Главная » 2015 » Декабрь » 5 » Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава 15 ЗАПРЕТНЫЙ ЛЕС
02:24
Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава 15 ЗАПРЕТНЫЙ ЛЕС

Крюкохват Профессор Флитвик.jpg

Актёры и роли       Роберт Паттинсон.jpg      

Джоан К.Роулинг

Гарри Поттер и философский камень   

Глава 15 ЗАПРЕТНЫЙ ЛЕС
 


 

Хуже и быть не могло.

Филч отвел их в кабинет профессора МакГонагалл на первом этаже, где они сидели и ждали, не говоря друг другу ни слова. Гермиона вся тряслась. Различные объяснения и оправдания поочередно проносились в голове Гарри, одно хуже другого. Он не понимал, как им удастся выпутаться на этот раз. Они влипли. Как можно было оказаться такими идиотами, чтобы позабыть Плащ? Никаких доводов в мире не хватит, чтобы объяснить профессору МакГонагалл, почему они не находились в своей спальне, а шастали по школе среди ночи, да еще забрались на самую высокую астрономическую башню, которая была доступна исключительно во время занятий. А если еще добавить сюда Норберта и Плащ-Невидимку, то можно сразу идти упаковывать вещи.

Гарри думал, что хуже уже быть не может. Он ошибался. Появившаяся профессор МакГонагалл привела с собой Невилля.

- Гарри! - вырвалось у Невилля, как только он увидел их. - Я пытался найти вас, чтобы предупредить, я слышал, как Малфой говорил, что собирается поймать вас, он сказал, что у вас дра

Гарри яростно затряс головой, чтобы Невилль заткнулся, но профессор МакГонагалл это заметила. Она больше, чем Норберт, напоминала огнедышащего дракона, когда обрушилась на всю троицу:

- Я никогда не ожидала такого от вас. Мистер Филч сказал, что вы были на астрономической башне. Сейчас час ночи. Извольте объясниться.

Впервые в жизни Гермиона не могла ответить на вопрос учителя. Неподвижна, как статуя, она рассматривала свои тапочки.

- Я думаю, что представляю себе, в чем дело, - изрекла профессор МакГонагалл. - Не нужно быть гением, чтоб догадаться. Вы скормили Драко Малфою дурацкую историю про дракона, пытаясь выманить его из спальни и навлечь на него неприятности. Его я уже поймала. Полагаю, вы находите смешным то, что Лонгботтом тоже услышал эту сказку и поверил в нее?

Гарри поймал взгляд Невилля и пытался беззвучно объяснить ему, что это не так, потому что Невилль выглядел ошеломленным и обиженным. Бедный бестолковый Невилль - Гарри знал, чего ему стоило решиться пойти искать их в темноте, чтобы предупредить.

- Я возмущена, - говорила профессор МакГонагалл. - Четверо учащихся вне спальни одной ночью! Я о таком не слыхивала! А вы, мисс Грейнджер, вы казались мне более разумной. Что до вас, мистер Поттер, то я думала, что Гриффиндор больше значит для вас. Вы, все трое, в наказание будете направлены на хозработы - да, да, и вы тоже, мистер Лонгботтом, ничто не дает вам права шататься ночью по школе, особенно теперь, это очень опасно и пятьдесят баллов будут сняты за это с Гриффиндора.

- Пятьдесят? - Гарри задохнулся - они утратят первенство, первенство, завоеванное на последнем матче по Квиддичу.

- Пятьдесят за каждого, - уточнила профессор Макгонагалл, шумно дыша длинным острым носом.

- Профессор - пожалуйста...

- Вы не можете...

- Не надо мне объяснять, что я могу и что - нет, Поттер. Отправляйтесь немедленно в спальню, все вы. Мне никогда еще не было так стыдно за учеников Гриффиндора.

Сто пятьдесят баллов! Это ставит Гриффиндор на последнее место. За одну только ночь они угробили все шансы Гриффиндора выиграть Кубок Домов. Гарри чувствовал, будто его сейчас вывернет наизнанку. Каким образом они смогут исправить положение?

Гарри не спал всю ночь. Он слышал, как Невилль всхлипывает в подушку. Казалось, это продолжалось часами. Гарри не мог даже придумать, как успокоить его. Он знал, что Невилль, как и он сам, проклинает себя. Что будет, когда все остальные узнают, что они натворили?

Когда на следующий день гриффиндорцы увидали табло, показывающее распределение баллов по домам, они сперва решили, что это ошибка. Как со вчерашнего дня могло внезапно пропасть сто пятьдесят очков? А затем стала распространяться история: Гарри Поттер, знаменитый Гарри Поттер, герой двух матчей Квиддича, потерял все эти баллы, он и еще пара идиотов-первогодков.

Из самого любимого и популярного человека Гарри внезапно превратился в самого ненавидимого. Даже Равенклоу и Хаффлпафф отвернулись от него, потому что все надеялись, что Слиферин наконец останется без Кубка. Куда бы Гарри ни шел, на него указывали пальцами и не старались понизить голос, говоря про него гадости. Слиферинцы же, наоборот, хлопали, когда он проходил мимо, свистели и кричали: "Поттер, мы твои должники!"

Только Рон был за него.

- Это все через несколько недель забудется. С Фреда и Джорджа снимали кучу баллов, а их все равно все любят.

- Они ведь не теряли сто пятьдесят очков за раз, правда? - убито спросил Гарри.

- Ну... нет, - признал Рон.

С некоторым опозданием, но Гарри поклялся сам себе больше не ввязываться в дела, которые его не касаются. Нечего шастать вокруг и совать нос не в свои дела. Ему было настолько стыдно, что он пошел к Вуду и предложил уйти из команды.

- Уйти? - прогремел Вуд. - Ну и что толку? Как мы отыграем себе очки, если не выиграем в Квиддич?

Но даже Квиддич утратил свою прелесть. Никто из команды не разговаривал с Гарри на тренировках, а между собой они называли его: "Ловец".

Гермиона и Невилль тоже страдали. Им пришлось не так плохо, как Гарри, потому что они не были так известны, но с ними тоже никто не разговаривал. Гермиона больше не привлекала к себе внимание всего класса, она сидела, опустив голову и молча работала.

Гарри был даже рад, что до экзаменов недалеко. Подготовка отвлекала его от несчастья. Он, Рон и Гермиона, предоставленные сами себе, занимались допоздна, стараясь выучить ингредиенты сложных снадобий, затверживая чары и заклинания, запоминая даты магических открытий и бунтов гоблинов.

Примерно за неделю до начала экзаменов решение Гарри не впутываться в то, что к нему не относится, подверглось неожиданному испытанию. Возвращаясь как-то днем в одиночку из библиотеки, он услыхал чье-то хныканье из класса неподалеку. Подойдя ближе, он различил голос Квиррелла.

- Нет, нет, пожалуйста, больше не надо...

Это звучало так, будто кто-то ему угрожал. Гарри подошел поближе.

- Хорошо, хорошо... - услышал он всхлипывания Квиррелла.

В следующую секунду Квиррелл поспешно вышел из комнаты, поправляя тюрбан. Он был бледен и чуть не плакал. Он быстро исчез из виду; Гарри подумал, что Квиррелл даже не заметил его. Он подождал, пока шаги Квиррелла стихли, и заглянул в класс. Он был пуст, но дверь в другом конце была открыта. Гарри прошел полпути до нее, когда вспомнил свою клятву ни во что не вмешиваться.

Все равно, он бы поставил дюжину Философских Камней на то, что из комнаты только что вышел Снэйп, и судя по тому, что Гарри только что слышал, Снэйп продвинулся вперед - Квиррелл, похоже, наконец согласился.

Гарри вернулся в библиотеку, где Гермиона экзаменовала Рона по астрономии. Гарри рассказал им об услышанном.

- Значит, Снэйп добился своего, - сказал Рон.- Если Квиррелл сказал ему, как разрушить заклинания против Темных Сил...

- Но еще остается Пушок, - вставила Гермиона.

- Может, Снэйп обнаружил, как можно миновать его, не спрашивая Хагрида, - протянул Рон, оглядывая тысячи книг, окружающие их. - Спорим, где-нибудь тут есть книга, в которой написано, как пройти мимо гигантской трехголовой собаки. Что будем делать, Гарри?

В глазах Рона снова загорелась жажда приключений, но Гермиона опередила Гарри с ответом:

- Пойдем к Дамбльдору. Мы должны были сделать это сто лет назад. Если мы сами попытаемся что-нибудь предпринять, нас наверняка вышвырнут отсюда.

- Но у нас нет доказательств, - сказал Гарри. - Квиррелл слишком напуган, чтобы нас поддержать. А Снэйп скажет, что понятия не имеет, откуда взялся тролль на Хэлловин, и что он не приближался к третьему этажу - как вы думаете, кому поверят, ему или нам? Не секрет, что мы его ненавидим, Дамбльдор подумает, мы наговариваем на него. Филч не поможет нам, он слишком дружен со Снэйпом, и он считает, что чем больше учеников исключат, тем лучше. И не забывайте, нам не полагается знать ни про Камень, ни про Пушка. Потребуется слишком много объяснений.

Гермиону это убедило, но Рона нет.

- Если мы немножко пошуруем вокруг...

- Нет, - решительно сказал Гарри. - Мы и так достаточно нашуровали.

Он развернул перед собой карту Юпитера, и стал повторять имена его спутников.

На следующее утро за завтраком Гарри, Гермиона и Невилль получили записки. Они были одинаковы:

Ваши хозработы состоятся сегдня в одиннадцать вечера. Мистер Филч будет ждать вас в Привратном Зале.

Проф. М. МакГонагалл.

Расстроенный потерей баллов, Гарри совершенно позабыл про наказание. Он ожидал, что Гермиона сейчас начнет причитать, что пропадает целый вечер для занятий, но она не проронила ни слова. Как и Гарри, она считала наказание заслуженным.

В одиннадцать они попрощались с Роном в гостиной и вышли с Невиллем в прихожую. Филч был уже там - вместе с Малфоем. Про то, что Малфой наказан вместе с ними, Гарри тоже позабыл.

- Идите за мной, - сказал Филч, зажигая лампу и выводя их наружу. Надеюсь, вы теперь дважды подумаете, прежде чем снова нарушить школьные правила, а? - продолжал он, злобно глядя на них, - Да-а... Тяжелая работа и боль, по мне - вот лучшие учителя... Такая жалость, что отменили старые наказания... Подвесить бы вас за запястья к потолку, деньков на несколько... Я сохранил цепи в своем кабинете, и хорошо их смазываю, вдруг да пригодятся... Ну, мы пришли, и не пытайтесь сбежать, вам же хуже будет.

Они шли в темноте через всю территорию. Невилль всхлипывал. Гарри думал, каким же будет наказание. Должно быть, что-то действительно ужасное, иначе Филч не выглядел бы таким довольным.

Луна была яркой, но облака, то и дело наплывающие на нее, погружали все в темноту. Впереди Гарри разглядел светящиеся окна хижины Хагрида. Затем они услыхали отдаленный оклик.

- Это ты, Филч? Поторопись, пора начинать.

Гарри воспрял духом; если это будет работа с Хагридом, то все не так плохо. Должно быть, облегчение отразилось на его лице, потому что Филч заметил:

- Думаешь, тебе будет хорошо с этим придурком? Подумай как следует, парень - это работа в Лесу, и я сильно ошибусь, если ты выйдешь оттуда целым.

При этих словах Невилль издал слабый стон, а Малфой замер на ходу.

- В Лесу? - повторил он, и это не прозвучало так надменно, как всегда. - Мы не можем идти туда ночью - там может быть все, что угодно я слышал, даже оборотни.

Невилль схватился за рукав мантии Гарри и пискнул.

- Вот как запел? - произнес Филч издевательски. - Ты бы подумал про оборотней, прежде чем гадить, а?

Навстречу им из темноты вышел Хагрид с Клыком на поводке. Он нес свой арбалет, а на плече у него висел колчан со стрелами.

- Кстати про время, - сказал он. - Я ж тут полтора часа дожидаю. Гарри, Гермиона, вы в порядке?

- Я бы не обращался к ним по дружески, Хагрид, - холодно заметил Филч. - В конце концов, они наказаны.

- Вот с чего ты опоздал, - кивнул Хагрид, неодобрительно глядя на Филча. - Лекции им читал, да? Так тут не ты управляешь. Ты свое сделал, а дальше моя забота.

- Я вернусь, - сказал Филч, - За тем, что от них останется, гаденько добавил он, повернулся и пошел назад в замок. Его лампа покачивалась в темноте.

Малфой теперь повернулся к Хагриду.

- Я не собираюсь идти в этот лес, - заявил он. Гарри с удовольствием различил в его голосе панические нотки.

- Пойдешь, коль хошь остаться в Хогвартсе, - горячо сказал Хагрид. Ты нашкодил, теперь тебе и платить.

- Но это работа для персонала, это не дело учащихся. Я думал, мы будем писать прописи, или что-то в этом роде. Если мой отец узнает об этом...

- Скажу тебе, в Хогвартсе у нас так. - рыкнул Хагрид. - Прописи писать! Какой в том толк? Делай чего-то полезное, а нет - так вылетай! Если думаешь, что твоему папаше это больше по вкусу, можешь идти в замок и паковать барахло. Пошли!

Малфой не шелохнулся. Он яростно взирал на Хагрида, но потом опустил глаза.

- А теперь, - сказал Хагрид, - слушайте внимательно, все же это опасно, что мы собираемся делать нынче, а я не хочу, чтоб вы рисковали. Идите на минутку за мной.

Он подвел их к самому краю леса. Подняв лампу повыше, он нагнулся, отыскивая тропу, которая исчезала за густыми черными деревьями. Легкий ветерок шевелил волосы.

- Смотрите сюда, - говорил Хагрид. - Видите эту светящую шткуку на земле? Это кровь единорога. Тут единорог, которого кто-то сильно ранил. Второй за неделю. Я уж нашел одного прошлую среду. Мы должны постараться отыскать бедняжку. Может, удастся ему помочь.

- А что, если то, что ранило единорога, найдет нас раньше? - спросил Малфой, не сумев скрыть дрожь в голосе.

- Ничто, живущее в Лесу, не навредит тебе, если ты со мной или с Клыком, - ответил Хагрид. - И держитесь тропы. Счас мы разделимся на две группы и пойдем по следу в обе стороны. Тут повсюду кровь, он, должно быть, с прошлой ночи мечется повсюду, бедолага.

- Я хочу Клыка, - быстро сказал Малфой, поглядев на длинные зубы волкодава.

- Ладно, но имей в виду, он трус, - сказал Хагрид. - Так что я, Гарри и Гермиона пойдем в одну сторону, а Драко, Невилль и Клык - в другую. Если кто отыщет единорога, пошлет зеленые искры, так? Достаньте палочки и потренируйтесь - вот так - а если с кем чего случится, пошлите красные, мы придем и найдем вас, ну, будьте осторожны - пошли.

Лес был темен и тих. Узкая тропинка раздваивалась, Гарри, Гермиона и Хагрид направились по левой части, а Малфой, Невилль и Клык - по правой.

Они шли молча, внимательно глядя под ноги. Тут и там лунные лучи, пробиваясь сквозь ветви деревьев, освещали пятна серебряной крови на опавших листьях.

Гарри заметил, что Хагрид очень обеспокоен.

- Может, это оборотень убивает единорогов? - спросил Гарри.

- Ему быстроты не хватило б, - ответил Хагрид. - Не так-то просто изловить единорога, это могущественное волшебное существо. Я никогда раньше не видел, чтоб им вредили.

Они прошли мимо толстого пня, обросшего мхом. Гарри услышал журчание воды; где-то поблизости был ручей. Тропа изгибалась, и здесь тоже все было в крови единорога.

- Ты в порядке, Гермиона? - прошептал Хагрид - Не волнуйтесь, он не мог уйти далеко, если так сильно ранен, мы сможем... - СТАНЬТЕ ЗА ДЕРЕВО!

Хагрид сгреб Гарри и Гермиону и сдвинул их с тропы за большой дуб. Он выхватил из колчана стрелу, вложил ее в арбалет, поднял его и приготовился к атаке. Все прислушивались. Что-то скользило по листьям рядом: казалось, будто по земле волокут плащ. Хагрид прищурился, вглядываясь в темноту, но звук через несколько секунд удалился.

- Так я и знал, - пробормотал Хагрид. - Есть тут что-то, чего быть не должно.

- Оборотень? - предположил Гарри.

- Ни оборотень, ни единорог, - мрачно сказал Хагрид. - Ладно, пошли, но давай осторожно.

Они шли теперь медленнее, прислушиваясь к малейшему звуку. Вдруг что-то определенно шевельнулось за просветом между деревьями.

- Кто там? - крикнул Хагрид. - Покажись - я вооружен!

И на полянку вышел - но был то человек или конь? До пояса это был человек, с рыжими волосами и бородой, но ниже было лоснящееся, каштановое лошадиное туловище с длинным рыжим хвостом. У Гарри и Гермионы упала челюсть.

- А, это ты, Ронан, - с облегчением выдохнул Хагрид. - Как дела?

Он подошел и поздоровался с кентавром за руку.

- Доброго тебе вечера, Хагрид, - произнес кентавр. У него был глубокий, скорбный голос. - Ты хотел застрелить меня?

- Лишняя осторожность тут не помешает, Ронан, - сказал Хагрид, опуская арбалет. - Что-то дурное творится в Лесу. Это Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер. Ученики в школе.

Эй вы, двое, а это Ронан. Он кентавр.

- Мы заметили, - слабым голосом ответила Гермиона.

- Добрый вечер, - сказал Ронан. - Ученики, да? И много вы выучили в этой школе?

- Э-э...

- Кое-что, - кротко сказала Гермиона.

- Кое-что. Что ж, уже что-то. - вздохнул Ронан. Он запрокинул голову и посмотрел на небо. - Марс сегодня ярок.

- Да, - согласился Хагрид, тоже взглянув на небо. - Слушай, я рад, что встретил тебя, Ронан, потому что тут был ранен единорог - ты чего-нибудь видал?

Ронан ответил не сразу. Он не мигая, глядел вверх, а потом снова вздохнул.

- Невинных всегда приносят в жертву первыми, - произнес он. - Так было в веках, так оно и поныне.

- Да, - сказал Хагрид. - Но ты видел что-нибудь, Ронан? Что-нибудь необычное?

- Марс сегодня ярок, - повторил Ронан, тогда как Хагрид смотрел на него в нетерпении. - Необычайно ярок.

- Да, но я имел в виду что-то необычное поближе к дому, - настаивал Хагрид. - Ты не заметил чего-нибудь странного?

И снова Ронан помедлил с ответом. Наконец он проронил: "Лес хранит много тайн".

Движение среди деревьев за спиной у Ронана заставило Хагрида снова поднять арбалет, но это был другой кентавр, черноволосый, вороной и более дикий, чем Ронан.

- Привет, Бэйн, - поздоровался Хагрид. - Как дела?

- Добрый вечер, Хагрид. Надеюсь, у тебя все хорошо?

- Неплохо. Послушай, я только что спрошал Ронана, ты не видал чего-нибудь странного в последнее время? Потому что кто-то напал на единорога - знаешь об этом что-нибудь?

Бэйн подошел и встал рядом с Ронаном. Затем поглядел на небо.

- Марс ярок сегодня, - просто ответил он.

- Мы уже слыхали, - с раздражением буркнул Хагрид. - Ладно, если кто-то что-то заметит, дайте мне знать, а? Нам пора.

Гарри и Гермиона ушли за ним с полянки, оглядываясь через плечо на Ронана и Бэйна, пока деревья не скрыли тех из виду.

- Никогда, - ворчал Хагрид, - не пробуй добиться от кентавра прямого ответа. Звездочеты проклятые. Ничего их не интересует, что ближе луны.

- И много их тут? - поинтересовалась Гермиона.

- Ну, несколько... Общаются в основном между собой, но иногда с ними можно перекинуться словцом. Они мудрые, кентавры... Знают такое... Только из них не вытянешь.

- Как ты думаешь, это кентавра мы слышали раньше? - спросил Гарри.

- Разве это был цокот копыт? Нет, по мне, это и было то, что убивает единорогов - никогда не слыхал такого.

Они шли сквозь густые темные деревья. Гарри то и дело нервно оглядывался. У него было мерзкое чувство, что за ними наблюдают. Хорошо, что Хагрид взял арбалет. Они прошли очередной поворот тропы, как вдруг Гермиона схватила Хагрида за руку.

- Хагрид! Смотри! Красная вспышка, с другими беда!

- Ждите здесь оба! - заорал Хагрид. - Стойте на тропе, я за вами вернусь!

Они стояли, напуганные, слушали, как он продирается через подлесок и переглядывались до тех пор, пока шум шагов совсем не затих.

- Они ведь целы, правда? - прошептала Гермиона.

- Мне наплевать на Малфоя, но если что-то случится с Невиллем... Ведь он оказался здесь из-за нас...

Минуты еле ползли. Они напрягали слух. Гарри ловил каждое дуновение ветра, каждый шорох ветвей. Что произошло? Где остальные?

Наконец громкий шум возвестил возвращение Хагрида. Малфой, Невилль и Клык были с ним. Хагрид дымился от злости. Оказалось, Малфой зашел сзади и в шутку схватил Невилля, а тот со страху испустил вспышку.

- Нам повезет, если мы отыщем хоть что-нибудь после всего тарарама, который вы устроили. Теперь мы сменяем группы - Невилль останется со мной и Гермионой, а ты, Гарри, пойдешь с Клыком и этим идиотом. Прости, прошептал Хагрид Гарри, - но ему будет трудненько напугать тебя, а нам надо сделать дело.

И Гарри направился в чащу леса с Малфоем и Клыком. Они шли уже почти полчаса, забираясь все глубже в Лес, пока по тропе стало невозможно идти из-за того, что деревья страшно сгустились. Гарри показалось, что что пятна крови стали крупнее. На корнях деревьев были целые потеки крови, как если бы несчастное созданье билось об них в муках. Сквозь переплетение ветвей старого дуба Гарри заметил прогалину впереди.

- Гляди, - пробормотал он, протягивая руку, чтоб остановить Малфоя.

На земле светилось что-то ярко-белое. Они подошли ближе.

Это был настоящий единорог, и он был мертв. Гарри никогда не видел ничего прекрасней и печальней. Его длинные изящные ноги согнулись под странным углом, когда он упал, а грива переливалась, как жемчуг, на темных листьях.

Гарри сделал еще шаг, как вдруг шелестящий звук заставил его застыть на месте. Кусты на краю поляны раздвинулись... Фигура в капюшоне вышла из тени и прокралась через поляну, как хищный зверь. Гарри, Малфой и Клык стояли, не шевелясь. Фигура в капюшоне добралась до единорога, наклонилась к ране на боку и стала пить оттуда кровь.

- АААААААААА!

Малфой испустил дикий крик и пустился бежать. Клык последовал за ним. Фигура подняла голову и уставилась прямо на Гарри - кровь единорога стекала по ее груди. Она встала на ноги и шагнула к нему - а он не мог пошевелиться от страха.

Затем боль пронзила его голову, такая, как никогда раньше, как будто бы его шрам охватил огонь - полуослепнув, он отшатнулся. Сзади послышалось цоканье копыт, и что-то выскочило перед ним, загородив фигуру.

Боль в голове Гарри была так сильна, что он опустился на колени. Потребовалась минута, или две, чтобы она унялась. Когда он поднял глаза, фигура исчезла. Над ним стоял кентавр, но не Ронан и не Бэйн; у этого были светлые волосы и палевое туловище.

- С тобой все в порядке? - спросил кентавр, помогая Гарри подняться.

- Да... Спасибо... Что это было?

Кентавр не ответил. У него были невероятно голубые глаза, как светлые сапфиры. Он внимательно осмотрел Гарри, задержав взгляд на шраме, который выступил, багровея, на лбу Гарри.

- Ты сын Поттера, - сказал кентавр. - Лучше бы тебе вернуться к Хагриду. Лес небезопасен в эту пору - особенно для тебя. Ты можешь сесть верхом? Так будет быстрее.

- Меня зовут Флоренцо, - добавил он, сгибая передние ноги, чтобы Гарри смог забраться ему на спину.

Внезапно с другой стороныполяны послышался звук скачущих копыт. Ронан и Бэйн продирались сквозь деревья, бока их тяжело вздымались.

- Флоренцо! - возмутился Бэйн. - Что ты делаешь? Посадил себе на спину человека! Тебе не стыдно? Ты что, простой мул?

- Ты хоть понимаешь, кто это? - ответил Флоренцо. - Это мальчик Поттер. Чем быстрей он покинет лес, тем лучше.

- Что ты наговорил ему? - загремел Бэйн. - Помни, Флоренцо, мы клялись не сопротивляться небесам. Ты читал, что предсказывало движение планет?

Ронан нервно бил копытом по земле.

- Я уверен, Флоренцо считает, что поступает правильно. - сказал он своим печальным голосом.

Бэйн яростно взбрыкнул задними ногами.

- Правильно! Как это связано с нами? Кентавров волнует только предначертанное! Не наше дело скакать вокруг, словно ослы, за теми, кто заблудился в Лесу!

Флоренцо внезапно в гневе встал на дыбы, так что Гарри пришлось схватиться за его плечи, чтобы не упасть.

- Ты что, не видишь единорога? - обрушился Флоренцо на Бэйна. - Ты понимаешь, почему его убили? Или планеты не раскрыли тебе этот секрет? Я лично против того, кто таится в Лесу, Бэйн, и если придется, то да, я буду заодно с людьми.

И Флоренцо пустился вскачь; Гарри, как мог, цеплялся за него, и они проносились между деревьями, оставив Ронана и Бэйна позади.

Гарри не понимал, что происходит.

- Почему Бэйн так рассердился? - спросил он. - И от кого вы меня спасли?

Флоренцо замедлил шаг, предупредив Гарри, чтобы он берег голову от низко висящих ветвей, но не ответил на вопросы. Они долго ехали в молчании среди деревьев, и Гарри решил, что Флоренцо не хочет с ним разговаривать. Они уже миновали самые густые заросли, когда кентавр внезапно остановился.

- Гарри Поттер, известно ли тебе, как используется кровь единорога?

- Нет, - ответил Гарри, озадаченный таким вопросом. - На Снадобьях мы используем только рог и волосы из хвоста.

- Потому что это чудовищная вещь, убить единорога, - пояснил Флоренцо. - Только тот, кому нечего терять, способен на подобное преступление, чтобы получить все. Кровь единорога сохранит тебе жизнь, даже если ты на волосок от смерти, но страшной ценой. Ты убиваешь нечто невинное и беззащитное, чтобы спасти себя, и получаешь только половину жизни, проклятую жизнь, с того момента, как кровь коснется твоих губ.

Гарри уставился на затылок Флоренцо. В лунном свете он отливал серебром.

- Но кто может быть в таком отчаянии? - поинтересовался он вслух. Если будешь навеки проклят, то лучше смерть, так ведь?

- Так, - согласился Флоренцо, - если только ты не должен продержаться в живых ровно столько, чтобы выпить что-то еще - что-то, что вернет тебе всю силу и власть - что-то, что означает, что ты не умрешь никогда. Мистер Поттер, вы знаете, что спрятано в школе в настоящее время?

- Философский камень! Конечно же - Эликсир Жизни! Но я не пойму, кто...

- Подумай о ком-то, кто ждал многие годы, чтобы вернуть свою власть, кто цепляется за жизнь, ожидая своего шанса...

Словно железные тиски сжали сердце Гарри. Сквозь шорох деревьев он снова услышал то, что Хагрид сказал ему в ночь их первой встречи: "Говорили, будто он погиб. По-моему, глупости. Я уверен, что в нем не осталось ничего человеческого, чтоб умереть."

- Вы имеете в виду, - прохрипел Гарри, - что это Вол...

- Гарри! Гарри, с тобой все нормально?

К ним по тропе бежала Гермиона, а за ней спешил запыхавшийся Хагрид.

- Со мной все отлично, - выговорил Гарри, с трудом понимая, что говорит. - Единорог погиб, Хагрид, он там, позади, на поляне.

- Тут я тебя оставлю, - пробормотал Флоренцо, когда Хагрид заторопился осмотреть единорога. - Теперь ты в безопасности.

Гарри соскользнул с его спины.

- Удачи тебе, Гарри Поттер, - сказал Флоренцо. - И раньше случались ошибки в толковании хода планет, даже у кентавров. Надеюсь, так будет и в этот раз.

Он повернулся и ускакал вглубь леса, оставив позади дрожащего Гарри.

Рон крепко уснул в гостиной, дожидаясь их возвращения. Когда Гарри будил его, он кричал что-то о фолах в Квиддиче. Через секунду, однако, он с вытаращенными глазами слушал, что Гарри рассказывал им с Гермионой о своих приключениях в Лесу.

Гарри не сиделось. Он бегал туда и сюда перед камином. Его все еще трясло.

- Снэйпу нужен камень для Волдеморта... А Волдеморт ждет в лесу... А мы все это время думали, что Снэйп просто хочет разбогатеть...

- Прекрати называть это имя! - сказал Рон испуганным шепотом, словно боялся, что Волдеморт может услышать.

Гарри не слушал его.

- Флоренцо спас меня, хотя не должен был... Бэйн был в ярости... Он все говорил, что нельзя влиять на то, что предсказали планеты... Они, должно быть, предсказывают скорое возвращение Волдеморта... Бэйн считал, что Флоренцо должен был дать Волдеморту убить меня... Думаю, это тоже обещание звезд.

- Да перестанешь ты называть имя? - зашипел Рон.

- Так что мне только осталось подождать, пока Снэйп украдет камень, продолжал Гарри, - и Волдеморт сможет прийти и прикончить меня... Полагаю, Бэйн порадуется.

Гермиона выглядела очень напуганной, но все же нашла утешительные слова:

- Гарри, всем известно, что Сам-Знаешь-Кто боится только Дамбльдора. Пока Дамбльдор рядом, Сам-Знаешь-Кто не прикоснется к тебе. И потом, кто сказал, что кентавры не могут ошибаться? Это звучит, как предсказания судьбы, а профессор МакГонагалл говорила мне, что это очень неточный вид магии.

Небо начало светлеть, когда они закончили разговор. Они отправились в кровать измотанными, с пересохшими глотками. Но сюрпризы этой ночи еще не кончились.

Когда Гарри натягивал на себя простынь, он обнаружил под ней аккуратно сложенный Плащ-Невидимку. К нему была пришпилена записка:

На всякий случай.

                                                                                                                                                     

 Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава перваяМАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ ВЫЖИЛ                                           Глава третья. ПИСЬМА НИОТКУДА              Глава пятаяДИАГОНАЛЬНЫЙ ПРОУЛОК               Глава шестая.ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ ПЛАТФОРМЫ  №9 и 3/4                                                                                                                                                                                             Глава седьмаяШЛЯПА ВЫБОРА                                 Глава 9 ПОЛНОЧНАЯ ДУЭЛЬ                               Глава десятаяХЭЛЛОВИН                                                      Глава двенадцатаяЗЕРКАЛО ЧАЯНИЙ         Глава четырнадцатаяНОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ  ШИПОХВОСТ                                                                                                                                                    Глава 15 ЗАПРЕТНЫЙ ЛЕС                                         Глава шестнадцатаяПО ТУ СТОРОНУ ЛЮКА                 Глава семнадцатаяЧЕЛОВЕК С ДВУМЯ ЛИЦАМИ                   

Просмотров: 521 | Добавил: sergeianatoli1956 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: