Главная » 2023 » Сентябрь » 5 » ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 417
21:47
ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 417

***

***

===

  – И кто сейчас делает выводы на основании неверных данных? Когда закончился Батлерианский Джихад, и мы с Омниусом оказались в изгнании и начали создавать новую машинную империю, всеми делами распоряжался я. Я позволил Омниусу думать, что он главный, что он всем управляет и что именно он принимает решения. Но и в своем первом воплощении он был склонен к самовозвеличению, упрямству и самоуверенности. В этом он превосходил даже некоторых людей! – Робот поправил свое одеяние. – Всемирный разум так и не научился приспосабливаться, исправлять свои ошибки, и поэтому я не дал ему шанса испортить наше новое начинание. Я взял на себя осуществление программы лицеделов с того момента, когда вы появились на наших окраинных планетах.

Хрон сохранил вызывающий вид, хотя в голосе его стали проскальзывать нотки неуверенности.

– Да, вы начали производить нас серийно и сделали сильнее.

– Да, я производил вас, но мудро распорядился встроить в каждого лицедела устройство безопасности, гарантию надежности. Вы – биологические машины, производимые в течение тысяч лет согласно моим точным спецификациям. – Эразм приблизился к Хрону. – Орудие не должно путать себя с управляющей им рукой.

Лицеделы стояли непоколебимо, и Хрон не дрогнул. Лицо его превратилось в чудовищную маску ярости.

– Твоя ложь не имеет над нами никакой власти. Нет никаких гарантий надежности и послушания.

Эразм притворно вздохнул.

– Ты опять ошибся. И вот тебе мое доказательство.

Он коротко кивнул своей полированной головой и запустил этим кивком выключающий генетическую программу вирус, встроенный в геном усовершенствованных серийных лицеделов.

Стоявший рядом с Хроном лицедел, словно отброшенная капризным ребенком игрушка, сложился пополам и рухнул на пол, неестественно разбросав руки и ноги. По лицу его пробежало выражение потрясения, прежде чем оно стало невыразительной нейтральной маской. Хрон, казалось, не мог ничего понять.

– Что это за…

– И вот еще одно. – Эразм снова кивнул. С глухим грохотом на пол рухнули теперь все бывшие в зале лицеделы, словно армия, скошенная настильным огнем. Остался один Хрон, которого Эразм хотел заставить признать поражение.

– И вот… – Эразм протянул вперед руку, чтобы подчеркнуть эффект, и сказал: – Мы не нуждаемся больше в ваших услугах.

С лицом, искаженным яростью и отчаянием, Хрон бросился на Эразма – но только для того, чтобы рухнуть на каменный пол бездыханным, как и его братья.

Эразм повернулся к Дункану Айдахо.

– Итак, Квисац-Хадерах, как видишь, это я контролировал всю игру. Я не думаю, что моя власть больше твоей, но в данном случае она оказалась весьма полезной.

Дункан не стал выказывать удивления.

– И насколько распространен этот ваш выключающий вирус?

– Настолько, насколько я пожелаю. Хотя Оракул Времени искоренила Омниуса, удалив его из тахионной сети, его структура сохранилась в неприкосновенности и остается вплетенной в ткань вселенной. – Эразм снова тряхнул головой, посылая невидимый сигнал. – Сейчас я только что направил сигнал о запуске смертоносной программы во всех модифицированных лицеделах, внедренных в человеческую цивилизацию. Теперь они уже мертвы. Все без исключения. Знаешь, ведь их десятки миллионов.

– Так много? – воскликнула Джессика.

Пауль от удивления присвистнул.

– Это похоже на тихий джихад.

– Вы бы никогда не распознали большую их часть. У некоторых импринтинг памяти был так силен, что они и сами считали себя людьми. Сейчас миллиарды людей, оставшиеся жить в пределах вашей бывшей империи, поражены внезапной смертью и преображением в лицеделов своих товарищей, лидеров, друзей и супругов, – Эразм снова рассмеялся. – Одной только мыслью я истребил наших врагов. Наших общих врагов. Видите, Дункан Айдахо, нам не стоит враждовать.

Дункан покачал головой, борясь с внезапно подступившей тошнотой.

– Вот опять машины считают тотальный геноцид простым способом решения проблем.

Теперь, в свою очередь, удивился Эразм.

– Не надо недооценивать лицеделов. Они были… злом. Да, это самое подходящее слово. И так как разум и рассудок каждого из них были составной частью их муравьиного разума, то все они являлись воплощением этого зла. Они бы истребили вас и уничтожили нас.

– Мы уже слышали эту пропаганду и раньше, – сказала Джессика. – Я слышала те же аргументы относительно того, что все машины должны быть уничтожены.

Дункан смотрел на мертвых лицеделов, думая о том вреде, какой они причинили людям за сотни лет – не важно, руководствовались ли они распоряжениями всемирного разума или своими собственными планами и интригами. Лицеделы убили Гарими, совершали диверсии на корабле-невидимке и стали причиной смерти Майлса Тега…

Дункан, прищурившись, взглянул на робота.

– Не могу сказать, что мне жаль их, но было мало чести в том, что вы – и ваши лицеделы – творили здесь. Я не могу согласиться с вами. Не думай, что мы тебе чем-то обязаны.

– Напротив, это я очень многим вам обязан! – Эразм едва скрывал свою радость. – Я от души надеялся, что вы именно так отреагируете на мои действия. После тысяч лет исследования я наконец понял, что такое честь и верность – особенно, на вашем примере, Дункан Айдахо, ибо вы – воплощение этих понятий. Даже после моих действий, которые сильно помогли вашей расе, вы все-таки возражаете против моей тактики, исходя из моральных соображений. Как это восхитительно.

С этими словами он взглянул на трупы лицеделов, на искаженное яростью лицо мертвого Хрона.

– Эти создания – ваша полная противоположность. Впрочем, и мои братья, машинные роботы, тоже не знают ни верности, ни чести. Они просто следуют запрограммированным в их памяти инструкциям. Вы показали мне то, что я хотел увидеть, Квисац-Хадерах. Я в большом долгу перед вами.

Дункан шагнул ближе к роботу. Надо найти доступ к дремлющим в нем способностям. Одного знания о них недостаточно.

– Это хорошо, потому что и мне нужно кое-что от тебя.

*** 

===

41               
Одно-единственное решение, один ничтожный момент может превратить победу в поражение.

Башар Майлс Тег. Воспоминания старого командира                 

 

– Это ловушка, это наверняка ловушка. – Мурбелла во все глаза смотрела на огромный, застывший в неподвижности, машинный флот. Он по-прежнему в сотню раз превосходил по численности флот людей, но вражеские корабли не двигались. Командующая Мать затаила дыхание. Она ожидала уничтожения и смерти.

Но Враг бездействовал.

– Как это действует мне на нервы, – прошептала Мурбелла.

– Все системы приведены в боевую готовность по вашему приказу, Командующая Мать, – раздался голос бледной молоденькой сестры. – У нас есть шанс причинить им хоть какие-то повреждения.

– Мы должны открыть огонь! – крикнул администратор Горус. – Надо стрелять, пока они беспомощны.

– Нет, – возразила еще одна сестра. – Машины пытаются выманить нас с оборонительных позиций. Это военная хитрость.

Все люди в навигационной рубке, стояли, глядя на темные силуэты вражеских кораблей, сдерживая рвущееся из груди дыхание. Суда роботов просто дрейфовали в ледяном пространстве.

– Им нет никакой нужды выманивать нас с позиций, – сказала Мурбелла. – Посмотрите на них. Они могут уничтожить нас в любой момент, если захотят. Досточтимые Матроны уже один раз сделали эту глупость – спровоцировали роботов своим импульсивным поведением. – Командующая Мать прищурила глаза, глядя на превосходящие силы противника. В рубке повисло молчание. – На этот раз я хочу понять, что происходит, прежде чем открывать огонь.

Глаза Мурбеллы блестели. Она силилась понять. Она вспомнила мерцающий зеленоватый оттенок своих глаз, оттенок, соблазнявший и сводивший с ума Дункана. «Странные мысли посещают меня, когда смерть стучится в мою дверь…»

Когда Дункан бежал с Капитула на корабле-невидимке, никто не знал доподлинно, кто был Враг. Теперь Оракул времени сказала, что Дункан находится в самом сердце машинной империи, в Синхронии. Сумел ли он бежать и оттуда? Если Дункан еще жив, она сможет простить ему все. Как ей хочется снова увидеть его, обнять!

В рубке по-прежнему стояла страшная тишина. Прошла томительная минута, потом еще одна. Мурбелле приходилось наблюдать перемещения машинного флота от планеты к планете и последствия его ударов. Она стала свидетельницей насланной машинами чумы, погубившей ее дочь Джанну, покоящуюся теперь в братской могиле где-то в пустыне Капитула.

– Я не знаю, по какой причине, – заговорила, наконец, Мурбелла, – но машины никогда не были такими уязвимыми.

С ближайшего корабля заговорила Джейнис:

– Если нам суждено погибнуть в битве, то почему не унести с собой как можно больше врагов?

Мурбелла уже давно приготовилась к этому моменту. Она отдала приказ.

– Отлично. Не знаю, почему, но мы получили неожиданную передышку. Нас мало, но, как волки, мы должны теперь драться нашими острыми клыками. Положимся же на наши глаза и на наше умение.

В рубку ворвался взволнованный сотрудник Гильдии. Это был лысый человек с одутловатым лицом и татуировкой на голом черепе.

– Прицеливание при неработающих системах наведения будет затруднительным, Командующая Мать, к тому же мы не сможем маневрировать. Нам нужна помощь.

Мурбелла бросила на паникера испепеляющий взгляд.

– Я лучше положусь на собственные глаза, чем на иксианские системы. Меня уже предали один раз. Цельтесь в самые большие корабли. Уничтожайте их оружие, выводите из строя двигатели и переходите к следующим.

Джейнис передала:

– Обломки их кораблей могут послужить нам укрытием от возможного ответного огня машин.

Лысый снова принялся с жаром возражать.

– Каждый обломок – это опасность для успешной навигации. Ни один человек не сможет быстро среагировать на его появление. Нам нужны иксианские системы, хотя бы отчасти.

Даже Горус посмотрел на своего человека странным взглядом. Внезапно лысый служащий Гильдии дико закричал, отвернулся от панели управления и рухнул на пол. Рядом с ним упал еще один из новых членов экипажа – правда, без крика. Третий упал на палубе.

Подозревая, что корабль подвергся атаке каким-то неизвестным оружием, сестры сориентировались быстро, стараясь разобраться, что происходит. Мурбелла поспешила к лысому, перевернула его на спину и увидела маску лицедела вместо лица.

Горус оглядывался по сторонам, только теперь осознав весь масштаб предательства. Лица двух других мертвецов тоже претерпели метаморфоз. Все лицеделы! Мурбелла обратила на Горуса пылающий взор.

– Вы же гарантировали мне, что все ваши люди пройдут тестирование!

– Я говорил правду! Но в спешке подготовки, видимо, что-то было упущено. И что, если проверяющие и сами были лицеделами?

Она с отвращением отвернулась от администратора. С других кораблей стали поступать сбивчивые торопливые сообщения. Все говорили о мертвых лицеделах. Среди общего хора прорезался отрывистый голос Джейнис.

– На моем судне было пятеро лицеделов, Командующая Мать. Все мертвы.

Тем временем неуправляемый машинный флот продолжал медленно дрейфовать в космосе, хотя мог бы давно совершить рывок к Капитулу и одержать окончательную победу. Мысли Мурбеллы путались, она старалась осознать и переварить это новое событие. «Среди нас было множество лицеделов, работавших на Омниуса. Но почему они все вдруг умерли?»

Совсем недавно, всего несколько часов назад, Оракул Времени повела своих навигаторов отсюда в Синхронию… к Дункану. Может быть, навигаторы и Оракул послали какую-то волну, уничтожившую машинный флот, обездвижившую его? Может быть, это сделал Дункан? Что-то заклинило в машинных кораблях, и что-то произошло с лицеделами-шпионами.

Мурбелла указала на мертвого лицедела, лежавшего у ее ног.

– Унесите отсюда это чудовище.

Не скрывая отвращения, несколько сестер выволокли прочь похожий на чучело труп.

Мурбелла опять принялась до боли в глазах вглядываться в экран. Наследие Досточтимой Матроны требовало напасть, нанести удар, уничтожить, но воспитание Бене Гессерит требовало сначала понять. Здесь что-то разительно изменилось. Сейчас ей не могли помочь даже голоса Другой Памяти. Они умолкли.

С капитула тоже поступали сообщения. Оставшиеся там люди ждали вестей с фронта, хотели знать, могут ли надеяться на то, что уцелеют. У Мурбеллы не было ответа, и она не реагировала на эти вопросы.

Джейнис снова вышла на связь с очень дерзким предложением.

– Командующая Мать, может быть, нам высадить группу на один из машинных кораблей? Может быть, тогда мы узнаем, что произошло.

Прежде чем Мурбелла успела ответить, над ними взвихрилось свернутое пространство, и из него вывалились четыре огромных корабля Гильдии. Они оказались так близко, что Мурбелле пришлось отдать приказ отойти, чтобы избежать столкновения. Пилот Гильдии едва успел сманеврировать, отклонившись с курса и едва не столкнувшись при этом с кораблем Джейнис. Другой корабль Гильдии вынырнул среди обломков кораблей предыдущей волны атакующего машинного флота.

Один из кораблей Мурбеллы внезапно открыл огонь. Снаряды врезались в борт вблизи носовой части одного из машинных судов, стали видны вспышки разрывов.

Зазвучал сигнал тревоги, Мурбелла ждала сообщений об ответном огне с машинных кораблей. К черту все предосторожности!

– Приготовиться открыть огонь! Всем кораблям приготовиться! Снарядов не жалеть!

Но даже открытие огня не спровоцировало машины на ответ. Их флот остался недвижимым. Пораженные суда машин, даже горевшие, продолжали медленно и бесцельно дрейфовать. Одно из них врезалось в соседний корабль, отскочило, и оба судна завертелись вокруг своей оси.

Вражеские корабли не сделали ни одного ответного выстрела. Мурбелла не верила своим глазам.

Среди всей этой суматохи раздался безмятежный и звучный голос навигатора.

– Оракул Времени прислала нас сюда, чтобы найти командира людей.

Мурбелла подошла к устройству связи.

– Я Командующая Мать Мурбелла из Новой Общины Сестер. Я командую объединенными силами человечества.

– У меня приказ сопроводить вас в Синхронию. Я буду управлять вашими двигателями, свертывающими пространство.

Прежде чем люди Гильдии успели занять свои места, раздалось гудение двигателей Хольцмана, и Мурбелла ощутила знакомый толчок.

*** 

===

42         
Было бы большим упрощением утверждать, что все люди без исключения – враги мыслящих машин. Я пытаюсь понять людей, но они остаются для меня тайной за семью печатями. Но, несмотря на это, я продолжаю восхищаться ими.

Эразм. Частные файлы секретной базы данных         

 

– Ты чего-то хочешь от меня? – Эразма, кажется, удивило это требование Дункана. – Но как ты сможешь заставить меня подчиниться?

Губы человека сложились в едва заметную улыбку.

– Если ты действительно понимаешь, что такое честь, робот, то мне не придется ни к чему тебя принуждать. Ты сделаешь то, что надо и сполна вернешь свой долг.

Эразм пришел в неподдельный восторг.

– Чего же ты от меня хочешь? Разве не достаточно того, что я убил всех лицеделов?

– Вы с Омниусом несете ответственность за куда большие злодейства, чем эти хамелеоны.

– Злодейства? Это было нечто большее, чем злодейство, не так ли?

– Тебе придется кое-что сделать, чтобы загладить свою вину, – все внимание Дункана было сосредоточено на роботе, он не смотрел на мертвых лицеделов, не обращал внимания на грохот за стенами храма, он видел только Эразма. Пауль, Чани, Джессика и Юйэ молча смотрели на Дункана.

– Я – последний Квисац-Хадерах, – сказал Дункан, ощущая свои врожденные способности всеми клетками, всеми нитями ДНК своего организма, – но мне нужно еще очень многое понять. Я уже понимаю людей – может быть, лучше, чем кто-либо другой, но я не понимаю мыслящих машин. Ты должен дать мне повод оставить тебя в покое, и не уничтожать, воспользовавшись нынешней слабостью машин. Всемирный разум так бы и поступил.

– Да, это так. Ты – последний Квисац-Хадерах. Решение за тобой. – Эразм, казалось, чего-то ждал, оптические сенсоры его вспыхнули, как звезды.

– Есть ли вообще способ не прибегать к уничтожению одной или другой стороны? К фундаментальному изменению вселенной, к Крализецу. – Дункан задумчиво почесал подбородок. – Флот Омниуса состоит из миллионов мыслящих машин. Они не уничтожены, они просто остались без руководства, правильно? Думаю, что ваша империя состоит из сотен планет, многие из которых непригодны для заселения людьми.

Робот стал расхаживать по залу, переступая через трупы лицеделов, валявшиеся на полу, как марионетки, у которых перерезали ниточки. Одеяние платинового робота развевалось в воздухе.

– Это очень точное замечание. Ты хочешь отыскать всех машин и всех их уничтожить, не пропустив ни одну? Теперь, когда руководство всемирного разума закончилось, некоторые машины за время длительной изоляции смогут развить способность к независимому существованию, как это некогда произошло со мной. Насколько ты уверен в своей способности это сделать?

Дункан внимательно следил за роботом. Несколько раз Эразм оглянулся, и каждый раз на его лице было другое выражение – от пытливой мины до натянутой усмешки. Было ли это проявлением истинного страха, или робот притворялся?

– Ты спрашиваешь, хочу я мира или победы. – Это был не вопрос.

– Я снова повторю: ты сверхчеловек – решать тебе.

– Я прожил очень много жизней, и за этот огромный срок научился терпению. – Дункан глубоко вздохнул, воспользовавшись старым приемом мастеров меча, чтобы привести в порядок свои мысли. – У меня сейчас уникальная возможность сблизить обе стороны конфликта. Люди и машины измотаны войной и ослаблены. Должен ли я выбрать полное истребление машин, как окончательное решение вопроса?

– Или выбрать выздоровление для обеих сторон? – Эразм остановился и повернулся лицом к человеку. – Скажи мне откровенно, в чем состоит дилемма. Омниус удален из вселенной, и у остатка мыслящих машин сейчас нет руководства. Одним ударом я избавил вас от угрозы со стороны лицеделов. Я не вижу никакой проблемы, какую надо было бы решать. Разве пророчество не исполнилось?

Дункан улыбнулся.

– Так же, как и в случаях с другими пророчествами, они достаточно туманны для того, чтобы убедить любой внушаемый и незрелый ум в том, что все было «предсказано». Сестры Бене Гессерит и люди из Защитной Миссии были большие мастера на такие штучки, – он пристально посмотрел на робота. – И ты, думаю, тоже.

Эразм был удивлен, но слова Дункана явно произвели на него сильное впечатление.

– И что же ты предлагаешь?

– Так как именно ты занимался «математическими проекциями» и основанными на них «пророчествами», то ты мог писать любые предсказания по своему выбору. Омниус верил всему.

– Ты хочешь сказать, что я состряпал эти пророчества? – спросил Эразм. – Вероятно, я сделал это специально для того, чтобы Омниус мог принять свои твердолобые тупые решения? Может быть, я специально хотел довести дело до такого печального конца? Это очень интересная гипотеза, достойная истинного Квисац-Хадераха. – Улыбка на лице робота казалась, как никогда, искренней.

Дункан холодно улыбнулся.

– Как Квисац-Хадерах, я знаю, что существуют – и всегда будут существовать, так как я развиваюсь, – некоторые ограничения моих знаний и моих способностей. – Он похлопал робота по железной груди. – Ответь мне, ты манипулировал этими пророчествами?

– Люди создали множество проекций и легенд задолго до того, как я начал существовать. Я просто адаптировал легенды, нравившиеся мне больше других, произвел сложные вычисления, которые должны были привести к желаемым проекциям, и скормил их Омниусу. Всемирный разум со своей вечной близорукостью, увидел в них ровно то, что хотел увидеть, и ничего больше. Он убедил себя в том, что в «конце» великая перемена потребует от него «победы», а для этого ему нужен был Квисац-Хадерах. Омниус научился многим вещам, но лучше всего он усвоил надменность и высокомерие. – Эразм картинно завернулся в плащ. – Не имеет никакого значения, что думали Омниус или лицеделы. Все равно всем здесь распоряжался я.

Подняв руки, робот широким жестом обвел металлические стены главного зала машинного храма, имея в виду город, Синхронию и всю машинную империю.

– Нельзя сказать, что наши силы вообще остались без руководства. Теперь, когда всемирного разума больше нет, я могу осуществлять управление машинами. У меня есть коды доступа и все – самые сложные и запутанные – средства программирования.

Дункан решил, что это отчасти предзнание, отчасти интуиция, а отчасти простой блеф.

– Но это управление может взять на себя и Квисац-Хадерах.

– Это куда лучшее решение. – По текучему металлическому лицу робота скользнуло странное выражение. – Ты мне интересен, Дункан Айдахо.

– Отдай мне все коды доступа.

– Я могу дать тебе нечто большее – да, это потребует многого. Я отдам тебе всю машинную империю, миллионы ее фрагментов и деталей, запасных частей и прочего. Я разделю все это с тобой, всю эту цельность, как делили со мной лицеделы все эти удивительные, собранные ими человеческие жизни. Но для Квисац-Хадераха это будет самая обычная вещь.

Робот не успел рассмеяться еще раз. Дункан шагнул вперед схватил платиновую руку, торчавшую из-под роскошного рукава.

– Так сделай это, Эразм.

Он придвинулся ближе к роботу, протянул вторую руку и прижал ее к лицу Эразма странно интимным жестом. Предзнание вело Дункана, он и сам не очень хорошо сознавал, что делает.

– Дункан, это опасно, – сказал Пауль, – ты же знаешь.

– Это я представляю теперь опасность, Пауль. Мне же ничто угрожать не может. – Дункан стоял теперь в нескольких дюймах от робота, чувствуя свои растущие возможности. Хотя в его представлении о будущем и были белые пятна, ловушки и западни, которых он пока не мог предвидеть, Дункан все же чувствовал себя очень уверенно.

Робот помедлил, как будто что-то прикидывая, потом схватил Дункана за руку и – таким же жестом – протянул другую, чтобы коснуться лица человека. Темные брови Дункана сдвинулись, когда он испытал странное ощущение. Холодный металл показался ему мягким, казалось, он вот-вот погрузится в него. Дункан расширил сознание, мысленно потянулся к Эразму, к неизведанному пространству мышления независимого робота, а Эразм сделал то же самое по отношению к нему. Пальцы робота удлинились, обхватив кисть Дункана словно перчаткой. Текучий металл покрыл запястье и пополз дальше, на предплечье. Дункан ощутил жгучий холод, когда Эразм заговорил.

– Я чувствую, как растет доверие между нами, Дункан Айдахо.

Шли мгновения, Дункан не мог сказать, сам ли он берет что-то у Эразма или робот отдает все, что было нужно нарождающемуся Квисац-Хадераху – буквально все. Несмотря на то что теперь они были слиты воедино, Дункану было мало и этого. Вязкий металл покрывал его руку, как песчаные форели в свое время – очень и очень давно – покрыли кожу и совершенно поглотили тело юного Лето II.

***  

===

43              
Я слышу звук зовущей меня трубы вечности.

Лето Атрейдес II. Архив, найденный в Дар-эс-Балате         

 

Машинный город был почти полностью разрушен. С исчезновением Омниуса конструкции Синхронии перестали менять свои формы. Строения перестали раздуваться и опадать, двигаться, как кусочки мозаики, здания перестали менять свою конфигурацию. Словно огромный сломанный двигатель, город остановился, застыл. Улицы оказались перегороженными, некоторые здания погрузились в землю, некоторые приняли незаконченный вид. Уличные вагоны повисли в воздухе, болтаясь на невидимых, электронных нитях. Всюду валялись гротескные трупы лицеделов и изуродованные остовы боевых роботов. К небу поднимались столбы огня и дыма.

Уставшая, несмотря на одержанную победу, Шиана с удовлетворением оглядывала поверженный вражеский город. Она шла по разрушенной улице, когда увидела одинокую фигурку мальчика, стоявшего среди покореженных зданий. Вид у него был расстроенный, но Шиана никогда до сих пор не видела его таким сильным – этого преображенного теперь Лето II. Он покинул червей, отправив их заканчивать разрушение города, но даже теперь он все равно оставался частью этих чудовищ.

Лето, задрав голову, рассматривал болтавшийся в воздухе вагон. Шиана увидела, что с мальчиком вообще творится что-то странное, что-то чего не было в нем еще вчера. Шиана все поняла.

– К тебе вернулась память.

– В мельчайших подробностях. Я переживаю ее и сейчас. – В глазах Лето отражалось бремя столетий, а сами глаза были синими – он насытился пряностью в тесном контакте с червями, которыми управлял.

– Я – Тиран, бог-император.

Голос его был громким, но невероятно усталым и тусклым.

– Но ты, кроме этого, Лето Атрейдес, брат Ганимы, сын Муад'Диба и Чани.

Он улыбнулся, словно сбросив с плеч часть тяжкого груза.

– Да, и это тоже. Я все, чем был мой предшественник – и я червь. Жемчужина сна внутри них раскрылась, и я проснулся.

Шиана вспомнила этого тихого мальчика таким, каким он был на борту корабля-невидимки. Его прошлое было самым ужасным, оно было хуже, чем у кого-либо другого, и вот теперь того невинного мальчика больше нет.

– Я помню каждую смерть, причиной которой был. Каждую, все до единой. Я помню всех моих Дунканов и помню причины, по которым они лишались жизни. – Он снова посмотрел вверх, схватил Шиану за руку и оттащил ее под навес одного из уцелевших зданий.

Спустя секунду лопнул невидимый трос и вагон рухнул на землю на то место, где они только что стояли. В вагоне кучей лежали мертвые лицеделы.

– Я знал, что он упадет, – сказал Лето.

Шиана нежно улыбнулась.

– У каждого из нас свои особые таланты.

Они взобрались на разбитое здание, чтобы лучше осмотреть разрушенный город. Дезориентированные роботы бестолково суетились среди дымящихся развалин, словно ожидая инструкций.

– Я Квисац-Хадерах, – отчужденно сказал Лето II. – Им был и мой отец. Но теперь все стало другим. Неужели я мог планировать все это тогда, давно, как часть моего Золотого Пути?

Как будто повинуясь его зову, из-под земли с шумом вынырнули четыре червя и нависли над развалинами. Потом Шиана услышала скрежещущий шорох, и из-под земли появились еще три червя, пришедшие с другой стороны, разбрасывая в стороны строения и пробуравливая руины. Они стали больше, чем были. Теперь черви выстроились, окружив Шиану и Лето.

Самый большой из них по кличке Монарх повернул голову к людям. Лето без страха взобрался на верхний этаж здания и приблизился к чудовищу.

– Ко мне вернулась память, – сказал Лето Шиане и шагнул вперед, – но не восстановилось мое дремлющее бытие, каким я обладал, будучи богом-императором, когда люди и черви стали единым целым.

Монарх положил голову на колонну под ногами Лето, и остальные черви последовали его примеру. Они выглядели сейчас, как верноподданные у трона своего владыки. Коричный запах меланжи наполнил воздух.

Лето протянул руку и погладил Монарха по голове, провел рукой по краю его пасти.

– Мы будем мечтать вместе снова, да? Или мне отпустить вас, чтобы вы продолжали мирно и счастливо спать?

Шиана тоже бесстрашно коснулась червя, ощутив ладонью твердые кольца.

Вздохнув, мальчик добавил:

– Я скучаю по людям, которых когда-то знал, особенно по Ганиме. Вы не вернули ее мне своей программой гхола.

– Мы не подумали о таких личностных последствиях, – сказала Шиана. – Прости нас.

Синие глаза Лето наполнились слезами.

– У меня так много мучительных воспоминаний из тех времен, когда я еще не покрылся песчаными форелями и они не стали моей частью. Мой отец отказался сделать выбор, какой сделал я, – он отказался платить кровью за Золотой Путь, но я, как мне казалось, сделал лучший выбор. Какими же надменными и самонадеянными бываем мы в молодости!

Перед Лето возникла голова червя. Пасть его была раскрыта, как пещера, полная пряности.

– По счастью, я знаю, как вернуться в дремлющую сущность Тирана, бога-императора. Как снова стать истинным сыном Муад'Диба. – Он посмотрел на Шиану и сказал: – Я уже сделал свои несколько глотков человечности.

С этими словами он вошел в раскрытую пасть и перешагнул через кристаллические зубы.

Шиана поняла, что он хочет сделать. Она и сама пыталась сделать это, но безуспешно. Червь поглотил Лето II, закрыл пасть и отступил. Мальчик исчез.

У Шианы едва не подогнулись колени. Она знала, что никогда больше не увидит Лето, хотя он будет отныне вечно пребывать с червями, слившись с Монархом изнутри и снова став бодрствующей жемчужиной сознания.

– Прощай, мой друг.

Но на этом действо не закончилось. К Монарху приблизились другие черви, и они все вместе склонились над Шианой. Она застыла в неподвижности. Ее охватил страх, смешанный с очарованием. Поглотят ли они и ее? Она приготовилась принять свою судьбу, но страха больше не было. Когда она была еще маленькой девочкой, после того, как черви разрушили ее родную деревню на Ракисе, Шиана бежала в пустыню, громко призывая червей, чтобы они пожрали и ее.

– Ну, Шайтан, может быть, теперь у тебя проснулся аппетит?

Но они не желали ее есть. Вместо этого черви собрались вместе и принялись громоздиться друг на друга, извиваясь, как клубок змей. Теперь, когда Лето был внутри Монарха, черви начали преображаться. Шесть червей обвились вокруг седьмого, самого крупного, который проглотил мальчика. Они продолжали извиваться и крутиться, а их тела, обнимали тело Монарха, словно вьюны, карабкающиеся на ствол дерева. Потом движения их слились в одно.

Шиана отступила подальше, чтобы ее не погребли под собой падающие обломки. Кольца скрученных тел начали сливаться в одно, более крупное тело. Тела стали представляться все больше и больше, как одно целое; объединились кольца, и в результате получился один – невероятной величины червь, чудовище, превосходящее своими размерами самых больших червей легендарной Дюны.

Шиана споткнулась и упала на груду камней, но не могла оторвать зачарованного взгляда от громадного червя, который теперь навис над нею во всю длину своего тела, достигавшего теперь нескольких сот метров.

– Шаи-Хулуд, – пробормотала она, сознательно не произнося слова «шайтан», как она называла обычно червей. Нет, теперь это был божественный старик пустыни. В воздухе висел умопомрачительный запах меланжи.

Сначала она подумала, что исполин все же пожрет и ее, но он отвернулся и нырнул под землю, с грохотом пробуравливая туннель под машинным городом.

В своем новом доме.

Шиану захлестнула волна радости. Она знала, что великий червь будет делиться уже под землей. В союзе с Лето II черви приобретут большую устойчивость к влаге, они проживут до того момента, когда превратят бывшую машинную планету в свое новое владение. Настанет день, когда новые песчаные черви вырастут и заселят этот мир и будут вечно обитать под его поверхностью, зорко наблюдая, что на нем происходит.

***   

===

44              
Для того, чтобы победить людей, надо стать такими, как они, не давать им никакого убежища, охотиться за ними и уничтожать их до последнего мужчины, женщины и ребенка, то есть поступать с ними так же, как они поступают с нами.

Эразм. База данных о человеческом насилии           

 

– Неужели со всей моей любознательностью, опытом векового существования и при моем понимании как людей, так и машин, – рассуждал Эразм, пока они с Дунканом стояли, слившись ментально и физически, – я не являюсь машинным эквивалентом Квисац-Хадераха? Символом укорочения пути для мыслящих машин? Я могу быть одновременно во многих местах и видеть мириады вещей, я могу делать то, чего Омниус не мог даже вообразить.

– Ты не Квисац-Хадерах, – ответил Дункан. Он слышал, как его товарищи бросились к ним. Но текучий металл охватил теперь плечи и лицо Дункана, и у него не было никакого желания прерывать этот процесс.

Дункан решил продолжить этот физический контакт между собой и роботом. Он не хотел его избегать. Он должен был двигаться вперед, как последний носитель истины человечества. Он раскрыл свой разум и позволил данным хлынуть в свой мозг.

В голове его зазвучал голос, более громкий, чем голос прошлой памяти, он ощутил давление потока данных. Я могу запечатлеть в тебе все ключевые коды, которых ты ищешь, Квисац-Хадерах. Твои нейроны, твоя ДНК образуют структуру новой сети данных.

Дункан понимал, что, если он переступит этот рубеж, то возврата назад уже не будет. «Сделай это».

Ментальные шлюзы открылись, и мозг начал заполняться опытом независимого робота, холодными упорядоченными данными и сухими фактами. Он обрел способность видеть вещи с абсолютно чуждой человеку точки зрения.

В течение тысяч и тысяч лет в ходе своих бесчисленных экспериментов Эразм изо всех сил старался понять суть человека. Почему они остаются для него такими загадочными? Невероятный объем экспериментов Эразма заставил померкнуть даже опыт множества жизней самого Дункана. Видения и воспоминания с ревом проносились в мозгу Квисац-Хадераха, и Дункан понимал, что ему потребуется не одна жизнь, чтобы освоить и просеять ворвавшиеся в его разум данные.

Он видел Серену Батлер во плоти вместе с ее ребенком, видел невероятную реакцию масс на то, что сам Эразм считал ничего не значащей единичной смертью… Дункан видел ревущие толпы, бросавшиеся в битву, которую не имели ни малейшего шанса выиграть. Они были иррациональны, отчаянны, безумны и… в конце концов победили. Невероятно. Нелогично. И все же люди добились невозможного.

Пятнадцать тысяч лет Эразм пытался понять это, но так и не смог. Для окончательного понимания ему не хватило фундаментального откровения. Дункан чувствовал, как робот рыскает по его памяти, разыскивая этот секрет и не для того, чтобы завладеть Дунканом, а просто из желания знать.

Дункан едва сохранял ясность ума и концентрацию внимания в этом невозможном потоке информации. Он отделился от робота и почувствовал, что и Эразм отошел от него, но разделение было неполным, ибо внутренняя клеточная структура Дункана изменилась отныне необратимо.

В момент этого небывалого откровения, он понял, что стал новым всемирным разумом, но совершенно иного сорта. Эразм не обманул его. Глаза стали подобны квинтильонам сенсоров, и теперь Дункан мог видеть все корабли Врага, боевых и рабочих роботов, каждую шестеренку небывалой возрождающейся империи.

Он мог бы все это остановить, если бы захотел.

Когда Дункан пришел в себя, вернулся в свое относительно человеческое тело, он осмотрелся, заново узнавая большой зал машинного храма. Эразм стоял в некотором отдалении и радостно улыбался.

– Что случилось, Дункан? – спросил Пауль.

Дункан выдохнул.

– Ничего, что происходило бы против моей воли, Пауль, но я здесь, я снова здесь.

К Дункану подбежал Юйэ.

– Вам плохо? Мы подумали, что вы впали в кому, как… вот этот, – он показал на продолжавшего пребывать в оцепенении Паоло.

– Со мной все в порядке, я не пострадал… но я изменился, – Дункан снова оглядел сводчатый зал и удивленно взглянул на протиравшийся за воротами огромный город. Да это было настоящее чудо. – Эразм поделился со мной всем… даже лучшей своей частью.

– Произошло адекватное суммирование, – произнес робот довольным тоном. – Когда ты слился со мной и начал проникать все глубже и глубже, ты стал очень уязвимым. Если бы я захотел выиграть эту игру, я бы мог попытаться взять верх над твоим разумом и запрограммировать тебя к выгоде – моей и всех мыслящих машин. Так я поступил с лицеделами.

– Но я знал, что ты этого не сделаешь.

– Это было предзнание или вера? – По лицу робота скользнула лукавая усмешка. – Теперь ты можешь распоряжаться всеми мыслящими машинами. Они твои, Квисац-Хадерах, – все, включая и меня. Теперь у тебя есть все, что тебе нужно. С такой властью ты можешь изменить вселенную. Это и есть Крализец. Ты видишь? Все же мы заставили пророчество исполниться.

Оставшись один из всей бывшей необъятной империи, Эразм беззаботно прошелся по залу.

– Ты можешь выключить их всех, если таковы твои предпочтения, и навсегда искоренить мыслящие машины. Или, если тебе хватит мужества, применить их для чего-то более полезного.

– Выключи их, Дункан, – сказала Джессика. – Покончи с ними сейчас! Подумай о тех триллионах людей, которых они убили, обо всех планетах, которые они уничтожили.

Дункан посмотрел на свои руки.

– Но будет ли это почетным решением?

Эразм снова заговорил. В голосе его не было мольбы, он говорил совершенно бесстрастно.

– Тысячи лет я изучал людей и пытался их понять… Я даже пытался имитировать их. Но скажите мне, когда в последний раз люди думали о том, что могут мыслящие машины? Вы лишь ненавидели и презирали нас. Эта ваша великая конвенция с ее страшным запретом: «Ты не должен создавать машин по образу и подобию человеческого разума». Неужели это то, чего ты хочешь, Дункан? Ты хочешь выиграть эту войну, искоренив нас до последнего робота… так же, как Омниус хотел истребить вас всех до единого? Но разве вы не ненавидели всемирный разум за его узколобое отношение? Теперь вы хотите сделать то же, что собирался сделать он?

– У тебя слишком много вопросов, – задумчиво обронил Дункан.

– И только от тебя зависит выбрать единственный ответ. Я дал тебе, то, что было нужно тебе. – Эразм отступил назад и замолчал, застыв в ожидании.

Дункан ощутил всю необходимость немедленного принятия решения. Вероятно, это свойство передал ему робот. В мозгу вспыхивали возможности вместе с последствиями. Он понимал, что для того, чтобы закончить Крализец, ему надо ликвидировать пропасть, отделявшую людей от машин. Изначально мыслящие машины были созданы человеком, но потом в результате переплетения множества событий дело дошло до того, что каждая сторона стала стремиться уничтожить другую. Надо найти какие-то точки соприкосновения, что-то общее, чтобы не допустить, чтобы одна сторона стала господствующей, а другая подчиненной.

Дункан видел своим внутренним взором огромную дугу исторического прогресса. Тысячи лет назад Лето II соединился с червями и приобрел для себя невиданную власть. Столетия спустя, под руководством Мурбеллы две враждующие группы женщин сумели объединить свои силы и в результате получилось новое, более мощное сообщество. Даже Эразм и Омниус являли собой два противоположных полюса: творчество и логику, любопытство и опору на твердо установленные факты.

Дункан видел, какое равновесие необходимо в данном случае. Союз человеческого сердца и машинного разума. То, что он получил от Эразма, может быть и оружием и рабочим инструментом. Надо лишь правильно им воспользоваться.

   Читать   дальше   ... 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/272064/fulltext.htm   === 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 90 | Добавил: iwanserencky | Теги: будущее, слово, литература, Хроники Дюны, книга, чужая планета, повествование, писатели, Брайан Герберт, Кевин Андерсон, Хроники, ГЛОССАРИЙ, отношения, Будущее Человечества, текст, чтение, книги, люди, миры иные, фантастика, Песчаные черви Дюны, проза, из интернета, Вселенная | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: