попытался улыбнуться, тогда как Дамблдор продолжал смотреть на него.
      "И ты встретил Тома Ребуса, - добавил Дамблдор задумчиво. - Я представляю, как он интересовался тобой..."
      Внезапно то, что терзало Гарри, сорвалось с его губ.
      "Профессор Дамблдор, Ребус сказал, что между нами есть сходство. Странное сходство..."
      "Правда, он так сказал? - произнес Дамблдор, задумчиво глядя на Гарри из-под толстых серебристых бровей. - А что ты сам думаешь по этому поводу, Гарри?"
      "Я не думаю, что я такой же, как он! - сказал Гарри громче, чем хотел. - Я имею в виду, я же в Гриффиндоре, я..."
      Но вдруг замолчал, притаившееся было сомнение снова всплыло у него в голове.
      "Профессор, - начал он снова через секунду, - Сортировочная Шляпа сказала мне, что мне - мне подошел бы Слитерин. Все некоторое время думали, что я наследник Слитерина... потому что я Заклинатель..."
      "Ты Заклинатель, Гарри, - спокойно сказал Дамблдор - потому что Лорд Волдеморт - который является последним оставшимся предком Салазара Слитерина - тоже Заклинатель. Если я не ошибаюсь, он передал некоторую часть собственной силы тебе в ту ночь, когда ты получил свой шрам. Не то, что он хотел бы сделать на самом деле, я уверен..."
      "Волдеморт вложил в меня частицу себя?" - прошептал Гарри, как громом пораженный.
      "Похоже, именно так".
      "Значит, я должен быть в Слитерине, - сказал Гарри, с отчаянием глядя в лицо Дамблдора. - Сортировочная Шляпа увидела во мне частицу Слитерина и..."
      "Отправила тебя в Гриффиндор, - продолжил Дамблдор спокойно. - Послушай меня, Гарри. Ты обладаешь многими достоинствами, которые Салазар Слитерин ценил в своих воспитанниках. Его собственный очень редкий дар, способности Заклинателя - находчивость - решительность - некоторое пренебрежение правилами, - добавил он, и его усы опять дрогнули. - И все же, Сортировочная Шляпа поместила тебя в Гриффиндор. Ты знаешь, почему так было. Думай".
      "Она отправила меня в Гриффиндор, - пробормотал Гарри расстроенным голосом, - потому, что я попросил не отправлять меня в Слитерин..."
      "Совершенно верно, - сказал Дамблдор, просияв еще раз. - И в этом ты отличаешься от Тома Ребуса. Наши решения, Гарри, именно они показывают, кем мы являемся в действительности, а совсем не наши способности".
      Гарри неподвижно сидел в кресле, совершенно ошеломленный.
      "Если ты все еще хочешь доказательств того, Гарри, что принадлежишь к Гриффиндору, я предлагаю тебе посмотреть на это вблизи".
      Дамблдор подошел к столу Профессор МакГонагалл, взял испачканный в крови серебряный меч и передал его Гарри. Гарри, нахмурясь, перевернул его, и рубины засверкали в свете огня. А затем он увидел имя, выгравированное чуть ниже рукояти.
      Годрик Гриффиндор.
      "Только настоящий Гриффиндорец мог вытащить это из Шляпы, Гарри", тихо сказал Дамблдор.
      В течение минуты они оба молчали. Затем Дамблдор выдвинул один из ящиков стола Профессор МакГонагалл и достал перо и бутылку чернил.
      "То, что тебе требуется, Гарри, это плотный ужин и хороший сон. Я предлагаю тебе отправиться на праздник, пока я напишу в Азкабан - надо получить нашего лесничего обратно. И я должен дать рекламное объявление в "Дэйли Профет", - добавил он задумчиво. - Нам будет нужен новый учитель Защиты от Темных Сил... Боже мой, у нас их постоянная нехватка, правда?"
      Гарри встал и направился к двери. Он как раз собрался взяться за ручку, как вдруг дверь распахнулась так сильно, что стукнулась об стенку.
      За ней стоял Люций Малфой с лицом, искаженным яростью. А из под его руки, съежившись, выглядывал Добби, замотанный в бинты.
      "Добрый вечер, Люций", - вежливо произнес Дамблдор.
      Мистер Малфой чуть не сбил Гарри с ног, влетев в комнату.
      Добби с выражением ужаса на лице мчался за ним, держась за полу плаща.
      В руках у него была сжата грязная тряпка, которой он пытался дочистить ботинки Мистера Малфоя. Очевидно, Мистер Малфой собирался в большой спешке, поскольку помимо нечищенных ботинок, его обычная прилизанная шевелюра была взъерошена. Игнорируя эльфа, суетящегося у его щиколоток, он остановил взгляд холодных глаз на Дамблдоре.
      "Итак! - начал он. - Вы все же вернулись. Попечители отстранили вас, но вы все еще считаете возможным вернуться в Хогвартс".
      "Понимаешь, Люций, - сказал Дамблдор, невозмутимо улыбаясь, - остальные одиннадцать попечителей связались со мной сегодня. По правде говоря, это было похоже на ураган из сов. Они узнали, что дочь Артура Висли убита и приказали мне немедленно вернуться. Очевидно, они в конце концов решили, что я был неплохим директором. Очень странные истории они мне рассказывали, кстати... Некоторым, кажется, показалось, что ты грозился проклясть их семьи, если они не согласятся лишить меня полномочий".
      Мистер Малфой стал даже бледнее, чем обычно, но глаза его все еще сверкали яростью.
      "Итак, вы уже остановили нападения? - усмехнулся он. - Поймали виновника?"
      "Да", - ответил Дамблдор с улыбкой.
      "Ну? - произнес Мистер Малфой язвительно. - И кто это?"
      "Тот же человек, что и в прошлый раз, Люций, - сказал Дамблдор. - Но на этот раз Лорд Волдеморт действовал через другого. С помощью этого дневника".
      Он поднял маленькую черную книжку с большой дырой в центре, пристально глядя на Мистера Малфоя. Гарри, тем временем, наблюдал за Добби.
      Эльф делал что-то странное. Его большие глаза пристально уставились на Гарри, затем он перевел взгляд на дневник, а затем на Мистера Малфоя, и потом стукнул себя кулаком по голове.
      "Понимаю..." - медленно сказал Мистер Малфой Дамблдору.
      "Умный план, - произнес Дамблдор ровным голосом, не сводя глаз с Мистера Малфоя. - Поэтому если бы Гарри, - Мистер Малфой бросил на Гарри недобрый взгляд, - и его друг Рон не обнаружили эту книгу, все обвинения пришлись бы на долю Джинни. И никто не был бы в состоянии доказать, что она действовала не по своей воле..."
      Мистер Малфой ничего не сказал. Его лицо внезапно стало похожим на маску.
      "И вообразите себе, - продолжал Дамблдор, - что могло бы случиться потом... Семья Висли является одной из самых Чистокровных семей. Представьте эффект Закона о Защите Магглов Артура Висли, если его собственная дочь нападала на Магглорожденных. Нам очень повезло, что дневник был найден, и воспоминания Ребуса стерты оттуда. Кто знает, что могло произойти в противном случае..."
      Мистер Малфой заставил себя заговорить.
      "Очень повезло", - выдавил он.
      Но стоя за ним, Добби все еще смотрел на дневник, потом переводил взгляд на Люция Малфоя и бил себя по голове.
      И внезапно Гарри все понял. Он кивнул Добби, и тот вернулся в угол, и в ожидании наказания затряс ушами.
      "А хотите узнать, Мистер Малфой, откуда Джинни взяла дневник?" - сказал Гарри.
      Люций Малфой развернулся к нему.
      "Откуда же мне знать, где могла найти его эта глупая девчонка?" бросил он.
      "Потому что это вы дали ей дневник, - объяснил Гарри. - В "Завитках и Кляксах". Это ведь вы подобрали ее книгу по Преобразованию, и вы же подсунули в нее дневник, не так ли?"
      Мистер Малфой сжимал и разжимал белые пальцы.
      "Докажи это", - прошипел он.
      "О, никто не смог бы, - сказал Дамблдор, улыбаясь Гарри. - Особенно сейчас, когда Ребус исчез из этой книги. С другой стороны, я бы посоветовал тебе, Люций, пока придержать старые школьные вещи Лорда Волдеморта. Если хоть одна опять окажется в чьих-то невинных руках, я думаю кто-нибудь, Артур Висли, например, убедится, что следы происшедшего ведут именно к тебе..."
      Люций Малфой замер на мгновенье, а затем Гарри отчетливо увидел, как его правая рука дернулась в поисках волшебной палочки. Но вместо этого он повернулся к домашнему эльфу.
      "Мы уходим, Добби!"
      Он бросился к двери, а так как эльф поспешил протиснуться перед ним, то продолжил траекторию ноги хозяина. Они слышали, как Добби визжит от боли всю дорогу по коридору. Гарри остановился на секунду, раздумывая. Затем его осенило.
      "Профессор Дамблдор, - сказал он быстро, - можно я верну дневник Мистеру Малфою, пожалуйста?"
      "Конечно, Гарри, - ответил Дамблдор. - Но торопись. Помни, тебе еще надо успеть на праздник..."
      Гарри схватил дневник и выбежал из комнаты. Огибая угол, он слышал повизгивания Добби. Предвкушая, что будет, если его план все-таки сработает, Гарри быстро снял один ботинок, стянул влажный и грязный носок, а затем засунул в него дневник.
      Потом он помчался по темному коридору. Он догнал их на верхних ступенях лестницы.
      "Мистер Малфой, - он тяжело дышал, останавливаясь. - У меня здесь кое-что для вас".
      И он вложил вонючий носок в руку Люция Малфоя.
      "Что за...?"
      Мистер Малфой сорвал носок с дневника, а потом отбросил его в сторону и злобно посмотрел сначала на истерзанную книгу, затем на Гарри.
      "Однажды, тебя ждет такой же незавидный конец, как и твоих родителей, Гарри Поттер, - сказал он вкрадчиво. - Они были такими же навязчивыми идиотами".
      Он развернулся, чтобы уйти.
      "Пойдем Добби. Я сказал, пойдем!"
      Но Добби не двигался. Он держал отвратительный, склизкий носок Гарри в лапках и смотрел на него так, как если бы у него в руках было бесценное сокровище.
      "Хозяин дал мне носок, - сказал эльф изумленно. - Хозяин дал его Добби".
      "Что? - рассвирепел мистер Малфой - Что ты сказал?"
      "Получил носок, - повторил Добби, все еще не веря. - Хозяин швырнул это, а Добби поймал, и Добби - Добби - свободен".
      Люций Малфой замер, уставившись на эльфа. Потом он повернулся к Гарри.
      "Ты потерял мне слугу, мальчик!"
      Но Добби крикнул: "Ты не посмеешь навредишь Гарри Поттеру!"
      Раздался громкий хлопок, и Мистера Малфоя отбросило назад. Он слетел с лестницы, трижды стукнулся о ступеньки и грохнулся в самом низу. Он поднялся, мертвенно-бледный, достал волшебную палочку, но Добби угрожающе упер в него длинный палец.
      "Теперь ты должен уйти, - сказал он свирепо. - Ты не тронешь Гарри Поттера. Тебе придется уйти".
      У Люция Малфоя не осталось выбора. Кинув последний, очень сердитый взгляд на Гарри и эльфа, он завернулся в свой плащ и исчез.
      "Гарри Поттер освободил Добби! - сказал эльф пронзительно, с обожанием глядя на Гарри. Лунный свет из ближайшего окна отражался в его глазах, похожих на сферы. - Гарри Поттер освободил Добби!"
      "Не стоит благодарности, Добби, - сказал Гарри, усмехаясь. - Обещай мне только никогда больше не пытаться спасти мою жизнь".
      Безобразное коричневое лицо эльфа внезапно расплылось в широкой зубастой улыбке.
      "У меня только один вопрос, Добби, - сказал Гарри, в то время, как Добби дрожащими руками теребил его носок. - Ты говорил мне, что все это не относится к Тому-Кто-Не-Должен-Быть-Назван? Ну...?"
      "Это и был ключ к разгадке, - сказал Добби, его глаза расширились так, как будто все и так было ясно. - Добби дал вам подсказку. Темный Лорд, до того как изменил свое имя, должен был зваться как-то обычно, понимаете?"
      "Ясно, - сказал Гарри слабо. - Ну, я лучше пойду. У нас праздник, и мою подругу Эрмиону должны были уже разбудить..."
      Добби протянул руки и обнял Гарри где-то на уровне талии.
      "Гарри Поттер величайший из всех, кого Добби знал, - всхлипнул он Прощай, Гарри Поттер!"
      И с громким треском Добби исчез.
      Гарри видел в Хогвартсе уже много праздников, но никто никогда еще он не был на празднике подобном сегодняшнему. Ученики, одетые в пижамы сидели за столами до утра. Гарри не знал, что же было лучше всего: Эрмиона, бегущая к нему с криками: "Ты справился! Ты справился!"; или Джастин, спешащий от стола Хаффлпаффа, чтобы пожать его руку и извиниться за свои подозрения; или Хагрид, появившийся в половине третьего, он похлопал Гарри и Рона по плечам с такой силой, что они уткнулись в свои тарелки с вкусностями; или его и Рона четыреста очков в пользу Гриффиндора, которые помогли выиграть Кубок Колледжей второй раз подряд; или Профессор МакГонагалл, которая встала и сказала им всем, что все экзамены отменяются в виду исключительных обстоятельств ("О, нет!" - воскликнула Эрмиона); или Дамблдор, сообщивший, что, к сожалению, Профессор Локхарт не сможет преподавать в следующем году, так как ему надо восстановить память. Несколько учителей присоединились к аплодисментам, последовавшим за этой новостью.
      "Как не стыдно, - заметил Рон, намазывая пончик джемом. - Он ведь уже почти начал мне нравиться".
      Конец летнего семестра пролетел как в тумане. Хогвартс возвращался к нормальной жизни, только с небольшими изменения - занятия по Защите от Темных Сил были отменены ("Но ведь мы получили кучу практических знаний", убеждал Рон недовольную Эрмиону), и Люций Малфой был снят с должности попечителя. Драко больше не расхаживал по школе так важно, как будто он ее купил. Напротив, он выглядел обиженным и надутым. А Джинни Висли, наоборот, опять была совершенно счастлива.
      Слишком скоро наступило время путешествия домой на Хогвартском Экспрессе. Гарри, Рон, Эрмиона, Фред, Джордж и Джинни сидели в одном купе. У них оставалась еще нескольких последних часов, когда им разрешалось творить магию перед тем, как забыть о ней на все каникулы. Они играли в Подрывного Дурака, и взорвали последнюю хлопушку из набора фейерверков Филибастера, которая еще оставалась у Фреда и Джорджа. Они немножко потренировались в заклинании: "Разоружармус!". У Гарри получалось особенно здорово.
      Они уже подъезжали к вокзалу Кинг Кросс, когда Гарри вспомнил нечто важное.
      "Джинни, а что Перси делал такого, что ты видела и не должна была никому рассказывать?"
      "Ах, это? - сказала Джинни, хихикая. - Ну... у Перси появилась подружка".
      Фред уронил кучу книг на голову Джорджу.
      "ЧТО?"
      "Это префект Рэйвенкло - Пенелопа Клиуотер, - сказала Джинни. - Это ей он писал все прошлое лето. Он все время тайно встречался с ней в школе. Я видела однажды, как они целовались в пустом классе. Он был так расстроен, когда - ну ты знаешь - на нее напали. Вы не будете дразнить его, нет?" добавила она с любопытством.
      "Даже и не мечтали об этом", - сказал Фред с таким видом, как будто оказалось, что у него сегодня день рождения.
      "Конечно, нет" - добавил Джордж, хихикая.
      Хогвартский Экспресс замедлил ход и наконец остановился.
      Гарри вытащил перо и кусок пергамента и повернулся к Рону и Эрмионе.
      "Это называется "телефонный номер", - сказал он Рону, дважды написал что-то, потом сложил пергамент вдвое и разорвав, протянул им. - Я рассказывал твоему папе прошлым летом как пользоваться телефоном - он знает. Позвони мне к Десли, ладно? Я не переживу следующие два месяца, если мне придется говорить только с Дадли..."
      "Наверное, твои дядя и тетя будут гордиться тобой, правда? - сказала Эрмиона, когда они вышли из поезда и присоединились к толпе, медленно ползущей к волшебному барьеру. - Когда они узнают, что ты сделал в этом году".
      "Гордиться? - переспросил Гарри. - Ты что, с ума сошла? Узнав, что я все время мог погибнуть и не сделал этого? Да они будут вне себя от ярости..."
      И они вместе шагнули сквозь барьер в мир Магглов.

      КОНЕЦ                          
  Глава1. Самый скверный день рождения    Глава 2. Предупреждение Добби        Глава 3. Нора       Глава 4. В "Завитках и Кляксах"    Глава 5. Дерущаяся ива                 Глава 6. Гилдерой Локхарт   Глава 7. Нечистокровные и шепот         Глава 8. Годовщина смерти    Глава 9. Надпись на стене       Глава 10. Шальной Бладжер    Глава 11. Клуб Дуэлянтов           Глава.12. Многосущное зелье       Глава 13. Таинственный дневник       Глава 14. Корнелий Фадж          Глава 15. Арагог   Глава 16. Потайная Комната           Глава.17. Наследник Слитерина                 Глава18. Награда для Добби                                                     ГАРРИ ПОТТЕР... ЧТЕНИЕ        

Просмотров: 674 | Добавил: sergeianatoli1956 | Теги: Гарри Поттер, роли, литература, актёры, персонажи, Гарри Поттер и Тайная комната, Джоан К. Роулинг | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: