Главная » 2023 » Октябрь » 3 » Возвышение 052
22:18
Возвышение 052

===
Помимо многочисленных бюрократических задач, я занимался и тренировками членов своей свиты. Особенно Леры и Михаила, которые открыли для себя массу новых возможностей. В подчинение первой, сейчас было две с половиной тысячи автономных некроконструктов, сведённых в пять батальонов. Жрица не только подняла их, укрепила тела и предоставила возможность автономного существования. Дополнительно к этому, сотня конструктов, которые стали условными «офицерами», получили вполне функционирующий разум.
В качестве отдельного эксперимента, она создала тридцать мощных костяных воинов, которые предназначались для охраны цитадели. Получилось не так уж и плохо — на мой взгляд вполне сравнимо с работой финикийских некромантов. Из того периода, когда их божества решили нарушить общепринятые правила игры и принялись щедро одарять свою паству, облегчая их завоевания.
Услышав о том, что можно создать конструкт, который будет способен сам накапливать энергию и поглощать её из убиваемых врагов, Лера немедленно загорелась идеей поставить и такой эксперимент. Но тут мне пришлось одёрнуть брюнетку — она настолько погрузилась в работу, что сама цветом кожи и внешним видом не сильно отличалась от мертвеца.
У Измайлова всё было проще. Юноша безмерно радовался возросшей силе и на зависть Сандала создавал мощные огненные вихри, с лёгкостью уничтожающие любые энергетические барьеры. Уже на второй тренировке я заставил его экспериментировать с другими вариантами применения драконьего пламени. Раз патрицию досталось настолько мощное оружие, он должен был научиться его применять.
Сам же я, не ложился спать около тридцати шести часов, стимулируя смертную оболочку при помощи пастилок и обычной силы. Но в конце концов, плоть не выдержала — к вечеру второго дня я прилёг отдохнуть, намереваясь через пару часов подняться, чтобы заняться очередной тренировкой с Лерой. А открыв глаза, обнаружил, что уже наступило утро и в узкое окно пробивается солнечный свет.
После чего понял, что обязан своим пробуждением звонку дарфона, который вовсю звенел в моём кармане.
Имелось настойчивое желание поинтересоваться у Сандала, почему он меня не разбудил. Но для начала я достал аппарат, бросив взгляд на экран.
Звонил Ульрих. И что-то подсказывало, беспокоить меня в такую рань без причины, швед бы не стал.
Клацнув пальцем по кнопке вызова, я поприветствовал потомка ётунов. А через секунду услышал его глухой голос.
— Не хочу отвлекать от усмирения Пусана. Все местные газеты только про это сейчас и пишут. Но у нас тут гости. Аккурат рядом с оборонительными рубежами усадьбы. Границу пока не переходят, но нервируют здорово.
Он замолчал, а я нетерпеливо поинтересовался.
— Кто именно?
Свенсон тяжело вздохнул.
— Проще сказать, кого тут нет. Вчера вечером прибыла группа из Третьего отделения. В ночи появился целый отряд Долгоруких, во главе с одним из княжичей. Третьим в очереди наследования… Ну а утром подтянулись Абэ. Эти встали так, что всю дорогу перегородили. Сидят, жгут костры, песни поют.
Секунду помолчав, добавил.
— И с ними, как минимум, один Великий Мастер. Плюс, ещё один с Долгорукими. Что с ними делать-то, со всеми? Мы же теперь считай от города полностью отрезаны.
Пару мгновений я подумал, взвешивая все за и против. После чего отдал команду.
— Занять круговую оборону и ждать. Я скоро буду.

***  

===

Глава XI                         

Ещё раз повторив Ульриху инструкции, я прервал связь и проверил местоположение Сандала. Дракон был недалеко — кружил около цитадели, не подлетая ближе. Видимо по той простой причине, что не разбудил меня через два часа сна, хотя я об этом просил.
В воздухе внезапно послышался тонкий голос Мьёльнира.
— Он пыталсс-с-ся. Но ты сказал, что хочешь с-с-спать.
Что? Я такого даже не помнил. А провалы в памяти у бога, это нечто невероятное. Конечно, если он не перегружен поглощённой силой и не перенапрягся. Как в тот раз, после зачистки Рубинового Пробоя.
Пролетевший через стену Сандал, затормозил напротив меня и с готовностью подтвердил.
— Это прр-р-равда! Я пытался, но ты не захотел вставать.
Смертная оболочка. Вот, что меня подвело. Это надо ведь? Не проснуться вовремя из-за банальной усталости плоти? Заикнись кто о таком на Парнасе, моментально бы превратился в мишень для шуток. Лет на пять, не меньше.
Не успел я ответить, как дракон прорычал.
— Мы возврр-р-ращаемся?
Я усмехнулся и кивнул ему.
— Именно так. А заодно проверим, на что ты теперь способен.
Спутник окинул меня яростным взглядом и выпустил из ноздрей призрачный пар. Видимо намекал, что его способностям нужна не проверка, а лишь цель для применения.
Через минуту я уже покидал комнату, раздавая приказы при помощи дарфона. Члены свиты уже были заняты делами — в цитадели оставалась только Лера, которая использовала свободный промежуток времени для усиления конструктов.
С ней мы столкнулись в зале, который был общим решением превращён в гостиную и место наших регулярных сборов. Вернее, сначала из прохода показался Жорик, радостно щёлкающий суставами пальцев, а потом вышла и жрица.
Я посмотрел на две новые конечности её питомца. Руки с четырьмя блоками суставов, которые заканчивались кистями, на каждой из которых было по семь длинных пальцев. Заодно оценил мимику его лица — теперь покрытого кожей, под которой угадывались мышцы.
Переведя взгляд на саму жрицу, оценил размер кругов под глазами и бледный цвет лица. Недовольно вздохнул.
— Минимум семь часов сна. Каждый день. За исключением ситуации, если город кто-то атакует, в нём начался мятеж или вам грозит другая острая опасность.
Та сразу же задрала подбородок, всем своим видом показывая, что отлично себя чувствует и отдых ей совсем не требуется. Я же счёл нужным добавить:
— Это приказ.
Лера остановилась и с обиженным видом уставилась на меня.
— Я же ради тебя стараюсь. И всех нас. Чем быстрее разовью Дар, тем сильнее мы станем. Ну и остальные дела. Фонд, помощь с Корпусом, гвардейцы.
Вздохнув, я попробовал максимально доходчиво объяснить.
— Заниматься всем этим нужно. Но темп придётся сбавить. Чем сильнее ты устаёшь, тем выше риск допустить ошибку. И получить от кого-то удар в спину. Или упустить нечто важное. Например, заговор.
Брюнетка поморщилась, явно не до конца согласная с моей оценкой, но благоразумно не стала спорить. Вместо этого бросила взгляд на дарфон, который держала в правой руке.
— Ты написал, что уезжаешь и усадьба под угрозой. Что у них случилось?
На последней фразе девушка зевнула, прикрыв рот рукой, из-за чего слова вышли смазанными. Я же принялся объяснять, стараясь изложить всё максимально коротко. Заодно сам ещё раз прогнал ситуацию в голове.
В целом, я мог задержаться здесь ещё. Но маховик процесса уже был запущен и теперь его было не остановить. Городские кланы после ночной бойни, в которой целиком сгинули три группировки, разве что не строем ходили, славя новых хозяев города. Настолько впечатлились, что выплатили все недоимки по налогам, которые накопились ещё в бытность Лецзюнь господами Пусана и прижали к ногтю уличные банды. Согласно полицейским отчётам, уровень преступности снизился едва ли не до нуля.
К тому же, я всё равно предполагал покинуть город через сутки. Максимум, двое. Контракты с кораблями и судами моей небольшой эскадры, которые скоро истекали, я продлил ещё на два дня. А пару малых фрегатов вовсе хотел пока оставить в Пусане. На тот случай, если какой-то хитрец решит завести в бухту несколько сухогрузов, которые окажутся набиты солдатами. Линию портовых укреплений мы в процессе штурма повредили. По крайней мере те, что были созданы для подавления высадки. Вторая, которую обрабатывал Сандал, осталась цела. Но если условный противник доберётся до неё, значит уже получит шанс прорваться в город.
Так что фрегаты пока останутся здесь в качестве огневой поддержки. А вот все остальные суда скоро пойдут обратно, во Владивосток. Прихватив с собой какое-то количество добровольцев, желающих вступить в ряды гвардии Афеевых, часть трофеев и Кристину с Илвой.
Я же вылечу на самолёте. И если не ошибаюсь по поводу Сандала, то очень быстро окажусь в своей усадьбе.
Когда я закончил излагать, Лера опёрлась о спинку кресла и после короткого раздумья, уточнила.
— Брать с собой никого не будешь?
Усмехнувшись, указал взглядом на каменный пол.
— Команду Билли. И Асуку. Японцы ведь из-за неё заявились. Ради приличия, надо показать, что она жива.
Девушка снова протяжно зевнула и потёрла глаза рукой.
— Да они ж всё равно сражаться полезут. Этих япошек хлебом не корми, дай кого прирезать.
Я удивлённо поднял брови, смотря на девушку. Сама она, чуть смутившись, махнула рукой.
— Жили у нас как-то в трущобах японцы. С Китобоем дела какие-то вели. За три дня, что квартировались, одиннадцать человек перебили. Один посмотрел косо, у другого тон не понравился, третий засмеялся не к месту.
Японцы, значит. В трущобах Петербурга. И вели дела с Китобоем.
Глядя на моё лицо, жрица оборвала воспоминания, силясь понять, почему я на неё так смотрю. Наконец до её сонного сознания дошла суть моего немого укора и она ойкнула.
— У меня, если честно из головы как-то вылетело. Но те японцы, точно не из благородных были. Хотя и Одарённые. В татуировках все, без перстней и ранговых колец. А вот мечи с собой постоянно носили.
Оставалось лишь вздохнуть. Китобой давно мёртв, а стоявший над ним маркиз то ли погиб, то ли успешно сбежал. Копаться в истории с японцами уже немного поздно.
Поэтому я ещё раз проинструктировал жрицу на случай возникновения экстренной ситуации, после чего направился вниз.
Морские охотники, к моему удивлению, изрядно обрадовались смене обстановки. Даже несмотря на то, что перевозить их снова пришлось в точке свёрнутого пространства. На этот раз я зацепил тонкий слой каменного пола — после запечатывания, он должен был стать опорой, которая позволит бойцам О’Киффа комфортно провести время. Тем более, что вместе со слоем камня, я запечатал и всю мебель, что была в помещении.
Спрятав небольшой куб в карман, я переместился в хранилище с трофеями и спустя тридцать секунд уложил в карман ещё один артефакт. Десять тонн золота, наличность и драгоценности. Раз всё равно лечу в родовую усадьбу, так почему бы не прихватить с собой часть добычи?
К моменту, когда оказался во дворце, некроконструкты уже вывели туда красную и злую Асуку. Причина оказалась крайне проста — Лера пусть и наделила элитных костяных воинов разумом, но полной гаммой человеческих чувств они не обладали. А потому, получив от своей госпожи ментальный приказ немедленно доставить пленницу во двор, так и поступили. Не подумав, что она одета лишь во что-то вроде короткой туники, которая сейчас ещё и задралась вверх, скомкавшись на её бёдрах. Учитывая, что иной одежды на пленнице не было, картина вышла довольно пикантной.
Дракон что-то прорычал, облетая разъярённую японку по кругу, а та сверкала глазами и непрерывно сыпала угрозами. Не факт, что сама в них верила, но старалась вовсю.
Пришлось подождать, пока ей принесут одежду. Стоило признать — недостаток прислуги порой серьёзно сказывался на качестве выполнения задач. Надо бы озадачить кого-то из свиты этим вопросом. Пусть подберут хотя бы полсотни слабых Одарённых и свяжут их клятвой.
Когда мы все, наконец, загрузились в машину, которая поехала в сторону городского аэродрома, Лера решила уточнить ещё один момент.
— Как быть с пленными маньчжурами?
Я с лёгким непониманием повернулся к жрице — этот вопрос мы уже обсуждали и сошлись на том, что до переговоров в Шанхае, пленных лучше не трогать. Тем более осталось подождать всего пару дней. Потом будет понятно, сколько Лецзюнь готовы заплатить за выкуп своих людей и как именно они их заберут.
Изначально у меня были сомнения по поводу того, что маньчжуры легко примут потерю Пусана. Всё же город был источником солидных денег. Но судя по реакции их рода, никто не собирался начинать большую войну. По крайней мере, на это ничего не указывало. Они сами предложили временное перемирие, не выдвинув никаких дополнительных условий. И сами же назначили место для проведения переговоров. Учитывая, что безопасность на проводимом форуме гарантировал Императорский Дом Цин, вероятность подставы была минимальна. Лецзюнь, это конечно, маньчжуры из Белого Знамени. Но Император сотрёт их в порошок одним щелчком пальцев.
Поэтому, я считал, что основным обсуждаемым моментом станет передача юридических документов, которые имели ценность для Лецзюнь, будучи при этом бесполезными для нас и возврат пленных.
Но, как выяснилось, Лера всего лишь зевала. Из-за чего и не озвучила продолжение вопроса. Заметив выражение моего лица, убрала руку ото рта и немедленно исправилась.
— Я про то, что они там уже болеть начали. Тюрьма старая, везде сквозняки и сырость. Целителя мы им обеспечили, но пленных тысячи, а профильных Одарённых, которых можно использовать бесплатно, немного. Ты же не хочешь платить корейским целителям за лечение пленных маньчжуров? Там цены такие, что мы разоримся. Да и весь Пусан потом потешаться будет.
Насчёт стоимости услуг, она пожалуй слегка перегнула. Дорого, да. Но точно не разоримся. Учитывая текущий объём казны, скорее даже не заметим этих трат. Вот с реакцией общественного мнения было сложнее.
— Разбросать по другим тюрьмам никак?
Жрица качнула головой.
— Там тысячи простых солдат и Одарённых. Сейчас все в одном месте. И прекрасно понимают, что если начнётся бунт, мы в крайнем случае просто сравняем здание с землёй. Если раскидать их группами по другим тюрьмам, то при подобном исходе погибнут местные. У которых семьи и родственники. А часть вовсе из преступного крыла городских кланов. Чревато последствиями.
Кронос сожри этих пленных. Могли бы просто сбежать из города, побросав оружие. Останавливать я бы их не стал.
Глянув на девушку, усмехнулся.
— Когда будем принимать следующую капитуляцию, напомни мне, что в плену нужно оставлять только офицерский состав и патрициев. А остальных пинком за ворота. Пусть сами разбираются со своей судьбой.
Девушка усмехнулась, а я после нескольких секунд раздумья, озвучил решение.
— Пока пусть остаются на старом месте. Пригони туда обычных врачей, обеспечь медикаментами. Одарённых использовать только для лечения тех, кто действительно тяжело заболел. И на всякий случай, усиль охрану.
Та кивнула и уставилась в окно. А спустя пару минут мы уже въехали на территорию аэродрома. Самолёт ждал со спущенным трапом. Небольшой борт на шестнадцать пассажиров, который ранее принадлежал Лецзюнь и использовался для перевозки членов рода. Сейчас же на фюзеляже красовался герб Афеевых, а экипаж транспорта сменился и полностью состоял из корейцев.
Когда мы поднялись на борт, я отправился к кабине пилотов. В проходе столкнулся с капитаном, который видимо собирался лично поприветствовать статусного пассажира.
Глянув на вытянувшегося по струнке офицера, осторожно предупредил.
— Если во время полёта, поймёте, что самолёт движется немного быстрее, чем обычно, не удивляйтесь. Только следите за его состоянием — если с конструкцией вдруг что-то будет не так, сразу предупредите.
Тот удивлённо моргнул. Когда ты собираешься лететь на скоростном и усиленном артефактами самолёте, а тебе говорят такое, это наверное и правда может ввести в ступор. Впрочем, кореец быстро пришёл в себя.
— Будет исполнено. У меня только один вопрос — куда садиться? В полётном листе значится приземление в вашей родовой усадьбе, но там же нет аэродрома.
Я растянул губы в усмешке.
— Он и не нужен. Садиться не придётся. Только снизиться до пары сотен метров. Дальше я выйду своим ходом, а вы уйдёте на посадку в аэропорт Владивостока.
Взгляд капитана машинально скользнул к моим пальцам. По-моему, кореец немного расстроился, не обнаружив там рангового кольца силы. Всё, что он смог увидеть, это браслет Защитника пятого класса — в уничтоженной мной сущности, по какой-то причине почти не оказалось классической энергии Пробоев. Оттого, хрусталь оставался всё того же цвета, что и раньше.
— Будет сделано, господин. Разрешите начать подготовку к взлёту?
Дождавшись моего кивка, развернулся вокруг своей оси, возвращаясь в кабину. Я тоже двинулся назад. Махнул в иллюминатор Лере, которая стояла метрах в двадцати от самолёта. Жорик, на секунду отвлёкся от задумчивого ковыряния асфальта и тоже радостно замахал. Сразу обеими новыми руками, растопырив четырнадцать одинаковых пальцев.
Глянувшая в иллюминатор кореянка в форме стюардессы, чуть побледнела и отвернулась. Уткнулась испуганным взглядом в меня — казалось, сейчас спросит, что это за монстр снаружи или просто рухнет в обморок. Но профессиональная выучка оказалась сильнее. Через пару секунд на её лице появилась приветливая улыбка и девушка поинтересовалась.
— Господин желает еды? Напитков? Может быть массаж? Другие расслабляющие процедуры?
Сидящая через пару кресел от нас Асука, злобно скривилась, глядя на стюардессу сзади, а я отрицательно качнул головой.
— Господин желает, чтобы его не беспокоили и дали спокойно подумать.
Стоило занять своё место, которое находилось через проход от Абэ, как та не удержалась от комментария.
— Все они такие. Их город захвачен и лишён независимости, а они предлагают ублажить завоевателя своим телом. Жалкие шлюхи.
В голове тихо пискнул Мьёльнир.
— Может пусс-с-сть ей сделают масс-с-саж?
Я невольно усмехнулся, а японка окинула меня яростным взглядом.
— Что ты ухмыляешься, варвар? Думаешь, раз нашёл где-то артефакт и впитал силу, то теперь тебя не победить? Наш род переваривал и не таких. Абэ, это основа и мощь Японии. Первые среди первых, лучшие среди лучших. Воители, перед которыми содрогается весь мир.
Зависший в воздухе Сандал задумчиво рассматривал японку и судя по мыслям прикидывал, насколько сильно ему влетит, если он сейчас поджарит ей правое ухо. Или лишит одежды.
Я дал спутнику команду не трогать пленницу. После чего заглянул той в глаза и чуть пожал плечами.
— Увидим. Пока ты сотрясаешь только воздух вокруг, да своё кресло. И то немного.
Та скрипнула зубами и горделиво отвернулась к иллюминатору. А я откинулся на спинку своего сидения.
За то время, что мы пробыли в Пусане, Асука успела придумать теорию, которая примиряла её с происходящим и при этом не разрывала жизненных шаблонов. Решила, что настоящий Афеев обнаружил некий артефакт, в котором были сокрыты крохи божественной силы и за счёт этого обрёл подобную мощь. А ещё каким-то образом нахватался знаний. Видимо в её голове, все схемы наших плетений фиксировались в книгах и обязательно хранились где-то среди смертных. Наивная дева. Пусть и храбрая.
Дождавшись, пока самолёт поднимется в воздух, я потянулся к Сандалу, вливая в него божественную силу. Не так много, как в прошлый раз — сейчас ему не нужно было сражаться. Как и полностью материализоваться. К тому же, спутник уже был в своём истинном облике, что сильно упрощало задачу.
Какое-то время он просто висел в центре салона. А потом вокруг небольшой фигуры белого призрачного дракона начала стремительно формироваться ещё одна. Тоже драконья, только почти прозрачная и куда больше по своим размерам.
Голова вытянулась вперёд, достигнув кабины, крылья распростёрлись в стороны, а хвост протянулся далеко назад.
Ещё минута ушла на то, чтобы синхронизировать его призрачное тело и конструкцию самолёта. А потом Сандал начал действовать.
Полностью он от перегрузок не уберёг — меня, как и сидящую через проход Асуку, вжало в сиденье. Но наша скорость увеличилась, как минимум в десять раз. Можно было бы нарастить её ещё, но я решил не рисковать. В конце концов, это была лишь проба сил. Путь от Пусана до моей усадьбы, по воздуху, и так занимал не больше часа. Критической нужды ускоряться не имелось. Зато это было отличной возможность проверить возможность дракона взаимодействовать с самолётами. Чтобы в момент, когда действительно появится нужда ускориться, у меня не было никаких сомнений на этот счёт.
Испытание прошло полностью успешно — в небе над имением мы оказались буквально, минут через семь после начала полёта. А из-за того, что на торможение Сандалу потребовалось какое-то время, вовсе пролетели над усадьбой, из-за чего пришлось разворачиваться.
Вернув дракону его прежний вид, я поднялся на ноги и пройдя мимо вцепившейся в подлокотники стюардессы, отправился в кабину пилотов. Там меня встретил взглядом бледный капитан, вцепившийся руками в штурвал.
— Всё отлично, господин. Самолёт цел. Снижаемся.
Слова, которые он озвучивал, резко контрастировали с его внешним видом и тоном голоса. Но в целом, держался офицер неплохо. Правда, когда я двинулся назад, снова заговорил.
— Правда есть одна проблема, господин. Управление во время полёта, было фактически утеряно. Поэтому я не мог помешать изменению курса.
Я обернулся и тот, на момент запнувшись, продолжил.
— Мы пролетели над территорией империи Цин, господин. А потом пересекли границу с вашей империей. Боюсь, пограничные службы могут заявить протест.
Машинально бросив взгляд в ту сторону, где по идее находилась империя Цин, я усмехнулся.
— Не беспокойтесь. Продолжайте полёт.
Вернувшись в салон, я отправил сообщение Махову. Попросил удостовериться, что военные не поднимают в воздух истребители на перехват неизвестного объекта, что ворвался в воздушное пространство империи. А если они всё же заняты этим важным делом, то предупредить о самолёте, который пойдёт к Владивостоку со стороны моего поместья.
Закончив, поднял со своего места Асуку и подталкивая девушку перед собой, двинулся к выходу. Японка заметно занервничала.
— Ты же не собираешься прыгать? Нет? Или да?
Оглянувшись на меня, яростно скривила губы.
— Послушай меня, варвар. Ты может и нашёл какие-то знания, что остались от Древних, но нельзя прыгать из самолёта на полном ходу. Мы же умрём. Ты что, совсем идиот?
Сандал рыкнул, предлагая заткнуть ей рот. А я остановился около двери выхода, откуда японка бросила умоляющий взгляд на стюардессу.
— Ну ты ему хотя бы объясни, что нельзя открывать дверь во время полёта. Даже если у тебя воздушный Дар или ты искусно владеешь воздушными печатями, это опасно. А прыгать на полном ходу, вообще никто не рискнёт! Скажи ему!
Поняв, что девушка в форменной одежде не реагирует, Асука натурально зарычала. Не хуже Сандала, надо сказать.
— Да скажи ты хоть что-нибудь, корейская шлюха! Ну же!
Этих фраз, стюардесса уже не слышала — энергетический барьер отсёк нас от всего остального пространства салона. Следом я создал ещё один щит, который окружил нас с японкой. Она была права — открыть дверь во время полёта, по сути, невозможно. Это не предусмотрено конструкцией. И само собой, подобный ход опасен. Но всё меняется, если у тебя есть «искра». Тем более, если ты самый настоящий римский бог Меркурий.
Я покосился на Сандала, который с интересом рассматривал замершую японку, что всем телом прижалась ко мне, стараясь оказаться подальше от выхода. Потом потянулся божественной мощью к двери и та растаяла в воздухе, заставив японку издать странный сдавленный звук. Похоже эта сумасшедшая и правда решила, что я собираюсь разрушить конструкцию самолёта ради одного прыжка. Иногда логика смертных приводит их к очень странным выводам.
Асука оторвала взгляд от проёма, в который врывался воздух и повернув голову, безумными глазами уставилась на меня. Я же улыбнулся, обхватил её одной рукой за талию и рванулся вперёд. Секунда и под ногами оказалась лишь толща воздуха, а на моём плече сомкнулись зубы обезумевшей от страха японки.

***  

===

Глава XII                   

Где-то наверху вернула себе материальный облик дверь самолёта. А я окружил нас воздушным барьером и затормозил падение, превратив его сначала в плавное скольжение вниз, а потом и вовсе в осторожное снижение на крохотной скорости.
Когда до земли оставалось не больше тридцати метров, Асука разжала зубы на моём плече и чуть отодвинулась. Покосилась на моё невозмутимое лицо. И наконец опасливо глянула вниз.
Скривившись, прохрипела.
— Тебе повезло. Просто повезло, несчастный ты псих.
Сандал возмущённо рыкнул и даже Мьёльнир возмутился, предложив в следующий раз спрыгнуть с высоты повыше. А перед тем, как подхватить японку силой, дать ей насладиться свободным падением.
Я же крутил головой, оценивая обстановку и подсвечивая пространство вокруг крохотным объёмом божественной мощи.
Ульрих был прав — около усадьбы находилось сразу три отряда. Что самое интересное, судя по их положению никто из них не пытался полностью заблокировать границы моей территории. Да, у каждой группы имелось своё охранение, стояли защитные артефакты, а над офицерами Третьего отделения и вовсе раскинулся полноценный купол энергетического барьера. Но при этом все они расположились со стороны имперского тракта. Аккурат около линии, за которой начиналась моя земля.
Намёк был понятен — меня ждали для разговора. Демонстрировали силу, но давали понять, что явились для беседы, а не для убийства. Потому как в противном случае, их люди оцепили бы весь периметр, держа его под наблюдением. А где-то поблизости, дежурили бы ударные группы.
Хотя, если быть до конца точным — в таком случае сюда вовсе бы никто из них не пришёл. Потому как все они прекрасно знали, что я нахожусь в Пусане. А какой охотник станет заранее топтаться около берлоги медведя, будучи стопроцентно уверенным, что прямо сейчас там никого нет, но зверь обязательно вернётся? И обязательно увидит его следы.
Ноги коснулись земли и японка сразу же отодвинулась в сторону, стараясь не смотреть на меня. То ли правда засмущалась из-за того, что так сильно прижималась в полёте, то ли каким-то чудом заметила воинов своего клана и опасалась, что они могут прямо сейчас наблюдать за нами.
Мы приземлились между садом и опушкой леса. Хотя, последний теперь был куда дальше от усадьбы — приличное количество деревьев вырубили. А по кромке сада проходила настоящая линия траншей. Из который сейчас выскочил молодой парень в форме с гербом Афеевых и ошалелыми глазами.
— Ваше Благородие! Вам надо в укрытие! Рядом враги.
Я внимательно посмотрел на гвардейца. Мне показалось или Орлов стал набирать всех подряд?
Тот нервно дёрнул губами и бросил взгляд в сторону леса.
— Два Великих Мастера, Ваше Благородие. Прямо там! Представляете?
Асука с некоторым изумлением посмотрела на юношу. Выражение лица у неё было приблизительно таким же, как у Одиссея, когда молодой моряк принялся рассказывать ему, что мол вон на том острове, он один раз издалека видел сирену. Скажем так, не самое позитивное.
Я же растянул губы в усмешке.
— Где ты служишь, солдат?
Тот растерянно моргнул. Потом вытянулся во фрунт.
— В гвардии рода Афеевых, Ваше Благородие!
Одобрительно кивнул ему.
— А разве гвардии рода Афеевых пристало опасаться всего лишь двух Великих Мастеров? Из разных родов? Будь их здесь сотня, готовых ударить разом, я бы понял твою панику, воин. Но их всего двое.
Японка посмотрела на меня. Перевела взгляд на ошарашенного гвардейца, что разрывался между желанием спрыгнуть обратно в окоп и необходимостью ответить главе рода. И осторожно отодвинулась в сторону, что-то шепча себе под нос. Настолько тихо, что у меня вышло разобрать лишь одно, уже знакомое слово «псих».
Я же добавил.
— Если бы они попробовали атаковать, Ульрих размазал бы обоих тонким слоем кровавого фарша. Разве командир тебя не инструктировал?
Смертный преданно поедал меня взглядом, но ничего не отвечал. А со стороны усадьбы внезапно послышался голос Орлова.
— Прохор! Ты какого беса, творишь! Что за…
Не знаю, как именно хотел закончить свою фразу капитан, но он благополучно остановился. А вот бедолага гвардеец, оглянувшись на офицера, шмыгнул носом и замер в некоторой растерянности, не зная на кого из нас ему смотреть.
Подлетевший Орлов гневно выдохнул, уперев взгляд в солдата.
— Вернуться на позицию. Не покидать её без приказа.
Гвардеец моментально нырнул обратно в траншею, а его командир переключил внимание на меня.
— Мои извинения, Ваше Благородие. Дар у него редкий да мощный, потому и решил взять. Думал, может выйдет дурака научить чему.
Покосившись в сторону окопа, из которого торчала голова солдата, сквозь зубы процедил.
— Но он чего-то только тупеет день ото дня.
Я чуть сузил глаза и Орлов явственно напрягся.
— Сегодня же выкину его. Не извольте беспокоиться. В деревню назад поедет, гусей гонять.
Со стороны окопа явственно простонали «меня же мамка убьёт», а мои глаза ещё чуть сузились. Теперь до капитана второго ранга дошло, что дело не в бойце и офицер пытался понять, что именно не так.
Поняв, что до него так и не доходит, я показательно прошёлся взглядом по округе.
— Это мой сад. Где всё должно радовать глаз. Скажи, Орлов, кого может обрадовать вырытая линия окопов?
Тот чуть нахмурился, покосившись на траншеи.
— Того, кто хочет выжить на войне, Ваше Благородие.
Ответ был верный, так что для проформы я кивнул. После чего сразу же уточнил.
— Только мы не на войне. А если до неё вдруг дойдёт, то я откручу врагам голову ещё до того, как они сюда доберутся. Либо это сделает Ульрих.
Офицер вздохнул. Видимо понял, что идея потренировать гвардейцев на рытье окопов возле усадьбы, используя напряжённую обстановку в качестве повода, была не самой лучшей. Что дело было исключительно в тренировке, я не сомневался. Здесь два Великих Мастера. Сила, которая сможет пробиться к имению через все защитные рубежи. После чего на них обрушится мощь родового алтаря, управляемая Ульрихом.
И как бы не развернулась схватка дальше, окопа с солдатами они даже не заметят. Конечно, если в нём не будет другого Великого Мастера, который решил вспомнить молодость и поиграть в обычного бойца.
— Всё вернуть, как было. А потом вызывать специалистов и положить сверху дёрн с травой. Чтобы ни одного следа не осталось.
О том, что у смертных есть и такая услуга, мне рассказала Лера. На мой взгляд, куда эффективнее было подключить к процессу Одарённого. К тому же у меня под рукой был Ульрих, который без проблем справился бы с задачей. Но Свенсон не всегда будет на одном месте. К тому же, не дело это — использовать обладателя мощного многогранного Дара для решения мелких бытовых задач.
Вот сад мне и правда нравился. Пока это было единственное место, с которым меня связывали тёплые воспоминания. Надеюсь, вечеринку около бассейна мы ещё как-нибудь повторим. Превратить тут всё в изрытое окопами поле боя, я в любом случае не позволю.
Отдав приказ, я развернулся и увлекая за собой Асуку, зашагал к дороге. Сандал уже облетел окрестности, проведя полную разведку местности. Благополучно подтвердив, что здесь действительно только три этих отряда. Без дополнительной поддержки, разведки или каких-то иных сюрпризов.
— Ты психопат. Сдался тебе этот сад? Ведёшь себя так, как будто там растёт тысячелетняя сакура твоего рода.
Кажется я постепенно начинал понимать, почему муж японки отказался на месте договариваться о выкупе, а клан Абэ так долго тянул с визитом. Раз она, несмотря на блокираторы и связанные руки, так ведёт себя с превосходящим по мощи врагом, то я даже не представлял её поведение с теми, кто был слабее. Особенно в прошлом, когда сама японка могла свободно использовать силу.
Когда я начал забирать левее, азиатка неожиданно возмутилась.
— Нам же не туда! Нужно правее!
Искушение закрыть её рот кляпом было велико. Но ничего подходящего под рукой не имелось, а использовать для этой цели Мьёльнира было бы негигиенично. О чём он сам и поспешит напомнить, как только уловил мои мысли.
Ещё один интересный момент — слова Асуки означали, что она чувствует своих сородичей. Несмотря на браслеты-блокираторы, которые так и оставались на руках девушки.
Но если японка стремилась первым делом оказаться около импровизированного лагеря клана Абэ, то вот я уверенно шагал через лес к группе офицеров Третьего отделения.
Причин было сразу несколько. Во-первых, я не понимал, за каким титаном Третьему отделение понадобилось действовать подобным образом. Зачем вставать лагерем около границы владений патриция, да ещё и ночевать там? Если у них есть основания, они запросто могли пройти в усадьбу и им слова никто не сказал бы. В противном случае — прислать письмо с просьбой прибыть самому для беседы. Маловероятно, что кто-то рискнёт проигнорировать приглашение от подобной структуры.
Во-вторых, мне было интересно, о чём именно они хотят поговорить? Мотивация Долгоруких и Абэ была очевидной. Одним нужна была невеста из рода Скау, вторые хотели вернуть себе Асуку. А вот, что именно понадобилось офицерам Третьего отделения, я не понимал.
И в третьих, меня впечатлил их энергетический барьер. Он был не просто хорош. Как сказала бы Венера, в нём проглядывали контуры идеала. Хотелось взглянуть на смертного, который смог такой развернуть. Или на артефакт, которым тот воспользовался.
Впрочем, когда я оказался ближе, то понял ещё одну вещь. Защитный купол стоял тут не просто так. И настолько мощным его сделали тоже не по чей-то прихоти. А с вполне конкретной целью — скрыть тот факт, что все смертные, что сейчас были под ним укрыты, находились под чужим контролем. Либо, вовсе мертвы. Барьер и правда был хорош — настолько, что без прямого использования божественной мощи, я не мог разобрать детали происходящего за ним. А Сандал не был способен преодолеть его без разрушения защиты.
Безусловно, я мог дать нужный приказ спутнику. Или точечно и незаметно надавить сам. Такое мне было вполне по силам. Но под боком было сразу два Великих Мастера. Не знаю, как насчёт Абэ, но вот члену рода Долгоруких, наверняка было любопытно, из-за чего к моей усадьбе пожаловали офицеры Третьего отделения. И наверняка он не раз задавался вопросом, для чего им понадобился настолько мощный щит?
Стоит мне разрушить защиту, как картина происходящего станет очевидна для любого мощного Одарённого. Боюсь, тогда разговора с тем, кто это устроил, не выйдет. А ведь этот хитрый сатир сильно постарался, чтобы привлечь моё внимание. Настолько, что рискнул пойти против Канцелярии Императора.
Остановившись в нескольких метрах от барьера, через который виднелись только силуэты человеческих фигур, я ждал. Слева снова начала что-то говорить Асука, но в этот раз церемониться я не стал. Окружил её тело энергетическим щитом, непроницаемым для звука с обеих сторон. А потом ещё и наложил маску на глаза. Со стороны показалось, что перед лицом девушки внезапно соткался чёрный туман, полностью перекрывший обзор.
Через секунду после того, как это произошло, через защитный купол протиснулась нескладная фигура смертного, которого я сразу узнал.
Василий Шуйский. Тот самый, что хотел заполучить мой артефакт и представлялся главой Восточного отделения Имперской ассоциации артефактологов. А ещё родственник князя, освобождённого мной из лечебницы.
Юноша замер около барьера и с лёгкой растерянностью глянул на Асуку, которая в ярости извивалась внутри своих энергетических оков и наверняка прямо сейчас что-то кричала.
— Жестоко вы с ней…
Сандал, который висел в воздухе, напряжённо ожидая, пока патриций заговорит, неожиданно разразился рыкающим хохотом. Да и я тоже усмехнулся. Кивнув на человеческие силуэты, что виднелись через барьер за спиной Василия.
— А ты с ними нет?
Тот смущённо отвёл взгляд и поправил очки на переносице.
— Это другое… У меня не было выбора.
Я деланно приподнял брови.
— Да ну? Прямо не было? Поэтому ты их всех убил?
Тот с неожиданным возмущением посмотрел на меня.
— Они живы! Просто… Испытывают некоторые неудобства. И ничего не вспомнят, когда всё закончится.
Интересный поворот. Который надо признаться, немного меня удивил. Но пожалуй стоило переходить к основному блюду — я уже зафиксировал и отсёк три следящих плетения. А чем дольше мы тут разговариваем, тем больше станет появляться новых.
— Ты привлёк моё внимание. Добился своего. Теперь говори.
Патриций поджал губы и уточнил.
— Что говорить?
На момент ворохнулась мысль, что он издевается. Но юноша вроде был серьёзен.
— То, ради чего всё это затевалось, само собой.
Шуйский вздохнул и снова поправил очки. Глянул на свои туфли, испачканные в грязи. Наконец поднял взгляд на меня.
— Я здесь, чтобы от лица…
Взмахнув рукой, я заставил его прерваться и окружил нас ещё одним щитом. Не таким приметным, как тот, что он выставил вокруг офицеров Третьего отделения. Но надёжно защищающим от любых следящих плетений. Как тех, что подслушивали, так и тех, при помощи которых можно было за кем-то наблюдать. Даже визуальный контакт ничего не даст — наблюдатель увидит лишь наши размытые фигуры. При этом барьер выглядел, как будто его создали из крайне небольшого объёма энергии. В отличии от той тяжеловесной схемы, которую использовал Шуйский.
Патриций нахмурился и недовольно посмотрел на меня.
— Я тут вообще-то речь пытаюсь читать.
Отправив Сандала на разведку, я наклонил голову в лёгком кивке.
— Вижу. И слышу. Но ты лучше как-нибудь своими словами. Что тебе от меня нужно? Почему выбрал именно такой способ привлечения внимания? Откуда знаешь схему плетения для подобного щита?
Последний вопрос был вовсе не праздным — в основе комбинации, при помощи которой создавался барьер, угадывалось нечто знакомое. Вот только я никак не мог вспомнить, что именно. То ли схемы Перуна, то ли вязь Сварога.
Юноша оглянулся по сторонам, задержав взгляд на едва заметной, мерцающей плёнке моего щита. Кивнул каким-то своим мыслям и вернул взгляд на меня.
— Если своими словами, прадед хочет с тобой поговорить.
Сандал показал мне группу смертных, что двигалась к нам со стороны отряда Долгоруких, а я уточнил.
— Тот самый, что теперь стал главой рода?
Василий мрачно кивнул.
— Он. Приехать он не может, потому приглашает к себе. А чтобы ты не сомневался в его добрых намерениях, просил передать вот это.
На последних словах, он вытащил из кармана несколько сложенных вчетверо листов бумаги, на которых виднелись пятна от кофе и протянул мне. Заметив лёгкое недоумение в моём взгляде, смущенно отметил.
— Документы, это не моё. Зато содержание у них ценное, сам потом посмотришь. И ещё…
На пару секунд замявшись, всё же продолжил.
— Он передаёт тебе свою благодарность.
Просветив бумаги божественной мощью и убедившись, что внутри не сокрыто хитрое убийственное плетение, я забрал их. Потом глянул на патриция. И задал вопрос, который крутился в голове с того самого момента, как я прочитал заметку в газете.
— Почему он до сих пор на своём месте? Это же беглый пациент, который заявился и начал убивать родичей.
В том, что сейчас мы говорим о том самом смертном, которого я освободил из лечебницы, никаких сомнений не было. И мне на самом деле было интересно, почему ему всё спустили с рук?
А вот Василий вполне искренне удивился. Пожав плечами, с кривой усмешкой спросил в ответ.
— Кто же его тронет то, когда он в родовой твердыне? Там наш алтарь, который его сразу признал. Разве что Рюриковичи навалятся или сразу пара княжеских родов в полном составе.
Понизив громкость голоса и поведя вокруг глазами, добавил.
— Либо Хранители с Чернокровыми. Но в любом случае, кто бы на штурм не пошёл, прадед половину положит, а остальных так потреплет, что они эту битву навсегда запомнят. А то и вовсе всех покрошит. Мы конечно не Маховы, но нас голыми руками тоже не взять.
Он озвучил сразу два интересных момента, что вели к новым вопросам. Плюс, я всё ещё не выяснил, что и зачем он сделал с офицерами Третьего отделения? Да и детали приглашения к новому князю, обсудить требовалось. Но и Долгорукие, к нам пока продвигались не спеша — не желая пачкать обувь, высушивали почву, чтобы шагать с комфортом. Немного времени ещё было.
— Со штурмом, всё понятно. Но его же могли схватить раньше. Как только он появился во владениях рода.
Собеседник вздохнул и тихо цокнул языком. Задумчиво посмотрел на меня через стёкла очков.
— Не понимаешь ты. Прадеда туда обманом упекли. Ближайшие родичи. А все остальные ему в верности, на Даре своём клялись. Как он вернулся, да приказы отдавать начал, клятвы снова силу заимели. Никому не отвертеться. Так что от рода ему угрозы нет. А вот, если кто сунется, ему не только твердыню штурмовать придётся. Все Шуйские в ответ ударят. Большая война будет.
Вот оно как. Выходит, старого князя убрали с глаз долой, не став убивать, а запихнув в лечебницу. А те, кто служил роду, вроде как и не знали ничего. Скорее всего формулировки были так и подобраны. Приказы выполнять, верность блюсти, да не предавать. Вот, что делать, если князь вдруг пропадёт, там вряд-ли оговаривалось. Теперь же, он вернулся. И старые клятвы вновь обрели силу. Серьёзный враг. И мощный союзник, если посмотреть под другим углом.
— А что с Маховыми?
Шуйский непонимающе моргнул и переспросил.
— А что с ними?
— Ты сказал, что Шуйские это не Маховы, но вас тоже так просто не взять. Какая сила у Маховых?
В глазах юноши мелькнуло удивление. Похоже он не ожидал, что я окажусь не в курсе. Тем не менее, после короткой запинки, принялся отвечать.
— Когда-то их называли теми, кто может обрушить на нас Солнце, если род прижать к стенке. Теперь же говорят об уникальном природном Даре, который связан с солнечным светом и атмосферой. Но что там на самом деле, знают только сами Маховы.
Момент подумав, неуверенно дополнил.
— И император. Наверное.
Судя по всему, Маховых оставили в покое именно из-за этого. Побоялись уничтожать род, который может последним своим ударом нанести врагам невосполнимый ущерб. И скорее всего, не просто так разбросали по разным городам. В этом виделся чей-то замысел. Возможно вместе родичи были сильнее. Оказывались способны на действия, которые были недоступны им по одиночке.
Я кивнул Василию, который продолжил смотреть на меня с оттенком удивления в глазах.
— Когда и как я могу появиться в вашей твердыне? Зачем твой прадед вообще хочет меня видеть?
Тот на момент замялся. Отвёл глаза в сторону.
— Ну… Он сам выразился не совсем понятно. Но я предполагаю, хочет договориться о союзе.
Кивнув на листы бумаги, что я сжимал в руках, продолжил.
— Иначе не стал бы всего это делать. Ты прочитай, как время будет, оцени.
Мьёльнир задумчиво пискнул и я мысленно согласился со спутником. А потом задал вопрос, который появился у нас обоих.
— Что именно он сказал?
Шуйский насупился и согнув указательный палец, костяшкой поправил очки на переносице. Интересно, почему он до сих пор не вылечил зрение? Один визит к целителю, разом бы решил проблему.
— Уверен, что хочешь это услышать?
Улыбнувшись, я слегка развёл руками.
— После такого интригующего намёка, абсолютно.
Юноша слабо усмехнулся и уткнувшись взглядом в одну точку, принялся цитировать.
— Приведи этого древнего засранца перед мои очи. Скажет, что занят, тащи за шкирку. Будет упираться, ломай ноги и волочи. Скажи, его сам Симеон Шуйский видеть хочет. И одарить. Пусть не выкобенивается, коли жизнь дорога.
Не самое уважительное приглашение, которое я слышал в своей жизни. Зато вполне искреннее.
Сам Василий с опаской посмотрев на меня, снова опустил взгляд на бумаги, которые были зажаты в моей руке.
— А сестра просила передать, что долг жизни прадеда уже наполовину оплачен. Как ознакомишься с посланием, поймёшь.
Долг жизни? Возможно у старого патриция было далеко не всё в порядке с головой, но его отношение к оказанным услугам мне нравилось. Да и заполучить в союзники один из княжеских родов тоже лишним не будет. По крайней мере на этом этапе. Тем более, они уже в курсе существования обоих орденов и их деятельности.
Я хотел уточнить, что он сделал с офицерами и ради чего вообще понадобился этот маскарад, но тут из-за деревьев показались первые Долгорукие. А Василий сразу же отступил назад, исчезая под прикрытием защитного барьера.
Убрав свой щит, я спрятал бумаги в карман и развернулся лицом к приближающейся группе людей. Худощавый юноша с холёным лицом, что шагал впереди, морща нос, явно был тем самым княжичем, который стоял во главе группы. Следом за ним двигалась охрана. Пятеро Окольничих и двое Мастеров. Руки на рукоятках мечей, тела прикрыты кольчугами, а взгляды внимательно обшаривают всё вокруг, выискивая подвох. Впрочем, сразу трое из них использовали ещё и поисковые плетения, прощупывая ими окрестности.
Чуть в стороне шагал тот самый Великий Мастер. Кольчугу он использовать не спешил, но вот его ядра полыхали так ярко, что казалось, воин уже давно ведёт бой. Специально разогрел свой энергетический каркас, готовясь к схватке? Или это такая личная особенность?
Ещё мне не понравился его взгляд. Если княжич смотрел на меня, как на помятого сатира, что выполз из леса прямо под ноги свиты Дианы и вот-вот бросится бежать, то Великий Мастер скорее глядел, как аватар Марса, который готовился атаковать сосуд иного божества. Несовпадение в поведении бросалось в глаза и намекало, что у этой парочки смертных было совсем разное представление о моей персоне.
Княжич остановился метрах в пяти от меня. Следом, сразу же замерла на месте охрана. А сам подросток окинув меня взглядом, ещё сильнее поморщился и громко заявил.
— Значит это ты украл мою невесту?

   Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник:  https://fictionbooks.top/vozvyshenie-merkuriya-kniga-6-749527   ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

При подлете с орбиты пилот челнока показал барону и Питеру окруженный крепостными стенами город Ритку, стоявший на берегу высохшего моря и упиравшийся в низкий горный хребет. Большую часть населения Груммана составляли кочевники, рыскавшие по бесплодной земле в поисках скудного пропитания. Обитатели Ритки целиком и полностью зависели от инопланетного импорта.

Под дном бывшего моря и под окружающей равниной вся земная кора была словно древоточцем прогрызена бесчисленными штольнями и шахтами, в которых раньше добывали полезные ископаемые. Барон опасался, что грунт провалится под тяжестью пассажирского челнока, приземлившегося за границами столичного города.

Дом Моритани считал свое положение катастрофическим, и на это были веские основания. Барон сгорал от нетерпения услышать, что может предложить ему виконт. Харконнен был бы очень рад, если бы ему удалось, используя ненависть Моритани к Дому Икаца, вовлечь виконта в борьбу с Домом Атрейдесов. Но пока он испытывал лишь раздражение от долгого ожидания.

Внезапно он заметил какую-то перемену в дальней части неба. Над холмами на небольшой высоте летел самолет. Вскоре послышался и натужный рев двигателей. Под фюзеляжем на металлической рейке висело большое тяжелое животное – зверь с длинными ногами, черной шкурой, с развевающимися гривой и хвостом. Что это – один из чудовищных коней?

Самолет приземлился на посадочную полосу недалеко от юрт и палаток. Замки открылись, и огромное животное почувствовало под ногами твердую почву. Барон разглядел острые шипы, торчавшие из головы жеребца. Его тотчас окружили люди на мощных скоростных мотоциклах и начали стрелять, выпуская из стволов ярко-желтые сгустки лазерной энергии, отпугивавшие коня всякий раз, как он пытался вырваться из своих пут. Эти заряды, вспомнил барон, назывались защитными лентами. Отцепив пристяжную рейку, пастухи дали знак самолету подняться в небо. Среди них барон узнал мастера меча Хия Рессера. Этот рыжий был, оказывается, талантлив во многих областях. Машина взмыла вверх

...Читать дальше »

***

***

***

***

***

***а

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 71 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: