Главная » 2015 » Декабрь » 4 » Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава пятая. ДИАГОНАЛЬНЫЙ ПРОУЛОК
23:02
Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава пятая. ДИАГОНАЛЬНЫЙ ПРОУЛОК

Ширли Хендерсон.jpg

Плакса Миртл.jpg  

 Актёры и роли             

Джоан К.Роулинг

Гарри Поттер и философский камень       

Глава пятая. ДИАГОНАЛЬНЫЙ ПРОУЛОК                                                                                                                 Следующим утром Гарри проснулся рано. Он знал, что уже светло, хотя глаза его были плотно зажмурены.

- Это был сон, - твердо сказал он себе. - Мне приснилось, что великан по имени Хагрид пришел и сказал, что я поступил в школу волшебников. Я открою глаза, и снова окажусь дома, в своем чулане.

Внезапно раздался громкий стук.

- Это тетя Петуния ломится в дверь, - подумал Гарри с упавшим сердцем. Но все еще не открывал глаз. Сон был такой хороший.

Тук. Тук. Тук.

- Ладно, - пробормотал Гарри. - Встаю.

Он сел, и с него соскользнуло тяжелое пальто Хагрида. Хижина была полна света, шторм кончился, Хагрид собственной персоной спал на обрушенном диване, а в окно стучала когтем сова с зажатой в клюве газетой.

Гарри вскочил на ноги. Счастье распирало его изнутри, словно воздушный шар. Он подбежал к окну и распахнул его. Сова влетела внутрь и бросила газету прямо на Хагрида, который продолжал спать. Затем сова спикировала на пол и атаковала пальто Хагрида.

- Не надо, перестань.

Гарри пытался отогнать сову, но та яростно щелкнула на него клювом и продолжала свирепо драть пальто.

- Хагрид, - позвал Гарри громко. - Тут сова...

- Заплати ей, - пробурчал Хагрид с дивана.

- Что?

- Она хочет платы за доставку газеты. Глянь в карманах.

Казалось, пальто Хагрида состоит только из карманов - связки ключей, мотки веревки, железные шарики, мятные подушечки, пакетики чая... Наконец Гарри обнаружил горсть странного вида монет.

- Дай ей пять кнутсов, - сонно произнес Хагрид.

- Кнутсов?

- Маленьких медных.

Гарри отсчитал пять мелких медных монеток, и сова протянула ему лапу с привязанным к ней кожаным мешочком, чтобы он мог положить туда деньги. Затем сова выпорхнула в открытое окно.

Хагрид громко зевнул и сел, потягиваясь.

- Давай шевелись, Гарри, нынче куча дел, надо ехать в Лондон и покупать тебе все для школы.

Гарри вертел в руках волшебные деньги, разглядывая их. Ему вдруг пришла в голову мысль, от которой счастливый воздушный шарик у него внутри слегка сдулся.

- Да... Хагрид?

- Мм? - промычал Хагрид, надевая свои громадные ботинки.

- У меня нет денег - ты же слышал, что сказал дядя Вернон прошлой ночью - что он не будет платить за мое обучение магии.

- Да не волнуйся ты об этом, - сказал Хагрид, потягиваясь и почесывая голову. - Думаешь, твои родители ничего тебе не оставили?

- Но если их дом был разрушен...

- Они ж не хранили золото дома, парень! Мы сперва пойдем к Гринготтам. Это банк для волшебников. Возьми сардельку, она и холодная хороша - и я не отказался бы от куска твоего именинного торта.

- У волшебников есть банки?

- Один банк. Гринготт. Под управлением гоблинов.

- Гоблинов?

- Ну да - надо быть психом, чтобы пытаться его ограбить. Я тебе точно говорю. Никогда не связывайся с гоблинами, Гарри. Если ты хочешь что-нибудь спрятать, то Гринготты - надежнейшее место в мире. Ну, кроме, может, Хогвартса. Я, вообще-то, так и так собирался зайти к Гринготтам. Дамбльдор просил. По делам Хогвартса. - Хагрид гордо выпятил грудь. - Он доверяет мне важные вещи. Тебя забрать, или там у Гринготтов что-то, - знает, что может на меня положиться.

- Ну, собрался? Поехали.

Гарри последовал за Хагридом на скалу. Небо было ясным, и море блестело в солнечных лучах. Лодка, нанятая дядей Верноном, была еще здесь, полная воды после шторма.

- Как ты сюда попал? - спросил Гарри, озираясь в поисках другой лодки.

- Прилетел, - ответил Хагрид.

- Прилетел?

- Ну да. Но назад мы поплывем. Счас, раз ты со мной, мне не следует колдовать.

Они устроились в лодке. Гарри смотрел на Хагрида во все глаза, представляя его летящим.

- Хотя грести глупо, - сказал Хагрид, покосившись на Гарри. - Если я... ну... слегка ускорю это дело, ты не проболтаешься об этом в Хогвартсе?

- Конечно, нет, - сказал Гарри, стремясь увидеть побольше магии. Хагрид снова вытащил свой розовый зонтик, дважды коснулся им борта лодки, и она прямо-таки рванула к берегу.

- Почему надо быть сумасшедшим, чтобы пытаться ограбить Гринготтов? спросил Гарри.

- Чары... Заклятья, - ответил Хагрид, разворачивая одновременно газету. - Говорят, что особо секретные сейфы охраняют драконы. А потом еще нужно найти выход - Гринготт занимает тысячи миль под Лондоном. Глубоко под метро. С голоду подохнешь, пока выйдешь оттуда, даже если и сумеешь стянуть хоть что-нибудь.

Гарри сидел, обдумывая услышанное, пока Хагрид читал газету, "Ежедневный Пророк". От дядюшки Вернона Гарри усвоил, что в это время людей лучше не трогать, но это было так трудно, у него в жизни не было столько вопросов.

- Министерство Магии опять дров наломало, - проворчал Хагрид, переворачивая страницу.

- А что, есть Министерство Магии? - спросил Гарри, не успев спохватиться.

- Конечно, - ответил Хагрид. - Хотели, чтоб Дамбльдор стал министром, но он никогда не бросит Хогвартс, так что место получил старина Корнелиус Фадж. Тот еще растяпа. Что ни день, закидывает Дамбльдора совами, все совета просит.

- Но что делает Министерство Магии?

- Ну, их основное занятие - скрывать от магглов, что по всей стране еще сохранились колдуньи и волшебники.

- Почему?

- Почему? Черт возьми, Гарри, ведь тогда всякий захочет решить свои проблемы магией. Нет уж, мы лучше сами по себе.

В этот момент лодка мягко ткнулась в стену гавани. Хагрид сложил газету, и они вскарабкались по каменным ступеням на улицу.

Прохожие оглядывались на Хагрида, пока они шли через маленький городок к станции. Гарри их не осуждал. Мало того, что Хагрид был вдвое больше любого человека, он еще и орал громким басом, тыкая пальцем в совершенно обычные вещи, типа парковочных счетчиков:

- Видал, Гарри? Чего только эти магглы не понавыдумывают!

- Хагрид, - Сказал Гарри, слегка запыхавшись от бега за ним. - Ты говорил, в Гринготте есть драконы?

- Да, говорят, есть, - ответил Хагрид. - Вот бы мне одного.

- Ты бы хотел?

- Я с детства мечтал - мы пришли.

Они добрались до станции. Через пять минут уходил поезд в Лондон. Хагрид, который не разбирался в "магглских деньгах", как он их называл, дал Гарри банкноту, чтоб он купил билеты.

Люди в поезде глазели на них еще больше. Хагрид занял собой сразу два сиденья и занялся вязанием чего-то, что больше всего напоминало канареечно-желтую палатку цирка шапито.

- Письмо у тебя, Гарри? - спросил он, считая петли.

Гарри вытащил из кармана пергаментный конверт.

- Хорошо, - кивнул Хагрид. - Там есть список всего, что надо.

Гарри развернул второй лист, не замеченный раньше, и прочел:

ХОГВАРТСКАЯ ШКОЛА МАГИИ И ВОЛШЕБСТВА

Форма

Учащимся первого года потребуются:

1. три комплекта повседневной одежды (мантия черная)

2. один повседневный головной убор (шляпа остроконечная черная)

3. одна пара защитных перчаток (кожа дракона или аналогичные материалы)

4. один зимний плащ с капюшоном (черный, застежка серебряная)

Просьба принять во внимание, что вся одежда должна быть помечена именем учащегося.

Учебники

Все учащиеся должны иметь по экземпляру следующих изданий:

Стандартная книга заклинаний(первый класс), Миранда Гошавк

История магии, Бафильда Багшот

Теория магии, Адальберт Ваффлинг

Пособие по трансфигурации для начинающих, Эмерик Свитч

Тысяча магических трав и грибов, Филлида Спора

Магические зелья и снадобья, Арсениус Джиггер

Фантастические твари и где их найти, Тритон Скамандр

Темные силы: пособие по самообороне, Квентин Тримбль

Прочие пособия

1 волшебная палочка

1 тигль (латунный, стандартный размер 2)

1 набор стеклянных или хрустальных лабораторных флаконов

1 телескоп

1 весы с разновесами

Учащийся также может привезти сову ИЛИ кошку ИЛИ жабу

НАПОМИНАЕМ РОДИТЕЛЯМ, ЧТО УЧАЩИМСЯ ПЕРВОГО ГОДА НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ

- И все это можно купить в Лондоне? - удивился вслух Гарри.

- Если знаешь, куда идти, - сказал Хагрид.

Гарри никогда раньше не бывал в Лондоне. Хотя Хагрид, казалось, знал, куда направляется, он явно не привык добираться дотуда обыкновенным путем. Он запутался в турникете при входе в метро, а потом громко возмущался, что сиденья слишком тесны, а поезда слишком медленны.

- Я вообще не понимаю, как магглы обходятся без магии, - бурчал он, пока они карабкались по сломанному эскалатору, который вел на шумную торговую улицу.

Хагрид был так огромен, что раздвигал толпу с легкостью; Гарри только оставалось идти прямо за ним. Они миновали книжные и музыкальные магазины, закусочные и кинотеатры, но волшебных палочек нигде не продавали. Это была обычная улица, полная обычных людей. Неужели под ними действительно лежат горы волшебного золота? Магазины, торгующие метлами и книгами заклинаний? А вдруг все это - гигантская шутка, что сыграли над ним Дарсли? Если бы Гарри не знал точно, что Дарсли напрочь лишены чувства юмора, он бы так и подумал; но почему-то Гарри продолжал верить Хагриду, хотя все его рассказы были абсолютно неправдоподобны.

- Здесь, - сказал Хагрид, делая остановку. - Протекший Тигль. Знаменитое место.

Это был крошечный обшарпанный бар. Если бы Хагрид не показал, Гарри его бы и не заметил. Люди спешили мимо, не глядя в его сторону. Их глаза перебегали с витрины книжного магазина с одной стороны бара на витрину магазина дисков с другой, как будто не замечали Протекший Тигль вообще. У Гарри было странное чувство,что бар виден только ему и Хагриду. Прежде, чем он спросил об этом, Хагрид втянул его внутрь.

Для знаменитого места тут было слишком темно и невзрачно. Несколько старушек сидели в углу, потягивая шерри из крошечных стаканчиков. Одна курила длинную трубку. Маленький человечек в высокой шляпе разговаривал с барменом, который был абсолютно лыс и походил на кокосовый орех. Когда они вошли, жужжание разговоров смолкло. Похоже, все здесь знали Хагрида; ему махали руками и улыбались, а бармен потянулся за чистым стаканом, говоря:

- Как обычно, Хагрид?

- Не могу, Том, я на хогвартской службе, - ответил Хагрид, похлопывая Гарри по плечу с такой силой, что у того подогнулись коленки.

- О Боже, - выдохнул бармен, глядя на Гарри, - это... может ли быть, что это...

Протекший Тигль внезапно замолк и замер.

- Благослови мою душу, - прошептал бармен, - Гарри Поттер... какая честь.

Он торопливо выбежал из-за стойки, приблизился к Гарри и пожал ему руку со слезами на глазах.

- Добро пожаловать домой, Мистер Поттер, добро пожаловать.

Гарри не знал, что сказать. Все смотрели на него. Старуха продолжала сопеть погасшей трубкой. Хагрид сиял.

Затем загремели отодвигаемые стулья, и в следующий момент Гарри пожимал руки всем посетителям Протекшего Тигля.

- Дорис Крокфорд, Мистер Поттер, не могу поверить, что наконец вижу вас.

-Я польщен, Мистер Поттер, в самом деле польщен.

- Всегда мечтала пожать вашу руку, я вне себя от волнения.

- Восхищен, Мистер Поттер, не могу передать как. Меня зовут Диггл. Дедалус Диггл.

- Я вас узнал, - сказал Гарри, и Дедалус Диггл от восторга уронил шляпу. - Вы кивнули мне в магазине.

- Он запомнил! - вскричал Дедалус Диггл, оглядываясь на всех. - Вы слышали? Он меня помнит!

Гарри все пожимал руки - Дорис Крокфорд решила проделать это еще раз.

Сквозь толпу протискивался бледный молодой человек. Один его глаз дергался в тике.

- Профессор Квиррелл! - сказал Хагрид. - Гарри, профессор Квиррелл будет учить тебя в Хогвартсе.

- П-п-поттер, - заикался профессор Квиррелл, пожимая руку Гарри. - Я очень рад встретить тебя.

- Какую магию вы преподаете, профессор Квиррелл?

- З-защиту от Т-т-темных Сил, - пробормотал профессор Квиррелл, Т-тебе-то она не нужна, а, П-поттер? - он нервно засмеялся. - П-полагаю, п-приехал за школьными принадлежностями? Я с-сам хочу д-докупить новую книгу о вампирах. - Казалось, он перепуган до предела.

Но остальные не собирались предоставлять Гарри в единоличное пользование профессора Квиррелла. Потребовалось минут десять, чтобы уйти от них. Наконец Хагрид просто всех перекричал:

- Мы должны идти - у нас еще полно покупок. Пошли, Гарри.

Дорис Крокфорд пожала руку Гарри в последний раз, и Хагрид провел его через бар в маленький внутренний дворик, где стояли только мусорные баки, да росли сорняки.

Хагрид ухмыльнулся.

- Что я тебе говорил? Ты знаменитый. Профессор Квиррелл аж затрясся, встретив

тебя - но он, правда, вечно трясется.

- Он всегда такой нервный?

- О, да. Бедняга. Блестящий ум. Был в порядке, пока работал с книгами, но потом уехал на год набираться опыта... Говорят, он столкнулся с вампирами в Черном лесу, потом имел неприятности с вурдалаками - и с тех пор уже не был прежним. Боится учеников, боится собственной науки... Кстати, где мой зонтик?

Вампиры? Вурдалаки? У Гарри голова пошла кругом. Хагрид в это время отсчитывал кирпичи в стене над мусорным ящиком.

- Три вверх... Два вбок... - бормотал он. - Так, Гарри, стой.

Он трижды постучал по стене концом зонтика.

Кирпич, до которого он дотронулся, завибрировал - изогнулся - в середине появилась маленькое отверстие - оно расширялась - через секунду они стояли перед проходом, достаточно большим даже для Хагрида, проходом, ведущим на мощеную булыжником улицу, которая скрывалась из виду за крутым поворотом.

- Прошу, - сказал Хагрид. - В Диагональный проулок.

Он усмехнулся, видя изумление Гарри. Они ступили в проход. Гарри быстро обернулся через плечо и увидел, что проход снова закрылся и стал сплошной стеной.

Солнечные лучи отражались в стопке тиглей рядом с ближайшей лавкой. "Тигли всех размеров - медь, бронза, латунь, серебро - самопомешивающиеся - портативные" - гласила вывеска сверху.

- Тебе понадобится один, - сказал Хагрид, - Но сначала добудем денег.

Гарри хотелось бы иметь еще, по меньшей мере, штук восемь глаз. Он вертел головой во все стороны, стараясь разглядеть все: магазины, товар перед ними, людей, делающих покупки. Полная женщина, выйдя из аптеки, качала головой, повторяя: "Драконья печень, семнадцать сиклей унция, просто с ума посходили..."

Приглушенное уханье доносилось из темного магазина с вывеской: "Совы на все случаи - Бурые, Ушастые, Полевые, Полярные и Сплюшки". Несколько мальчиков возраста Гарри стояли, расплющив носы об витрину с метлами. "Гляди, - услышал Гарри одного из них, - новая Нимбус две тысячи - самая быстрая". Тут были магазины, торгующие мантиями, магазины, торгующие телескопами и загадочными серебряными инструментами, которых Гарри раньше не встречал, витрины с бочонками перепонок летучих мышей и глаз угрей, стопки волшебных книг, свертки и свитки пергамента, бутылочки с зельями, лунные глобусы...

Они добрались до снежно-белого здания, возвышавшегося над маленькими лавочками. Перед потемневшими бронзовыми дверьми, в алой с золотом ливрее, стоял

- Ну да, это гоблин, - тихо сказал Хагрид, пока они подымались мимо по белой мраморной лестнице. Гоблин был примерно на голову ниже Гарри. У него было смышленое смуглое лицо, острая бородка и, как заметил Гарри, очень длинные пальцы рук и ног. Он поклонился, пропуская их внутрь. Там предстали еще двери, на сей раз серебряные, с выгравированными словами:

Коль алчен ты, входящий в эту дверь,

Хорошего не будет, верь-не верь.

И если хочешь взять, чего не клал,

Вовек не выйдешь из подземных зал.

А вора мы предупредить хотим:

Здесь не ищи, что не было твоим.

Когда ж не внемлешь, то имей в виду

Обрящешь не богатство, но беду.

- Я ж говорил, надо быть полным психом, чтобы пытаться ограбить их, сказал Хагрид.

Пара гоблинов проводила их с поклоном сквозь серебряную дверь, и они вошли в просторный мраморный холл. Около сотни гоблинов сидело на высоких стульях за длинным прилавком. Они делали записи в конторских книгах, взвешивали монеты на бронзовых весах, изучали сквозь увеличительные стекла драгоценные камни. Из зала вело бессчетное количество дверей, однако гоблинов, провожавших людей туда и оттуда, было еще больше. Хагрид и Гарри приблизились к прилавку.

- Доброе утро, - сказал Хагрид свободному гоблину. Мы пришли взять денег из сейфа мистера Поттера.

- У вас есть ключ, сэр?

- Был где-то, - ответил Хагрид и начал опорожнять карманы прямо на стойку, насыпав при этом на счетную книгу гоблина пригоршню отсырелых собачьих галет. Гоблин брезгливо поморщился. Гарри заметил, что гоблин справа от них взвешивал кучу рубинов, похожих на пылающие каминные угли.

- Вот он, - наконец сказал Хагрид, вытащив крошечный золотой ключик.

Гоблин пристально изучил его.

- Как будто бы все в порядке.

- И еще вот у меня письмо от Профессора Дамбльдора, - важно произнес Хагрид, вынимая его из бумажника. - Это по поводу Вы-Знаете-Чего в сейфе номер семьсот тринадцать.

Гоблин внимательно прочел письмо.

- Очень хорошо, - сказал он, возвращая его Хагриду. - Я поручу кому-нибудь проводить вас к обоим сейфам. Грипхук!

Грипхук оказался еще одним гоблином. Хагрид рассовал все собачьи галеты по карманам, и они с Гарри последовали за Грипхуком к одной из дверей.

- Что это за Вы-Знаете-Что в сейфе семьсот тринадцать? поинтересовался Гарри.

- Не могу сказать, - загадочно произнес Хагрид. - Очень секретно. Хогвартские дела. Дамбльдор мне доверяет. Может стоить мне места, если проболтаюсь.

Грипхук пропустил их в дверь. Гарри, предполагавший снова увидеть мрамор, был удивлен. Они оказались в длинном каменном коридоре, освещенном факелами. Пол резко уходил вниз, а посередине были проложены узкие рельсы. Грипхук свистнул, и к ним быстро подкатилась маленькая вагонетка. Они вскарабкались на нее - Хагрид с некоторым усилием - и двинулись в путь.

Сперва они проносились по множеству запутанных проходов. Гарри пытался запомнить путь, налево, направо, направо, налево, в средний из трех, направо, налево, но это было бесполезно. Тележка, похоже, сама знала дорогу, потому что Грипхук не правил ею.

Холодный воздух бил в лицо, но Гарри не закрывал глаз. Однажды он увидел мелькнувшую вспышку огня в конце одного из проходов, и обернулся посмотреть, не дракон ли это, но слишком поздно - они уже укатились вглубь и проезжали мимо подземного озера, где с полу и с потолка росли огромные сталактиты и сталагмиты.

- Никогда не знал, - крикнул Гарри Хагриду сквозь шум тележки, какая разница между сталактитом и сталагмитом?

- У сталагмитов в середине "м", - ответил Хагрид. - И не задавай мне сейчас вопросов, меня и так тошнит.

Он и вправду был зеленого цвета, а когда тележка наконец остановилась перед маленькой дверцей, Хагрид, выбравшись, привалился к стене, чтобы остановить дрожь в коленях.

Грипхук отпер дверцу. Оттуда вырвались клубы зеленого дыма, а когда они рассеялись, Гарри открыл рот от удивления. Внутри были россыпи золотых монет. Столбики серебра. Кучи маленьких медных кнутсов.

- Все твое, - улыбнулся Хагрид.

Все его - Потрясающе! Дарсли не знали об этом - иначе отняли бы, не успеешь даже глазом моргнуть. Сколько раз его попрекали, во что он обходится. И все это время, здесь, глубоко под Лондоном, хранилось целое состояние, принадлежащее только ему.

Хагрид помог Гарри нагрести денег в сумку.

- Золотые - это галеоны, - объяснял он. - Семнадцать серебряных сиклей на галеон, и двадцать девять кнутсов в сикле, это очень просто. Я думаю, достаточно, этого тебе хватит на пару семестров, а остальное пусть хранится здесь. - Он обернулся к Грипхуку. - Теперь сейф семьсот тринадцать, пожалуйста, и не могли бы мы ехать помедленней?

- Только одна скорость, - ответил Грипхук.

Теперь они забирались еще глубже, набирая скорость. Воздух становился холоднее, а они мчались, делая все новые повороты. Они проезжали подземную пропасть, и Гарри высунулся было посмотреть, что там, на темном дне, но Хагрид рявкнул и втащил его за загривок обратно.

У сейфа номер семьсот тринадцать не было замочной скважины.

- Посторонитесь, - важно сказал Грипхук. Он мягко поскреб дверь длинным пальцем, и она просто растворилась.

- Если кто-нибудь, кроме Гринготтских гоблинов, попробует это сделать, его просто затянет сквозь дверь внутрь, как в ловушку, - пояснил он.

- И как часто вы проверяете, есть ли кто-нибудь внутри? - спросил Гарри.

- Примерно раз в десять лет, - ответил Грипхук с довольно ядовитой ухмылкой.

В этом суперсекретном сейфе должно находиться что-то действительно выдающееся, думал Гарри, потянувшись вперед и ожидая увидеть по меньшей мере дивные драгоценности - но сперва ему показалось, что сейф пуст. Затем он увидел лежащий на полу невзрачный сверток из грубой коричневой бумаги. Хагрид подобрал его и засунул глубоко под пальто. Гарри страшно хотелось узнать, что там внутри, но он предпочел не спрашивать.

- Пошли снова в эту адскую таратайку, и не разговаривай со мной по пути, потому что мне лучше не открывать рта, - сказал Хагрид.

После еще одной безумной гонки они стояли снаружи Гринготта, щурясь на солнечный свет. Теперь, с сумкой, полной денег, Гарри не знал, куда бежать в первую очередь. Он не знал, сколько галеонов приходится на фунт, но понимал, что у него больше денег, чем было за всю его жизнь - и даже больше, чем было у Дадли.

- Можем начать с формы, - сказал Хагрид, указывая на вывеску: "Одежды на любой случай от Мадам Малкин". - Слушай, Гарри, не возражаешь, я отлучусь перехватить стаканчик в Протекшем Тигле? Ненавижу эти гринготтские тележки. - Он все еще выглядел неважно, так что Гарри пришлось, побаиваясь, идти в магазин Мадам Малкин одному.

Мадам Малкин оказалась низенькой плотной улыбающейся колдуньей во всем розовато-лиловом.

- Хогвартс, миленький? - сказала она, едва Гарри открыл рот. - Ты не один, у нас как раз тут еще молодой человек примеряет.

В глубине магазина на скамеечке стоял мальчик с бледным, заостренным лицом. Другая колдунья подкалывала на нем длинную черную мантию. Мадам Малкин поставила Гарри на соседнюю скамеечку, через голову накинула на него длинную мантию и начала подбирать ее до нужной длины.

- Привет, - сказал мальчик. - Тоже в Хогвартс?

- Да, - ответил Гарри.

- Мой отец покупает мне учебники неподалеку, а мать чуть дальше по улице выбирает волшебную палочку, - сказал мальчик скучающим, гнусавым голосом. - А потом я собираюсь затащить их в магазин гоночных метел. Не понимаю, почему в первый год нельзя иметь метлу. Я думаю, что сумею вытянуть метлу из отца и уж как-нибудь ее провезу.

Гарри живо вспомнился Дадли.

- А у тебя есть метла? - продолжал мальчик.

- Нет, - сказал Гарри.

- Ты вообще играешь в Квиддич?

- Нет, - снова сказал Гарри, судорожно думая, что такое "квиддич".

- Я-то играю. Отец говорит, что было бы преступлением не взять меня в команду моего дома, и тут я, надо сказать, с ним согласен. Ты уже знаешь, в каком ты доме?

- Нет, - сказал Гарри, чувствуя себя все тупее и тупее.

- Ну, вообще-то никто точно не знает, пока не попадет туда, но я уверен, что буду в Слиферине, вся наша семья была там. А представь, засунут в Хаффлпафф, я б тогда вообще ушел, а ты?

- Мммм, - протянул Гарри, от души жалея, что не может сказать ничего более вразумительного.

- Ой, посмотри на этого типа, - вдруг вскрикнул мальчик, указывая за окно. Там стоял Хагрид, ухмыляясь Гарри и указывая на два больших мороженых, давая понять, что не может войти.

- Это Хагрид, - сказал Гарри, довольный, что знает хоть что-то, чего не знает мальчик. - Он работает в Хогвартсе.

- А, - произнес мальчик. - Я о нем слышал. Он что-то вроде слуги, да?

- Он егерь, - ответил Гарри. С каждой минутой мальчик нравился ему все меньше.

- Да, точно. Я слышал, он что-то вроде дикаря - живет в хижине на пришкольном участке, то и дело напивается и пытается колдовать, а кончается тем, что поджигает собственную постель.

- Я думаю, он замечательный, - сказал Гарри холодно.

- Вот как? - презрительно усмехнулся мальчик. - А почему ты с ним? Где твои родители?

- Они умерли. - отрезал Гарри. Он не хотел вдаваться в подробности.

- Ах, извини, - сказал тот, но в его голосе не слышалось сожаления. - Но они были из наших, не так ли?

- Они были колдуньей и волшебником, если ты это имеешь в виду.

- Я вообще не понимаю, зачем они принимают всяких других. Они все равно не того сорта и никогда не станут, как мы. Некоторые даже не слышали ничего о Хогвартсе, пока не получили письмо, представляешь? Я думаю, надо было бы принимать в Хогвартс только учеников из старинных волшебных семейств. Кстати, а как твоя фамилия?

Но прежде чем Гарри успел ответить, мадам Малкин сказала: "Готово, дорогой", - и Гарри, нисколько не жалея, что представился повод избавиться от мальчика, спрыгнул со скамейки.

- Ладно, я полагаю, увидимся в Хогвартсе, - сказал гнусавый мальчик.

Гарри был притихшим, пока ел мороженое, купленное Хагридом (шоколадно-малиновое, посыпанное орехами).

- Что стряслось? - спросил Хагрид.

- Ничего, - солгал Гарри. Они остановились купить пергамент и перья. Гарри слегка приободрился, найдя пузырек чернил, которые меняли цвет во время письма. Когда они выходили из магазина, он спросил:

- Хагрид, что такое Квиддич?

- Черт возьми, Гарри, я все забываю, как же мало ты знаешь - не знать о Квиддиче!

- Не надо, мне и так тошно, - вздохнул Гарри. Он рассказал Хагриду о бледном мальчике из магазина мадам Малкин.

- ... и он говорит, что людей из магглских семей нельзя даже принимать...

- Ты не из магглской семьи. Если б он знал, кто ты - он вырос, повторяя твое имя, если его родители из волшебного мира - ты же видел в Протекшем Тигле. Кстати, что б он там ни говорил, лучшие волшебники, которых я знал, были единственными волшебниками в длинном ряду магглов - как твоя мать! А посмотри на ее сестрицу!

- Так что такое Квиддич?

- Это наш спорт. Волшебный спорт. Это - ну, как футбол у магглов все интересуются Квиддичем - игра идет в воздухе на метлах, и там четыре мяча - мне трудно объяснить правила.

- А что такое Слиферин и Хаффлпафф?

- Школьные дома. Хогвартс подразделяется на четыре дома. Все говорят, что Хаффлпафф потупее остальных, но...

- Готов поспорить, я окажусь в Хаффлпаффе, - сказал Гарри с тоской.

- Уж лучше Хаффлпафф, чем Слиферин, - мрачно ответил Хагрид. - Все те, кто переметнулся на сторону темных сил, были из Слиферина. Ты-Знаешь-Кто тоже.

- Вол... - прости - Ты-Знаешь-Кто учился в Хогвартсе?

- Сто лет назад, - сказал Хагрид.

Они купили Гарри учебники в магазине, который назывался Флориш и Блоттс, где все полки до потолка были уставлены книгами. Здесь были книги величиной с могильную плиту, обтянутые кожей; книги размером с почтовую марку, покрытые шелком; книжки, полные загадочных знаков и книжки, в которых не было совсем ничего. Даже Дадли, не читавший никогда и ничего, не отказался бы от некоторых из них.

Хагрид буквально оторвал Гарри от книги: Проклятья и Контр-проклятья (Очаруй друзей и порази врагов последними карами: Потеря волос, Трясучка-в-ногах, Типун-на-язык и многое, многое другое) профессора Виндиктуса Виридьена.

- Я пытался сообразить, как наложить проклятье на Дадли.

- Я не говорю, что идея плоха, но в мире магглов нельзя пользоваться магией, кроме как в исключительных обстоятельствах, - сказал Хагрид. - И в любом случае ты не сможешь пользоваться этими заклятьями, ты должен выучить очень многое, чтобы дойти до нужного уровня.

Также Хагрид не дал Гарри купить здоровый золотой тигль (в списке сказано: латунный), но они приобрели отличные весы для взвешивания снадобий и складной бронзовый телескоп. Потом они зашли в аптеку, которая поражала воображение, несмотря на жуткий запах - смесь тухлых яиц с гнилой капустой. На полу стояли бочки с чем-то склизким, по стенам рядами стояли банки с травами, сушеными кореньями и разноцветными порошками, с потолка свисали пучки перьев, снизки клыков и кривых когтей. Пока Хагрид просил у человека за прилавком набор основных ингредиентов для снадобий, сам Гарри изучал серебристые рога единорога (двадцать один галеон штука) и миниатюрные блестящие черные жучьи глаза (пять кнутсов горсть).

Выйдя из аптеки, Хагрид снова сверился со списком.

- Осталась только волшебная палочка - ах да, я ж еще не купил тебе подарка на день рождения.

Гарри почувствовал, что краснеет.

- Тебе не обязательно...

- Знаю, что не обязательно. Вот что, я куплю тебе зверюшку. Не жабу, жабы давно вышли из моды, тебя засмеют. Не люблю кошек, я от них чихаю. Я куплю тебе сову. Все дети хотят сову, они чертовски полезны, приносят почту и всякое такое.

Двадцать минут спустя они вышли из "Сов На Все Случаи", где было темно, слышалось щелканье и хлопанье крыльев и мерцали ярко-желтые глаза. Гарри нес большую клетку с прекрасной белоснежной совой, которая спала, сунув голову под крыло. Он не переставая рассыпался в благодарностях, заикаясь, как профессор Квиррелл.

- Да ладно тебе, - грубовато сказал Хагрид. - Навряд ли ты получал от Дарсли много подарков. Теперь остался только Олливандер - волшебные палочки Олливандера, а тебе нужна наилучшая волшебная палочка.

Волшебная палочка... Гарри предвкушал это с самого начала.

Последний магазинчик был маленьким и невзрачным. Облупившаяся позолоченная вывеска над дверью гласила: Олливандер: Изготовители оригинальных волшебных палочек с 382 до н.э. Одинокая палочка лежала на выцветшей пурпурной подушке в пыльной витрине.

Как только они вошли, в глубине лавки звякнул колокольчик. Крошечное помещение было практически пустым, если не считать плетеного кресла, в которое Хагрид уселся в ожидании. Гарри странным образом показалось, что он попал в библиотеку с очень строгими правилами; он проглотил все вопросы, висевшие на кончике языка, и стал рассматривать тысячи узких коробок, аккуратно сложенных до самого потолка. По спине отчего-то побежали мурашки. Даже пыль и тишина здесь, казалось, были исполнены какой-то тайной магии.

- Добрый день, - произнес тихий голос. Гарри подпрыгнул. Хагрид, наверное, тоже, потому что раздался громкий хруст и он быстро выбрался из плетеного кресла.

Перед ними стоял старик, его широко раскрытые бледные глаза светились в сумраке лавки, как две луны.

- Здрасте, - неловко сказал Гарри.

- О да, - произнес старик. - Да, да. Я думал, что скоро увижу вас. Гарри Поттер. - это не был вопрос. - У вас глаза вашей матушки. Кажется, только вчера она стояла здесь, покупая свою первую палочку. Десять дюймов с четвертью, хлесткая, из ивы. Хороша для наложения чар.

Господин Олливандер подвинулся ближе к Гарри. Гарри хотелось, чтобы он моргнул. Эти серебристые глаза казались страшноватыми.

- Ваш отец, напротив, предпочел палочку красного дерева. Одиннадцать дюймов. Устойчива. Слегка помощней и превосходна для трансфигурации. Я сказал, что ваш отец выбрал ее - на самом деле это, конечно же, палочка выбирает волшебника.

Господин Олливандер подошел так близко, что они с Гарри практически соприкоснулись носами. В его туманных глазах Гарри увидел собственное отражение.

- Что же до этого...

Олливандер дотронулся длинным, тонким пальцем до шрама на лбу Гарри.

- Сожалею, но я должен сказать, что палочка, сделавшая это, была тоже продана мной. - сказал он мягко. - Тринадцать с половиной дюймов. Тис. Мощная палочка, очень мощная, и в дурных руках... Да, если бы я знал, что эта палочка натворит в мире...

Он покачал головой и тут, к облегчению Гарри, заметил Хагрида.

- Рубеус! Рубеус Хагрид! Как приятно снова увидеть вас... Дуб, шестнадцать дюймов, весьма гнущаяся, не так ли?

- Да, сэр, так и было, сэр, - подтвердил Хагрид.

- Хорошая палочка. Но, кажется, когда вас исключали, ее преломили надвое? - неожиданно сурово спросил мистер Олливандер.

- Э-э, да, оно так, да, - сказал Хагрид, переминаясь с ноги на ногу. - Хотя я сохранил кусочки, - добавил он радостно.

- Но вы ими не пользуетесь? - резко спросил Олливандер.

- Ох, нет, сэр, - быстро ответил Хагрид. Гарри заметил, что во время разговора он крепко сжимал свой зонтик.

- Хммм, - протянул Олливандер, пристально глядя на Хагрида. - Итак, теперь - мистер Потер. Посмотрим, посмотрим, - он вытащил из кармана длинную мерную ленту с серебряными делениями. - Ваша главная колдующая рука?

- Э-э, ну, я правша, - сказал Гарри.

- Протяните руку. Достаточно. - он обмерил Гарри от плеча до кончиков пальцев, от локтя до запястья, от колен до подмышек и вокруг головы. Измеряя, он приговаривал:

- В каждой палочке Олливандера заключена частичка сильнейшего магического вещества, мистер Поттер. Мы используем волосы единорога, перья феникса и жилы дракона. Не существует двух одинаковых палочек Олливандера, так же как не существует двух идентичных фениксов, драконов или единорогов. И, разумеется, вы никогда не достигнете должного результата с палочкой другого волшебника.

Гарри вдруг понял, что мерная лента, измеряющая в данный момент расстояние между его ноздрями, делает это сама по себе. Господин Олливандерс перемещался вдоль полок, снимая оттуда коробки.

- Довольно, - произнес он, и мерная лента кучкой упала на пол. Итак, мистер Поттер. Попробуйте эту. Бук и жилы дракона. Девять дюймов. Прекрасная и гибкая. Просто возьмите и взмахните.

Гарри взял палочку и (чувствуя себя довольно глупо) помахал ею, но мистер Олливандер сразу же выхватил палочку из его рук.

- Клен и перья феникса. Семь дюймов. Довольно хлесткая. Пробуйте...

Гарри попробовал - но едва коснулся палочки, как она тоже была отвергнута Олливандером.

- Нет, нет - а эта, черное дерево и волосы единорога, восемь с половиной дюймов, упругая. Давайте, давайте, пробуйте.

Гарри пробовал. И пробовал. Он не представлял, чего ждет господин Олливандер. Гора испробованных палочек в плетеном кресле росла все выше и выше, но чем больше палочек господин Олливандер вынимал с полок, тем, казалось, счастливее он становился.

- Непростой клиент, а? Не волнуйтесь, мы отыщем нужную комбинацию. Где-нибудь - может быть, это - почему бы и нет - необычное сочетание остролист и перо феникса, одиннадцать дюймов, прекрасная и податливая.

Гарри взял палочку. Внезапно он почувствовал тепло в пальцах. Он поднял палочку над головой, резко провел ею вниз, рассекая пыльный воздух, и поток красных и зеленых искр вырвался из ее конца фейерверком, отбрасывая на стены пляшущие блики. Хагрид ухнул и хлопнул в ладоши, а господин Олливандер воскликнул:

- Браво! В самом деле, да, очень хорошо. Да-да-да... Как любопытно. Очень любопытно.

Он уложил палочку Гарри обратно в коробку и обернул коричневой бумагой, не переставая бормотать: "Любопытно... Любопытно..."

- Простите, - спросил Гарри. - Но что именно любопытно?

Господин Олливандер окинул Гарри своим бледным взором.

- Я помню каждую палочку, проданную мной, мистер Поттер. Каждую палочку. Так случилось, что этот феникс, перо из хвоста которого заключено в вашей палочке, дал еще одно перо - только одно. И в самом деле любопытно, что вам суждена была именно эта палочка, в то время, как ее сестра - ее сестра подарила вам этот шрам.

Гарри проглотил слюну.

- Да, тринадцать с половиной дюймов. Тис. Интересно, как происходят такие вещи. Это палочка выбирает волшебника, не забывайте об этом. Думаю, мы можем ожидать от вас многого, мистер Поттер... В конце концов, Тот, Кого Не Называют, совершал великие дела - ужасные, но великие.

Гарри передернуло. Он не был уверен, что ему так уж нравится господин Олливандер. Он заплатил за палочку семь золотых галеонов и господин Олливандер проводил их из магазина поклоном.

Послеполуденное солнце низко висело в небе, когда Гарри и Хагрид возвращались из Диагонального проулка. Назад сквозь стену, назад через опустевший Протекший Тигль. Гарри вообще не разговаривал на обратном пути; он даже не замечал, сколько людей таращилось на них в метро, где они сидели со всеми своими странными свертками, со спящей совой у Гарри на коленях. Вверх по эскалатору, на Паддингтонский вокзал. Гарри понял, где они, только когда Хагрид потрепал его за плечо.

- У нас есть время перекусить до твоего поезда, - сказал он.

Он купил Гарри гамбургер, и они присели на пластиковую скамью. Гарри озирался вокруг. Все вокруг казалось ему каким-то чужим.

- Все считают, что я особенный, - сказал он наконец. - Все эти люди в Протекшем Тигле, профессор Квиррелл, господин Олливандер... Но я совсем ничего не знаю о магии. Как можно ожидать от меня великих дел? Я знаменит, а сам не помню, почему. Я не знаю, что произошло, когда Вол... - прости - в смысле, когда погибли мои родители.

Хагрид потянулся через стол. Под бородой и бровями у него пряталась очень добрая улыбка.

- Не волнуйся, Гарри. Ты быстро выучишься. В Хогвартсе все начинают с самого начала, у тебя отлично получится. Просто будь собой. Я знаю, что это трудно. Ты не как все, таким всегда нелегко. Но тебе будет хорошо в Хогвартсе - мне было - и счас так, правда.

Хагрид помог Гарри сесть в поезд, который должен был везти его назад к Дарсли, затем дал ему конверт.

- Твой билет в Хогвартс, - сказал он. - Первого сентября - Кингс Кросс - все на билете. И если будут проблемы с Дарсли, пошли мне письмо с совой, она знает, как меня найти... До скорого, Гарри.

Поезд отошел от станции. Гарри хотел видеть Хагрида, пока будет возможно; он встал на сиденье и прижался носом к стеклу, но он моргнул, и Хагрид исчез.             

 Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава перваяМАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ ВЫЖИЛ                                           Глава третья. ПИСЬМА НИОТКУДА              Глава пятаяДИАГОНАЛЬНЫЙ ПРОУЛОК               Глава шестая.ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ ПЛАТФОРМЫ  №9 и 3/4                                                                                                                                                                                             Глава седьмаяШЛЯПА ВЫБОРА                                 Глава 9 ПОЛНОЧНАЯ ДУЭЛЬ                               Глава десятаяХЭЛЛОВИН                                                      Глава двенадцатаяЗЕРКАЛО ЧАЯНИЙ         Глава четырнадцатаяНОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ  ШИПОХВОСТ                                                                                                                                                    Глава 15 ЗАПРЕТНЫЙ ЛЕС                                         Глава шестнадцатаяПО ТУ СТОРОНУ ЛЮКА                 Глава семнадцатаяЧЕЛОВЕК С ДВУМЯ ЛИЦАМИ                     

 

Просмотров: 550 | Добавил: sergeianatoli1956 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: