Главная » 2015 » Декабрь » 4 » Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава шестая. ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ ПЛАТФОРМЫ НОМЕР ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ
23:30
Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава шестая. ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ ПЛАТФОРМЫ НОМЕР ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ

Хелена Бонэм Картер.jpg

 Актёры и роли           Полумна Лавгуд .jpg  

Джоан К.Роулинг

Гарри Поттер и философский камень   

Глава шестая. ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ ПЛАТФОРМЫ НОМЕР ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ

Последний месяц, проведенный с семейством Дарсли, приятным назвать было трудно. Правда, Дадли теперь так боялся Гарри, что даже старался не находиться с ним в одной комнате. Дядюшка же Вернон с тетей Петунией не запирали его больше в чулане, не заставляли работать по дому и не кричали на него - они вообще с ним не разговаривали. Напуганные и разъяренные, они вели себя, как будто Гарри вообще не существовало. Хотя это и было изменением к лучшему, но через некоторое время стало действовать угнетающе.

Гарри предпочитал оставаться в своей комнате, в компании новообретенной совы. Он решил назвать ее Гедвигой, именем, вычитанным из Истории Магии. Учебники вообще оказались очень интересными. Гарри валялся на кровати, читая до поздней ночи, а Гедвига сновала в свое удовольствие туда и сюда сквозь открытое окно. Им повезло, что тетя Петуния перестала врываться по утрам со своим пылесосом, потому что Гедвига частенько притаскивала с собою дохлых мышей. Каждый раз, перед сном Гарри вычеркивал еще одно число на листке бумаги, пришпиленном к стене, считая оставшиеся до первого сентября дни.

В последний день августа он решил, что пора бы поговорить с дядей и тетей насчет того, как попасть завтра на вокзал Кингс Кросс. Гарри спустился в гостиную, где все семейство смотрело по телевизору какую-то викторину. Он кашлянул, давая знать о себе. Дадли завопил и выскочил из комнаты.

- Э-э - Дядя Вернон?

Дядя Вернон пробурчал что-то, изображая, что слушает.

- Э-э - Мне надо завтра быть на Кингс Кросс - ехать в Хогвартс.

Дядя Вернон снова что-то буркнул.

- Вы меня не подбросите?

Бурчанье. Гарри предположил, что оно означает "да".

- Спасибо.

Он уже собирался подняться к себе, как вдруг дядя Вернон заговорил членораздельно:

- Странный способ добираться до волшебной школы - на поезде. Что, все летающие ковры попродырявились?

Гарри ничего не ответил.

- Где хоть эта школа?

- Не знаю, - сказал Гарри, похоже, сам впервые осознав это. Он вытащил из кармана билет, полученный от Хагрида.

- Мой поезд уходит с платформы номер девять и три четверти в одиннадцать часов, - прочел он.

Дядя с тетей выпучили на него глаза.

- С какой такой платформы?

- Девять и три четверти.

- Не болтай чепухи, - сказал дядя Вернон. - Нет такой платформы девять и три четверти.

- Так написано в билете.

- Чушь собачья. - сказал дядя Вернон. - Все они там просто сумасшедшие. Сам увидишь. Подожди только. Ладно, мы отвезем тебя на Кингс Кросс. Мы все равно собирались завтра в Лондон, а то бы я не стал с тобой возиться.

- А зачем вам в Лондон? - спросил Гарри, стараясь поддержать дружескую беседу.

- Везем Дадли в больницу, - проворчал дядя Вернон. - Нужно избавить его от этого мерзкого хвоста до начала занятий в Смелтингсе.

На следующий день Гарри проснулся в пять утра и был слишком возбужден, чтобы снова заснуть. Он встал и натянул джинсы, потому что ехать на станцию в мантии волшебника ему не хотелось - лучше переодеться в поезде. Он еще раз сверился с хогвартским списком, чтобы убедиться, что взял все неоходимое, поглядел, надежно ли заперта Гедвига в своей клетке, а потом стал мерить шагами комнату, ожидая, пока встанут Дарсли. Двумя часами позже его огромный тяжелый сундук был наконец загружен в машину, тетя Петуния уломала Дадли сесть рядом с Гарри на заднее сиденье, и они тронулись.

На Кингс Кросс прибыли в пол-одиннадцатого. Дядя Вернон швырнул сундук Гарри на тележку и откатил на станцию. Гарри подумал было, что это неожиданно мило со стороны дяди Вернона, но тот внезапно остановился, повернувшись к платформам с мерзкой ухмылкой на лице.

- Ну вот, парень, ты приехал. Платформа девять - платформа десять. Твоя должна быть где-то посредине, но, похоже, ее еще не построили, а?

Он был, к сожалению, прав. Большая девятка висела над одной платформой, большая десятка над другой, а между ними - между ними не было ничего.

"Счастливого учебного года ", - произнес дядя Вернон с еще более гадкой улыбкой. Не сказав больше ни слова, он удалился. Обернувшись, Гарри увидел, как Дарсли отъезжают на своей машине. Все трое смеялись. У Гарри пересохло во рту. Что теперь делать? Из-за Гедвиги он начал привлекать к себе люпытствующие взгляды. Надо было срочно кого-нибудь спросить.

Он остановил проходившего мимо станционного служащего, но не рискнул упомянуть платформу девять и три четверти. Смотритель никогда не слышал о Хогвартсе, и вышел из себя, когда Гарри не смог сообщить, в какой части страны это находится. Как будто Гарри нарочно прикидывался идиотом. Начиная отчаиваться, Гарри спросил про поезд, отходящий в одиннадцать часов, но смотритель ответил, что такого тоже нет. В конце концов смотритель удалился, бормоча про всяких, из-за которых только время теряешь.

Теперь Гарри изо всех сил старался не паниковать. Судя по тому, что показывали

большие часы над расписанием, у него оставалось десять минут, чтобы сесть на поезд, а он не представлял, как это сделать. Он торчал посреди станции с неподъемным сундуком, карманами, полными волшебных денег и здоровенной совой.

Должно быть, Хагрид не упомянул некое действие, вроде постукивания по третьему слева кирпичу, когда проходишь в Диагональный проулок. Может, достать волшебную палочку и постучать ею по билетному компостеру между платформами девять и десять...

В этот момент позади него прошла группа людей, и донесся обрывок разговора:

- Магглов, конечно, битком набито...

Гарри круто развернулся. Говорила пухленькая женщина, обращаясь к четырем огненно-рыжим мальчикам. Каждый из них толкал перед собою такой же, как у Гарри, сундук, а главное - у них была сова.

С колотящимся сердцем Гарри двинул свою тележку следом. Они остановились, и он тоже, достаточно близко, чтобы слышать разговор.

- Ну, какая платформа? - спросила мальчиков мама.

- Девять и три четверти, - встряла державшаяся за ее руку маленькая девочка, тоже ярко-рыжая. - Мама, можно я тоже...

- Ты еще мала, Джинни, помолчи пока немножко. Так, Перси, ты первый...

Мальчик, который выглядел старше других, двинулся в сторону девятой и десятой платформ. Гарри смотрел, стараясь не мигать, чтобы ничего не пропустить - но как только мальчик достиг барьера между двумя платформами, его заслонила большая толпа туристов, и к моменту, когда из виду убрался последний рюкзак, мальчик исчез.

- Фред, ты следующий, - сказала женщина.

- Я не Фред, я Джордж - сказал мальчик. - И ты, женщина, называешь себя нашей матерью? Неужели ты не видишь, что я Джордж?

- Извини, Джордж, дорогой.

- Шучу, я Фред, - сказал мальчик и был таков. Близнец крикнул ему вслед, чтобы тот поторапливался, и он, очевидно, так и сделал, потому что секундой позже тоже исчез - но как?

Теперь уже третий мальчик бодро направлялся к барьеру - был еще здесь - и вот, внезапно, его уже не стало.

Другого выхода не оставалось.

- Извините, - обратился Гарри к пухленькой женщине.

- Здравствуй, дорогой, - сказала она. - Впервые в Хогвартс? Рон тоже новенький.

Она указала на последнего и младшего из своих сыновей. Он был высокий, худой и подвижный, весь в веснушках, большерукий и большеногий, и с длинным носом.

- Да, - сказал Гарри. - Дело в том, что... Я не знаю, как мне...

- Попасть на платформу? - спросила она ласково, и Гарри кивнул.

- Не волнуйся, - сказала она, - Нужно всего лишь идти прямо на барьер между платформами девять и десять. Очень важно не останавливаться и не бояться врезаться. Если побаиваешься, то лучше разбегись. Давай, иди сейчас, перед Роном.

- Э-э, - О"кей, - сказал Гарри.

Он взялся за тележку и взглянул на барьер. Тот выглядел очень твердым.

Он направился к барьеру. Люди, мечущиеся между платформами девять и десять, задевали его, и Гарри пошел быстрее. Он наверняка врежется в компостер - то-то будет радости - он пригнулся к тележке и побежал барьер был все ближе и ближе - теперь ему не остановиться - тележка уже неуправляема - остался только фут - он зажмурился, готовый к столкновению

Но столкновения все не было... он продолжал бежать... открыл глаза.

Ярко-красный паровоз стоял у платформы, полной людей. На табло значилось: "Хогвартский экспресс, 11 часов". Гарри оглянулся, и на месте, где раньше был компостер, увидел чугунную арку с надписью: "Платформа девять и три четверти". Он прошел!

Паровозный дым клубился над головами гудящей толпы, кошки всех мастей путались под ногами. Поверх людского гомона и скрипа тяжелых сундуков перекликались встревоженные совы.

Первые несколько вагонов были уже забиты учениками. Некоторые разговаривали с родственниками, свесившись из окна, другие сражались из-за мест. Гарри толкал тележку вдоль платформы в поисках свободного сиденья. Он миновал круглолицего мальчика, говорившего: "Ба, я опять потерял мою жабу".

"Ох, Невилль", - послышался вздох старой дамы.

Смуглый курчавый мальчик стоял посреди кучки народу.

"Дай посмотреть, Ли, ну же".

Мальчик приподнял крышку коробки, которую держал в руках, оттуда высунулась длинная волосатая нога, и окружающие отшатнулись и завизжали. Гарри пробивался сквозь толпу, пока не нашел пустое купе почти конце поезда. Сначала он занес внутрь клетку с Гедвигой, а потом начал впихивать в вагон свой сундук. Он пытался занести его по ступенькам, но с трудом лишь приподнял с одного конца, дважды пребольно уронив его себе на ногу.

- Помочь? - это был один из рыжеволосых близнецов, за которыми он шел сквозь барьер.

- Да, пожалуйста, - пропыхтел Гарри.

- Эй, Фред! Иди сюда и помоги!

При помощи близнецов сундук Гарри был наконец водворен в угол купе.

- Спасибо, - сказал Гарри, смахивая волосы со лба, чтобы не лезли в глаза.

- Что это у тебя? - спросил вдруг один из близнецов, показывая на шрам, похожий на зигзаг молнии.

- Чтоб я сдох, - сказал другой. - Ты не...?

- Он да, - сказал первый. - Ведь так? - переспросил он у Гарри.

- Я - что? - сказал Гарри.

- Гарри Поттер, - ответили близнецы хором.

- Да, это он, - сказал Гарри. - То есть, да, это я.

Оба мальчика вытаращились на него, и Гарри почувствовал, что краснеет. Затем, к его облегчению, из открытой двери вагона раздался голос:

- Фред, Джордж, где вы там?

- Идем, мам.

Бросив на Гарри последний взгляд, близнецы выскочили из купе.

Гарри уселся возле окна, откуда, оставаясь незамеченным, он мог наблюдать за рыжеволосым семейством на платформе, и слышать, о чем они говорят. Мать как раз вытаскивала носовой платок.

- Рон, у тебя нос в чем-то выпачкан.

Младший из мальчиков попытался увернуться, но она поймала его и стала оттирать ему кончик носа.

- Мам, пусти. - он вырвался.

- А-а, крошка Ронни испаськал носисек, - просюсюкал один из близнецов.

- Заткнись, - сказал Рон.

- А где Перси? - спросила мама.

- Вон идет.

На сцене появился старший из мальчиков. Он уже переоделся в развевающуюся черную Хогвартскую мантию, и Гарри заметил у него на груди сверкающий серебряный знак с буквой "П".

- Мне пора, мама, - сказал он. - Я сижу спереди, там два купе отведено для нас, префектов.

- Ой, Перси, неужели ты префект? - с большим интересом осведомился один из близнецов. - Так надо было сказать, мы-то и понятия не имели..

- Погоди-погоди, мне кажется, я припоминаю, как он что-то такое говорил, - вставил другой. - Один раз...

- Или два...

- В минуту...

- Все лето напролет.

- Заткнитесь, а, - сказал Перси-префект.

- А почему это у Перси новая мантия? - спросил один близнец.

- Потому что он Префект, - сказала мама с гордостью. - Ладно, дорогой, хорошей тебе учебы - пошли мне сову, когда доберетесь.

Она чмокнула Перси в щеку, и он ушел. Она повернулась к близнецам.

- Так, а вы двое чтоб вели себя прилично в этом году. Если я получу еще хоть одну сову с сообщением, что вы - что вы взорвали унитаз или что-то в этом роде...

- Взорвали унитаз? Мы в жизни не взрывали унитаза.

- Но мысль отличная, мам, спасибо за идею.

- Не смешно. И присматривайте за Роном.

- Не волнуйся, с масечкой Ронничкой все будет в порядочке.

- Заткнитесь, - опять сказал Рон. Он был почти одного роста с близнецами, и его нос до сих пор был красным после маминых оттираний.

- Да, мам, знаешь? Угадай, кого мы только что встретили в поезде?

Гарри отпрянул от окна, чтобы его не увидели.

- Помнишь того черноволосого мальчика, который стоял рядом с нами на станции? Знаешь, кто он?

- Кто же?

- Гарри Поттер!

Гарри услышал девочкин голосок:

- Ой, мамочка, можно я пойду в поезд посмотрю на него, мамочка, ну пожалуйста...

- Ты его уже видела, Джинни, а он, бедный, ведь не слон в зоопарке. Это правда, Фред? Откуда вы знаете?

- Спросили. Шрам его видели. Он и вправду похож на молнию.

- Бедняжка. Теперь понятно, почему он один. А я-то думала. Он был так вежлив, когда спрашивал, как попасть на платформу.

- Ладно тебе, лучше скажи, как ты думаешь, он помнит, как выглядел Ты-Знаешь-Кто?

Мать внезапно посуровела.

- Я запрещаю спрашивать его об этом, Фред. И думать не смей. Только твоих напоминаний ему в первый школьный день не хватало.

- Да ладно, не разоряйся уж.

Раздался свисток.

- Быстрее, - сказала мама, и все три мальчика взобрались в вагон. Они высунулись из окна, чтобы мама поцеловала их на прощание, и тут младшая сестренка заплакала.

- Не надо, Джинни, мы пришлем тебе стаю сов.

- Мы пришлем тебе сиденье от Хогвартского унитаза.

- Д-ж-о-р-д-ж!

- Шутка, мам.

Поезд тронулся. Гарри смотрел, как мама мальчиков махала вслед, а их сестренка, то плача, то смеясь, бежала за поездом, пока тот не разогнался; тогда она вернулась и тоже стала махать рукой.

Гарри следил, как девочка с мамой исчезали из виду, пока поезд делал поворот. За окном промелькнули дома. Внезапно он ощутил приступ восторга. Грядущая неизвестность наверняка будет лучше того, что остается позади.

Дверь купе отъехала в сторону, и вошел младший из рыжеволосых мальчиков.

- Здесь кто-нибудь сидит? - спросил он, указывая на место напротив Гарри. - А то везде уже занято.

Гарри покачал головой, и мальчик сел. Он взглянул на Гарри, а затем быстро перевел взгляд за окно, как будто и не смотрел. Гарри заметил, что на носу у него до сих пор было черное пятнышко.

- А, Рон, - это вернулись близнецы.

- Слушай, мы пошли в середину, там у Ли Джордана - гигантский тарантул.

- Хорошо, - пробурчал Рон.

- Гарри, - сказал другой близнец. - Мы еще не представились? Фред и Джордж Уизли. А это наш брат Рон. До скорого.

- Пока, - сказали Гарри и Рон. Близнецы задвинули за собой дверь купе.

- Ты взаправду Гарри Поттер? - вырвалось у Рона.

Гарри кивнул.

- Ой - ну, я думал, может, Фред и Джордж опять шутят. И у тебя правда есть - ну, знаешь...

Он указал на лоб Гарри.

Гарри откинул назад челку, чтобы показать шрам. Рон широко раскрыл глаза.

- И это было когда Ты-Знаешь-Кто - ?

- Да, - ответил Гарри, - но я не помню.

- Совсем ничего? - жадно спросил Рон.

- Ну, я помню вспышку зеленого света, а больше ничего.

- Ух ты, - сказал Рон. Он сидел и несколько минут пялился на Гарри, затем, опомнившись, быстро отвернулся к окну.

- А в вашей семье все волшебники? - спросил Гарри, находя Рона ничуть не менее интересным, чем Рон находил его самого.

- Э-э, думаю, что да, - ответил Рон. - Кажется, мамин троюродный брат - бухгалтер, но мы в семье о нем особо не говорим.

- Значит, ты уже хорошо знаешь магию.

Уизли явно принадлежали к тем самым потомственным волшебникам, о которых говорил бледный мальчик в Диагональном проулке.

- Я слышал, тебе доводилось жить с Магглами, - сказал Рон. - Какие они?

- Жуткие. Не все, конечно. Но мои дядя, тетя и кузен точно. Хотел бы я, чтобы у меня было три брата-волшебника.

- Пять, - заметил Рон. Он почему-то помрачнел. - Я шестой из нашей семьи в Хогвартсе. Можно сказать, мне есть на кого равняться. Билл и Чарли уже закончили - Билл был Первым Учеником, а Чарли капитаном команды по Квиддичу. Теперь Перси - префект. Фред и Джордж часто влипают в истории, но отметки у них хорошие, все думают, что они забавные и любят их. А от меня ждут, что я буду так же хорош, как братцы, но если я и буду, никто не удивится, я ж не первый такой. Потом, с пятью братьями никогда не получишь ничего нового. От Билла мне досталась мантия, от Чарли - волшебная палочка, а от Перси - старый крыс.

Рон сунул руку под куртку и вытащил толстую серую крысу. Животное спало.

- Его зовут Скабберс, и толку от него никакого, он даже и не просыпается. Когда Перси стал префектом, он получил от папы сову, но мы не могли себе позво... В смысле, а я получил Скабберса.

У Рона покраснели уши. Казалось, он решил, что сболтнул лишнего, потому что замолчал и снова стал глядеть в окно.

Гарри вовсе не видел ничего ужасного в том, что кто-то не может позволить себе сову. В конце концов, до прошлого месяца у него самого не было никаких денег, и он рассказал Рону об этом, и о том, как донашивал старую одежду Дадли, и о том, что никогда не получал подарков на день рождения. Кажется, это взбодрило Рона.

- ...И пока Хагрид мне не рассказал, я не знал ни что я волшебник, ни о своих родителях, ни о Волдеморте ...

Рон судорожно втянул в себя воздух.

- Что с тобой? - спросил Гарри.

- Ты произнес Сам-Знаешь-Чье имя! - сказал Рон, выглядя потрясенным. - Я думал, что как раз ты-то

- Я не хотел показаться храбрым, или что-то в этом роде, когда назвал имя, - сказал Гарри. - Я не знал, что нельзя. Понимаешь? Мне надо столькому учиться... Пари держу, - тут он впервые произнес вслух то, что мучило его столько времени, - Пари держу, я буду хуже всех в классе.

- Не будешь. Куча народу приходит из магглских семей, и все нормально выучиваются.

Пока они разговаривали, поезд уносил их все дальше от Лондона. Теперь они проносились мимо полей, где паслись коровы и овцы. Мальчики притихли, глядя на мелькающие мимо поля и луга.

Около половины двенадцатого из коридора донеслось позвякиванье и в купе заглянула улыбающаяся морщинистая женщина, спросив: "Хотите что-нибудь купить, дорогие?"

Гарри, который еще не завтракал, подскочил, но Рон, уши которого снова порозовели, пробормотал, что захватил сэндвичи. Гарри вышел в коридор.

С Дарсли у него никогда не было денег на сладости, и теперь, брякая в карманах золотом и серебром, он был готов купить столько сникерсов, сколько мог унести - но на тележке сникерсов не было. А были Драже Любого Вкуса Берти Ботта, Лучшая Надувная Жвачка Друббла, Шоколадные Лягушки, тыквенные пастилки,

кексы-тигли, лакричные волшебные палочки и множество других странных вещей, которых Гарри в жизни не видывал. Не желая что-нибудь упустить, он купил всего понемножку, и заплатил женщине одиннадцать серебряных сиклей и семь бронзовых кнутсов.

Рон смотрел во все глаза, пока Гарри затаскивал добычу в купе и сваливал на пустое сиденье.

- Голодный, да?

- Помираю с голоду, - признался Гарри, откусывая огромный кусок тыквенной пастилки.

Рон вытащил довольно мятый сверток и развернул его. Там оказалось четыре сэндвича. Он заглянул в один и вздохнул:

- Вечно она забывает,что я терпеть не могу вареное мясо.

- Давай меняться, - предложил Гарри, протягивая пастилку, налетай...

- Ты не будешь это, оно пересохшее, - сказал Рон, и быстро добавил, - конечно, ей не хватает времени, с нами-то пятью.

- Давай, бери пастилку, - сказал Гарри, которому до сих пор было не только нечем, но и не с кем делиться. Было так замечательно сидеть тут с Роном, поглощая все эти пастилки и кексы (сэндвичи были забыты).

- А это что? - спросил Гарри у Рона, показывая на пачку Шоколадных Лягушек. - Это ведь не настоящие лягушки, правда? - Он чувствовал, что его уже ничем не удивишь...

- Нет, - сказал Рон. - Посмотри на карточку, а то у меня нет Агриппы.

- Чего?

- Ой, конечно, откуда тебе знать - внутри Шоколадных Лягушек есть карточки, чтобы собирать - Знаменитые Ведьмы и Волшебники. У меня уже штук пятьсот, но Агриппы и Птолемея нет.

Гарри развернул Шоколадную Лягушку и достал карточку. На ней было мужское лицо с полукруглыми очками, кривым носом, струящимися серебряными волосами, усами и бородой.

Под картинкой была подпись: Альбус Дамбдльдор.

- Так это тот самый Дамбльдор! - сказал Гарри.

- Только не говори, что ты никогда не слышал про Дамбльдора! - сказал Рон. - Можно еще Лягушку, вдруг мне достанется Агриппа - спасибо

Гарри перевернул карточку и прочел:

Альбус Дамбльдор, в настоящее время директор Хогвартса.

Признанный многими величайшим волшебником современности,

Профессор Дамбльдор особенно знаменит своей победой над темным магом Гринделвальда в 1945, открытием двенадцети свойств крови дракона, а также

работами в области алхимии со своим соавтором Николасом Фламелем.

Профессор Дамблльдор увлекается камерной музыкой и игрой в кегли.

Гарри опять перевернул карточку, и к свему потрясению увидел, как лицо Дамьбльдора исчезло.

- Он исчез!

- Ну нельзя же ожидать от него, чтобы он торчал там целый день, сказал Рон. - Он вернется. ...Нет, опять Моргана, а у меня уже шесть таких... хочешь? Можешь начать свою коллекцию.

Рон покосился на кучу нераспечатанных Шоколадных Лягушек.

- Давай, бери, - сказал Гарри. - Только знаешь, у магглов люди на фотографиях не двигаются.

- Что, совсем? - Рон казался потрясенным. - Надо же.

Гарри следил, как Дамбльдор скользнул обратно на карточку и слегка улыбнулся. Рону было интереснее есть Лягушек, чем рассматривать Знаменитых Ведьм и Волшебников, но Гарри не мог отвести от них глаз. Скоро он стал обладателем не только Дамбльдора и Морганы, но также Хенгтста из Вудкрафта, Альберика Граниона, Цирцеи, Парацельса и Мерлина. Он с трудом оторвался от фотографии чесавшей свой нос друидессы Клиодны, чтобы открыть пакет Драже Любого Вкуса Берти Ботта.

- С этими посторожнее, - предупредил Рон. - Когда они говорят: "Любого вкуса", они иимеют в виду любой вкус - знаешь, попадаются и обычные, вроде шоколада, мяты или мармелада, но с тем же успехом можно нарваться на шпинат, печенку или требуху. Джордж утверждал, ему как-то попалась со вкусом соплей.

Рон взял зеленую конфетку, внимательно осмотрел и прикусил краешек.

- Бэ-э - вот видишь? Проростки.

Они здорово повеселились, поедая Драже Любого Вкуса. Гарри попались гренка, кокос, печеные бобы, клубника, карри, трава, кофе, сардины, и он даже так расхрабрился, что надгрыз загадочное серое, к которому Рон притронуться побоялся. Это был перец.

Местность за окном стала более дикой. Аккуратные поля исчезли. За окном проносились леса, вьющиеся реки и темно-зеленые холмы.

В дверь купе постучали, и вошел круглолицый мальчик, которого Гарри уже видел на платформе девять и три четверти. Он выглядел плачевно.

- Простите, - вы случайно не видали тут жабы?

Когда они покачали головами, он возопил:

- Он потерялся! Он все время удирает от меня!

- Найдется, - попытался утешить его Гарри.

- Да-а, - тоскливо сказал мальчик. - Ну, если вы его увидите...

И ушел.

- Не понимаю, чего он так распереживался, - заметил Рон. - Если бы мне всучили жабу, я бы постарался поскорей ее потерять. С другой стороны, не мне говорить, у меня-то вообще Скабберс.

Крыса по-прежнему дрыхла у Рона на коленях.

- Он сдохнет, и разницы не заметишь, - сказал Рон с отвращением. - Я вчера попытался сделать его желтым, чтоб он был поинтереснее, но заклинание не сработало. Сейчас покажу, смотри...

Он покопался в своем сундуке и вытащил весьма потрепанную волшебную палочку. Местами на ней были щербины, и что-то белое проглядывало на конце.

- Единорожьи волосы торчат. Ладно...

Только он поднял палочку, как дверь купе снова открылась. Мальчик, утративший жабу, вернулся, на этот раз с девочкой. На ней уже была хогвартская форма.

- Кто-нибудь видел жабу? А то Невилль потерял, - сказала девочка, обладавшая командным голосом, копной каштановых волос и довольно большими передними зубами.

- Мы ему уже сказали, что не видели, - ответил Рон, но девочка не слушала, глядя на палочку в его руке.

- О, ты колдуешь? Ну-ка, посмотрим.

Она уселась. Рон выглядел неуверенно.

- Э-э... Ладно.

Он прочистил горло.

"Солнце, лютики, шалфей,

Глупый жирный крыс, желтей".

Он взмахнул палочкой, но ничего не произошло. Скабберс остался серым и спящим.

- Ты уверен, что это настоящее заклинание? - спросила девочка. - Не больно-то оно хорошо. Я пробовала несколько несложных заклинаний, просто для практики, и у меня все получалось. У нас в семье нет волшебников, это было так неожиданно, когда я получила письмо, но я была так ужасно рада, конечно, я считаю, что лучшей школы колдовства просто не существует, насколько я слышала, - Я, разумеется, выучила все наши учебники наизусть, я только надеюсь, что этого будет достаточно - между прочим, я Гермиона Грейнджер, а вы кто?

Все это было сказано очень быстро.

Гарри глянул на Рона и с облегчением понял по его потрясенному лицу, что тот тоже не выучил всех учебников наизусть.

- Я Рон Уизли, - пробормотал Рон.

- Гарри Поттер, - сказал Гарри.

- Ой, правда, - изумилась Гермиона. - Я про тебя все, разумеется, знаю - я брала несколько книжек для дополнительного чтения, и про тебя есть в Современной Истории Магии, в Расцвете и Падении Темных Искусств, и в Главных Магических Событиях Двадцатого Века.

- Про меня? - спросил Гарри, слегка обалдев.

- Господи, неужели ты не знаешь, я бы давным-давно все разузнала, будь я на твоем месте.- сказала Гермиона. - Кто-нибудь из вас уже знает, в каком Доме он будет? Я тут поспрашивала, и надеюсь, что я попаду в Гриффиндор, судя по всему, это самое лучшее, я слышала, что сам Дамбльдор оттуда, но с другой стороны Равенклоу тоже неплохо... Так или иначе, нам пора идти искать жабу Невилля. Вы бы лучше переоделись, я полагаю, мы скоро приедем.

И она удалилась, волоча за собой безжабого мальчика.

- Куда бы я ни попал, надеюсь, что ее там не будет, - сказал Рон, бросая палочку обратно в сундук. - Дурацкое заклинание, мне его Джордж подсунул, держу пари, он знал, что это фальшивка.

- А в каком Доме твои братья? - спросил Гарри.

- В Гриффиндоре, - ответил Рон. Он опять помрачнел. - Мама с папой тоже были там. Не знаю, что они скажут, если я попаду не туда. Вроде бы Равенклоу тоже ничего, но представь, если меня засунут в Слиферин.

- Это Дом, где был Вол- , в смысле, Ты-Знаешь-Кто?

- Да. - ответил Рон. Он с несчастным видом откинулся на сиденье.

- Знаешь, мне кажется, у Скабберса кончики усов немного посветлели, сказал Гарри, стараясь отвлечь его от размышлений о Домах. - А чем занимаются твои старшие братья, ведь они уже взрослые?

Гарри действительно было интересно, чем занимаются волшебники после окончания школы.

- Чарли в Румынии изучает драконов, а Билл делает что-то для Гринготтов в Африке, - ответил Рон. - Ты слышал о Гринготтах? "Ежедневный Пророк" только об этом и писал, но навряд ли ты читал его у магглов Пытались ограбить суперсекретный сейф.

Гарри широко раскрыл глаза.

- Правда? И что с ними сделали?

- Ничего, и потому это такая сенсация. Их не поймали. Папа говорит, похоже, тут работал могущественный Темный Маг, но, кажется, ничего не пропало, это-то и странно. Конечно, когда такое происходит, все пугаются до смерти, за этим ведь может стоять Сам-Знаешь-Кто.

Гарри переварил сообщение. Похоже, что ему становилось страшновато каждый раз, когда упоминался Сам-Знаешь-Кто. Наверное, это было частью вхождения в мир волшебников, но ему лично было бы гораздо удобнее произносить: "Волдеморт" и при этом не дергаться.

- Тебе какая команда по Квиддичу нравится? - спросил Рон.

- Э-э - я ни одной не знаю, - признался Гарри.

- Чего? - Рон просто обалдел. - Ты что, это же лучшая в мире игра, - и он ринулся объяснять все про четыре мяча и про позиции семи игроков, описывать знаменитые матчи, на которых он бывал с братьями и рассказывать про метлу, которую бы купил, будь у него деньги. Он как раз посвящал Гарри с тончайшие нюансы игры, когда дверь купе в который раз отодвинулась, но на сей раз это не был ни Невилль-Без-Жабы, ни Гермиона Грейнжер.

Вошли трое и Гарри сразу же узнал того, что в середине: это был бледный мальчик из одежного магазина Мадам Малкин. Он смотрел на Гарри с гораздо большим интересом, чем тогда, в Диагональном проулке.

- Это правда? - спросил он. - Весь поезд только и говориит, что Гарри Поттер в этом купе. Это ты, что ли?

- Да, - ответил Гарри. Он рассматривал двух других. Оба были здоровенными и выглядели жутко злобными. Стоя по бокам бледного мальчика, они казались его телохранителями.

- Ах да, это Крабб, а это Гойл, - небрежно бросил бледный мальчик, поймав взгляд Гарри. - А меня зовут Малфой, Драко Малфой.

Рон поперхнулся, как будто бы подавил смешок. Драко Малфой взглянул на него.

- Похоже, мое имя тебя рассмешило? Твое-то вообще можно не спрашивать. Отец говорил мне, что у всех Уизли рыжие волосы, веснушки и больше детей, чем они могут себе позволить.

Он снова повернулся к Гарри.

- Ты скоро узнаешь, Поттер, что одни семьи волшебников гораздо лучше других.

Полагаю, ты не захочешь дружить со второсортными? Я мог бы помочь тебе разобраться.

Он протянул руку для пожатия, но Гарри не принял ее.

- Благодарю, но мне кажется, я сам разберусь, кто какого сорта, холодно сказал он.

Драко Малфой не покраснел, но на его бледных щеках появился легкий розоватый оттенок.

- Я бы на твоем месте поостерегся, Поттер, - медленно произнес он. Если ты не станешь повежливей, кончишь так же, как твои родители. Они тоже не понимали своей выгоды. Пообщаешься с оборванцами вроде Уизли и этого Хагрида и сам таким же станешь.

Гарри и Рон поднялись одновременно. Лицо Рона стало одного цвета с волосами.

- Ну-ка повтори, - сказал он.

- О, вы, кажется, собираетесь с нами драться? - ухмыльнулся Малфой.

- Если вы раньше не уберетесь, - сказал Гарри храбро, но чувствовал он себя не так уж уверенно, потому что Крабб и Гойл были гораздо больше что его, что Рона.

- Но мы не собираемся уходить, не правда ли, мальчики? Мы съели все свое, а у вас, кажется, что-то осталось.

Гойл потянулся за роновой Шоколадной Лягушкой, Рон рванулся вперед, но не успел даже дотронуться до Гойла, как тот издал жуткий вопль.

Крыса Скабберс болтался у него на пальце, вонзив маленькие острые зубки глубоко в костяшку - Крабб и Малфой попятились, а Гойл, подвывая, вращал рукой, пытаясь стряхнуть Скабберса, пока тот в конце концов не отлетел, ударившись об оконное стекло. Троица сразу исчезла. Может быть, они опасались, что среди сластей прячутся другие крысы, а может, они услышали шаги, потому что секундой позже вошла Гермиона Грейнджер.

- Что тут у вас происходит? - спросила она, глядя на сласти, покрывающие пол, и Рона, подымающего Скабберса за хвост.

- Думаю, он в нокауте, - сказал Рон Гарри. Он вгляделся в Скабберса попристальней. -- Нет, глазам не верю - он опять спит.

И так оно и было.

- Ты встречал Малфоя раньше?

Гарри рассказал про встречу в Диагональном проулке.

- Наслышан я про его семейку, - мрачно сказал Рон. - Они были первыми, кто вернулся на нашу сторону, когда Сам-Знаешь-Кто исчез. Говорили при этом, что их-де очаровали. Папа в это не верит. Он говорит, что отец Малфоя не нуждается в дополнительном поводе для перехода на сторону Темных Сил. - он повернулся к Гермионе: - Тебе тут что-нибудь нужно?

- Вы бы лучше поторопились и одели бы форму, я только что ходила к машинисту, и он говорит, что мы уже подъезжаем. Уж не дрались ли вы тут? Попадете в неприятности еще до того, как мы приедем на место!

- Это Скабберс дрался, а не мы, - скривился на нее Рон. - Не выйдешь ли ты, пока мы будем переодеваться?

- Хорошо, я и пришла-то только потому, что все снаружи ведут себя по-детски, носятся взад и вперед по коридорам, - высокомерно сказала Гермиона. - И между прочим, у тебя грязь на носу, тебе это известно?

Рон мрачно наблюдал за ее уходом. Гарри поглядел в окно. Темнело. Он различал горы и леса под темно-лиловым небом. Похоже, поезд стал ехать медленнее.

Они с Роном сняли свои куртки и натянули длинные черные мантии. Ронова была ему коротковата, из-под нее виднелись спортивные штаны.

По поезду разнесся голос: "Мы прибываем в Хогвартс через пять минут. Пожалуйста, оставьте багаж в поезде, он будет доставлен в школу отдельно."

У Гарри на нервной почве заурчало в животе, а Рон побледнел под своими веснушками. Они запихали в карманы остатки сластей и присоединились к толпе, переполняющей коридор.

Поезд замедлил ход и наконец остановился. Люди проталкивались через двери наружу, на крошечную темную платформу. Гарри поежился от холодного ночного воздуха. Появилась лампа, она раскачивалась над головами, и Гарри услышал знакомый голос:

- Первый год! Первый год, ко мне! Гарри, как дела?

Большое заросшее лицо Хагрида улыбалось над морем голов.

- Давай, все за мной - есть еще первый год? Смотри под ноги! Первый год, за мной!

Поскальзываясь и спотыкаясь, они шли за Хагридом по узенькой крутой тропе. С обеих сторон было очень темно, и Гарри предположил, что здесь, наверное, растут густые деревья. Никто особо не разговаривал. Невилль, мальчик, вечно теряющий жабу, пару раз шмыгнул носом.

- Щас впервые увидите Хогвартс, - кинул Хагрид через плечо. - Прям за этим поворотом.

Раздалось всеобщее: "Ах!"

Узенькая тропа вдруг вышла на берег большого черного озера. На противоположном берегу, на вершине горы, светясь окнами на фоне звездного неба, расположился замок со множеством башен и башенок.

- Не боле четырех в лодку! - возгласил Хагрид, указывая на флотилию маленьких лодочек, качающихся на воде около берега. Следом за Гарри и Роном в лодку сели Невилль и Гермиона.

- Все тут? - прокричал Хагрид, занимая один целую лодку. - Ну, хорошо. ВПЕРЕД!

И маленькие лодочки двинулись одновременно, скользя по озеру, гладкому, как стекло. Все хранили молчание, глядя на величавый замок впереди. По мере приближения к утесу, он вырастал все больше и больше, нависая над ними.

- Пригнись! - проорал Хагрид, как только первые лодки достигли обрыва; все наклонили головы и лодочки пронесли их сквозь густую завесь плюща, прикрывавшую широкую расщелину в стене утеса.

Они проплыли сквозь темный туннель, который, казалось, вел под самый замок, пока не достигли подземной пристани, где они выкарабкались на берег, покрытый гравием и галькой.

- Эй, ты! Твоя жаба? - сказал Хагрид, который проверял лодки по мере того, как они пустели.

- Тревор! - блаженно возопил Невилль, простирая к жабе руки. Затем все долго взбирались по проходу в скале, следуя за лампой Хагрида, и наконец выбрались на пышную влажную траву прямо у подножия замка.

Они поднялись по каменным ступеням и столпились возле массивной дубовой входной двери.

- Все здесь? Эй, там, жаба еще с тобой?

Гигантским кулаком Хагрид трижды постучал в дверь замка.    
                                                                                         Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава перваяМАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ ВЫЖИЛ                                           Глава третья. ПИСЬМА НИОТКУДА              Глава пятаяДИАГОНАЛЬНЫЙ ПРОУЛОК               Глава шестая.ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ ПЛАТФОРМЫ  №9 и 3/4                                                                                                                                                                                             Глава седьмаяШЛЯПА ВЫБОРА                                 Глава 9 ПОЛНОЧНАЯ ДУЭЛЬ                               Глава десятаяХЭЛЛОВИН                                                      Глава двенадцатаяЗЕРКАЛО ЧАЯНИЙ         Глава четырнадцатаяНОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ  ШИПОХВОСТ                                                                                                                                                    Глава 15 ЗАПРЕТНЫЙ ЛЕС                                         Глава шестнадцатаяПО ТУ СТОРОНУ ЛЮКА                 Глава семнадцатаяЧЕЛОВЕК С ДВУМЯ ЛИЦАМИ               ГАРРИ ПОТТЕР... ЧТЕНИЕ              

Просмотров: 460 | Добавил: sergeianatoli1956 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: