Главная » 2015 » Декабрь » 8 » Гарри Поттер и Тайная комната Глава.12. Многосущное зелье
04:22
Гарри Поттер и Тайная комната Глава.12. Многосущное зелье

Гарри Поттер и Тайная комната 12    Невилл Долгопупс.jpg                                             

Джоан КРоулинг

Гарри  Поттер     Актёры и роли                                                                                                                                                   Глава Двенадцатая. Многосущное зелье  
      Они остановились наверху каменной лестницы, и Профессор МакГонагалл постучала в дверь. Дверь бесшумно открылась, и они вошли. Профессор МакГонагалл велела Гарри подождать и ушла.
      Гарри огляделся. Конечно же, среди всех учительских кабинетов, которые ему довелось видеть за последний год, кабинет Дамблдора был самым интересным. Если бы мысли Гарри не были заняты исключением из школы, он был бы очень рад случаю побывать здесь.
      Это была большая, красивая круглая комната, где все тихонечко шумело. На столах с ножками, похожими на веретено, стояли странные серебряные инструменты. Oни крутились и выпускали тоненькие струйки дыма. Стены были увешаны портретами прежних директоров, которые мирно дремали в своих рамках. Еще там стоял огромный стол на когтистых лапах, а над ним на полке лежал изношенный и потертый волшебный колпак - Сортировочная Шляпа.
      Гарри заколебался. Он осторожно оглядел спящих по стенам ведьм и чародеев. В самом деле, ничего страшного не произойдет, если он возьмет Шляпу и попробует ее надеть. Просто проверить... просто убедиться, что она отправила его в соответствующий Колледж.
      Он тихо обошел стол, взял с полки Шляпу и осторожно опустил себе на голову. Слишком большая Шляпа сразу упала ему на глаза, в точности так же, как в предыдущий раз. Гарри ждал, уставившись на черную подкладку. Тоненький голосок у него в ухе заговорил:
      "Да ты волнуешься, Гарри Поттер?"
      "Мммм, да...- пробормотал Гарри. - Ммм, простите, что побеспокоил, я хотел спросить..."
      "Тебе стало любопытно, правильно ли я определила тебя в Колледж, язвительно произнесла шляпа, - Да... с тобой было особенно сложно. Но я по-прежнему настаиваю на сказанном ранее: тебе бы хорошо подошел Слитерин..."
      Желудок Гарри стал свинцовым. Он нащупал край Шляпы и стянул ее. Шляпа неподвижно замерла в его руках, неряшливая и причудливая. Гарри, совершенно разбитый, сунул ее обратно на полку.
      "Ты ошибаешься!" - сказал он молчащей Шляпе. Она не шелохнулась. Гарри попятился, разглядывая ее. В этот момент странный звук, перекрывший все остальные, заставил его обернуться.
      Оказывается, он был не один. На золотом насесте рядом с дверью сидела с виду дряхлая птица, очень похожая на полуощипанного индюка. Он смотрел на птицу, а птица бросила на него несчастный взгляд, снова издав тот же гогочущий звук. Гарри показалось, что она больна. У нее был тусклый взгляд, а пока они таращились друг на друга, она взмахнула хвостом и выронила пару перьев.
      Гарри не хватало только, чтобы домашняя птица Дамблдора сдохла, когда он один с ней в комнате! Не успел он об этом подумать, как вдруг птица вспыхнула с нескольких сторон.
      Гарри в ужасе завопил и отскочил за стол. Он начал лихорадочно оглядываться в поисках какого-нибудь стакана с водой, но тщетно. А птица тем временем превратилась в огненный шар. Она издала еще один пронзительный крик, и через секунду от нее осталась лишь тлеющая на полу куча пепла. Дверь кабинета открылась, и вошел мрачный Дамблдор.
      "Профессор, - задохнулся Гарри, - Ваша птица... я ничего не мог сделать... она просто загорелась..."
      К изумлению Гарри, директор кивнул.
      "Самое время, - сказал Дамблдор. - Он ужасно выглядел последние дни. Я уже говорил ему, что, пожалуй, пора..."
      Он улыбнулся ошеломленному выражению лица Гарри.
      "Фокс - феникс. Фениксы сгорают, когда приходит время умирать, а потом возрождаются из пепла. Посмотри на него".
      Гарри посмотрел вниз и увидел маленькую морщинистую новорожденную птичку, выглядывающую из золы. На его взгляд, она была такая же противная, как и предыдущая.
      "Плохо, что ты увидел его в День Горения, - сказал Дамблдор, усаживаясь за стол. - На самом деле он очень симпатичный, с чудесным красно-золотым оперением. Фениксы - очаровательные создания. Они могут переносить большие тяжести, их слезы обладают целебными свойствами, и кроме того, из них получаются очень преданные домашние птицы".
      Шокированный зрелищем сгорающего Фокса, Гарри чуть не забыл, почему он здесь, но сразу же вспомнил, как только Дамблдор уселся на высокий стул позади стола и пригвоздил Гарри к месту пронзительным взглядом своих светло-голубых глаз.
      Но Дамблдор не успел вымолвить ни слова, как дверь с треском распахнулась, и в комнату ввалился Хагрид с перекошенным лицом. Его шлем сбился на затылок, а мертвый петух все еще болтался в руках.
      "Это не Гарри, Профессор Дамблдор, - разразился Хагрид, - я разговаривал с ним буквально за несколько секунд до того, как нашли мальчика. Он бы не успел, сэр..."
      Дамблдор пытался вставить хоть слово, но Хагрид продолжал свой монолог, размахивая петухом и разбрасывая перья во все стороны.
      "... Это не он, я могу присягнуть в Министерстве Магии, если мне..."
      "Хагрид, я ..."
      "... Вы взялись не за того. Я знаю, Гарри никогда бы..."
      "Хагрид! - громко сказал Дамблдор. - Я не считаю, что Гарри напал на этих людей".
      "Ох! - Хагрид остановился, и петух повис тряпкой. - Да. Тогда я лучше подожду снаружи, господин Директор".
      Он смущенно удалился.
      "Вы не считаете, что это я, Профессор?" - переспросил с надеждой Гарри, пока Дамблдор сметал со стола петушиные перья.
      "Нет, Гарри, не считаю, - ответил Профессор. Его лицо снова было мрачным. - Но я, тем не менее, хочу поговорить с тобой".
      Гарри нервно ждал, пока Дамблдор рассматривал его, соединив кончики пальцев.
      "Я должен тебя спросить, Гарри, может быть, ты хочешь рассказать мне о чем-нибудь? - мягко спросил Дамблдор, - О чем угодно..."
      Гарри растерялся. Он подумал о крике Малфоя: "Вы будете следующими, Нечистокровные!" и про Многосущное Зелье, медленно кипящее в туалете Стонущей Миртл. Потом он подумал про бестелесный голос, который дважды слышал, и слова Рона: "Когда ты начинаешь слышать голоса, которые больше никому не слышны, - это не самый лучший признак, даже в колдовском мире". Он подумал обо всем, что про него говорят, и про свой растущий страх, что он как-то связан с Салазаром Слитерином...
      "Нет, - ответил Гарри, - Нет, ничего, Профессор..."
      Двойное нападение на Джастина и Почти Безголового Ника превратило царившую до сих пор нервозность в настоящую панику. Любопытно, что
      судьба Почти Безголового Ника, казалось, обеспокоила людей больше всего. "Кто может вытворить такое с призраком?" спрашивали все друг друга, "Какая жуткая сила может навредить тому, кто уже мертв?". Скупка билетов на Хогвартский Экспресс была похожа на паническое бегство. Все старались попасть домой на Рождество.
      "Такими темпами здесь останемся только мы, - сказал Рон Гарри и Эрмионе. - Мы, Малфой, Крабб и Гойл. Какой славный праздник получится!"
      Крабб и Гойл, которые во всем следовали за Малфоем, записались в число остающихся на праздники. Но Гарри был рад, что почти все уезжают.
      Он устал от людей, шарахающихся от него в коридоре, как будто он
      вот-вот покажет клыки или плюнет ядом. Он устал от ворчания, шепота и показывания пальцами, когда он проходит мимо.
      Если уж кому эта ситуация и казалась забавной, так это Фреду и Джорджу. Они взяли в привычку вышагивать впереди Гарри с криками:
      "Дорогу Наследнику Слитерина, великому ужасному колдуну..."
      Перси был крайне недоволен таким поведением.
      "Это не повод для шуток", - холодно говорил он.
      "С дороги, Перси! - крикнул Фред, - у Гарри горит дело..."
      "Он торопится в Комнату Секретов на чашку чая со своим клыкастым слугой", - посмеиваясь, добавил Джордж.
      Джинни, однако, не разделяла их веселья.
      "Нет, не надо!" - каждый раз кричала она, когда Фред громко вопрошал, на кого Гарри намерен напасть следующим, или когда Джордж делал вид, что пытается отогнать Гарри связкой чеснока.
      Гарри не обижался. Наоборот, он чувствовал себя гораздо лучше от того, что, по крайней мере, Фред и Джордж считали идею "Гарри - наследник Слитерина" до предела нелепой. Но это шутовство, похоже,
      раздражало Драко Малфоя, который мрачнел с каждым разом, как они попадались ему на глаза.
      "Это потому, что он лопается от желания заявить, что на самом деле
      это он, - заявил Рон со знанием дела. - Вы же знаете, он ненавидит
      проигрывать. А сейчас тебе достались все пряники за его грязную работу".
      "Это ненадолго, - убежденно сказала Эрмиона. - Многосущное Зелье почти готово. Скоро мы добьемся от него правды".
      Наконец семестр закончился, и тишина, глубокая как снег на земле, опустилась на замок. Гарри был скорее умиротворен, чем мрачен, и радовался, что он, Эрмиона и все Висли могли вовсю распоряжаться Гриффиндорской башней. Это означало, что они могли, например, поиграть в Подрывного Дурака или без посторонних поупражняться в дуэльном искусстве. Фред, Джордж и Джинни предпочли остаться в школе, а не ехать в Египет в гости к Биллу с Мистером и Миссис Висли. Перси, не одобрявший их детское поведение, проводил мало времени в гостиной Гриффиндора. Он помпезно сообщил, что он единственный, кто остался в школе на Рождество из-за своих обязанностей префекта помочь учителям в такой полный проблем период.
      Наступило холодное светлое Рождественское утро. Гарри и Рона очень рано разбудила Эрмиона. Она ворвалась к ним в спальню уже полностью одетая, с подарками в руках.
      "Вставайте", - сказала она, раздвигая занавески на окнах.
      "Эрмиона, тебе нельзя сюда заходить", - сказал Рон, закрываясь от
      света.
      "Счастливого Рождества! - крикнула Эрмиона и бросила ему его подарок. Я уже почти час как встала. Я добавила в зелье еще чуток резаных крыльев. Оно готово".
      Гарри сразу проснулся и сел.
      "Ты уверена?"
      "Конечно, - сказала Эрмиона, отодвигая Скабберса, чтобы пристроиться на краешке кровати Рона. - Если мы собираемся что-нибудь предпринять, то надо действовать сегодня ночью".
      В этот момент в комнату влетела Хедвиг с маленьким свертком в клюве.
      "Привет! - радостно сказал Гарри, когда она приземлилась рядом, - ты больше не обижаешься на меня?"
      Она нежно ущипнула его за ухо, и это было куда более хорошим подарком, чем тот, что она принесла. Сверток оказался от Десли. В нем была зубочистка и письмо с требованием узнать, не может ли он остаться в Хогвартсе заодно и на летние каникулы.
      Остальные рождественские подарки Гарри были намного интереснее. Хагрид прислал ему большую банку с помадкой, которую Гарри решил размягчить над огнем, прежде чем съесть. Рон подарил ему книгу под
      названием "Полеты с Пушками" с множеством любопытных историй прo его любимую команду по Квиддитчу, а Эрмиона подарила ему превосходное орлиное перо для письма. Гарри открыл последний подарок и обнаружил там новый вязаный свитер и сливовый пирог от Миссис Висли. Он читал ее открытку с вновь нахлынувшим чувством вины, вспомнив машину Мистера Висли (которую никто не видел после столкновения с Дерущейся Ивой) и подумав об очередном безобразии, которое они с Роном вскоре устроят.
      Все, даже те, кому подводило живот от мысли о ждущем их Многосущном Зелье, не могли отказать себе в удовольствии насладиться рождественским обедом.
      Большой Зал выглядел великолепно. Помимо дюжины пахнущих морозом рождественских елок и длинных гирлянд остролистa и омелы развешанных под потолком, сверху падал заколдованный снег, сухой и теплый. Дамблдор запел один из своих любимых рождественских гимнов. Хагрид хлопал все громче и громче после каждого выпитого бокала с яичным ликером. Фред поколдовал над значком префекта, так что теперь на нем было написано "Яйцеголовый", но Перси ничегошеньки не заметил и все время спрашивал, почему это они сдавленно хихикают. Гарри даже не обращал внимания на Малфоя, который саркастически заметил что-то про его свитер. При удачном стечении обстоятельств, Малфою придется расплачиваться в ближайшие часы.
      Едва Гарри и Рон доели третью порцию рождественского пудинга, как Эрмиона вытащила их из-за стола, чтобы закончить приготовления.
      "Вам еще нужно что-нибудь от тех, в кого вы превратитесь, - сказала она спокойно, словно посылала их в магазин за стиральным порошком. - Лучше всего, конечно, достать что-нибудь от Крабба и Гойла, они ближайшие друзья Малфоя, им он все расскажет. Еще нам надо позаботиться, чтобы настоящие Крабб и Гойл не ворвались и не помешали нам при допросе".
      "Последнее я взяла на себя", - продолжала она, игнорируя обалдевшие лица Рона и Гарри. Она показала два больших шоколадных пирожных.
      "Я наполнила их обычным Глотком Сна. Все, что вам надо сделать, это позаботиться, чтобы Крабб и Гойл нашли их. Вы же знаете, какие они обжоры. Когда они заснут, выдерните у них несколько волосков и затащите их в чулан со швабрами".
      Гарри и Рон скептически переглянулись.
      "Эрмиона, я думаю ..."
      "А если нас накроют..."
      Стальной блеск глаз Эрмионы напомнил им Профессор МакГонагалл.
      "Зелье бесполезно без волос Крабба и Гойла, - твердо сказала она, - Вы хотите допросить Малфоя или нет?"
      "Ну хорошо, хорошо, - сказал Гарри, - а чей волос оторвать тебе?"
      "У меня уже есть, - ответила Эрмиона, вытащила из кармана маленькую бутылочку и показала им одинокий волос, лежащий внутри. - Помните Миллисент Балстроуд, с которой мы боролись в Дуэльном Клубе? Ее волосок остался на моей мантии! Она уехала на Рождество домой, так что мне лишь придется сказать, что я решила вернуться".
      Когда Эрмиона снова засуетилась с последней проверкой Многосущного
      Зелья, Рон повернулся к Гарри с выражением полной обреченности.
      "Ты когда-нибудь видел план, у которого столько шансов провалиться?"
      Но к крайнему удивлению Гарри и Рона, первый этап операции прошел совершенно гладко, как и говорила Эрмиона. Они затаились в пустом проходе к залу по окончании рождественского обеда и ждали Крабба и Гойла, единственных оставшихся за столом Слитерина и доедавших уже по четвертой порции бисквита. Гарри насадил шоколадные пирожные на концы перил. Когда они обнаружили, что Крабб и Гойл собираются выходить из общего зала, то быстро спрятались за пустыми доспехами рядом с дверью.
      "Каким же тупицей надо быть..." - исступленно прошептал Рон, когда Крабб с ликованием показал Гойлу на пирожные и схватил их.
      Глупо ухмыляясь, они целиком засунули пирожные в свои большие рты. С выражением триумфа на лицах, с минуту они жадно жевали. И тут, с тем же выражением на лицах, они оба рухнули на пол.
      Труднее всего оказалось спрятать их в чулане с другой стороны зала. Когда они были надежно усажены между ведрами и швабрами, Гарри выдернул несколько щетинок покрывавших лоб Гойла, а Рон вытащил несколько волосков из головы Крабба. Еще они взяли обувь - их собственная была слишком маленькой для Крабба и Гойла. Потом, ошеломленные собственными деяниями, они понеслись в туалет Стонущей Миртл.
      Он был весь заполнен черным дымом, поднимавшимся из кабинки, где Эрмиона перемешивала что-то в котле. Натянув полы мантий на лица, Гарри и Рон тихонько постучали в дверь.
      "Эрмиона..."
      Они услышали щелчок замка, и перед ними возникла взволнованная Эрмиона. Позади нее булькало зелье. На туалетном столике стояло три стеклянных стакана.
      "Достали?" - затаив дыхание спросила Эрмиона.
      Гарри продемонстрировал ей волосы Гойла.
      "Хорошо. Я стащила запасные мантии из прачечной, - сказала Эрмиона и показала им маленький сверток. - Вам понадобится размерчик побольше, когда вы превратитесь в Крабба и Гойла".
      Все трое уставились на котел. Зелье было похоже на темную, густую, вяло пузырящуюся грязь.
      "Я уверена, я все сделала правильно, - сказала Эрмиона нервно перечитывая засаленную страницу в "Самых Сильных Снадобьях". Оно выглядит точно, как написано в книге... После того, как мы его выпьем, у нас будет ровно час до того, как мы снова станем сами собой".
      "Что сейчас?" - прошептал Рон.
      "Мы разольем его в три стакана и добавим волосы".
      Эрмиона зачерпнула по большой порции зелья в каждый стакан. Затем она дрожащей рукой вытряхнула волосок Миллисент Балстроуд из бутылочки.
      Варево засвистело как кипящий чайник и дико вспенилось. Секундой позже оно стало болезненно желтым.
      "Э-м-м, сущность Миллисент Балстроуд, - брезгливо сказал Рон, - могу спорить, на вкус оно отвратительно".
      "Теперь ваши", - сказала Эрмиона.
      Гарри бросил волос Гойла в средний стакан, а Рон волос Крабба - в последний. Оба стакана засвистели и вспенились. Его раствор приобрел цвет хаки, а стакан Рона стал темно-коричневым.
      "Подождите, - сказал Гарри, когда Рон и Эрмиона потянулись к своим
      стаканам. - Нам не стоит пить это прямо здесь... Как только мы превратимся в Крабба и Гойла, мы тут не поместимся. Да и Миллисент
      Балстроуд не эльф..."
      "Хорошая мысль, - сказал Рон, отпирая дверь, - мы разойдемся по разным кабинкам".
      Осторожно, чтобы не расплескать свое Многосущное Зелье, Гарри скользнул в центральную кабинку.
      "Готовы?"
      "Да", - донеслись голоса Рона и Эрмионы.
      "Раз, два, три..."
      Зажав нос, Гарри в два больших глотка выпил содержимое своего стакана, напоминающее по вкусу переваренную капусту. Его начало мутить, как будто он наглотался живых змей... он согнулся пополам, сдерживая тошноту... теперь жжение быстро распространялось из желудка по всему тему, до кончиков пальцев на руках и ногах... потом, рухнув на четвереньки, он ощутил, что тает и кожа по всему телу пузырится как горячий воск... прямо на глазах его руки стали расти, пальцы стали толще, ногти расширились... суставы выпячивались, плечи болезненно увеличивались... волосы, покалывая лоб, упали на брови... мантия стягивала раздающуюся грудь как железный обруч бочку... ступни агонизировали в обуви на четыре размера меньше...
      Все закончилось также внезапно, как и началось. Гарри лежал лицом вниз на каменном полу и слышал угрюмое бульканье Миртл в дальней кабинке. Он с трудом сбросил ботинки и поднялся. Вот, значит, как чувствовать себя Гойлом. Его большие руки дрожали. Он стянул с себя старую мантию, висевшую на фут выше лодыжек, натянул запасную и зашнуровал ботинки, как Гойл. Он потянулся убрать волосы с глаз и обнаружил только короткую поросль жесткой щетины на низком лбу. Только сейчас он понял, что это очки застилают ему глаза Гойлу, конечно же, они ни к чему. Он снял их и позвал:
      "С вами обоими все в порядке?" - из его горла вырвался хриплый бас Гойла.
      "Да", - донеслось справа ответное хрюканье Крабба. Гарри открыл дверь и подошел к разбитому зеркалу. Оттуда на него своим рыбьим взглядом уставился Гойл. Гарри дернул себя за ухо. Гойл сделал то же самое.
      Открылась дверь кабинки Рона. Они посмотрели друг на друга. Рон был неотличим от Крабба - от круглой, как пудинг, прически, и до гориллоподобных рук, разве что Рон выглядел бледным и ошарашенным.
      "Невероятно, - проговорил он приближаясь к зеркалу и тыкая в плоский нос Крабба. - Просто невероятно".
      "Пожалуй, нам стоит пойти, - сказал Гарри, ослабляя ремешок часов, режущий толстое запястье Гойла. - Нам еще надо попасть в гостиную Слитерина. Надеюсь, мы найдем кого-нибудь, чтобы пойти следом..."
      Рон, разглядывавший Гарри, сказал:
      "Ты не представляешь, как странно видеть Гойла задумчивым... - он
      постучал в дверь к Эрмионе. - Ну же, нам пора идти!"
      Ему ответил писклявый голос:
      "Я... Я, пожалуй, не пойду... Идите без меня".
      "Эрмиона, мы знаем, что Миллисент Балстроуд не красавица, но никто ведь не узнает, что это ты..."
      "Нет, в самом деле, я думаю, я не пойду. А вы торопитесь, вы уже теряете время".
      Гарри в замешательстве посмотрел на Рона.
      "Это больше похоже на Гойла, - сказал Рон. - У него такой вид каждый раз, когда учитель задает ему вопрос".
      "Эрмиона, с тобой все в порядке?" - спросил через дверь Гарри.
      "Да... Да, идите..."
      Гарри посмотрел на часы. Пять из отведенных им шестидесяти минут уже прошли.
      "Мы вернемся к тебе сюда, хорошо?" - спросил он.
      Гарри и Рон осторожно открыли дверь туалета, убедились, что вокруг
      никого нет, и вышли.
      "Не болтай руками", - проворчал Гарри Рону.
      "Ммм?"
      "У Крабба они как окостенелые..."
      "А так?.."
      "Да, так лучше..."
      Они спускались по мраморной лестнице. Им нужен был кто-нибудь из Слитерина, чтобы попасть в гостиную, но вокруг было пусто.
      "Есть идеи?" - пробормотал Гарри.
      "Слитеринцы обычно приходит на завтрак оттуда", - сказал Рон, кивая на вход в подземелье. Едва он это произнес, как из дверей появилась девочка с длинными волнистыми волосами.
      "Извини, - сказал Гарри, догоняя ее, - мы забыли дорогу в нашу гостиную".
      "Прошу прощения, - натянуто сказала девочка, - нашу гостиную? Но я из Рэйвенкло".
      Она пошла дальше, оглядываясь на них с подозрением.
      Гарри и Рон заспешили в темноту по каменным ступенькам. Стук от огромных ног Крабба и Гойла отдавался громким эхом, лишая их надежды, что все пройдет гладко.
      Они спускались ниже и ниже под школу по пустынному лабиринту переходов и постоянно поглядывали на часы проверить, сколько времени у них осталось. Через четверть часа, уже чувствуя разочарование, они внезапно увидели впереди какое-то движение.
      "Вот! - возбужденно сказал Рон. - Это точно один из них".
      Из боковой комнаты выплыла фигура. Когда они подскочили поближе, их сердца оборвались... Это не был ученик Слитерина. Это был Перси.
      "Что ты здесь делаешь?" - удивленно спросил Рон.
      Перси оскорбился.
      "Это, - произнес он с металлом в голосе, - не твое дело. Ты Крабб, не так ли?"
      "Э... ой, да", - сказал Рон.
      "Тогда иди в свою спальню, - строго сказал Перси, - сейчас небезопасно бродить по темным пустым коридорам".
      "А как же ты?" - удивился Рон.
      "Я - префект, - задрал нос Перси. - Мне ничто не страшно".
      Позади Гарри с Роном послышался голос. Драко Малфой, прогуливаясь,
      приближался к ним. Впервые в жизни Гарри был рад его видеть.
      "Вот вы где, - тягуче проговорил он, глядя на них. - Вы, двое, что
      до сих пор свинячили в Большом Зале? Я искал вас, чтобы показать вам нечто весьма занятное".
      Малфой бросил вялый взгляд на Перси.
      "А ты что здесь делаешь, Висли?" - насмешливо спросил он.
      "Тебе следовало бы проявлять больше уважения к школьному префекту,
      - сказал возмущенный Перси, - Мне не нравится твое отношение".
      Малфой усмехнулся и жестом позвал Гарри и Рона за собой. Гарри чуть было не извинился перед Перси, но вовремя сдержался. Они спешно пошли за Малфоем. Он завернул в ближайший проход и сказал:
      "Этот Петер Висли..."
      "Перси", - автоматически поправил его Рон.
      "Неважно, - сказал Малфой. - Я заметил, он довольно много ошивается тут последнее время. И я догадываюсь, почему. Он считает, что в одиночку сможет поймать наследника Слитерина".
      Он коротко усмехнулся. Гарри и Рон обменялись взволнованными взглядами. Малфой остановился около участка голой влажной стены.
      "Ну вот... какой новый пароль?" - спросил он у Гарри.
      "Э-э-э..."
      "Ах, да, "чистая кровь"!" - сказал не слушая Малфой, и скрытая в стене каменная дверь скользнула в сторону, открываясь. Малфой промаршировал внутрь. Гарри и Рон последовали за ним.
      Гостиная Слитерина была длинной низкой комнатой с потолком и стенами из необработанного камня. Сверху на цепях свисали зеленоватые лампы. Перед ними под покрытой сложной резьбой каминной полкой потрескивал огонь, вокруг на стульях с высокими спинками маячили силуэты Слитеринцев.
      "Подождите здесь, - сказал Гарри и Рону Малфой и показал им на два
      стула, стоящих в стороне от огня. - Я сейчас пойду принесу то, что
      только что получил от отца..."
      Сгорая от любопытства, что же Малфой хочет им показать, Гарри и Рон уселись, стараясь не показывать, что они тут в первый раз.
      Через минуту Малфой вернулся с чем-то похожим на вырезку из газеты и ткнул это Рону под нос.
      "Это тебя насмешит", - сказал он.
      Гарри увидел как расширились глаза Рона. Он быстро пробежал заметку, натужно хихикнул и передал ее Гарри.
      Это была статья из "Дейли Профет", в которой было написано следующее:
      РАССЛЕДОВАНИЕ В МИНИСТЕРСТВЕ МАГИИ.
      Артур Висли, начальник отдела Злоупотребления Вещами Магглов был оштрафован сегодня на 50 Галеонов за околдовывание автомобиля Магглов.
      Мистер Люций Мафлой, попечитель Школы Волшебства и Колдовства Хогвартс, где ранее в этом году разбилась заколдованная машина, предложил Мистеру Висли подать в отставку.
      "Мистер Висли подмочил репутацию Министерства - заявил Мистер Малфой нашему корреспонденту. - Он совершенно не походит для работы в законодательных органах, и его "Законопроект о Защите Магглов" надо немедленно сдать в утиль".
      Мы не смогли получить комментарии от Мистера Висли, однако его жена предложила репортерам исчезнуть с глаз долой, иначе она спустит на них семейного вампира".
      "Ну, - сказал Малфой нетерпеливо, когда Гарри вернул ему вырезку, смешно, правда?"
      "Ха-ха", - натужно произнес Гарри.
      "Артур Висли так любит Магглов, что ему стоит сломать пополам свою волшебную палочку и присоединиться к ним, - презрительно продолжал
      Малфой. - Кто бы мог подумать, глядя на поведение Висли, что они чистокровные?"
      Лицо Рона, точнее Крабба, исказилось от ярости.
      "Крабб, что с тобой?" - удивился Малфой.
      "Живот болит", - хрюкнул Рон.
      "Ну так поднимись в больницу, а заодно еще дай от моего имени пинка всем этим Нечистокровным", - сказал Малфой и заржал.
      "А знаете, странно, что Дэйли Профет до сих пор не написал ничего про все эти атаки, - задумчивo продолжил он. - Я полагаю, Дамблдор
      пытается замять дело. Его уволят, если все вскоре не закончится. Отец все время говорит, что хуже старикашки Дамблдора для Хогвартса не придумаешь. Он обожает Магглорожденных. Прежний директор никогда бы не позволил такому слизняку, как Криви, появиться здесь".
      Малфой стал щелкать воображаемым фотоаппаратом и жестоко, но точно
      изображать Колина. "Поттер, можно тебя сфотографировать, а, Поттер? Можно получить твой автограф? Можно облизать твои ботинки, ну пожалуйста, Поттер?". Малфой опустил руки и посмотрел на Гарри с Роном.
      "Эй, да что с вами такое?"
      С опозданием Гарри и Рон заставили себя засмеяться, однако Малфой остался доволен. Очевидно Крабб и Гойл не отличались понятливостью.
      "Святой Поттер - друг Нечистокровных, - медленно сказал Малфой. - У него самого нет настоящего чутья чародеев. Иначе он не стал бы так носиться с этой беспородной выскочкой Грангер. А люди думают, что он - наследник Слитерина!"
      Гарри и Рон ждали затаив дыхание: еще секунда, и Малфой скажет, что это он, но...
      "Хотел бы я знать, кто это, - раздраженно сказал Малфой, - я бы ему помог".
      У Рона отвисла челюсть, так что лицо Крабба потеряло остатки осмысленности. К счастью, Малфой ничего не заметил. Гарри быстро сориентировался и сказал:
      "Должны же быть у тебя хоть какие-то идеи, кто за этим стоит..."
      "Ты же знаешь, что нет, Гойл, сколько раз можно тебе повторять!"
      огрызнулся Малфой.
      "И отец тоже ничего не рассказывает про то, как в последний раз открылась комната. Это было пятьдесят лет назад, еще до того как он учился, но он, конечно, все знает. Он говорит, все хранилось в секрете, и если я буду слишком много об этом знать, это вызовет подозрения. Я знаю лишь одно: когда Потайная Комната открылась в последний раз, умерла Нечистокровная. Я полагаю, это просто вопрос времени, когда эта штука убьет еще кого-нибудь... Надеюсь, это будет Грангер", - закончил с наслаждением Малфой.
      Рон сжал огромные кулаки Крабба. Понимая, что, пожалуй, бесполезно сейчас бить Малфоя, Гарри бросил на него предупреждающий взгляд и спросил:
      "А в прошлый раз поймали того, кто открыл Комнату?"
      "Да... Кто бы это ни был, его исключили, - сказал Малфой. - Должно
      быть, он все еще в Азкабане".
      "В Азкабане?" - недоуменно спросил Гарри.
      "Азкабан - это колдовская тюрьма, Гойл, - сказал Мафлой и подозрительно на него посмотрел. - Честно говоря, ты тормозишь как будто ты Маггл..."
      Он поерзал на стуле и продолжил:
      "Отец говорит, чтобы я не высовывался и дал Наследнику Слитерина сделать свое дело. Отец говорит, надо очистить школу от всей этой нечистокровной заразы, но нам нельзя впутываться. Конечно, ведь он получил по полной программе в свое время. Вы знаете, что на прошлой неделе Министерство Магии устроило налет на наше поместье?"
      Гарри попытался придать лицу Гойла озабоченное выражение.
      "Да, - продолжал Малфой, - К счастью, они не много нашли. У отца есть несколько очень ценных предметов Темного Искусства. К счастью, у нас есть своя потайная комната под полом в гардеробной..."
      "О-o", - произнес Рон.
      Малфой посмотрел на него. Гарри тоже. Рон рыжел. Кончики волос уже посветлели, нос медленно удлинялся - их час закончился, Рон превращался в самого себя. И Гарри, видимо, тоже, судя по ужасу, внезапно появившемуся во взгляде Рона. Они оба вскочили на ноги.
      "Лекарство для живота", - захрюкал Рон, и они без дальнейших объяснений пронеслись через длинную гостиную Слитерина, бросились на стену, промахнули переход, умоляя всех святых, чтобы Малфой не успел ничего заметить. Гарри чувствовал, как егo ноги выскальзывают из огромных ботинок Гойла и вынужден был приподнять мантию, чтобы не запутаться в ней. Они с грохотом ввалились в темный зал, наполненный звуками приглушенных ударов из чулана, в котором они заперли Крабба и Гойла.
      Оставив свои ботинки около двери, они в носках понеслись вверх по мраморной лестнице к туалету Стонущей Миртл.
      "Итак, это было небесполезно, - выдохнул Рон закрывая за собой дверь. Хотя мы так и не узнали, кто же предпринимает все эти нападения, но завтра я напишу папе, чтобы он проверил, что творится у Малфоев под полом в гардеробной".
      Гарри взглянул на собственное лицо в треснувшем зеркале. Это было его настоящее лицо. Он надел очки, а Рон постучал в дверь кабинки Эрмионы.
      "Эрмионa, выходи, у нас есть новости".
      "Уходите", - пропищала Эрмиона.
      Гарри с Роном посмотрели друг на друга.
      "В чем дело? - спросил Рон.- Ты уже должна стать сама собой, мы..."
      В этот момент из соседней кабинки выплыла Стонущая Миртл. Гарри еще никогда не видел ее такой счастливой.
      "О-о-о-о, подождите, сейчас вы ее увидите, - сказала она, - это ужасно..."
      Они услышали щелчок замка, и увидели рыдающую Эрмиону с натянутой на голову мантией.
      "Что случилось? - неуверенно произнес Рон. - У тебя все еще нос Миллисент, или еще что?"
      Эрмиона позволила мантии упасть, и Рон уселся в раковину. Ее лицо было покрыто черной шерстью, глаза стали желтыми, а из прически торчали длинные заостренные уши.
      "Это к-кошачья шерсть, - заикаясь простонала она, - У М-миллисент Балстроуд, должно быть, есть к-кошка. А зелье не п-предназначено для п-превращений в животных!"
      "О-хо-xо", - вымолвил Рон.
      "Тебя будут дразнить "страшилищем"", - довольно сказала Миртл.
      "Все нормально, Эрмиона, - оборвал ее Гарри. - Мы отведем тебя в больничное крыло. Мадам Помфрей никогда не задает слишком много вопросов..."
      У них ушло много времени, чтобы убедить Эрмиону выйти из туалета, а Стонущая Миртл подгоняла их и от души хохотала:
      "Подождите, когда все узнают, что у нее вырос хвост!"                                                                                       
  Глава1. Самый скверный день рождения    Глава 2. Предупреждение Добби        Глава 3. Нора       Глава 4. В "Завитках и Кляксах"    Глава 5. Дерущаяся ива                 Глава 6. Гилдерой Локхарт   Глава 7. Нечистокровные и шепот         Глава 8. Годовщина смерти    Глава 9. Надпись на стене       Глава 10. Шальной Бладжер    Глава 11. Клуб Дуэлянтов           Глава.12. Многосущное зелье       Глава 13. Таинственный дневник       Глава 14. Корнелий Фадж    Глава 15. Арагог     Глава 16. Потайная Комната       Глава.17. Наследник Слитерина                 Глава18. Награда для Добби 

Просмотров: 769 | Добавил: sergeianatoli1956 | Теги: Гарри Поттер, роли, литература, актёры, персонажи, Гарри Поттер и Тайная комната, Джоан К. Роулинг | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: