Главная » 2023 » Сентябрь » 23 » Возвышение 029
14:44
Возвышение 029

===

Выбираться пришлось прямо на взлётно-посадочной полосе. Благодаря справочной дарфона, я был в курсе, как она называлась.
Первым наружу, само собой, отправился Сандал. Следом, на асфальт спрыгнул я сам. Отойдя в сторону подождал, пока с высоты нескольких метров вниз рухнет Ульрих и дал ему команду обеспечить спуск остальных. Четвёрка гвардейцев, уверен, выберется без проблем. А вот послушницам, скорее всего понадобится помощь.
Сделав несколько шагов вперёд, глянул в небо, заполненное призрачными фигурами. Хотя, сейчас их мог рассмотреть любой смертный. После воздействия на них со стороны неизвестного, души стали видимыми и почему-то приобрели разную расцветку — от серой до ярко-жёлтой.
Ястреб демонстрировал здание аэропорта. Перепуганные, забившиеся в углы люди, валяющиеся на полу мёртвые тела. Застывший труп Одарённого, палец которого украшал родовой перстень. На лице отпечаталось удивление — видимо, своей гибели, этот смертный не ожидал.
Внутри хаотично носилось несколько душ и я получил возможность взглянуть на них поближе. Пусть и глазами Сандала.
Надо сказать, увиденное мне совсем не понравилось. Кто бы не выпустил их из царства мёртвых, он не просто подстегнул его обитателей, заставив их покинуть уютное место. Но и сильно ударил по их разумам. Фактически, эта отрыжка Бездны полностью спалила их сознания, превратив в некие конструкты, существующие на базе человеческих душ.
Спутник перехватил одного из них, мечущегося в разные стороны. И неожиданно для меня, успешно разорвал напополам. Следом я ощутил толчок небольшой порции силы, что пришла по связывающей нас нити. Почему? Это же не пробойная тварь, а мёртвая душа, что оказалась в мире живых. Я не должен поглощать её силу.
К моменту, когда на асфальте оказались все члены моей свиты, Сандал успешно очистил здание аэропорта от мертвецов, так ни разу и не встретив серьёзного сопротивления.
Первая душа, захватившая себе новую оболочку, встретилась на парковке. Пошатывающийся мужчина, чьё тело буквально расползалось по частям. Его тоже прикончил ястреб. Как и двух других, что оказались поблизости.
Для поездки пришлось выбрать автобус — ни один другой транспорт нас всех не вместил бы. А разбивать свиту на две части, мне совсем не хотелось.
Ненадолго возникли проблемы с запуском двигателя, но их смогла решить Кристина, которая вскрыла приборную панель и, порывшись среди груды проводов, замкнула какие-то из них, заставив мотор заработать. Порой рыжая демонстрировала весьма неожиданные таланты.
Место водителя пришлось снова занять Ульриху — больше никто с подобной техникой обращаться не мог.
Пока мы выезжали с парковки аэропорта, Сандал успешно разорвал ещё несколько мёртвых душ. А я всё пытался понять, в чём состоял план человека, который запустил весь этот хаос? Одно дело ударить по мне. И совсем другое, залить кровью смертных крупный город. Такое не оставят без внимания. Радиостанции и дарфоны сейчас не работали — о первом сообщил стюард, а второе я проверил самостоятельно. Но из города в любом случае выберутся люди. Скрыть действо подобных масштабов, попросту невозможно.
Расстояние до городских кварталов было невелико. Всего несколько километров по прямой — мы преодолели его буквально за пять минут.
Проехали бы и быстрее, но дорога оказалась заполнена столкнувшимися машинами и трупами. А ещё мёртвыми душами, которые получили новые оболочки и наслаждались охотой.
Эти были куда сильнее того, что встретился нам на парковке. Тем не менее Сандал расправлялся с ними без особых проблем.
Первый серьёзный противник встретился после того, как мы въехали на городские улицы. Налитая мощью и окутанная синим свечением фигура, вокруг которой кружилась тёмная пыль. Ястреба мертвец обнаружил и отшвырнул волной синих искр. А потом ударил и по автобусу, который я вовремя прикрыл щитом.
Сразу после этого, я пустил в дело печать, которую использовал во время боя с наёмниками и фигура полыхнула брызгами энергии. Следом ударил Сандал и всё было кончено.
Такая же тактика сработала с несколькими следующими противниками — я рассеивал их силу, а спутник пользовался ослабшей защитой. Когда мы проехали первый квартал, Ульрих чуть притормозил и глянул на меня.
— Куда нам вообще надо? В какую сторону?
Я обрушил печать на ещё одного одержимого, который появился на углу здания и смотря, как Сандал разрывает его оболочку, сокрушая и заключённую внутри душу, махнул рукой.
— Просто езжай прямо.
Скандинав хмыкнул, но всё же послушался приказа. Говорить о том, что нужно дождаться появления на арене основного противника, я не стал. Имелась вероятность, что он прямо сейчас наблюдает за нами при помощи очередной призрачной птицы.
Потомок ётунов разогнался и проскочив пару кварталов, мы выкатились на небольшую площадь. Сандал, занятый уничтожением очередного одержимого, не успел произвести разведку, так что неладное я почувствовал в самый последний момент — когда автобус уже выезжал на брусчатку.
Двухметровая фигура, вокруг которого играли языки пламени. Сгрудившиеся в полусотне метров от него смертные — несколько десятков военных, которые, видимо, защищали здание, что находилось за их спинами. И отчётливо ощущаемая божественная аура противника. Без узнаваемого оттенка — я не встречал её носителя раньше. Но это точно был один из богов этого мира.
Ульрих ударил по тормозам, чтобы не врезаться в огненного незнакомца. Тот же повернул голову в нашу сторону и пару мгновений разглядывал автобус. А потом я увидел, как пламя расходится в стороны, образуя на его лице очертания кривой улыбки.
На правой руке неожиданно подал тонкий голос Мьёльнир.
— Мы всс-с-се умрём?
* * *
Когда Джорри понял, что артефакт сработал совсем не так, как надо, его первой реакций была паника. Он хотел всего лишь забрать пару сотен мёртвых душ, чтобы получить необходимый ресурс и перестраховаться. Часть из них получили бы Ореховы — именно их люди должны были выполнить грязную часть работы. А основная масса досталась бы ему, оставшись в сохранности вплоть до вступления в бой.
Теперь же всё вышло из-под контроля. Одно из древних хранилищ душ вскрыто и выпотрошено, отряды графских солдат сами в западне, а сюда совсем скоро прибудет кто-то из членов Круга. Никаких иллюзий по поводу того, что произойдёт после этого, посвящённый первой ступени не испытывал. Орден не прощал ошибок. Тем более таких.
Изначальный план был прост. Снабдить Ореховых инструментом, который позволит биться с Афеевым на равных, а потом добить победителя?, кем бы он не оказался. Элементарно и очень эффективно.
Где этот дворянчик достал артефакт, наполненный силой Древних, Джорри было неизвестно. Но он несколько раз наблюдал, как тот спокойно управляет доставшейся ему мощью. Из чего можно было сделать простой вывод — артефакт подцеплён к его душе. Сам посвящённый первой ступени тоже практиковал подобные техники. В конце концов, это самая прочная и эффективная привязка из всех существующих.
Проблемой это не было — Джорри был уверен, что сможет выпить душу ослабленного после схватки Афеева, а потом завладеть всем, что владелец успел на неё завязать.
Но это всё в прошлом. Сейчас же приходилось импровизировать. Как только паника прошла, парень попытался просчитать варианты для выживания. И быстро понял, что опция у него всего одна — стать настолько сильным, чтобы представлять ценность. В таком случае, даже если российский Круг объявит на него охоту, всегда есть шанс получить место за другим столом. Например в Китае. Или Индии. Может быть и вовсе в испанской Америке. Там как раз набирает силу движение за независимость и поговаривают, что вот-вот грянет война. Тогда испанский Круг потеряет своё право и будет сформирован новый. А если он окажется одним из сильнейших членов ордена в возникшем государстве, это откроет колоссальные перспективы.
Любой из вариантов требовал силы. Поэтому, сейчас Джорри был как раз занят решением этого вопроса. Собирал носящиеся вокруг души и трамбовал их в своих внутренних запасниках. Он брал всех — и тех, кто был в хранилище Древних, и тех, кто только что погиб. Никакой дискриминации. Никакого деления. Все они будут гореть одинаково. Послужат топливом для его восхождения на вершину. Возможно не такого, как он планировал изначально, но тем не менее. Он получит силу. Заберётся на самый верх.
Один из конструктов-наблюдателей подал сигнал и посвящённый отвлёкся от процесса сбора душ. Сфокусировался на передаваемой информации и уже через пару секунд довольно улыбнулся. Сегодня судьба благоволила ему. Мало того, что Афеев всё-таки сунул голову в капкан, так тут ещё и объявился кто-то из Древних.
Скорее всего слабый и возможно сошедший с ума. Неизвестно, сколько времени он провёл среди мертвецов, скрываясь от внешнего мира. Но это ничего. Джорри убьёт его и заберёт силу. Конечно после того, как этот реликт схлестнётся с Афеевым и убьёт того. Они уже совсем рядом — значит бой вот-вот начнётся.
Стоящая на крыше одного из зданий, мощная и окутанная тёмным облаком фигура, запрокинула голову к небу. А через секунду пространство вокруг огласил хохот довольного собой человека, у которого только что появилась уверенность в завтрашнем дне.

*** 

===         

Глава IV

Не отрывая взгляд от нового противника, я тихо озвучил команду.
— Открой двери. Если дойдёт до боя, сразу сдавай назад. Будет происходить что-то непонятное, тоже сразу уезжай.
На фоне иных смертных, потомок ётунов был силён. И с теми же мёртвыми душами, совладать наверняка сможет. Но сейчас речь шла о возможной схватке с противником совсем другого уровня.
Я выпрыгнул на брусчатку и голова сущности чуть сдвинулась в сторону, наблюдая за мной. Потом он поднял взгляд вверх, заметив прилетевшего Сандала. Тот почувствовав моё настроение, мчался сюда, как афинский пловец на Олимпийских играх. Но увидев, с кем мы имеем дело, притормозил.
Вокруг неизвестного кружились огненные завихрения, порождаемые силой. Что сильно затрудняло анализ. Всё, что вышло рассмотреть — общий объём его «искры». И если отталкиваться от этого, божество было лишь ненамного сильнее меня. Но это в обычных обстоятельствах. Сейчас же он сожрал десятки душ смертных и был опасен. Вряд-ли бог лесных варваров сможет превзойти в боевом искусстве обитателя Парнаса — скорее всего я одержу верх. Но цена победы могла оказаться зашкаливающей.
В воздухе, справа от меня завис Сандал. А через мгновение фигура божества напротив, повела рукой и рядом выросли огненные стены, которые отсекли нас от внешнего мира.
Эффектно. К тому же, рационально — барьер едва ли не звенел от влитой в него силы и окружал нас со всех сторон, прикрывая в том числе и подземное направление. Правда там работало не пламя, а чистая божественная мощь.
Ещё секунду и окружающий неизвестного огонь, исчез. Теперь я мог рассмотреть его оболочку. Высокий, худой, с непропорционально длинными руками. На бледном лице полыхают пламенем большие глаза.
— Кто ты? Почему ходишь среди людей и жив? Что здесь случилось?
Неожиданно. Я хотел задать ему похожие вопросы. Чуть другие по своей форме, но практически такие же по содержанию.
На всякий случай ещё раз проверил барьер. Пожалуй, он был надёжен. Настолько, насколько это было возможно в подобных обстоятельствах.
— Я Меркурий. Один из богов Парнаса. Попал в этот мир из своего, спасаясь от окончательной гибели.
Сделав короткую паузу, добавил.
— Потом обнаружил, что здесь нет никого из нас, а смертные способны управлять силой. Может ты сам расскажешь, что произошло и как ты остался в живых?
Тот слегка наклонил голову вбок, рассматривая меня. Задумчиво протянул.
— Парнас… Напыщенные великие боги, что должны были следить за миром, но провалились. Из-за них пали все остальные.
Слова звучали отчасти обидно, но я лишь пожал плечами.
— Я из другого мира. Здесь были совсем иные боги.
Собеседник помолчал. Глянул на парящего в воздухе Сандала.
— Урген, сын Харги. Повелителя Нижнего мира. Я был там, когда всё началось. И смог укрыться от той силы, что пыталась вытащить меня, чтобы разорвать на части.
Яростно скривившись, продолжил.
— Я слышал, как умирал мой отец. Как в муках погибали все остальные. Как весь мир дрожал, опадая кусками божественной плоти. Как пали все, кто был наделён истинной силой.
Лицо искажала гримаса ярости, а пальцы рук сжимались и разжимались. Но для божества, которое провело не меньше полутора тысяч лет в заточении, он вёл себя вполне адекватно. Хотя, я всё равно не был уверен, что получится избежать схватки.
— Что именно случилось? Кто их убил?
В его взгляде появилось отчётливое раздражение.
— Откуда мне знать? Но это была сила, которой не смог противиться никто. Всех разорвали на части. Выпотрошили, как диких оленей, не дав даже шанса сразиться.
Услышанное ставило в тупик. Хотя бы по той причине, что я не представлял себе сущность, у которой хватило бы сил на такое. Для того, чтобы разом прикончить всех богов мира, требовалась мощь колоссального масштаба.
— Как ты выжил?
Тот тяжело вздохнул и покосился куда-то в сторону. Видимо барьер демонстрировал ему происходящее снаружи и сейчас обстановка немного поменялась. Либо он банально глянул на смертных, что сгрудились перед зданием.
— Я присматривал за Нижним миром, пока отец отсутствовал. И… Так вышло, что мне приглянулась одна женщина. В своём настоящем виде, я с ней быть не мог. Приходилось идти на ухищрения.
В детали он не вдавался, но я и так понял о чём речь. Урген разделил себя с «искрой», что лишило его практически всей божественной силы. Крайне опасный ход, которые делал того уязвимым. Но видимо молодой бог полагался на защиту стен царства мертвых. А в итоге именно этот необдуманный поступок и спас ему жизнь.
Я хотел задать ещё множество вопросов. Что здесь происходило до того, как пали все боги? Кто на его взгляд, мог это сделать? Были ли какие-то предпосылки? Смертные, что пытались противостоять божествам, существовали всегда. Тайные ордены, конклавы и прочие структуры, что мнили себя защитниками, а то и спасителями человечества. На деле, большинство из них возглавлялось аватарами божеств, которые развлекались на чужой территории. И не представляли собой угрозы. Да и представить, как люди смогли завладеть силой, способной уничтожить богов, я не мог. Но пока это оставалось единственным вариантом, который появился в голове.
Впрочем, задать ни один из этих вопросов я не успел. Мрачно прищурившийся Урген, сам обратился ко мне.
— Каковы твои планы, Меркурий? Я рассказываю тебе о себе, но сам ты пока не вымолвил и слова.
Мьёльнир передал мысленное сообщение — спутника смутило, что божество эвенкилов говорит на понятном мне языке. Но тут как раз ничего странного не было. Стоило богу коснуться разума одного из смертных, как он мог воспользоваться его знаниями. Начиная от языка и заканчивая любой иной информацией, что содержалась в голове человека. «Искра» Ургена была небольшой, но зато цельной — ему были доступны все его старые возможности.
— Я хочу выяснить, что здесь произошло. Отыскать виновных в гибели богов и покарать их. Не думаю, что у меня получится оживить павших, но я хочу отомстить за их смерть.
Секунду тот мрачно изучал меня. Потом поморщился.
— Что ты успел выяснить?
Сандал заклетокал — судя по его мыслям, ястреб возмущался тем, как лесное божество разговаривает с одним из обитателей Парнаса. Взгляд Ургена сместился на моего божественного спутника, а сам я принялся отвечать.
— После падения богов, образовались два ордена, которые вобрали в себя массу знаний. Члены каждого из них умели управлять силой. Потом между ними началась война. По итогам которой победители правят миром, а проигравшие находятся в подполье.
На мгновение замолчав, добавил.
— Ну а то, что каждый пятый смертный рождается наделённый Даром, я думаю ты и сам уже понял.
Тот кивнул. А вот мой разум бешено работал над выходом из этой ситуации. Сражаться с ним я не хотел. Зачем убивать единственного выжившего собрата? Пусть он и покровитель лишь небольшого лесного племени, но сейчас мы с ним единственные боги в этом мире. По крайней мере, о других я ничего не знал.
— Как найти этих смертных? Кто-то из членов этих орденов есть поблизости.
Я на момент задумался. Чем дольше он находился во Владивостоке, стоя прямо среди городских кварталов, тем лучше его запомнят местные жители. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. А сталкиваться с Хранителями, ему вовсе не стоило.
— Возможно. Но большинство из них скрывают свои лица и имена. К тому же они всё равно слишком сильны.
Тот оскалился в усмешке и кивнул куда-то наверх.
— Десятки тысяч мёртвых душ. Это гнильё вскрыло врата Нижнего мира, а потом уничтожило его. Почти все эвенкилы, которые не погибли на месте, сейчас здесь. Явились следом за мной. Мало кто из них сохранил рассудок, но думаю они будут рады сгореть ради гибели нашего врага.
Это несколько меняло расклад. Если Урген на самом деле был способен освоить энергию такого количества погибших, то на какой-то момент времени он мог сравняться по силе с тем же Квирином. Только вот эта мощь будет заёмной и конечной.
— Смертных слишком много. И мы не представляем, какие у них могут быть артефакты. Ты можешь обрести силу за счёт мертвецов, но рано или поздно она исчерпается и ты падёшь. Разве этого хотел бы твой отец?
Он задумался. Я же внезапно понял, что раз царство мёртвых эвенкилов просто запечаталось, значит могут существовать и другие схожие пространства. Наше собственное царство мёртвых, угодья Аида, чертоги Одина. И масса других мест, самого разного масштаба. Там могло что-то остаться. Божественные доспехи и оружие, артефакты, кто-то из выживших членов свиты или слуг. В конце концов, души смертных, которые тоже могли поведать что-то ценное.
— Я хочу мести. Сокрушить тех, кто убил всех вокруг! Выжечь их пламенем и обратить в прах! Навсегда!
Сейчас, когда он кричал, а лицо было искажено лютой ненавистью, Урген больше не казался мне адекватным собеседником. Хотя, стоило признать, у него имелись веские резоны для злости.
— Тебе нужно покинуть город. Найти способ укрыться от смертных. Иначе те развернут охоту.
Как только я договорил, тот яростно взревел.
— Охоту? На меня? Пусть! Они умрут, а я сожру их души! Одну за другой.
Вот теперь в его глазах было выражение, которое живо напомнило мне Квирина и Беллону. Тот же безумный блеск и жажда крови.
Я пытался представить, как его можно убедить, но тут бог эвенкилов повернул голову назад.
— К нам кто-то приближается. Слишком сильный для смертного, но я не чувствую «искры». Это не один из нас.
Вздохнув, я опустил руку на рукоять меча. Скорее всего, кто-то из Чернокровых. Они следили за мной в Мурманске, а теперь видимо решили достать здесь.
— Он один?
Урген бросил на меня быстрый взгляд.
— Да. Но как смертный мог получить такую силу? Откуда?
Настал мой черёд печально скалить зубы.
— Я ведь говорил, что они многому научились. Не знаю, кто именно близится, но таких много. Представь, что тебе придётся биться с полусотней. А следом явится столько же. Потом придёт сотня. А дальше тысяча. Сможешь одолеть всех?
Тот рыкнул и несколько квадратных метров брусчатки оплавились, став единым целым.
— Может и нет. Но этого я собираюсь разорвать в клочья. Ты со мной, римский бог?
Бой привлечёт внимание. Но если смотреть объективно, этот враг пришёл за моей жизнью, а не чтобы убить Ургена. Тот угодил под удар по чистой случайности. Бросить его при таких обстоятельствах? И кем я после этого стану? Позором Парнаса?
Сандал не слишком деликатно напомнил, что Парнас давно пустует, а другие божества Вечного города мертвы. Что бы я не сделал, никто из них об этом всё равно не узнает. Но я проигнорировал ястреба и кивнул.
— С тобой. Сними барьер. Нужно подготовиться к бою.
Когда огненные стены упали, я понял, что диспозиция немного изменилась. Смертные, что раньше прикрывали массивное здание с колоннами, теперь укрылись внутри него. А к нам быстро приближалась чёрная и налитая темнотой фигура.
Он буквально летел над крышами домов. Без дополнительных приспособлений или артефактов — при таком количестве силы, они ему были попросту не нужны. Снаружи напоминал облако пылевой бури. Только это было относительно небольшим и чёрного цвета. А в центре располагалась человеческая фигура.
Урген снова окутался пламенем и воздел вверх руки, к которым сразу устремилась вереницы душ. Я же сформировал перед собой уже проверенную печать, которая должна была ослабить врага. Его резерв мощи несравним с тем, что имелся у наёмников — приблизительный расчёт показывал, что мне потребуется не меньше сотни ударов, чтобы исчерпать его полностью.
Но первая атака могла удивить противника и поколебать защиту. Что в свою очередь даст шанс Ургену.
Сандал проверил положение остальных — к счастью Ульрих выполнил мою команду и благоразумно отвёл автобус назад, расположившись за квартал от места событий. Вокруг транспорта вились мертвецы, но ничего серьёзного моей свите не угрожало. Более того — прямо на глазах ястреба они разобрались с одной из мёртвых душ, что пыталась пробиться через выставленный скандинавом щит. Ударили сразу несколькими печатями и спалили.
Спутник вернулся назад, а когда до нашего противника оставалось не больше полусотни метров, я бросил вперёд оттиск. Тот умчался к цели, но вместо того, чтобы заставить ту хотя бы дёрнуться, без всякого результата утонул в защите.
Следом на смертного обрушился Урген. Как и другие младшие боги, он располагал Даром. Многогранным и мощным, но всё равно ограничивающим выбор плоскости применения силы.
Не знаю, кем была его мать. Но основной гранью Дара моего союзника, было пламя. Которое он и использовал — на стремительно несущееся вперёд тёмное облако обрушились ревущие потоки огня, на момент полностью скрыв её из виду.
Останавливаться он не планировал — используя души мертвых в качестве подпитки, бог эвенкилов непрерывно бил по врагу. Воздух стремительно раскалялся, а стены домов плавились, опадая на землю ломтями подтаявшего льда.
Казалось, противник не переживёт этой атаки. Да, она была крайне грубой — откуда молодому лесному богу знать о тонкостях военных приёмов? Но это не делало её менее эффективной.
А потом смертный ударил в ответ. Было такое ощущение, как будто сверху на меня обрушился молот Вулкана. И не только на меня — давление накрыло всю площадь. Брусчатка превратилась в кипящее озеро, а здание, где укрывались смертные, разом осело вниз.
Внутри ярко полыхала «искра», которая с колоссальным трудом поддерживала кольчугу. А я едва держался на ногах. Сандал, что кружился поблизости, дожидаясь момента, чтобы рвануть к цели и вовсе впечатался в землю. Вернее ушел под неё — призрачное состояние сыграло со спутником свою шутку.
Безумное давление длилось не больше нескольких секунд, но мне они показались безумно долгими. Как в юности, когда я угодил в засаду финикийцев и они пытались расщепить мою «искру», чтобы поделить силу между собой. В тот раз меня выручил примчавшийся на выручку отец, которого сопровождал Марс. Только вот сейчас помощи ждать было неоткуда.
Давление исчезло так же одномоментно, как появилось, а тёмное облако опустилось прямо на кипящий камень. По тому немедленно прокатилась волна холода и площадь стала выглядеть, как поток остывшей лавы.
Тёмная пыль, что окружала противника уплотнилась и через пару мгновений нам стала видна его фигура. Смертный выглядел молодо — не старше тридцати. А на лице сияла довольная улыбка.
— Я надеялся, что вы станете сражаться. Но вместо этого вы двое решили поболтать. Как же так? Он ведь украл ваш артефакт. Захапал себе чужую силу. Почему ты не стал его убивать?
Задавая вопрос он смотрел на Ургена и пусть тот стоял ко мне спиной, но среди языков пламени, что прикрывали затылок божества, снова проявились очертания глаз. К счастью, тому хватило ума не поддаться на столь грубую провокацию.
Секунда и воздух наполнился мощным рёвом эвенкила.
— Кто ты такой? По какому праву говоришь так со мной?
Смертный сделал несколько шагов вперёд, с интересом рассматривая моего союзника.
— Не думал, что когда-то увижу одного из Древних своими собственными глазами. Вы ведь давно вымерли. Перемолоты в труху и забыты. Как тебе ощущения? Нравится быть последним из всех?
Теперь его нехитрая словесная атака сработала — Урген взревел и бросился вперёд. На фигуру смертного немедленно обрушилась мощная огненная плеть, но тот спокойно выдержал удар — по защите лишь прошла волна лёгкой ряби.
В следующий момент неизвестный сделал молниеносный рывок вперёд и ударил сам. Сотканное из чистой энергии копьё врезалось в корпус Ургена и пробило защиту, пройдя насквозь. Окрестности наполнил дикий вопль, а в следующее мгновение, смертный отшвырнул божество в сторону — фигура, вокруг которой быстро угасало пламя, покатилось по застывшему камню.
Бог эвенкилов был ещё жив — я видел его ярко горящую «искру». Но вместе с тем, видел, как отчаянно пульсирует энергия в его оболочке — оружие противника повредило систему внутренних каналов и львиная часть силы, которую Урген вобрал в себя, уходила на их восстановление.
Наконец отозвался Сандал — вбитый глубоко под землю ястреб пришёл в себя и был готов сражаться. Но я сразу же пресёк его попытку подняться. Пусть пока остаётся под землёй. В открытом бою, противопоставить этому отпрыску Локи он всё равно ничего не сможет.
Тёмная фигура, вокруг которой снова вилась мелкая чёрная пыль, шагала ко мне. Смертный кривил губы в улыбке. А я отчаянно пытался придумать, как его одолеть.
Я не мог вобрать в себя души и использовать их. Для такого моя «искра» была слишком слаба. Будь на моём месте Плутон, у него точно получилось бы. Но я не владыка царства мёртвых, для которого работа с душами так же привычна, как для меня торговля или утренний бокал амброзии.
Враг сделал ещё несколько шагов вперёд и омерзительно улыбнулся. Я же, наконец принял решение. И отдал команду Сандалу.

***  

===                

Глава V

Во времена нашей юности мы использовали руны, печати и воплощённую силу — вроде той огненной плети, которой Урген пытался достать врага. Но некоторые мастерски сочетали эти техники. Например Веста, которая уже тогда примеряла на себя роль покровительницы домашнего очага, при этом обожая разрабатывать сложные плетения силы.
Одну из созданных ей связок мы применяли против финикийских и греческих героев, многие из которых были полубогами. Хитроумная печать, которая накладывалась на выпускаемую стрелу, а потом к ней добавлялся набор из шестнадцати рун.
Сложная схема. Но более чем эффективная — она поражала энергетические каналы цели, замедляя ток силы, как минимум в десять раз. После чего противника можно было брать голыми руками.
Основная проблема заключалась в том, что эта комбинация, которую сама Веста называла «агриллой», требовала достаточного объёма мощи с моей стороны. А ещё у меня не было стрелы.
Роль последней выполнял ястреб, вокруг которого уже сформировалась нужная печать. За счёт связывающей нас нити, я смог провернуть это без видимых для противника эффектов — для него атака должна была стать неожиданностью.
Время сжалось. Уплотнилось, став вязким и давая возможность действовать. Как будто сам Кронос вырвался из Тартара и решил прийти мне на помощь, раздавив смертных. Мелькнула мысль, что стоит и правда проверить врата Тартара. Стражей-гигантов, которые были настолько преданны своей миссии, что даже не стали сражаться за Элладу, наверняка разорвало вместе с остальными. Но если где-то внутри всё ещё живы титаны и сам Кронос, то смертным предстоит столкнуться с гневом, который они не переживут. Как минимум, один из континентов, эти тысячелетние узники точно опустошат.
Я вкачивал в ястреба силу, стараясь делать это максимально незаметно. Даже ослабил свою кольчугу, лишь бы направить к спутнику максимум божественной мощи.
Когда между мной и смертным оставался всего десяток шагов, тот неожиданно остановился и с его лица медленно сползла улыбка.
— Постой. Это же кристалл Древних. Прямо в центре твоей души. Как ты это сделал?
Глупцом он не был — не успел прозвучать вопрос, как лицо исказилось изумлением.
— Ты тоже один из них? Но…
Противник был настроен решительно и полон сил. Во всех смыслах этого слова. Но он точно не ожидал обнаружить здесь ещё одного живого бога. Я же воспользовался его временным замешательством.
Мысленная команда и Сандал молнией несётся к поверхности. А вокруг его окутанного божественной силой тела, вспыхивают шестнадцать сверкающих рун.
Порождение Бездны, что стояло передо мной, успело заметить атаку. Но уже в последние момент, когда ястреб был под его ногами.
Налитый силой Сандал пробил его щит — одной из граней оттиска Весты была возможность прогрызать защиту цели. Поэтому ястреб не отлетел от облака тёмной пыли, которое окружало врага, а нырнул в него.
Была смутная надежда, что Сандал вломится в оболочку и фактически выведет смертного из строя одним ударом. После чего примется орудовать клювом и когтями, круша его плоть.
Но благосклонность Парки закончилась — руны отработали своё прямо в защите врага. А в сторону отлетел скомканный шарик энергии, которым стал мой спутник после ответного удара врага. Отродье Бездны безжалостно смяло ястреба, далеко отшвырнув его.
Я чувствовал его боль. Сандал был жив — для того, чтобы убить его, нужно куда больше, чем грубое воздействие силой. Правда, помочь мне в этом бою, ястреб уже не сможет. Точно не в ближайшее время.
Но и на противнике удар сказался — пусть и поражена была только часть его энергетического каркаса. Сейчас он стоял с искажённым от боли лицом. Такое бывает, когда солидная часть твоих каналов перестаёт прокачивать силу, как надо и требуется срочно проложить новые или придумать другое решение проблемы. Пока твоя оболочка не начала разрывать сама себя из-за дисбаланса.
Мои собственные каналы тоже едва выдерживали нагрузку, «искра» обжигала сиянием, а верхний слой ядер, кажется начал распадаться. Как только выпадет момент, нужно заняться собственным состоянием. Энергия Пробоев, улучшала состояние смертной плоти и повышала потенциал каналов, но судя по моим текущим ощущениям, полагаться только на неё, не стоило.
С руки слетел каменный браслет — Мьёльнир за секунду обернулся дротиком, вокруг которого засияла печать. А когда спутник устремился вперёд, рядом проступили всё те же шестнадцать сверкающих рун.
На этот раз попадание оказалось более удачным — спутник прошил выставленную защиту и несмотря на рывок цели в сторону, вонзился в правое плечо врага.
Теперь руны полыхнули внутри его плоти. А Мьёльнир, мысленно вопя от радости, раскрошил плечо и вырвался на свободу, убираясь подальше от исходящей чёрной дымкой туши.
Наблюдая за противником, который рухнул на одно колено, я внезапно понял, что Урген что-то поёт. Монотонную протяжную песню на незнакомом мне языке. Видимо какая-то вербальная манипуляция силой из его божественного арсенала.
Противник ударил неожиданно. На этот раз не чёрным копьём, при помощи которого уложил Ургена, а чем-то вроде тяжёлой стрелы, что неслась прямо мне в грудь.
То ли эта атака оказалась слабее предыдущей, то ли римское плетение сильно превосходило защиту лесного бога, но кольчуга выдержала. Правда потеряла почти всю свою физическую силу, а после того, как я рухнул на каменную поверхность, вовсе пропала.
Прокатившись по застывшему подобии лавы, я врезался в каменный гребень и смертная оболочка отозвалась дичайшим всплеском боли. Из плюсов — я был жив и затормозил. К минусам можно было отнести сломанную левую руку. Да и рёбра, тоже изрядно пострадали.
Мьёльнир, в момент моего полёта решил самоотверженно отвлечь внимание врага на себя. Только вот потянуть силу из меня он не мог, а собственного резерва спутнику  хватило лишь на то, чтобы добраться до слоя защиты, после чего его отбросило. Сейчас он был где-то среди тех оплывших глыб, в которые превратилось здание с колоннами.
Вытащить я его мог. Но вот снова бросить в атаку, вряд-ли. Мои внутренние резервы опустошены. А того, что «искра» и ядра выдавали в моменте, как выяснилось, не хватало даже для полноценной кольчуги.
Смертный, который только что разбросал двух богов, уже поднимался с колен. А я отвлёкся на мелькнувшую вверху тень. Сандал? Да нет, ястреб до сих пор оставался комком энергии. Кто тогда?
Враг тоже заметил мерцающую птицу и поднял голову, видимо пытаясь понять, откуда она здесь взялась. Зря. Именно из-за этого он пропустил стремительный бросок медведя. Тот промчался настоящей молнией — как сатир, что нёсся к разгорячённой и призывно раскинувшей бёдра вакханке.
Мощная туша буквально снесла фигуру неизвестного, опрокидывая его на землю и терзая клыками. А справа от меня промелькнула ещё одна тень.
Только теперь я понял, что происходит. Четвёрка Одарённых из числа эвенкилов. Впитавших в себя какую-то совсем крохотную толику божественной силы за счёт поедания тех самых зверей. И поклоняющихся своим богам. Между ними и Ургеном изначально был контакт. Чем последний и воспользовался.
На момент показалось, что сейчас всё будет кончено. Ещё немного и принявший звериный облик Медведь просто разорвёт противника на куски, а остальные ему в этом помогут. Каждый из эвенкилов, сейчас был напитан божественной мощью — Урген выложился по полной, чтобы обеспечить их силой. Неплохой ход — вместо того, чтобы тратить время на латание самого себя, он отправил на доску четвёрку новых игроков.
Я ослабил защиту кольчуги и взялся за свои раны, сращивая кости, плоть и сухожилия. Потом по мне в любом случае ударит откат. Слишком колоссальные нагрузки пришлось перенести оболочке. Но ближайшие несколько часов плоть должна выдержать. И этого вполне достаточно.
Процесс занял не больше нескольких секунд, но за это время обстановка на поле боя успела критично измениться. Противник всё же смог воспользоваться заёмной силой — мощный поток чёрной пыли отшвырнул медвежью тушу далеко в сторону, протащив её по каменным выступам.
Потом перехватил Соболя, чьи клыки должны были сойтись на его глотке. Наверное сломал бы ему хребет или оторвал голову. Но сверху обрушилась Скопа, а по ногам ударила Ласка.
В итоге, Соболь выскользнул из захвата, упав на землю, а враг закрутился, нанося новые удары. Ударная волна отнесла птицу к тем же руинам, среди которых был Мьёльнир, а Ласка стремительно понеслась в противоположном направлении.
Сам я вскочил на ноги и увидел, как смертный притягивает к себе проносящуюся мимо душу. Мертвецу не повезло — его пожирали сразу после гибели, даже не дав понять, что происходит. Но раз это отродье Бездны пошло на подобное, значит запас его заёмной силы подходил к концу.
Я влил силу в Мьёльнира, но вместо того, чтобы сразу бросить спутника в бой, приказал подобраться ближе. Через секунду тот маленьким шариком покатился в сторону противника, а я громко задал вопрос.
— Ты же Чернокровый? Как ты узнал о моём существовании?
Плевок Локи, который только что втянул в себя человеческую душу, оскалился вместо ответа. А потом стремительно ударил такой же стрелой, как и до этого. Только не в меня — снаряд улетел в сторону Ургена, пробив его корпус.
Немного удивляло, что он не пытался окончательно добить эвенкильского бога. Логичнее было бы навсегда вывести одного противника из строя, а потом разобраться со вторым. Вместо этого он нанёс тому ещё одно тяжёлое ранение, которое отнюдь не стало смертельным.
На краю превратившейся в каменный каток площади, хлопнул одиночный выстрел. Мы оба посмотрели туда с удивлением. Даже Урген, который корчился от боли, скосил глаза на смертного, что решил вмешаться.
Труп, который сжимал в руках винтовку, выстрелил повторно. Лера решила принять участие в схватке, пусть и опосредованно. Никакого урона моему противнику, свинец не нанёс, но внимание она отвлекла.
Мьёльнир ускорился и к моменту, когда неизвестный одним ударом превратил живого мертвеца в груду истерзанной плоти, мой спутник оказался на дистанции в несколько метров.
Я наложил оттиск и руны одновременно. А Мьёльнир моментально изменил форму и рванув вперёд, впился в колено врага.
Полыхнуло белым. Враг не выдержав, заорал от боли. И уже через мгновение его нога просто лопнула, лохмотьями разлетевшись по округе. Похоже не привык он работать с той силой, которой оперировал сейчас. Из-за чего не слишком грамотно распределил потоки энергии.
Сразу же подтянув Мьёльнир к себе, я ударил снова. На этот раз тем оттиском, что выкачивал энергию и разрывал защиту. В первый раз тот его даже не заметил, но теперь печать сработала. Ощутимо плеснуло силой, а смертный снова закричал. Ещё один удар. Новый. Я бил раз за разом, сосредоточившись на окутанной тёмным облаком пыли фигуре. На враге. На одном из тех, кто убил моих братьев и сестёр.
В какой-то момент я понял, что не ощущаю новых всплесков силы. Противник распластался на земле и поскуливал от боли. Да, он ещё пытался управлять остатками своей энергии. Но у него остались такие крохи, что можно было не беспокоиться.
Тогда я зашагал к нему. Обрушил на разум смертного божественную ауру. На этот раз свою истинную. Отстранённо заметил, что она изменилась. Раньше, условно боевой формат моей ауры заставлял других чувствовать неуверенность и страх, ощущать боязнь провала, опасаться удара в спину. Сейчас же она давила гневом и яростью, отчасти напоминая ауру Марса.
Справа восстанавливался Урген. Слева шевелился Медведь. Выскочил из укрытия Соболь. Показалась Ласка. Где-то за спиной ощущались фигуры Леры и Ульриха.
Силы оставалось немного, а смертная плоть дрожала от напряжения, но я влил толику мощи в Сандала, который сейчас судорожно пытался восстановиться. Если бы не самоубийственная атака ястреба, неизвестно, каким оказался бы итог схватки. Впрочем, не будь тут Ургена и четырёх эвенкилов, я бы выстоял только спалив собственную «искру». Слишком уж силён оказался этот смертный.
Оказавшись рядом с противником, я ещё раз ударил сверкающим белым оттиском, который расплескал остатки вражеской силы в стороны. Тот пытался запустить какую-то схему. Искусные плетения, что пронизывали его плоть. Скорее всего те самые, что должны были придать ему ту же форму, в которой сражался Слуга. Но у неизвестного не хватало на это ресурсов. А теперь от них и вовсе ничего не осталось.
Смертный лишился ноги, тело покрывали глубокие раны, нанесённые Медведем, а после атаки Мьёльнира, на месте правого плеча осталось только кровавое месиво. Но он всё равно смотрел на меня, как на добычу, с чем требовалось что-то делать.
Вытащив кинжал, я опустился на одно колено и наложил на клинок оттиск Весты. Добавил те самые шестнадцать рун. И всадил сталь в его корпус.
По телу прокатились белые всполохи, а враг с громким стоном выгнулся, явно испытывая нестерпимую боль. Всё. Теперь он не способен выкинуть какой-то фокус — та энергия, что оставалась внутри каналов, превратилась в кисель. А на полное восстановление уйдёт немало времени.
Следом ударил печатью правды. И вцепившись пальцами левой руки в горло, повернул голову так, чтобы встретиться с отродьем Тартара взглядом.
— Кто ты такой и зачем охотился на меня?
Сначала тот яростно оскалился. Потом удивлённо моргнул. А затем на лице появилось выражение полного изумления. Наверное сложно осознавать, что твой разум только что покорили при помощи одного единственного оттиска. Хотя недавно, у тебя было столько силы, что можно было обратить в руины половину города.
— Джорри. Посвящённый первой ступени Ордена Познания. Ты нарушил наши транспортные каналы и убил Слугу в Петербурге. Мне приказали тебя уничтожить.
Пленный замер. Судя по дрожащим губам — прямо сейчас боролся с воздействием печати. Вполне предсказуемо, у него ничего не вышло. Уже через несколько секунд продолжил.
— Потом я обнаружил, что ты используешь силу Древних. Подумал, что где-то достал артефакт и смог привязать его к своей душе. Я хотел убить тебя и забрать всю силу себе. Ореховы сделали бы чёрную работу. А потом я бы разобрался или с остатками их солдат, или с тобой. Но всё пошло не по плану.
Оставалось всего два вопроса, на которые он гарантированно ответит правду. И масса моментов, которые мне бы хотелось прояснить. После короткого раздумья, выбрал тот, который казался наиболее важным в краткосрочной перспективе.
— Кому ещё известно о том, что я использую божественную силу? Ты кому-то сообщал?
Тот скривил губы в усмешке.
— Никто больше не знает. Но возможно поймут после этого боя. Ты оставляешь след. Фон, который сильно отличается от Одарённых. Сходу этого не понять, но если использовать специальную технику, результат налицо.
Об этом я не спрашивал. Тем не менее, слова были частью ответа — соврать он не мог. Зачём противнику выкладывать мне лишнюю информацию?
Своё третье обращение я обдумывал несколько дольше. Наконец определился.
— Как погибли боги? Кто это сделал?
На лице смертного снова показалась усмешка.
— Если ты говоришь про Древних, то их сокрушили ещё Основатели. Они растёрли в порошок тех, кто веками пас человечество, как скот.
Слова звучали жёстко, но какой-то личной злости я в них не заметил. Такое ощущение, как будто сейчас он кого-то процитировал. Хотя, само определение мне совсем не понравилось. Да, мы властвовали над людьми и порой вмешивались в их дела. Но ещё одаривали и помогали, когда это требовалось. Я бы не сказал, что оставшись без нас, люди построили идеальное общество.
Интересно, его разум выдержит ещё один удар оттиска правды? Сознание этого смертного ведь должно отличаться от всех остальных?
Пока я размышлял, Джорри внезапно сам обратился ко мне.
— Послушай, я многое знаю. Смогу показать и рассказать. Вместе у нас получится набрать такую силу, которая тебе и не снилась. Согласен, я пытался вас убить. Но разве разумные люди не способны прийти к договорённости?
Я едва сдержал смех. Смертный, который убивал других людей, чтобы достичь запредельной мощи и совсем недавно пытался прикончить меня, предлагает союз? С ним? Да ещё обещает одному из старших богов Рима силу, которая тому даже не снилась. Не самая удачная попытка переговоров. А их я за время своей жизни повидал немало.
Вместо ответа я снова ударил оттиском правды. Ментальных ограничений у этого смертного не было — если разум выдержит, я мог бы задать ещё одну партию вопросов. Конечно, можно было попытаться озвучить их без внешнего воздействия, но сейчас я хорошо видел его исковерканную душу. Такой не ответит правдиво. Постарается запутать и извлечь для себя выгоду. Его дополнение к одному из ответов было лишь попыткой заслужить моё расположение — в этом я был уверен на все сто процентов.
Печать соприкоснулась с корпусом смертного и тот захрипел. Через несколько секунд затих. И умер. Разорви его душу псы Тартара! Жаль.
Ещё мгновение и на меня обрушился поток энергии. Враг хранил в себе слишком много чужой, поглощённой им мощи. Куда больше, чем в случае со Слугой, которого я прикончил в Петербурге.
Основная часть проходила мимо, тая в воздухе и исчезая. Но какой-то объём впитывался в мои ядра, слегка остужая их и насыщая энергией. А ещё я поглотил сразу несколько Даров, которые имелись у этого отпрыска Локи. Видимо тоже чужие и когда-то полученные за счёт чужих смертей.
Вот с его душой произошло нечто странное. Сначала она вырвалась за пределы тела и я даже успел потянуться к ней, желая попробовать остановить. Но уже в следующий момент, душу буквально разорвало на мелкие части. Доля секунды и в воздухе осталась только масса быстро растворяющихся призрачных клочьев.
Я вытащил кинжал и вытерев сталь об одежду убитого, выпрямился. Четвёрка лесных варваров была рядом. Даже Медведь поднялся на лапы и прихрамывая на одну из них, подошёл ближе. Все сохраняли звериный облик и внутри каждого плескалась толика божественной мощи — Урген неплохо постарался.
Сам бог эвенкилов уже принял сидячее положение. Насколько я видел, энергетическая структура была почти восстановлена. Ещё совсем чуть и он вернётся в прежнюю форму. Правда от мощи поглощённых душ уже ничего не оставалось, но никто не мешал использовать для этого новые. Тем более, большинство вырвавшихся в обычный мир мертвецов, уже потеряли всякие остатки разума. Теперь это были лишь инстинктивно действующие конструкты.
Показался Сандал, который тоже получил свою порцию энергии и завершал восстановление. А на дальнем конце площади маячили фигуры скандинава и жрицы. Чуть поодаль — Кристина и третья послушница, чьё имя я всё никак не мог запомнить.
Разглядывая их, я пытался понять, как лучше сейчас поступить. Определившись, посмотрел на Ургена.
— Тебе есть, где укрыться?
Его брови сошлись на переносице, а в глазах отразился гнев. Но потом лесной бог глянул на труп смертного. И видимо вспомнил всё, что я говорил об их количестве. Немного подумав, кивнул.
— Там, где раньше был вход в Нижний мир, теперь творится что-то непонятное. Десятки порталов, что извергают монстров. Но я не думаю, что они смогут навредить мне. А вот смертные идти туда побоятся.
На самом деле, некоторые Защитники возможно будут рады получить возможность для полноценной охоты. Да и войска туда скорее всего перебросят весьма скоро. Но если там и правда десятки новых Пробоев, то пока всё это произойдёт, уже сформируется Гнездо. Которое будет не так просто зачистить.
Что-то пропищала Ласка и Урген повернул к ней голову.
— Да, я видел селение. К моменту, когда я приблизился, лучшие воины уже пали. Но я придал силы тем, кто ещё сражался и они отбросили эти порождения тьмы.
Сверху опустилась Скопа, которая уселась на один из застывших каменных гребней. Покосилась на меня. Потом глянула на Ургена. Тот поморщился и встал на ноги.
— Они правы. Эвенкилам нужна помощь. Всё это время они чтили нас. Возможно именно это не дало мне погибнуть в Нижнем мире.
А ещё особенности ауры и наличие вокруг тысяч мёртвых душ, которые там находились и само собой верили в единственного бога, что остался с ними. Их вера подпитывала «искру» не так сильно, как отношение со стороны живых. Но зато их было много.
Сбоку тяжело рыкнул Медведь. Требовательно и грозно. Ему ответил Соболь — чуть печально, но судя по интонации, согласно. А вот на лице Ургена появилось смущение.
— Они корят меня за то, что бросил их сородичей. Последних из тех, кто верил в моего отца, меня и всех остальных.
На момент замолчав, продолжил.
— А ещё хотят, чтобы я взял их с собой. В селении почти не осталось воинов и эти четверо там пригодятся. К тому же они уже отмечены мной.
Внутри на момент колыхнулось раздражение — терять четверых гвардейцев, на которых у меня были большие планы, не хотелось. Но если я остановлю их силой или взову к присяге, лучше не станет. Тем более сейчас, когда рядом один из богов их народа, у которого тоже есть связь с разумами этих смертных.
Да и в перспективе, они расскажут остальным эвенкилам о существовании Меркурия. А при необходимости, я всегда смогу отыскать их селение. То плетение божественной мощи, что имелось в сознании каждого из варваров, так там и останется.
— Пусть идут и спасут свой народ.
Урген кивнул и окинул окрестности взором.
— Уверен, что мы не справимся? Я могу использовать силу мёртвых и привести сюда всех, кто остался от эвенкилов. Среди них есть и другие воины. Это может стать ядром для целой армии.
Он ни разу не участвовал в настоящей большой войне. Думаю, даже не наблюдал за ней. Иначе не выдвигал бы столь безумных предложений.
— Ты уже спрашивал, а я отвечал. Это грустно, но смертные задавят нас числом и мощью. Тебе нужно покинуть город, не привлекая внимания и добраться до своей паствы. Оставайся там, собирай силы. Готовься. Когда придёт время, я дам знать, что мне нужна твоя помощь.
Секунд тридцать он стоял на месте, смотря на меня и раздумывая. В конце концов придал лицу торжественный вид и ударил себя в грудь кулаком.
— Я принимаю твоё предложение, Меркурий из Рима. И признаю твоё главенство на то время, что мы будем вершить месть.
Интересно, это обычай эвенкилов или он долбанул себя кулаком по грудной клетке, потому что подсмотрел это в памяти смертного, у которого взял и знание языка?
Кивнув, я указал на одну из боковых улиц.
— Хорошо. А теперь уходите. Чем быстрее покинете город, тем лучше.
Ещё мгновение постояв, тот бросил взгляд на Сандала, скользнул им по Ульриху с Лерой и развернулся. Мимо прошёл Медведь. Ненадолго задержавшись, что-то уркнул, чуть виновато смотря на меня и сразу двинулся дальше. Ласка с Соболем ограничились тем, что издали по тонкому звуку и тоже устремились вслед за Ургеном. Скопа ненадолго опустилась сверху и хлопая крыльями, зависла перед моим лицом. Какое-то время всматривалась, как будто пыталась запомнить. А потом улетела.
Было немного грустно. Но я не винил их. Весь их народ съёжился до небольшой общины, затерянной в лесах. Которую прямо сейчас трепали пробойные твари.

  Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 ===   Источник :  https://moreknig.org/fantastika/boevaya-fantastika/362488-vozvyshenie-merkuriya-kniga-4-si.html   ===   https://author.today/work/287943   ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 139 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: