Главная » 2020 » Апрель » 29 » Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 046
08:14
Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 046

...

***

 

  
VI. РАННЕЕ РАЗВИТИЕ.

   -- Как вы думаете, что ему скажет доктор? -- скороговоркой проговорил Коля; -- какая отвратительная однако же харя, неправда ли? Терпеть не могу медицину!
   -- Илюша умрет. Это, мне кажется, уж наверно, -- грустно ответил Алеша.
   -- Шельмы! Медицина шельма! Я рад однако, что узнал вас, Карамазов. Я давно хотел вас узнать. Жаль только, что мы так грустно встретились...
   Коле очень бы хотелось что-то сказать еще горячее, еще экспансивнее, но как будто что-то его коробило. Алеша это заметил, улыбнулся и пожал ему руку.
   -- Я давно научился уважать в вас редкое существо, -- пробормотал опять Коля, сбиваясь и путаясь. -- Я слышал, вы мистик и были в монастыре. Я знаю, что вы мистик, но... это меня не остановило. Прикосновение к действительности вас излечит... С натурами как вы не бывает иначе.
   -- Что вы называете мистиком? От чего излечит? -- удивился немного Алеша.
   -- Ну там бог и прочее.
   -- Как, да разве вы в бога не веруете?
   -- Напротив, я ничего не имею против бога. Конечно бог есть только гипотеза... но... я признаю, что он нужен, для порядка... для мирового порядка и так далее... и если б его не было, то надо бы его выдумать, -- прибавил Коля, начиная краснеть. Ему вдруг вообразилось, что Алеша сейчас подумает, что он хочет выставить свои познания и показать какой он "большой". "А я вовсе не хочу выставлять пред ним мои познания", с негодованием подумал Коля. И ему вдруг стало ужасно досадно.
   -- Я, признаюсь, терпеть не могу вступать во все эти препирания, -- отрезал он, -- можно ведь и не веруя в бога любить человечество, как вы думаете? Вольтер же не веровал в бога, а любил человечество? (Опять, опять! подумал он про себя.)
   -- Вольтер в бога верил, но кажется мало, и, кажется, мало любил и человечество, -- тихо, сдержанно и совершенно натурально произнес Алеша, как бы разговаривая с себе равным по летам, или даже со старшим летами человеком. Колю именно поразила эта как бы неуверенность Алеши в свое мнение о Вольтере и что он как будто именно ему, маленькому Коле, отдает этот вопрос на решение.
   -- А вы разве читали Вольтера? -- заключил Алеша.
   -- Нет, не то чтобы читал... Я впрочем Кандида читал, в русском переводе... в старом, уродливом переводе, смешном... (Опять, опять!)
   -- И поняли?
   -- О да, все... то есть... почему же вы думаете, что я бы не понял? Там конечно много сальностей... Я конечно в состоянии понять, что это роман философский, и написан, чтобы провести идею... -- запутался уже совсем Коля. -- Я социалист, Карамазов, я неисправимый социалист, -- вдруг оборвал он ни с того ни с сего.
  
   -- Социалист? -- засмеялся Алеша, -- да когда это вы успели? Ведь вам еще только тринадцать лет, кажется?
   Колю скрючило.
   -- Во-первых, не тринадцать, а четырнадцать, через две недели четырнадцать, -- так и вспыхнул он, -- а во-вторых, совершенно не понимаю, к чему тут мои лета? Дело в том каковы мои убеждения, а не который мне год, не правда ли?
   -- Когда вам будет больше лет, то вы сами увидите, какое значение имеет на убеждение возраст. Мне показалось тоже, что вы не свои слова говорите, -- скромно и спокойно ответил Алеша, но Коля горячо его прервал.
   -- Помилуйте, вы хотите послушания и мистицизма. Согласитесь в том, что, например, христианская вера послужила лишь богатым и знатным, чтобы держать в рабстве низший класс, не правда ли?
   -- Ах, я знаю, где вы это прочли, и вас непременно кто-нибудь научил! -- воскликнул Алеша.
   -- Помилуйте, зачем же непременно прочел? И никто ровно не научил. Я и сам могу... И если хотите, я не против Христа. Это была вполне гуманная личность, и живи он в наше время, он бы прямо примкнул к революционерам и может быть играл бы видную роль... Это даже непременно.
   -- Ну где, ну где вы этого нахватались! С каким это дураком вы связались? -- воскликнул Алеша.
   -- Помилуйте, правды не скроешь. Я конечно, по одному случаю, часто говорю с господином Ракитиным, но... Это еще старик Белинский тоже, говорят, говорил.
   -- Белинский? Не помню. Он этого нигде не написал.
   -- Если не написал, то, говорят, говорил. Я это слышал от одного... впрочем чорт...
   -- А Белинского вы читали?
   -- Видите ли... нет... я не совсем читал, но... место о Татьяне, зачем она не пошла с Онегиным, я читал.
   -- Как не пошла с Онегиным? Да разве вы это уж... понимаете?
   -- Помилуйте, вы, кажется, принимаете меня за мальчика Смурова, -- раздражительно осклабился Коля. -- Впрочем пожалуста не думайте, что я уж такой революционер. Я очень часто не согласен с господином Ракитиным. Если я о Татьяне, то я вовсе не за эманципацию женщин. Я признаю, что женщина есть существо подчиненное и должна слушаться. Les femmes tricottent, как сказал Наполеон, -- усмехнулся почему-то Коля, -- и по крайней мере в этом я совершенно разделяю убеждение этого псевдо-великого человека. Я тоже например считаю, что бежать в Америку из отечества -- низость, хуже низости -- глупость. Зачем в Америку, когда и у нас можно много принести пользы для человечества? Именно теперь. Целая масса плодотворной деятельности. Так я и отвечал.
   -- Как отвечали? Кому? Разве вас кто-нибудь уже приглашал в Америку?
   -- Признаюсь, меня подбивали, но я отверг. Это, разумеется, между нами, Карамазов, слышите, никому ни слова. Это я вам только. Я совсем не желаю попасть в лапки Третьего Отделения и брать уроки у Цепного Моста,
  
   Будешь помнить здание
   У Цепного Моста!
  
   Помните? Великолепно! Чему вы смеетесь? Уж не думаете ли вы, что я вам все наврал? (А что, если он узнает, что у меня в отцовском шкафу всего только и есть один этот нумер Колокола, а больше я из этого ничего не читал? -- мельком, но с содроганием подумал Коля.)
   -- Ох, нет, я не смеюсь и вовсе не думаю, что вы мне налгали. Вот то-то и есть, что этого не думаю, потому что все это, увы, сущая" правда! Ну скажите, а Пушкина-то вы читали, Онегина-то... Вот вы сейчас говорили о Татьяне?
   -- Нет, еще не читал, но хочу прочесть. Я без предрассудков, Карамазов. Я хочу выслушать и ту и другую сторону. Зачем вы спросили?
   -- Так.
   -- Скажите, Карамазов, вы ужасно меня презираете? -- отрезал вдруг Коля и весь вытянулся пред Алешей, как бы став в позицию. -- Сделайте одолжение, без обиняков.
   -- Презираю вас? -- с удивлением посмотрел на него Алеша. -- Да за что же? Мне только грустно, что прелестная натура как ваша, еще и не начавшая жить, уже извращена всем этим грубым вздором.
   -- Об моей натуре не заботьтесь, -- не без самодовольства перебил Коля, -- а что я мнителен, то это так. Глупо мнителен, грубо мнителен. Вы сейчас усмехнулись, мне и показалось, что вы как будто...
   -- Ах, я усмехнулся совсем другому. Видите, чему я усмехнулся: я недавно прочел один отзыв одного заграничного немца, жившего в России, об нашей теперешней учащейся молодежи: "Покажите вы -- он пишет -- русскому школьнику карту звездного неба, о которой он до тех пор не имел никакого понятия, и он завтра же возвратит вам эту карту исправленною". Никаких знаний и беззаветное самомнение -- вот что хотел сказать немец про русского школьника.
   -- Ах, да ведь это совершенно верно! -- захохотал вдруг Коля, -- верниссимо, точь-в-точь! Браво, немец! Однако ж чухна не рассмотрел и хорошей стороны, а, как вы думаете? Самомнение -- это пусть, это от молодости, это исправится, если только надо, чтоб это исправилось, но зато и независимый дух, с самого чуть не детства, зато смелость мысли и убеждения, а не дух ихнего колбаснического раболепства пред авторитетами... Но все-таки немец хорошо сказал! Браво, немец! Хотя все-таки немцев надо душить. Пусть они там сильны в науках, а их все-таки надо душить...
   -- За что же душить-то? -- улыбнулся Алеша.
   -- Ну я соврал может быть, соглашаюсь. Я иногда ужасный ребенок, и когда рад чему, то не удерживаюсь и готов наврать вздору. Слушайте, мы с вами однако же здесь болтаем о пустяках, а этот доктор там что-то долго застрял. Впрочем, он может там и "мамашу" осмотрит и эту Ниночку безногую. Знаете, эта Ниночка мне понравилась. Она вдруг мне прошептала, когда я выходил: "Зачем вы не приходили раньше?" И таким голосом, с укором! Мне кажется, она ужасно добрая и жалкая.
   -- Да, да! Вот вы будете ходить, вы увидите, что это за существо. Вам очень полезно узнавать вот такие существа, чтоб уметь ценить и еще многое другое, что узнаете именно из знакомства с этими существами, -- с жаром заметил Алеша. -- Это лучше всего вас переделает.
   -- О, как я жалею и браню всего себя, что не приходил раньше! -- с горьким чувством воскликнул Коля.
   -- Да, очень жаль. Вы видели сами, какое радостное вы произвели впечатление на бедного малютку! И как он убивался, вас ожидая!
   -- Не говорите мне! Вы меня растравляете. А впрочем мне поделом: я не приходил из самолюбия, из эгоистического самолюбия и подлого самовластия, от которого всю жизнь не могу избавиться, хотя всю жизнь ломаю себя. Я теперь это вижу, я во многом подлец, Карамазов!
   -- Нет, вы прелестная натура, хотя и извращенная, и я слишком понимаю, почему вы могли иметь такое влияние на этого благородного и болезненно-восприимчивого мальчика! -- горячо ответил Алеша.
   -- И это вы говорите мне! -- вскричал Коля, -- а я, представьте, я думал, -- я уже несколько раз, вот теперь как я здесь, думал, что вы меня презираете! Если б вы только знали, как я дорожу вашим мнением!
   -- Но неужели вы вправду так мнительны? В таких летах! Ну представьте же себе, я именно подумал там в комнате, глядя на вас, когда вы рассказывали, что вы должны быть очень мнительны.
   -- Уж и подумали? Какой однако же у вас глаз, видите, видите! Бьюсь об заклад, что это было на том месте, когда я про гуся рассказывал. Мне именно в этом месте вообразилось, что вы меня глубоко презираете за то, что я спешу выставиться молодцом, и я даже вдруг возненавидел вас за это и начал нести ахинею. Потом мне вообразилось (это уже сейчас здесь) на том месте, когда я говорил: "Если бы не было бога, то его надо выдумать", что я слишком тороплюсь выставить мое образование, тем более, что эту фразу я в книге прочел. Но клянусь вам, я торопился выставить не от тщеславия, а так, не знаю отчего, от радости, ей богу как будто от радости... хотя это глубоко-постыдная черта, когда человек всем лезет на шею от радости. Я это знаю. Но я зато убежден теперь, что вы меня не презираете, а все это я сам выдумал. О, Карамазов, я глубоко несчастен. Я воображаю иногда бог знает что, что надо мной все смеются, весь мир, и я тогда, я просто готов тогда уничтожить весь порядок вещей.
   -- И мучаете окружающих, -- улыбнулся Алеша.
   -- И мучаю окружающих, особенно мать. Карамазов, скажите, я очень теперь смешон?
   -- Да не думайте же про это, не думайте об этом совсем! -- воскликнул Алеша. -- Да и что такое смешон? Мало ли сколько раз бывает или кажется смешным человек? При том же нынче почти все люди со способностями ужасно боятся быть смешными и тем несчастны. Меня только удивляет, что вы так рано стали ощущать это, хотя впрочем я давно уже замечаю это и не на вас одних. Нынче даже почти дети начали уж этим страдать. Это почти сумасшествие. В это самолюбие воплотился чорт и залез во все поколение, именно чорт, -- прибавил Алеша, вовсе не усмехнувшись, как подумал было глядевший в упор на него Коля. -- Вы, как и все, -- заключил Алеша, -- то есть как очень многие, только не надо быть таким как все, вот что.
   -- Даже несмотря на то, что все такие?
   -- Да, несмотря на то, что все такие. Один вы и будьте не такой. Вы и в самом деле не такой, как все: вы вот теперь не постыдились же признаться в дурном и даже в смешном. А нынче кто в этом сознается? Никто, да и потребность даже перестали находить в самоосуждении. Будьте же не такой как все; хотя бы только вы один оставались не такой, а все-таки будьте не такой.
   -- Великолепно! Я в вас не ошибся. Вы способны утешить. О, как я стремился к вам, Карамазов, как давно уже ищу встречи с вами! Неужели и вы обо мне тоже думали? Давеча вы говорили, что вы обо мне тоже думали?
   -- Да, я слышал об вас и об вас тоже думал... и если отчасти и самолюбие заставило вас теперь это спросить, то это ничего.
   -- Знаете, Карамазов, наше объяснение похоже на объяснение в любви, -- каким-то расслабленным и стыдливым голосом проговорил Коля. -- Это не смешно, не смешно?
   -- Совсем не смешно, да хоть бы и смешно, так это ничего, потому что хорошо, -- светло улыбнулся Алеша.
   -- А знаете, Карамазов, согласитесь, что и вам самим теперь немного со мною стыдно... Я вижу по глазам, -- как-то хитро, но и с каким-то почти счастьем усмехнулся Коля.
   -- Чего же это стыдно?
   -- А зачем вы покраснели?
   -- Да это вы так сделали, что я покраснел! -- засмеялся Алеша, и действительно весь покраснел. -- Ну да, немного стыдно, бог знает отчего, не знаю отчего... -- бормотал он, почти даже сконфузившись.
   -- О, как я вас люблю и ценю в эту минуту, именно за то, что и вам чего-то стыдно со мной! Потому что и вы точно я! -- в решительном восторге воскликнул Коля. Щеки его пылали, глаза блестели.
   -- Послушайте, Коля, вы между прочим будете и очень несчастный человек в жизни, -- сказал вдруг отчего-то Алеша.
   -- Знаю, знаю. Как вы это все знаете наперед! -- тотчас же подтвердил Коля.
   -- Но в целом все-таки благословите жизнь.
   -- Именно! ура! Вы пророк! О, мы сойдемся, Карамазов. Знаете, меня всего более восхищает, что вы со мной совершенно как с ровней. А мы не ровня, нет не ровня, вы выше! Но мы сойдемся. Знаете, я весь последний месяц говорил себе: "Или мы разом с ним сойдемся друзьями навеки, или с первого же разу разойдемся врагами до гроба!"
   -- И говоря так, уж конечно любили меня! -- весело смеялся Алеша.
   -- Любил, ужасно любил, любил и мечтал об вас! И как это вы знаете все наперед? Ба, вот и доктор. Господи, что-то скажет, посмотрите какое у него лицо!
  
VII. ИЛЮША.

   Доктор выходил из избы опять уже закутанный в шубу и с фуражкой на голове. Лицо его было почти сердитое и брезгливое, как будто он все боялся обо что-то запачкаться. Мельком окинул он глазами сени и при этом строго глянул на Алешу и Колю. Алеша махнул из дверей кучеру, и карета, привезшая доктора, подъехала к выходным дверям. Штабс-капитан стремительно выскочил вслед за доктором и, согнувшись, почти извиваясь пред ним, остановил его для последнего слова. Лицо бедняка было убитое, взгляд испуганный:
   -- Ваше превосходительство, ваше превосходительство... неужели?.. -- начал было он, и не договорил, а лишь всплеснул руками в отчаянии, хотя все еще с последнею мольбой смотря на доктора, точно в самом деле от теперешнего слова доктора мог измениться приговор над бедным мальчиком.
   -- Что делать! Я не бог, -- небрежным хотя и привычно внушительным голосом ответил доктор.
   -- Доктор... Ваше превосходительство... и скоро это, скоро?
   -- При-го-товь-тесь ко всему, -- отчеканил, ударяя по каждому слогу, доктор и, склонив взор, сам приготовился было шагнуть за порог к карете.
   -- Ваше превосходительство, ради Христа! -- испуганно остановил его еще раз штабс-капитан, -- ваше превосходительство!.. так разве ничего, неужели ничего, совсем ничего теперь не спасет?..
   -- Не от меня теперь за-ви-сит, -- нетерпеливо проговорил доктор, -- и однако же, гм, -- приостановился он вдруг, -- если б вы, например, могли... на-пра-вить... вашего пациента... сейчас и ни мало не медля (слова "сейчас и ни мало не медля" доктор произнес не то что строго, а почти гневно, так что штабс-капитан даже вздрогнул) в Си-ра-ку-зы, то... вследствие новых бла-го-при-ятных кли-ма-ти-ческих условий... могло бы может быть про-и-зойти...
   -- В Сиракузы! -- вскричал штабс-капитан, как бы ничего еще не понимая.
   -- Сиракузы -- это в Сицилии, -- отрезал вдруг громко Коля, для пояснения. Доктор поглядел на него.
   -- В Сицилию! Батюшка, ваше превосходительство, -- потерялся штабс-капитан, -- да ведь вы видели! -- обвел он обеими руками кругом, указывая на свою обстановку, -- а маменька-то, а семейство-то?
   -- Н-нет, семейство не в Сицилию, а семейство ваше на Кавказ, раннею весной... дочь вашу на Кавказ, а супругу... продержав курс вод тоже на Кав-ка-зе в виду ее ревматизмов... немедленно после того на-пра-вить в Париж, в лечебницу доктора пси-хи-атра Ле-пель-летье, я бы мог вам дать к нему записку, и тогда... могло бы может быть произойти...
   -- Доктор, доктор! Да ведь вы видите! -- размахнул вдруг опять руками штабс-капитан, указывая в отчаянии на голые бревенчатые стены сеней.
   -- А, это уж не мое дело, -- усмехнулся доктор, -- я лишь сказал то, что могла сказать на-у-ка на ваш вопрос о последних средствах, а остальное... к сожалению моему...
   -- Не беспокойтесь, лекарь, моя собака вас не укусит, -- громко отрезал Коля, заметив несколько беспокойный взгляд доктора на Перезвона, ставшего на пороге. Гневная нотка прозвенела в голосе Коли. Слово же "лекарь" вместо доктора он сказал нарочно и, как сам объявил потом, "для оскорбления сказал".
   -- Что та-ко-е? -- вскинул головой доктор, удивленно уставившись на Колю. -- Ка-кой это? -- обратился он вдруг к Алеше, будто спрашивая у того отчета.
   -- Это хозяин Перезвона, лекарь, не беспокойтесь о моей личности, -- отчеканил опять Коля.
   -- Звон? -- переговорил доктор, не поняв что такое Перезвон.
   -- Да не знает, где он. Прощайте, лекарь, увидимся в Сиракузах.
   -- Кто эт-то? Кто, кто? -- вдруг закипятился ужасно доктор.
   -- Это здешний школьник, доктор, он шалун, не обращайте внимания, -- нахмурившись и скороговоркой проговорил Алеша. -- Коля, молчите! -- крикнул он Красоткину. -- Не надо обращать внимания, доктор, -- повторил он уже несколько нетерпеливее.
   -- Выс-сечь, выс-сечь надо, выс-сечь! -- затопал было ногами слишком уже почему-то взбесившийся доктор.
   -- А знаете, лекарь, ведь Перезвон-то у меня пожалуй что и кусается! -- проговорил Коля задрожавшим голоском, побледнев и сверкнув глазами. -- Ici, Перезвон!
   -- Коля, если вы скажете еще одно только слово, то я с вами разорву на веки, -- властно крикнул Алеша.
   -- Лекарь, есть только одно существо в целом мире, которое может приказывать Николаю Красоткину, это вот этот человек (Коля указал на Алешу); ему повинуюсь, прощайте!
   Он сорвался с места и, отворив дверь, быстро прошел в комнату. Перезвон бросился за ним. Доктор постоял было еще секунд пять, как бы в столбняке, смотря на Алешу, потом вдруг плюнул и быстро пошел к карете, громко повторяя: "Этта, этта, этта, я не знаю, что этта!" Штабс-капитан бросился его подсаживать. Алеша прошел в комнату вслед за Колей. Тот стоял уже у постельки Илюши. Илюша держал его за руку и звал папу. Чрез минуту воротился и штабс-капитан.
   -- Папа, папа, поди сюда... мы... -- пролепетал было Илюша в чрезвычайном возбуждении, но, видимо, не в силах продолжать, вдруг бросил свои обе исхудалые ручки вперед и крепко, как только мог, обнял их обоих разом, и Колю и папу, соединив их в одно объятие и сам к ним прижавшись. Штабс-капитан вдруг весь так и затрясся от безмолвных рыданий, а у Коли задрожали губы и подбородок.
   -- Папа, папа! Как мне жалко тебя, папа! -- горько простонал Илюша.
   -- Илюшечка... голубчик... доктор сказал... будешь здоров... будем счастливы... доктор... -- заговорил было штабс-капитан.
   -- Ах, папа! Я ведь знаю, что тебе новый доктор про меня сказал... Я ведь видел! -- воскликнул Илюша и опять крепко, изо всей силы прижал их обоих к себе, спрятав на плече у папы свое лицо.
   -- Папа, не плачь... а как я умру, то возьми ты хорошего мальчика, другого... сам выбери из них из всех, хорошего, назови его Илюшей и люби его вместо меня...
   -- Молчи, старик, выздоровеешь! -- точно осердившись, крикнул вдруг Красоткин.
   -- А меня, папа, меня не забывай никогда, -- продолжал Илюша, -- ходи ко мне на могилку... да вот что, папа, похорони ты меня у нашего большого камня, к которому мы с тобой гулять ходили, и ходи ко мне туда с Красоткиным, вечером... И Перезвон... А я буду вас ждать... Папа, папа!
   Его голос пресекся, все трое стояли обнявшись и уже молчали. Плакала тихо на своем кресле и Ниночка, и вдруг, увидав всех плачущими, залилась слезами и мамаша.
   -- Илюшечка! Илюшечка! -- восклицала она. Красоткин вдруг высвободился из объятий Илюши:
   -- Прощай, старик, меня ждет мать к обеду, -- проговорил он скороговоркой... -- Как жаль, что я ее не предуведомил! Очень будет беспокоиться... Но после обеда я тотчас к тебе, на весь день, на весь вечер, и столько тебе расскажу, столько расскажу! И Перезвона приведу, а теперь с собой уведу, потому что он без меня выть начнет и тебе мешать будет; до свиданья!
   И он выбежал в сени. Ему не хотелось расплакаться, но в сенях он-таки заплакал. В этом состоянии нашел его Алеша.
   -- Коля, вы должны непременно сдержать слово и придти, а то он будет в страшном горе, -- настойчиво проговорил Алеша.
   -- Непременно! О, как я кляну себя, что не приходил раньше, -- плача и уже не конфузясь, что плачет, пробормотал Коля. В эту минуту вдруг словно выскочил из комнаты штабс-капитан и тотчас затворил за собою дверь. Лицо его было исступленное, губы дрожали. Он стал пред обоими молодыми людьми и вскинул вверх обе руки:
   -- Не хочу хорошего мальчика! не хочу другого мальчика! -- прошептал он диким шепотом, скрежеща зубами, -- аще забуду тебе, Иерусалиме, да прильпнет...
   Он не договорил, как бы захлебнувшись, и опустился в бессилии пред деревянною лавкой на колени. Стиснув обоими кулаками свою голову, он начал рыдать, как-то нелепо взвизгивая, изо всей силы крепясь однако, чтобы не услышали его взвизгов в избе. Коля выскочил на улицу.
   -- Прощайте, Карамазов! Сами-то придете? -- резко и сердито крикнул он Алеше.
   -- Вечером непременно буду.
   -- Что он это такое про Иерусалим... Это что еще такое?
   -- Это из Библии: "Аще забуду тебе, Иерусалиме", -- то есть если забуду все, что есть самого у меня драгоценного, если променяю на что, то да поразит...
   -- Понимаю, довольно! Сами-то приходите! Ici, Перезвон! -- совсем уже свирепо прокричал он собаке и большими, скорыми шагами зашагал домой.
  Читать   дальше   ...    

Источник : http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0130.shtml

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 001 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 002

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 003

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 004

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 005 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 006 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 007

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 008 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 009 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 010 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 011 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 012 

 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 048 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 049

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 050 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 051 

 Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 052

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 053 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 054 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 055 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 056 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 057 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 058 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 059

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 060 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 061 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 062 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 062 

Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 063 

 Братья Карамазовы. Достоевский Ф.М. 064

 

***

***

 

ПОДЕЛИТЬСЯ

 

 

***

***


.........









Иван и Смердяков.  

Экспозиция Братьев Карамазовых .  Иллюстрация к роману Достоевского Братья Карамазовы 

Митя и отец. Подготовка к убийству.

Илюшечка, Снегирев и Коля.  

Иван и Алеша под фонарем. 


Иван Карамазов Дмитрий Карамазов и Снегирёв.  Алеша, Грушенька и Ракитин.

***

***

***

***

***

***

  • Победа коммунизма и технологические достижения Земли в XXI—XXII веках решили проблему нехватки ресурсов и избавили людей от необходимости изнурительного труда ради хлеба насущного, что, в свою очередь, со временем привело и к отказу от рыночных отношений и денег. XXII век описывается так:

Сейчас больше нет некоммунистов. Все десять миллиардов — коммунисты… Но у них уже другие цели. Прежняя цель коммуниста — изобилие и душевная и физическая красота — перестала быть целью. Теперь это реальность.

Одной из планет, населённых людьми, и их исторической родиной является Земля. Фактически, она идентична сегодняшней Земле, однако относится к XXII веку нашей эры. Наиболее подробно она описывается в романе«Полдень. XXII век», хронологически первом из цикла о мире Полудня.

На Земле Полудня окончательно разрешены основные экономические, социальные и экологические проблемы. Успехи биоинженерии обеспечили материальное изобилие без перепроизводства и загрязнения окружающей среды. Появились технологии межзвездных перелетов, освоение далеких планет стало в порядке вещей. Установлены контакты с внеземными цивилизациями. Мировоззрение людей изменилось кардинальным образом. Труд на благо общества считается естественной обязанностью и потребностью каждого. Жизнь разумного существа признана безусловной и высшей ценностью, проявление агрессии и недоброжелательства по отношению к ближнему стало вопиющим исключением. Наука об обществе сделала качественный скачок (созданы теории исторических последовательностей и «вертикального прогресса»).

На Земле высшим авторитетным органом является Мировой Совет, членами которого являются самые известные  ученые, историки, учителя и врачи. Как правило, Совет занимается лишь вопросами глобально-земного и галактического масштаба.

Дети с 5—6 лет воспитываются в интернатах.

Детей воспитывают профессиональные Учителя. Работа Учителя является весьма почётной и одной из самых ответственных, к ней допускают только особо отобранных людей; как следствие — всех или почти всех детей удается воспитать высокодуховными людьми с твердыми моральными устоями. Вообще вопрос выбора профессии в Мире Полудня поставлен на строго научную основу. Молодые люди проходят тщательное медико-психологическое обследование, после чего для каждого вырабатываются рекомендации по профессиональным предпочтениям. Ошибка в профориентации считается тяжёлым проступком того, кто выдаёт рекомендации, так как может отрицательно повлиять на судьбу человека («Жук в муравейнике»).

Наиболее необычной характеристикой мира Полудня по сравнению с другими известными фантастическими вселенными (к примеру, Дюны или Звездных Войн) является практически полная чуждость ему идей империализма. Ни одна разумная раса мира Полудня не занималась построением галактической империи (альтернативный вариант — республики): ни в двадцать втором веке по летосчислению Земли, ни до этого. Вместо этого они предпочитают держаться у своих родных планет, и лишь самые развитые технологически (люди Земли и, предположительно, Странники) позволяют себе вмешиваться в дела других планет, и только в форме так называемого «прогрессорства» — безвозмездного, тайного и строго дозированного способствования развитию культуры отдельной цивилизации.

         Мир Полудня — литературный мир, в котором происходят события, описанные братьями Стругацкими в цикле романов, «представительской» книгой которого является «Полдень, XXII век» (от которого и произошло название мира), а последней — «Волны гасят ветер». Несмотря на кажущуюся утопичность вселенной, мир Полудня полон проблем и конфликтов, не чуждых и нашему времени.  

Быть... Богом, легко ли... Вопросы и ответы Стругацких...                        

Трудно быть богом. Аркадий, Борис Стругацкие... 002  

Трудно быть богом. Аркадий, Борис Стругацкие... 003

 

Трудно быть богом. Аркадий, Борис Стругацкие... 007

Трудно быть богом. Аркадий, Борис Стругацкие... 008      Рассыпая любезности и пожимая ручки дамам, Румата мало-помалу продвигался в первые ряды разряженной, надушенной, обильно потеющей толпы. Благородное дворянство вполголоса беседовало. "Вот-вот, та самая кобыла. Она засеклась, но будь я проклят, если не проиграл ее тем же вечером дону Кэу...",  ... Читать дальше »

Трудно быть богом. Аркадий, Борис Стругацкие... 009

Трудно быть богом. Аркадий, Борис Стругацкие... 010

 

  Трудно быть богом. Аркадий, Борис Стругацкие... 013    

         

Иллюстрации И.Ильинского к книге Стругацких "Страна багровых туч"...

***

***

Трудно быть...
Снимок был сделан по заданию Фотохроники ТАСС фотохудожником Евгением Халдеем.jpg

Фотография Е. Халдея(1917 - 1997)Фотохудожник Победы (18).jpg

 

...Когда то страна отмечала Великую Победу СССР, страны победившего социализма над самым ярким врагом – фашисткой и нацисткой Германией, как передовым отрядом всемирного ... Читать дальше »

***

***

***

***

***

 

Просмотров: 261 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: