Главная » 2018 » Декабрь » 4 » Франц Кафка. Замок 08
16:44
Франц Кафка. Замок 08

  Магический реализм-сюрреализм Роба Гонсалвеса (32).JPG           ***    

***   


7. Учитель


     Наверху  К. застал учителя.  К его  радости, комнату  почти нельзя было
узнать,  так постаралась Фрида.  Она хорошо  ее  проветрила,  жарко натопила
печку, вымыла  пол,  перестелила постель,  исчезли вещи служанок, весь  этот
отвратительный хлам,  даже  их картинки, а стол,  который  раньше,  куда  ни
повернись, так и  пялился на тебя своей столешницей, заросшей грязью, теперь
был  покрыт белой вязаной скатеркой. Теперь можно было и гостей принимать, а
скудное  бельишко  К., спозаранку,  как видно, перестиранное Фридой и теперь
сушившееся на веревке у печки, никому не мешало. Учитель и  Фрида  сидели за
столом и встали, когда К. вошел. Фрида встретила К. поцелуем, учитель слегка
поклонился. К., рассеянный и  все еще растревоженный разговором с  хозяйкой,
стал извиняться перед учителем, что до  сих  пор  не зашел к нему. Выходило,
будто  он считает, что учитель, не дождавшись К., не выдержал и сам пришел к
нему.  Но учитель со свойственной ему сдержанностью как  будто только сейчас
припомнил, что он с К.  когда-то договаривался  о каком-то посещении.  "Ведь
вы, господин землемер. -- медленно сказал он, -- тот незнакомец, с которым я
дня  два  тому назад разговаривал на  площади  у  церкви!"  "Да", -- коротко
бросил  К.  Теперь  у  себя в  комнате  он не  желал  терпеть то,  что тогда
приходилось  терпеть  ему,  брошенному  всеми. Он повернулся к Фриде  и стал
советоваться с ней: ему предстоит важная встреча, и он хотел бы одеться  для
нее  как можно лучше. Ни  о чем не  спрашивая  К., Фрида тотчас же окликнула
помощников -- те  занимались рассматриванием  новой  скатерти,  -- велела им
немедленно вычистить во  дворе костюм  и  башмаки К., и  тот сейчас же  стал
раздеваться. Сама она  сняла с  веревки  рубаху  и побежала вниз, на  кухню,
гладить ее.
     Теперь  К. остался  наедине с учителем, тихо сидевшим у  стола; немного
подождав, К.  снял рубашку и начал мыться в тазу. И только тут, повернувшись
к  учителю  спиной,  он  спросил, зачем тот  пришел  к  нему.  "Я  пришел по
поручению господина  старосты", --  сказал учитель. К.  ответил,  что  готов
выслушать это поручение. Но так как плеск воды  заглушил  его слова, учителю
пришлось подойти поближе, и он прислонился к стенке около К. К. извинился за
то, что умывается при нем и вообще  волнуется из-за предполагаемой  встречи.
Учитель  не  обратил  на  это  внимания  и сказал:  "Вы  были  невежливы  со
старостой,  с  таким  пожилым,   заслуженным,  опытным,  достойным  уважения
человеком". "Не помню, чтобы я был невежлив, -- сказал К. -- Но  верно и то,
что я думал о более важных вещах и мне было не до  светских манер, ведь речь
шла о  моем существовании, оно под угрозой  из-за  безобразного ведения дел,
впрочем, зачем мне об этом рассказывать вам, вы же сами деятельный член этой
канцелярии.  А что, разве староста  на  меня  жаловался?" "Кому  же  он  мог
жаловаться? -- сказал учитель. -- И даже если бы было кому, разве он стал бы
жаловаться? Я только  под его диктовку составил  небольшой протокол о  ваших
переговорах и получил достаточно сведений и о доброте господина  старосты, и
о характере ваших ответов".
     Ища гребешок --  Фрида, очевидно,  куда-то  его засунула, -- К. сказал:
"Что?   Протокол?   Да  еще   составленный  без  меня  человеком,  даже   не
присутствовавшим  при разговоре?  Неплохо, неплохо! И зачем вообще протокол?
Разве то был официальный  разговор?" "Нет, разговор был  полуофициальный, --
сказал учитель, --  но и протокол  тоже полуофициальный, он составлен только
потому, что у нас во всем должен быть строжайший порядок.  Во всяком случае,
теперь  протокол существует  и  чести  вам  не  делает".  К.  наконец  нашел
гребешок,   упавший  на  кровать,  и  уже  спокойнее  сказал:  "Ну  и  пусть
существует,  вы затем и пришли, чтобы мне об этом сообщить?" "Нет, -- сказал
учитель, --  но  я  не  автомат,  я  должен  был сказать вам,  что  я думаю.
Поручение  же мое,  напротив,  является  доказательством  доброты  господина
старосты. Подчеркиваю,  что его доброта непонятна и что только из-за  своего
служебного  положения  и  глубокого  уважения  к  господину  старосте  я был
вынужден взяться за такое поручение". К., умытый и причесанный, сел к столу,
в ожидании рубашки  и верхнего платья; ему  было ничуть не любопытно узнать,
что ему  должен передать  учитель, да  и пренебрежительный  отзыв хозяйки  о
старосте тоже  на него повлиял.  "Наверно, уже первый  час? --  спросил  он,
думая  о  предстоящем  ему пути,  но  тут же  спохватился  и спросил: -- Вы,
кажется, хотели  передать  мне  поручение  от  старосты?"  "Ну да, -- сказал
учитель,   пожимая  плечами,   словно   хотел  стряхнуть   с   себя   всякую
ответственность.  --  Господин  староста  опасается,  как  бы вы при  долгой
задержке  ответа по вашему делу необдуманно  не предприняли  чего-нибудь  на
свой страх и риск. Со своей стороны я не понимаю, почему он этого  боится, я
считаю,  что  лучше   всего  вам  поступать,  как   вы  хотите.  Мы  вам  не
ангелы-хранители и не брали на себя обязательств бегать за вами,  куда бы вы
ни  пошли.  Впрочем,  ладно.  Господин  староста  другого  мнения.  Конечно,
ускорить решение он не в силах  --  это дело  графских  канцелярий. Однако в
пределах своего влияния  он  собирается предварительно сделать  вам поистине
великодушное  предложение  --  от  вас  зависит  принять  его  или  нет.  Он
предлагает  вам  пока  что  занять  место  школьного  сторожа".  Сначала  К.
пропустил мимо ушей,  что  именно  ему предлагали,  но самый  факт того, что
такое  предложение было сделано, показался  ему  не лишенным  значения.  Все
говорило  за то, что, по мнению старосты,  К. был способен ради своей защиты
предпринять кое-что; чтобы оградить от  неприятностей общину, староста готов
был пойти на некоторые затраты.  И как серьезно тут  отнеслись  к его  делу!
Наверно, староста форменным  образом погнал к нему учителя, и  тот терпеливо
ждал его,  а  перед этим  писал  целый протокол.  Увидев, что К.  задумался,
учитель  продолжал:  "Я  ему высказал свои возражения.  Указал  на  то,  что
школьный  сторож  до  сих пор нам  не  был нужен  -- жена  церковного служки
изредка   убирает   школу,  а  наша  учительница,  фройляйн  Гиза,  за  этим
присматривает.  Мне  же и  так  хватает возни  с ребятами,  и никакой  охоты
мучиться со школьным сторожем у  меня нет.  Господин староста  возразил, что
ведь в школе страшная грязь.  Я указал на  то, что,  по правде  говоря, дело
обстоит  не так уж плохо.  И  присовокупил: а разве станет  лучше,  если  мы
возьмем этого  человека в  сторожа? Безусловно, нет. Не говоря уж о том, что
он  в такой работе ничего не смыслит, надо  помнить,  что  в школе всего два
больших класса, без  всяких  подсобных  помещений, значит, сторожу  с семьей
придется жить в одном из классов, спать, а может быть, и готовить там же, и,
уж конечно,  чище от этого не станет. Но господин староста напомнил, что это
место для вас -- спасение  и  поэтому вы  изо всех сил  будете работать  как
можно  лучше, а  кроме  того, сказал господин  староста,  мы  вместе  с вами
заполучим рабочую  силу в лице вашей жены и ваших помощников,  так что можно
будет  содержать в образцовом  порядке  не только школу,  но  и  пришкольный
участок. Но я легко опроверг  все  эти  соображения, В конце концов господин
староста ничего больше  в вашу  пользу привести не смог, только рассмеялся и
сказал,  что, раз вы землемер,  значит, сможете аккуратно и  красиво разбить
клумбы в школьном саду. Ну, на шутки возразить нечего, пришлось идти к вам с
этим поручением". "Напрасно беспокоились, господин учитель, -- сказал К., --
мне и  в голову не придет принять это место". "Прекрасно, -- сказал учитель,
-- прекрасно,  значит, вы отказываетесь без всяких оговорок". И, взяв шляпу,
он поклонился и вышел.
     Вскоре пришла  Фрида  --  лицо  у  нее  было  расстроенное,  рубаху она
принесла не глаженую, на вопросы не отвечала; чтобы ее отвлечь, К. рассказал
ей  об учителе и  о предложении старосты;  не успел он  договорить,  как она
бросила рубашку на кровать и убежала.  Она быстро вернулась, но не одна, а с
учителем, который сердито  хмурился и молчал. Фрида  попросила его запастись
терпением -- как видно, она по дороге сюда уже  несколько раз просила его об
этом -- и  потом потянула К. за собой в  боковую дверцу, о  которой он  и не
подозревал,  на  соседний  чердак  и  там наконец,  задыхаясь  от  волнения,
рассказала ему, что произошло. Хозяйка возмущена  тем, что  она унизилась до
откровенничания с  К.  и,  что еще  хуже, уступила  ему в  том, что касалось
переговоров с Кламмом, не добившись  при этом ничего,  кроме холодного,  как
она  говорит, и притом неискреннего  отказа, поэтому  она теперь решила, что
больше терпеть К. у  себя в доме не желает;  если у него есть связи в Замке,
пусть  поскорее  использует  их, потому что сегодня же, сию минуту он должен
покинуть  ее дом. И только по прямому  приказу и под давлением администрации
она его примет опять; однако она надеется, что этого не будет, так как  и  у
нее в Замке есть связи и она сумеет пустить их в ход. И к тому же он и попал
к ним на постоялый двор только из-за ротозейства хозяина, а теперь он в этом
не нуждается, еще сегодня  утром он похвалялся, что ему готов другой ночлег.
Конечно, Фрида должна остаться: если Фрида уйдет именно  с К., хозяйка будет
глубоко несчастна, при  одной мысли об этом она  разрыдалась там, на  кухне,
опустившись  на пол у плиты,  бедная женщина с больным сердцем!  Но как  она
могла поступить иначе, если все это, по  крайней  мере по ее представлениям,
грозит запятнать  ее воспоминания о Кламме.  Вот  в каком  состоянии  теперь
хозяйка. Конечно, Фрида пойдет за ним, за  К., куда он захочет, хоть на край
света, тут и говорить не о чем,  но  сейчас они  оба в ужасающем  положении,
поэтому она с большой радостью приняла предложение старосты, и хотя оно  для
К. не подходит, но ведь место временное  -- это надо подчеркнуть  особо,  --
тут можно  будет выиграть некоторое время и легко  найти другие возможности,
даже если окончательное решение будет не в пользу К. "А в крайнем случае, --
воскликнула Фрида,  бросаясь  на шею К., -- мы  уедем, что нас тут держит, в
этой Деревне? А пока что,  миленький, давай примем это предложение, ладно? Я
вернула учителя, ты только скажи ему "согласен", и мы переедем в школу".
     "Нехорошо все  это,  -- сказал К. мимоходом; его не очень интересовало,
где они будут  жить,  а сейчас он  замерз в одном  белье, на чердаке, где не
было ни  стен, ни окна  и дул  пронзительный ветер. --  Ты так славно убрала
комнату,  а теперь  нам  из  нее  уходить.  Нет,  неохота, очень неохота мне
принимать это  место, уж одно унижение перед этим учителишкой чего стоит,  а
тут он будет  моим  начальством.  Если бы  еще побыть здесь  хоть немного, а
вдруг  мое  положение  за  сегодняшний  день  изменится?  Хоть  бы  ты   тут
задержалась,  тогда  можно   было   бы   выждать   и   ответ   учителю  дать
неопределенный.  Для себя-то я  всегда  найду  где  переночевать,  хоть бы у
Варна..." Но тут Фрида закрыла ему рот ладонью. "Только не там, -- испуганно
сказала она, -- пожалуйста, не повторяй таких слов. Во всем  другом я готова
тебя слушаться. Хочешь, я останусь тут одна, как это мне ни грустно. Хочешь,
откажемся от этого предложения, как это ни ошибочно, по моему мнению. Видишь
ли, если ты найдешь другие  возможности, да еще сегодня же к вечеру, то тут,
само собой  понятно,  мы  сразу откажемся  от  места при  школе и нам  никто
препятствовать  не  станет. А что  касается унижения  перед учителем, так  я
постараюсь, чтобы ничего такого не вышло, я поговорю с ним сама, а ты только
стой рядом и молчи, мы и потом  тоже так сделаем; если не захочешь, ты с ним
никогда и разговаривать не будешь, на самом деле подчиняться ему буду только
я одна,  хотя, впрочем,  и этого  не будет, слишком хорошо я  знаю  все  его
слабости. Значит,  мы  ничего  не  потеряем, если примем эту должность, зато
много потеряем,  если откажемся,  прежде всего  если  ты сегодня  ничего  не
добьешься в Замке, то ты действительно нигде,  нигде даже для себя одного не
найдешь ночлег, я говорю  о таком ночлеге, которого  бы мне,  твоей  будущей
жене, не пришлось бы стыдиться. А если тебе негде  будет ночевать, как же ты
сможешь от меня потребовать, чтобы я  спала тут, в теплой комнате, зная, что
ты бродишь по улице ночью, на морозе?" К.,  обхватив себя руками и все время
похлопывая себя  по  спине,  чтобы  хоть  немного  согреться, сказал: "Тогда
ничего другого не остается, надо принять. Пойдем".
     В комнате он  сразу подбежал к печке и на учителя даже не взглянул. Тот
сидел  у стола; вынув  часы, он сказал: "Становится поздно". "Зато мы теперь
окончательно  договорились,  господин  учитель,  --  сказала  Фрида,  --  мы
принимаем место". "Хорошо,  -- сказал учитель, --  но ведь  место предложено
господину землемеру. Пусть он  сам и выскажется".  Фрида пришла на помощь К.
"Конечно, -- сказала она, -- он принимает место, правда, К.?" Таким образом,
К. мог  ограничиться коротким "да", которое было обращено даже не к учителю,
а к  Фриде. "В  таком  случае, --  сказал  учитель,  --  мне остается только
изложить вам ваши служебные обязанности, чтобы договориться в этом отношении
раз и навсегда. Вам, господин землемер, надлежит ежедневно убирать и  топить
оба  класса,  самому делать все мелкие  починки школьного  и гимнастического
инвентаря, чистить снег на дорожках, выполнять все поручения, как мои, так и
нашей учительницы, а в теплые времена года обрабатывать  весь  школьный сад.
За это вы  получаете  право жить в одном из  классов, по вашему  выбору, но,
конечно,  когда уроки идут  не  в  обоих  классах одновременно,  и  если  вы
находитесь в том  классе,  где  начинаются  занятия,  вы  должны  тотчас  же
переселяться в другой класс. Готовить еду в школе не разрешается, зато вас и
вашу семью будут  кормить за  счет общины здесь, на постоялом  дворе. О том,
что  вы не  должны  ронять достоинства  школы  и  особенно  не  делать детей
свидетелями  нежелательных  сцен  вашей  семейной  жизни, я  упоминаю только
вскользь,  вы, как  человек образованный, сами  это  знаете. В связи с  этим
должен еще заметить, что  мы  вынуждены настаивать, чтобы  ваши отношения  с
фройляйн Фридой были как  можно скорее узаконены. Эти пункты и еще некоторые
мелочи  мы  запишем  в  договоре,  который вы должны  будете  подписать  при
переезде  в  школьное   помещение".   Все   это  показалось   К.   настолько
незначительным, словно он не имел к этому никакого  отношения  и  это его не
связывало, но важничанье учителя его  раздражало, и он небрежно сказал: "Да,
это обычные  условия".  Чтобы замять его  слова, Фрида спросила о жалованье.
"Вопрос оплаты будет решен только после месячного испытательного срока",  --
сказал учитель. "Но ведь для нас это большое затруднение, -- сказала  Фрида,
--  значит,  нам надо  пожениться  без  гроша, заводить хозяйство из ничего.
Неужели,  господин учитель, нам нельзя обратиться с просьбой в совет общины,
чтобы нам  сразу назначили  хоть  небольшое жалованье? Как вы  посоветуете?"
"Нет,  --  сказал  учитель, по-прежнему  обращаясь  к  К.  -- Такие  просьбы
удовлетворяются только по моему ходатайству, а  я этого не сделаю. Место вам
предоставлено  как личное одолжение, а если  сознаешь  свою  ответственность
перед  общиной,  то  без конца делать  одолжения нельзя".  Но тут К., хоть и
против воли, решил вмешаться.  "Что касается одолжения, господин учитель, --
сказал  он, -- так, по-моему, вы  ошибаетесь. Скорее я вам  делаю одолжение,
чем вы мне!" "Нет, -- сказал учитель и улыбнулся: наконец-то  он заставил К.
заговорить! -- Тут у меня есть точные сведения. Школьный сторож нам нужен не
больше, чем землемер. Что землемер, что сторож -- одна обуза нам на шею. Мне
еще придется поломать  голову, как оправдать расходы перед общиной.  Лучше и
естественней всего  было бы  просто положить заявление на стол. никак его не
обосновывая". --  "Я и  хотел  сказать, что  вам  приходится  принимать меня
против  воли.  Хотя для  вас это  тяжкая забота,  все  равно  вы должны меня
принять. А если кого-то вынуждают принять человека, а этот человек дает себя
принять, значит, он и делает одолжение". "Странно, -- сказал учитель, -- что
же  может нас  заставить принять вас? Только доброе,  слишком  доброе сердце
нашего старосты заставляет нас  пойти на это. Да,  вижу,  что  вам, господин
землемер,  придется расстаться  со  множеством всяких  фантазий, прежде  чем
стать мало-мальски сносным  сторожем. И уж конечно, такие высказывания  мало
способствуют  тому,  чтобы вам  назначили  жалованье  в  скором  времени.  К
сожалению, я замечаю, что ваше поведение доставит мне  немало хлопот:  вот и
сейчас вы  со мной беседуете  -- я смотрю и  глазам не  верю  -- в рубахе  и
кальсонах!"  "Да, да! -- воскликнул К. со смехом и хлопнул  в ладоши. -- Ах,
эти  скверные  помощники,  куда же  они  запропастились?"  Фрида  побежала к
дверям;  учитель,  увидев, что  К.  с  ним  больше разговаривать не склонен,
спросил Фриду,  когда  они переберутся  в  школу. "Сегодня  же", -- ответила
Фрида. "Утром проверю",  --  сказал учитель, махнул на прощанье рукой  и уже
хотел выйти  в дверь, которую отворила Фрида, но столкнулся со служанками --
те уже пришли  с  вещами,  чтобы  снова  занять свою  комнату. Пришлось  ему
протиснуться между ними  -- дороги они никому не уступили,  -- и Фрида  тоже
проскользнула мимо них.  "Однако вы поторопились, -- сказал К. служанкам, на
этот раз вполне  благожелательно.  --  Мы еще  тут,  а вы уже  явились?" Они
ничего не ответили и  только  растерянно теребили  свои  узелки, из  которых
выглядывали  все те  же грязные  лохмотья. "Видно,  вы никогда свои  вещи не
стирали!" --  сказал К. без всякой злобы,  скорее  даже приветливо.  Они это
заметили, и обе сразу разинули грубые  рты и беззвучно засмеялись, показывая
красивые,   крепкие,  звериные  зубы.  "Ну,   заходите,  --  сказал  К.,  --
устраивайтесь, это же ваша комната". И так как они все еще не решались войти
-- видно,  комната  им  показалась совсем не похожей на прежнюю. -- К.  взял
одну из них за руку, чтобы провести ее вперед. Но он тут же выпустил руку --
с таким изумлением обе посмотрели на него и, переглянувшись между собой, уже
не спускали с него глаз. "Хватит, чего вы на меня уставились!" -- сказал К.,
преодолевая какое-то  неприятное ощущение, и. взяв одежду и башмаки у Фриды,
за которой робко вошли и оба помощника, стал одеваться. Он и раньше и теперь
не  понимал, почему Фрида так терпима к  его  помощникам. Ведь. вместо  того
чтобы чистить платье во дворе, они мирно  обедали внизу, где их после долгих
поисков и нашла Фрида; нечищеные  вещи К. лежали  у них комком на коленях, и
ей пришлось  самой все  чистить; несмотря на это,  она, умевшая  так здорово
справляться   с   мужичьем  в  трактире,  даже  не   бранила  помощников,  и
рассказывала об их вопиющей небрежности как о маленькой шутке, и даже слегка
похлопывала  одного  из  них  по щеке.  К. решил потом  сделать  ей  за  это
замечание. "Помощники пусть  останутся, --  сказал  К.,  --  и  помогут тебе
перебраться".  Но  те,  конечно,  были  против  этого:  наевшись  досыта   и
повеселев, они с  удовольствием  размяли  бы ноги.  Только после слов Фриды:
"Нет, оставайтесь тут!" -- они подчинились. "А  ты знаешь, куда  я  иду?" --
спросил  К. "Да", -- ответила Фрида.  "И ты меня больше  не удерживаешь?" --
спросил К. "Ты встретишь столько препятствий, -- сказала Фрида, -- разве тут
помогут  мои слова?" Она  поцеловала К. на прощанье и, так как он не обедал,
дала  ему  с  собой  пакетик  с  хлебом  и  колбасой,  напомнила,  чтобы  он
возвращался уже не сюда,  а прямо в  школу, и,  положив  ему  руку на плечо,
проводила до дверей.

--------                          Читать   дальше   ...          

***    

 

***...Замок 01... Из загадок книжного мира

***  Замок 02  

***    Замок 03 

***   Замок 04

***     Замок 05 

***        Замок 06 

***   Замок 07 

***   Замок 08

***            Замок 09  

***    Замок 010 

***          Замок 011

***   Замок 012 

***         Замок 013

***   Замок 014 

***      Замок 015

***      Замок 016

***    Замок 017

***         Замок 018 

***          Замок 019

***    Замок 020

***           Замок 021 

***    Замок 022 

***    Замок 023

***    Замок 024

***       Замок 025

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 6 | Добавил: iwanserencky | Теги: Франц Кафка, текст, творчество, прочесть НАДО, Из загадок, книжный мир, книги, Замок, писатель, литература | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: