Главная » 2015 » Декабрь » 4 » Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава седьмая. ШЛЯПА ВЫБОРА
23:43
Джоан К.Роулинг Гарри Поттер и философский камень Глава седьмая. ШЛЯПА ВЫБОРА

Гарри Поттер.jpg Актёры и роли

Д К.Роулинг

Гарри  Поттер и философский камень   

Гл 7. ШЛЯПА ВЫБОРА

Дверь сразу же распахнулась. На пороге стояла высокая черноволосая колдунья в изумрудно-зеленой мантии. Ее лицо было очень строгим, и первой мыслью Гарри было, что такую лучше не сердить.

- Первогодки, профессор МакГонагалл, - сказал Хагрид.

- Спасибо, Хагрид. Я отведу их.

Она широко раскрыла дверь. Холл был так велик, что в нем с легкостью мог бы поместиться целый дом Дарсли. Каменные стены освещались пылающими факелами, как в Гринготте, потолок терялся в высоте, а на верхние этажи вела чудесная мраморная лестница.

Они следовали за профессором Макгонагалл по вымощенному камнями полу. Гарри слышал тысячеголосый гул из-за двери справа - должно быть, вся школа уже была там - но профессор МакГонагалл провела первокурсников в маленькую пустую комнату. Они столпились там, теснясь друг к дружке даже ближе, чем обычно, потому что все чувствовали себя неуютно.

- Добро пожаловать в Хогвартс, - произнесла профессор МакГонагалл. Банкет по поводу начала семестра скоро начнется, но прежде, чем вы займете места в Большом Зале, вас распределят по домам. Выбор - очень важный процесс, потому что все время, что вы здесь, ваш дом заменяет вам в Хогвартсе семью. Вы будете заниматься в своем доме, спать в спальнях своего дома и проводить свободное время в гостиной своего дома.

Четыре дома называются Гриффиндор, Хаффлпафф, Равенклоу и Слиферин. У каждого дома своя славная история, и из каждого вышло немало знаменитых волшебников и колдуний. Во время пребывания в Хогвартсе все ваши успехи будут приносить баллы вашему дому, а за все нарушения правил баллы с вашего дома будут сниматься. А в конце года дом с наиболшим количеством баллов получит Кубок Домов, это большая честь. Надеюсь, каждый из вас будет ценным приобретением своего будущего дома.

- Церемония Выбора начнется через несколько минут перед всей школой. Я полагаю, во время ожидания вы по возможности приведете себя в порядок.

Ее глаза скользнули по плащу Невилля, застегнутому под левым ухом, и по испачканному носу Рона. Гарри нервно попытался пригладить волосы.

- Я вернусь за вами, когда все будет готово. - сказала профессор МакГонагалл. - Ведите себя тихо.

Она покинула комнату, и Гарри облегченно вздохнул.

- А как именно они сортируют всех по домам? - спросил он у Рона.

- Думаю, какое-нибудь испытание. Фред говорил, очень трудное, но, думаю, шутил, как всегда.

Сердце Гарри сделало жуткий скачок. Испытание? На глазах у всей школы? Но он еще не знает никакой магии - что ему, ради всего святого, делать? Он не ожидал ничего подобного. В ужасе оглядевшись, Гарри заметил, что все остальные тоже перепуганы. Никто особо не разговаривал, кроме Гермионы Грейнджер, которая быстро повторяла шепотом все заклинания, что выучила, интересуясь, какое именно ей пригодится. Гарри изо всех сил пытался ее не слушать. Ему никогда не было так страшно, никогда, даже когда он нес Дарсли записку из школы, что каким-то образом сделал парик учителя голубым. Он не отрывал глаз от двери. Профессор МакГонагалл могла явиться в любую секунду и отвести его на погибель.

Вдруг случилось что-то, из-за чего он подпрыгнул примерно на фут несколько человек впереди завизжали.

- Что там - ?

Он сглотнул. Так же, как многие вокруг. Около двадцати привидений выскользнули из задней стены. Жемчужно-белые и полупрозрачные, они проплыли через комнату, беседуя друг с другом и не обращая внимания на первоклашек. Казалось, они о чем-то спорили. Одно из них, толстый маленький монах, говорило: "Простить и забыть, я считаю, мы должны дать ему еще один шанс..."

"Милейший Фриар, ну разве мы не давали Пивсу столько шансов, сколько он хотел? Он всех нас позорит, и потом, вы знаете, он же даже не совсем привидение, - кстати, а вы все что тут делаете?

Привидение в узких штанах с буфами и плоеным жабо вокруг шеи внезапно заметило первоклассников.

Никто не ответил.

- Новенькие! - догадался толстый Фриар, улыбаясь им. - Ждете сортировки, верно?

Несколько человек остолбенело кивнули.

- Надеюсь увидеть вас в Хаффлпаффе! - сказал Фриар. - Мой дом, знаете ли.

- Пошли, - раздался резкий голос. - Церемония Выбора начинается.

Это вернулась профессор МакГонагалл. Привидения один за другим исчезли в противоположной стене.

- Постройтесь в шеренгу, - скомандовала профессор МакГонагалл первогодкам. - И следуйте за мной.

Со странным ощущением, что ноги не повинуются ему, Гарри встал в шеренгу вслед за мальчиком с льняными волосами, а Рон встал следом. Все они вышли из комнаты, снова прошли через Приемную и через двойные двери в Большой Зал.

Гарри даже представить себе не мог столь странного и прекрасного помещения. Покой освещался сотнями тысяч свечей, парившими в воздухе над четырьмя длинными столами, гда сидели остальные ученики. Столы были уставлены поблескивающей золотой посудой. В конце зала был еще один длинный стол, для учителей. Профессор МакГонагалл подвела первогодков к нему так, так что они встали в линию лицом к ученикам, а учителя были позади. Сотни лиц, разглядывающие их, казались бледными фонарями в мерцающем свете свечей. Там и тут посреди учеников таинственно отсвечивали серебром привидения. В основном для того, чтобы избежать всех любопытных взглядов, Гарри поднял глаза и увидал черный бархатный потолок, усыпанный звездами. Он услышал шепот Гермионы: "Он так зачарован, чтобы повторять небо снаружи, я читала в Истории Хогвартса".

Было трудно поверить, что смотришь на потолок, а не в открытое небо над Большим Залом.

Гарри быстро перевел глаза вниз, и увидел, как профессор МакГонагалл молча ставит перед первогодками четырехногий табурет. На табурет она водрузила видавшую виды остроконечную шляпу волшебника. Шляпа была потрепанная, вся в пятнах и очень грязная. Тетя Петуния точно не стала бы держать такую дома.

Может, они должны попытаться вынуть из нее кролика, или что-то в этом роде, подумал Гарри в отчаянии - видя, что весь Зал неотрывно глядит на шляпу, он тоже уставился на нее. На несколько секунд воцарилась полная тишина. Затем шляпа дернулась. Шов над полями раскрылся, словно рот, и шляпа запела:

Пускай я с виду не нова,

По виду не суди.

Хоть краше шляпы есть, чем я,

Умней сыщи поди.

Цилиндры высятся, лоснясь,

У котелков успех

Но Шляпа Выбора Пути

Пребудет выше всех.

Не скроешь мыслей от меня

О Выборе Пути.

Примерь меня, и я скажу,

Куда тебе идти.

Коль предназначен в Гриффиндор,

Ты, значит, сердцем смел.

Отвагой славен Гриффиндор

И благородством дел.

Коль предназначен в Хаффлпафф,

То верен ты и точен.

Трудолюбивый Хаффлпафф

Правдив и беспорочен.

А если в мудрый Равенклоу,

То любишь ты науки.

Здесь тем, кто книгою живет,

Вовек не ведать скуки.

Попав с друзьями в Слиферин,

Узнаешь, как на деле,

Пренебрегая всем и вся,

Достичь желанной цели.

Примерь меня! Не трепещи!

Удачу не прошляпь!

Знай, ты в надежнейших руках

Разумнейшей из шляп.

Когда шляпа закончила петь, зал разразился аплодисментами. Шляпа поклонилась каждому из четырех столов и снова замерла.

- Так мы должны просто примерить шляпу, - прошептал Рон Гарри. Убью Фреда, он-то нес что-то про борьбу с троллем.

Гарри слабо улыбнулся. Конечно, примерить шляпу гораздо легче, чем творить заклинания, но он бы предпочел надеть ее, когда никто не видит. Похоже, шляпа слишком многого от него хочет. В данный момент он не ощущал себя ни отважным, ни мудрым. Вот если у шляпы на примете есть дом для тех, кого тошнит, ему туда прямая дорога.

Профессор МакГонагалл выступила вперед, держа в руках длинный свиток пергамента.

- Когда я назову ваше имя, вы выйдете вперед, наденете шляпу и сядете на скамью для выбора - сказала она. - Аббот, Ханна!

Розовощекая девочка с белобрысыми хвостиками выступила из шеренги, надела шляпу, которая сползла ей на глаза, и села. Секундная пауза

- ХАФФЛПАФФ! - провозгласила шляпа.

За стол справа радостно закричали и захлопали в ладоши, а Ханна прошла туда и села за стол Хаффлпаффа. Гарри видел, как привидение толстого Фриара радостно помахало ей.

- Бонс, Сюзан!

- ХАФФЛПАФФ! - провозгласила шляпа вновь, и Сюзан оказалась на скамье рядом с Ханной.

- Бут, Терри!

- РАВЕНКЛОУ!

На сей раз рукоплескал второй слева стол. Несколько человек встало пожать Терри руку, когда он присоединился к ним.

"Броклхарст, Мэри" тоже отправилась в Равенклоу, но "Браун, Лавендер" стала первым новым Гриффиндорцем, и дальний слева стол взорвался приветственными криками. Гарри видел, как Роновы братья-близнецы вопили по-кошачьи.

"Балстрод, Миллисент" была послана в Слиферин. Может, это было лишь плодом воображения Гарри, после всего, что он слышал, но он подумал, что с виду она неприятна.

Его определенно тошнило. Он вспомнил, как в его старой школе делились на спортивные команды. Его вечно выбирали последним, не потому, что он был плох, но потому, что никто не хотел связываться с Дадли.

- Финч-Флетчли, Джастин!

- ХАФФЛПАФФ!

Гарри заметил, что иногда шляпа выкрикивала дом сразу же, а иногда ей приходилось мгновение подумать. "Финниган, Симус", светловолосый мальчик рядом с Гарри, сидел на стуле целую минуту, прежде чем шляпа отправила его в Гриффиндор.

- Грейнджер, Гермиона!

Гермиона прямо подскочила к стулу и с готовностью натянула шляпу.

- ГРИФФИНДОР! - возгласила шляпа, и Рон застонал.

Ужасная мысль пронзила Гарри, как всегда бывает, когда ты нервничаешь. Что, если его вообще не выберут? Что, если он так и будет сидеть, со шляпой, натянутой на уши, пока профессор МакГонагалл не сдернет ее с головы и не скажет, что это, очевидно, ошибка, и ему лучше вернуться на поезд?

Когда вызвали Невилля Лонгботтома, мальчика, вечно теряющего жабу, он упал по пути к стулу. Шляпе потребовалось немало времени, чтобы разобраться с ним. Когда она наконец объявила: "ГРИФФИНДОР", Невилль побежал, не сняв ее, и вынужден был вернуться под смешки зала, чтобы отдать шляпу "МакДугал, Мораг".

В свою очередь вышел Малфой, и его мечта тут же исполнилась: шляпа, едва коснувшись его головы, заверещала: "СЛИФЕРИН!"

Малфой присоединился к своим друзьям Граббу и Гойлу, очень довольный собой.

Осталось совсем немного человек.

"Мун"... "Нотт"... "Паркинсон"... затем пара девочек-близнецов, "Патиль" и "Патиль"... затем "Перкс, Салли-Энн"... и затем, наконец

- Поттер, Гарри!

Как только Гарри шагнул вперед, по всему залу пронеслась волна перешептываний.

- Она сказала: Поттер?

- Гарри Поттер?

Последнее, что Гарри увидел перед тем, как натянуть на глаза шляпу, был Зал, полный людей, смотревших на него с симпатией. Потом он видел только темную изнанку шляпы. Он ждал.

- Хммм, - произнес ему в ухо тонкий голосок. - Трудно. Очень трудно. Много мужества, так. И голова неплохая. Талант, боже мой, да - и прекрасная жажда проявить себя, очень интересно. Куда же мне тебя поместить?

Гарри вцепился в края скамейки и думал: "Только не Слиферин, только не Слиферин!"

- Не Слиферин, да? - переспросил голосок. - А ты уверен? Ты можешь стать великим, это все в тебе есть, а Слиферин, несомненно, поможет тебе на пути к величию - ну так как? Ну ладно, если ты так уверен - то лучше ГРИФФИНДОР!

Гарри услыхал, как шляпа выкрикнула последнее слово на весь Зал. Он снял шляпу и пошел, пошатываясь, к столу Гриффиндора. Он испытывал такое облегчение, что его выбрали и не засунули в Слиферин, что даже не заметил, как громко его приветствовали. Префект Перси вскочил и энергично размахивал руками, а близнецы Уизли вопили: "Поттер с нами! Поттер с нами!" Гарри сел напротив привидения с жабо, которое видел раньше. Привидение пожало ему руку, вызвав у Гарри странное жутковатое чувство, что он сунул руку в ледяную воду.

Теперь он мог рассмотреть Главный Стол. На ближайшем конце сидел Хагрид, который поймал его взгляд и показал ему большой палец. Гарри улыбнулся в ответ. А в самом центре стола, в большом золотом кресле, сидел Альбус Дамбльдор. Гарри сразу же его узнал благодаря карточке из Шоколадной лягушки в поезде. Серебряные волосы Дамбльдора серебрились так же ярко, как привидения. Гарри также заметил профессора Квиррелла, нервного человечка из Протекшего Тигля. Он выглядел довольно-таки странно в большом пурпурном тюрбане.

Теперь оставалось только три человека. "Турпин, Лиза" отправилась в Равенклоу, и настала очередь Рона. Он был бледно-зеленого цвета. Гарри скрестил под столом пальцы, и секундой позже шляпа провозгласила: "ГРИФФИНДОР!"

Гарри радостно захлопал в ладоши, когда Рон плюхнулся на стул рядом с ним.

- Отлично, Рон, молодец, - важно сказал Перси Уизли через голову Гарри, в то время как "Забини, Блез" был направлен в Слиферин. Профессор Макгонагалл свернула свиток и унесла Шляпу Выбора.

Гарри посмотрел на пустые золотые тарелки. Только сейчас он понял, как он голоден. Прошла вечность с тех пор, как он ел тыквенные пастилки.

Альбус Дамбльдор поднялся. Он сиял, простирая руки и глядя на учеников, будто бы ничто не могло обрадовать его сильнее.

- Добро пожаловать! - сказал он. - Приветствую всех вас в новом учебном году в Хогвартсе! Прежде, чем мы начнем наш банкет, я бы хотел сказать несколько слов. Вот они: Глупость! Странность! Требуха!

- Благодарю вас!

Он снова сел. Все вокруг захлопали. Гарри не знал, смеяться, или нет.

- Он... немного того? - неуверенно спросил он у Рона.

- Того? - переспросил тот. - Он гений! Лучший волшебник в мире! Но вообще-то да, слегка того.

Хочешь картошки?

Гарри разинул рот. Столы ломились от еды. Он никогда не видел столько вкусностей сразу - жареное мясо, жареные цыплята, свиные отбивные и бараньи отбивные, сосиски, бекон и антрекоты, вареная картошка, жареная картошка, чипсы, Йоркширский пудинг, горошек, морковка, подлива и кетчуп и, неизвестно почему, мятные подушечки.

Не то чтобы Дарсли морили его голодом, но ему никогда не позволяли есть столько, сколько хочется. Дадли, даже если его от этого тошнило, всегда забирал то, чего Гарри хотелось больше всего. Гарри наполнил свою тарелку, положив всего понемногу, кроме подушечек, и приступил к еде. Все было великолепно.

- Выглядит так замечательно, - печально сказало привидение в жабо, глядя, как Гарри режет антрекот.

- Вы не едите?

- Я не ем вот уж четыре сотни лет, - ответил призрак. - Я, конечно, не нуждаюсь в еде, но по ней так скучаешь. Мне кажется, я не представился? Сэр Николас де Мимси-Порпиньон, к вашим услугам. Штатное привидение Гриффиндорской Башни.

- Я вас знаю, - внезапно сказал Рон. - Мне рассказывали про вас мои братья - вы Почти Безголовый Ник!

- Я предпочел бы, чтоб меня называли сэр Николас де Мимси, - холодно начал призрак, но его прервал светловолосый Симус Финниган.

- Почти Безголовый? Как это можно быть почти безголовым?

Сэр Николас выглядел довольно надутым, словно их небольшая беседа пошла по нежеланному для него руслу.

- Вот так! - сказал он раздражительно. Он потянул себя за левое ухо. Вся его голова соскользнула с шеи и упала на плечо, словно на петлях. Кто-то явно старался обезглавить его, но сделал это халтурно. С удовольствием поглядев на их остолбенелые лица, Почти Безголовый Ник вернул голову на место, откашлялся и сказал:

- Итак - новые Гриффиндорцы! Надеюсь, вы собираетесь помочь нам выиграть Состязание домов в этом году? Гриффиндор никогда не оставался столько времени без Кубка. Слиферин выигрывает его шесть лет подряд! Кровавый Барон стал совершенно невыносим - это привидение Слиферина.

Гарри посмотрел на стол Слиферина и увидел сидящий там жуткий призрак, с бессмысленными выпученными глазами, изможденным лицом и мантией, залитой серебряной кровью. Он сидел рядом с Малфоем, и, как Гарри отметил не без удовольствия, последний был явно не в восторге от такого соседства.

- Как его угораздило так испачкаться в крови? - с большим интересом спросил Симус.

- Я никогда не спрашивал, - деликатно ответил Почти Безголовый Ник.

Когда все съели, сколько могли, оставшаяся пища исчезла с тарелок, оставив их в первозданной чистоте. Моментом позже появился десерт. Пачки мороженого на любой возможный вкус, яблочные пироги, трехслойные торты, шоколадные эклеры и пончики с джемом, трюфели, клубника, желе, рисовый пудинг...

Пока Гарри расправлялся с трехслойным тортом, разговор зашел о семьях.

- Я половинка, - рассказывал Симус. - Мой отец полный маггл. Мама скрывала, что она ведьма, пока они не поженились. Он пережил неприятное потрясение.

Все засмеялись.

- А ты, Невилль? - спросил Рон.

- Ну, меня вырастила бабушка, она-то колдунья. - ответил Невилль, но вся семья считала, что я безнадежный маггл. Прадедушка Алджи все пытался застать меня врасплох и отыскать во мне хоть каплю магических способностей - даже однажды столкнул меня с Блэкпулльского пирса. Я тогда чуть не утонул, но ничего не получалось, пока мне не исполнилось восемь. Прадедушка Алджи зашел к нам выпить чаю, и вывесил меня за ногу из окна второго этажа, но тут двоюродная бабушка Антея предложила ему меренгу, и он меня упустил. Но я спружинил и отскочил обратно - до самого сада и на дорогу. Они все так обрадовались. Бабушка плакала от счастья. И вы бы видели их лица, когда я поступил сюда - они опасались, что, может, во мне все-таки недостаточно магии для Хогвартса. Прадедушка Алджи был так рад, что купил мне жабу.

С другой стороны от Гарри Перси Уизли и Гермиона обсуждали уроки (... "Я так надеюсь, что уроки начнутся немедленно, мне особенно нравится Трансфигурация, это так здорово, превращать что-то во что-нибудь другое, конечно, это наверное, очень сложно, - Вы начнете с простых вещей, ну там спички в иголки и прочее в таком духе"...).

Гарри, чувствуя себя сытым и сонным, снова взглянул на Высший Стол. Хагрид пил из своего кубка. Профессор МакГонагалл беседовала с профессором Дамбльдором. Профессор Квиррелл в своем дурацком тюрбане разговаривал с учителем, у которого были черные волосы с проседью, крючковатый нос и землистая кожа.

Это произошло внезапно. Крючконосый учитель взглянул поверх тюрбана Квиррелла прямо Гарри в глаза - и острая, жгучая боль пронизала лоб Гарри на месте шрама.

- Ой! - Гарри хлопнул ладонью по лбу.

- Что такое? - спросил Перси.

- Н-ничего.

Боль прошла так же быстро, как возникла. Хуже было с чувством, которое Гарри прочел в глазах учителя - что Гарри ему совсем не нравится.

- Кто это разговаривает с профессором Квирреллом? - спросил он у Перси.

- А, ты уже знаешь Квиррелла? Неудивительно, что он выглядит так нервозно, это профессор Снэйп. Преподает Зелья, но недоволен этим. Всем известно, что он хотел получить место Квиррелла. Чертовски много знает про Темные Силы, этот Снэйп.

Гарри продолжал поглядывать на Снэйпа, но тот больше не смотрел на него.

Наконец десерт исчез и профессор Дамбльдор снова поднялся. Весь зал почтительно затих.

- Кхм - Еще несколько слов, теперь, когда вы все накормлены и напоены. У меня есть несколько объявлений в связи с началом нового учебного года.

- Первокурсникам следует знать, что лес на школьном участке является запретным для всех учеников. И некоторым ученикам постарше тоже неплохо вспомнить об этом.

Яркие глаза Дамбльдора блеснули в сторону близнецов Уизли.

- Я также попросил мистера Филча, коменданта, напомнить вам, что между уроками в коридорах не разрешается пользоваться магией.

- Тренировки по Квиддичу начнутся со второй недели занятий. Тех, кто заинтересован в игре за свой дом, просим обращаться к мадам Хутч.

- И наконец я должен сказать вам, что в этом году коридор третьего этажа в правом крыле закрыт для доступа всем, под угрозой мучительной смерти.

Гарри прыснул, и таких было несколько.

- Он ведь не всерьез? - шепнул он Перси.

- Возможно, - ответил Перси, нахмурив брови. - Это странно, потому что он обычно объясняет все запреты - лес, например, полон опасных зверей, это всем известно. Думаю, он потом объяснит по крайней мере нам, Префектам.

- А теперь, перед тем, как разойтись спать, давайте споем школьный гимн! - воскликнул Дамбльдор. Гарри заметил, что при этом улыбки прочих учителей стали какими-то застывшими.

Дамбльдор слегка помахал волшебной палочкой, будто собираясь взлететь, из ее конца выползла длинная золотая лента, она поднялась над столами и сама собой сложилась в слова.

- Каждый поет на свой любимый мотив! - сказал Дамбльдор. - Итак, начали!

И школа грянула:

Хогвартс, Хогвартс, Хогги-Вогги-Хогвартс

Дай знаний нам чуть-чуть.

И лысых старцев, и юнцов,

Учи чему-нибудь!

Полезно нашим головам

Любое содержанье

Сейчас же там есть только хлам

И дохлых мух жужжанье.

Чего не знали - научи,

Напомни, что забыли.

Лишь дай нам знать, что изучать

Пока мозги не сгнили.

Все закончили пение в разное время. Последними остались только близнецы Уизли, которые в полной тишине тянули медленный похоронный марш. Дамбльдор дирижировал своей палочкой, а когда они закончили, хлопал громче всех.

- Ах, музыка, - умиленно проговорил он, прикрывая глаза. - Вот чудо из чудес. А теперь время спать. Ступайте!

Гриффиндорские первогодки прошли за Перси через гомонящую толпу, вышли из Большого Зала и поднялись по мраморной лестнице. Ноги Гарри снова подкашивались, на сей раз от усталости и тяжести съеденного. Он слишком устал даже для того, чтобы удивиться портретам, висевшим на стенах - они перешептывались, указывая на проходящих. Перси дважды провел их сквозь двери, укрытые за подвижными панелями и занавесями. Они вновь карабкались по ступенькам, зевая и оступаясь, и Гарри думал только о том, сколько же еще нужно пройти, когда они внезапно остановились.

Перед ними в воздухе висело несколько шевелящихся тростей, и когда Перси сделал шаг в их сторону, они полетели в него.

- Пивс, - прошептал Перси первогодкам. - Полтергейст. - Он повысил голос: - Пивс! Покажись!

Ответом был громкий свистящий звук, словно воздух выходил из шара.

- Хочешь, чтобы я пошел к Кровавому Барону?

Раздался хлопок и возник человечек с блудливыми темными глазками и широким ухмыляющимся ртом. Он сидел в воздухе, скрестив ноги и опираясь на трости.

- Ууууух! - сказал он, злобно цокнув языком. - Первачки! Повеселимся.

И внезапно спикировал на них. Все отшатнулись.

- Убирайся, Пивс, иначе Барон узнает, я тебе обещаю! - гаркнул Перси.

Пивс показал язык и растворился в воздухе, уронив трость на голову Невиллю. Они слышали, как он улетал по коридору, стуча по стоящим вдоль стен рыцарским доспехам.

- Вы должны остерегаться Пивса, - предупредил Перси, когда они тронулись дальше. - Он подчиняется только Кровавому Барону, даже нас, Префектов, не всегда слушает. Мы пришли.

В конце коридора висел портрет очень толстой дамы в шелковом розовом платье.

- Пароль? - спросила она.

- Капут Драконис, - ответил Перси, и портрет качнулся вперед, открыв круглое отверстие в стене. Они все пробрались через него - Невилль пр этом зацепился ногой - и оказались в гостиной Гриффиндора - уютной круглой комнате с мягкими креслами.

Перси направил девочек в одну дверь к их спальням, а мальчиков - в другую. Поднявшись по винтовой лестнице - они явно находились в одной из башен - они наконец нашли свои кровати: пять кроватей со столбиками по углам, завешенные темно-красными бархатными занавесями. Сундуки тоже уже были здесь. Слишком уставшие для разговоров, они натянули пижамы и рухнули в постель.

- Отличная еда, правда? - пробормотал Рон Гарри через занавес. Уйди, Скабберс! Он грызет мою простыню!

Гарри хотел было спросить Рона, пробовал ли тот трехслойный торт, но, коснувшись подушки, немедленно заснул.

Может быть, оттого, что съел слишком много, но Гарри видел очень странный сон. Он примерял тюрбан профессора Квиррелла, который говорил с ним, убеждая его немедленно перейти в Слиферин, потому что это его предназначение. Гарри сказал тюрбану, что не хочет в Слиферин, а тот становился все тяжелее и тяжелее; Гарри хотел сбросить его, но он больно сжал голову - и тут был Малфой, он смеялся над ним и сражался с ним - а затем обратился крючконосым учителем, Снэйпом, чей смех стал тонким и злым, и Гарри в ужасе проснулся.

Он перевернулся на другой бок и снова заснул, а когда проснулся на следующее утро, совершенно забыл про свой сон.                                                                                                                                                                                                           

Глава восьмая. МАСТЕР ЗЕЛИЙ

-Смотри, смотри!

- Где?

- Рядом с тем длинным, рыжим.

- Это который в очках?

- Видел его лицо?

- Видел его шрам?

Подобные перешептывания сопровождали Гарри весь следующий день, с самого момента выхода из спальни. Ученики высовывались из классов, привставая на цыпочки, чтобы взглянуть на него, или же возвращались, чтобы снова пройти мимо по коридору и внимательно его рассмотреть. Гарри предпочел бы обойтись без этого, потому что пытался сосредоточиться на поиске пути в нужный класс.

Сто сорок две лестницы было в Хогвартсе: широкие и пологие; узкие и крутые; такие, которые по пятницам вели совсем в другое место; такие, у которых посередине внезапно исчезала ступенька, и надо было помнить, где делать прыжок. И еще двери: некоторые не хотели открываться, пока вежливо не попросишь, или не постучишь в определенном месте, а некоторые вообще были не дверьми, а стенками, которые только притворялись. Было ужасно трудно запомнить, где что, потому что все, казалось, постоянно находилось в движении. Люди на портретах ходили друг к другу в гости, и Гарри готов был поклясться, что рыцарские доспехи тоже уходили погулять.

От привидений толку не было. Всегда страшно действовало на нервы, если какое-нибудь из них вдруг просачивалось сквозь дверь, которую ты безуспешно пытался открыть. Почти Безголовый Ник всегда был рад показать новым гриффиндорцам нужный путь, но полтергейст Пивс стоил двух запертых дверей и исчезающей ступеньки вместе взятых, если ты вдруг натыкался на него, опаздывая на урок. Он мог надеть тебе на голову корзинку для мусора, выдернуть ковер из-под ног, швырнуть куском мела или незаметно подкрасться сзади, схватить за нос и завизжать: "НОС ПОДБЕРИ!"

Еще хуже Пивса, если такое возможно, был комендант, Аргус Филч. Гарри и Рону в первое же утро посчастливилось узнать его с худшей стороны. Филч обнаружил их пытающимися пройти в дверь, которая, по несчастью, вела в тот самый запретный коридор на третьем этаже. Он не поверил, что они заблудились, был убежден, что они пытаются пробраться сюда нарочно, и угрожал запереть в подземелье, но их спас проходящий мимо профессор Квиррелл.

У Филча была кошка, по имени Миссис Норрис, костлявое создание цвета пыли с выпученными глазами, словно две лампы, как у самого Филча. Она патрулировала коридоры в одиночку. И если кто-то на ее глазах нарушал правила, переступая черту хоть на дюйм, она мчалась к Филчу, который появлялся, запыхавшись, двумя секундами позже. Филч знал все секретные ходы в школе лучше, чем кто-либо другой (кроме, может, близнецов Уизли), и мог возникать внезапно, не хуже привидения. Все ученики ненавидели его, и заветным желанием многих было дать Миссис Норрис хорошего пинка.

И наконец, если уж вам удавалось попасть, куда надо, начинались собственно уроки. Для магии требовалось гораздо большее - Гарри быстро это осознал - чем помахать волшебной палочкой и пробормотать загадочные слова.

Они изучали ночное небо через телескопы по средам в полночь, запоминая названия звезд и движения планет. Трижды в неделю они посещали теплицы возле замка и изучали там Гербологию. Ее преподавала коренастая маленькая профессор Спраут, которая учила их ухаживать за разными диковинными растениями и грибами, и объясняла, как можно их использовать.

Наиболее скучным уроком оказалась История магии, единственный предмет, который вело привидение. Профессор Биннс был уже очень стар, когда он заснул однажды возле камина в учительской, а потом, проснувшись, пошел на урок, оставив свое тело в кресле. Биннс монотонно бубнил, а ученики записывали имена и даты, путая Эмерика Злобного и Урика Странного.

Профессор Флитвик, преподающий Чары, был крошечным волшебником, которому приходилось вставать на стопку книг, чтоб его было видно из-за кафедры. На самом первом уроке он, делая перекличку и дойдя до имени Гарри, издал восхищенный всписк и исчез из виду.

Профессор МакГонагалл была совершенно другой. Гарри был прав, полагая, что ее лучше не сердить. Умная и суровая, на самом первом уроке, как только они уселись, она произнесла вступительную речь:

- Трансфигурация относится к наиболее сложным и опасным видам магии, которые вы будете изучать в Хогвартсе, - сказала она. - Тот, кто будет нарушать дисциплину на моих уроках, покинет класс и больше сюда не вернется. Вы предупреждены.

Затем она превратила парту в свинью и обратно. Это произвело на всех глубокое впечатление, и им не терпелось начать самим, но вскоре выяснилось, что потребуется долгое время, прежде чем они сами смогут превращать мебель в животных. После того, как они заучили много сложных правил, всем раздали по спичке, которую надо было превратить в иглу. К концу урока только Гермионе Грейнджер удалось добиться изменений в своей спичке; профессор МакГонагалл показала всему классу, что спичка стала серебряной и заострилась, и одарила Гермиону улыбкой, что случалось нечасто.

Все с нетерпением ждали урока Защиты от Темных Сил, но уроки Квиррелла оказались слегка несерьезными. Его класс сильно вонял чесноком, который, как все говорили, служил защитой от вампиров. Квиррелл повстречал их в Румынии и до сих пор боялся новой встречи. Он рассказывал, что его тюрбан подарил ему африканский принц в благодарность за то, что Квиррелл избавил его от надоедливого зомби, но в эту историю не очень-то верилось. Во-первых, когда Симус Финнеган спросил, как именно Квиррелл победил зомби, тот порозовел и заговорил о погоде; во-вторых, от тюрбана исходил подозрительный запах, и близнецы Уизли утверждали, что тюрбан весь набит чесноком, дабы защищать Квиррелла, куда бы он ни шел.

Гарри с большим облегчением обнаружил, что вовсе не отстает от остальных. Многие пришли из магглских семей, и так же, как он, не имели представления, что они волшебники и колдуньи. Учиться нужно было столь многому, что даже такие, как Рон, большого преимущества не имели.

Пятница стала важным днем для Гарри и Рона. Они наконец поняли, что спустились в Большой Зал к завтраку, ни разу не заблудившись.

- Что там у нас сегодня? - спросил Гарри Рона, посыпая овсянку сахаром.

- Сдвоенные Снадобья, вместе со Слиферином, - ответил Рон. - Снэйп возглавляет Слиферин. Говорят, они его вечные любимчики - сможем проверить, так ли это.

- Вот если бы нас МакГонагалл любила, - вздохнул Гарри. Профессор МакГонагалл возглавляла Гриффиндор, но это не помешало ей задать им кучу домашней работы накануне.

Затем прибыла почта. Теперь Гарри уже привык к этому, но в самый первый день был потрясен, когда сотни сов внезапно наполнили Большой Зал во время завтрака, кружа над столами в поисках своих владельцев и сбрасывая письма и посылки им на колени.

Гедвига до сих пор ничего не приносила Гарри. Она иногда прилетала, теребила его за ухо и съедала кусочек тоста перед тем, как улететь спать в совятник вместе с остальными совами. Сегодня, однако, она уселась на стол между сахарницей и банкой джема, и бросила на тарелку Гарри записку. Гарри тут же раскрыл ее.

Дорогой Гарри, (было написано очень корявым почерком)

Я знаю, что в пятницу днем ты свободен, не хочешь ли зайти ко мне на чашку чая около трех?

Хочу послушать про твою первую неделю. Пошли ответ с Гедвигой.

Хагрид

Гарри одолжил у Рона перо, нацарапал: "С удовольствием, до встречи", на обратной стороне записки, и отослал Гедвигу.

Было очень удачно, что Гарри ожидал чай у Хагрида, потому что урок Снадобий оказался худшим из всего, что с ним до сих пор происходило.

На банкете по поводу начала семестра Гарри показалось, что профессор Снэйп его недолюбливает. К концу первого урока Зелий он понял, что был не прав. Профессор Снэйп его не недолюбливал - он его ненавидел.

Урок Зелий проходил в подземелье одной из башен. Тут было холодней, чем в остальном замке, и мурашки бежали бы по коже даже и без заспиртованных гадов в стеклянных сосудах, занимающих все стены.

Снэйп, как и Флитвик, начал урок с изучения списка, и, так же, как Флитвик, запнулся на имени Гарри.

- Ах да, - произнес он тихо, - Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.

Драко Малфой и его дружки Крабб и Гойл захихикали, прикрывшись ладонями. Снэйп закончил перекличку и оглядел класс. Его глаза были черными, как у Хагрида, но в них не было теплоты. Они были пустыми и холодными, и напоминали два темных туннеля.

- Вы здесь для того, чтобы изучать изысканную науку и точное искусство составления зелий, - начал он. Он говорил чуть громче, чем шепотом, но они ловили каждое слово - как и профессор МакГонагалл, Снэйп мог держать класс в повиновении без малейших усилий. - Так как тут не требуется много махать палочкой попусту, многие из вас с трудом верят, что это магия. Я не ожидаю от вас осознания всей прелести легкого кипения тигля с его мерцающим дымком, деликатной силы жидкости, проникающей в вены человека, обвораживающей мозг, застилающей чувства... Я могу научить вас заключить в сосуд величие, приготовить славу, даже остановить смерть - если вы, конечно, не то стадо тупоголовых болванов, с которыми обычно приходится иметь дело.

За этой маленькой речью следовало молчание. Гарри и Рон обменялись взглядами из-под поднятых бровей. Гермиона Грейнджер сидела на краешке скамьи и, казалось, была в отчаянии, что не может начать сейчас же доказывать, что она не тупоголовый болван.

- Поттер! - внезапно сказал Снэйп. - Что я получу, если добавлю измельченный корень асфоделя в настой чернобыльника?

Измельченный корень чего в настой чего? Гарри глянул на Рона, который выглядел так же остолбенело; рука Гермионы рванулась вверх.

- Я не знаю, сэр, - ответил Гарри.

Губы Снэйпа скривились в усмешке.

- Так-так... Известность - еще не все.

Он не обращал внимания на поднятую руку Гермионы.

- Попробуем еще раз. Поттер, где вы будете искать, если я велю достать безоар?

Гермиона вытянула руку так высоко, что прямо подскакивала на сиденье, но Гарри не имел ни малейшего понятия, что такое безоар. Он старался не смотреть на Малфоя, Крабба и Гойла, которые тряслись от смеха.

- Я не знаю, сэр.

- Полагаю, ты не удосужился заглянуть в книги, идя сюда, а, Поттер?

Гарри заставил себя взглянуть прямо в эти холодные глаза. Он заглядывал в книги, еще у Дарсли, но Снэйп что, ожидал от него, что он выучит наизусть всю Тысячу Магических Трав и Грибов?

Снэйп продолжал игнорировать дергающуюся руку Гермионы.

- А какая разница, Поттер, между наперстянкой и волчьей пастью?

Тут Гермиона просто вскочила, с рукой, воздеваемой к потолку.

- Я не знаю, - сказал Гарри тихо. - Думаю, Гермиона знает, так может, вам ее спросить?

Несколько человек прыснуло; Гарри поймал взгляд Симуса, и Симус подмигнул ему. Снэйп, однако, не порадовался.

- Сядь, - цыкнул он на Гермиону. - К вашему сведению, Поттер, асфодель и чернобыльник, они же бессмертник и полынь, создают настолько мощное усыпляющее зелье, что оно известно как Напиток Заживо Мертвых. Безоар - камень, доставаемый из желудка козла, который может спасти от многих ядов. Что же до наперстянки и волчьей пасти, то это одно и то же растение, известное так же, как аконит. Ясно? Почему никто не записывает?

Мгновенно раздался шелест пергамента и скрип перьев. Сквозь шорох Снэйп заявил:

- И за твое нахальство с Гриффиндора будет снят балл.

И в течение всего урока Зелий положение Гриффиндора к лучшему не изменилось. Снэйп разбил всех на пары и велел составлять простенькое снадобье для заживления ожогов. Он кружил между ними в своем черном плаще, наблюдая, как они отвешивают сушеную крапиву и измельчают зубы змеи, и критикуя всех, кроме Малфоя, которому явно симпатизировал. Он как раз предложил всем обратить внимание, как замечательно Малфой потушил рогатых улиток, как вдруг раздалось громкое шипение, и подземелье наполнилось клубами ядовито-зеленого дыма. Каким-то образом Невилль ухитрился расплавить тигль Симуса в скрученный ком металла, а зелье растеклось по всему полу, прожигая дыры в башмаках окружающих. Секунду спустя весь класс стоял на табуретках, а Невилль, который пытался собрать раствор, когда тигль скончался, корчился от боли, потому что на его руках и ногах вскакивали жгучие красные волдыри.

- Идиот! - завопил Снэйп, ликвидируя пролитое зелье мановением волшебной палочки. - Ты что, не добавил иглы дикобраза перед тем, как снять тигль с огня?

Невилль бормотал что-то невнятное, тем временем как на его носу вскакивали новые волдыри.

- Отведи его в госпитальное крыло, - велел Снэйп Симусу. Затем он обернулся к Гарри и Рону, работавшим рядом с Невиллем.

- А ты, Поттер, почему ты не сказал ему добавить иглы? Хотел на его фоне умненьким показаться? Ты украл еще балл у Гриффиндора.

Это было настолько нечестно, что Гарри уже открыл рот, чтобы возразить, но Рон толкнул его ногой под столом.

- Не связывайся, - прошептал он. - Я слышал, Снэйп может быть очень мерзким.

Когда они часом позже взбирались по ступенькам из подземелья, мысли Гарри были в смятении, а чувства подавлены. Только за первую неделю он потерял два очка для Гриффиндора. И почему только Снэйп так его ненавидит?

- Да плюнь ты, - сказал Рон. - Снэйп всегда снимает баллы Фреду и Джорджу. Можно, я пойду к Хагриду вместе с тобой?

Без пяти три они вышли из замка и пошли по участку. Хагрид жил в маленьком деревянном домике на краю Запретного леса. У входной двери лежали арбалет и пара галош.

Как только Гарри постучал в дверь, они услышали, как кто-то неистово скребет ее изнутри и громко лает. Затем раздался голос Хагрида, повторяющий: "Назад, Клык, назад."

Дверь приоткрылась, в щелке показалось большое волосатое лицо Хагрида.

- Заходите, - сказал он. - Назад, Клык.

Он впустил их, с усилием удерживая за ошейник громадного черного волкодава.

Внутри была только одна комната. С потолка свисали окорока и копченые фазаны, на очаге кипел медный котелок, а в углу стояла массивная кровать, накрытая пестрым лоскутным одеялом.

- Будьте как дома, - сказал Хагрид, оттаскивая Клыка, который наскочил на Рона и начал лизать тому уши. Как и Хагрид, Клык явно не был так зол, как казался с виду.

- Это Рон, - объяснил Гарри Хагриду, который наливал тем временем кипяток в заварочный чайник и выкладывал на тарелку окаменевшие кексы.

- Тоже Уизли, а? - спросил Хагрид, глядя на Роновы веснушки. - Я полжизни убил, гоняясь за твоими братцами-близнецами по Лесу.

Об кексы можно было с легкостью сломать зуб, но Гарри и Рон делали вид, что едят их с наслаждением и рассказывали Хагриду о своих первых уроках. Клык пристроил голову на колени Гарри и обслюнявил всю мантию.

Гарри и Рон с восторгом услышали, как Хагрид назвал Филча: "старый дурак".

- А эта его кошка, Миссис Норрис, хотел бы я познакомить ее как-нибудь с Клыком. Представьте, всякий раз, как я захожу в школу, она таскается за мной по пятам. И не избавишься от нее - это Филч ее науськивает.

Гарри рассказал Хагриду про урок Снэйпа. Хагрид, как и Рон, сказал Гарри, не переживать, Снэйп никого из учеников не любит.

- Но он прямо ненавидит меня.

- Ерунда! - сказал Хагрид. - С чего ему?

Но Гарри показалось, что Хагрид прятал глаза, говоря это.

- Как дела у твоего брата Чарли? - спросил Хагрид у Рона. - Он мне нравился - здорово ладил с животными.

Гарри подумал, что Хагрид нарочно сменил тему. Пока Рон рассказывал про то, как Чарли изучает драконов, Гарри подобрал клочок бумаги, лежавший под подставкой для чайника. Это была вырезка из "Ежедневного Пророка".

ПОСЛЕДНИЕ СВЕДЕНИЯ О ВЗЛОМЕ У ГРИНГОТТОВ

Продолжается расследование попытки взлома в банке Гринготт, имевшей место 31 Июля. Полагают, что это работа темного мага или же колдуньи.

Гоблины Гринготта настаивают на том, что ничего похищено не было. Содержимое взломанного сейфа было изъято ранее в тот же день.

"Но мы не скажем, что там было, так что для собственного блага не суйте нос в наши дела",- заявил сегодня пресс-гоблин-секретарь Гринготта.

Гарри вспомнил, как Рон рассказывал ему в поезде про взлом у Гринготтов, но Рон не называл дату.

- Хагрид! - сказал Гарри. - Гринготт взломали в мой день рождения! Это могло быть как раз, когда мы там были!

На этот раз никаких сомнений не было - Хагрид определенно избегал встречаться с Гарри глазами. Он буркнул что-то и предложил им еще каменного кекса. Гарри снова перечел заметку.

"Содержимое сейфа было изъято ранее в тот же день". Хагрид изъял содержимое семьсот тринадцатого сейфа, если это можно назвать изъятием забрал тот маленький невзрачный сверток. Может быть, воры искали именно его?

Когда Гарри и Рон возвращались в замок к обеду, их карманы были набиты каменными кексами, от которых они из вежливости не смогли отказаться. Гарри думал, что ни один из его уроков не дал ему столько поводов к размышлению, сколько это чаепитие у Хагрида. Забрал ли Хагрид сверток как раз вовремя? И где он теперь? И знает ли Хагрид о Снэйпе что-то такое, чего не хочет рассказывать Гарри?                                                              Гл 1     Гл 3            Гл 5               Гл 6           Гл 9                             Гл 10  Гл 12 Гл 14     Гл 15  Гл 16 Гл 17               

Просмотров: 596 | Добавил: sergeianatoli1956 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: