Главная » 2020 » Апрель » 10 » Час Быка. Иван Ефремов. 017
16:22
Час Быка. Иван Ефремов. 017

***

Родис выключила СДФ и уселась  на  диван,  чувствуя  приближение
чужого человека.
      В дверь постучали. Появился высокий и худой старый "змееносец".
      - Великий  председатель  приглашает  владычицу  землян  провести
вечер в его покоях.  Он ждет вас через...- Сановник  поднял  глаза  на
стену, где на больших часах осциллировали круговые светящиеся полоски,
и увидел картину Фай Родис.  Старик  сбился  с  торжественной  речи  и
поспешно закончил: - Через два кольца времени.
      Поблагодарив, Родис отпустила посланного.  "Опять нечто новое",-
подумала  она,  подходя  к  зеркалу и критически оглядев свое скромное
одеяние.
      Женщины Земли,    прирожденные   артистки,   любили   играть   в
перевоплощение.  Меняя обличье,  они перестраивали себя соответственно
принятому образу. Во время пути на звездолете Олла Дез перевоплощалась
в  маркизу  конца  феодальной  эры,  Нея  Холли  становилась   шальной
девчонкой  ЭРМ,  а  Тивиса Хенако - гейшей древней Японии.  Мужчин это
занимало меньше - из-за бедности воображения и чисто мужской нелюбви к
отработке подробностей.
      Родис, вертясь перед зеркалом и  перебирая  подходящие  обличья,
остановилась  на  женщине  старой  Индии - магарани.  Одежда индийской
женщины - сари - подходила к  случаю:  и  по  простоте  исполнения,  и
потому,   что   никакое   другое   платье   так  не  сливается  с  его
носительницей.  Сари точно передает настроение и ощущения женщины. Оно
может  становиться  и  непроницаемой  броней  и как бы растворяться на
теле, открывая все его линии.
      Родис искусно воспользовалась немногими средствами, бывшими в ее
распоряжении.
      Настроив СДФ,  она  приняла  ионный  душ и электрический массаж,
затем усилила пигментацию своей кожи до оттенка  золотисто-коричневого
плода  тинги.  Короткие волосы,  разделенные на темени пробором и туго
завитые  на  затылке,  образовали  большой  узел.  Отрезок   титановой
проволоки,  полированной  до  зеркального  блеска,  Родис разломила на
части и превратила  в  кольца,  надев  их  как  звенящие  браслеты  на
запястья   и  щиколотки.  Кусок  белоснежной,  украшенной  серебряными
звездами ткани превратился в сари,  более  короткое,  чем  в  старину.
Поставила  темную  точку  между  бровей,  прошлась  по комнате,  чтобы
приспособить свои движения  к  костюму.  Пожалела,  что  нет  с  собой
красивых серег.
      Оставалось около  получаса.  Она  сосредоточилась,   вызвала   в
воображении медленно плывущие картины Древней Индии...
      Веселая, немного возбужденная,  под легкий звон своих  браслетов
она  входила  в зеленый кабинет,  распространяя вокруг приятный,  едва
уловимый запах  здорового  тела,  освеженного  тонизирующим  воздушным
потоком.
      Чойо Чагас   встал   несколько   поспешнее,   чем   обычно.   Он
приветствовал Родис,  как всегда,  насмешливо, но явно обрадовался ей.
Лишь   в   глубине   узких   глаз   пряталась   обычная   недоверчивая
настороженность.
      Зет Уг и Ген Ши сидели у стола в черных креслах,  а у драпировки
стоял  высокий и худой "змееносец",  приходивший за Фай Родис.  При ее
появлении он вздохнул с облегчением и опустился на тяжелый  табурет  с
причудливыми  ножками.  Из-за  портьеры,  скрывавшей внутреннюю дверь,
уверенно вышла на середину комнаты очень высокая,  статная женщина. По
тому,  как приветствовали ее члены Совета, Фай Родис оценила положение
незнакомки в сложной иерархии  Торманса.  Она  была  значительно  выше
Родис,  с длинными,  может быть, слишком тонкими ногами, атлетическими
плечами и царственной осанкой.  Тонкое и жесткое лицо, острые раскосые
глаза  под прямыми бровями,  высокая копна черных волос.  Единственным
украшением незнакомки были серьги,  каждая из десяти горящих  красными
огоньками  шариков,  бросавших  диковатые  блики на чуть впалые щеки и
высокие скулы женщины. Плечи и грудь ее были сильно открыты. Две узкие
ленточки врезались в нежную кожу,  поддерживая платье.  В повседневной
жизни на Тормансе ни  при  каких  условиях  не  позволялось  полностью
обнажать  грудь.  Женщина,  даже  нечаянно  сделавшая  это,  считалась
опозоренной.  В то же время по вечерам женщинам почему-то  разрешалось
появляться  чуть  ли не совсем нагими.  Этой моральной сложности Родис
еще не смогла постигнуть.
      Фай Родис   понравилась   свирепая   красота   незнакомки  и  ее
артистическое умение  показывать  себя:  каждый  завиток  ее  небрежно
зачесанных волос располагался с рассчитанным эффектом.
      Женщина спокойно оглядела земную гостью,  едва прищурив холодные
глаза и приоткрыв крупный, хорошо очерченный недобрый рот.
      Чойо Чагас выждал несколько секунд,  словно желая дать  женщинам
рассмотреть друг друга, а на самом деле бесцеремонно сравнивая их.
      - Эр Во-Биа,  мой друг  и  советник  в  государственных  делах,-
объявил он наконец,- а владычица землян известна всей планете.
      Подруга Чагаса усмехнулась и  вздернула  гордую  голову,  словно
сказав: "Я тоже известна всей планете!"
      Она протянула руку Фай Родис,  и та,  по  обычаю  Ян-Ях,  подала
свою. Крепкая горячая рука женщины сильно сжала ее пальцы.
      - Я  думала,  что  путешественники  космоса  одеваются   иначе,-
сказала она, не скрывая удивления нарядом Родис.
      - В путешествии,  конечно.  А в обычной жизни  -  как  придет  в
голову.
      - И вам пришел в голову сегодня именно этот наряд? - спросила Эр
Во-Биа.
      - Сегодня мне захотелось быть женщиной древних  народов  Земли,-
ответила Родис.
      Эр Во-Биа передернула плечами,  как бы  сказав:  "Вижу  насквозь
ваши ухищрения".
      Чойо Чагас усадил женщин у стола,  на котором уже стояли пестрые
чашки с душистым подкрепляющим напитком.
      Председатель Совета Четырех находился в хорошем  настроении.  Он
даже сам подал Родис ее чашку.
      Фай Родис решила воспользоваться  моментом.  После  разговора  с
Таэлем  и Рифтом ей не давала покоя дума о легкомыслии,  с которым они
принялись   показывать    фильмы    вопреки    запрещению    олигарха.
Действительно,  могущественные  пришельцы  с  Земли не боялись властей
Торманса.  Об их силу разбились попытки властей помешать народу узнать
о своей прекрасной прародине.  И в то же время мудрые диалектики Земли
забыли о другой  стороне  -  о  тех,  кому  они  передавали  запретную
информацию,  тем  самым заставляя их совершать преступление.  Каким бы
диким ни казалось это в глазах  людей  коммунистического  мира  Земли,
жаждущие   знания   подлежали   серьезной  каре.  И  они,  астронавты,
спровоцировали  эту  опасность!   Оставаясь   неприкосновенными,   они
сталкивали  беззащитных  людей  Торманса  один  на  один  со  страшным
аппаратом власти, угнетения, предательства и шпионажа.
      - Я и мои друзья обдумали свои проступки после моего разговора с
вами,- негромко начала Родис.
      - И?  -  нетерпеливо  нахмурился  Чойо Чагас,  очевидно не желая
говорить здесь о делах.
      - И пришли к заключению,  что были не правы.  Мы прекратили свои
передачи и приносим вам извинения.
      - Вот как? - удивился и смягчился Чойо Чагас.- Приятная весть. Я
вижу, наши беседы не пропадают даром.
      - О  нет!  -  воскликнула  Родис  с  неподдельным  энтузиазмом и
совершенно правдиво, чем доставила владыке еще большее удовольствие.
      Чойо Чагас  осведомился  у Родис,  как подвигается картина.  Она
удивилась лишь  на  мгновение.  Иначе  не  могло  быть.  О  ее  работе
"доносили", наверное, много раз.
      - Я  вообразила  ее  законченной,   на   самом   деле   придется
переделать.  Концепция  ошибочна!  Чтобы найти путь из инферно,  нужна
прежде всего Мера, а не Вера.
      - Жаль,-  равнодушно  сказал Чагас,- я рассчитывал увидеть ее...
на днях.
      Эр Во-Биа  внезапно  порозовела,  блеснув глазами.
      Бесцеремонно вошел начальник "лиловых" Янгар. Подойдя к владыке,
он  стал  говорить ему что-то вполголоса.  Фай Родис встала и отошла к
шкафчику,  любуясь  мастерством   старинного   рисунка.   Чойо   Чагас
недовольно  отстранил  Янгара  и спросил,  почему ушла Родис.  Владыка
планеты не любил, когда при нем люди вставали без разрешения.
      - Я  не  хотела  вам  мешать.  На планете Ян-Ях все спешно и все
секретно.
      - Напрасно.  Ничего важного,- недовольно сказал Чойо Чагас, в то
время как Янгар уставился на земную  гостью,  рассчитывая  смутить  ее
своим холодным взглядом судьи и палача.
      Чойо Чагас резким жестом отослал  Янгара,  а  сам  склонился  на
подлокотниках поближе к Родис.
      Эр Во-Биа продолжала  искоса  наблюдать  за  Родис  и  вдруг  не
выдержала  и  бесцеремонно  спросила  ее,  где  и  как  на  Земле учат
искусству обольщения.
      - Если  вы подразумеваете умение вести себя и нравиться мужчинам
в восхитительной игре  взаимного  влечения  -  то  с  детства.  Каждая
женщина   Земли   умеет  подчеркивать  в  себе  то,  что  оригинально,
интересно,  красиво.  Мне кажется, что "обольщение", о котором думаете
вы,- нечто иное.
      - Это умение влюбить в себя мужчину,- сказала тормансианка.
      - Тогда я не вижу разницы.  Может быть, не только умение, но еще
и врожденная способность. Мне показалось, будто вы сказали это слово с
оттенком осуждения, как о чем-то плохом.
      - Обольщение всегда в какой-то мере является обманом, фальшью. Я
вас вижу впервые, но мне говорили, что вы не такая.
      - Все  присутствующие,  кроме  вас,  знают  меня  и   в   других
обликах... разных.
      - И какой же настоящий?
      - Тот,  в каком я бываю чаще всего.  Здесь,  на планете Ян-Ях, я
ношу облик начальницы земной экспедиции,  историка,  но и  этот  облик
тоже  не  постоянен  и со временем изменится.  Я буду на Земле другой,
совсем другой! - мечтательно закончила Родис.
      Эр Во-Биа  поднесла  к  губам  чашку,  сделала  глоток  и что-то
негромко сказала Зет Угу.  Подруга Чойо Чагаса внешне  была  эффектнее
Родис.   Писатели   и   придворные   поэты   Ян-Ях   писали,   что  ее
привлекательность действует подобно электрическому  току.  Ее  женское
существо  просто-таки  кричало.  Литераторы  Ян-Ях  отмечали,  что она
вызывает такое страстное желание, что даже цепное животное при виде ее
способно оборвать свою привязь. Эр Во-Биа излучала таинственность. Она
как  бы  стояла  на  черте,  за  которой  лежала  запретная   область.
Тысячелетия  эта женская тайна обещала гораздо больше,  чем давала,  и
все же оставалась привлекательной даже для испытанных людей.
      Эр Во-Биа улыбнулась, и внезапно на юной гладкой коже проступили
тонкие морщины,  выдавая, что этой незаурядной женщине немало пришлось
испытать на своем женском пути.
      Фай Родис, несмотря на маску магарани, оставалась той же прямой,
открытой  и  бесстрашной  женщиной,  которая поразила владыку с первой
встречи.  В ее внутреннем мире,  очевидно, господствовали равновесие и
умение быстро восстановить в себе покой.  Качества, возможные лишь при
избытке психологической крепости и воли. Именно потому, по контрасту с
ущербной  психикой  Ян-Ях,  эти  ее  блестящие человеческие качества -
полное отсутствие неприязни, подозрительности или самодовольства - все
же  не  притягивали  к ней тормансиан.  Неизменной оставалась пропасть
между ней и всеми другими,  даже самим Чагасом. "Даже с ним, великим и
всемогущим!"  - с негодованием признавал владыка.  Он вспомнил отрывок
из разговора между инженером Таэлем и Фай Родис - об этом ему доложили
в  свое  время.  Родис  объясняла Таэлю,  что на планете Ян-Ях целиком
отсутствует один из очень  важных  психологических  устоев  творческой
жизни  -  сознание  бесконечности  пространства  с  его  недостижимыми
границами  и  неисчислимыми,  еще  не  открытыми   человеком   мирами.
Бездонные глубины космоса существуют даже вне знания Великого Кольца и
в самых неожиданных комбинациях законов  материального  мира.  Инженер
ответил,   что   сама   Родис   является  для  него  воплощением  этой
беспредельности  и  ее  душа  так  же  отлична  от  их  психики,   как
бесконечность отличается от замкнутого и скучного мира Ян-Ях,  главный
стержень которого в строгой иерархии.
      "Умный комплимент  инженера,- думал владыка,- но есть другое,  о
чем,  бедняга,  конечно, и подумать не смеет. Она женщина одного корня
со  всеми  и  потому неизбежно должна подчиниться воле и силе мужчины.
Впрочем,  я не думаю,  что эта холодная,  веселая и самонадеянная дочь
Земли будет столь же хорошей любовницей,  как моя Эр Во-Биа. Но все же
надо испытать!"
      И, как  все  владыки  всех  времен и миров,  председатель Совета
Четырех принялся, не откладывая, исполнять свое намерение.
      Он встал,  и  тотчас  же  поднялись  Зет Уг и Ген Ши.  Эр Во-Биа
осталась  сидеть,  положив  ногу  на  ногу  и  покачивая  туфелькой  с
вделанным в нее  звездочкой-фонариком.  Лучи  фонариков,  направленные
вертикально,  подсвечивали стройные ноги тормансианки,  обрисовывая их
во всю длину сквозь тонкую ткань платья.
      Фай Родис, считая вечер оконченным, тоже встала, думая о картине
в своей комнате.  После беседы с Таэлем ей хотелось сегодня же взяться
за кисти и краски.  Но Чойо Чагас заявил, что ему надо безотлагательно
обсудить с ней важный вопрос. Оба члена Совета, поклонившись, исчезли,
покинув своего председателя, как показалось Родис, с удовольствием. Эр
Во-Биа поднялась, бросила взгляд на Чойо Чагаса, задавая немой вопрос.
Она дышала взволнованно,  обнажив в деланной усмешке крупные синеватые
зубы.  Но  Чойо  Чагас  словно бы и не заметил ее призыва.  И тогда Эр
Во-Биа пошла к выходу, не попрощавшись и не оглянувшись, оскорбленная,
прекрасная и недобрая.
      Чойо Чагас впервые при Родис захохотал,  и  она  удивилась,  как
грубо  прозвучал  его смех.  Владыка отодвинул среднюю занавесь и ввел
Родис в ослепительно светлый коридор,  где на  скамейках  друг  против
друга сидели два стража в зеленой одежде.  Не обращая на них внимания,
Чойо Чагас прошел  к  двери  в  конце  коридора  и  проделал  какие-то
манипуляции  с замком.  Толстая дверь отворилась,  и Фай Родис вошла в
личную,  никому не доступную комнату владыки, скрытую в толстых стенах
дворца.
      Гигантская хрустальная призма  служила  окном,  отражая  горящий
закатный  горизонт.  Чойо  Чагас  нажал  рычажок,  призма повернулась,
показалось сумрачное небо Торманса, а в комнате автоматически зажглись
оранжевые  светильники.  Большое пятиугольное зеркало отразило белую с
серебром магарани и  рядом  владыку  в  черной,  расшитой  серебряными
змеями одежде.
      Чагас сделал было шаг к широкому дивану,  застеленному ворсистым
ковром  с  узором  из сплетенных колец,  остановился за спиной Родис и
через ее плечо посмотрел на  отражение  в  зеркале.  Она  поняла,  что
должно  произойти.  Начатую  игру  следовало  доводить  до  конца,  не
создавая запутанных противоречий. Родис ответила владыке равнодушным и
снисходительным взглядом. Большие руки Чойо Чагаса обхватили ее тонкую
талию. Мгновение, и Родис прикоснется к нему спиной, положит голову на
его плечо...  Ничего подобного не случилось.  Непонятная сила сбросила
его руки,  мигом пропала его самонадеянность,  и будто бы  не  было  и
желания. Он даже отшатнулся от нее, настолько это было поразительно.
      - Лучше вернемся к прежнему,- тихо сказала Родис.
      Чойо Чагас  рухнул  на  диван,  как  бы спросонья ища на столике
курительные принадлежности.
      Фай Родис   спокойно,  без  слов  села  боком  на  край  дивана.
Ошеломленный Чойо Чагас закурил.  Впервые за многие годы он  не  знал,
как поступить. Сделать вид, что ничего не произошло, или разгневаться?
      Родис пришла ему на помощь. Игра кончилась, от магарани осталось
лишь белое сари.
      - Неужели владыку планеты так же покорен инстинктам, как и самый
невежественный "кжи"? - спросила она, усвоив терминологию Ян-Ях.
      Чагас с негодованием отверг это предположение.
      - Поддавшись вашему очарованию, я не объяснился, как следовало б
сделать, но в этом уж виноваты вы сами!
      Родис всем своим видом выразила молчаливое недоумение.
      - Неужели вам достаточно встретиться несколько раз  с  женщиной,
непохожей   на  других,  чтобы  загореться  несдержанной  страстью?  -
спросила она,  впадая в задумчивый тон, сильнее всего действовавший на
владыку.-  Можно  понять людей,  мало видевших,  стоящих низко в вашей
иерархической системе,  стесненных узкой жизнью. Для них это, пожалуй,
неизбежно, но вы!
      На минуту лицо владыки приняло лиловый оттенок. Однако он тут же
овладел собою.
      - Вы  говорите  так,  не  понимая  истинных  мотивов.  Я   хотел
убедиться  в вашей привлекательности для меня,  прежде чем просить вас
об одной очень серьезной вещи!
      - И что же, убедились?
      - Убедился! - Злая усмешка на миг исказила лицо владыки, он стер
ее привычным усилием воли.
      - Знаете, мне впервые приходится просить, а не приказывать...
      - Жаль.  Подобное  самовластие  неизбежно портит людей.  Разве в
детстве  и  юности  вы  только  приказывали?  Ведь  власть  у  вас  не
наследственная?
      - К несчастью,  нет. Воспоминания об унижениях детства и юности,
хоть и потускневшие с годами, иногда обжигают как огнем!
      - Естественно!  Комплекс обиды и мести  неизбежен  для  всякого,
пробившегося  к власти.  Но разве любая просьба унизительна?  Разве не
приходилось вам  просить  мать,  отца,  учителей  и  менторов?  Первую
возлюбленную?
      - Мы уклоняемся. Вернемся к моей просьбе,- сухо сказал владыка.-
Вы  с  вашей бездонной интуицией и мягкой симпатией кажетесь мне самой
гениальной из всех виденных мною женщин.  Я не говорю уже о знаниях, о
психологическом  могуществе  и,  наконец,  о красоте,  что также очень
важно.
      - Я  помню  разговор  о  восхвалении,- засмеялась Родис,- чем вы
собираетесь меня унизить?
      - Унизить?  Великая Змея! Я хочу возвысить вас над всей планетой
Ян-Ях, я хочу, чтобы вы отдались мне!
      Фай Родис выпрямилась.
      Чойо Чагас невозмутимо продолжал:
      - Чтобы  родить  мне  сына.  Надеюсь,  что  на  Земле  научились
управлять генетикой и вы можете родить ребенка нужного пола?
      - Зачем вам сын от меня?  К вашим  услугам  полмиллиарда  женщин
Торманса!
      - Они находятся далеко позади вас по здоровью, совершенству тела
и души.  Ваш сын будет первым наследственным владыкой  планеты  Ян-Ях,
или как он захочет ее назвать. Может быть, назовет ее вашим именем!
      Краска негодования не была заметна на смуглой коже Родис.
      - Так вы мечтаете о наследственной власти? Зачем?
      - Цель ясна.  Чтобы улучшить жизнь на планете.  Достижение  этой
цели  идет через укрепление власти до полной ее абсолютности.  Владыка
должен стать неизмеримо выше всех, богом планеты и ее народа!
      - Мне  кажется,  вы  преуспели  в  этом,-  сдерживая возмущение,
сказала Родис,- вы и ваши сподвижники стоите  так  высоко  над  массой
населения   Ян-Ях,   как  это  было  возможно  лишь  в  самых  древних
государствах нашей Земли.
      Чойо Чагас   поморщился   и  вдруг,  доверительно  наклоняясь  к
собеседнице, зашептал:
      - Поймите  же,  что у меня не настолько всеобъемлющий ум,  чтобы
перед ним искренне склонились все мои подданные!..
      - Но   вы   достаточно   умны,   чтобы  понимать  это!  Понимать
невозможность для одного человека объять  колоссальную  сумму  знания,
которую требует научное управление планетой. Но у вас есть ученые, они
помогут. Жаль, что вы не верите им и никому вообще.
      - Да, да! Я не могу обойтись без них, без этих "джи", но не верю
им.  Ученые - обманщики,  трусы и  ничтожные  прислужники.  Во  многих
поколениях  они  обманывали правителей и народ Ян-Ях,  и,  насколько я
знаю,  то же было в старину на Земле.  Они обещали,  что планета может
прокормить неограниченное количество людей,  и совершенно не учли, что
земля истощится задолго до назначенной ими предельной цифры.  Не  учли
вреда  химических  удобрений,  отравивших  растения  и почвы,  не учли
необходимости  определенного  жизненного  пространства   для   каждого
человека.  Не  понимая  всего  этого,  они не постеснялись выступить с
категорическими  заключениями.  И  в   результате   вызвали   страшную
катастрофу.  Восемьдесят  лет  Голода и Убийств!  Правда,  за ошибки и
наглость они расплатились.  Тысячи ученых повесили  вниз  головами  на
воротах  городов  или  перед  их  научными институтами.  Ученые всегда
обманывали нас,  владык,  и особенно математики и физики,  в  реальных
успехах  которых  никто,  кроме  них  самих,  не мог разобраться.  Так
поступали жрецы  и  маги  Земли.  Нет,  я  не  люблю  ученых.  Мелкие,
тщеславные люди,  избалованные легкой жизнью,  а думают, что они знают
тайны судьбы!
      Фай Родис,   заинтересованная   его   откровенностью,  задумчиво
улыбнулась.
      - Вся  их  вина  в отсутствии двустороннего мышления,  подлинной
диалектики.  Они не понимали,  что при  необъятном  многообразии  мира
математические  методы  похожи  на язык.  Ведь язык тоже одно из самых
логических  строений  человеческой  мысли.   Словами   можно   играть,
доказывая   все,   что   угодно,   и  можно  подобрать  математические
доказательства чему угодно.  Такими шутками нередко забавляются ученые
Земли.
      - Безнаказанно?
      - Кто  же  наказывает  за  шутку?  Не принимайте ее всерьез,  не
будьте так мелко обидчивы.  Впрочем,  вы сами похожи  на  математиков,
издавая  декреты  и  приказы  и  веря  в то,  что слова могут изменить
развитие общества и ход истории.
      - Кто же тогда может?
      - Только сами люди!
      - Вот мы и воздействуем на людей!
      - Не так! Любое насилие обязательно порождает контрсилу, которая
неумолимо  будет  развиваться  и  проявится  не сразу,  но неизбежно и
подчас с неожиданной стороны.
      - Вы располагаете примерами?
      - Их  достаточно.  Возьмите  продвижение   людей   в   обществе,
основанном на чинах и званиях. Такая система автоматически и неизбежно
порождает некомпетентность на всех уровнях иерархии.
      - Вот  я  и  хочу  укрепить всю систему,  начав с ее вершины.  Я
заговорил об ученых,  чтобы вы поняли,  как я хочу дать Ян-Ях владыку,
превосходящего силой - ума современных ученых-холуев. Они выманивают у
меня большие средства,  обещая высокие технические достижения. На деле
оказывается, что каждый шаг на пути больших открытий чудовищно дорог и
становится все более  непосильным  для  планеты.  Не  случайно  у  нас
запрещены  космические  полеты.  Наука  заводит  в тупик,  а я не могу
уничтожить ее и не в силах предвидеть ее ошибки и  обманы.  Могу  лишь
держать  своих  ученых слуг в страхе,  что в любой момент брошу на них
массу "кжи",  которые расправятся с ними с такой  беспощадностью,  что
память об этом останется в веках.
      - Такая память уже  осталась  и  на  Ян-Ях,  и  на  Земле  после
китайского лжесоциализма,- вставила Родис.
      - История повторяется.
      - Вы  ее  повторили.  Но  ведь  вы  понимаете,  что  это  ошибка
человечества. Зачем же, раз допустив ее, вы хотите повтора?
      - Чтобы добиться того, что не удалось предкам!
      - И вы мечтаете о сыне с выдающимся умом,  которому вы  доверите
планету? - тихо спросила Родис.
      - Вот именно!  Благородная цель!  Вы уверяете,  что прибыли сюда
для блага моих людей.  Вот возможность реально создать благо! - И Чойо
Чагас облизал губы в искреннем волнении.
      - Как  вы  наивны,  владыка планеты!  - вдруг громко сказала Фай
Родис.
      - Что?!
      Родис успокаивающим жестом протянула к нему руку.
      - Простите  мою  несправедливую резкость.  Вы не можете выйти из
ноосферы Ян-Ях.  Все  предрассудки,  стереотипы  и  присущий  человеку
консерватизм  мышления  властвуют  над высшим человеком в государстве.
Мысли,  думы,  мечты,  идеи,  образы накапливаются  в  человечестве  и
незримо присутствуют с нами, воздействуя тысячелетия на ряд поколений.
Наряду со светлыми образами учителей,  творцов красоты, рыцарей короля
Артура   или   русских   богатырей   были   созданы  темной  фантазией
демоны-убийцы,  сатанинские  женщины  и  садисты.  Существуя  в   виде
закрепившихся клише, мысленных форм в ноосфере, они могли создавать не
только галлюцинации,  но порождать и реальные результаты,  воздействуя
через  психику на поведение людей.  Очистка ноосферы от лжи,  садизма,
маниакально-злобных идей стоила огромных  трудов  человечеству  Земли.
Здесь,  у  вас,  я  физически  чувствую  колючую  ноосферу  грубости и
озлобления.  Вероятно,  в этом повинны и ученые,  которых  вы  так  не
любите.  Пытаясь заменить человека машиной, они впали в опасную ошибку
и распространили в  ноосфере  однобокое  линейно-логическое  мышление,
принимаемое за сущность разума.
      - Пусть так! Тогда тем нужнее сверхчеловек!
      - Нет!    Мозг    человека    физически   изменяется   медленно.
Продолжительность даже нашей земной цивилизации ничтожна, и потому она
не  внесла  в  него  существенных  изменений.  Всякое развитие всецело
определяется обстоятельствами.
      - Окружающей обстановкой?
      - Не только.  Миллионы способных людей погибли,  не дав миру что
могли  только  потому,  что  не нашлось соответствия их способностей с
задачами общества и уровнем времени.  Вот почему я не могу представить
себе своего сына в роли владыки на столь низком уровне сознания.
      - Как низком?!
      - Да,  председатель, стремление владычествовать, возвышаться над
другими,  повелевать людьми - один из  самых  примитивных  инстинктов,
наиболее  ярко  выраженный  у самцов павианов.  Эмоционально это самый
низкий и темный уровень чувств!
      - Вы хотите сказать...
      - И добавлю еще,  что если бы у вас действительно появился сын -
будущий  наследственный  владыка - с более чем выдающимся интеллектом,
то это наверняка принесло бы беду. По закону Стрелы Аримана...
      - Что еще за Стрела?
      - Так мы условно называем тенденцию плохо устроенного общества с
морально тяжелой ноосферой умножать зло и горе.  Каждое действие, хотя
бы внешне гуманное, оборачивается бедствием для отдельных людей, целых
групп   и  всего  человечества.  Идея,  провозглашающая  добро,  имеет
тенденцию по  мере  исполнения  нести  с  собой  все  больше  плохого,
становиться вредоносной.  Общество низшего, капиталистического типа не
может обойтись без  лжи.  Целенаправленная  ложь  тоже  создает  своих
демонов, искажая все: прошлое, вернее представление о нем, настоящее -
в действиях и будущее - в результатах этих действий.  Ложь  -  главное
бедствие,  разъедающее  человечность,  честные  устремления  и светлые
мечты.
      Я вижу,   что   у   вас   ничего   не   сделано   для   создания
предохранительных систем против лжи и  клеветы,  а  без  этого  мораль
общества неуклонно будет падать,  создавая почву для узурпации власти,
тирании или фанатического  и  маниакального  "руководства".  Еще  наши
общие  предки  открыли  закон  неблагоприятных  совпадений,  или закон
Финнегана,  как полушутя назвали серьезную  тенденцию  всех  процессов
общества оборачиваться неудачей, ошибкой, разрушением - с точки зрения
человека.  Разумеется,  это лишь  частное  отражение  великого  закона
усреднения,  по которому низкие или повышенные структуры отбрасываются
процессом.  Человек же все время пытается добиться повышения  структур
без создания к тому базы,  стремится получить нечто за ничто. Развитие
живой природы построено на слепой игре в  пробы.  Природа  в  развитии
своих  структур  сыграла  уже триллионы бросков "игральных костей",  а
человек гордится самыми первыми пробами,  как мудрым экспериментом. На
деле  их  нужно  великое множество,  чтобы догнать сложность природы и
проникнуть в уже решенные ею вопросы.
      Человеческое общество  - создание людей,  а не природы,  поэтому
тут не было миллионов проб и закон Финнегана для  социальных  структур
превращается  в  Стрелу  Аримана с направленной тенденцией уничтожения
малых чисел,  то  есть  совершенства.  В  природе  она  преодолевается
отбором   в   огромной   длительности   времени,  потому  что  природа
справляется с ним,  создавая в  организмах  многократно  повторяющиеся
охранительные приспособления и запасы прочности.
      Превращение закона Финнегана в Стрелу  в  человеческом  обществе
становится  бедствием,  потому что - бьет именно по высшим проявлениям
человека,  по всему стремящемуся к восхождению,  по тем,  кто  двигает
прогресс,  -  я  подразумеваю  подлинный  прогресс,  то есть подъем из
инферно.
      - Как же вы преодолеваете Стрелу?
      - Тщательнейшим взвешиванием  и  продумыванием  наперед  каждого
дела,  охраной от слепой игры.  Вы должны начать с воспитания, отбирая
людей,  сберегая и создавая охранительные системы.
      Чойо Чагас покачал головой.
      - Невозможно.  Слишком далеко  зашло  измельчание  людей  Ян-Ях.
Повреждение  генофонда  привело  к  физической  слабости  и  духовному
конформизму.  В наших условиях необходим быстрый оборот поколений.  Вы
сами сказали: чем чаще бросаешь кости, тем вернее выигрываешь.
      - Природа не считается с жертвами  в  достижении  цели.  Человек
мудрый   так   поступать  не  может.-  Фай  Родис,  видя  бесплодность
разговора, встала.
      - Так вы отказываетесь? - в вопросе Чагаса прозвучала угроза.
      - Конечно. Если бы это могло изменить судьбу человечества Ян-Ях,
я готова всегда была бы дать ему своего ребенка,  как ни тяжело матери
оставить свое дитя в чужом и  далеком  мире.  Но  произвести  на  свет
будущего владыку, угнетателя и несчастного человека - никогда!
      Чойо Чагас медленно  поднялся,  как  бы  соображая,  что  делать
дальше.
      - До свидания, председатель! - сказала Родис, снова прочитав его
мысли.-  Я  готова  всегда  рассказывать  вам  о  сравнении наших двух
планет,  советовать,  демонстрировать любые фильмы.  Пока мои друзья в
городе,  пока  я  здесь  -  видите,  вы  даже  не  смогли обойтись без
заложников,- судите сами об уровне вашего  государства.  А  теперь  не
следует продолжать то, что не нужно!
      Чойо Чагас  откинулся  на  диван  и   задымил   трубкой.   Родис
повернулась  к  нему  спиной  и  подошла к двери.  Всего две минуты ей
понадобилось на раскрытие тайны запора.  Дверь распахнулась,  и  Родис
направилась по коридору в зеленую комнату.  Оба стража не шелохнулись,
глядя сквозь нее, как в пустоту.
      Чагас из   своего   сумрачного  обиталища  смотрел  на  нее.  Он
физически ощущал походку Родис.  В сияющем белом сари,  сквозь складки
которого  ясно  обрисовывалось  ее  тело,  Фай  Родис  показалась  ему
недосягаемой,  а себя он увидел унизительно  смешным.  Вне  себя  Чойо
Чагас ринулся в коридор.  Стражи вскочили, вытаращив испуганные глаза,
чем еще больше разозлили владыку.  Он принялся хлестать охранников  по
щекам, пока боль в ладонях не отрезвила его. Овладев собой, он вошел в
зеленый кабинет,  теперь навсегда связанный с образом владычицы Земли,
и,  подперев руками голову,  сел к столу. Он чувствовал ту безнадежную
пустоту вокруг себя,  которая неизбежно образуется, когда из окружения
устраняют  порядочных  людей,  всегда несогласных с несправедливостью.
Неумолимо идет процесс замены их ничтожествами и  невеждами,  готовыми
восхвалять  любые  поступки  владыки.  Советники,  охрана  -  все  это
человеческая  дрянь.  Верность  их  обеспечивается  лишь  подачками  и
привилегиями. Друзей нет, душевной опоры ни в ком, все чаще подступает
страх перед возможным заговором.
      Гребенка террора  время  от  времени  прочесывала  массы  "джи",
сановников  -  "змееносцев",  ученых  и   "глаз   владыки",   оставляя
неизгладимый  ужас.  Боязнь  ответственности  лишала людей инициативы.
Боязнь любого риска и подыскивание оправданий на все случаи жизни были
едва  ли  не  главными  в  работе  этих людей.  Они сделались негодным
человеческим материалом, подобно людям, пережившим катастрофу, которые
более  не могут вести борьбу ни с какими трудностями,  так как прежние
испытания парализовали их мозг и их волю.
      Чойо Чагас  ненавидел свое окружение,  но не мог найти выхода из
тупика, куда завело его продолжение старой политики Мудрого Отказа.
      Чойо Чагас ударил по столу ребром ладони. "А зачем вообще искать
выход?  Смущение принесли с собой явившиеся с далекой прародины  люди.
Земля  бесконечно  далека  в  пространстве  и  времени  -  по существу
недосягаема.  Скоро звездолет уйдет восвояси,  все будет  по-прежнему.
Пусть  они  занимаются бесплодной тратой времени и убираются поскорее!
Сегодня он размечтался,  подобно глупому "кжи", и уже не в первый раз!
Красота,  нет,  что-то  непостижимое  в этой ведьме ломает его волю...
Достаточно!  Подумаешь,  заложница!  Стоит мне нажать кнопку вызова...
нет,  на  морском  мысу  сидит  дьявольский  звездолет,  и  еще второй
вытребован на подмогу.  Отправить ее в город? Вряд ли это разумно. При
острейшем  уме  и  сатанинской  обольстительности она вызовет брожение
умов.  Я прикажу Таэлю отвезти ее в Хранилище Истории.  Пусть роется в
горах  документов,  пока  ее  помощники  проведут в городе разрешенный
срок. Хранилище находится в старом храме, окруженном садом и стеной, и
"глаза   владыки"   с   Таэлем  позаботятся,  чтобы  она  не  покидала
назначенного места.  Таэль,  а если он тоже попадется под власть этой?
Чепуха, он слишком жалок, чтобы вообразить себя другом Родис! Впрочем,
проследим за обоими.  Что-то ее уже напугало.  Может быть, Таэль? Если
она  объявила об отказе от фильмопередач,  то,  значит,  земляне стали
понимать, кто здесь хозяин!"
      Чойо Чагас  протянул  руку к шкафчику,  нашарил тайную пружину и
извлек из выскочившего ящичка  шарик  пахучего  черного  вещества.  Он
положил  его в рот и,  медленно жуя,  уставился в глубину хрустального
шара.
      В это время Фай Родис,  недовольно хмурясь, рассматривала себя в
зеркало.  Она  чувствовала  присутствие  соглядатаев.  Это  постоянное
подсматривание   стало  ее  раздражать.  Она  включила  экранирование,
погладив свой черный СДФ, как единственно близкое и верное существо.
      "Довольно играть!"   -   наряд   магарани   убран   под   колпак
девятиножки.  Фай Родис облилась ионным душем, избавляясь от ощущения,
будто  она испачкалась.  Она вновь надела удобное платье с коротенькой
широкой юбкой и с облегчением  поднялась  на  подмостки.  Взяв  кисть,
несколько  минут  вглядывалась  в  фигуру  женщины - и осталась крайне
недовольна своей работой.
      Зазвучал сигнал вызова с "Темного Пламени".
      - Вы утомлены, Родис? - спросил Гриф Рифт.
      - Нет.  Просто недовольна собой.  Все у меня не ладится. Плохо я
понимаю  эту  жизнь  и  делаю  ошибку  за  ошибкой...  О  нет,  ничего
серьезного,- успокоила она, заметив тревогу на лицах друзей.
      - А у нас все отлично,- сказала Олла Дез.- Час назад мы  впервые
искупались  в  море  Торманса.  И  представь,  все испытываем странное
чувство неудовлетворенности, не понимаю почему.
      - А  я  наконец  догадалась,-  сказала  Нея Холли,- здесь состав
солей и их концентрация иная, чем на Земле.
      - Тогда  и тормансиане не получают радости от моря,- сказала Фай
Родис,- ведь их кровь,  как и наша,  унаследовала состав воды Мирового
океана  Земли.  Они  носят в крови земное море и,  наверное,  тоску по
нему...
      Короткое свидание   окончилось.  Родис,  не  достигнув  обычного
внутреннего спокойствия,  снова взялась за картину,  набрасывая фигуру
сильной,  знающей женщины,  символизирующей Меру. Женщина склонилась к
людям с протянутой рукой,  готовая рывком поднять наверх первого,  кто
дотянется к ней. В ее лице та же убежденность в конечной победе, что и
у Таэля. Недавно, увидев новый вариант, Таэль сказал Родис, что "Мера"
стала похожа на нее.
      Родис проработала почти всю ночь,  не подозревая,  как скоро  ей
придется покинуть сады Цоам.     
 
   Читать   дальше  ...   

 

***

Час 001

Час 002 

Час 003

Час 004 

Час 005 

Час 006 

Час 007 

Час 008 

Час 009

Час 010

Час 011

Час 012

Час 013 

 Час 014 

Час 015 

Час 016 

Час 017 

Час 018 

Час 019

Час 020 

Час 021 

Час 022 

Час 023 

Час 024 

Час 025 

Час 026 

Час 027

 Час 028 

***

***

***

  ОГЛАВЛЕНИЕ
Главные действующие лица
Пролог

Глава I. Миф о планете Торманс
Глава II. По краю бездны
Глава III. Над Тормансом
Глава IV. Отзвук инферно
Глава V. В садах Цоам
Глава VI. Цена рая 
Глава VII. Глаза Земли
Глава VIII. Три слоя смерти
Глава IX. Скованная вера
Глава X. Стрела Аримана
Глава XI. Маски подземелья
Глава XII. Хрустальное окно
Глава XIII. Кораблю - взлет!
Эпилог      
   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Час Быка
Иван Антонович Ефремов   
 

Ученый-палеонтолог, мыслитель, путешественник Иван Антонович Ефремов в литературу вошел стремительно и сразу стал заметной фигурой в отечественной научной фантастике. Социально-философский роман «Час Быка» – самое значительное произведение писателя, ставшее потрясением для поклонников его творчества. Этот роман – своеобразная антиутопия, предупреждающая мир об опасностях, таящихся в стремительном прогрессе бездуховной цивилизации. Обесчеловеченный разум рождает чудовищ – так возникает мир инферно – непрерывного и бесконечного, безысходного страдания.

***

*** Источник : http://booksonline.com.ua/view.php?book=16347&page=83  ***  Читать с начала. Час Быка. Иван Ефремов.

ПОДЕЛИТЬСЯ

 

***

***

***

***

 

***

***

***

***

***

***

   Антиутопия Джордж Оруэлл. 1984.  018 

 

  

Антиутопия 001. Джордж Оруэлл. 1984    

  ... О других произведениях литературы 

***  

...Из статьи Ивана Ефремова "Восходящая спираль эволюции" (1972)

   

 

***

***

***

Просмотров: 291 | Добавил: iwanserencky | Теги: проза, Час Быка, слово, текст, Иван Ефремов, общество, из интернета, древняя Греция, литература, писатель, антиутопия, будущее, фантастика, Роман, Таис Афинская, Фай Родис, Чойо Чагас | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: