Главная » 2023 » Сентябрь » 4 » ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 413
09:12
ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 413

***

***

***

===

24          
Ставка в тотальной войне тотальна. Победитель получает все, проигравший все теряет.

Воин древней Земли                

 

Пока мыслящие машины устанавливали оцепление вокруг корабля-невидимки, Шиана смотрела, как Джессика выносит с палубы маленькую Алию. Как, должно быть, ей сейчас больно. Память Джессики была восстановлена, и она всем своим существом понимала и чувствовала, кто была Алия и какая великая судьба ее ждала. Какая горькая ирония судьбы – святая Алия, Дева Ножа – погибла от удара ножом.

Джессика баюкала на руках маленькое тельце, сотрясаясь от сдерживаемых рыданий. Она взглянула на Шиану, и та увидела в ее глазах мертвую пустоту. Дункан стоял рядом с Джессикой с выражением мрачного гнева на лице.

– Мы отомстим, миледи. При такой всеобщей ненависти и презрении долго ему не жить.

Даже Юйэ был похож на притаившуюся до времени смертельно опасную змею.

Пауль и Чани крепко держались за руки, словно черпая силы друг в друге. Лето II пристально смотрел прямо перед собой, было видно, что в голове его – вихрь противоречивых мыслей. Мальчик всегда напоминал айсберг, большая часть которого скрыта под водой. Шиана считала, что он будет самым могущественным из всех созданных ими гхола.

Джессика взяла себя в руки и высоко подняла голову.

– Мы отнесем ее в мою каюту, Дункан. Вы поможете мне?

Доктор Юйэ, жаждавший прощения, нерешительно жался к ним.

Переполненная тревогой, смятением и гневом Шиана мысленно составляла список потерь. Башар умер, Алия убита. У трех ключевых гхола – Пауля, Чани и Лето II – не восстановлена память. Стилгар и Лиет-Кинес остались на Келсо, а Суфир Хават оказался лицеделом. Как нарочно, именно теперь, когда они столкнулись лицом к лицу с Врагом и для исполнения задуманного были нужны дети гхола, они оказались для нее недоступными! Были только Юйэ, Джессика и… Скиталь, если можно положиться на тлейлакса.

Усталость была так сильна, что Шиана едва не валилась с ног. Они так долго бежали, храня свои планы и надежды, и за все это время не смогли отыскать цель и остановиться. Но они рассчитывали совсем не на то, чего добились.

В Другой Памяти раздался отдаленный голос Серены Батлер, разозленной вестью о случившемся. Она говорила с полным знанием дела. Дьявольские машины всегда хотели истребить весь род человеческий. Они не знают слова «забыть».

– Но они были уничтожены, – вслух произнесла Шиана.

Очевидно, нет. Триллионы людей погибли во время Батлерианского Джихада, но и этого оказалось недостаточно. Даже меня оказалось недостаточно.

– Я очень рада наконец вас видеть, – произнес скрипучий женский голос. Одинокая старуха шла по коридорам корабля-невидимки, сияя широкой улыбкой на морщинистом лице. Несмотря на свою кажущуюся старость, женщина двигалась легко и плавно, а во всем ее облике чувствовалось что-то смертельно опасное.

Шиана сразу же догадалась, что это, должно быть, и есть та самая пресловутая старуха, которая так долго охотилась за ними.

– Дункан говорил нам о тебе.

Женщина улыбнулась сводящей с ума и нагоняющей страх улыбкой, словно могла видеть Шиану насквозь, проникая в самые сокровенные ее мысли и намерения.

– Вы доставили нам массу хлопот. Все прошедшие годы были потрачены зря. Теперь вы угадали мою подлинную природу?

– Ты – Враг.

Внезапно лицо старой карги, тело и одежда покрылись мелкой рябью, словно расплавленный металл. Сначала Шиана подумала, что перед ней лицедел, но голова и тело мнимой старухи вдруг засияли металлическим блеском полированной платины, а деревенское платье превратилось в роскошное одеяние. Лицо было гладким, с той же улыбкой, пересаженной на совершенно иные черты. Робот.

В глубине сознания Шиана ощутила, какое смятение воцарилось в Другой Памяти. Из всего хора выделялся отчаянный крик Серены Батлер. Это Эразм! Уничтожь его!

С большим трудом Шиана приглушила голоса Другой Памяти и сказала:

– Ты Эразм. Когда-то ты убил ребенка Серены Батлер и спровоцировал длившийся столетия Джихад против мыслящих машин.

– Значит, меня все же помнят по прошествии стольких лет. – Робот казалось, был польщен.

– Да, Серена напомнила мне об этом. Она живет во мне и ненавидит тебя.

На лице робота засиял неподдельный восторг.

– Сама Серена Батлер находится у тебя внутри? Да-да, конечно, я же знаю о вашей Другой Памяти. Лицеделы привезли мне много экземпляров Преподобных Матерей.

В голове Шианы снова раздался гомон множества голосов.

– Я – Серена Батлер, а она – это я. Мы не можем забыть того, что вы уничтожили, и того, что вы начали. Хотя прошли тысячи лет, боль не утихла, оставшись такой же острой и мучительной.

– Это же была всего лишь одна жизнь – всего лишь одного ребенка. Логически рассуждая, это была избыточная реакция, разве не так? – Робот рассуждал вполне убедительно.

Шиана вдруг почувствовала, как изменились тембр ее голоса и интонации, словно тело ее нашло новый источник силы.

– Всего одна жизнь? Всего лишь ребенок? – Теперь говорила Серена, выбившись в первые ряды множества прежних жизней. Шиана предоставила ей слово. После стольких лет Серена встретилась лицом к лицу со своим самым заклятым врагом. – Одна жизнь привела вашу Синхронизированную Империю к военному поражению. Батлерианский Джихад был Крализец и по полному праву. Исход войны изменил ход истории Вселенной.

Эразм был в восторге от такого сравнения.

– Ах, как это интересно. Возможно, конец того Крализеца, который начался сейчас, изменит результаты предыдущего, и мыслящие машины снова станут у руля. Если это так, то на этот раз мы будем действовать более эффективно.

– И каким же тебе видится конец войны?

– Я поступлю так, как сочту нужным. Но что-то фундаментальное должно измениться. Могу ли я рассчитывать на твое содействие?

– Никогда. – Голос Серены был холодным и непреклонным.

Глядя на независимого робота, Шиана вдруг поняла, что она есть не только часть собственной жизни, но принадлежит чему-то куда более великому и значительному, к огромной цепи ее женских предков, протянувшихся в глубокую древность и – надо надеяться – в далекое будущее. Это было блестящее собрание, но уцелеет ли оно?

– В твоих глазах я вижу знакомый мне огонь. Если действительно, часть тебя – это Серена Батлер, то нам стоит вспомнить старые деньки. – Оптические сенсоры Эразма блеснули.

– Она не желает больше разговаривать с тобой, – сказала Шиана своим собственным голосом.

Эразм не обратил внимания на этот отпор.

– Отведи меня в свою каюту. Вид жилья многое говорит о его хозяине.

– Я не сделаю этого.

Голос робота стал жестким.

– Прояви благоразумие. Или мне надо обезглавить несколько твоих товарищей-пассажиров, чтобы сделать тебя более сговорчивой? Спроси у Серены, она скажет тебе, что я сделаю это.

Шиана метнула на робота горящий взгляд. Робот продолжил, снова смягчив тон:

– Но обычный разговор в твоей каюте может пока насытить мой аппетит. Или ты предпочтешь бойню?

Сделав знак остальным оставаться на месте, Шиана направилась к одному из работавших лифтов, и Эразм последовал за ней плавной легкой походкой.

В каюте робот заинтересовался сохранившимся полотном Ван Гога. «Хижины в Кордевиле» были одним из старейших памятников человеческой цивилизации. Остановившись у картины, Эразм принялся восхищаться великим творением.

– Ах да! Теперь я отчетливо вспомнил, что я сам нарисовал эту картину.

– Это работа земного художника девятнадцатого века Винсента Ван Гога.

– Я с большим интересом изучал биографию этого безумного француза, но уверяю тебя, что это полотно я написал сам несколько тысяч лет назад. Я скопировал оригинал во всех, самых мельчайших деталях.

Шиане стало интересно, говорит ли робот правду.

Эразм снял со стены картину и внимательно рассмотрел ее, проводя железными пальцами по толстому плазу, прикрывавшему шероховатую поверхность холста.

– Да, я хорошо помню каждый мазок, каждый завиток, каждый цвет. Действительно, это творение гения.

Шиана затаила дыхание. Она знала, каким бесценным является этот шедевр. Если, конечно, очень давно его не заменили подделкой.

– Оригинал, действительно, был творением гения. Если то, что ты говоришь, правда, то ты создал всего лишь копию чужого шедевра. Оригинал может быть только один.

Оптические сенсоры Эразма свернули мелкими звездочками.

– Если это то же самое, абсолютно то же самое, то обе эти картины – творения гениев. Если моя копия совершенна, если она до мелочей повторяет каждый мазок кисти, разве она не может считаться вторым оригиналом?

– Ван Гог был вдохновенным творцом. Ты просто имитировал его работу. Точно с таким же успехом можно назвать произведением искусства лицеделов.

Робот улыбнулся.

– Некоторые из них действительно таковы.

Внезапно Эразм своими мощными руками разорвал картину и разбил раму на тысячи мелких кусков. Словно ставя точку в этом гротескном шоу, Эразм принялся топтать осколки, приговаривая:

– Можешь считать это проявлением моего художественного темперамента. – Собравшись уходить, он добавил: – Скоро Омниус призовет к себе вашего Квисац-Хадераха. Мы очень долго ждали этого момента.

***   

===

25                    
В чем разница между данными и памятью? Я собираюсь это выяснить.

Эразм. Запись в лабораторном журнале           

 

Воспоминания независимого робота о Серене были такими свежими, словно их знакомство состоялось всего пару дней тому назад. Серена Батлер… какая очаровательная женщина. Так же, как Эразм пережил тысячелетия в виде пакета памяти, едва не уничтоженной, а потом восстановленной, так и Серена – ее память и личность – продолжала жить в Другой Памяти Бене Гессерит.

Этот факт порождал интригующий вопрос: ни одна из сестер Бене Гессерит не могла быть прямым потомком Серены Батлер, ибо он, Эразм, убил ее единственного ребенка. Правда, он не знал, что произошло с ее многочисленными клонами, с которыми он столько лет экспериментировал.

Однако на борту корабля-невидимки люди вырастили гхола из своего прошлого, то есть повторили его собственный план по выращиванию гхола барона и новой версии Пауля Атрейдеса. Эразм знал, что в нуль-энтропийной пробирке мастера Тлейлаксу хранится великое множество тщательно собранных древних клеток.

Эразм был уверен, что мастер сможет вернуть к жизни, восстановить прежнюю Серену Батлер, сделать то, что не удалось ему самому в его примитивных экспериментах. Эразм и Омниус усвоили достаточно информации о лицеделах для того, чтобы испытывать почтение к способностям мастера. Эразм точно знал, куда должен зайти, прежде чем покинуть корабль-невидимку.

Эразм нашел медицинский центр и аксолотлевые чаны, а также целую библиотеку исторических клеток, аккуратно каталогизированных и сохраненных. Если бы здесь были клетки Серены Батлер…

Эразм немало удивился, обнаружив в медицинском центре лихорадочно суетящегося мастера Тлейлаксу. Маленький человечек отсоединял системы жизнеобеспечения от аксолотлевого чана. Химические сенсоры Эразма уловили запахи химикатов, предшественников меланжи, и человеческой плоти.

Он улыбнулся.

– Должно быть, ты Скиталь, мастер Тлейлаксу! Как долго ты живешь.

Скиталь резко обернулся на голос, было видно, что он сильно испугался робота.

Эразм подошел ближе и принялся всматриваться в тлейлакса.

– Ты совсем дитя. Что ты делаешь?

Тлейлакс выпрямился.

– Уничтожаю чаны и меланжу, которую они производят. Я не собираюсь выдавать свои знания, использовать их, как разменную монету. Я не хочу, чтобы мыслящие машины и их прихвостни, предатели лицеделы, просто взяли их у меня – у нас.

Эразму не было никакого дела до аксолотлевых чанов.

– Но ты, кажется, еще очень молод?

– Я – гхола. Моя память восстановлена. Теперь я полноценная копия моих прежних воплощений.

– Конечно-конечно. Это такой замечательный процесс, сохранять себя неизменным в последовательности жизней гхола. Мы, машины, очень хорошо это понимаем, хотя наши методы сохранения и передачи данных намного более эффективны. – Он внимательно взглянул на генную библиотеку, в которой, возможно, хранились клетки… Серены Батлер.

Заметив пристальный интерес робота, Скиталь вскочил и встал перед стеллажами с пробами наследственного материала.

– Берегись! Ведьмы снабдили эти пробы высокочувствительными сенсорами, чтобы никто не мог прикоснуться к ним или их похитить. Библиотека, кроме того, снабжена устройством самоликвидации. – Тлейлакс прищурил свои маленькие, как у грызуна, глазки. Если мастер и блефовал, то весьма убедительно. – Стоит мне толкнуть ящик, как он весь будет залит гамма-излучением, достаточным для того, чтобы ионизировать и привести в негодность все клетки.

– Но зачем? – Робот был явно озадачен. – Зачем их уничтожать после того, как сестры Бене Гессерит отняли их у тебя и использовали в своих целях? Ты действительно хочешь встать на их сторону? – Он протянул вперед платиновую руку. – Вместо этого присоединяйся к нам. Я щедро вознагражу тебя за выращивание одной единственной гхола…

Угрожающим движением тлейлакс положил руку на один из многих контейнеров с клетками. Он дрожал, но вид у него был решительный.

– Да, я встану на их сторону. Я всегда буду против мыслящих машин.

– Интересно. Новые враги заключают необычные союзы.

Тлейлакс не шевелился.

– В конечном счете, мы люди, а вы – нет.

Эразм ухмыльнулся.

– А как быть тогда с лицеделами? Они что, нечто промежуточное? Эти хамелеоны намного совершеннее тех, которых удалось создать вам, это более совершенные биологические машины, чем удалось создать мне. Именно благодаря им, я и Омниус среди прочего являемся, по сути, величайшими из лицеделов.

Скиталь по-прежнему не двигался.

– И вы не заметили, что на лицеделов теперь нельзя положиться?

– Я могу на них положиться, они верны мне.

– Ты в этом уверен?

Робот, чтобы удостовериться в истинности намерений Скиталя, шагнул вперед и увидел, как пальцы тлейлакса вцепились в ручку шкафа с пробами.

– Остановись! – Робот повысил голос. Он отступил, перестав угрожать Скиталю. У него будет еще много времени для того, чтобы вернуться и еще раз испытать верность Скиталя. – Я оставляю тебя здесь, с твоими клеточными пробами.

Эразм ждал Серену полторы тысячи лет, пятнадцать веков, может подождать и еще немного. Сейчас же надо было возвращаться в машинный храм и готовиться к финальному шоу. Всемирный разум в отличие от Эразма не обладал таким долготерпением в достижении своих конечных целей.

***   

===

26             
Приходите, будем пировать и петь. Мы будем вместе пить и смеяться над нашими врагами.

Из древней баллады Гурни Халлека          

 

Компьютерный всемирный разум послал свое воинство забрать Пауля с «Итаки» и доставить его в машинное гнездо, напоминавшее древний храм. Боевые роботы новой модели заполнили палубы корабля словно серебристые насекомые. Приблизившись к Паулю, один из них сказал:

– Идем с нами в главный храм.

Чани вцепилась в Пауля, как будто у нее, как и у роботов, были мощные стальные руки.

– Я не пущу тебя, Усул.

Он посмотрел на скопище механических убийц и сказал ей:

– Мы не можем помешать им забрать меня.

– Тогда я пойду с тобой. – Он попытался возразить, но она перебила его. – Я фрименская женщина. Разве ты сможешь остановить меня? С равным успехом можешь сразиться с этими машинами.

Скрывая улыбку, он повернулся к отполированным роботам, которые, щелкая механизмами, мелькали перед ним.

– Я пойду с вами добровольно, только если со мной пойдет Чани.

Пришедшая из своей каюты, где до сих пор на узком топчане лежало тело Алии, Джессика, не смывшая с одежды пятна крови, встала между Паулем и роботами.

– Он мой сын. Сегодня я уже потеряла дочь и не смогу вынести следующую потерю. Я иду с вами.

– Мы явились сюда для того, чтобы сопроводить Пауля Атрейдеса в первый храм, – сказал один из роботов. Его текучее лицо переливалось, как струи теплого каладанского дождя. – Других заданий мы не получали.

Пауль посчитал это согласием. По какой-то причине он нужен Омниусу, несмотря на то, что память еще не восстановлена. Все другие пассажиры были лишь попутным грузом. Неужели это он был причиной многолетней охоты за кораблем-невидимкой? Как такое возможно? Откуда мыслящие машины могли узнать, что он находится на борту? Пауль взял Чани за руку и сказал:

– Все это скоро закончится так, как будет угодно судьбе. Она привела нас сюда, как корабль, вышедший из-под контроля.

– Мы встретим судьбу вместе, любовь моя, – ответила Чани. Ему хотелось лишь одного – вспомнить все прожитые с нею годы, и чтобы она вспомнила их.

– А как же Дункан? – спросил он. – И Шиана?

– Нам пора, – в унисон ответили роботы. – Омниус ждет.

– Дункан и Шиана скоро все узнают, – произнесла Джессика.

Прежде чем уйти с роботами, Пауль задержался, чтобы взять криснож, сделанный для него Чани. Как фрименский воин он гордо носил этот сделанный из зуба песчаного червя нож у себя на поясе. Хотя это оружие было бессильно в борьбе с машинами, оно заставляло его чувствовать себя легендарным Муад'Дибом – покорителем могущественных империй. Но в мозгу его то и дело всплывала страшная картина – возникавшая то ли из памяти, то ли из предзнания: он лежит на полу в каком-то странном месте смертельно раненый, глядя на более молодую копию самого себя – торжествующе и злорадно смеющуюся копию.

Пауль прищурил глаза и постарался сосредоточиться на реальности, а не на вероятностях и судьбе. Идя за членистоногими роботами по коридору, он убеждал себя без страха встретить все, что уготовила ему судьба.

Прежде чем гхола успели покинуть корабль через вырезанное машинами неровное отверстие, сквозь цепь роботов прорвался Юйэ.

– Подождите! Я хочу… мне надо идти с вами. – Он замялся, ища причину. – Я лучший из всех врачей Сук, находящихся здесь. Если что-то случится, я смогу помочь. – Он понизил голос и добавил: – Там будет барон, а он очень захочет меня увидеть.

Борясь со своей неприязнью, Джессика все же не удержалась и желчно сказала:

– Помочь? Ты чем-то помог Алии? – услышав это, Юйэ отпрянул, словно она дала ему пощечину.

– Пусть он идет с нами, мама, – примирительно произнес Пауль. – Доктор Юйэ был верным помощником в воспитании детей прежнего Пауля, был их надежным наставником. Я бы не стал отвергать союзников перед лицом того, что нам предстоит.

Сопровождаемые роботами, они вышли на подвижную дорогу, которая понесла их по городу, как плот. Над головой мелькали какие-то летающие аппараты, похожие на летучих мышей, а вокруг порхали наблюдательные камеры Омниуса, следя под разными углами за пленниками. Оставшийся за спиной огромный корабль-невидимка был вписан в архитектуру машинной столицы. Металлические подвижные конструкции облепили корпус корабля, скрыв его от глаз, как коралловые полипы обрастают скрытые под водой каладанского моря остатки погибших судов. Здания, казалось, могли менять свою конфигурацию по любому мимолетному капризу Омниуса.

– Весь этот город – живая мыслящая машина, – сказал Пауль. – Все это изменяемые, приспосабливающиеся роботы.

Мать, переведя дыхание, процитировала:

– Ты не должен создавать машин, подобных человеческому разуму.

На серебристой стене нависшего над ними здания появились громкоговорители, откуда раздалась имитация человеческого голоса:

– «Ты не должен создавать машин, подобных человеческому разуму». Какое смехотворное суеверие, – раздался издевательский хохот, потом снова послышался голос: – Я с нетерпением жду нашей встречи.

Сопровождавшие роботы ввели пленников в огромное здание со сверкающими стенами, прихотливо изогнутыми фигурными арками и похожими на парки пространствами. Фонтан лавы извергал раскаленные струи красной от жара жидкости в закаленный бассейн.

В середине соборного зала их ожидали старик и старуха, одетые в удобные сельские одежды. В сравнении с огромным залом их фигуры казались карликовыми и совсем не устрашающими.

Пауль решил не ждать, когда их тюремщики сделают первый ход и заговорил сам:

– Зачем вы привели меня сюда? Чего вы хотите?

– Я хочу помочь вселенной, – ответил старик. Он спустился навстречу людям по полированным ступеням. – Сейчас разыгрывается финальная битва Крализеца, водораздела, который навсегда изменит лицо мироздания. Закончится все, что было прежде, а все, что придет, будет находиться под моей властью.

Теперь заговорила старуха:

– Подумайте о том хаосе, который за тысячелетия создала ваша человеческая цивилизация. Вы – страшно неупорядоченные безалаберные создания! Мы – мыслящие машины – можем делать все намного аккуратнее и эффективнее. Мы многому научились на опыте вашего бога-императора Лето II, на опыте Рассеяния и Великого Голода.

– По крайней мере бог-император смог поддерживать мир в своей империи в течение тридцати пяти веков. Он был на правильном пути.

– Это был мой внук, – сказала Джессика. – Его называли Тираном за то, что он умел принимать трудные решения. Но даже он не смог учинить такие великие разрушения, как вы – мыслящие машины – во время Батлерианского Джихада.

– Вы слишком вольно разбрасываетесь обвинениями. Разве мы стали причиной разрушений и бедствий, а не люди, подобные Серене Батлер? Это вопрос для серьезной дискуссии. – Старуха внезапно сбросила свой маскарад, словно рептилия, меняющая кожу. На текучем металлическом лице робота – теперь мужском – появилась широкая улыбка. – С самого начала у людей и машин были равные шансы, но теперь только мы можем отслеживать большие исторические отрезки, понимать, что должно быть сделано и как находить логически обоснованные пути к достижению поставленных целей. Разве это не достойный анализ вашего легендарного Крализеца?

– Это всего лишь одна из его интерпретаций, – возразила Джессика.

– Тем не менее это верная интерпретация. Сейчас мы занимаемся тем, что выпалываем в огороде сорняки – это очень верная и подходящая к случаю метафора. Сами сорняки естественно этого не одобряют, и наши действия могут принести земле какой-то урон, с этим я не спорю, но в конечном счете огород будет спасен и облагорожен. Машины и люди суть две противоборствующие стороны в старом конфликте, описанном еще вашими древними философами – конфликте между сердцем и головой.

Омниус сохранил образ старика, ибо у него не было других физических форм существования.

– Там, на территории Старой Империи, многие ваши люди пытаются организовать сопротивление нашему наступлению. Но это тщетная попытка, ибо наши лицеделы позаботились о том, чтобы их оружие оказалось испорченным. Даже ваши навигационные машины находятся под моим контролем. Мой флот уже приближается к Капитулу.

– Наш корабль не имел связи ни с Гильдей, ни с Капитулом с тех пор, как родился я, – сказал Пауль решительным тоном. Он указал на Чани, Джессику и Юйэ – всех гхола, рожденных на корабле во время полета. – Никто из нас никогда не бывал в Старой Империи.

– Тогда позвольте показать вам. – Взмахнув рукой, старик развернул в зале пространственную карту звездной системы, где было показано, как далеко углубился в Старую Империю машинный флот. Пауль был поражен масштабом завоевания и опустошения; он не думал, что всемирный разум преувеличивает то, что сделали машины. Омниусу не было в том никакой нужды. Сотни планет были уничтожены или порабощены.

– К счастью, война скоро закончится, – примиряющим тоном произнес Эразм.

Старик приблизился к Паулю.

– Теперь, когда у меня есть ты, нет никакого сомнения в исходе борьбы. Математическая проекция утверждает, что Квисац-Хадерах в самом конце вселенной изменит ход битвы. Теперь, когда в моей власти ты и другой Квисац-Хадерах, мы быстро закончим этот конфликт.

Эразм выступил вперед и принялся внимательно рассматривать Пауля, как ученый, исследующий неведомое науке животное. Оптические сенсоры его сверкнули.

– Мы знаем, что у тебя очень мощные гены. Для нас вызов заключается в том, чтобы решить, какой из двух Паулей лучший Квисац-Хадерах.

***   

===

27         
Оптимизм, вероятно, лучшее оружие, каким располагает человечество. Без него мы бы никогда не решались совершать невозможное, которое – вопреки всем вероятностям – оказывается возможным.

Командующая Мать Мурбелла. Речь на собрании Общины Сестер         

 

Без облитераторов и навигационного контроля военные корабли людей были похожи на жертв, распростертых на алтаре; такое положение было на всех участках обороны.

Командующая Мать отдавала приказы, а администратор Горус требовал чудес от своих подчиненных. Стоя на капитанском мостике, Мурбелла бессильно наблюдала, как боевые корабли Омниуса проплывают мимо, направляясь к Капитулу, чтобы его уничтожить. То же самое происходило на всех ста пунктах обороны вдоль линии фронта. Теперь все самые важные участки этой обороны остались беззащитными, и планетам оставалось только одно – ждать смертельного удара. Битва была проиграна, это было полное сокрушительное поражение.

Мурбелла тяжело переживала свою вину перед человечеством, перед остатками Общины Сестер… и перед давно потерянным Дунканом. Жив ли он и помнит ли он ее? Прошло почти двадцать пять лет. Мурбелле пришлось тогда уйти – ради него, ради себя, или ради всех тех, кто выжил в той эпической войне.

Не давая взыграть инстинктам Досточтимой Матроны, Мурбелла вихрем бросилась к Горусу. Она схватила администратора за воротник и тряхнула так, что косичка ударила его по лицу.

– Каким еще оружием располагает Гильдия?

– Немногими артиллерийскими орудиями, Командующая Мать. Энергетическими пушками. Короче, стандартной артиллерией – но это же будет самоубийство! Только облитераторы могли нанести Омниусу смертельную рану!

Она недовольно отшвырнула его в сторону с такой силой, что он ударился спиной о стену и упал на палубу.

– Это и так самоубийственный поход! Как ты смеешь увиливать сейчас, когда у нас просто не осталось другого выхода?

– Но… Командующая Мать… это же означает просто так, задаром потерять флот и жизнь.

– Героизм, очевидно, не твоя сильная сторона. – Она повернулась к покорному служащему Гильдии и в полной мере воспользовалась Голосом: – Приготовьтесь к пуску облитераторов. Покройте ими все пространство. Может быть, саботажники чего-то недосмотрели.

Человек склонился над пультом, не заботясь о выборе целей. Он запустил еще десять облитераторов, потом еще десять. Взрывов не было. Машинный флот как ни в чем не бывало продолжал двигаться вперед.

Понизив голос, Мурбелла приказала:

– Теперь воспользуйтесь обычным оружием. Когда все боеприпасы закончатся, мы будем таранить машины своими судами. Всеми, какие у нас есть.

– Но, Командующая Мать, зачем? – взмолился Горус. – Нам надо отступить и перегруппироваться. Придумать какой-то новый план сражения. По крайней мере нам надо уцелеть.

– Если мы не победим сегодня, то мы все равно не уцелеем. Нас превзошли численностью, но мы все же можем уничтожить хотя бы несколько машин. Я не сдам Капитул просто так.

Горус с трудом встал на ноги.

– С какой целью, Командующая Мать? Машины могут просто воссоздавать себя.

Пока они говорили, в пространство были выпущены еще облитераторы. Все они оказались пустышками.

– Цель заключается в том, чтобы показать, что мы можем сражаться. Именно это делает нас людьми, это придает нам вес и значимость. В истории не останется позорной записи о том, что мы сдали Капитул и пытались уклониться от решающей схватки между человечеством и мыслящими машинами.

– В истории? Кто оставит об этом писаную историю?

С трехминутными интервалами в космосе, над их головами, появились шесть маленьких кораблей, снабженных двигателями Хольцмана. С них передали сведения об остальных боевых группах.

– Наши облитераторы не работают!

– Все навигационные системы отказали.

– Как мы будем воевать дальше, Командующая Мать?

Она ответила уверенно и твердо.

– Мы будем сражаться всем, что у нас есть.

В этот момент исполинская вспышка поглотила не менее пятидесяти вражеских кораблей, превратив их в пар. Взрыв был так силен, что содрогнулись корпуса самых отдаленных кораблей Гильдии. Мурбелла застыла на месте, потом радостно рассмеялась.

– Смотрите, один из наших облитераторов сработал. Огонь всеми остальными!

К ее изумлению, небо, словно расколовшись, извергло сотни гигантских кораблей. Это были не корабли Мурбеллы.

Сначала она подумала, что это вторая волна машинного флота, но потом разглядела знакомый картуш на бортах исполинских лайнеров. Лайнеры Гильдии! Они сыпались из свернутого пространства со всех сторон, окружая волну наступающих машинных кораблей.

– Администратор, почему вы скрыли это от нас? – надтреснутым голосом спросила Мурбелла. – Здесь же не менее тысячи кораблей.

Но Горус и сам был изумлен не меньше Командующей Матери.

По каналам связи кораблей флота Мурбеллы зазвучал сильный женский голос:

– Я – Оракул Времени и привела подкрепление. Математические компиляторы повредили навигационные системы многих кораблей, но моими судами управляют навигаторы Гильдии.

– Навигаторы? – Седовласый администратор едва не задохнулся от страха. – Мы думали, что они все уже давно умерли от нехватки пряности.

Оракул снова заговорила мелодичным сильным голосом:

– Мои корабли в отличие от кораблей сделанных предателями – фабрикантами Икса – располагают подходящим вооружением. Наши облитераторы действуют, как им и положено. Мы захватили их у прежних Досточтимых Матрон для целей нашей обороны, и намерены их сейчас использовать.

Лицо Мурбеллы вспыхнуло. Она подозревала, что у мятежных Матрон было больше облитераторов, чем удалось найти. Значит, их все это время прятали навигаторы!

Флот Омниуса перестроился, чтобы ответить на натиск кораблей подкрепления, но машины не смогли в должной степени оценить мощь нового противника. Они не успели отреагировать до того, как Оракул Времени выбросила в пространство ослепительные кометы, которые вместе взорвались с такой силой, как будто вспыхнула миниатюрная сверхновая звезда. Каждая вспышка уничтожала соединение кораблей чересчур самодовольных и уверенных в себе машин.

Машины попытались перестроиться, чтобы защититься от неожиданного нападения, но перестроение оказалось беспорядочным и неэффективным, в действиях роботов не было никакой слаженности. Омниус тщательно отработал свой план и разработал ответные действия на многие ситуации, но такого он предвидеть не мог.

– Мыслящие машины издавна были моими заклятыми врагами, – эфирным космическим голосом произнесла Оракул Времени.

Мурбелла, не скрывая удовлетворения, смотрела, как точно нацеленные облитераторы буквально сметают корабли противника. Если бы Досточтимые Матроны тогда обратили похищенное у машин оружие против Врага, то какой бы это был шанс! Но те женщины никогда не могли объединиться против смертельного врага, предпочитая воевать друг с другом и применять смертоносное оружие против других планет. Какая жалость, какая бесполезная трата!

Взрывы, каждый из которых мог бы сжечь дотла целую планету, сокрушили строй машин. Дюжина лайнеров устремилась к Капитулу, в погоню за ушедшими к нему кораблями противника.

– Мы сделаем все, что в наших силах, и на других ваших фронтовых планетах, – сказала Оракул. – Сегодня мы поразим Врага.

Мурбелла не успела до конца осознать, что происходит, когда от первой волны машинного флота остались одни обломки. Было ясно, что со стороны противника не стоит ожидать хотя бы единого выстрела.

Некоторые лайнеры исчезли, свернув пространство, чтобы отправиться в другие пункты обороны людей. Там они снова применят облитераторы, чтобы сокрушить наступающего врага. Везде, где Мурбелла оставила заслоны на пути противника, появлялись лайнеры Оракула Времени, наносили удар и снова исчезали…

Мурбелла отрывисто сказала администраторы Горусу:

– Дайте мне связь! Как можно говорить с вашим Оракулом Времени?

Горус был поражен событиями, происходящими вокруг них.

– Никто не смеет требовать аудиенции у Оракула. Ни одному человеку не дозволено первому вступать с ней в контакт.

– Она только что спасла нам жизнь! Дайте мне поговорить с ней.

Администратор, скептически улыбнувшись, сделал знак одному из своих одетых в серую форму людей.

– Мы попробуем, но я ничего не могу обещать.

Человек нажал несколько клавиш, но Мурбелла нетерпеливо отодвинула его в сторону.

– Оракул Времени, кто бы вы ни были! Разрешите нам присоединиться к вашим силам, чтобы до конца истребить мыслящих машин.

Долгое молчание было единственным ответом Мурбелле, в динамике не раздавалось даже потрескивания. Сердце Командующей Матери упало. Горус торжествующе посмотрел на нее – он знал результат заранее. Мурбелла уже видела приближение второй волны атакующих машин – сейчас должна была начаться вторая атака. Эти уже не станут насмешливо игнорировать обороняющихся и откроют огонь.

– Появились другие машины…

– Теперь мне надо двигаться дальше. – Когда Оракул заговорила, лайнеры начали один за другим исчезать в свернутом пространстве. – Главная битва развернется в Синхронии.

– Постойте! – закричала Мурбелла. – Вы нужны нам!

– Мы нужны везде. Крализец не закончится здесь. Я наконец нашла корабль Дункана Айдахо и секретную ставку Омниуса. Теперь мне надо отправиться туда и покончить с машинами раз и навсегда.

Мурбелла пошатнулась, когда до нее дошел смысл слов Оракула. Корабль-невидимка найден? Значит, Дункан жив!

В несколько мгновений последние лайнеры скрылись из виду, оставив Командующую Мать и ее корабли один на один со следующей волной атакующего противника. Мыслящие машины продолжали идти вперед.

   Читать   дальше   ...    

***

***

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 395. Пролог . Двадцать один год спустя после бегства с Капитула 

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 396

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 397

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 398. Двадцать Два Года Спустя После Бегства с Капитула 

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 399

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 400 

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 401

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 402

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 403. Двадцать три года спустя после бегства с Капитула 

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 404

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 405

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 406 

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 407. Двадцать четыре года спустя после бегства с Капитула

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 408

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 409

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 410

 ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 411 

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 412 

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 413 

 ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 414 

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 415

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 416

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 417

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 418 

 ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 419 

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 420. Эпилог

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 421. Эпилог 

***

***

Источник:  https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/272064/fulltext.htm   === 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 148 | Добавил: iwanserencky | Теги: литература, книга, Хроники Дюны, будущее, слово, Брайан Герберт, писатели, Кевин Андерсон, чужая планета, повествование, люди, книги, чтение, текст, фантастика, миры иные, Хроники, Будущее Человечества, отношения, ГЛОССАРИЙ, из интернета, Вселенная, Песчаные черви Дюны, проза | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: