Главная » 2023 » Октябрь » 31 » Удар 040
23:30
Удар 040

===

— Не обольщайся, — поморщился старый маг, — Он очень хороший мечник. И очень хитрый при этом. Вызывает на бои только тех, про которых точно знает, что они слабее его. Против сильных соперников он не выходит, пользуясь своей дипломатической неприкосновенностью. Иначе его давно уже прирезали бы. Так что завтра твоему новому другу будет очень не просто. Ну и ты сам гляди в оба. Ходят слухи, что Сатоши как-то жульничает, но ещё ни разу не был пойман.
— Спасибо за предупреждение, — озадаченно произнёс я, — А как это вообще возможно — сжульничать? Он же даже не маг, как я узнал?
— Тут и без магии возможностей полно, — скривился маг, — К тому же, ему и не обязательно самому магичить. Кто-нибудь и со стороны может посодействовать. Плюс, амулеты различные. Перед боем он, конечно, должен их все снять, так что особенно внимательно осмотри его на их наличие.
— Ясно... — пробормотал я, вспоминая его антимагический амулет, — Вот кстати, давно хотел узнать. Я у него антимагический амулет видел, на что они вообще способны эти амулеты? Неужто действительно помогают?
— Нам с тобой они не помеха, — ухмыльнулся архимаг, — Они спасают только от прямого контакта с магом. От твоих огненных кулаков, например, или водяного хлыста. В общем от тех проявлений магии, что непосредственно связано с личным контактом с магом. Если ты, к примеру, запустишь в него молнию из руки, то ничего ему не будет, а вот если с неба призовёшь, то он его не спасёт. Огненными шарами тоже кидаться не советую. Хоть там контакт с твоей рукой и прерывается, но всё равно они ему не повредят, а вот если ты по нему воздушным тараном ударишь, то его амулет не остановит. И не спрашивай, почему так. До конца я и сам ещё в этом не разобрался. Видимо, одно дело, когда ты практически внутри себя создаёшь магию, и другое, когда снаружи её формируешь. Тут долго рассуждать можно, но сейчас этого и не нужно. Амулет этот, в общем, только от слабых магов поможет, которых тут большинство. Для тебя он помехой не станет, так что не бери в голову.

  — Хорошо, не буду, — нехотя согласился я, — И тормозните здесь! Я выйду, — вовремя спохватился я, увидев нужный поворот к своему новому дому. А то так и уехал бы опять к башне архимага.
* * *
— Мих... Мих! Вставай! — затормошили меня чьи-то руки. Я нехотя разлепил глаза и уставился на беспокойных девчонок, тормошивших меня с двух сторон.
— Майю, Маринет, что случилось? — широко зевнув, поинтересовался я, — Что вам не спится-то? — я когда пришёл домой долго уснуть не мог на новом месте. Ворочался почти до самого утра, и сейчас спать хотелось неимоверно.
— Да ты же сам нас вчера просил разбудить в семь утра! — возмущённо вскинулась Майю, — Ты забыл, что ли?
— Забыл... — покаялся я, — Спасибо, девчонки. С меня по конфете каждой, — подмигнул я им вставая, на что они довольно переглянулись. И да, думаю, тут надо пару слов сказать об исчислении времени. Я только недавно узнал язык достаточно хорошо для того, чтобы разобраться, что день они тут делят на двадцать пять шкехосов, которые я мысленно перевёл как часы, в одном часе было пятьдесят мархат, минуты, по нашему, ну а в минуте пятьдесят местных секунд. Учитывая их любовь к десятичной системе — ничего удивительного. Простые люди время узнавали при помощи солнца и длинной палки, по отбрасываемой им тени, и только самые богатые могли позволить себе механические часы, которые тут не так давно появились. Я, кстати, тоже подумывал о том, чтобы купить себе часы. Останавливала пока только цена в сто золотых монет, и это на самые простые! Решил, что когда доберусь до второго тайника Мэтью, то тогда уже и обзаведусь часами, пока такой уж крайней необходимости не было в них. А не исключено, что они и там, в тайнике, могут оказаться. Он же говорил, что там хранятся самые ценные вещи, так что очень даже может быть, что они там будут. И ещё надо будет суметь потом реализовать все ценности, которые я там найду, с учётом того, что это всё краденное.
Ладно, с этими вопросами буду потом разбираться, а пока надо поспешить. Надо карету ловить и за Танакой заехать. Встреча была назначена на девять за городом, так что пока время терпит. Ещё и позавтракать успею, — решил я, двигаясь на кухню. Вряд ли на этой дуэли кормить будут.
* * *
— Нервничаешь? — поинтересовался я у Танаки, барабанящего пальцами по двери кареты.
— Есть немного, — не стал скрывать он, искоса глянув на меня. Мы уже минут пятнадцать как выдвинулись на место встречи, и подъехали к городским воротам.
— Дуэльного опыта у меня нет, так что тут у него преимущество, — задумчиво продолжил он, не обращая внимания на заглянувшего в окно стражника, перед тем как мы проехали через ворота, — Да, за последний год я сильно прибавил, усиленно тренировался, даже поучаствовал несколько раз в уничтожении банд, но... Опыт есть опыт... — вздохнул он, сосредоточенно глядя в окно кареты.
— Ну вот и приобретешь свой первый опыт, — хлопнул я его ободряюще по плечу, — Насколько я понял, этот имперец привык иметь дело со слабыми противниками, так что ты вполне можешь удивить его. И эта... Не нравится мне твой настрой. Взбодрись давай!
— Будем надеяться, что Сёстры не оставят меня своей милостью, — опять он было вздохнул, но тут же встряхнулся, — Ты прав! Что-то куда-то не туда у меня мысли ушли. Уверен, я смогу его неприятно удивить!
— Вот так-то лучше... — проворчал я, — И куда мы вообще едем? Почему нельзя было в городе это сделать?
— Это давняя традиция, — Танака закончил стучать по карете, и сложил руки друг на друга в замок, — Ещё прадед нашего герцога запретил дуэли в чёрте города, вот и обустроили подходящую площадку за городом. Сейчас запрет снят, но традиция осталась. Да и герцог неодобрительно к ним относится. А у вас, откуда ты родом, где дуэли проходят? — неожиданно спросил он.
— У нас они прямо на аренах проходят, — ляпнул я на автомате не подумав.
— Ого! Не знал, что у вас там в горах арены есть! — восхитился он, и только тут я сообразил, что чуть легенду свою не разрушил. Ну какие у варваров могут быть арены?
— Ну, это я так перевёл как арена, так как другого подходящего слова не знаю, — судорожно начал отмазываться я, — Так-то, конечно, это не совсем арена. Здания там нет. Есть некая ровная площадка в горах, где при необходимости мы и устраиваем поединки.
— А, понял! Круг битвы. Слышал о таком, — кивнул он, — Там, куда мы едем, он почти такой же.
— Во-во, именно он, — облегчённо выдохнул я, — О! Кажись, приехали.
Карета плавно остановилась, и мы вылезли из кареты. Наш противник был тут в сопровождении нескольких человек, один из которых был врачом, с которым мы вчера с секундантом соперника договаривались. Сама площадка представляла собой довольно большой ровный земляной круг метров сто в диаметре, а вокруг неё даже несколько лавок стояло для удобства наблюдающих, видимо.
— Ну надо же. А я думал, уважаемый Танака Хан уже и не приедет, — выкрикнул издалека имперец, оскалившись в ухмылке, — Это же ему так свойственно, не являться на запланированную встречу. Тут ты меня удивил, признаю.
— О чём это он? — прошептал я Танаке.
— Когда я отказался от свадьбы, мне нужно было явиться на встречу с ним вместе с отцом и лично сообщить о своём отказе, — скривился раздражённо тот, — Но отец мне запретил это, опасаясь, что Санаши прямо там вызовет меня на дуэль, и отправил меня аж на другой материк по делам Дома, — пояснил он.
— Ясно. Воля отца есть воля отца, — глубокомысленно произнёс я, — Ты не мог её нарушить, так что никакой трусости тут нет, на что намекает этот... — замялся я, так как не был силен в местных ругательствах, — Урод, — еле подобрал я хоть что-то подходящее.
— Вот именно, — кивнул он.
Танака с Санаши встали по разные стороны круга, а мы с секундантом противника пошли по очереди проверять их на запрещённые амулеты.
— Зачем вам сейчас амулет против чар? — с подозрением поинтересовался я, увидев, что тот взял его на бой. Больше никаких амулетов я не обнаружил.
— На всякий случай, — ухмыльнулся имперец, впрочем, опасаясь встретиться со мной взглядом, — Я не доверяю противнику. Вдруг он всё-таки чары как-то использует? Учитывая, что вы — личный ученик архимага, лучше я перестрахуюсь. У меня нет в ближайшем окружении людей, столь же одарённых как вы.
— То есть вы предполагаете, что мой друг или я будем жульничать? — мрачно посмотрел я на него.
— Скажем так, я не исключаю никаких вариантов. Прошу понять меня правильно. Вас я совсем не знаю, а Танаке так уж точно доверять не могу, — осторожно пояснил он, видимо, опасаясь моей реакции.
— К тому же это не запрещено, — поспешил вмешаться его секундант, довольно пожилой уже мужчина, вытирая пот со лба платком. Он мне представлялся вчера, но его имя было уж совсем какое-то невообразимое, так что я его не запомнил, — Противочародейские амулеты разрешается использовать и в обычных дуэлях, — пояснил он.
— Ну что же, ладно, — согласился я, не отводя от Саноши пристального взгляда. Вот всем нутром чую, что что-то тут не чисто, но что не так — понять пока не могу. Надо будет повнимательнее за ним следить во время боя, — Что теперь? Проверка оружия? — обернулся я к своему коллеге.
— Рано. Сначала вы должны поинтересоваться, удовлетворит ли господина Саноши извинение господина Танаки, — подсказал тот.
— Думаю, это лишнее. Сомневаюсь, что господину Саноши нужны извинения. Я ведь прав? — поинтересовался я у имперца. Тот лишь кивнул в ответ.
— Теперь господин Саноши как вызывающий должен решить, когда закончится бой. С первой кровью или бой будет до смерти противника? — продолжил секундант.
— Только смерть, — чуть ли не прошипел имперец, сверля взглядом противника.
— Тогда можно перейти и к оружию, — кивнул его секундант. Мы подошли к небольшому столику, на котором лежали два клинка. Один из них привезли мы с Танакой, другой же уже лежал тут когда мы приехали. Оба были похожи друг на друга почти как две капли воды. Оба чуть с метр в длину, шириной сантиметров шесть. С виду они очень были похожи на наши шпаги, но тут у всего подобного оружия почему-то было одно название — меч. Уж не знаю. Может, я ещё плохо язык изучил, для того, чтобы некоторые нюансы улавливать? Да и не важно, — решил я, — сейчас не до этого.
Мы проверили, что клинки были одного размера, далее к ним подошёл врач, и что-то капнул на лезвия, держа клинки плашмя.
— Это зачем? — удивился я.
— Проверка на яд, — сухо ответил доктор, — Видите, капли остались? Если бы они посинели, то это значило бы, что на клинок нанесён яд. Но капли остались прозрачными, значит, всё нормально.
— И что, это на все существующие яды проверка? — ещё больше удивился я, глянув сначала на капли, которые действительно остались прозрачными, а потом на доктора.
— Нет, конечно, — покачал головой тот, — Только на несколько самых распространённых. На все яды проверить невозможно. Но в случае летального исхода дуэли тело обязательно проверяется на отравление и уже куда более детально.
— Ясно. Спасибо за разъяснения, — озадаченно почесал затылок я.
— Не за что, — одними уголками губ улыбнулся доктор, положил склянку с... Как бы это назвать? Реактивом? Обратно в свою сумку, и пошёл к одной из лавок.
— Долго вы ещё разговоры вести будете?! — раздраженно бросил Санаш, — Давайте уже начинать!
Мы с его секундантом переглянулись, взяли клинки своих подопечных, и понесли каждый своему. Через некоторое время  они медленно начали сходиться, а мы отошли чуть в сторону, чтобы не мешать.
* * *
Да-а-а, мне так никогда не суметь! — промелькнула у меня восхищённая мысль через пару минут после начала боя. Это был какой-то вихрь из стали. Иногда я даже не успевал уследить за ударами, настолько быстро они наносились. Эти шпаги, конечно, были значительно легче моего меча, так что я с подобным оружием был бы ещё быстрее, но... Тут уже мало было только скорости. Важно было мастерство, которым безусловно обладали оба противника на очень высоком уровне. Пока ни у одного из них не было явного преимущества. То Танака шёл в атаку, а Санаши медленно отступал, остро контратакуя, то последний перехватывал инициативу и уже сам переходил в контрнаступление, а мой друг садился в защиту. Бой по настоящему завораживал и держал в напряжении.
Вот Танака немыслимым каким-то финтом отразил очередной выпад противника, резко контратаковал, клинок гадюкой метнулся к лицу имперца, тот каким-то неимоверным образом извернулся, и лезвие лишь слегка рассекло щёку. Танака тут же сделал шаг назад и опустил клинок. Зря. Надо было добивать, — с досадой подумал я, — К чему благородство в драке с противником, который выбрал поединок до смерти?
— Продолжаем! — хрипло каркнул Санаши, и, не обращая внимания на капавшую кровь, ринулся в контратаку с такой яростью, что мой подопечный попятился назад под этим напором. Порыв имперца был таким мощным, что Танаке пришлось уйти в глухую оборону, даже не помышляя об контратаке. Вот он пропустил удар, который скользнул по его плечу, но Санаши в отличие от него в благородство играть не стал, и продолжил бой даже усилив натиск, не давая моему другу перекинуть клинок в здоровую руку. А дальше.... А дальше я вдруг почувствовал, что что-то тут не так, и двинулся к поединщикам, сопровождаемый возмущённым криком своего коллеги....

***  

===

Глава 21               

Сначала я сам не понял, что меня насторожило в Санаши. Поначалу он почти ничем не выделялся на фоне моего нового друга. Разве что более скупыми и отточенными движениями. Но вот после полученного ранения всё изменилось... Он как будто второе дыхание открыл, взорвавшись целым каскадом ударов и не давая Танаке ни секунды продыху, заставив уйти того в глухую оборону. И вдруг я понял, что меня напрягло. Санаши был быстр. Слишком, не человечески, быстр! Не так быстр как я, конечно, но и обычному человеку до него было далеко
И как это возможно? — лихорадочно размышлял я, внимательно наблюдая за ним. Он — не маг, значит, это не особенность организма. Амулетов, кроме античародейского, на нём не было. Может, кто-то издали ему магией помогает? Но как? И как это выявить? Причём, сделать это надо было быстро, пока он не убил Танаку, который пропустил уже, пусть и по касательной, два удара, и всё также сидел в глухой обороне, и чувствовалось, что силы у него заканчиваются.
Мозг лихорадочно искал выхода из сложившейся ситуации, перебирая различные варианты, а ноги сами понесли меня к сражающимся. Сзади что-то возмущённо вопил секундант противника, но я не обращал на него ни малейшего внимания. Не до него сейчас. Я всем нутром чуял, что Санаши жульничает. Осталось выяснить, как именно.
Я успел вовремя. В какой-то момент имперец молниеносным ударом выбил оружие из ослабевших рук моего подопечного, пинком ноги отправил его на землю, и следующий удар наверняка пронзил бы его насквозь, если бы в этот момент я не перехватил атакующую руку.
— Тураш маркху! — явно выругался он, в бешенстве уставившись на меня, — Вы не имеете права вмешиваться в бой!
— Имею, если считаю, что были нарушены правила дуэли, — спокойно ответил я, не обращая внимания на присоединившегося к нам второго секунданта.
— И у вас есть доказательства? — пропыхтел коллега. Забег его тушке дался не легко, и сейчас он пытался изо всех сил отдышаться, напоминая вытащенную на берег рыбу.
— Есть, — наконец решился я, вспомнив, что я из присутствующих единственный был чародеем, так что проверить они мои слова не смогут. На самом-то деле я так и не смог найти причину, из-за которой Санаши смог вдруг так сильно ускориться, но определённые подозрения у меня появились. Никак не давал мне покоя тот античародейский амулет. С чего мы вообще все решили, что это именно он? Из-за характерного внешнего вида? Так это ничего не доказывает. Под этим обликом вполне могло и что-то другое скрываться. И вообще, только сейчас до меня дошло, что как-то странно мы проверяли дуэлянтов перед боем, на глаз, хотя по идее для проверки магии наверняка должны были какие-нибудь амулеты использоваться. Хотя с другой стороны, не исключено, что у него была какая-то защита и от таких проверок, так как это был уже далеко не первый бой Санаши, и никто его ещё на мошенничестве не поймал.
Воспользовавшись тем, что в ходе поединка амулет опять оказался снаружи, я быстро протянул руку и сорвал его. И похоже, что я не ошибся в своих выводах, так как он был чуть ли не горячим.
— Ты что творишь! — угрожающе прошипел имперец, — Не имеешь права! Я же тебя...
— Если останетесь в живых, то сможете меня потом на дуэль вызвать. Прятаться я не буду, — оскалился я в ответ. Танако уже пришёл в себя, встал рядом со мной и озадаченно искоса посматривал на меня, — Вот только не уверен, что у вас будет такая возможность. С этим амулетом точно что-то не так, так что я лично отдам его на проверку верховному чародею. И если он, в чём я почти уверен, выявит нарушение, то об этом будет доложено как герцогу, так и вашему императору. О последствиях, думаю, вы и сами догадываетесь... — мрачно закончил я. Имперец побледнел и промолчал.
— Я не понял, мы драться-то дальше будем или уважаемый Санаши мне прямо сейчас готов сдаться и извинения принести? — вмешался в наш разговор Танака, бросив ненавидящий взгляд на имперца.
— Не дождёшься! — яростно прошипел тот, — К бою!
Мы со вторым секундантом поспешили отойти. Вот сейчас и посмотрим, насколько я прав в своих предположениях...
* * *
Я застыл перед входом в огромный храм Двух сестёр, уходящим вверх метров на пятьдесят. Это был главный храм герцогства, и всем своим видом демонстрировал могущество местной церкви. Даже резиденция герцога была меньше по размеру. Не став тянуть время, я сразу после боя отправился сюда, закинув по пути домой Танаку, весьма довольного своей победой и призывающего меня отправиться с ним в таверну отметить столь знаменательное событие. Отказываться я не стал, но уговорил его перенести мероприятие на вечер, так как пока у меня были кое-какие дела.
И всё таки я не ошибся в своих предположениях. После утраты амулета скорость Санаши снизилась в несколько раз, и теперь уже ему пришлось уйти в глухую защиту, отбиваясь от атак более молодого и быстрого противника. Не прошло и десяти минут, как всё было закончено. Устав сидеть в глухой обороне, имперец в какой-то момент попытался контратаковать, и тут же пропустил встречный удар прямо в грудь, заставивший его упасть на колени и выпустить меч из ослабевших рук. На месте Танаки я не упустил бы момент и тут же добил его, но мой друг был излишне благороден. Он опустил оружие и отошёл в сторону, позвав доктора, который и подтвердил, что его противник больше не может продолжить бой. Зря он его пожалел. Судя по ненавидящему взгляду Санаши, которым он смотрел на нас, когда его грузили в карету, ничего ещё не закончилось, но Танака был вполне доволен исходом боя и хотел как можно скорее отметить победу, не забыв поблагодарить меня за помощь.
— Я твой должник, — крепко сжал он моё плечо на прощание и пристально посмотрел в глаза, — Если бы не ты, то я наверняка был бы уже мёртв...
— Не стоит придавать этому большое значение, — отмахнулся я, — Уверен, что на моём месте ты поступил бы также.
— Может быть, — кивнул он, — Но тем не менее знай, что я для тебя готов сделать что угодно. Будь осторожнее. Я уверен, что Санаши не простит тебе вмешательства в бой и постарается отомстить.
— Если то, что я думаю насчёт его амулета, подтвердится, то скоро ему не до мести будет. Учитывая, скольких представителей Великих домов он уже успел убить на дуэлях, далеко не факт, что он долго проживёт. Наша аристократия особым терпением не отличается. Если герцог сам им не займётся, то вскоре, я уверен, им займётся кто-нибудь другой, — мрачно ухмыльнулся я.
— Возможно, — кивнул Танака, — Но ты действительно думаешь, что он жульничал?
— Уверен! — отрезал я, — Сегодня же попрошу наставника проверить его амулет. Да ты и сам, думаю, почувствовал разницу в том, каким он был до снятия амулета, и каким стал.
— Да, у меня промелькнуло что-то такое, но я подумал, что он просто выдохся. Хотя разница в скорости действительно была существенной, — ещё раз задумчиво кивнул приятель, — Надеюсь, что к концу дня мы будем уже точно знать, жульничал он или нет.
Мы попрощались до вечера, и вот теперь я застыл перед входом в храм. Идти туда не хотелось от слова совсем. Церковь я не любил ещё со своего первого мира и в бога я, как и большинство детдомовцев, не верил. Слишком сильна была боль от того, что либо тебя бросили самые родные люди, либо они погибли. Как вы понимаете, подобное вызывает эмоции не сильно-то подпадающие под церковные заповеди и учения. Лично я всего два раза в своей жизни был в церкви, оба раза я там был, можно сказать, за компанию, и положительных эмоций от этих посещений у меня не было совсем. От запаха горящих свечей и отсутствия свежего воздуха мне сразу же становилось дурно. Показное раболепие присутствующих раздражало. И позиция некоторых из тех товарищей, которым я и составлял компанию, вызывала откровенное удивление. Почему-то они считали, что если ты согрешил и покаялся, исповедался, то это автоматически прощало им все грехи, и можно было спокойно грешить дальше. У меня в голове это никак не укладывалось, так как я считал, что тут поможет только искреннее раскаяние, и церковь, которая по сути, является лишь промежуточным звеном между человеком и богом, посещать при этом совсем не обязательно. Но своё мнение я оставлял при себе, не собираясь никому его навязывать. Каждый волен заблуждаться так, как ему хочется.
— Грандиозно, не правда ли? — вывел меня из состояния задумчивости чей-то мягкий вкрадчивый голос. Опустив голову, я увидел перед собой не высокого, мне по грудь, старика в белых одеяниях, уж не знаю, как они называются. Тощая седая бородка опускалась ему на грудь, а маленькие хитрые глазки цепко уставились на меня.
— Правда, — кивнул я ему, догадавшись, что вижу одного из местных священнослужителей, — У нас в горах ничего подобного нет. Внушает почтение и трепет. Даже не могу решиться войти.
— Тебе нечего бояться, уважаемый. Сёстры всегда рады видеть каждого из нас, и не важно, где проходит ваша встреча. У скромного алтаря в горах, или в самом большом и величественном храме герцогства, уступающим своими размерами разве что лучшим имперским храмам, — довольно погладил он свою бородёнку, — Я вижу, что ты впервые у нас. Пойдём. Я тебе всё покажу.
— Благодарю, — кивнул я ему, и мы вошли внутрь.
* * *
Я думал, что был готов увидеть внутри всё, что угодно, начиная от пафосной роскоши, заканчивая бесконечными рядами скамеек, вдоль которых будут ходить священнослужители, собирая поборы, но реальность превзошла все мои ожидания. Передо мной предстал огромный зал, вокруг которого уходили ввысь десятки белоснежных колонн, а в самом зале не было ничего... Он был абсолютно пуст, не считая ходивших по нему небольших групп людей. Сначала я даже не понял, зачем и куда они там курсируют, но присмотревшись понял, что уходившие вверх огромные колонны являлись своеобразными перегородками для находившихся между ними небольших комнаток, в которые то и дело заходили люди и выходили обратно. Отсюда, от входа, мне не было видно, что там происходит.
— Разочарован? — донёсся до меня хитрый голос моего сопровождающего.
— Скорее удивлён, — осторожно ответил я, — Не ожидал в столь величественном храме увидеть такой... — я хотел сказать, аскетизм, но не знал, как это слово будет на местном языке.
— Простоты? — подсказал священник, — Скудости?
— Да, — односложно согласился я с ним, — Возникает чувство не соответствия того, что видишь снаружи с тем, что находится внутри...
— Не у тебя первого, мой юный друг, — мелко рассмеялся собеседник, — Все сразу, как видят храм, забывают, что наша церковь не поощряет демонстрацию богатства. В нашем храме должно быть комфортно всем, и аристократам, и богачам, и последнему нищему. Не должен посетивший нас человек, у которого денег нет даже на тарелку супа, вместо того, чтобы спокойно обращаться к сёстрам, пылать к нам злобной завистью. Здесь, в храме, все равны перед Великими.
— Разумно, — кивнул я, невольно согласившись с ним, не став озвучивать свои мысли о том, что церковь с её богатствами вполне могла бы взять заботу о нищих на себя. Ну, как минимум, организовать им бесплатные обеды. И вообще, учитывая их гигантские доходы от магических камней, не вполне понятно, куда они уходят. Я, конечно, догадываюсь, но хотелось бы наверняка знать, чтобы огульно не обвинять людей.
— И даже очень, — подмигнул вдруг мне священник, хитро поглаживая свою бородёнку, — Но где же мои манеры? позвольте представиться, молодой человек. Епископ Елизер Ликарский к вашим услугам, — слегка обозначил он поклон.
— Знакомство с вами — честь для меня, Ваше преосвященство, — согнулся я в поклоне, мысленно насторожившись. Ну не верю я в такие совпадения, что в первое же посещение мною церкви мне удалось совершенно случайно познакомиться с самим епископом, — Меня зовут Мих. Я ученик Верховного чародея Ликарии.
— Мих? Весьма наслышан о вас, и рад, что вы нашли, наконец, время навесить нас, — тихо рассмеялся он.
— Прошу прощения, — сделал я виноватый вид, — На самом деле я давно уже собирался придти в церковь, но вечно что-то мешало. То на арене пришлось биться, при этом, пришлось ваш язык учить и я только-только начал на нём нормально говорить. А не так давно у меня вообще возник конфликт с местными бандитами, и все мысли были только об этом. Как появилось свободное время, так сразу к вам и пришёл, — развёл руками я, специально сделав вброс насчёт бандитов. Уверен, что церковники знают про этого Чёрного герцога, и я надеялся, что мне удастся заставить их поделиться информацией.
— Да, я уже в курсе о том, какая у вас насыщенная жизнь. Бои, драки, дуэль эта опять же, которую вы забыли упомянуть, — бросил на меня внимательный взгляд епископ, — Впрочем, предлагаю пройти в одну из комнат, и там более предметно поговорить. В конце-концов, они именно для того и предназначены, чтобы прихожане могли поделиться своими горестями и бедами и получить от нас поддержку, пусть и чаще всего лишь моральную, — не дожидаясь от меня ответа, он медленно пошёл вперёд, я же двинулся за ним следом.
* * *
В небольшой, размером примерно два на два метров, комнатке без двери располагался маленький столик с горевшей на нём одинокой свечкой в высоком подсвечнике и две табуретки.
— Я вижу, что у вас есть много вопросов, друг мой. Спрашивайте. Постараюсь не разочаровать вас ответами, — предложил епископ, едва заметно улыбаясь в полумраке комнаты, когда мы уселись напротив друг друга.
— Хорошо, — кивнул я, — Вы только не обижайтесь, но почему-то мне кажется, что вряд ли сам епископ проводит первую беседу с каждым новым прихожанином. За что мне такая честь?
— Ты прав, — обезоруживающе улыбнулся мне епископ, — Я действительно далеко не каждому оказываю такую честь. Не буду скрывать, я узнал тебя, когда увидел у входа в мой храм. Мне доводилось бывать на твоих боях, и я лично видел как ты стал чародеем и верховный чародей забрал тебя в свои личные ученики. Увидев тебя мне стало интересно поближе познакомиться со столь интересной личностью, вот я и решил устроить тебе небольшую экскурсию и лично выслушать тебя. Даже эта комната, — обвёл он руками помещение, — Тоже далеко не для всех посетителей. В обычных комнатах для посетителей есть лишь табуретка перед перегородкой, за которой находится один из моих братьев. Обычно мы против того, чтобы посетители видели лица своих собеседников во избежание различных эксцессов. Только особые гости удостаиваются чести побеседовать лицом к лицу со священнослужителем, и лишь единицы из них выслушиваю я лично. Но ты, кажется, говорил о каких-то неприятностях с бандитами? — сделал он озабоченный вид, меняя тему, — Не будем терять время. Расскажи мне. Возможно, я сумею тебе чем-нибудь помочь.
— Я был бы очень признателен вам за это, — вздохнул я, и приступил к рассказу, слегка подкорректировав события. Естественно, я не стал рассказывать о своём попадании в этот мир, и своё участие в бое при нападении на карету разбойников также свёл к минимуму. Промелькнула было мысль исключить и информацию о том, что Мэтью выдал мне расположение схрона с деньгами и где он находился, но чуть подумав, я её откинул. Слишком многие уже знали о том, что Хван Корд выдал мне один из тайников, легко можно было спалиться. Так что рассказал и об этом, единственное, умолчав о том, что он находился в стене храма двух сестёр. Мало ли как это воспримет этот фанатик? Ну и уже привычно умолчал о втором тайнике. Зато о встречах с людьми Чёрного герцога поведал во всех подробностях. Уверен, что церковники знают о нём. Вопрос только в том, захотят ли они мне помочь?
Епископ слушал молча и не перебивал, а когда я замолчал, встал со стула и сложив руки за спину прошёлся туда обратно по этой клетушке, и сел обратно на место.
— Ну что же... — задумчиво начал он, — Это весьма похвально, что ты пытаешься помочь даже не знакомым людям, но и весьма неосторожно с твоей стороны. Мы давно уже слышали об этом Чёрном герцоге. Наш герцог рвёт и мечет, требуя от начальника своей стражи, чтобы тот доставил ему его в живом или мёртвом виде. Вот только прошло уже несколько лет с момента его появления, а никто так и не знает, кто он такой. Герцог объявил награду за его голову в размере десять тысяч золотых, но... — развёл он руками, — Даже это не помогло. Мы постараемся тебе помочь и предоставить всю информацию какую имеем о нём. Ещё мы можем взять тебя под свою охрану, и это почти наверняка выведет тебя из-под возможного удара. Даже бандиты не рискуют связываться с нами, но... Взамен нам будет тоже от тебя кое-что нужно... — многозначительно замолчал он, пристально глядя на меня. Я не стал его разочаровывать.
— Благодарю! Я готов сделать для вас всё, что в моих силах! — поспешил горячо заверить я его.
— Всё, что я сейчас скажу, должно остаться между нами! — сбросил он вдруг маску добренького дядюшки и сурово глянул на меня, поджав губы, — Поклянись сёстрами, что о нашем разговоре никто не узнает!
— Клянусь! — без тени сомнений ответил я. Не знаю как местным, а мне было глубоко плевать на всех этих сестёр вместе взятых.
— Хорошо, — успокоился он, и опять погладил свою бороду, — Как ты относишься к своему учителю? — прозвучал вдруг от него очень неожиданный вопрос.
— Да как... — замялся я, — Я же его почти не знаю, как я могу к нему относиться? Ещё и не вижу почти. Мы только-только к учёбе приступили. Мне, конечно, льстит, что меня взял в ученики верховный чародей, но и только. Слишком на разных уровнях мы с ним находимся. Где я и где верховный чародей? И он не торопится сокращать между нами эту дистанцию, — нёс я какую-то ахинею, но судя по покачивающему довольно головой в такт моим словам епископу, двигался я в правильном направлении.
— А что, с ним что-то не так? — сделал озабоченный вид я.
— Вполне возможно, — медленно кивнул он, — Но об этом пока рано говорить. Скажем так. У церкви появились кое-какие сомнения в отношении него, и мы хотим с твоей помощью или подтвердить или опровергнуть их. Ты готов нам помочь?
— Конечно! — уверенно кивнул я, — Что от меня нужно?
— Да в сущности немногое... — задумчиво пробормотал он, замявшись, как будто не решаясь что-то произнести, — Нам нужно, чтобы ты немного последил за ним, — наконец решился он, — Посмотрел, с кем он встречается, по возможности, подслушал разговоры, которые ведутся на этих встречах, и своевременно докладывал о них нам, и вообще обо всём, что тебе у него показалось странного и необычного. Взамен же мы поможем тебе с бандитами и будем негласно поддерживать при необходимости. Ну и денег будем на расходы подкидывать. Скажем, по пятьсот золотых в декаду? Устроит?
— Вполне! — лаконично отозвался я, сделав довольный вид, а сам же задумался. Мне кажется, или какая-то уж больно грубая вербовка у них? Неужели совсем не опасаются подкупать людей из ближайшего окружения чародея? Хотя с другой стороны, чем проще — тем лучше и чего им бояться? Я же в их представлении тупой варвар спустившийся с гор и не связанный с ним никакими обязательствами. Учитывая, что всех местных жителей с рождения таскают в церковь и учат преклоняться как перед Великими сёстрами, так и перед самой церковью, то я, в их понимании, сейчас вообще должен в экстазе биться от того, что сам епископ снизошёл до меня, — Всё сделаю! Разрешите приступить? Куда и когда мне приходить с докладами? — чуть ли не рявкнул я, изображая дикое рвение тотчас мчаться выполнять указания.
— Не спеши, мой юный друг, — довольно похлопал меня по плечу епископ, — Будь очень осторожен! Он очень хитер и умён. Нельзя, чтобы он что-нибудь заподозрил. В этот храм больше не ходи, это слишком опасно. Раз в декаду приходи в храм на углу улиц Хатоширо и Мурохоно. Скажешь любому служителю, что у тебя весточка от ученика, и тебя приведут в комнату, где будет моё доверенное лицо. Если же будет что-то срочное, то приходи туда в любое время, и паролем будет Благая весть для всеобщего блага, и тебя тут же выслушают и при необходимости окажут помощь. Сейчас же держи небольшой аванс, — с этими словами он вытащил из-под одежды увесистый кошель и с громким звоном опустил его на стол.
— Благодарю, ваше преосвященство, — кивнул я, поднимая кошель и взвешивая его в руке. Тяжёленький, — А можно мне вместо него получить у вас камень с... — чуть было не сказал, маной, — С эманациями Сестёр? Я как раз хотел его приобрести, да и у чародея не будет лишних вопросов о том, откуда у меня вдруг взялись такие деньги. Он видел, что я шёл к вам налегке.
— Разумеется. Так действительно будет лучше, — кивнул он довольно, — Меня радует твоя разумность. Жди меня здесь, — он торопливо вышел из комнаты, а я остался ждать, и представлять себе реакцию архимага на мои новости об интересе к нему церкви. Чую, это будет забавное зрелище...

***   

===                     

Глава 22           

— Ты как? — хрипло спросил Танака, и протянул мне бокал.
— Лучше б я вчера умер, — так же хрипло ответил я, передёрнувшись при виде бокала, и отрицательно помотав головой, что вызвало очередную вспышку боли. Даже удивительно, что при всей моей бешеной регенерации меня сейчас так мучило похмелье, и это при том, что мы вчера не какой-нибудь самогон сомнительного качества употребляли, а дорогое вино по сотне золотых за бутылку. Может, это не в алкоголе дело? Может, отравился чем? Я попытался вспомнить, чем мы там закусывали, но в голове всё было как в тумане. Надо будет на следующем же занятии поинтересоваться у архимага про антипохмельные умения.
— Это вода. Холодная, — уточнил он, и я тут же выхватил у него из рук сосуд с живительной влагой и припал к нему сухими губами. Вчера мы всё же выбрались в трактир, где за разговором осушили несколько кувшинов вина. Сложно сказать точно сколько именно. Я уже после второго перестал следить за их сменой, увлёкшись разговором и чрезмерно расслабившись. Сначала мы выпили за победу Танаки на дуэли, потом — за Верховного чародея, который подтвердил, что за видом антимагического амулета скрывался вполне себе боевой амулет, повышающий скорость и силу у владельца. К тому же, на него были наложены маскирующие чары, благодаря которым Санаши и не попался раньше. Чародеи в основной своей массе тут были слабые, вот и не смогли выявить это, а я пока и не умел подобного.
Архимаг в итоге оставил амулет у себя, и сообщил, что сам доложит об этом герцогу, так что имперца вскоре ждали большие неприятности. За это мы тоже выпили. И это я уже молчу о том, как меня порадовала реакция учителя на то, что им заинтересовалась церковь. Не то чтобы я отличался особым злорадством, но спесь с него немного сбить не мешало, а уж от вида ошарашенного изумления в его глазах у меня аж настроение улучшилось. Застыв столбом на несколько секунд, он вскоре отмер, и сложив руки за спину, прошёлся по комнате туда-обратно, что-то бормоча себе под нос на китайском. То ли ругался, то ли думал так, хрен его знает.
— Плохо дело... — пробормотал он остановившись у окна и уставившись в него.
— Да уж мало хорошего в таком внимании церкви, — согласился я с ним.
— Тут не в этом дело, — поморщился он, и тут же поправился, — Точнее, не только в этом. Беда в том, что о подкупе сообщил только ты, а я уверен, что предложение это делалось не только тебе, но никто из моих слуг ко мне не подходил. Придётся проверять всех. А лучше даже менять. Это столько мороки. Хорошего слугу не так-то просто найти, — вздохнул он.
— Мне кажется, не стоит, — возразил я, — Если действительно кто-то из них шпионит на церковь, то увольнение всех слуг сразу после моей вербовки будет слишком подозрительным.
— А ведь и верно... — согласился он со мной, бросив на меня косой взгляд, и отошёл от окна к столу, — Да и слуги мало что знают о моих делах. Надо будет просто быть чуть осторожнее с ними.
— Угу, — кивнул я, — А ещё надо решить, что мне можно будет им рассказать.
— Решим ближе к встрече, не волнуйся, — отмахнулся он, — С этим проблем не будет. Ты камень купил себе?
— Купил, — недовольно буркнул я, вспоминая какие мне были цены на них озвучены. Понятное дело, что сегодня он мне бесплатно достался, вот только при цене в пять сотен золотых он был далеко не самого лучшего качества. Самый ёмкий стоил тысячу, а этого при активном потреблении маны мне всего на несколько дней хватит.
Я прикинул остаток своих денежных средств, и понял, что был слишком оптимистичен в своих прогнозах насчёт того, что мне их надолго хватит. Деньги таяли с пугающей быстротой, а как восполнять эти потери я пока не представлял. Хорошо ещё, что вчера Танака проставлялся. А то посиделки в подобном месте меня точно разорили бы. Жалованье в пятьдесят золотых в декаду это вообще не о чём. А рассчитывать на регулярные поставки от церкви в пятьсот золотых за декаду я бы не стал. Даже если с ними всё будет нормально, и мне их не зажмут и будут исправно выдавать, то все они на камни и будут уходить. И это ещё при том, что скоро мне предстоит поездка в империю, и я предчувствовал существенные непредвиденные траты. Да и гардероб мне было сказано обновить с учётом того, что мне теперь предстояло регулярно наведываться во дворец герцога, намекнув, что сейчас я выгляжу не как достойный представитель высших слоёв общества, а как какой-то оборванец. Замечание в целом было справедливое, так как я действительно одеждой не заморачивался и до сих пор ходил в том, что мне выделили когда я ещё рабом был. Так что траты предстояли не шуточные.
Хорошо ещё, что не пришлось тратиться на слуг для дома, так как всю работу по нему взяла на себя жена Мэтью. Пока пришлось только на продукты денег ей отстегнуть, но и это не будет продолжаться вечно. Рано или поздно она найдёт какую-нибудь работу, и тогда надо будет раскошелиться на прислугу. Вот только не оставляла меня в покое мысль, что не дело ей одной с детьми в доме жить. Учитывая, что я там почти и не бывал, только ночевать приходил, надо было позаботиться об охране, которая тоже не бесплатной будет, а ещё надо бы и Кирсана в какую-нибудь школу определить, которые тут все платными были, да приодеть. В общем, сплошные расходы... Из-за этого волей-неволей мои мысли возвращались ко второму тайнику о котором мне рассказал Мэтью.
По хорошему, надо было найти время и выбраться к нему. Подобная находка могла решить все мои финансовые проблемы, вот только и она же могла добавить мне новых неприятностей... Скорее всего, там склад ворованных вещей, и не имея нужных связей я понятия не имел, как мне их реализовать и при этом не спалиться самому. Обратно в рабство как-то не очень хотелось. Там мне уже вряд ли так повезёт. Отправит меня герцог в каменоломни и даже не посмотрит на то, что я чародей. Антимагический ошейник нацепят, а я уверен, что что-то подобное тут есть, и своего мира я ещё долго тогда не увижу. Нужен был совет знающего человека...
— Ты о чём задумался? — прервал мои размышления Танака. Отвлёкшись от тяжёлых мыслей, я заметил, что он уже успел переодеться, пока я тут в себя приходил. Вчера когда мы закончили посиделки, я был уже в таком состоянии, что он меня к себе домой забрал домой переночевать, а я и сопротивляться не стал. Причём, я в упор не помнил, чем закончился наш вечер и как мы домой добирались. И тут я вдруг вспомнил про Хейсу и детей, и чуть не покраснел от стыда. Защитничек, блин... Обещал защитить, а сам и дома почти не бываю. Нет, точно надо будет как можно скорее охрану нанять.
— Да вот хочу нанять охрану в свой дом, но у меня нет нужных знакомств. У тебя случайно нет никого на примете, кому можно это доверить? — не стал тянуть я, логично предположив, что разумнее будет через Танаку действовать. С ним же, кстати, можно будет осторожно обсудить возможную реализацию вещей из схрона. А если он не поможет — обращусь к архимагу. Но об этом лучше чуть позже поговорить. На свежую голову.
— А у тебя её ещё нет? — удивился он, — Хотя тебе как бойцу и чародею это наверное особо и не требуется. Знаешь... — задумался он, — Не буду пока ничего обещать, но, думаю, что-нибудь придумаем. Я сегодня же с отцом поговорю. Служба безопасности у нас большая, бывает, что люди увольняются, ищут работу поспокойнее, так что парочку мы тебе подберём.
— Спасибо, — пробормотал я одеваясь, не став уточнять, что вряд ли у меня им будет так уж прямо спокойнее.
— Ну что, готов? — вопросительно глянул на меня друг.
— К чему? — не понял я его. Выгоняет, что ли?
— Э, да ты, брат, я смотрю, совсем пить не умеешь, — подмигнул он мне, — Я же тебе вчера говорил, что нас сегодня во дворце ждут. Герцог с дочкой на охоту поедут, а мы их обязаны сопровождать в подобных случаях.
— Забыл, — честно признался я, — А что мы там делать будем? Просто я как-то всегда далек от охоты был, да и верхом не очень-то хорошо езжу.
— Как это, далёк от охоты? — удивился он, — Вы же, горцы, только ей и живёте?
— Ну да, — лихорадочно стал придумывать отмазку я, проклиная мысленно свой язык за несдержанность, — Вот только наша охота отличается от вашей. В горах на лошадях особо не поохотишься. Мы в основном ловушки разные делаем.
— Логично, — пробормотал он, — Да и ладно, не страшно. Тебе охотиться-то в общем не нужно. Твоя задача будет за дочерью герцога приглядывать. Вряд ли, конечно, там с ней что может случиться, да и охраны там и без того полно будет, но таков порядок. В охране обязательно должен чародей присутствовать.
— Ясно, — вздохнул я, — Ну раз надо, значит, буду приглядывать.
* * *
Выезд на охоту напоминал скорее увеселительную прогулку. Огромная толпа в человек триста народу выдвинулась от дворца герцога длинной колонной, кто верхом, а кто — в карете, и последним я откровенно завидовал, болтаясь в седле как дерьмо в проруби. Нет, лошадь-то мне подобрали спокойную, и когда мы ехали медленно, то проблем никаких не было, но вот стоило колонне ускорить ход, и мне приходилось прикладывать неимоверные усилия, чтобы не сверзиться. Танака, конечно, дал пару советов, как лучше держаться в седле, но это уже скорее было делом будущего, так как тут нужна была практика. Сам он со временем умчался к голове колонны, где скакала Эльза с друзьями, я же безнадёжно застрял в хвосте. Ну да и овощ с ним. У нас не соревнование тут, в конце концов. Главное, добраться.
Сама колонна растянулась где-то на километр, разбившись на отдельные кучки по интересам, оживлённо что-то при этом обсуждающих. Я же тоскливым взглядом провожал кареты, сожалея, что не могу ехать также. Там и подремать можно было бы. Но, как я понял, в каретах на охоту ехали только пожилые люди и дамы, которые не решились ехать верхом. Им это было позволительно. К тому же, как назло день выдался отвратительно солнечный и жаркий, а я ещё не удосужился головным убором обзавестись, и я уже прилично зажарился, что вовсе не добавляло мне хорошего настроения. В общем, день, похоже, у меня с самого утра не задался. Какую ещё гадость он, интересно, мне сегодня подкинет?
— Привет. Скучаешь? — вдруг донёсся до меня отвратительно знакомый голос. Сглазил я себя... — понял я, поворачиваясь к девушке, которую предпочёл бы больше никогда не увидеть.
— Нет, — сухо ответил я Алисе, которая незаметно подъехала ко мне, и сейчас её кобыла бежала лёгкой рысцой рядом с моим конём, заинтересованно кося на него взглядом, — Чем обязан вниманию к своей скромной персоне?


 — Ну, не такой уж и скромной, — тихо рассмеялась она, — О вашей вчерашней посиделке с уважаемым Танакой уже весь высший свет знает. Особенно о том, как вы подрались сразу с пятью дворянами, всего лишь выразившим вам своё неудовольствие тем, что вы оказывали знаки внимания их дамам. И нет бы как положено устроить дуэль, так вы кулаками предпочли дело решить. А ты так вообще лавкой стал размахивать так, что ещё и остальных посетителей чуть не покалечил. И после всего это ты считаешь себя скромным? — она бросила на меня насмешливый взгляд, я же напрягся. Только этого мне и не хватало. В упор ничего такого не помню. И Танака даже не заикнулся об этом. Может, врёт? — в свою очередь бросил я на неё подозрительный взгляд. Но зачем ей это? Не может же она знать, что я почти ничего не помню про вчерашний вечер. И вообще, с алкоголем пора завязывать. Не надо забывать, что моему телу всего шестнадцать лет, хоть оно и выглядит на все двадцать. Не хватало ещё в таком возрасте алкашом стать.
— И всё же не просто так ведь вы сейчас едете тут рядом со мной? — сменил тему я.

— А может, ты мне просто понравился? — хитро подмигнула она мне, от чего я чуть с коня не сверзился.

Да не дай бог. Ещё такого счастья мне и не хватало.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 ===    Источник :   https://coollib.net/b/615579-aleksandr-gavrilov-uchenik-arhimaga/read   === 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 415

---

Люди изо всех сил стараются достичь совершенства – по видимости, весьма почетной цели, – но абсолютное совершенство опасно. Быть несовершенным, но человечным, намного предпочтительнее.

Верховная Мать Дарви Одраде. Защитительная речь перед советом Бене Гессерит         

 

...

Паоло сунул окровавленный кинжал за пояс и, подойдя к лицеделу, властно протянул вперед руку:

– Это моя пряность.

Хрон хитро улыбнулся.

– Как угодно.

Он протянул Паоло коричную пасту. Не став принюхиваться, чтобы оценить ее аромат, Паоло сунул в рот добрую толику ультра-пряности, намного больше того, что следовало принять. Он хотел одного, чтобы пряность раскрыла ему будущее, и хотел этого прямо сейчас. Вкус оказался едким и очень сильным. Прежде чем лицедел успел убрать руку, Паоло схватил еще пригоршню и торопливо проглотил новую порцию меланжи.

– Не спеши, мой мальчик! – сказал барон. – Не будь обжорой.

– Кто это говорит здесь об обжорстве? – Отпор Паоло вызвал лишь веселый смешок Харконнена.

На полу стонал умирающий Пауль Атрейдес. Во взгляде Чани читалось отчаяние, она опустилась на колени возле любимого, пальцы ее окропились его кровью. Джессика, объятая горем, держала сына за руку. Паоло задрожал. Почему Паулю требуется так много времени, чтобы умереть? Надо было убить соперника более искусно.

Склонившись над Паулем, доктор Юйэ делал все, что было в его силах, стараясь остановить кровотечение. Но даже его высокого искусства было мало. Нож Паоло причинил слишком серьезные повреждения, нанеся смертельную рану.

Но теперь все эти люди не имели никакого значения. Прошли считанные секунды, а Паоло уже ощутил мощное действие пряности. Меланжа буквально ворвалась в его кровь, взорвалась, как луч лазерного ружья.

 ... Читать дальше »

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 66 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: