Главная » 2023 » Сентябрь » 17 » Возвышение 002
09:32
Возвышение 002

***  

===

Глава IV

Сначала я подавил глухое раздражение. В конце концов, этот смертный обращался не к Меркурию, а к студенту Афееву. Который на фоне остальных, ничем особенным до этого момента не выделялся. Сейчас мне стоило вести себя так, как будто нахожусь в теле очередного аватара. Просто спустился на землю, чтобы развеяться и посмотреть, как живут люди. Главное не забывать, что в этот раз смерть оболочки окажется конечной и для меня. Крохотный осколок “искры” точно ничем не поможет.
— Иду. Подожди секунду.
Поднявшись с кровати, я потянулся и размял мышцы. Оглянулся на окно. Пожалуй, пару часов стоило отдохнуть — слабая человеческая плоть плохо переносила высокие нагрузки. Но зато я узнал немало нового и теперь чувствовал себя куда как увереннее.
Открыв дверь, я обнаружил за ней крепкого парня в форменной одежде, который с некоторым удивлением осмотрел меня.
— Э-э-э… Ты не переодевался что-ли? Афеев, какого беса? Надень уже что-то чистое и пошли. Сколько мне ждать?
Молча захлопнув дверь, я остановил ястреба, что рвался выколоть наглецу глаза, а потом вспороть брюхо. После чего критично оглядел себя. Действительно, с таким внешним видом в приличном обществе лучше не показываться.
В комоде нашелся комплект точно такой же форменной одежды, как у парня в коридоре. Судя по тому, что размер подошёл практически идеально, он изначально принадлежал предыдущему владельцу этой оболочки.
Вновь распахнув дверь, я уверенно шагнул в коридор, остановившись рядом с явившимся провожатым. Тот же заглянул внутрь комнаты и удивлённо вздохнул.
— Снова всю ночь читал? И это после того, как тебя едва не принесли в жертву?
Я промолчал. Не объяснять же ему, что было необходимо немного погрузиться в реалии этого мира и понять, где именно я нахожусь.
Не дождавшись моей реакции, парень пошёл по коридору и я последовал за ним, на ходу прокручивая в голове всё, что узнал за прошедшую ночь.
Факт отсутствия на карте Римской империи, стал для меня настоящим шоком. В этом мире Рим рухнул под натиском варваров больше чем полторы тысяч лет назад. И насколько я понимал, никого из нас в тот момент уже не было рядом, чтобы дать отпор рвущимся в Вечный город любителям наживы.
Боги в их истории вовсе не упоминались. Только в качестве мифологических существ, которые якобы были придуманы самими людьми.
Зато отлично прослеживалась параллель с появлением магии. Первые известные маги вышли на страницы исторических книг ещё в то время, когда Рим существовал. И как я предполагал, приблизительно в тот же период пали все мои братья и сёстры.
Почему я так считал? Всё очень просто — для управления своей магической силой, люди использовали те же самые инструменты, которые были в нашем арсенале. Божественные печати, божественный алфавит, божественное песнопение — они позаимствовали всё это, адаптировав на свой лад.
Всё те же самые печати, руны и словесные заклинания — три столпа магии, на которых был выстроен весь их мир.
Правда, лет пятьсот назад, что-то пошло не так. Не знаю, что сделали эти идиоты, но именно тогда появились первые “пробои”. Дыры в пространстве, из которых лезли разнообразные чудовища. Детальной классификации я не нашёл, но возможно моя догадка с Тартаром, была не такой уж неверной.
Обычно “пробой” выглядел, как дыра в земле, из которой карабкались монстры. Первые оказались совсем крохотными и с появляющимся оттуда противником было легко справиться. Тогда же появились и те, кто отвечал за закрытие пробоин, связывающих этот мир с каким-то другим. Те самые Хранители, о которых говорила моя последовательница.
По мере того, как рос масштаб “пробоев”, увеличивался и авторитет Хранителей. Сейчас они представляли собой влиятельных людей, с которыми считались в обществе.
Ещё один интересный момент — если “пробой” не удавалось закрыть, то он превращался в “гнездо”. Территорию, которую полностью контролировали выбравшиеся оттуда монстры. А люди, которым не повезло на ней остаться, видоизменялись, становясь похожими на них. В таком случае, Хранители лишь пытались сдержать натиск, выставляя вокруг что-то вроде барьера.
При первой возможности, мне нужно было добраться до “пробоя” и взглянуть на всё своими глазами. А ещё было бы неплохо пообщаться с одним из Хранителей. В идеале, вовсе допросить его. Эти люди точно должны что-то знать о судьбе богов этого мира. Правда, перед этим стоило отыскать хотя бы несколько осколков “искры” и усилить смертную плоть настолько, чтобы она без проблем выдержала их мощь.
Идущий впереди парень, снова остановился, отвечая на вопрос очередного подошедшего студента. Если изначально я посчитал, что это какой-то служащий или приятель Афеева, то теперь понимал, что ошибся. Скорее всего неизвестный был старостой группы, где училась моя оболочка. Оттого и занимался судьбой подопечного студента.
Ястреб послал мне гневный импульс и внезапно нырнул вправо, уйдя прямо в стену. Как оказалось, призрачная птица была способна на определённые самостоятельные действия.
Ещё мгновение и перед глазами появилась картинка, которую видимо прямо сейчас наблюдали глаза Сандала. Миловидная блондинка пыталась в одиночку застегнуть корсет. Процесс, само собой, шёл не очень ловко — застёжки скользили в её пальцах, из-за чего бельё сползало, а грудь выпадала наружу.
Но моё внимание привлекли не обнажённые прелести человеческой женщины, а лежащая на столе записка. Небольшой, я бы сказал, совсем крохотный конверт, на котором виднелась печать. Возможно я ошибался, но единственной причиной ставить такую на послание, было желание скрыть его содержание от посторонних глаз. Стоило чужому человеку вскрыть этот конверт, как бумага внутри рассыпалась бы в прах. Либо, в более изящном варианте, изменилось бы содержание текста.
Я не знал, что в этом конверте и насколько он важен, но упускать случай было бы глупо. Поэтому я отдал Сандалу команду приблизиться к записке, после чего тот материализовал кончик одного когтя и вылетел вместе с ней в окно.
Местом для укрытия похищенного, я выбрал крону высокого дерева, что росло рядом со зданием. Сомневаюсь, что туда полезет кто-то из студентов, а вот ястреб при необходимости быстро принесёт мне конверт.
Спустившись на два лестничных пролёта, мы снова оказались на первом этаже, где парень указал мне на дверь, что была расположена недалеко от входа.
— Тебе сюда. Как договоришь, иди на занятие. Первое, наверное придётся пропустить, но это не страшно. Преподаватели уже в курсе.
Выпалив всё это, он сразу же умчался назад. На судьбу Афеева этому парню явно было плевать. Как только выполнил стоявшую перед ним задачу, то сразу потерял к студенту интерес. Хотя, сейчас это скорее было мне на руку. Точно лучше, чем если бы моя оболочка оказалась популярной фигурой, что постоянно находится в центре внимания.
Первым я снова пустил вперёд Сандала. Раз выяснилось, что он может делиться со мной увиденным, было бы глупо это не использовать.
За дверью оказался небольшой, скромно обставленный кабинет. Стол, пара стульев, пустой старый шкаф. И сидящий за столом мужчина, который отбивал пальцами ритм на столешнице. Перед ним лежала закрытая папка с бумагами, в которую я бы не отказался заглянуть. Но способа сделать это так, чтобы не переполошить следователя, я не видел. А открывать её самостоятельно, он не спешил.
Поэтому я шагнул вперёд и открыв дверь, зашёл внутрь. Мужчина сразу же поднял глаза, присматриваясь к моему лицу. Я же опустился на второй стул, что стоял с другой стороны стола и тоже уставился на него.
Тот на момент отвёл глаза в сторону, после чего начал говорить.
— Судебный следователь, Василий Ефрюшин. Как вы понимаете, мне нужно взять у вас показания о событиях прошлой ночи.
Судя по выражению лица, он ждал какого-то ответа, но я лишь молча кивнул. Чем меньше местные услышат от меня слов, тем лучше. Не хотелось бы вызвать подозрения из-за банальной оговорки.
Ещё чуть подождав, мужчина продолжил.
— Мы же с вами тёзки, Афеев. Давайте не будем всё усложнять. Рапорты городовых я уже прочитал. Только вот, мне с трудом верится, что всё было именно так. Уверенные в себе сектанты, которые смогли похитить двух жертв и убить одну из них, внезапно ссорятся из-за судьбы второй. Да не просто ругаются, а затевают потасовку, в которой один из них гибнет.
На тот момент, в мою голову не пришло ничего лучшего. Но этот мужчина прав — версия выглядела не до конца убедительной. На городовых, которые появились на месте событий по горячим следам, она сработала. А человеку, который профессионально занимается подобными делами, само собой, показалась подозрительной.
Определившись, я решил использовать старый, как мир аргумент. Даже сразу два.
— Они же не только из-за меня схлестнулись. Мне вообще показалось, что это только повод был.
В его глазах блеснул интерес и Ефрюшин чуть подался ко мне.
— И почему же всё произошло на самом деле?
Я чуть подождал, сделав вид, что старательно вспоминаю недавние события.
— Один упомянул какую-то девушку. Тот что толстый. Говорил, что второй её у него увёл. Или что-то в таком духе. Я знаете, дословно всё не запомнил, тогда не до того было.
Короткая пауза, во время которой я старательно морщил лоб.
— А тот, что был поглавнее, принялся на него кричать. Говорил, что толстый ему должен и мол, пусть будет благодарен, что с него этот долг не спрашивают. По поводу девушки сказал, что она просто предпочла быть с настоящим мужчиной, а не с размазнёй.
Василий медленно кивнул. Задумчиво глянул на папку, что лежала на столе. Видимо прикидывал в голове достоверность свежих данных. Но даже если эта версия покажется ему не полностью убедительной, она точно лучше прежней.
Женщины и деньги всегда были самыми мощными мотиваторами для мужского пола. А ещё власть, которая тоже оказалась вплетена в это несложное уравнение. Потому что если посмотреть на рассказанную историю под определённым углом, то именно из-за своего социального статуса и схватилась та парочка смертных.
— Хотите сказать, они поспорили из-за девушки и какого-то долга, после чего один убил второго. А дальше, на самом деле споткнулся и упал так, что проломил себе голову.
Я снова кивнул, а следователь продолжил.
— А кто тебя тогда освободил? В рапорте указано, что городовые обнаружили тебя развязанным. Но ни слова о том, как именно это сделал.
Удерживая на лице полностью невозмутимое выражение, я пожал плечами.
— Так тот самый толстый и освободил. Он ведь сначала не понял, что убил второго. Только потом дошло. Я пока руки и ноги растирал, он как раз тело осмотрел, да к выходу кинулся.
Ефрюшин неожиданно усмехается.
— Только немного не добежал, да? Ну хорошо. Предположим всё так и было. Похитители погибли, предварительно вас освободив. А вы абсолютно не использовали магию, чтобы спасти свою жизнь. Но скажите мне, а не было там кого-то ещё? Третьего похитителя?
Я сделал максимально непонимающее лицо и пожал плечами.
— Откуда? Будь там третий, он бы тоже влез в схватку. И я не смог бы спокойно сидеть и ждать городовых.
Тот чуть-чуть наклонил голову, как будто имитируя согласный кивок. А потом открыл папку, что лежала перед ним на столе.
- Вот, посмотрите. Здесь у нас имеются показания свидетеля, который видел, как трое неизвестных вели двух связанных людей. Именно он обратился к городовым и направил их по вашему следу. Никаких резонов для лжи, у этого человека нет.
Значит всю эту компанию видели.

А следователь элементарно подловил меня на нестыковке.
- Честно говоря, я плохо помню, как попал туда. Но уверен, что в помещении не было третьего человека. А если он всё же присутствовал, то молча сидел вне поля моего зрения. Уйдя ещё до начала конфликта между теми двумя, чьи тела там обнаружили городовые.
Следователь ещё какое-то время посверлил меня взглядом. Грустно вздохнул.
— Раз вы так говорите, значит скорее всего так и было, правильно? В конце концов, вы ведь тут жертва, а не наоборот.
Последние слова прозвучали со странной интонацией. Как будто он то ли на что-то намекал, то ли откровенно издевался. Сандал, что сейчас висел около его головы, придвинулся чуть ближе и с намёком махнул клювом около виска мужчины. Временами мой спутник больше напоминал мне одного из членов свиты Марса — такой же быстрый на расправу и жаждущий чужой крови.
Ястреб уловил мою мысль и отправив в ответ чувство возмущения, заложил крутой вираж, зависнув над головой следователя.
Сам мужчина достал из папки лист бумаги и принялся в него что-то быстро записывать. Уже через пару минут закончил и пододвинул бумагу ко мне.
— Подпишите, Афеев. И можете возвращаться к занятиям.
Я забрал у него ручку и пробежал глазами текст. Как оказалось, он просто описал мой рассказ. И видимо теперь предлагал завизировать его, чтобы подтвердить с моей стороны.
Как именно выглядела подпись смертного владельца этой оболочки я не знал. Поэтому изобразил что-то полностью непонятное. Если по этому поводу вдруг возникнут вопросы, всегда можно списать на волнение и стресс из-за случившегося.
Забрав лист бумаги, Ефрюшин кивнул на дверь.
— Идите Афеев. С вами мы уже закончили.
В его словах снова прозвучал какой-то намёк. Как будто мужчина пытался сказать, что со мной то он может и закончил, но вот с кем-то ещё ему только предстоит разобраться.
Впрочем, пытаться что-то прояснить, точно не стало бы умным решением, поэтому я молча встал из-за стола и через несколько секунд уже стоял в коридоре.
Стоило мне направиться к лестнице, как из кабинки показалась морда того самого мужчины, что был здесь вчера вместе с Корсаковым.
— Ты какого лешего тут бродишь? На занятия, быстро!
Ястреб недовольно сделал круг над черепом смертного, а я уточнил.
— Какие именно занятия?
Вопрос был логичным — в комнате самого Афеева не было никаких указаний на то, куда и зачем идти.
Мужчина уставился на меня, как на полного идиота. Потом махнул рукой в сторону лестницы.
— На четвёртом этаже, около перехода висит расписание. Если совсем память отшибло, можешь там глянуть. А теперь иди отсюда, пока с меня денег из-за тебя не содрали.
Почему из-за моего присутствия, с него могли взыскать деньги, я не слишком понимал. Но опасение на лице этого сторожа, было вполне искренним — видимо не врал.
Пока я поднимался по лестнице на четвёртый этаж, попытался ещё раз прогнать в голове все божественные печати и символы алфавита. Мы уже давно перестали использовать эти инструменты и в памяти сохранилось далеко не всё. А из того, что удалось вспомнить, применить я пожалуй мог только одну единственную печать. Ту самую, что мы чаще всего использовали для шуток. Но то, что было чуть неприятной проказой для бога, в случае со смертным, могло стать смертельным оружием.
А чуть позже, в голову пришла мысль ещё об одной. В качестве обычного оружия она бы не подошла, но зато могла оказаться полезной в массе других ситуаций.
Вот с алфавитом было сложнее. Никогда не увлекался этим видом управления силой. Поэтому и в памяти имелось не так много. Впрочем, это если говорить о божественных символах. Те, которые применялись героями или теми же сатирами, я помнил хорошо. Мои аватары проводили среди них немало времени, щедро впитывая знания.
Переход на четвёртом этаже действительно обнаружился. Подвешенный в воздухе тоннель, который тянулся к следующему зданию. А рядом имелось и расписание — большой лист бумаги, что был приколочен к деревянной доске.
Со структурой разбивки студентов я разобрался относительно быстро. Они все были поделены на группы, для каждой из которых был свой перечень занятия. Проблема заключалась в том, что не имел никакого представления, в какую из них входил Афеев.
Пока я стоял и раздумывал, как поступить, сзади послышались весёлые женские голоса. Оглянувшись, я увидел двоих подходящих девушек, которые перешучивались между собой.
Замедлившись, обе перевели взгляды на меня.
— Снова не помнишь, куда идти?
— Забыл свои учебники, Афеев?
— Так страшно, что тебя снова похитят?
— Ты не бойся, видишь, даже психи такого калеку пожалели.
Они попеременно выдавали фразу за фразой, а потом одна из девушек внезапно сложила пальцы в щепоть и я увидел мелькнувшую в воздухе жёлтую дугу.

*** 

===

Глава V

Печать эта смертная поставила мне прямо на живот. Отпечаток силы был слабым и едва видимым, но вот давление на свой мочевой пузырь я почувствовал сразу же. Эта плебейская дочь собиралась опозорить бедолагу Афеева, заставив его непроизвольно намочить штаны?
Ответ сложился в голове практически сразу — я напитал соответствующий орган божественной мощью, буквально окружив его щитом и компенсировав внешнее воздействие. Этого оказалось более чем достаточно — атака не прошла.
На лице русоволосой девушки, одетой в лёгкое летнее платье, появилось искреннее недоумение.
— Что с тобой не так, Афеев? Обезвоживание?
Я посмотрел ей в глаза и усмехнулся. А потом использовал вторую из тех печатей, что до этого счёл пригодными для использования. Она и правда не подходила для открытой схватки. Зато представляла собой оружие иного рода — каждый попавший под её воздействие, говорил исключительно правду в своих трёх следующих высказываниях.
Печать не относилась к числу божественных — так чаще всего развлекалась свита Вакха, подкалывая друг друга. Порой они использовали её на ком-то из знати, когда те выступали перед аудиторией. Было смешно наблюдать, как патриций, который только что говорил о чести и достоинстве, внезапно начинал рассказывать правду. Что он занял должность ради того, чтобы насолить двоюродному брату и помочь с деньгами семье жены.
Теперь же, светло-синяя печать красовалась на правой щеке самой девушки. А я задал вопрос.
— Зачем ты это делаешь? Почему пытаешься унизить других?
Стоящая напротив студентка прищурилась и ещё раз повела в воздухе рукой, чьи пальцы были сложены щепотью. На моём животе возникла вторая жёлтая печать, тогда как сама девушка начала говорить.
— Мои родители уже год, как спят в разных спальнях. На меня им плевать. Я как-то раз напилась и переспала с лакеем, но никто даже не заметил! Иногда мне кажется, что им нет никакой разницы, как я живу и чем занимаюсь!
Выпалив эти слова, она в буквальном смысле слова зажала себе рот руками. А обе печати на моём животе растворились — сейчас у неё не хватало концентрации, чтобы поддерживать даже такое слабое воздействие.
Её подруга, с лица которой уже пропала улыбка, сделала шаг влево, отстраняясь от девушки.
- Ты же говорила, что девственница? И про родителей я первый раз слышу. Почему? Мы же подруги.
Та повернула к ней голову и убрав от губ руку, попыталась улыбнуться. Правда озвучила явно совсем не то, что собиралась изначально.
- Если тебе рассказать, ты ведь сразу растреплешь всем на факультете. Не хочу, чтобы у меня за спиной шептались. Девственность я ещё давно потеряла. С твоим двоюродным братом. И какие мы подруги? Ты со мной общаешься, только потому что у отца есть связи в Третьем отделении!
Что такое Третье отделение я не знал. Зато смысл всего остального понял прекрасно. Как и вторая девушка, что сейчас сделала ещё один шаг назад и потрясённо смотрела на свою подругу. Судя по выражению лица, она пока не представляла, как ей реагировать на услышанное.
Я решил воспользоваться третьим вопросом, чтобы получить важную для себя информацию.
— В какой я группе?
Шатенка перевела на меня ошарашенный взгляд и смотря округлившимися глазами, ответила.
— В одиннадцатой.
Потом сразу же глянула на подругу.
— Не знаю, что на меня нашло, Лид. Извини, оно само как-то вырвалось.
Я развернулся к расписанию и нашёл нужную группу. А боковым зрением наблюдал за девушками.
— Вырвалось? Да ты вечно своё Третье отделение через слово вспоминаешь, как будто гордиться больше нечем. Забыла, из какого я рода? То, что у родителей временные проблемы, не значит, что я буду прогибаться под какую-то дурочку, только потому что у неё отец носит погоны нужного цвета!
Раскрасневшаяся девушка яростно выдохнула воздух и отбросила пальцами длинную прядь чёрных волос, которая упала на лицо. Сразу же продолжила.
— Ты ещё и с братом моим переспала! Когда, мне интересно знать? И с каким именно? Они оба на тебя глазели. Хотя нет, не говори. Детали твоей шлюшьей жизни меня уже не интересуют!
Договорив, отвернулась и не глядя по сторонам, устремилась в тот самый переход, около входа в который всё это происходило. Я же бросил взгляд на шатенку, что пыталась опозорить Афеева, а в итоге сама получила печать правды.
Изначально я собирался сразу уйти, но сейчас подумал, что настал неплохой момент для налаживания контакта. Мне всё ещё была нужна информацию. И проводники влияния. Люди, которых можно использовать для тех или иных задач. А ошеломлённая и шокированная девушка, явно была уязвима. Стояла и озиралась по сторонам, часто моргая глазами. Думаю она сама не поняла, что произошло — печать срабатывала так, что вызывала острое желание озвучить абсолютную правду, которое казалось проявлением твоих внутренних чувств.
Меня же заподозрить в случившемся было сложно — эти варвары применяли печати, используя жестикуляцию. Даже вчерашний Корсаковский махнул рукой, чтобы продиагностировать моё состояние. Хотя он точно был на порядок сильнее и опытнее любого из студентов. Тогда как я за время нашей утончённой светской беседы, ни разу не шевельнул пальцами.
Я подошёл на пару шагов ближе к шатенке и осторожно поинтересовался.
— Ты как? В норме?
Та повернула в мою сторону искривлённое гримасой лицо.
— Она же теперь всем расскажет. Растреплет, что я спала с её братом. Эта сука такого не упустит.
Кивнув ей, сразу же забросил крючок.
— Но ведь на её слова всегда можно ответить своими.
Та непонимающе хлопнула ресницами.
— Какой смысл? Понятно, что я буду всё отрицать. Но кто мне поверит? Лидия всем проедется по ушам, какая я великосветская блудница. Хотя сама только плеву свою и бережёт. А в остальных отверстиях побывала уже половина Петербурга!
В конце голос девушки сорвался на крик. Я же перешёл к более прямолинейным действиям.
— Не обязательно уходить в глухую защиту. Можно атаковать. Тем более, у тебя есть один потенциальный свидетель.
Вот теперь её лицо стало задумчивым. А потом в глазах блеснула надежда. Девушка порывисто шагнула вперёд и схватив меня за руку, приблизила лицо почти вплотную.
— Ты мне поможешь? Правда?
На её месте, я бы сейчас вспомнил про все унижения, что доставались Афееву и попробовал оценить вероятность того, что парень может искренне прийти на помощь. Но разум смертной сейчас явно был охвачен размышлениями совсем иного рода.
— Возможно помогу. Но нам нужно где-то поговорить. В более укромном месте.
Лицо Ани неожиданно заалело, а сама она немного отодвинулась. Мою руку, правда так и не выпустила.
— Если ты думаешь, что… Спать я с тобой не буду! Только не в университете!
Её логика удивляла. Сначала полное отрицание, за которым сразу следовало уточнение. Причём последнее подразумевало, что вне стен университета, она возможно и согласится.
Сандал сделал круг в воздуху, передав мне чувство глубокого возмущения нравами современной молодёжи. Может к нему правда притянуло чью-то душу? Когда отыщу ещё один осколок “искры” и поднатаскаю эту оболочку, надо будет проверить.
Пока же я выразительно оглядел фигуру девушки и цокнул языком.
— Меня в своей постели ещё надо заслужить. А пока веди туда, где можно нормально поговорить.
Словам она явно удивилась. Как и изменившемся тону. Всё время, пока мы добирались до нужного места, смертная удивлённо косилась на меня. А когда достигли цели, всё же не выдержала.
— Что с тобой случилось, Афеев? Ты как будто совсем другой стал.
Вместо ответа, я осмотрел помещение, в которое она меня привела. Так себе, если откровенно говорить. Десяток столов, около которых стоят деревянные скамьи и пара окон через которые падает свет. То ли такая комната отдыха для местных студентов, то ли ритуальное помещение. Хотя, нам они больше не поклонялись, так что этот вариант отпадал. Эх, сюда бы сейчас Перуна. Пусть бы напомнил им, что такое божественный гнев и воздал за забывчивость.
Наконец я повернул голову к смертной. Вопрос был ожидаемым — даже будь у меня желание, скопировать поведение старого Афеева всё равно бы не вышло. Хотя бы по той причине, что я не имел никакого представления о том, как тот себя вёл.
— Когда тебя пытаются зарезать, немного переосмысливаешь свои жизненные приоритеты.
Смертная чуть нахмурила брови, но потом внезапно слабо улыбнулась.
— Раньше ты бы никогда не пропустил занятие. И точно не решился бы заговорить со мной. А сейчас сам предложил поболтать, пока остальные занимаются.
Ястреб опустился на один из столов. Вернее, сделал вид, что опустился — в призрачном состоянии он не мог контактировать с физическими предметами. Но притворялся вполне умело — всего один коготь ушёл в дерево. Все остальные расположились точно над ним.
Не дождавшись, пока я отреагирую, девушка снова начала говорить.
— У тебя вроде была какая-то идея?
Глянув на неё, я прикрыл рукой рот и зевнул. Бессонная ночь не лучшим образом сказывалась на состояние слабой плоти.
— Была. И даже есть. Лидия начнёт разносить о тебе слухи, но она пока ещё на занятии. Если и успела кому-то рассказать, то таких явно немного. И у тебя ещё есть время всё исправить.
Продолжив, изложил ей всю суть идеи и та, как мне кажется, прониклась. Правда, в самом конце, снова напряглась и поджав губы, уточнила.
— А это не перебор? У её семьи сейчас проблемы, но если их такое зацепит… Тут и до кровной войны родов недалеко. Среди аристократии такое позёрство не принято.
Что именно означает термин “война родов”, я не знал. Но догадаться о чём шла речь, было несложно. В Риме тоже случались конфликты между семьями. Порой дело доходило до активного кровопролития, к которому подключались родственники, вольноотпущенники и граждане под покровительством. Видимо у этих варваров были похожие обычаи.
— Если не хочешь, можешь ничего не делать. Решение только за тобой.
Девушка ненадолго задумалась и хмуро уточнила.
— А тебе какая выгода? Зачем ты всё это делаешь, Афеев?
— Предположим, что я так завожу друзей.
Ответ на пару секунд поставил её в тупик. Но уже через несколько секунд девушка тряхнула головой и уточнила.
— То есть мне прямо сейчас идти и… Сделать вот это всё?
Я кивнул.
— Да. Прямо сейчас. Пока все студенты на занятиях, а в коридорах никого.
Ещё какое-то время она постояла на месте. Потом всё же выдавила из себя.
— Спасибо, Василий. Если честно, никогда не думала, что такой, как ты, предложит руку помощи.
Договорив, она вышла из комнаты, а я раздражённо поморщился. “Такой, как ты”? Стоило в самое ближайшее время прояснить статус оболочки, в которой я оказался. А заодно выяснить, как у них тут обстоят дела с патрициями и плебсом.
Пока же я пошёл искать аудиторию, в которой шло занятие моей группы. Ну как, пошёл. Ходить своими ногами, мне было лень. Поэтому на поиски я отправил Сандала, который и привёл меня к нужной двери.
Преподаватель оказался ещё одним старичком в годах, который раздражённо посетовал на то, что следователи смеют допрашивать студентов, отрывая их от занятий, после чего предложил мне выбирать место.
Когда я уверенно направился к одному из столов в дальнем конце помещения, то поймал на себе сразу несколько удивлённых взглядов. Видимо раньше Афеев предпочитал усаживаться поближе к преподавателю. Что поделать, пусть привыкают к моему новому поведению. Скрыть его от остальных, в любом случае бы не вышло.
Стоило мне занять своё место, как увалень, сидящий за столом справа чуть наклонился в мою сторону.
— Ты головой ударился, смерд? Сам ищешь боли на свою задницу?
Я поморщился, а Сандал немедленно оказался около головы студента и зависнув, покосился на меня.
В отличие от доброй половины моих братьев и сестёр, я не слишком кровожаден и предпочитал решить свои вопросы другими методами. Но порой смертные не оставляют иного выбора. По той простой причине, что отдельные из них понимают исключительно грубую силу.
Мы были за спинами всех остальных студентов и каждый сидел за своим столом в одиночестве. Слева оказался ещё один тощий и высокий студент с чёрными, как смоль волосами. Но он чаще всего пялился в окно, не обращая никакого внимания на то, что происходило в аудитории.
Хотя, если признаться, старичка, что увлечённо рассказывал о шедеврах мировой литературы, в целом мало кто слушал. Большинство занималось своими делами или просто терпеливо ждали, пока истечёт время и можно будет уйти.
Дождавшись, пока преподаватель снова повернётся к группе спиной, начав что-то писать на доске, я отдал Сандалу новый приказ. Очень простой — сломать ножки стула, на котором сидел тот самый плебей.
Мгновение и справа раздался лёгкий крик, за которым последовал грохот падающего тела. Я повернул голову, рассматривая пытающегося подняться студента, на чьём лице застыло настоящее изумление.
А потом мой взгляд упал на стул и я едва удержался от того, чтобы грязно не выругаться. Ястреб немного перестарался. Вместо того, чтобы сломать металлические ножки около основания, где они крепились к дереву, он вырвал по куску стали. То-то я почувствовал, как на момент дрогнула связывающая нас нить и чуть полыхнул осколок “искры” внутри.
Я укоризненно глянул на Сандала, который радостно нарезал круги в воздухе. И сразу заметил нечто странное. Два небольших и полупрозрачных куска металла, что летали рядом с ним, сцеплённые тонкими нитями с ястребом.
Это что получается? Он вырвал по куску каждой ножки, а потом перевёл их в призрачное состояние? Интересно, обратно получится? Если да, то навсегда или временно?
Вставший на ноги студент, непонимающе пялился на стул, а половина группы откровенно потешалась, наблюдая за зрелищем. Не знаю, кем был этот увалень, но его явно не слишком любили. Сам здоровяк решил отыграться на мне. Приблизившись почти вплотную, уставился мне в глаза.
— А ты чего скалишься, кусок дерьма?
Выглядел он так, как будто уже готов ударить. Интересно, как тут поступят, если я в порядке самозащиты, оторву ему голову?
— Жизнь слишком коротка, чтобы быть мрачным. Хотя, судя по твоему лицу, доходит это далеко не до всех.
Тот вполне натурально рыкнул, а сидящая через пару столов от меня блондинка, ещё и подбодрила эту обезьяну.
— Вмажь ему уже Скворцов! Напомни смерду его место!
Откуда у людей эта страсть к унижению себе подобных? Я понимал, когда речь шла о мести врагу или ответе на чью-то агрессию либо предательство. Это логично и объяснимо. Но чаще всего они делали это просто ради того, чтобы потешить своё эго.
Я уже был готов напитать один кулак божественной силой, применив самый грубый способ успокоения буйного смертного, но тут на него прикрикнул тот самый старичок и верзила уселся за второй стул, что оставался целым.
Не успел я сделать вид, что слушаю преподавателя, как снова почувствовал колебание нити, вслед за которым уши уловили и грохот. Задиристый варвар опять лежал на полу, потирая ушибленную руку, а над его головой носился клекочущий Сандал.
Судя по тому, что реакция иных студентов отсутствовала, звуки издаваемые ястребом, были слышны только мне. Хотя, пожалуй было бы странно, начни смертные слышать божественных спутников в их призрачном состоянии.
Зато криками и матом рухнувшего верзилы, наслаждалась вся группа. Правда, преподаватель этого не оценил — на этот раз он вовсе вышел из себя и выставил парня из аудитории. Ещё и записал что-то в документ, который назвал журналом. То ли поставил отметку о плохом поведении, то ли что-то вроде этого.
Я же задумчиво рассматривал Сандала, который рассекал воздух под потолком. Второй раз птица атаковала без моей команды. А ещё, меня здорово интересовал вопрос кусков металла, которых теперь стало четыре. Сможет он провернуть такой же фокус с чем-то ещё? Особенно, если просто коснётся определённой вещи, а не станет её перед этим ломать?
Через пару минут после того, как того дикого варвара выставили за дверь, группа полностью успокоилась и я получил возможность спокойно подумать. В речь преподавателя я не вслушивался. Безусловно, мне потребуется как-то интегрироваться в местное общество. Но что-то подсказывало, разбираться в том, что эти варвары называли “классической литературой”, для этого совсем не обязательно.
Случай поставить эксперимент представился уже скоро — дождавшись, пока группа начнёт что-то записывать, я послал Сандала к карандашу, который валялся на полу. Приказал коснуться его и попробовать перевести в призрачное состояние.
Когда у ястреба всё получилось, я довольно усмехнулся. Похоже, Сандал может служить не только оружием. С учётом талантов ястреба ему можно найти массу вариантов применения.
Всё, чем я занимался до конца занятия — раздумывал о том, как отыскать ближайший осколок “искры” и подготовить оболочку к его поглощению. Прямо сейчас плоть смертного не смогла бы переварить ещё одну, даже крошечную, часть моей божественной сердцевины. Его следовало натренировать. Оставался только вопрос, как это сделать? Раньше я мог легко изменить под себя тело аватара, использую собственную мощь. Но теперь эта оболочка и была моей основной. Как превратить тело смертного в подходящий сосуд?
От мыслей отвлёк резкий звук, доносящийся из коридора. Как будто кто-то непрерывно и очень часто стучит крохотным молотком по металлической посуде.
Я глянул на дверь, ожидая, что сейчас что-то произойдёт. Например нам объявят о вторжении циклопов или появлении на горизонте вырвавшегося титана. На худой конец сюда вломится пьяный герой, желающий драки, женщин и выпивки. Но судя по тому, что остальные поднялись со своих мест, это был просто сигнал к окончанию занятия. Скучная, у них надо сказать, жизнь.
Когда я встал на ноги, первые студенты уже вывалились в коридор. А пока дошёл до выхода, снаружи уже доносился удивлённые восклицания. И судя по их тональности, смертная по имени Аня, всё же последовала моему совету.

***  

===

Глава VI

Я вышел в коридор вслед за остальными. Чуть постояв, пошёл направо — туда, где находился источник шума. Собственно, именно туда стремились и все остальные студенты.
С трудом протолкался в холл около лестницы, который уже был забит смертными. Несколько раз приходилось использовать Сандала — как выяснилось, когда он в призрачном виде пролетал сквозь людей, у тех немедленно возникало желание отойти в сторону. Желательно максимально далеко от того места, где произошёл контакт.
Расчистив себе путь при помощи ястреба, наконец добрался до источника звука. А оказавшись около точки, с которой была видна боковая стена, понял, что Аня сделала всё не совсем так, как я себе представлял.
На выкрашенной в светло-жёлтый цвет поверхности, была написанная громадными буквами фраза “Восконова — шлюха”. А ниже, уже не так крупно, добавлена ещё одна “даёт за услуги и оценки”.
Формулировки не самые лучшие. К тому же я советовал ей подбросить эту идею более тонко, а не настолько топорно. Но не делать же всю работу за неё? Это и так была услуга авансом, с прицелом на будущее.
Обе девушки тоже были здесь. Яростно орали друг на друга, стоя недалеко от стены. Когда я оказался в холле, как раз кричала Лидия.
— Да ты сама сказала, что потеряла девственность с моим братом! Меньше часа назад это говорила! А теперь в чём-то обвиняешь меня? Да ты знаешь, что с твоей семьёй за это сделают?
— Это угроза? Уверена, что у тебя есть полномочия объявлять о войне родов? Не припомню, чтобы ты становилась даже главой отдельной семьи, не говоря уже о всём роде. Или ты говоришь от своего собственного лица? Хочешь добавить к длинному списку преступлений ещё одно?
Ответ заставил Восконову измениться в лице. На момент показалось, что сейчас она вцепится противнице в волосы или ударит печатью. Но девушка успешно сдержалась.
— Сейчас ты потеряла подругу и приобрела врага. Хорошо запомни этот момент, самка собаки.
Странное ругательство. Но судя по тому, как присвистнули некоторые студенты, здесь это считалось оскорблением за гранью приличий. Впрочем, слово “шлюха” тоже наверняка выходило за все допустимые рамки.
— Подругу? Не смеши меня. Ты использовала меня, чтобы добраться до моего отца. А попутно раздвигала ноги или открывала рот перед каждым, кто казался тебе достаточно влиятельным чтобы помочь.
Аня озвучила очередную порцию обвинений, а её соперница яростно раздула ноздри, испепеляя девушку взглядом.
— И у тебя есть доказательства? Хотя бы какие-то?
Вот и наступил тонкий момент. Теперь всё зависело от реакции атакуемой стороны.
Русоволосая, с которой мы недавно заключили договорённость, оглянулась по сторонам. Смотрела с некоторым волнением, но оно ушло из взгляда, как только смертная заметила меня. Тогда она снова вернула внимание на вторую студентку.
— Конечно. Масса доказательств. Ты хочешь, чтобы я озвучивала их прямо здесь? Поимённо назвала тех, с кем ты спала? Перед всеми?
Судя по тому, как разом стушевалась Восконова, определённый список персон, с которыми успела пошалить смертная, имелся. И это её выражение лица не ускользнуло от внимания толпы, которая сразу начала улюлюкать.
Я же поморщился и стал пробиваться к выходу. Если бы соперница Ани продолжила всё отрицать, то девушка позвала бы меня в качестве свидетеля. Но сейчас всё было кончено — она и так раздавила противницу. Наблюдать за тем, что будет происходить дальше, у меня не имелось никакого желания. Это смертные обожали такие игры и всегда стекались на зрелища. Мне же было банально скучно.
Оказавшись почти около выхода, я внезапно получил картинку от Сандала. Как и раньше — полупрозрачное изображение, которое я мог отчётливо рассмотреть и при этом, оно не мешало видеть окружающую меня действительность.
В этот раз ястреб указывал на ту самую блондинку, что призывала верзилу ударить меня. Сейчас смертная пыталась протолкаться через плотную толпу, чтобы оказаться поближе к месту ссоры студенток.
Помимо изображения, птица послала и сигнал ярости. И пожалуй, мой спутник был прав — не стоило оставлять безнаказанными тех, кто посмел выступить против Меркурия. Впрочем, и кара должна была соответствовать проступку.
Решение пришло в голову всего через мгновение. Немного позора — вполне достаточная расплата за её слова во время занятия.
Остановившись около дальней стены, где было относительно свободно, так как все ломились совсем в другую сторону, я отдал ястребу команду и тот разом спустился вниз. Мгновение повисел в воздухе, рядом со смертной, а потом принялся стремительно двигаться, облетая её со всех сторон. Та замерла, передёрнув плечами из-за близости призрачной птицы. А когда сделала ещё один шаг вперёд, с неё сразу же свалилось платье. Под которым не оказалось белья — полупрозрачный бюстгальтер и трусики сейчас неслись вслед за Сандалом. Как и молния, что была вшита в её платье.
Люди вокруг, сразу же отхлынули в стороны и около блондинки, что уже подхватила свой единственный предмет одежды, которым пыталась прикрыться, возник новый центр внимания.
Я на мгновение задержался, наблюдая за лицами смертных, после чего снова зашагал вперёд. Уже спускаясь по ступеням, дал птице команду найти комнату Измайлова и оставить нижнее бельё у него. Только выбрать для этого какое-то укромное место. А вот молнию, ястреб материализовал в перекрытии между этажами — там до неё точно никому было не добраться.
Хорошо, что среди книг Афеева были не только учебники. Ночью под руку попалась тонкое издание в мягком переплёте, где давались советы по ухаживанию за женщинами. В основном я использовал его, чтобы отвлечься и немного посмеяться. Но, некоторые мелочи оказались полезными. Не прочти я ту тонкую книженцию, смертная получила бы не так много позора, потому что осталась бы в белье. А сейчас я чувствовал себя полностью отомщённым за сказанную ею фразу.
До аудитории, где должно было проходить следующее занятие, я добрался в числе первых. И сразу услышал новость — преподаватель отбыл по срочным делам, поэтому урок отменяется. Как и следующий — он должен был провести с нами сразу два семинара.
Жаль. Предмет многообещающе назывался “Основы боевой магии” и как я предполагал, должен был пролить свет на то, как смертные использовали божественную силу.
Поняв, что у меня образовалось практически два часа свободного времени, я было направился в комнату Афеева. Но быстро передумал и двинулся к лестнице. Хотелось своими глазами взглянуть на город, в который я попал. А ещё поесть — человеческая плоть настоятельно требовала еды. Вчерашнее использование божественной силы, само по себе создало жуткое ощущение голода. Ночью я справился за счёт силы воли. Но фокусы Сандала обеспечили дополнительную нагрузку. А зачем терпеть и мучать оболочку, когда можно просто поесть?
Ястреб летел впереди, указывая путь к переходу, что вёл в общежитие, когда из бокового прохода, внезапно вывалился тот самый верзила, что стараниями птицы дважды оказывался на полу.
— Попался, пёсий выкормыш! Теперь тут нет добренького дяди, который тебя спасёт. Посмотри по сторонам, здесь вообще никого нет. Тебе кобздец!
Я было подумал о том, чтобы ударить печатью. Но быстро понял, что это будет слишком заметно. К тому же, вероятность его гибели, в таком случае, оказалась бы довольно велика. А сейчас мне совсем не нужен ещё один труп, который могут связать с Афеевым.
Поэтому, я просто напитал божественной силой правую руку и когда смертный плебей попытался ударить меня в лицо, ловко ушёл в сторону, после чего воткнул кулак ему в солнечное сплетение.
На этот раз я использовал куда меньший объём божественной мощи. Отчасти, потому что был голоден и не хотел, чтобы это состояние ещё больше ухудшалось. А частично, чтобы уменьшить воздействие отката, который неминуемо наступит следом.
Как выяснилось, этого вполне хватило — мой противник отлетел к стене, врезавшись в неё спиной и согнулся пополам. Я же ощутил острую боль в желудке, после которой у меня ещё и закололо в правом боку. Человеческая плоть слаба. И судя по моим ощущениям, при использовании божественной силы ей требовалось обильное питание.
— Ты как это сделал? Что за артефакт? А ну говори!
Смертный не хотел успокаиваться. Более того — начал складывать пальцы правой руки в щепоть, чтобы использовать печать. Поэтому я не стал рисковать и просто ударил его в челюсть. Простой прямой удар, который не стал от этого менее эффективным — того отбросило назад и он медленно сполз по стенке на пол.
Я рассеял концентрацию силы в правой руке оболочки и зашагал дальше, стараясь игнорировать боль в мышцах. Одолеть его в обычной схватке, без использования божественной мощи, я бы тоже наверняка смог. Если ты с детства спарринговал с кем-то вроде Марса или Дианы, то точно уложишь на лопатки смертного, который не слишком хорошо знаком с рукопашным боем.
Но я не хотел тратить время. Как и получать какие-то повреждения этого тела. А в случае схватки только при помощи его собственных мышц, это было бы неминуемо.
Сандал вынырнул из стены, когда я уже отошёл метров на десять. Покружился около лежащего на полу тела и немедленно послал мне мысль с предложением добить его. Даже воображаемую картинку нарисовал — как пробивает голову студента своим клювом. Но я сразу же отозвал птицу. И на всякий случай запретил убивать кого-то без моей команды. Ещё и суток не прошло, а он уже демонстрирует признаки самостоятельности.
Около выхода из общежития, меня встретил всё тот же мордатый плебей, который сразу же загородил путь, уперев руки в бока.
— Куда? Занятия же, Афеев. Давай назад гони.
Я остановился и игнорируя просьбы ястреба вырвать ему глотку когтями, посмотрел в глаза сторожа. Если отталкиваться от прочитанных мною книг, скорее всего именно так называлась его должность.
— У нас нет двух занятий подряд. Я обязан находиться здесь всё своё свободное время?
Тот на секунду задумался и потом махнул головой.
— Нет. В свободное время гуляй, где хочешь. До отбоя только вернись. Но куда ты сейчас пойдёшь? И зачем?
Большого смысла скрывать цель своего похода не видел, так что ответил вполне честно.
— Поесть. Тут же рядом есть заведения, где подают еду?
На лице сторожа отразилось недоумение. А потом он оскалил зубы в ухмылке.
— Конечно есть. Мы всё же в Петербурге, а не в глухой тайге. Ну…. Иди, ищи тогда, где поесть. Только на занятие не опоздай.
Не понимая, почему он внезапно стал приторно-довольным, я прошёл мимо. Ожидая какого-то подвоха, потянул на себя дверь. Открылась вроде нормально. Да и снаружи был тот же самый вид. Был у нас такой случай — во время одной встречи, Локки взял и подшутил над Вахом. Заставил его проходить через бесконечную вереницу дверей, из которой было невозможно выбраться.
Брат тогда был здорово пьян, но в конце концов всё же понял, что происходящее выглядит немного странным. И ударил своей силой, разнеся иллюзию в пыль. А Локки повезло, что он выбрал объектом шутки именно Вакха — спустя пару бочонков вина, тот уже не злился, а к вечеру и вовсе обо всём забыл. Хотя, если подумать — именно поэтому викинг и остановился на его персоне.
К воротам, через которые меня привезли прошлой ночью, я вышел спустя пять минут. Если не петлять, объезжая корпуса и отдельно стоящие здания, а идти по пешеходной дорожке, то путь до выхода значительно сокращался.
Предполагал, что возникнет какая-то заминка с теми самыми створками, но они разошлись в стороны, как только я оказался рядом. Всё, что от меня требовалось — пройти через них.
Странно — я не видел ни одной печати, которыми тут были усыпаны все здания. Те же двери общежития, когда я выходил, снова полыхнули золотистым. А вот на воротах ничего подобного не обнаружилось. Тем не менее, они работали сами по себе.
Желудок снова свело от голода. Да так, что мне пришлось использовать свою силу, чтобы остановить боль. Пожалуй, загадку ворот я отложу на потом. Когда это смертное тело не будет порываться начать распад на части из-за недостатки пищи.
Оказавшись за ограждением, я сразу обратил внимание, что вплотную к стене университета не было построено ни одного здания. Этакая полоса пустыря, шириной в два десятка пассусов. Сразу же одёрнул себя. Тридцать метров, а не двадцать пассусов. Надо привыкать к единицам измерения нового мира.
Зато дальше начиналась густая застройка. А умчавшийся на разведку Сандал сообщил хорошие вести — заведения, где можно поесть, тут тоже имелись. Даже не одно.
Самое первое из них, я несмотря на доносящиеся запахи, прошёл. Слишком много людей. Сидеть среди большого количества шумных смертных, мне сейчас не хотелось. К тому же, некоторые из них уже пили. Причём не вино, которое всегда было напитком истинных римлян, а варварское пиво. И это практически утром. Думаю, в этом мире Вакх быстро бы стал одним из самых популярных богов. Ему даже не приходилось бы напрягаться, чтобы расширять паству.
Вот во второе заведение с красивой деревянной вывеской я зашёл. Людей здесь было куда меньше, а вот запахи с кухни доносился крайне приятные.
Внутри тоже оказалось уютно. Деревянные столы к которым были приставлены удобные кожаные диваны, резные украшения, висящие на стенах картины.
Впрочем, сейчас меня больше всего интересовала еда. Рухнув на один из таких диванов, я дождался официанта и когда смертный наконец приблизился, поинтересовался.
— Что вы можете предложить из еды?
Мужчина в форменной одежде, поверх которой был надет фартук, как-то странно посмотрел на меня.
— Юному господину нужны рекомендации из какой-то конкретной области? Если он желает ознакомиться с полным списком блюд, то может посмотреть меню. А я всегда буду рад что-то подсказать.
Я сразу же подтянул к себе что-то вроде большой, но относительно тонкой книжки в кожаной обложке, на которую он указывал. Как через секунду выяснилось, под обложкой скрывались листы с множество названий блюд. В животе снова заурчало, а мои глаза пробежались по перечню доступных явст.
— Постойте. Я готов сделать заказ.
Уже собравшийся уходить официант, моментально развернулся и достал небольшую записную книжку с карандашом. Я же попытался прикинуть, сколько еды может переварить это тело. Судя по ощущениям, сейчас я съел бы и зажаренного молодого бычка, но это могло быть самообманом.
Тут мне в голову пришёл случай с одним из аватаров Марса. В тот раз брат сильно разозлился на кого-то из смертных полководцев. Но напрямую его карать не стал. Вместо этого вселился в тело аватара и щедро использовал божественную силу, чтобы превратить его в настоящую машину смерти. Одинокий воин всегда шёл на острие атаки, каждый раз прорывая строй противника и ломая его стену щитов. Он стал героем, которого носили на руках. А сразу после битвы, сожрал почти целого дикого кабана, зажаренного на костре.

  Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://moreknig.org/fantastika/popadancy/357488-vozvyshenie-merkuriya-kniga-1.html   ===   https://author.today/work/277736   ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 106 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: