Главная » 2020 » Апрель » 10 » Час Быка. Иван Ефремов. 023
22:52
Час Быка. Иван Ефремов. 023

***

***     

***

***

***

                      Астронавигатор сбежал по лестнице и  пронесся  мимо  оторопевшей
стражи. Фай Родис стояла, упершись кончиками пальцев в перила балкона,
в глубокой задумчивости,  и потому Таэль,  не прощаясь,  ушел и увел в
подземелье девятиножку.
      Родис, не сводя глаз,  долго смотрела  на  далекие  голые  горы,
стоявшие в пурпурной дымке. Еще так остра в памяти катастрофа в городе
Кин-Нан-Тэ,  только что кончились осложнения с Чеди - и вот подступает
что-то другое. И на этот раз она, Родис, не знает путей к решению. Что
ждет Вира и его возлюбленную, кроме жертв с обеих сторон? И почему это
обрушивается  на  Вир  Норина,  который  на  своих  кораблях  пронизал
Галактику  во  многих  направлениях,  на  человека такого ясного ума и
энциклопедических знаний?  Хотя по законам внезапных  поворотов,  это,
может быть, естественно у неодолимых преград?! Очнувшись от своих дум,
она не заметила,  как  наступили  сумерки.  Фай  Родис  пошла  в  свои
комнаты.
      Еще перед первой дверью Родис почувствовала присутствие кого-то,
знакомого по прежним ощущениям.  Уходя, она не насторожила девятиножку
и  сейчас,  не  зажигая света,  включила ее.  Едва слышно прозвенел ее
браслет,  сигнализируя об изменении воздуха в  помещении.  Девятиножка
зажгла крошечный розовый глазок. Родис увидела плотно закрытую дверь в
спальню.  Некто подстерегающий спрятался  в  первой  комнате  -  дверь
притворили  неспроста.  Родис  открыла  дверь,  и  едва уловимый запах
проник в ее ноздри,  он был настолько  слабый,  что,  не  настроившись
заранее,  она,  возможно,  и  не почувствовала бы его.  Вдруг в голову
ударило что-то пьянящее сознание.  Темная сила, словно пружина, начала
разворачиваться   внутри   Родис.  Ее  охватило  дикое  желание  выть,
хохотать,  кататься по полу.  Могучая воля Родис справилась  с  первым
ударом  яда.  Она  отступила  назад  к СДФ,  извлекла и вставила в нос
биофильтры. Теперь было время подумать. Все еще с мутным сознанием она
отыскала   препарат   Т-9/32   -  универсальное  противоядие  от  всех
возбудителей таламуса.  Даже не будучи врачом, Родис определила, что в
комнате   распылено  вещество,  подавляющее  сознание,  высвобождающее
базальные примитивные рефлексы  таламической  группы  и  серого  бугра
мозга. Противоядие помогло. Как хорошо, что она предвидела возможность
применения подобных веществ, готовясь к высадке на Торманс!
      Обретя прежнюю  ясность  мысли  и  зрения,  Родис  приказала СДФ
осветить комнату  и  внезапно  рванула  в  сторону  тяжелую  портьеру,
закрывавшую  нишу окна.  Там,  сжавшаяся кошкой,  пряталась Эр Во-Биа.
Прозрачная маска с маленьким газовым баллоном под челюстью  прикрывала
лицо  красавицы,  стремительно прыгнувшей навстречу Родис.  Ее глубоко
посаженные глаза с ожиданием  и  удивлением  смотрели  на  Фай  Родис,
спрашивая:  "Что  же  ты  не падаешь?" В руке возлюбленная Чойо Чагаса
держала сложный прибор, применявшийся на Тормансе для киносъемки.
      Эр Во-Биа протянула свободную руку к широкому поясу,  несомненно
скрывавшему оружие.
      - Стойте! - приказала ей Родис.- Говорите, зачем вы это сделали?
      Пригвожденная к месту  красавица  замерла  и  заколебалась  всем
своим  тонким телом,  будто испытывала желание перевоплотиться в столь
излюбленную на планете змею.
      - Я  хотела,-  с  усилием  сквозь  стиснутые  зубы сказала она,-
открыть твое настоящее "я",  показать тебя.  И когда ты  валялась  бы,
изнывая  от  звериных  желаний,  я сняла бы тебя,  чтоб показать фильм
владыке.- Эр Во-Биа подняла аппарат.- Он слишком много думает о  тебе,
слишком превозносит тебя. Пусть увидел бы!
      Фай Родис  смотрела  в  искаженное   злобой   прекрасное   лицо.
Совмещение  низкой  души и совершенного тела извечно удивляло чутких к
красоте людей, и Родис не была исключением.
      - На  Земле,-  наконец  заговорила она,- мы считаем,  что каждое
недостойное     действие     немедленно     должно      уравновеситься
противодействием. Снимите маску!
      Животного ужаса женщины не смог скрыть и респиратор. Ей пришлось
подчиниться неодолимой воле.
      Через минуту Эр Во-Биа лежала на полу, запрокинув голову, закрыв
глаза и оскалив зубы, испытывая то, что хотела вызвать в Родис.
      - Янгар,  Янгар!  Я хочу тебя!  Еще больше,  чем прежде! Скорее!
Янгар! - вдруг закричала Эр Во-Биа.
      В ответ на ее  зов  тут  же  распахнулась  дверь,  и  на  пороге
появился сам начальник "лиловых".
      "Где-то здесь караулил!" - мгновенно догадалась Родис.
      Поняв крушение  замысла и разоблачение их тайны,  Янгар выхватил
оружие.  Но каким бы метким стрелком он ни был,  ему не под силу  было
соперничать  с  Фай  Родис  в  скорости  реакции.  Она успела включить
защитное поле.  Обе пули,  посланные в нее -  в  живот  и  в  голову,-
отраженные,  ударили  Янгара в переносье и между ключиц.  Взор Янгара,
нацеленный на Родис, медленно потух, кровь залила лицо, он опрокинулся
навзничь, скользнул по стене и повалился на бок в двух метрах от своей
любовницы.
      Выстрелы, без  сомнения,  разнеслись  по всему храму.  Надо было
действовать без  промедления.  Родис  втащила  Эр  Во-Биа  в  спальню,
прикрыла  дверь,  распахнула  оба окна.  Затем разжала ей зубы и влила
лекарство. Конвульсивные движения Эр Во-Биа прекратились. Еще немного,
и женщина открыла глаза, поднялась шатаясь.
      - Кажется... я...- хрипло выдавила она.
      - Да.  Проделали все то,  что ждали от меня. И вдруг злоба на ее
лице стерлась страхом, откровенным, безраздельным и жалким страхом.
      - А камера? А Янгар?
      - Там.- Родис показала на дверь в соседнюю комнату.- Янгар убит.
      - Кто его убил? Вы?
      Родис отрицательно покачала головой.
      - Сам себя. Собственными пулями.
      - И вы знаете все?
      - Если вы говорите о ваших с ним отношениях, то да.
      Эр Во-Биа упала к ногам Родис.
      - Пощадите! Владыка не простит, он не перенесет своего унижения.
      - Это  я  понимаю.   Такие,   как   он,   не   могут   допустить
соперничества.
      - Его  месть  невообразима!  Изощренные  палачи   умеют   пытать
страшно!
      - Как и ваш Янгар?
      Прекрасная тормансианка поникла головой, моля о пощаде.
      Родис вышла в соседнюю комнату и  через  мгновение  вернулась  с
киноаппаратом.
      - Возвращаю,- сказала она, протягивая руку,- за остаток яда.
      Вздрогнув, Эр Во-Биа поспешно отдала крошечный пульверизатор.
      - Теперь уходите.  Через первое окно на галерее.  Пригнитесь  за
балюстрадой.  Дойдете до боковой лестницы заднего фасада, спуститесь в
сад. Надеюсь, карточка владыки у вас есть?
      Эр Во-Биа молчаливо стояла перед Родис, застыв в изумлении.
      - И не бойтесь ничего. Никто на планете не узнает вашей тайны.
      Тормансианка продолжала  стоять,  пыталась  что-то  сказать и не
могла. Родис осторожно коснулась ее пальцами.
      - Бегите,  не  стойте!  Я  тоже должна идти.  Родис повернулась,
услышала за спиной странные всхлипывания Эр Во-Биа и вышла.  В  первой
комнате  перед  защитной  стенкой  СДФ  толпились охранники во главе с
офицером, в углу лежало тело Янгара.
      По-видимому, после разговора с Родис в госпитале владыка планеты
отдал распоряжение  о  незамедлительной  связи,  так  как  он  тут  же
появился на импровизированном экране СДФ.  Охранники мигом ударились в
бегство.
      Родис сказала,   что   Янгар  стрелял  в  нее.  Чойо  Чагас  уже
достаточно ознакомился с действием защитных экранов, чтобы понять, что
за  этим последовало.  Впрочем,  владыка ничуть не был огорчен гибелью
начальника  своей  личной  охраны  и  первого  помощника  Ген  Ши   по
безопасности государства, более того, он, казалось, был даже доволен.
      Родис некогда было раздумывать над столь  сложными  отношениями,
она  опасалась,  что  после гибели Янгара ее удалят из храма.  Владыка
предложил ей ради безопасности перебраться снова  во  дворец,  но  она
вежливо  отказалась,  сославшись  на  якобы непросмотренные материалы,
которые живописно громоздились в трех комнатах, подготовленные Таэлем.
      - Когда вы закончите работу? - с опаской спросил Чойо Чагас.
      - Как условились - недели через три.
      - Ах  да!  Перед  отлетом  вы  должны погостить у меня несколько
дней. Хочу еще раз воспользоваться вашим знанием.
      - Вы можете пользоваться знанием всей Земли.
      - Как раз этого я и не хочу.  Вы предлагаете общее,  а мне нужно
частное.
      - Я готова помочь и в частном.
      - Хорошо,  помните  о  моем  приглашении!  Сейчас  я покину вас,
ответьте только на один вопрос:  что вам известно о людях,  которых  в
прежние  времена  на Земле называли мещанами?  Мне сегодня встретилось
такое странное слово.
      - Так   называлось  целое  сословие,  а  затем  это  определение
почему-то перешло на людей,  которые умеют  только  брать,  ничего  не
отдавая.  Мало того, они берут в ущерб другим, природе, всей планете -
тут  нет  предела  жадности.   Отсутствие   самоограничения   нарушало
внутреннюю  гармонию  между  внешним миром и чувствами человека.  Люди
постоянно выходили за рамки своих возможностей, пытаясь подняться выше
в  социальном  статусе и получить связанные с этим привилегии...  Все,
что   они   получали,-   это   комплекс   жестокой    неполноценности,
разочарования, зависти и злобы. Прежде всего в этой среде аморальности
и нервных срывов необходимо было развивать учение о  самовоспитании  и
социальной дисциплине.
      - Так это похоже на моих сановников!
      - Естественно.
      - Почему "естественно"?
      - Жадность   и  зависть  расцветают  и  усиливаются  в  условиях
диктатур,  когда не существуют традиции,  законы, общественное мнение.
Тот,  кто  хочет только брать,  всегда против этих "сдерживающих сил".
Бороться  же  с  ними  можно  только  одним  путем:  уничтожая   любые
привилегии, следовательно, и олигархию.
      - Совет хорош.  Вы верны себе. Вот почему...- владыка задумался,
будто не находил точного слова,- меня так тянет к вам.
      - Наверное, потому, что я одна говорю вам правду?
      - Если бы только это!
      - Еще не так давно у нас  существовали  кабинеты  совести.  Туда
приходили  люди,  чтобы оценить свои поступки,  выяснить их мотивы или
узнать,  как  следует  поступить,  с   помощью   широкой   информации,
справедливых и ясных умов людей с глубокой интуицией.
      Это предложение Родис не понравилось владыке.
      Чойо Чагас  сделал  прощальный жест и удалился.
      Через несколько минут охранники  усердно  замывали  пол  на  том
месте,  где  только  что  лежал  труп  Янгара,  и  с суеверным страхом
оглядывались на ходившую по комнатам Родис. Ей пришлось выключить СДФ,
и она опасалась чрезмерного любопытства "лиловых".  Охранники исчезли.
Вместо них появился запыхавшийся, едва живой Таэль.
      - Моя  ошибка!  Моя  глупость!  - закричал он,  остановившись на
пороге.
      Родис спокойно  ввела  его  в  комнату  и  прикрыла  дверь - она
инстинктивно   усвоила    эту    необходимую    для    жителя    Ян-Ях
предосторожность,- а затем рассказала о случившемся.
      Тормансианин успокаивался понемногу.
      - Я сейчас ухожу и вернусь в подземелье. Мы там будем ждать вас.
Не забудьте:  сегодня у вас большой и важный прием! - Лукавые морщинки
совсем поземному мелькнули на губах тормансианина.
      - Вы интригуете меня,- сказала Родис, улыбаясь.
      Инженер смутился,  чувствуя,  что  она читает его мысли,  махнул
рукой и убежал.
      Заперев дверь и насторожив,  как обычно, СДФ, Родис спустилась в
подземелье.
      В святилище  Трех Шагов ее ожидали Таэль с Гахденом и незнакомый
человек с  резкими  чертами  лица  и  по-птичьему  пристальным  взором
светло-карих глаз.
      - Я поняла,- сказала Родис,  прежде  чем  инженер  и  архитектор
представили посетителя,- вы художник?
      - Это облегчает нашу задачу,- сказал Гахден,-  если  вы  поняли,
что  вам  придется  быть  символом  Земли.  Ри  Бур-Тин,  или  Ритин,-
скульптор и должен исполнить желание многих людей создать ваш портрет.
Он один из лучших художников планеты и работает поразительно быстро.
      - Из худших!  - неожиданно  высоким  и  веселым  голосом  сказал
скульптор.-  Во  всяком  случае,  по  мнению  тех,  кто  ведает  у нас
искусством.
      - Разве  искусством можно "ведать"?  - удивилась было Родис,  но
тут же добавила:  -  Да,  я  забываю,  что  "ведать"  у  вас  означает
"охранять",  охранять  олигархию  от посягательств на ее безраздельную
власть над духовной жизнью.
      - Трудно сказать лучше! - воскликнул скульптор.
      - Но ведь есть люди,  просто любящие искусство и помогающие ему.
Те, которым известно, что и одна роза украшает весь сад.
      - Нас  любят  только  нищие,  а  "змееносцы"   невежественны   и
относятся ко всему слишком утилитарно.  Они содержат лишь прислужников
от искусства,  восхваляющих их.  Настоящее искусство  -  долгий  труд.
Много  ли  сумеешь создать,  если всю жизнь занят украшением дворцов и
садов скульптурной  дешевкой!  А  произведения  настоящего  искусства,
литературы,  архитектуры!  Для человека это - щит,  защита мечтой,  не
сбывающейся в природном течении жизни.
      - Мы  называем  искусство не щитом,  а вехами борьбы с инферно,-
сказала Родис.
      - Как ни называть,  важно,  чтобы искусство несло утешение, а не
развлечение, увлекало на подвиг, а не давало снотворное, не занималось
исканием дешевого рая, не превращалось в наркотик,- сказал Ритин.
      - Я помню,  как  нашу  Чеди  поразило  почти  полное  отсутствие
скульптур в городе, парках и на площадях. Их считают ненужными?
      - Не только.  Если скульптура стоит без охраны или  не  защищена
железной решеткой,  ее немедленно изуродуют, испачкают надписями, а то
и вовсе разобьют!
      - У  кого  поднимется рука на красоту?  Разве люди могут обидеть
дитя, растоптать цветок, оскорбить женщину?
      - И  дитя,  и  цветок,  и  женщину!  -  хором  ответили все трое
тормансиан.
      Родис только руками развела.
      - Появление подобных  людей  в  обществе  вашего  типа,  видимо,
неизбежно.  Но известно ли вам процентное соотношение их с нормальными
людьми?  Возрастает ли их количество или уменьшается? Вот кардинальный
вопрос.
      Тормансиане безмолвно переглянулись.
      - Знаю,  знаю:  статистика под запретом. И все же вам надо самим
собирать   сведения,   сопоставлять,   избавляться   от   общественной
слепоты...-  Фай  Родис замолчала и вдруг засмеялась:  - Я уподобляюсь
олигархам и начинаю давать не советы, а как это?..
      - Указания,- расплылся в широкой и доброй улыбке архитектор.
      - Ну что ж, начинайте, Ритин! Мне стать, сесть или ходить?
      Скульптор замялся,   завздыхал,   не   решаясь   сказать.  Родис
догадалась,  но не спешила прийти к нему  на  помощь,  глядя  на  него
искоса и выжидательно. Ритин с трудом выговорил:
      - Видите ли, земные люди - другие не только лицом, осанкой, но и
телом...  Оно  у  вас особенное.  Ни в коем случае не легкое,  но и не
кажется тяжелым.  При крепости и массивности тело ваше очень  гибко  и
подвижно.
      - Так вы хотите, чтоб я позировала без одежды?
      - Если  возможно!  Только  тогда я создам полный портрет женщины
Земли!
      Тормансиане не успели опомниться,  как Родис оказалась еще более
далекой и недоступной в гордой своей наготе.
      Архитектор, молитвенно  сложив руки,  смотрел на нее.  Он тут же
вспомнил фигуры героев,  которые были  скрыты  масками  подземелья.  В
обычном  наряде  они  показались  бы  грубоватыми.  С Родис получилось
наоборот:  одетая,  она казалась меньше и тоньше, а линии ее тела были
гораздо резче, контрастнее, чем у скульптур предков в галерее.
      Таэль замер,  уставившись в пол,  и даже прикрыл глаза  ладонью.
Внезапно он повернулся и скрылся во тьме галереи.
      - Несчастный,  он любит вас!  - отрывисто,  почти  грубо  бросил
скульптор, не сводя глаз с Родис.
      - Счастливый! - возразил Гахден.
      - Берегись!  И ты погибнешь!  Но молчи! - властно сказал Ритин.-
Вы умеете танцевать? - обратился он к Родис.
      - Как любая женщина Земли.
      - Тогда танцуйте что-нибудь такое,  чтоб все тело  включилось  в
танец, каждый мускул.
      Скульптор принялся в бешеном темпе набрасывать эскизы на  листах
серой бумаги. Несколько минут прошли в молчании. Потом Ритин бессильно
опустил руки.
      - Нельзя! Слишком быстро! Вы двигаетесь так же стремительно, как
и  думаете.  Делайте  только  концовки,  я  буду  давать  знак,  и  вы
"застывайте"!
      Так дело пошло лучше.
      По окончании  сеанса  скульптор  стал увязывать объемистую пачку
набросков.
      - Продолжим   завтра!..   Впрочем,   разрешите   мне   посидеть,
подождать.  Вы будете беседовать с "Ангелами",  а я  еще  порисую  вас
сидящую.  Никогда  не думал,  что люди высшей цивилизации будут такими
крепкими!
      - Так  ошибались  не только вы.  Многие наши предки думали,  что
человек будущего станет тонким,  хрупким и нежным.  Прозрачным цветком
на гибком стебельке.
      - Вот-вот, вы угадали, даже говорите теми же словами! - вскричал
скульптор.
      - А чем  жить,  преодолевая,  борясь  с  жизнью  и  одновременно
радуясь ей?  За счет машины? Какая же это жизнь? Чтоб стать матерью, я
должна по сложению быть  амфорой  мыслящей  жизни,  иначе  я  искалечу
ребенка.  Чтобы вынести нагрузку трудных дел,  ибо только в них живешь
полно,  мы  должны  быть  сильными,  особенно  наши   мужчины.   Чтобы
воспринимать  мир  во  всей  его красочности и глубине,  надо обладать
острыми чувствами.  На столе у председателя Совета  Четырех  я  видела
символическую  скульптуру.  Три  обезьяны:  одна заткнула уши,  другая
закрыла лапами глаза,  третья прикрыла рот.  Так,  в противоположность
этому символу тайны и покорного поведения, человек обязан слышать все,
видеть все и говорить обо всем.
      - Когда  вы  объясняете,  все  становится  на  место,  -  сказал
скульптор,- но мне от этого не легче с  вашей  многосторонней  особой.
Лепные  наброски  сделаю,  когда  войду  в образ.  Странный,  небывало
прекрасный образ,  но не чужой - и от этого еще труднее. Поймите меня,
такое нельзя сделать сразу!
      - Не убеждайте,  я все понимаю.  И посижу с вами еще, после того
как все уйдут.  Но прежде чем явятся "Серые Ангелы",  мне надо знать о
святилище Трех Шагов. Вы что-нибудь выяснили, Гахден?
      - Святилище   создано   во   времена   основания   храма,  когда
религиозный культ Времени был в расцвете.  Сюда получали доступ только
те, кто прошел три ступени испытания, или три шага посвящения.
      - Так я не ошиблась - эта вера принесена к вам с Земли!  Вера  в
то,  что достичь заслуг можно раз и навсегда, без длительного служения
и без борьбы.  И вот здесь за два тысячелетия они не  смогли  добиться
даже равновесия сил горя и радости!
      - О каких испытаниях вы говорите? - заинтересовался скульптор.
      - В  любой  религии  есть  испытания перед посвящением в высшее,
тайное знание.  Их три, три шага к индивидуальному величию и мощи. Как
будто   может   существовать   некая  особая  сила  безотносительно  к
остальному окружающему миру.
      Первое испытание,   так   называемое   "испытание  огнем",-  это
приобретение выдержки,  высшего мужества, достоинства, доверия к себе,
как бы процесс сгорания всего плохого в душе.  После испытания "огнем"
еще  можно  вернуться  назад,  стать  обычным  человеком.  После  двух
следующих  -  пути  назад  отрезаны:  сделавший  их уже не сможет жить
повседневной жизнью.
      - И все это оказалось суевериями?  - спросил,  слегка запинаясь,
Таэль, появившийся из галереи.
      - Далеко не все. Многое мы взяли для психологической тренировки.
Но вера в верховное  существо,  следящее  за  лучшими  судьбами,  была
наивным  пережитком  пещерного  представления  о  мире.  Даже  хуже  -
пережитком   религиозного   изуверства   Темных   Веков,    бытовавшим
параллельно   с  убеждением,  что  человек  во  всех  превратностях  и
катастрофах планеты должен быть спасен, потому что он - человек. Божье
создание.  Верящие в Бога забывали,  что, даже будь Бог на самом деле,
он не стал бы поощрять отсутствие высоких духовных качеств, стремлений
и  достоинства  в  своем  творении  -  единственном наделенном разумом
самопознания.  Сумма преступлений человека, брошенная на весы природы,
вполне  обеспечивала  смертный  приговор этому неудачному и надменному
созданию.
      А с другой стороны,  диалектика мира такова,  что только человек
обладает правом судить природу за слишком большой объем  страдания  на
пути к совершенствованию.  Огромной длительности процесс эволюции пока
не смог ни избавить мир от страдания,  ни  нащупать  верную  дорогу  к
счастью.  Если этого не сделает мыслящее существо,  то океан страдания
будет  плескаться  на  планете  до  полной  гибели  всего  живого   от
космических  причин - потухания светила,  вспышки сверхновой,- то есть
еще миллиарды лет.
      В подземелье,  оглядываясь, вошли восемь человек с суровыми даже
для неулыбчивых тормансиан  лицами,  в  темно-синих  плащах,  свободно
накинутых на плечи.
      Архитектор хотел было подвести их к  Родис,  но  шедший  впереди
небрежно отстранил Гахдена.
      - Ты владычица земных пришельцев?..  Мы пришли благодарить  тебя
за  аппараты,  о  которых  мы  мечтали  тысячелетия.  Многие  века  мы
скрывались и бездействовали, а теперь можем вернуться к борьбе.
      Фай Родис посмотрела на твердые лица вошедших - они дышали волей
и умом.  Они не носили никаких украшений или  знаков,  одежда  их,  за
исключением плащей,  надетых,  очевидно, для ночного странствия, ничем
не отличалась от обычной одежды средних "джи".  Только  у  каждого  на
большом пальце правой руки было широкое кольцо из платины.
      - Яд? - спросила Родис у предводителя, жестом приглашая садиться
и показывая на кольцо.
      Тот приподнял бровь,  совсем как Чойо Чагас,  и жесткая  усмешка
едва тронула его губы.
      - Последнее рукопожатие смерти - для  тех,  на  кого  падет  наш
выбор.
      - Откуда пошло название вашего общества? - спросила Родис.
      - Неизвестно.  На этот счет не осталось никаких преданий. Так мы
назывались с самого основания,  то есть с момента нашего появления  на
планете Ян-Ях с Белых Звезд или с Земли, как утверждаете вы.
      - Я так и знала. Наименование вашего общества глубже по смыслу и
куда древнее,  чем вы думаете. В Темные Века на Земле родилась легенда
о великом сражении Бога и Сатаны,  добра и зла, неба и ада. На стороне
Бога  бились  белые ангелы,  на стороне Сатаны - черные.  Весь мир был
расколот надвое до тех пор,  пока Сатана с его черным воинством не был
побежден  и  низвергнут в ад.  Но были ангелы не белые и не черные,  а
серые,  которые остались сами по  себе,  никому  не  подчиняясь  и  не
сражаясь ни на чьей стороне.  Их отвергло небо и не принял ад, и с той
поры они навсегда остались между раем и адом, то есть на Земле.
      Угрюмые пришельцы  слушали  с загоревшимися глазами:  легенда им
понравилась.
      - Имя  "Серых  Ангелов"  приняло тайное общество,  боровшееся со
зверствами инквизиции в Темные Века,  одинаково  против  зла  "черных"
слуг  Господа и невмешательства,  равнодушия "добрых белых".  Я думаю,
что вы и есть наследники ваших земных братьев.
      - Поразительно!  -  сказал  предводитель  "Серых  Ангелов".- Это
придает нам еще больше уверенности.
      - В чем? - неожиданно резко спросила Фай Родис.
      - В необходимости террора,  в переходе от единичных  действий  к
массовому    истреблению   вредоносных   людей,   которые   необычайно
размножились в последнее время!
      - Нельзя  уничтожать  зло  механически.  Никто  не  может  сразу
разобраться в оборотной стороне действия.  Надо  балансировать  борьбу
так,  чтобы  от  столкновения  противоположностей возникало движение к
счастью, восхождение к добру. Иначе вы потеряете путеводную нить. Сами
видите,   прошли   тысячелетия,   а   на   вашей  планете  по-прежнему
несправедливость и угнетение,  миллионы людей живут  ничтожно  краткой
жизнью.  На  нашей  общей  родине  в  старину почему-то никто никогда,
повторяю - никогда не уничтожал истинных преступников, по чьей воле (и
только  по  ней!)  разрушали  прекрасное,  убивали  доброе,  грабили и
разбрасывали полезное. Убийцы Добра и Красоты всегда оставались жить и
продолжали   свою   мерзкую  деятельность,  а  подобные  вам  мстители
предавали смерти совсем не тех, кого следовало.
      Искоренять вредоносных  людей  можно  с  очень  точным прицелом,
иначе вы будете бороться с призраками.  Ложь и беззаконие  создают  на
каждом  шагу  новые  призраки  преступлений,  материальных  богатств и
опасностей.  На Земле нарастание таких призраков не было  своевременно
учтено,   и   человечество,   борясь   с   ними,   лишь  укрепляло  их
психологическое воздействие.  Мы всегда  помним,  что  действие  равно
противодействию,  и  соблюдаем  равновесие.  А  у вас слепые нападения
вызовут рост страдания народа,  углубление инферно.  В этом случае  вы
сами должны быть уничтожены.
      - Так вы считаете нас ненужными? - последовал грозный вопрос.
      - Более того - вредными, если вы не искорените главные источники
зла,  то есть,  как в древности говорили охотники,  не станете бить по
убойным местам олигархии. Но это только один шаг вперед. Он бесполезен
без второго и третьего.  Недаром святилище это называется именем  Трех
Шагов.
      Родис остановилась,  внимательно смотря на  предводителя  "Серых
Ангелов".
      - Продолжайте,- тихо сказал он,- ведь мы пришли  выслушать  ваши
советы.  Поверьте,  у нас нет иной цели,  как облегчить участь народа,
сделав счастливее родную планету.
      - Я  верю вам и в вас,- сказала Родис.- Но согласитесь:  если на
планете царствует беззаконие и  вы  хотите  установить  закон,  то  вы
должны  быть  не  менее  могучи,  пусть с незаметной,  теневой стороны
жизни,  чем  олицетворяющее  беззаконие  олигархическое   государство.
Неустойчивость плохо устроенного общества, по существу, состоит в том,
что оно всегда на  краю  глубокой  пропасти  инферно  и  при  малейшем
потрясении валится вниз,  к векам Голода и Убийства. Полная аналогия с
подъемом на крутую гору,  только здесь вместо силы  тяжести  действуют
первобытные  инстинкты  людей.  Так  и  вы,  если  не обеспечите людям
большего достоинства,  знания и здоровья,  то переведете их из  одного
вида  инферно  в  другой,  скорее  худший,  так  как  любое  изменение
структуры потребует дополнительных сил.  А откуда взять эти силы,  как
не  от  народа,  уменьшая его и без того скудный достаток,  увеличивая
тяготы и горе!
      - Но  мы тонем в бедности!  Значит,  нам никогда не сдвинуться с
места,  не   достичь   объединения,   чтобы   противостоять   активной
разлагающей мощи подкупа, демагогии и веры в фетиши.
      - А вы помните,  что мощь эта на самом  низком  уровне,  на  дне
общественной постройки. Подняться над этим уровнем - значит одолеть ее
и помогать другим.
      - Бедность бывает разная,  и материальная бедность планеты Ян-Ях
еще не гибельна.  Потому что она найдет выход в духовном богатстве. Но
для  этого  нужна  основа  -  библиотеки,  музеи,  картинные  галереи,
скульптуры,  прекрасные  здания,  хорошая  музыка,  танцы,  песни.   И
пресловутое  неравенство распределения материальных вещей не последняя
беда,  если только правители не  стараются  сохранить  свое  положение
через  духовную  нищету  народа.  Великие  реформаторы  общества Земли
прежде всего учили беречь психическое богатство человека.  Сберечь его
можно лишь в действии, в активной борьбе со злом и в помощи собратьям,
иными словами - в неустанном труде.  Борьба же  вовсе  не  обязательно
требует уничтожения.  В борьбе следует применять свои особые средства,
но лишь допустимые для  пути  Добра,  без  лжи,  мучения,  убийства  и
озлобления.   Иначе  победа  будет  для  народа  означать  лишь  смену
угнетателей.
      - Какой пример вы сможете назвать?
      - На  низком  уровне  -  химические  средства  страха,  слез   и
невыносимого запаха. Для уничтожения записей и доносов - зажигательные
устройства.  При  прямом  столкновении  -   парализаторные   средства,
пугающие   инфразвуки,  гипнотические  очки  и  тому  подобное  оружие
индивидуальной защиты от личного преследования.  На  высшем  уровне  -
высокоразвитая  психическая сила,  распознавание мерзавцев,  внушение,
чтение эмоций.
      Есть величайший фактор отражения, отбрасывания в психологическом
плане,  и он доступен каждому человеку, разумеется при соответствующей
тренировке.  То,  что  считается  у  вас  магнетическими,  колдовскими
силами,  давно применяется нами даже в детских играх "исчезновения"  и
"ухода  в  зазеркалье".  Для  того чтобы высшие силы человека ввести в
действие,  нужна длительная подготовка, точно такая же, какую проходят
художники,  готовясь к творчеству,  к высшему полету своей души, когда
приходят, как будто извне, великое интуитивное понимание. И здесь тоже
три шага: отрешение, сосредоточение и явление познания.
      - А как вы думаете,  владычица землян,  на Ян-Ях народ намеренно
удерживают на низком духовном уровне? - спросил предводитель.
      - Мне кажется - да!
      - Тогда мы начинаем действовать! Как бы ни охраняли себя владыки
и "змееносцы",  они не спасутся.  Мы отравим воду, которую они пьют из
особых   водопроводов,   распылим   в  воздухе  их  жилищ  бактерии  и
радиоактивный  яд,   насытим   вредоносными,   медленно   действующими
веществами  их  пищу.  Тысячи  лет  они  набирали свою охрану из самых
темных людей. Теперь это невозможно, и "джи" проникают в их крепости.
      - Ну  и что?  Если народ не поймет ваших целей,  вы сами станете
олигархами. Но ведь вам не это нужно?
      - Ни в коем случае!
      - Тогда подготовьте понятную всем программу действий,  а главное
-   создайте   справедливые  законы.  Законы  не  для  охраны  власти,
собственности или привилегий,  а для соблюдения чести,  достоинства  и
для   умножения   духовного  богатства  каждого  человека.  С  законов
начинайте создание Трех Шагов к настоящему обществу:  закона,  истинно
общественного мнения,  веры людей в себя. Сделайте эти три шага - и вы
создадите лестницу из инферно.
      - Но это же не террор!
      - Конечно.  Это революция.  Но в ней "Серые  Ангелы",  если  они
подготовлены,  могут  держать  в страхе вершителей беззакония.  Но без
общего  дела,  без  союза  "джи"  и  "кжи"  вы  превратитесь  в  кучку
олигархов.  И  только!  С  течением  времени  вы неизбежно отойдете от
прежних принципов,  ибо общество  высшего,  коммунистического  порядка
может существовать только как слитный поток,  непрерывно изменяющийся,
устремляясь  вперед,  вдаль,  ввысь,  а  не  как  отдельные  части   с
окаменелыми привилегированными прослойками.
      Предводитель "Серых Ангелов" поднял ладони к воскам и поклонился
Родис:
      - Здесь надо еще много думать,  но я вижу свет.
      Завернувшись в  плащи,  "Серые Ангелы" удалились в сопровождении
Таэля.  Родис откинулась в кресле,  положив ногу на  ногу.  Перед  нею
устроился   скульптор  Ритин;  полностью  уйдя  в  свои  наброски,  он
потихоньку напевал что-то очень знакомое.  Фай  Родис  вспомнила:  это
была  древняя  мелодия  Земли,  вспомнила и слова к ней:  "Мне грустно
потому,  что я тебя люблю".  Поразительно,  как  музыка,  вставшая  из
глубины  веков,  соединила обе планеты,  пробилась в чувствах землян и
тормансиан одинаковой струйкой прекрасного. И в самой Фай Родис сквозь
бремя  долга и тревогу за будущее этого народа пробилась уверенность в
успехе земной экспедиции.          
    Читать  дальше   ...  

***

***

Час 001

Час 002 

Час 003

Час 004 

Час 005 

Час 006 

Час 007 

Час 008 

Час 009

Час 010

Час 011

Час 012

Час 013 

 Час 014 

Час 015 

Час 016 

Час 017 

Час 018 

Час 019

Час 020 

Час 021 

Час 022 

Час 023 

Час 024 

Час 025 

Час 026 

Час 027

 Час 028 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

  ОГЛАВЛЕНИЕ
Главные действующие лица
Пролог

Глава I. Миф о планете Торманс
Глава II. По краю бездны
Глава III. Над Тормансом
Глава IV. Отзвук инферно
Глава V. В садах Цоам
Глава VI. Цена рая 
Глава VII. Глаза Земли
Глава VIII. Три слоя смерти
Глава IX. Скованная вера
Глава X. Стрела Аримана
Глава XI. Маски подземелья
Глава XII. Хрустальное окно
Глава XIII. Кораблю - взлет!
Эпилог    
     

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Час Быка
Иван Антонович Ефремов   
 

Ученый-палеонтолог, мыслитель, путешественник Иван Антонович Ефремов в литературу вошел стремительно и сразу стал заметной фигурой в отечественной научной фантастике. Социально-философский роман «Час Быка» – самое значительное произведение писателя, ставшее потрясением для поклонников его творчества. Этот роман – своеобразная антиутопия, предупреждающая мир об опасностях, таящихся в стремительном прогрессе бездуховной цивилизации. Обесчеловеченный разум рождает чудовищ – так возникает мир инферно – непрерывного и бесконечного, безысходного страдания.

***

*** Источник : http://booksonline.com.ua/view.php?book=16347&page=83  ***  Читать с начала. Час Быка. Иван Ефремов.

ПОДЕЛИТЬСЯ

 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

   Антиутопия Джордж Оруэлл. 1984.  018 

***

  

Антиутопия 001. Джордж Оруэлл. 1984    

***  ... О других произведениях литературы 

***  

...Из статьи Ивана Ефремова "Восходящая спираль эволюции" (1972)

   

 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 281 | Добавил: iwanserencky | Теги: общество, Таис Афинская, Роман, слово, древняя Греция, будущее, антиутопия, текст, литература, Иван Ефремов, из интернета, Чойо Чагас, писатель, проза, фантастика, Фай Родис, Час Быка | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: