Главная » 2015 » Декабрь » 5 » Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава шестнадцатая. ПО ТУ СТОРОНУ ЛЮКА
02:34
Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава шестнадцатая. ПО ТУ СТОРОНУ ЛЮКА

Сириус Блэк .jpg

Робби Колтрейн.jpg

Актёры и роли             

Джоан К.Роулинг

Гарри  Поттер  и философский камень   

        Глава шестнадцатая. ПО ТУ СТОРОНУ ЛЮКА

Все грядущие годы Гарри так и не удастся вспомнить, как ему удавалось сдавать экзамены, ежеминутно ожидая, что в дверь вот-вот вломится Волдеморт. Тем не менее дни сменяли один другой, и пока не было сомнений в том, что Пушок за запертой дверью жив-здоров.

Было невыносимо душно и жарко, особенно в том зале, где они сдавали письменные экзамены. На экзамене им выдали специальные новые перья, которые были обработаны заклинанием против списывания.

Были и практические экзамены. Профессор Флитвик вызывал их в класс по одному и просил заставить ананас сплясать на парте чечетку. Профессор МакГонагалл наблюдала, как они превращают мышь в табакерку - дополнительные баллы начислялись за красоту табакерки, но сбавлялись, если у нее оставались усы. Снэйп нагонял на них нервную дрожь, дыша им в затылок, пока они пытались вспомнить, как составляют Эликсир Забывчивости.

Гарри старался изо всех сил, пытаясь не обращать внимания на пронзительную боль во лбу, которая не оставляла его со времени прогулки по Лесу. По мнению Невилля, у Гарри был экзаменационный невроз, потому что Гарри не мог уснуть, но на самом деле деле его постоянно будили старые кошмары, ставшие еще хуже от присутствия в них залитой кровью фигуры в капюшоне.

Может быть, потому, что они не видели в лесу того, что видел Гарри, или потому, что у них не было непрестанно болевшего шрама на лбу, но Рон и Гермиона не так переживали из-за Камня, как Гарри. Они, разумеется, боялись Волдеморта, но он не являлся к ним во сне, к тому же подготовка к экзаменам отнимала столько сил, что времени размышлять о намерениях Снэйпа или кого-то другого у них просто не было.

Самым последним экзаменом была История Магии. Час ответов на вопросы о всяких трухлявых древних волшебниках, изобретших самопомешивающиеся тигли, и впереди свобода, целая свободная неделя до оглашения результатов экзаменов. Когда призрак профессора Биннса велел положить перья и сдать пергаменты, Гарри невольно зааплодировал вместе со всеми.

- Было гораздо легче, чем я думала, - сказала Гермиона, когда они смешались с толпой, рванувшейся на залитый солнцем двор. - Могла бы не учить ни про Кодекс Поведения Оборотней от 1637 года, ни про восстание Элфрика Энергичного.

Гермиона была не против задним числом пройтись по всему материалу экзамена, но Рон заявил, что его от этого тошнит, так что они просто прибежали к озеру и растянулись под деревом. Близнецы Уизли и Ли Джордан дергали за щупальца огромного кальмара, выползшего погреться на мелководье.

- Конец зубрежке, - счастливо проговорил Рон, потягиваясь на траве. - Мог бы быть повеселее, Гарри, у нас есть целая неделя до того, как мы узнаем, насколько мы глупы, так что пока можно не беспокоиться.

Гарри потирал лоб.

- Хотел бы я знать, что это означает, - вырвалось у него. - Мой шрам все болит и болит - раньше такое тоже бывало, но не так сильно.

- Сходи к мадам Помфри, - предложила Гермиона.

- Я не болен, - ответил Гарри. - Я думаю, это предупреждение... Это значит, что опасность близка...

Рону не хотелось напрягаться, слишком уж было жарко.

- Расслабься, Гарри, Гермиона права, Камень в безопасности, пока Дамбльдор рядом. И нет никаких свидетельств, что Снэйп узнал, как разобраться с Пушком. Ему однажды уже чуть не оторвали ногу, он не будет торопиться со следующей попыткой. Скорей уж Невилль станет членом сборной Англии по Квиддичу, чем Хагрид подставит Дамбльдора.

Гарри кивнул, но не мог избавиться от неопределенного чувства, будто забыл сделать что-то важное. Когда он попытался объяснить это остальным, Гермиона сказала:

- Это все экзамены. Я тоже проснулась прошлой ночью, и уже успела перечесть половину своих записок по Трансфигурации, прежде чем вспомнила, что уже сдала ее.

Гарри все же был уверен, что беспокоящее его странное чувство не имеет отношения к занятиям. Он наблюдал, как к школе летит сова с зажатым в клюве письмом. Он получал письма только от Хагрида. Хагрид никогда не предаст Дамбльдора, Хагрид никому не скажет, как пройти мимо Пушка... никогда... но

Внезапно Гарри вскочил.

- Ты куда? - сонно спросил Рон.

- Мне только что пришло в голову, - сказал Гарри. Он побелел. - Мы должны немедленно повидаться с Хагридом.

- Зачем? - недоумевала Гермиона, еле поспевая за ним.

- Вам не кажется это немного странным - приговаривал Гарри, взбегая по травянистому склону - Хагрид хочет дракона больше всего на свете, и тут как тут появляется незнакомец, и у него в кармане совершенно случайно оказывается драконье яйцо? Интересно, сколько народу шатается по округе с драконьими яйцами, если это противозаконно? И как ему повезло встретить именно Хагрида, а? Как я раньше не догадался?

- Ты это о чем? - не понял Рон, но Гарри, несшийся прямо к Лесу, не ответил.

Хагрид сидел перед своим домиком в кресле; его рукава и штанины были закатаны, и он лущил горох в большую миску.

- Привет, - улыбнулся он. - Закончили экзамены? Хотите чего попить?

- С удовольствием, - сказал было Рон, но Гарри перебил его.

- Нет, мы спешим. Хагрид, мне надо тебя спросить. Помнишь ночь, когда ты выиграл Норберта? Как выглядел тот незнакомец, с которым ты играл в карты?

- Без понятия, - небрежно ответил Хагрид. - Он не снимал капюшона.

Он заметил, что все трое ошеломлены, и удивленно поднял брови.

- В этом нет ничего необычного, в Кабаньей Голове - это паб в деревне - всегда полно странного народу. Может, это торговец драконами, почем знать? Я не видел его лица, под капюшоном-то.

Гарри опустился на землю рядом с миской гороха.

- О чем ты говорил с ним, Хагрид? Ты упоминал Хогвартс?

- Могло быть и так, - проговорил Хагрид, нахмурясь и пытаясь вспомнить. - Да... Он спросил, кто я, и я сказал, что я тутошний егерь... Он немного поспрашивал, за какими-такими зверушками я гляжу... И я ему рассказал... И сказал, что всегда хотел дракона...

Я толком не упомню, потому что он все покупал мне выпивку... Счас посмотрим... Да, и он сказал, что у него есть яйцо дракона, и можно сыграть на него в картишки, если хочу... но он должен быть уверен, что я управлюсь с драконом, он не хотел отдавать его абы кому... А я и скажи, что после Пушка дракон пустяки...

- А он - он спросил, кто такой Пушок, - спросил Гарри, изо всех сил стараясь говорить спокойно.

- Ну... да - много ты видел трехголовых псов, даже возле Хогвартса? Так я сказал ему, что с Пушком легче легкого, если знать, как его успокоить, просто сыграй ему чуток музыки, он тут же и заснет...

Хагрид внезапно испугался.

- Я не должен был говорить вам! - воскликнул он. - Забудьте, что я сказал! Эй - вы куда?

Гарри, Рон и Гермиона не перемолвивились ни словом, пока не добежали до замка, который после улицы показался сырым и холодным.

- Мы должны идти к Дамбльдору! - сказал Гарри. - Хагрид сообщил незнакомцу, как пройти мимо Пушка, а под плащом был либо Снэйп, либо Волдеморт - все очень просто, надо было только напоить Хагрида. Надеюсь, Дамбльдор поверит нам. Флоренцо сможет подтвердить, если Бэйн его не остановит. А где кабинет Дамбльдора?

Они оглянулись, словно ожидая увидеть нужный указатель. Им никогда никто не говорил, где живет Дамбльдор, и они даже не знали, кого можно спросить.

- Нам только надо, - начал Гарри, но вдруг через холл послышалось:

- Что вы делаете здесь, в помещении?

Это была профессор МакГонагалл, несшая большую стопку книг.

- Нам надо видеть профессора Дамбльдора, - очень храбро, по мнению Гарри и Рона, заявила Гермиона.

- Видеть профессора Дамбльдора? - переспросила профессор МакГонагалл, как если бы это было весьма странное желание. - Зачем?

Гарри сглотнул - и что теперь?

- Это наш секрет, - сказал он, тут же пожалев об этом, потому что ноздри профессора МакГонагалл угрожающе затрепетали.

- Профессор Дамбльдор уехал десять минут назад, - холодно пояснила она. - Он получил важную сову из Министерства Магии и тут же вылетел в Лондон.

- Он уехал? - с отчаянием сказал Гарри. - Именно теперь?

- Профессор Дамбльдор великий волшебник, Поттер, его время очень ценно,

- Но это важно.

- То, что ты хочешь сказать, важнее, чем Министерство Магии, Поттер?

- Дело в том, - Гарри отбросил последние предосторожности. Профессор, речь идет о Философском Камне.

Что бы ни ожидала услышать профессор МакГонагалл, но явно не это. Книги выпали у нее из рук, и она не стала их подбирать.

- Откуда ты знаешь? - пробормотала она.

- Профессор, я думаю - я знаю, что Сн..., что кто-то собирается попытаться украсть Камень. Мне надо поговорить с профессором Дамбльдором.

Ее глаза были полны испуга и подозрения.

- Профессор Дамбльдор вернется завтра, - наконец сказала она. - Я не знаю, как вы узнали про Камень, но будьте уверены, никто не может его украсть, так он хорошо защищен.

- Но профессор...

- Поттер, я знаю, что говорю, - отрезала она. Наклонилась и стала подбирать книги. - Полагаю, вам стоит пойти на улицу наслаждаться солнышком.

Но они не пошли.

- Этой ночью, - сказал Гарри, убедившись, что профессор МакГонагалл отошла на достаточное расстояние. - Снэйп будет пытаться пролезть сквозь люк этой ночью. Он нашел все, что нужно и убрал с дороги Дамбльдора. Это он послал письмо, готов поспорить, в Министерстве Магии страшно удивятся, когда Дамбльдор появится на пороге.

- Но что мы можем...

Гермиона ахнула. Гарри и Рон резко обернулись.

Рядом стоял Снэйп.

- Добрый день, - вкрадчиво сказал он.

Они уставились на него.

- Не стоит вам находиться в замке в такой денек, - произнес он со странной, дергающейся улыбкой.

- Мы были...- начал Гарри, не имея ни малейшего представления, что говорить дальше.

- Вам надо быть осторожнее, - заметил Снэйп. - Когда вы шныряете всюду подобным образом, люди могут подумать, что вы что-то замышляете. А Гриффиндору вовсе незачем терять еще очки, не так ли?

Гарри покраснел. Они повернулись к выходу, но Снэйп снова окликнул их.

- Предупреждаю тебя, Поттер, - еще одна ночная вылазка и я лично позабочусь о твоем отчислении. Всего вам хорошего.

Он удалился в направлении учительской.

На наружной лестнице Гарри повернулся к остальным.

- Вот что мы сейчас будем делать, - прошептал он значительно. - Один из нас пойдет следить за Снэйпом - подождет его за дверью учительской и будет всюду идти за ним, когда он выйдет. Гермиона, лучше это будешь ты.

- Почему я?

- Это очевидно, - встрял Рон. - Ты притворишься, что ждешь профессора Флитвика. - Он заговорил тоненьким голоском, - Ах, профессор Флитвик, я так волнуюсь, мне кажется, я неверно ответила на вопрос номер четырнадцать пункт б...

- Ох, заткнись, - сказала Гермиона, но согласилась идти следить за Снэйпом.

- А мы подежурим около коридора на третьем этаже, - сказал Гарри Рону. - Пошли.

Но эта часть плана не сработала. Как только они добрались до двери, отделяющей Пушка от остальной части школы, они снова наткнулись на профессора МакГонагалл, и в этот раз она вышла из себя.

- Вы, я вижу, считаете себя лучшей защитой, чем арсенал заклинаний, бушевала она. - С меня достаточно этой чуши! Если я услышу, что вы снова бродите неподалеку, я сниму с Гриффиндора еще пятьдесят баллов! Да, Уизли, с моего собственного Дома!

Гарри и Рону пришлось вернуться в гостиную. Не успел Гарри сказать: "По крайней мере Гермиона у Снэйпа на хвосте", портрет толстой дамы отодвинулся и вошла Гермиона.

- Извини, Гарри, - объяснила она, - Снэйп вышел и спросил, что я тут делаю, и я сказала, что жду Флитвика, а Снэйп пошел и позвал его, и я только что освободилась. Я не знаю, куда ушел Снэйп.

- Ну, делать нечего, правда? - сказал Гарри.

Остальные уставились на него. Он был бледен, и глаза его горели.

- Я выйду ночью, пойду туда и попытаюсь первым найти Камень.

- Ты спятил! - сказал Рон.

- Ты не можешь! - заверещала Гермиона. - После того, что говорили Снэйп и МакГонагалл? Тебя исключат!

- И ЧТО? - заорал Гарри. - Вы что, не понимаете? Если Снэйп получит Камень, Волдеморт вернется! Вы не слышали, каково было, когда он боролся за власть? Больше не будет Хогвартса, из которого исключают! Он разрушит его, или превратит в школу Темных Сил! Потеря баллов уже не имеет значения, как вам не ясно? Вы думаете, если Гриффиндор выиграет Кубок Домов, он оставит вас и ваши семьи в покое? Если меня поймают раньше, чем я найду Камень, что ж, отправлюсь к Дарсли и буду ждать, пока меня найдет Волдеморт. Это только займет немного больше времени, потому что я никогда не перейду к Темным Силам! Я отправлюсь этой ночью сквозь люк, и что бы вы ни говорили, меня это не остановит! Волдеморт убил моих родителей, вы не забыли об этом?

Он посмотрел на них.

- Ты прав, Гарри, - тихо сказала Гермиона.

- Я возьму Плащ-Невидимку, сказал Гарри. - Здорово, что он вернулся ко мне.

- А он покроет нас всех троих? - спросил Рон.

- Всех - всех троих?

- Ой, перестань, ты же не думаешь, что мы отпустим тебя одного?

- Конечно же, нет, - живо подтвердила Гермиона. - Как ты собираешься достать Камень без нас? Я лучше пойду и посмотрю в моих книжках, там могут быть полезные вещи...

- Но если нас поймают, вас обоих тоже исключат.

- Пусть попробуют, - мрачно заметила Гермиона. - Флитвик сказал мне по секрету, что я получила сто двенадцать процентов за его экзамен. Они не смогут выгнать меня после этого.

После обеда все трое сидели в гостиной в сторонке. Их не беспокоили: в конце концов никто из Грифиндорцев не разговаривал с Гарри. И это был первый вечер, когда он не огорчался из-за этого. Гермиона пролистывала свои конспекты, надеясь натолкнуться на заклинания, которые смогут пригодиться. Гарри и Рон почти не разговаривали. Оба думали о том, что им предстоит.

- Сходи за Плащом, - пробормотал Рон, провожая взглядом Ли Джордана, который, зевая и потягиваясь, отправился спать. Гарри взбежал по ступенькам в темную спальню. Вытаскивая Плащ, он наткнулся на дудку, подаренную Хагридом на Рождество. Он сунул ее в карман, чтобы сыграть для Пушка настроения петь у него не было.

Бегом он спустился в гостиную.

- Лучше накрыться Плащом здесь и убедиться, что ничего не торчит, а то вдруг Филч заметит одну из наших ног, самостоятельно разгуливающую по замку...

- Что это вы делаете? - раздался голос из угла комнаты. Из-за кресла появился Невилль, прижимающий к груди жабу Тревора, который явно пытался предпринять очередную попытку к бегству.

- Ничего, Невилль, ничего, - сказал Гарри, поспешно пряча Плащ за спину.

Невилль пристально смотрел на их виноватые лица.

- Вы опять за свое.

- Нет-нет-нет, - сказала Гермиона. - Нет, мы ничего такого не делаем. Невилль, почему бы тебе не пойти спать?

Гарри взглянул на стоящие у двери напольные часы. Нельзя терять время, Снэйп, наверное, уже усыпляет Пушка.

- Вам нельзя выходить, - заявил Невилль, - вас опять поймают, и Гриффиндор опять пострадает.

- Ты не понимаешь, - ответил Гарри, - это очень важно.

Но Невилль явно набирался смелости, чтобы пойти на крайние меры.

- Я вам не позволю, - произнес он, торопливо загораживая дверь. - Я - Я буду с вами драться!

- Невилль, - взорвался Рон. - уйди с дороги и не будь идиотом!

- Не смей называть меня идиотом! - ответил Невилль. - Я считаю, вы не должны нарушать правила! И это именно ты учил меня противостоять другим!

- Да, но не нам же, - раздраженно сказал Рон. - Невилль, ты сам не знаешь, что делаешь.

Он сделал шаг вперед, и Невилль выронил жабу Тревора, который сразу куда-то ускакал.

- Давай, попробуй ударь меня! - воскликнул Невилль, подымая кулаки. - Я готов!

- Сделай что-нибудь! - обернулся Гарри к Гермионе.

Гермиона вышла вперед.

- Невилль, - сказала она, - Мне, правда, очень-очень жаль.

Она подняла палочку.

- Петрификус Тоталус! - выкрикнула она, указывая на Невилля.

Руки Невилля прижало к бокам. Ноги схлопнуло вместе. Все тело оцепенело, он покачнулся на месте и рухнул лицом вниз, как бревно.

Гермиона подбежала и перевернула его. Челюсти Невилля тоже свело, говорить он не мог. Двигались только глаза, смотревшие на них в ужасе.

- Что ты с ним сделала? - прошептал Гарри.

- Это Полное Оцепенение, - несчастным голосом сказала Гермиона. Невилль, миленький, мне так жаль...

- Нам пришлось, Невилль, некогда объяснять, - сказал Гарри

- Ты все поймешь позже, Невилль, - сказал Рон. Они перешагнули через него и натянули Плащ-Невидимку.

Но Невилль, брошенный на полу в неподвижности, явно не был хорошей приметой . В таком взвинченном состоянии тень любой статуи казалась Филчем, каждый отдаленный вздох ветра - Пивсом, несущимся из темноты.

У подножия первой лестницы они заметили миссис Норрис, расхаживающую по площадке.

- Ой, давай пнем ее, хоть разок, - прошептал Рон на ухо Гарри, но Гарри покачал головой. Они осторожно прокрались мимо нее, но Миссис Норрис только поглядела в их сторону своими глазами-лампами, и ничего не сделала.

Вплоть до лестницы на третий этаж они больше никого не встретили. Тут они увидели Пивса, который посреди лестницы высвобождал ковер, чтобы кто-нибудь зацепился и грохнулся.

- Кто это тута? - спросил он внезапно, как только они приблизились, прищурив свои злобные черные глазки. - Знаю, ты тут, хоть не вижу тебя. Ты дух, или призрак, или мелкий проказник?

Он взлетел в воздух и парил, напряженно приглядываясь.

- Надо звать Филча, ох надо, кто-то шатается тут невидимкой...

Гарри внезапно осенило:

- Пивс, - проговорил он хриплым шепотом. - У Кровавого Барона есть свои резоны быть невидимым.

Пивс чуть не свалился от ужаса, он спохватился только в футе от ступенек, где и завис.

- Прошу прощения, Ваша Кровавость, Господин Барон, сэр, - масляно сказал он. - Ошибочка, вышла ошибочка - не увидал Вас - да я и не мог, Вы ведь невидимы, - простите старому Пивсику его шуточки, сэр.

- У меня здесь дело, Пивс, - проскрипел Гарри. - Держись отсюда подальше этой ночью.

- Слушаюсь, сэр, я слушаюсь, - сказал Пивс, снова взлетая в воздух. - Надеюсь, Ваше дело удастся, я Вас не побеспокою.

И он усвистал.

- Блестяще, Гарри! - прошептал Рон.

Пару секунд спустя они стояли перед дверью в коридор третьего этажа и она уже была приоткрыта.

- Ну вот, - тихо сказал Гарри. - Снэйп уже миновал Пушка.

Вид открытой двери заставил их осознать, с чем они столкнулись. Гарри повернулся под плащом к друзьям.

- Если хотите вернуться, я вас осуждать не буду, - сказал он. Возьмите Плащ, он мне не понадобится.

- Не будь дураком, - сказал Рон.

- Мы идем, - сказала Гермиона.

Гарри толкнул дверь.

Дверь заскрипела, и они услышали, низкое утробное рычание. Все три носа засопели, принюхиваясь, в их направлении, хотя видеть их пес не мог.

- Что это там валяется? - спросила Гермиона.

- Похоже на арфу, - сказал Рон. - Наверно, Снэйп бросил.

- Он, наверное, просыпается, как только перестаешь играть, - сказал Гарри. - Ну, начали...

Он поднес дудку Хагрида к губам и подул. Мелодией это назвать было трудно, но после первой же ноты глаза собаки стали закрываться. Гарри боялся вздохнуть. Медленно-медленно рычание стихло, лапы подогнулись и собака, в глубоком сне, опустилась на пол.

- Играй-играй, - предупредил Рон, пока они снимали Плащ и подбирались к люку, ощущая на себе горячее зловонное собачье дыхание.

- Думаю, мы сможем его открыть, - сказал Рон, заглядывая за собаку. - Пойдешь первой, Гермиона?

- Нет, не хочу!

- Ладно. - Рон сжал зубы и осторожно переступил через собачьи лапы. Нагнувшись, он потянул за кольцо на крышке, оно подалось, и люк распахнулся.

- Что там? - нетерпеливо спросила Гермиона.

- Ничего - темнота - никак не слезешь - придется прыгать.

Гарри, не прерывая игры, помахал Рону, чтобы привлечь его внимание и указал на себя.

- Хочешь быть первым? Ты уверен? - спросил Рон. - Не знаю, насколько там глубоко. Отдай дудку Гермионе, она будет усыплять собаку.

Гарри передал дудку. За несколько секунд тишины пес успел дернуться и зарычать, но Гермиона начала играть, и он снова погрузился в сон.

Гарри перелез через пса и заглянул в люк. Дна видно не было.

Он опустился в дыру и повис на кончиках пальцев. Подняв глаза на Рона, он сказал:

- Если со мной что-нибудь случится, не прыгайте. Бегите в совятник и шлите Гедвигу прямо к Дамбльдору, ясно?

-Ясно, - ответил Рон.

- Надеюсь, увидимся через минуту.

И он разжал руки. В ушах засвистел холодный влажный воздух, он падал вниз - вниз - вниз...

ХЛОП. С забавным глухим звуком он приземлился на что-то мягкое. Похоже, он сидел на каком-то растении.

- Все в порядке! - закричал он в сторону квадратика света, величиной с почтовую марку, который был открытым люком. - Тут мягко, можно прыгать.

Сверху сиганул Рон. Он приземлился рядом с Гарри.

- Что это такое? - были его первые слова.

- Не знаю, растение какое-то. Думаю, чтоб падать было мягче. Давай, Гермиона!

Отдаленная музыка прекратилась. Раздался громкий лай собаки, но Гермиона уже прыгнула. Она приземлилась по другую сторону от Гарри.

- Мы, должно быть, находимся в милях под школой, - сказала она.

- Повезло, что тут это растение, правда? - заметил Рон.

- Повезло? - взвизгнула Гермиона. - Посмотрите на себя!

Она вскочила и прорвалась к стене. Прорываться пришлось потому, что как только она приземлилась, растение начало опутывать ее щиколотки змеевидными побегами. А у Гарри и Рона ноги уже были накрепко спутаны длинными плетями, хотя они этого и не заметили.

Гермиона успела освободиться, прежде чем растение туго ее опутало. Теперь она в ужасе смотрела на мальчишек, которые сражались с растением, пытаясь скинуть его с себя, но чем больше они боролись, тем быстрее и гуще растение оплетало их.

- Не шевелитесь! - велела им Гермиона. - Я знаю, что это такое это Силки Дьявола.

- Как я рад, что мы знаем его название, от этого гораздо легче, огрызнулся Рон, отклоняясь, чтобы не дать растению обвиться вокруг шеи.

- Заткнись, я пытаюсь вспомнить, как его уничтожить, - сказала Гермиона.

- Так поспеши, я уже дышать не могу, - задыхался Гарри, отталкивая побег, сжимающий его грудь.

- Силки Дьявола, Силки Дьявола... Что говорила профессор Спраут? Они любят темноту и сырость...

- Так разожги огонь! - выдавил Гарри.

- Да - конечно же - но тут нет ничего для растопки... - вскричала Гермиона, заламывая руки.

- ТЫ СПЯТИЛА, ЧТО ЛИ? - обрушился на нее Рон. - ВЕДЬМА ТЫ ИЛИ НЕТ?

- Ах да, - спохватилась Гермиона, выхватила палочку, взмахнула ею, что-то пробормотала и направила на растение клуб того же голубого пламени, что когда-то так удачно применила к Снэйпу. Не прошло нескольких секунд, как мальчики почувствовали, что тиски ослабевают, по мере того, как побеги уползают от света и огня. Извиваясь и корчась, они сползли с их тел, и мальчики смогли освободиться.

- Хорошо, что ты учила Гербологию, Гермиона, - сказал Гарри, присоединяясь к ней у стены и утирая пот с лица.

- Да-а, - добавил Рон. - Хорошо еще, что Гарри не потерял голову. "Нет ничего для растопки!", тоже мне.

- Сюда, - указал Гарри на единственный здесь каменный проход.

Кроме собственных шагов они слышали только тихое журчанье воды по стенам. Проход сужался, и это напомнило Гарри туннели Гринготта. Его сердце неприятно екнуло, когда он вспомнил про драконов, охраняющих особенно секретные сейфы в волшебном банке. Что, если они встретят дракона, взрослого дракона - им и Норберта-то вполне хватало.

- Слышите? - прошептал Рон.

Гарри прислушался. Сверху и спереди доносились тихий шелест и позвякивание.

- Думаешь, там привидение?

- Не знаю... Звучит, как хлопанье крыльев.

- Впереди свет - я вижу, как что-то движется.

Они добрались до конца прохода, и перед ними оказалась ярко освещенная комната с высоким выгнутым потолком. Она была полна крошечных, ярко переливающихся птичек, порхающих и трепыхающихся повсюду. На противоположной стороне была тяжелая деревянная дверь.

- Как ты думаешь, они нападут на нас, если мы пройдем через комнату? - спросил Рон.

- Возможно, - ответил Гарри. - Они не выглядят злобными, но если налетят все вместе... Ну, делать нечего. Я побежал.

Он глубоко вздохнул, закрыл лицо руками и рванул через комнату. Он ожидал в любую минуту почувствовать острые клювики и коготки, но ничего такого не случилось. Он добежал до двери в целости и сохранности. Потянул дверь за ручку, но та была заперта.

Остальные двое присоединились к нему. Они тянули и толкали дверь, но она не шевельнулась, даже когда Гермиона применила к ней Чары Алохоморы.

- И что теперь? - спросил Рон.

- Эти птички... Они же не для украшения тут... - протянула Гермиона.

Они наблюдали, как птички порхают над головами, поблескивая поблескивая?

- Это не птички! - внезапно воскликнул Гарри. - это ключи! Крылатые ключи - смотрите внимательно! Это может значить... - он оглядел комнату, пока остальные присматривались к стае ключей. - Да - глядите! Метлы! Мы должны поймать ключ от двери!

- Но тут их сотни!

Рон внимательно изучил замок.

- Нам нужен большой, старомодный - возможно, серебряный, как и ручка.

Они схватили метлы и взмыли в воздух, устремившись в центр тучи ключей. Они ловили и хватали, однако заколдованные ключи уворачивались так быстро, что их было почти невозможно поймать.

Но Гарри не зря был самым юным Ловцом столетия. Он умел замечать то, что не удавалось никому. После минутного кружения среди трепыхания радужных перьев он увидел большой серебряный ключ с помятым крылом, словно его уже ловили и грубо засовывали в замочную скважину.

- Вон тот! - закричал он остальным. - Тот большой - вон там, нет там - с ярко-голубыми крыльями - у которого перья с одного боку помяты.

Рон быстро направился, куда указывал Гарри, врезался в потолок и едва не свалился с метлы.

- Надо загнать его в угол! - командовал Гарри, не отрывая глаз от ключа с поврежденным крылом. - Рон, заходи сзади - Гермиона, подстрахуй снизу и не дай ему ускользнуть - я попытаюсь схватить его. ПОШЛИ!

Рон поднырнул, Гермиона налетела снизу, ключ обошел их обоих, и Гарри рванулся за ним; ключ тюкнулся об стенку, Гарри подался вперед и с неприятным хрустящим звуком прижал его одной рукой к камню. Аплодисменты Рона и Гермионы эхом отразились от потолка.

Они быстренько приземлились и Гарри побежал к двери, с трепыхающимся в руке ключом. Он сунул его в скважину и повернул - работает. В момент, когда замок, открывшись, щелкнул, ключ вырвался и улетел, выглядя довольно потрепанным после того, как его поймали вторично.

- Готовы? - спросил Гарри остальных, не отнимая руки от дверной ручки. Те кивнули. Он толкнул дверь.

В следующей комнате было темно и ничего не видно. Но как только они шагнули туда, неожиданно вспыхнул свет, озарив удивительную картину.

Они стояли на краю огромной шахматной доски, за черными фигурами, которые были выше их ростом и казались высеченными из чего-то, напоминающего черный камень. Напротив них, в другом конце комнаты, стояли белые фигуры. Гарри, Рон и Гермиона слегка поежились - у огромных белых фигур не было лиц.

- И что теперь нам делать? - прошептал Гарри.

- Разве не ясно? - удивился Рон. - Мы должны, играя, пройти через комнату.

За белыми фигурами виднелась следующая дверь.

- Но как? - нервно спросила Гермиона.

- Думаю, - сказал Рон. - мы сами должны стать фигурами.

Он подошел к черному коню и дотронулся до него. Камень тотчас же ожил. Лошадь забила копытом, а всадник повернул голову в шлеме и взглянул на Рона.

- Можно нам - э-э - присоединиться к вам в игре?

Черный всадник кивнул. Рон обернулся к остальным.

- Тут надо поразмыслить... - сказал он. - Полагаю, нам надо занять место каких-то трех фигур...

Гарри и Гермиона стояли, не шевелясь, глядя, как Рон размышляет. Наконец он сказал:

- Вы только не обижайтесь, но оба вы в шахматах не сильны.

- Мы не обидимся, - быстро ответил Гарри. - Ты только говори нам, что делать.

- Так, Гарри, займи место этого слона, а ты, Гермиона, иди за ним и встань вместо ладьи.

- А ты?

- Я буду конем, - сказал Рон.

Фигуры, очевидно, слышали их, потому что при этих словах всадник, слон и ладья повернулись спиной к остальным фигурам и сошли с доски, оставив пустые клетки, которые заняли Рон, Гарри и Гермиона.

- В шахматах начинают всегда белые, - сказал Рон, указывая на тот конец. - Смотрите.

Белая пешка передвинулась на две клетки.

Рон начал командовать черными. Те медленно двигались туда, куда он их посылал. У Гарри тряслись коленки. Что, если они проиграют?

- Гарри - двигайся на четыре клетки вправо по диагонали.

По настоящему они испугались, когда был съеден их другой всадник. Белая королева вдавила его в пол и скинула с доски, где он остался лежать вниз лицом.

- Пришлось сделать это, - Рон выглядел потрясенным. - Это дало нам возможность съесть их слона, давай, Гермиона.

Каждый раз, когда они теряли фигуру, белые вели себя безжалостно. Скоро вдоль всех стен кучками лежали черные фигуры. Дважды Рону удавалось в последний момент отвести опасность, нависшую над Гарри и Гермионой. Сам он носился по всей доске, уничтожив почти столько же белых фигур, сколько те съели черных.

- Мы почти на месте, - вдруг пробормотал он. - Дайте подумать дайте подумать...

Белая королева повернулась к нему лицом.

- Да, - мягко сказал Рон. - есть только один выход... Меня съедят.

- НЕТ! - закричали Гарри и Гермиона.

- Это шахматы, - ответил Рон. -Чем-то приходится жертвовать. Я шагну вперед, и она съест меня - и это даст вам возможность поставить мат королю, Гарри.

- Но...

- Ты хочешь остановить Снэйпа или нет?

- Рон...

- Смотри, если ты не поторопишься, он получит Камень!

Больше ничего не оставалось.

- Готовы? - крикнул Рон с бледным, но решительным лицом. - Я иду не теряйте времени, вы выиграли.

Он шагнул вперед и белая королева атаковала. Она сильно ударила Рона по голове своей каменной рукой и швырнула его на пол - Гермиона завизжала, но осталась на своей клетке - белая королева отбросила Рона в сторону. Похоже было, что он в нокауте.

Дрожа, Гарри передвинулся на три клетки влево.

Белый король снял корону и бросил ее к ногам Гарри. Они выиграли. Фигуры расступились, открыв путь к следующей двери. Бросив на Рона последний отчаянный взгляд, Гарри и Гермиона прошли в дверь и оказались в следующем проходе.

- Что, если он...

- С ним все будет в порядке, - вымолвил Гарри, стараясь успокоиться. - Что еще нас ожидает?

- Уже были Силки Дьявола - это Спраут, Флитвик заколдовал ключи, МакГонагалл оживила шахматы - остались заклинания Квиррелла и Снэйп...

Они дошли до следующей двери.

- Ну? - прошептал Гарри.

- Пошли.

Гарри отворил дверь.

Жуткий запах ударил в ноздри, заставив их прикрыть носы мантиями. Со слезящимися глазами они увидели, что на полу перед ними лежит тролль, даже больше того, с которым они сражались, и на голове у него большая кровавая шишка.

- Я рад, что нам не пришлось иметь дело с этим, - прошептал Гарри, осторожно перешагивая через одну из массивных ног. - Пошли скорей, тут нечем дышать.

Они потянули, открывая, следующую дверь, причем оба боялись даже взглянуть, что их там ожидает - но там не было ничего ужасающего, только стол, на котором стояло в ряд семь бутылочек различной формы.

- Это снэйпово, - сказал Гарри. - И что нужно делать?

Они шагнули через порог, и тут же позади них вспыхнуло пламя, загородив дверной проем. Это было необычное пламя, оно было лиловым. В тот же момент в двери напротив вспыхнуло черное пламя. Они попали в ловушку.

- Смотри! - Гермиона схватила бумажный свиток, лежащий рядом с бутылочками. Гарри заглянул ей через плечо и прочел:

Опасность пред тобою, безопасность позади,

Два из нас тебе помогут, а какие - сам найди.

Один из семерых дает пройти вперед,

Другой тебя, напротив, обратно проведет.

Два из нас в себе содержат лишь крапивное вино,

А три - убийцы, смерть таят, прилегшую на дно.

И тот, кто здесь не хочет остаться навсегда,

Использует четыре подсказки без труда:

Во-первых, как отрава ни будь утаена,

Ее отыщешь слева от крапивного вина.

Второе, различаются стоящие с краев,

А сдвинься к середине - и там найдешь врагов.

В третьих, все различны размером - посмотри,

Но знай, ни карлик, ни гигант не держат смерть внутри.

В четвертых, те, что от концов вторыми отстоят,

На вкус неразличимы, хоть и разные на взгляд.

Гермиона глубоко выдохнула, и Гарри, пораженный, заметил, что она улыбается, хотя ему самому было не до улыбок.

- Потрясающе, - сказала Гермиона. - Это не магия - это логика загадка. У большинства величайших волшебников нету ни капли логики, они бы остались тут навсегда.

- А мы нет, что ли?

- Конечно же, нет, - сказала Гермиона. - Все, что нам нужно, тут сказано. Семь бутылок: в трех отрава, в двух вино, одна проведет нас сквозь черное пламя и одна - сквозь лиловое.

- Но как мы узнаем, какую выпить?

- Подожди минутку.

Гермиона прочла бумагу несколько раз. Она прошлась туда и сюда вдоль стола с бутылочками, трогая их пальцем и бормоча что-то себе под нос. И наконец хлопнула в ладоши.

- Вот, - сказала она. - Самая маленькая бутылочка проведет нас через черное пламя - к Камню.

Гарри взглянул на крошечную бутылочку.

- Тут еле хватит одному из нас, - заметил он. - Тут едва ли один глоток.

Они посмотрели друг на друга.

- Которая проведет тебя обратно сквозь лиловое пламя?

Гермиона указала на круглую бутылочку в другом конце ряда.

- Ты выпьешь ее, - сказал Гарри. - Нет, послушай - ты вернешься, возьмешь Рона - хватайте метлы из комнаты летающих ключей, они пронесут вас в люк и мимо Пушка - а там прямо в совятник, и шлите Гедвигу к Дамбльдору, он нам необходим. Может, мне и удастся задержать Снэйпа, но мне с ним не справиться.

- Но Гарри, вдруг с ним Сам-Знаешь-Кто?

- Что ж - мне ведь однажды повезло, правда? - спросил Гарри, указывая на свой шрам. - Может, и опять повезет.

У Гермионы дрожали губы. Внезапно она кинулась на Гарри и обхватила его обеими руками.

- Гермиона!

- Гарри, ты великий волшебник, правда.

- Ну не такой, как ты, - заметил смущенно Гарри, когда она его отпустила.

- Я! - вскричала Гермиона. - Книжки! И знания! Есть же более важные вещи - дружба, и храбрость, и - ох, Гарри! Будь осторожен!

- Пей первая, - сказал Гарри. - А ты точно уверена, где какой?

- Абсолютно, - ответила Гермиона. Большим глотком она выпила круглую бутылочку до конца и поежилась.

- Это не яд? - спросил Гарри с опаской.

- Нет, но это как лед.

- Быстро, иди, пока оно действует.

- Счастливо - береги себя

- ИДИ!

Гермиона повернулась и пошла прямо через лиловое пламя.

Гарри глубоко вздохнул и взял маленькую бутылочку. Он повернулся к черному пламени.

- Я иду! - сказал он и осушил бутылочку одним глотком.

Действительно, будто лед охватил все его тело. Он поставил бутылочку и шагнул вперед.

Глядя вниз, он видел, как черные языки лижут его тело, но ничего не чувствовал - в какой-то момент он не видел ничего, кроме черного огня - а потом оказался на другой стороне, в последней комнате.

Тут был кто-то еще - но это был не Снэйп. И даже не Волдеморт.

 

 

 

 

 Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава перваяМАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ ВЫЖИЛ                                           Глава третья. ПИСЬМА НИОТКУДА              Глава пятаяДИАГОНАЛЬНЫЙ ПРОУЛОК               Глава шестая.ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ ПЛАТФОРМЫ  №9 и 3/4                                                                                                                                                                                             Глава седьмаяШЛЯПА ВЫБОРА                                 Глава 9 ПОЛНОЧНАЯ ДУЭЛЬ                               Глава десятаяХЭЛЛОВИН                                                      Глава двенадцатаяЗЕРКАЛО ЧАЯНИЙ         Глава четырнадцатаяНОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ  ШИПОХВОСТ                                                                                                                                                    Глава 15 ЗАПРЕТНЫЙ ЛЕС                                         Глава шестнадцатаяПО ТУ СТОРОНУ ЛЮКА                 Глава семнадцатаяЧЕЛОВЕК С ДВУМЯ ЛИЦАМИ              

  ГАРРИ ПОТТЕР... ЧТЕНИЕ        

Просмотров: 484 | Добавил: sergeianatoli1956 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: