Главная » 2023 » Декабрь » 24 » Дюна 519
00:20
Дюна 519

***

***

===

Я постоянно смотрю и наблюдаю. И когда вглядываюсь в сердца и души, я чаще вижу зло, а не добро – ведь я точно знаю, что искать.

Сестра Вудра, узнающая правду Манфорда Торондо           

К тому времени как грузовой корабль «Венхолдз» прилетел на Баридж, под приветственные крики и аплодисменты положив конец эмбарго, Анари Айдахо уже была там, ждала со своими верными батлерианцами.

Анари и сотня добровольцев прилетели накануне на корабле «Эсконтран»; они прилетели на Баридж раньше, чем «Венпорт холдингз» смогла доставить слабовольным щедрые вознаграждения и взятки. Батлерианцы появились незаметно, и Анари приказала своим бойцам не привлекать внимания. Все они были в обычной для Бариджа одежде, которая обеспечивала некоторую защиту от солнечной радиации.

В период эмбарго «Венхолдз» Манфорд поддерживал контакты с жителями Бариджа, верными его делу. Большая часть населения планеты оставалась верной своей клятве, хотя слабые священники соблазнились посулами «Венхолдз». Анари знала, кто из местных верен, и незаметно перемещалась по городу, призывая поддержать привезенные ею силы. С предателем священником Калифером она не общалась, презирая его за то, что он соблазнился привозной роскошью.

Местные жители радовались появлению Анари, радовались, что теперь, когда их руководители сломались под внешним давлением, есть кому сказать им, что делать. Да, жителям Бариджа необходимы были лечебные мази и средства от рака, развивающегося в связи с изменением солнечного цикла, но прежде всего им была нужна вера.

В первую ночь на Баридже Анари тайком встретилась с группой своих верных сторонников. Они разговаривали под открытым небом, потому что ночь безопаснее всего для прогулок: ночью излучение ослабевает. Северное сияние над головой походило на неслышные огненные крылья; в темноте протянулись сверкающие цветные полосы.

Многие верующие показывали Анари язвы, возникшие после того, как «Венхолдз» преступно прекратила поставлять им медикаменты; некоторые демонстрировали злокачественные наросты на лицах, носах и руках – они носили их как знаки доблести. Видя, что выдержали эти люди, Анари восхищалась тем, что они не стали слушать сладкие обещания Джозефа Венпорта и прирученных им врачей школы Сукк.

Анари говорила с настойчивостью, которая требовала внимания.

– Я бы хотела, чтобы Бог просто заставил всех поступать правильно и нам не приходилось быть начеку. – Она покачала головой. – Благо и проклятие человечества в том, что мы должны сами принимать решения, даже неверные. Вот священник Калифер принял неверное решение, поэтому мы должны поступить верно и наказать его. Но еще важнее необходимость уничтожить «Венпорт холдингз». Если отрезать у змея язык, слабые, такие, как священник Калифер, не услышат его искусительных слов. Тем самым мы спасем других от их глупости.

– Мы можем прямо сейчас похитить священника Калифера, – предложил глава местных сторонников Манфорда. – Это помешает ему принять груз «Венхолдз».

– Нет, его не спасти, – ответила Анари. – Лучше распространите слово среди верующих. Я привезла сто бойцов, но нужна еще тысяча для достижения цели.

У главы местных верующих под левым глазом была язва в форме буквы S. Он прищурился.

– Что вы задумали?

– Хочу поймать этот корабль в ловушку.

Поскольку отказ первой батлерианской планеты от клятвы был важнейшей вехой, директор Венпорт хотел, чтобы грузовой корабль прибыл под звуки фанфар. Все должны видеть, как священник Калифер разрывает соглашение и «присоединяется к цивилизованному обществу».

В своем баке на борту навигатор Ройс Фейд взаимодействовал с экипажем, который управлял двигателями, свертывающими пространство. Действовали они так искусно, что корабль «Венхолдз», словно по волшебству, появился в небе точно над городом.

На его корме был хорошо виден герб космического флота «Венхолдз». Корабль повис над центральной площадью, и люди попятились, освобождая место для посадки. Раскрылись большие грузовые двери, и из трюма вылетели меньшие корабли с медикаментами, предметами роскоши и меланжем.

Анари наблюдала; она так стиснула зубы, что заболели челюсти.

Священник Калифер установил громкоговорители и теперь сам появился во главе толпы, чтобы приветствовать корабль «Венхолдз». Анари смотрела, как он поднимается на трибуну, и ненавидела его за слабость. Невежественным людям можно простить их ошибки, но Калифер – батлерианский священник, воспитанный в духе истины, человек, которому известны опасность технического прогресса, и тем не менее он изменил своему движению, перешел на сторону врага. Анари не понимала, почему он это сделал. Неужели собственная душа так мало для него значит?

Из громкоговорителей послышался голос Калифера.

– Я слышу ваши крики боли. Я знаю, как вы страдаете.

Анари почувствовала, как внутри у нее все заледенело. Что этот человек знает о страданиях? Он бледный и тучный. Ежедневно обихаживая Манфорда, Анари видела решимость вождя продолжать борьбу, несмотря на жестокие раны, несмотря на отсутствие ног. Она думала о многих сотнях тысяч – о миллионах – людей, которые с радостью готовы отдать за него жизнь.

Изменник-священник вскинул руки.

– Я сделал то, что необходимо для нашего спасения. Получил припасы, которые нам отчаянно необходимы, и теперь Баридж будет жить и процветать. Я подтверждаю, что мы никогда не станем использовать мыслящие машины, но это не значит, что мы должны вернуться в Средневековье. Манфорд Торондо просит чересчур много. Благодаря новому соглашению мы все будем счастливы, здоровы и продуктивны. Мы будем жить в собственном золотом веке.

Меньшие корабли открыли грузовые двери, и рабочие «Венхолдз» выбросили наружу коробки со столь необходимыми припасами; зрители приветствовали это, хотя Анари показалось, что она чувствует их тревогу. Калифер убедил не всех. Свыше тысячи верных Манфорду батлерианцев незаметно смешались с толпой, ожидая сигнала мастера меча.

Под сверкающим небом, пронизанная радиацией, которая свободно проходила сквозь слабую атмосферу планеты, Анари почувствовала, что все перед ее глазами расплывается. Она посмотрела на священника Калифера, и ей показалось, что перед священником появился кто-то еще. Это была хрупкая безволосая женщина, легендарная основательница батлерианского движения Райна Батлер. Бледная кожа, белое одеяние и голос, который звучал, как волшебная музыка.

– Анари Айдахо, ты знаешь, что делать. Не позволяй этому человеку уничтожить то, ради чего страдало так много людей, то, ради чего страдала я – ради чего я погибла. Манфорд знает, а ты знаешь Манфорда. Спаси меня. Спаси мою мечту!

У Анари пересохло в горле, она ахнула:

– Райна? Райна Батлер?

Но видение исчезло, и теперь она видела на трибуне только священника Калифера, который, самоуверенно улыбаясь, объявил о начале праздника в честь счастливых времен, которые вернулись на Баридж.

– Довольно страданий! – кричал он под редкие аплодисменты и приветствия.

Мастер меча достала из-под куртки красный платок и высоко подняла его, так что он затрепетал на ветру. Один из стоявших рядом батлерианцев увидел это и тоже поднял красный платок. Над толпой, как расходящиеся языки огня, возникли алые пятна. И тут ее люди с усиливающимся ревом бросились вперед.

Хотя это не было скоординированное нападение, толпа знала, что делать. Анари побежала со всеми, расталкивая людей на своем пути. У нее были закаленное тело и боевое мастерство, а верные бежали за ней в едином порыве ярости.

Батлерианцы окружили корабль «Венхолдз», опережая рабочих, которые продолжали разгружать трюмы. Они разбивали ящики, разбрасывали их содержимое по земле, начав оргию разрушения, ворвались в корабль. Жертвы кричали, некоторые нападающие смеялись.

У Анари оказалось достаточно добровольцев, готовых множить насилие: как только начался мятеж, к нему, не в силах противостоять потоку, присоединились многие зеваки из толпы. Возможно, они выражали истинные чувства, а может, не хотели, чтобы их сочли врагами и они сами стали бы жертвами насилия. В любом случае они оказывались на верной стороне.

К несчастью, толпа добралась до священника Калифера раньше, чем Анари. Он пробовал сопротивляться, но безуспешно, и его избили до бесчувствия. Ему отрубили ноги и потащили по улицам. Через несколько минут он умер от потери крови.

В городе уничтожали только что доставленные припасы и лекарства. Убили всех членов правительства священника Калифера. Всякий пытавшийся остановить грабеж сам становился жертвой. Но это было необходимое насилие, потому что слишком многие граждане Бариджа забыли истину, забыли, кто они такие.

Анари возглавила нападение на главный свертывающий пространство корабль «Венхолдз». Прежде это был устрашающего вида боевой корабль-робот. Анари бывала на таких кораблях, когда они с Манфордом уничтожали все найденные корабли мыслящих машин.

В коридорах лежали окровавленные тела в мундирах «Венхолдз». Анари продолжала выкрикивать приказы, хотя уже охрипла. Она знала, как найти в старом корабле-роботе командную палубу, и повела туда нескольких погромщиков, в то время как остальные рассеялись по другим палубам в поисках членов экипажа; всех их убивали. Анари жалела, что директор Эскон не видит, как эти преданные верующие выполняют свою священную работу, но, наверное, это было неважно. Транспортный магнат слишком слаб; он нашел много предлогов для того, чтобы остаться в своем корабле на орбите, не желая ступать на поверхность Бариджа, пока дело не будет кончено. Анари же для завершения дела он, в сущности, и не был нужен.

Отчасти совладав с диким гневом толпы, мастер меча сообразила, что Манфорд мог бы включить этот корабль в свой флот: конфликт разрастается, и ему нужно все больше кораблей. Она передала вторгшимся на корабль батлерианцам приказ: «Берите в плен или убивайте всех сопротивляющихся, но не причиняйте ущерба кораблю. Корабль нужен вождю Торондо». Этого было достаточно. В несколько минут нападающие смирили свою ярость, хотя из кабин и коридоров по-прежнему доносились воинственные вопли.

Во главе группы обезумевших батлерианцев с бешеными глазами Анари добралась до командной палубы. Два пилота сдались без боя, но она отказалась принять их капитуляцию и собственноручно разрубила на куски.

Когда тела пилотов «Венхолдз» оттащили от приборов управления, Анари с ужасом поняла, что часть навигационной системы – компьютеры. Это было все равно что обнаружить гнездо скорпионов. И хотя она приказала не причинять ущерба кораблю, Анари велела тут же разбить навигационные вычислители. Ни один человек в здравом рассудке не стал бы использовать эти машины.

Она услышала дикий крик:

– Мастер меча! Тут чудовище!

Двое последователей показывали на платформу лифта. Поднявшись на верхнюю палубу, Анари увидела плазовое помещение, заполненное коричнево-оранжевым газом, а внутри его – тварь с огромной головой, глазами, как у амфибии, и пальцами с перепонками. Судя по рукам и ногам, возможно, когда-то это был человек. Один из загадочных навигаторов «Венхолдз», наделенная предвидением тварь, которая вела корабль!

– Вы должны остановиться! – произнес голос из динамика. – Вы причинили достаточно вреда. Вы не понимаете.

Анари ничего этого не желала слышать, не желала мириться ни с компьютерами, ни с чудовищем. Она нашла замок и открыла его, думая, что сможет войти внутрь и убить навигатора. Но внутри было высокое давление, и из камеры хлынул меланжевый газ. Тварь забилась, и слова ее были полны тревоги:

– Прекратите! Вам никогда не понять!

Навигатор говорил еще что-то, но Анари не позволила себе слушать, разбив микрофон. Вместе с остальными она начала рубить помещение, разбивая стены из плаза. Газ вырывался наружу, он пах пряностью. Пряность…

Анари смотрела, как задыхается и слабеет тварь внутри. Этот корабль «Венхолдз» был нагружен меланжем, даром нестойкому населению Бариджа. Навигатор питался пряностью и теперь как будто задыхался без него.

Анари знала, что «Венпорт холдингз» тесно связана с добычей пряности на Арракисе. Мысль раздражала как камешек в сапоге. Неужели Джозеф Венпорт в создании этих отвратительных чудовищ зависит от пряности? Человекоподобное существо задыхалось, пыталось что-то сказать, но слова его стали непонятны. Оно как будто бы умоляло, пыталось спастись от чего-то.

Анари отвернулась.

– Вытащите эту дрянь и проволоките по улицам, пусть все видят, какие твари в союзниках у Джозефа Венпорта.

Анари кашляла, глаза щипал едко пахнущий газ; она смотрела, как тело со скользкой кожей вытаскивают из помещения, не заботясь о том, что осколки режут плоть. Тварь долго не проживет, но ее труп послужит доброй цели.

Манфорд будет доволен достижениями Анари… и ее открытием. Существование этой обезображенной твари все меняет. Если космическому флоту Джозефа Венпорта для полетов нужно много меланжа, ей, вероятно, придется отправиться на Арракис.  

Иногда лучший способ увидеть знакомое – отойти от него подальше.

Мудрость пустыни                    

Вернувшись по приказу директора Венпорта в Арракис-Сити, Тареф почувствовал себя так, словно перед ним улеглась песчаная буря и он впервые ясно увидел город. И хотя он был уверен, что здесь ничего не изменилось, это был уже не тот город, из которого он улетал.

Когда Тареф рос в сиетче, город казался ему огромным, полным необычных звуков и запахов. В те дни он со своими друзьями мог много дней идти по бесконечным открытым дюнам и без ошибки находить путь домой, но в путанице улиц города он терялся. Слишком много высоких зданий, сбивающих с толку переулков, толпы незнакомцев и неожиданные опасности.

Сейчас Тареф понимал, что по сравнению с городами других планет Арракис-Сити невелик. Дома, которые представлялись ему когда-то величественными, оказались низкими и обшарпанными. Улицы были грязные, люди шагали съежившись. И хотя множество кораблей «Венхолдз» перевозили пряность, космопорт Арракиса не шел ни в какое сравнение с космопортом Колхара или даже Джанкш-Альфы.

Он всего несколько месяцев не был в пустыне, но привык к мытью и ощущению чистоты тела. Плоть стала мягкой и гибкой; теперь он мог ущипнуть ее пальцами, не чувствуя плотности привыкшего к пустыне тела. Наиб Рурик сочтет это слабостью.

Тареф знал, что бедный Шурко чувствовал бы то же самое. Даже на планетах с изобилием воды его строгий молодой друг экономно потреблял жидкость, опасаясь, что забудет основы простого существования, размякнет и станет слабым. Тареф никогда не забудет пустыню и своего погибшего друга, но он открыт новому и хочет учиться.

Но удивительные новые места оказались не такими уж удивительными, а работа мало отличалась от порчи оборудования на сборе пряности – только уносила гораздо больше жизней. Теперь Шурко никогда не вернется в пустыню, ему никогда больше не понадобится его знание пустыни.

Нет, не того ожидал Тареф, когда радостно уговаривал друзей присоединиться к нему в великом приключении.

Братья и сестры Тарефа в сиетче считали, будто знают все, что необходимо знать, но теперь, когда он столько повидал – и ему предстояло увидеть еще больше, – он мог рассказать своему народу, что там их ждет великое разнообразие. Он использует приглашение Джозефа Венпорта, позовет своих людей посмотреть то же, что видел сам. Некоторых обязательно поманит мечта, хотя в своем сиетче Тареф всегда считался неудачником…

Прежде чем отправить его с новым назначением на Арракис, Драйго Роджет выдал ему новый конденскостюм, сказав, что старый не стоит чинить, хотя Тареф годами старательно хранил его. Молодой человек осмотрел новый костюм и заметил усовершенствования: швы теперь были двойные, внутренняя прокладка усилена, фильтры работали лучше. Такого прекрасного костюма он не встречал в своем сиетче, он был даже лучше костюма самого наиба. Тареф мог сказать, что этот костюм дает лишь слабое представление о вознаграждении, которое получат добровольцы, если будут работать на «Венпорт холдингз».

Он хотел бы, чтобы с ним полетели и его товарищи, но Драйго покачал головой.

– У них другое назначение, они занимаются разными операциями «Эсконтран».

Его друзья скучали по дюнам, особенно Лиллис, а смерть Шурко стала для всех них тяжелым потрясением.

Сердце у Тарефа болело, когда он думал, что его друг никогда не вернется в пустыню, что тот исчез где-то в космосе и его водой никто не воспользуется. Инопланетян такие вещи не беспокоят, вода для них ничего не значит, а иногда и жизнь оказывается пустяком…

Он высадился в Арракис-Сити и смешался с угрюмыми рабочими, которые нанимались на сбор пряности в «Комбайнд мерчантайлз». Тареф возвращался домой, но для этих рабочих пустынная планета стала последним шансом. Большинству их уже не суждено было ее покинуть.

Притворяясь, что ищет такую работу, Тареф вышел из космопорта и направился в центральный офис «Комбайнд мерчантайлз». У большинства этих людей не было никакого опыта работы в пустыне, некоторые из них не проживут и года. Они напомнили Тарефу его самого и его друзей: они ведь тоже воображали, будто их ждет лучшая жизнь. Раньше он никогда не думал о рабочих-инопланетянах, и сейчас ему стало их жалко.

У Тарефа было особое разрешение директора Венпорта, которое давало возможность получить место в любом экипаже. Он представил документы, послание Драйго Роджета и кредитную карточку «Венхолдз». Один из ментатов уже видел его раньше и узнал:

– Ты повзрослел и поднаторел, молодой человек.

– Да, я многому научился. Теперь мне поручили набор добровольцев, чтобы они могли испытать то же, что и я. Для этого мне нужно в глубь пустыни.

Ментат кивнул.

– Надеюсь, ты не забыл, как там выживать. В дюнах всегда было опасно.

После того как Тареф указал местонахождение своего сиетча, ментат подобрал ему бригаду сборщиков, которой предстояло работать в той местности. Тареф мог оставаться с бригадой сколько угодно, получая обычную плату; когда сочтет нужным, уйдет и отыщет свое племя.

Неделю он провел на сборе пряности, заново привыкая к Арракису, и обнаружил, что его самые добрые воспоминания о пустыне реальность теперь лишила привлекательности. Тареф вернулся в сухую пустыню, вдохнул пропахший пряностью воздух, почувствовал пыль на зубах и сразу понял, что многое забыл и во многом изменился сам. Он чувствовал себя так, словно обул новые жесткие сапоги, которые необходимо разносить.

Прежде чем вновь появиться в сиетче, Тареф стал вспоминать, что значит там жить. Раньше он никогда не замечал повседневных мелочей, ведь они всегда были неотъемлемой частью существования. К тому времени как он покинул бригаду, Тареф еще не обрел прежнюю форму, но по крайней мере не был изнеженным и не потел так сильно в конденскостюме.

В сиетче не знали, что стало с ним и его друзьями, потому что никто из них не посылал сообщений. Молодые фримены в поисках приключений часто совершают одиночные путешествия; многие не возвращаются. Никто даже не догадывался, что Тареф с друзьями отправился на другие планеты. Ему нечего предъявить, кроме рассказов… в которые, скорее всего, не поверят.

Покинув лагерь на скалах, с наступлением темноты, когда в пустыне стало прохладнее, он привычным неровным шагом двинулся по дюнам. Тареф мог бы вызвать песчаного червя – вот это было бы громкое возвращение, он подъехал бы к скале на черве, картинно соскочил и удрал на камень раньше, чем гигант смог бы его проглотить. Но он был один, без снаряжения, которым можно обнаружить червя, да и все остальное снаряжение было примитивным. К такому грандиозному предприятию требовалось подготовиться лучше. И Тареф всю ночь шел, а на день отыскал убежище и в следующую ночь пошел дальше.

Когда он первый раз глотнул сбереженной костюмом воды, она показалось ему невкусной и какой-то грязной и Тареф подумал, что костюм неисправен. Но потом понял: у восстановленной воды всегда такой вкус. Он попытался прикинуть, долго ли проживет в пустыне один, и понадеялся, что доберется до сиетча вовремя. Точного места добычи пряности он не знал и потому длину маршрута мог оценить лишь приблизительно. Если он придет в сиетч, умирая от жажды, умирая, умоляя о милости, его рассказы о преимуществах службы в «Венхолдз» не убедят никого из соплеменников.

Тареф шел по пустыне четыре дня, ускоряя шаг и борясь с жаждой. Выпил всю сбереженную костюмом воду и берег воду из последнего литрака, который нес с собой. Через несколько дней придется беспокоиться не о комфорте, а о выживании.

Тареф с облегчением вздохнул, увидев на горизонте знакомые скалы – гораздо ближе, чем он ожидал. Чудо! Воды у него оставалось на полтора дня – большая роскошь, поэтому он немного отдохнул, напился и привел себя в порядок, прежде чем начать подъем по знакомой тропе. Наконец он прошел между камнями и оказался перед герметической, не пропускающей жидкость дверью. Стражники удивились, увидев его.

Он долго соображал, что скажет, как объяснит свое предложение сиетчу, если наиб Рурик позволит ему обратиться к племени. И сказал стражникам:

– Я вернулся рассказать о возможности.

– А где твои товарищи? – спросил молодой стражник.

– Их ждут замечательные приключения на далеких планетах, – приукрасил Тареф, не желая ничего говорить о Шурко.

Стражники открыли дверь и впустили Тарефа.

– Наиб захочет выслушать твои объяснения.

– Весь сиетч захочет услышать мою историю. Она изменит нашу жизнь.

Тареф улыбался, но фрименов, вышедших из своих жилищ и мастерских, его появление, казалось, скорее встревожило, чем обрадовало. Молодого человека они встретили без теплых приветствий. На него всегда смотрели искоса и считали странным. Когда Тареф жил с ними, у него не было близких друзей, но он по крайней мере ожидал от соплеменников хотя бы любопытства. Он мог бы рассказать им о воде, падающей с неба, о снеге, который горами лежит на земле, и о таких огромных озерах, что обойти их вокруг можно лишь за много дней.

Сидя в прохладном помещении, наиб и два старших брата Тарефа пили кофе с пряностью, говорили о политике и перспективах браков, планировали свои действия в мелком конфликте с соседним племенем. Тареф слушал, и их заботы казались ему совсем незначительными, особенно теперь, когда он знал о гораздо более крупном конфликте в империи – конфликте между батлерианцами Манфорда Торондо и Джозефом Венпортом, между космическим флотом «Венхолдз» и кораблями «Эсконтран».

Наиб Тарик посмотрел на младшего сына. Не проявляя никакой радости от его появления, он принюхался.

– Вас долго не было – тебя и твоих друзей. Нам в сиетче пришлось выполнять твою работу.

– Отсутствуя, я выполнял свою работу, отец. Важную работу.

Его брат Модок сказал:

– Если эта работа не для сиетча, она не важна.

Братья часто смеялись над Тарефом, заставляя его чувствовать себя младшим, но сейчас он не поддался.

– Мне все равно, что ты считаешь важным. Я видел огромные просторы империи.

Братья рассмеялись, а Рурик спросил:

– Что с твоим костюмом?

– У меня новый костюм, лучше прежнего.

Отец сказал:

– Ты всегда хотел перемен.

– Да… я мечтал изменить жизнь наших людей – изменить к лучшему. Мы вершим историю империи. Мы с друзьями побывали на разных планетах, работали на большую транспортную компанию.

– Какое нам здесь дело до политики в империи? – спросил другой брат, Голрон. – Ты не выполнял свои обязанности.

– У каждого есть обязанности перед сиетчем и его людьми, – ответил Тареф словами, которые часто слышал от наиба. – Я хотел бы поговорить с сиетчем, выступить на собрании. Я пришел с предложением, которое улучшит жизнь всех, кто добровольно присоединится ко мне. Я побывал там, где вода падает с неба и где так холодно, что капли замерзают на лету и лежат на земле белыми сугробами. На многих планетах воды столько, что она собирается на земле в невысыхающие естественные бассейны. В озера и океаны! – Он задрал подбородок, словно предлагая им опровергнуть то, о чем он сказал и что видел. – Директор Венпорт просил меня набрать добровольцев, потому что считает фрименов лучшими агентами. Всякий, кто пойдет со мной, сам все это увидит, а еще ему хорошо заплатят.

Наиб Рурик допил кофе.

– Я не верю в такие планеты.

– А где твои друзья? – настаивал Голрон. – Почему они не вернулись с такими же дикими россказнями? Или ты потерял их в пустыне?

– Я потерял одного, – понизил голос Тареф. – Шурко погиб на задании. Но он выполнил приказ и уничтожил вражеский корабль.

Наиб Рурик мрачно нахмурился.

– Фримены не должны выполнять приказы дельцов с других планет.

– Ты принес воду Шурко племени? – спросил Модок. – Она принадлежит нам.

– Он погиб с кораблем в открытом космосе. Его вода пропала.

– Значит, ты подвел друга и подвел сиетч, – сказал наиб. – И хочешь убедить остальных повторить твою глупость?

– Я хочу дать им ту возможность, какую получил сам. Директор Венпорт платит очень щедро. Закончив свою работу, мы принесем в сиетч много полезного, взятого от передовой цивилизации, и это облегчит нашу жизнь.

– А зачем нам что-то общее с инопланетной цивилизацией? – спросил Голрон. – Забыл историю своего народа? Цивилизация поработила нас. Здесь нам гораздо лучше.

– Откуда ты знаешь? Вы прячетесь в своих пещерах и утверждаете, что Арракис – лучшая из возможных планет, хотя не бывали на других.

Рурик покачал головой.

– От тебя несет цивилизацией, инопланетянами. Ты всегда был странным, Тареф, но я признавал тебя своим сыном, не желая, чтобы ты позорил себя, меня, мать. – Его лицо помрачнело. – Уходи отсюда – тебе здесь не место. Возвращайся к своей ничтожной жизни в Арракис-Сити. Здесь, в сиетче, ты не будешь распространять свой вздор.

Тареф выпалил:

– Ты тянешь свой народ назад!

– Нет, я обеспечиваю ему здесь прочную почву под ногами и стабильность. Братья дадут тебе необходимые припасы и снова проводят в пустыню. И не вздумай возвращаться и беспокоить нас своими россказнями. Уходи!

Модок насмешливо спросил:

– Нам нести тебя в паланкине, или ты сам доберешься до цивилизации?

Разочарованный, гадая, как объяснить свою неудачу директору Венпорту, Тареф повернулся к ним спиной.

– Я по-прежнему знаю пустыню, но знаю и много такого, чего вы никогда и в глаза не видели.

Он очень расстраивался, видя, как друзья скучают по пустыне и старому сиетчу. Сейчас, уходя, Тареф нисколько не жалел, что уходит.

Скольких людей нужно посвятить в тайну, чтобы она перестала быть тайной?

Загадка ментатов (на которую есть несколько ответов)                   

Опираясь на свои более чем тысячелетние воспоминания, Эразм мог нашептывать Анне Коррино множество историй. Обнаружив, что она не верит, будто он и есть опозоренный дворцовый повар, он перестал подражать голосу Хирондо. Тем не менее она считала Эразма своим истинным другом, и от этого он испытывал странное удовольствие.

Эразм закреплял такое отношение к себе, утверждая, что настолько близким и мудрым другом не был ей даже Хирондо. Как товарищ, он постоянно был с ней, и Анна всегда могла рассчитывать на его советы. Эту линию поведения Эразм выбрал, чтобы достичь своей цели, но чем больше он беседовал с молодой женщиной, тем больше сам верил: он действительно стал ей другом.

Анна лежала в постели и глядела в потолок.

– Расскажи еще об этих ужасных мыслящих машинах.

Теперь она много времени проводила в своей комнате. Хотя благодаря передатчику у нее в ухе Эразм теперь мог повсюду сопровождать ее, Анна предпочитала разговаривать с ним наедине. Эразм советовал не привлекать к себе внимания, но ее нарастающее отчуждение все равно заметили. Через свои многочисленные подслушивающие устройства он слушал разговоры учеников ментатов, а те часто обсуждали странную девушку.

Эразм пообещал себе сделать все возможное, чтобы защитить ее. Да, Анна Коррино была странной, но особенной, как когда-то особенным для него стал Гилберт. Спустя почти два столетия Эразм радовался появлению нового друга. И испытывал необычное чувство ответственности за Анну.

– Я расскажу тебе о мыслящих машинах, – сказал он, – а ты сама реши, были ли они на самом деле ужасны. Позволь открыть тебе иной взгляд на историю, какого нет в официальных исторических документах и определенно не такой, какой приняли бы батлерианцы-фанатики.

Анна слушала, а Эразм рассказывал о Серене Батлер, ее далекой прародительнице. Роботу не нужно было лгать, описывая свое восхищение сильной женщиной, которая подняла восстание против машин. Только из-за глупой гибели ничем не примечательного ребенка? Этого он никогда не мог понять. Почему она породила такие последствия?

Серена стала первым человеком, в ком Эразм увидел не просто подопытного, а личность. Она заставила его заново оценить потенциал человечества, и это со временем привело его к тому, что он сделал мальчика-дикаря Гилберта своим подопечным.

Когда он умолк, Анна захотела больше узнать о Батлерах, и Эразм рассказал, как Омниус принес Серену в жертву в огромном пожаре и как эта мучительная смерть еще пуще разъярила обреченное человечество, придала ему сил.

– И такую иррациональную уверенность в себе, что люди в конце концов одолели мыслящие машины. Иначе им не хватило бы решимости.

Эразм считал это важным уроком, получив который он никогда уже не пренебрегал силой человеческого фанатизма.

Повествуя о падении Синхронизированной империи, Эразм заставил Анну печалиться из-за гибели машинной цивилизации. По ее щекам потекли настоящие слезы! В ярких красках он описал хаос, воцарившийся, когда армия джихада, свирепая и безжалостная в своем стремлении разрушать, захватила крепость Омниуса. Он не сказал, что сам был свидетелем этого безумия.

Анна так разволновалась, что сама продолжила:

– А после битвы при Коррине Файкан Батлер сменил свою фамилию на Коррино и стал первым императором. Это мой дед.

Этого Эразм не помнил – к тому времени они с Гилбертом ушли в подполье. Некоторые пленники машин знали, что у независимого робота был любимчик-человек, но он исчез, растворился в людском море. К счастью, прошло столько времени, что живых свидетелей не осталось, хотя сохранились старые изображения.

Анна удивила Эразма, сказав:

– Я чувствую, мы очень близки, рядом с тобой я сильней. – Она глубоко вздохнула. – Я бы хотела, чтобы ты был настоящим.

– Я настоящий, Анна. Более чем.

– Тогда как тебя зовут? Почему у тебя нет имени?

– Есть, но оно испугает тебя.

Она рассмеялась.

– Ты не можешь меня испугать. Я тебя слишком хорошо знаю.

Эразм провел массу расчетов с помощью техники, которой сам обучил Гилберта, исследуя одно древо решений за другим.

– Откуда мне знать, что ты умеешь хранить тайну?

– Да ведь ты меня знаешь. Да и кому мне говорить? У меня тут нет друзей. Даже в школе Ордена сестер на Россаке у меня была всего одна подруга, Валя, но здесь ее нет. Ты мой единственный друг. Если ты откроешь мне тайну, я смогу говорить о ней только с тобой.

Такие рассуждения были образчиком человеческой логики, но Эразм поверил Анне. Она была такой искренней! Хотя все свои расчеты он завершил за долю секунды, он намеренно медлил – пусть поймет, как тщательно он взвешивает решение.

– Я должен тебе кое-что показать, – сказал он. – Точно выполни мои инструкции.

===

===

Услышав о восстании на Баридже, Гилберт Альбанс пришел в ужас, хотя не позволил себе показать свои чувства. Пока Анари Айдахо наводила порядок, в штаб батлерианцев был отправлен короткий победоносный отчет, и Манфорд Торондо распространил его по всему Лампадасу, гордый тем, что учинили его орды.

Гилберт помнил уговоры Драйго выступить с разоблачением батлерианцев. Конечно, это было бы самоубийством – и великой школе ментатов определенно пришел бы конец. Тем не менее необходимость хранить покорное молчание, вместо того чтобы предать проклятию действия батлерианцев, тревожила его. Гилберт хотел подать человечеству пример, и бездействие на фоне такой жестокости казалось трусостью.

Может, Драйго и Эразм правы. Ему следует просто убраться с Лампадаса, сменить внешность и личность, вернуться к спокойной жизни на Лектайре. Возможно, со временем, лет через сто, он создаст где-нибудь новую школу, может быть, на Колхаре.

Многие ученики ментатов, знал Гилберт, – даже большинство – придерживались тех же взглядов, что и он сам: технику можно использовать при должном контроле над ней. Но из-за буйных батлерианцев они молчали.

Директор школы закончил занятия и дал ученикам несколько часов на напряженные упражнения под присмотром администратора Зендура. Сам Гилберт, глубоко встревоженный, вернулся в свой кабинет. Прежде чем принять важное решение, он обсудит его с Эразмом, надеясь найти здравое решение.

Но, открыв дверь, он увидел Анну Коррино. В своем кабинете.

Удивленный Гилберт остановился. К своему отчаянию, он увидел, что девушка нашла потайную панель за книжным шкафом и теперь, как волшебный талисман, держит в руках сферу памяти Эразма.

Он был так ошеломлен, что не находил слов. Поняв, что любой, кто пойдет мимо, сможет увидеть потайной шкаф и сферу, он быстро вошел, закрыл дверь и запер ее. В его сознании мелькали многочисленные прогнозы ментата; он пытался определить, как лучше действовать.

Анна улыбнулась сфере памяти, потом посмотрела на директора. В ее глазах были детское волнение и страх.

– Он прекрасен. Эразм – мой лучший друг.

– Как ты… как ты узнала, где его найти?

– Он сказал. Это наша тайна. – Она нахмурила брови и посмотрела на директора школы. – Он сказал, что тебе можно верить: ты никому не скажешь.

Мысль о том, что он сам может быть угрозой, застала Гилберта врасплох. Он спас робота и оберегал его со времени падения Коррина.

– Конечно, я никому не скажу.

Ему не понравилась возникшая ситуация – теперь его величайшая тайна стала известна такому ненадежному человеку.

Сфера задрожала, активируя маленький передатчик.

– Нам нужен еще один союзник, сын, поэтому я объяснил ей, где меня найти. Анна Коррино – сестра императора. Она может нам помочь.

– А мне нужен ты. – Анна с любовью посмотрела на светящуюся сферу, потом на Гилберта. – Больше между нами никаких тайн. Теперь вы оба можете говорить мне все.

– Это крайне опасно, отец. Если она скажет хоть слово, хоть намекнет… Элис Кэрролл следит за ней, да и другие ученики-батлерианцы только и ждут, чтобы я допустил хоть малейшую ошибку. – Вероятности продолжали проходить перед ним в виде катастрофических прогнозов ментата. – А Манфорд Торондо может решить сделать Анну заложницей, чтобы получить власть над императором. Что она скажет батлерианцам?

Анна высокомерно заявила:

– Я никому ничего не скажу.

– Ей нужно сообщить о нашей проблеме, особенно если нам придется бежать и искать другое убежище – как предложил Драйго Роджет. Следовало послушаться его, когда он здесь был.

– Я еще не решил уйти, – сказал Гилберт.

– А я решил, что нам нельзя оставаться. Посмотри на данные, ментат! Ты ведь понимаешь, насколько серьезной стала опасность. Я не уверен, что укрепления школы выстоят против батлерианских толп. Что, если кто-нибудь определит твою подлинную личность?

Гилберт задумался. Старого безобидного Хоруса Ракку, в прошлом сторонника машин, линчевали за то, что он делал восемьдесят лет назад… Зная о недавнем насилии на Баридже, о погроме в Зимии, о более ранней битве при Тонарисе, Гилберт не мог отрицать, что антитехнологическое движение все больше выходит из-под контроля.

Но если просто бежать, чтобы спастись самому и спасти Эразма, кто тогда погасит пламя фанатизма? Нужно как-то защитить школу.

– Я с большим вниманием проанализировал сознание Анны Коррино, – сказал Эразм, – и понял, как восстановить и укрепить ее мышление. Если я ее вылечу, Коррино будут нам благодарны. И защитят от батлерианцев. Превосходное решение.

– Возможно, Коррино не так сильны, как ты думаешь, – предостерег Гилберт, хотя ему очень хотелось, чтобы сознание молодой женщины пришло в норму. А батлерианцы бывают более импульсивными и опасными, чем мы себе представляем.    

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://onlinereads.net/bk/21160246-mentaty-dyuny

https://librebook.me/mentats_of_dune/vol1/1

https://4italka.su/fantastika/boevaya_fantastika/461391.htm

 https://fantasy-worlds.club/lib/62469/chitat/

 https://royallib.com/read/gerbert_brayan/mentati_dyuni.html

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Обитаемый остров

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 57 | Добавил: iwanserencky | Теги: проза, чужая планета, Вселенная, люди, Кевин Андерсон, литература, писатели, Ментаты Дюны, чтение, Будущее Человечества, текст, повествование, отношения, из интернета, Брайан Герберт, фантастика, миры иные, ГЛОССАРИЙ, Хроники, будущее, Брайн Герберт, слово, книги, Хроники Дюны, Дюна | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: