Главная » 2023 » Сентябрь » 17 » Возвышение 003
09:33
Возвышение 003

=== 

  Случай был не совсем таким же, но максимально похожим.
— Вот этот суп с копчёностями, запечённую утку и молочного поросёнка. Ещё тушёных грибов. И какое-то блюдо, которое можно съесть прямо сейчас.
Если мужчина и удивился, то не подал ни малейшего виду. С невозмутимым лицом записал всё в блокнот, после чего снова посмотрел на меня.
— Юный господин желает чем-то это всё запить? Может быть пива?
Я страдальчески поморщился, а Сандал возмущённо заклетокал, размахивая призрачными крыльями около головы официанта.
— Бокал хорошего вина. Только приличного, а не какой-то дряни.
Работник заведения уважительно кивнул и что-то черкнув себе в блокнот удалился.
Первым мне принесли блюдо с крохотными ломтями хлеба, намазанными маслом, поверх которых были уложены куски копчёного лосося. Я смёл их за считанные секунды и переключился на большую тарелку с чем-то вроде копчёного мяса. Хотя, это было не совсем то. Пожалуй позже стоило уточнить, как именно это называется.
Запив всё это парой глотков неплохого вина, нашёл в себе достаточно сил, чтобы дождаться первого из основных блюд — глубокой тарелки супа, который местные называли гороховым.
Официант поставил блюдо на стол и отошёл к одному из ближайших декоративных столбов, каменным изваянием замерев рядом. Но я прекрасно понимал, что сейчас он наблюдает за мной. Видимо мужчине было интересно, смогу ли я съесть такой объём.
Его ожиданий я отнюдь не обманул — стоило взять в руки ложку и попробовать эту чудесную мясную похлёбку на вкус, как тело стало машиной по перерабатыванию еды. Весьма быстрой — по ощущениям, я опустошил громадную тарелку за какие-то несколько минут.
Куда всё это пропадало в желудке, я не знал. Но он наконец прекратил сжиматься от боли и сейчас был крайне признателен за такое количество пищи. Интересно, еда просто расщеплялась? Что вообще происходило с ней внутри этого смертного тела? Если сравнить объём супа, который был в тарелке с предполагаемым размером желудка Афеева, то сейчас я должен был чувствовать себя полностью сытым. Более того — вряд-ли бы студент мог съесть что-то ещё после такой порции. А вот я ещё как мог.
С поросёнком я расправился жестоко и безжалостно. Когда разделался с последним куском сочного мяса и принялся обгрызать кости, принесли утку. Вместе с ней грибы и запечённый картофель.
В глазах вышколенного официанта было хорошо заметно удивление, что заставило меня немного напрячься. Пожалуй, стоило придумать какую-то легенду, которая бы всё объясняла. И невзначай о ней рассказать. Это не уберёт слухи полностью, но снизит их количество.
Утку я доедал уже не спеша — организм почти насытился, так что я лениво отрывал куски мяса, медленно их пережёвывая, и заодно наслаждался вкусом вина. За то время, что я потратил на поедание птицы, бокал мне наполняли ещё трижды.
Наконец я сыто выдохнул и откинулся назад. А через несколько секунд рядом оказался всё тот же официант.
— Может быть юный господин желает десерт? Или чашечку бодрящего кофе?
Я отрицательно махнул головой и тогда тот ловко выудил из кармана книжечку, похожую по внешнему виду на меню, только намного меньше.
— Тогда ваш счёт, юный господин. Надеюсь, вам всё понравилось.
Мою голову царапнула неприятная мысль об отсутствии денег. Если подумать, я даже не видел их в комнате Афеева. Хотя и не искал специально. Как-то привык, что если я использую аватара, то всегда могу подправить его материальное положение при помощи своей силы. Да и требовалось это не так часто — обычно сосуды, над которыми я, с их согласия, устанавливал контроль, были богаты.
Я поднял взгляд на официанта.
— А знаете, всё-таки принесите мне десерт. Что-нибудь на ваш выбор. И чашечку того самого напитка, что должен бодрить.
В его глазах на момент появилась тень сомнения, но он всё же кивнул и забрав счёт, зашагал в направлении кухни. Я же проводил его взглядом и огляделся вокруг. Проблема возникла весьма неожиданно. И решить её нужно было прямо здесь и сейчас, в буквальном смысле слова, не сходя с места.

*** 

===

Глава VII

Деньги. Сколько я себя помню, люди всегда гонялись за презренным металлом. Как я мог забыть об этой мелочи?
Сандал передал мне наполненный агрессией импульс — возмущённый спутник хотел догнать официанта и вскрыть ему череп, сожрав мозги. Более того, ястреб даже сорвался с места, отправившись в погоню. Пришлось окликнуть его и влить немного своей силы, заставив вернуться.
Изящные способы относительно быстрого обогащения, сейчас были мне недоступны. Поэтому я прибегнул к самому простому и примитивному — воровству. Судя по внешнему виду ресторана и относительной малолюдности, здесь собирались далеко не бедные люди. Как мне казалось, пары позаимствованных кошельков будет вполне достаточно, чтобы оплатить еду и оставить что-то на потом.
Посмотрев, как расплачивается толстый мужчина через пару столиков от меня, я определился с тактикой и отправил Сандала прямо за ним. Идеальная жертва — он только что заплатил и в следующий раз оценит объём своих финансов уже далеко от заведения. Как минимум, не внутри.
Ястребу пришлось постараться, чтобы незаметно добраться своей когтистой лапой до бумажника, в котором хранились деньги. Или он просто придуривался — я так и не понял. В любом случае, с четвёртого раза мой спутник добрался до цели и вернулся ко мне, таща за собой приличную пачку купюр. Вроде бы так эти варвары называли свои куски бумаги, которыми расплачивались за вещи и услуги. Нет бы, как нормальные люди, чеканить монеты из золота. Ну вот что им мешает?
Опустившись на диван, Сандал материализовал деньги обратно и я сразу же сгрёб их в карман, мельком глянув на цифры. В счёте, который мне принесли, стояла сумма в тридцать шесть рублей. А ястреб за один подход добыл не меньше пятисот.
На этом можно было остановиться, но я решил испытать возможности птицы и отправил его на поиски очередной цели. На этот раз ей стал молодой парень, одетый в украшенную серебряными нитями одежду, что вёл к выходу симпатичную девушку.
Правда, внешность оказалась обманчивой — ястреб притащил мне меньше сотни рублей. Всё, что нашлось в кошельке этого плебея, который выдавал себя, как минимум, за полноценного всадника.
К столику вернулся официант, на лице которого легко читалось опасение. Видимо у них уже бывали прецеденты, когда клиент уходил не заплатив, а моё поведение натолкнуло его на печальные мысли.
Поэтому, когда он поставил на стол тарелку с куском теста, сверху политого чем-то красным и опустил рядом чашку чёрного напитка, я сразу же сам напомнил об оплате.
— Могу я теперь расплатиться?
Тот удивлённо глянул на меня и молча вытянул из кармана фартука всё ту же небольшую книжечку. Положил на столешницу.
Открыв её, я понял, что счёт вырос до сорока рублей. Но с учётом моего финансового положения, это было совсем не критично.
Достав из кармана пачку купюр, выудил оттуда одну на пятьдесят рублей и положил сверху бумаги с написанными на ней цифрами. А дальше произнёс фразу, которой воспользовался тот самый толстяк, чьи деньги я забрал первым.
— Сдачи не надо.
Вот теперь его брови слегка полезли вверх. Но натренированный мужчина сразу погасил удивление, после чего склонил голову.
— Благодарю, молодой господин. Надеюсь, вам у нас всё понравилось.
Я расплылся в улыбке.
— Очень. Обязательно зайду ещё. А не подскажете, что это?
Мой палец указывал на десерт, который он принёс, а официант сразу же оттарабанил.
— Наш фирменный пирог от шеф-повара с малиновым джемом. Думаю, вам придётся по вкусу.
Снова отвесив небольшой поклон, удалился. Я же с интересом рассматривал непонятное изделие из теста. Значит, пирог? Странное название.
Первый кусочек я попробовал с некоторой опаской. Зато дальше поглощал его без малейшей передышки, пока от порции ничего не осталось. Взявшись за чашку кофе, понюхал напиток. Пахло приятно. Но вот, когда я сделал глоток, во рту сразу же появился горький вкус.
Причём, люди за которыми я наблюдали, пили его с явным удовольствием на лице. Варварская специфика? Или я чего-то не понимал?
Решив дать ему второй шанс, сделал ещё пару мелких глотков. А потом осознал, что голова чуть прояснилась и заработала лучше. Тогда как по телу разлилось приятное ощущение. До амброзии этому напитку далеко. Приблизительно, как местной аристократии до патрицианских родов, чьи древа восходили к Ромулу. Но, пить чёрную жидкость, было вполне возможно.
Сандал наметил ещё одну цель, которая собиралась покинуть ресторан, но я скомандовал отбой. Заведение слишком близко к университету, где учился Афеев. А мой визит оказался заметным. Несложно соотнести факт наличия нового гостя и пропажу денег сразу у массы человек. Вот, если пострадавших, так и останется двое, то не факт, что кражу вообще каким-то образом привяжут к этому месту.
Поэтому я оставил ястреба около себя, а сам набросал список задач на ближайшее будущее. Осколок “искры” и усиление смертного тела, само собой были на первом плане. Но помимо этого нужно было озаботиться и другими вещами. Например, стоило выяснить, из какой семьи происходил этот самый Афеев и почему солидная часть студентов относилась к нему настолько презрительно?
Многие мои братья и сёстры посчитали бы это незначительным моментом. Какая разница, в чьём теле ты очутился, если ты можешь сделать с ним всё, что захочешь?
Но сейчас ситуация не была похожа ни на один из предыдущих случаев. Скорее всего мне придётся задержаться здесь надолго. А в мире смертных ценятся три вещи — статус, реальная власть и деньги. Чтобы добиться успеха, мне понадобится обеспечить свою оболочку всем этим.
Поморщившись, я поправился. Не оболочку, а себя. Надо привыкать, что этот кусок смертной плоти с крохой божественной силы внутри и есть я, Меркурий. Один из старших богов Рима, когда-то простиравший свою власть над всеми провинциями империи.
Параллельно предстояло разобраться со всеми возможностями этого тела. Тот старичок-воин говорил о каких-то ядрах, но сколько бы раз я не обращался к ощущениям нового тела, всё равно не смог обнаружить ничего подобного. Осколок “искры” была. Толика божественной силы, которая им же и подпитывалась — тоже. Но никаких ядер или чего-то на них похожего.
С этим я предполагал разобраться, как только смогу пообщаться с кем-то из так называемых магов, что преподавали в университете. Раз они обучали управлять силой, то могут проверить и те самые ядра. Заодно, я бы и сам разобрался, как тут всё устроено в этом плане.
Если подумать, то по поводу положения в обществе, у меня тоже появились первые наметки. Для начала стоило обеспечить себя деньгами на ежедневные расходы, отдельным жильём и приличной одеждой. Как то я не заметил, чтобы все студенты щеголяли в форме. Судя по тому. что так ходило не больше десятой части учеников, положенную одежду носили только те, у кого не было денег на что-то получше.
И третий пункт этого короткого начального списка — контакт с родственниками Афеева. Или хотя бы прояснение его положения в социальной иерархии сообщества. Я уже и так понимал, что мне скорее всего досталась оболочка плебея. Но если я хочу превратить его в патриция, стоит выяснить всё возможное об окружающем социуме.
Допив кофе, я поднялся на ноги и направился на улицу, перед этим поблагодарив официанта за обслуживание и вставив между фраз слова о том, что я три дня почти ничего не ел. Мол было не до того из-за учёбы. Зато сейчас вышло отыграться по полной. Тот сделал участливое лицо и порекомендовал заходить к ним каждый день, на что получил моё согласие и сразу же рассыпался в благодарностях за чаевые. Я же небрежно махнул рукой, двинувшись к выходу.
За то время, что я провёл в университете и ресторане, подметил тот факт, что у многих местных есть небольшие часы, которые те носят в карманах или на руках. Я мог определить время и так — пожалуй даже вечно пьяный Вакх с таким бы справился. Но если я верно оценил выражения лиц некоторых смертных, что демонстрировали свои часы, те явно служили инструментом для демонстрации социального статуса. Пожалуй, стоило приобрести такие и себе.
Ястреб внезапно рванул куда-то вперёд. И на этот раз отказался слушать мою команду о возвращении. Принялся кружить неподалёку, растянув нить связи. Сначала я хотел его вернуть силой, но в голову пришла мысль, что если внутри призрачной птицы и правда находятся чья-то душа, то так поступать точно не стоит. Возможно я и заставлю его подчиняться за счёт прямых приказов и воздействия силой. Но вместе с тем могу вынудить спутника ненавидеть того, кому служит. Очень опасное сочетание. Особенно, если вспомнить, что мы с ним связаны моей собственной мощью.
Вернулся Сандал спустя пять минут моей неторопливой прогулки по городу. Прилетел, радостно хлопая крыльями и таща в клюве полупрозрачные часы. Попытался отдать их мне в руку, а получив мысль о том, что мы у всех на виду, материализовал в правом кармане форменного пиджака.
Я удивился тому, что он оказывается может и так. А потом решил, что такой талант стоит использовать. Когда через пару сотен шагов, попался магазин мужской обуви и сумок, я незамедлительно туда зашёл и приобрёл одну из последних. Милая девушка, что работала в заведении поначалу морщила носик, но увидев стопку банкнот, сразу сменила тон и начала наперебой предлагать варианты. Вот вроде восточные варвары, а повадки у них порой такие же, как в Риме.
В итоге я купил сумку, которую работница назвала чудным словом саквояж и отправился гулять по городу дальше. Заодно рассматривал местную архитектуру, людей и их образ жизни.
Стоит признать, дома они научились строить весьма неплохо . Я прошёл мимо множества многоэтажных построек, которые здесь похоже были обычным делом. В Риме такое если и возводили, то в исключительных случаях. И обходилось это смертным весьма недёшево.
Да и автомобили, которые активно использовали в качестве средства передвижения, производили серьёзное впечатление. В остальном же, люди не поменялись. Всё тот же набор вариантов выражений на лицах — кто-то старался произвести впечатления на окружающих, другие натягивали деланно безразличные маски, третьи озлобленно рассматривали всех, кто был чуть получше одет. Всё, как всегда. Скучно.
Свою прогулку я закончил в небольшом заведении, что располагалось на крупном оживлённом перекрёстке. Судя по названию, здесь должны подавать кофе, который я себе и заказал, взяв к нему какое-то пирожное с вишней.
Когда официант принёс заказ, поставив его на столик, что располагался на небольшой террасе заведения, я поставил Сандалу новую задачу. На самом деле она была весьма простой — оценивать количество денег у людей и забирать около половины из них, материализуя добычу внутри саквояжа.
Ещё намекнул ему на то, что неплохо бы избавиться от четырёх кусков металла, которые ястреб так и таскал с собой в призрачном состоянии. Но тут птица меня полностью проигнорировала. Повезло ему, что я не Юпитер или Марс. А уже тем более Юнона. Эта не стала бы действовать силой, но прополоскала бы мозги так, что Сандал сам бы полетел искать обо что тут можно самоубиться. Или превратился бы в мрачного и угрюмого спутника, что всегда следует правилам. Абсолютно точно не мой случай.
Поэтому я просто сидел за столом, наслаждался вкусом пирожного и наблюдал за ястребом. Помимо исключительно практической задачи по пополнению своих карманов, хотелось посмотреть, как поведёт себя Сандал, если предоставить ему определённую автономию.
Сначала спутник действовал строго согласно указаниям — делал пару кругов над перекрёстком, пикировал на цель и если сумма превосходила обозначенную мной минимальную границу в триста рублей, тащил половину внутрь саквояжа.
Всё шло настолько гладко, что я даже немного отвлёкся, переключившись на свои мысли. А снова обратил внимание на ястреба только после того, как в сумке что-то звякнуло.
Открывать саквояж и проверять его содержимое, было бы не слишком верным решением. Так что я снова устремил взгляд на Сандала. И очень скоро обнаружил, что он возвращается ко мне, таща в клюве золотую цепочку.
Я сразу же послал мысль “Что это такое?”, на что неожиданно получил весьма чёткий ответ “Золото”. Похоже нечёткое следование приказу, ястреба мало интересовало.
Ради интереса, я решил понаблюдать ещё какой-то промежуток времени. Но птица упорно таскала всё, что придётся. Ещё пару карманных часов, несколько цепочек, серёжки, чьё-то кольцо. Между всем этим, конечно, бывала и наличность. Но её доля постепенно снижалась, тогда как количество приносимых драгоценностей постоянно росло.
Дав сигнал остановиться, я подозвал официанта, попросив счёт. Снова увидел ястреба, который пёр сюда очередную цепочку. Продублировал приказ прекратить обогащение, на этот раз подкрепив его толикой божественной силы. Все же рамки дозволенного, порой обозначать требовалось.
Вроде бы понял. Уже принесённое украшение закинул к остальным, но за новыми не лез. Правда так и продолжал кружить над перекрёстком, разглядывая людей внизу.
Когда я уже расплатился с официантом и поднялся на ноги, рядом внезапно оказалась девушка, которая только что пила кофе за соседним столиком.
— Вы не поможете бедной приезжей найти дорогу в этом большом городе?
Я скептически посмотрел на неё. Смертная не выглядела бедной — на пальцах было несколько колец, шею обвивала цепочка, а рубашка, обтягивающая грудь так, что кажется сейчас лопнет, не казалась дешёвой. Да и туфли выглядели вполне прилично. За свою недолгую прогулку по городу, я видел и хуже.
Насчёт помощи она тоже лгала — люди, которые ищут дорогу, обычно не выглядит настолько уверенными в себе и собранными.
— Извините, но мне нужно возвращаться к занятиям.
Правой рукой поднял с брусчатки саквояж, но она внезапно обхватила палцами моё запястье и приблизила своё лицо к моему.
— Ну пожалуйста, господин студент… Как вас кстати зовут?
У меня промелькнула мысль, что это может быть слежкой. Или подставой. Что если кто-то из преподавателей университета обнаружил Сандала и решил разоблачить меня? Или понял, что перед ним теперь отнюдь не Афеев, а могущественное римское божество.
Но потом она облизнула свои губы и я взглянул на ситуацию под иным углом. Её поза, декольте, умоляющее выражение лица. И глаза, которые говорили совсем об ином виде помощи. Она пыталась либо заманить студента в укромное место, чтобы обчистить, либо просто продать своё тело. Скорее второе — слишком уже старательно выгибалась, чтобы я мог рассмотреть её округлости. Видимо увидела, как я доставал из кармана пачку денег. Бедная шлюха. Знала бы она, что находится в саквояже — принялась бы раздеваться прямо на улице.
— Извините, но я действительно спешу.
Повторив те же самые фразы, я хотел отправиться в путь, но она крепко вцепилась в меня пальцами, пытаясь удержать на месте.
— Мне правда нужна помощь. Ну пожалуйста.
Подняв свободную руку, потеребила кулон, который висел на той самой цепочке, что она набросила себе на шею. Видимо пыталась привлечь внимание к глубокому декольте.
На момент захотелось применить грубую силу, оттолкнув её в сторону. Но я пошёл другим путём.
— Если вам действительно нужна помощь, я могу позвать ближайшего городового и он с радостью подскажет куда нужно идти. Или доведёт вас сам.
На симпатичном лице отразилась гримаса лёгкого презрения и она наконец разжала пальцы. Сделав шаг в сторону, шёпотом бросила одно слово.
— Импотент!
Сразу же устремилась на тротуар, заполненный людьми, а рядом со мной почти мгновенно объявился переполненный яростью Сандал. И я его прекрасно понимал. Чтобы какая-то уличная лупа, продающая своё тело, называла Меркурия импотентом?
С колоссальным трудом развернулся и тоже отправился в путь, чтобы не торчать около столика с сумкой в руках, привлекая внимания. Даже попытался выбросить из головы мысль о произошедшем. В конце концов, это лишь смертная, которая не знала, кто перед ней.
Но долго продержаться не вышло. Неписаные правила Парнаса гласили, что нападение на божество или его оскорбление, должны караться пропорционально вине смертного. Пусть так и будет.
Глянув на летящего в воздухе Сандала, я одними губами прошептал.
— Накажи так же, как ту смертную в университете.
Ястреб немедленно рванул назад. А спустя секунд двадцать уши уловили звучный женский крик. Жаль я не видел её лица, когда всё случилось. Хотя, возможно наказание было слишком мягким? Какое ей дело до публичного оголения, если она и так продавала своё тело всем, у кого были деньги?
Вопрос на момент поставил меня в тупик. Потом сзади раздался ещё один крик. Второй. Третий. Не знаю, что там творил Сандал, но смертные кричали одна за другой. Я даже оглянулся, как и большинство людей, что шли в противоположную перекрёстку сторону. И увидел одну из визжащих девушек, которая с виду была полностью одета.
Двинувшись дальше, послал ястребу мысль возвращаться, но он уже стремительно пролетел мимо меня, барражируя над голова пешеходов. А позади него развевался длинный шлейф из полупрозрачных женских трусиков.
Что не так с этой птицей? Зачем ему столько женского белья?

***  

===

Глава VIII

Пока я возвращался назад, было время немного подумать. Дома вокруг были те же самые, к автомобилям я уже привык, да и снующие вокруг смертные оказались такими же, как везде. Так что ничего не отвлекало от мыслей.
В основном меня интересовала гибель всех богов и получение их силы человечеством. Но этот вопрос стоило оставить на потом — сейчас всё равно не существовало варианта получить какой-то ответ.
А вот человеческая магия была куда ближе. В книгах, которые нашлись в комнате Афеева, говорилось о печатях, рунах и чём-то вроде словесных заклинаний. Но если подумать, у нас было ещё множество вариантов использования божественной силы. Да, некоторые считались грязными и неприемлемыми, другие порицались за их однобокость. Тем не менее, они существовали. Здесь же я пока ни о чём подобном не слышал.
Вариантов было всего два — либо люди смогли освоить только фундаментальные принципы управления божественной мощью, либо у Афеева банально не нашлось нужных книг. Он ведь был всего лишь учеником, причём точно не из числа патрициев.
Я разминулся с мужчиной, который презрительно махнул тростью, едва не попав мне по ноге. Если бы я заранее не просчитал траекторию и не изменил положение тела, массивная палка врезалась бы точно в колено, наверняка раздробив кость.
Промахнувшись, тот угрюмо что-то пробурчал, а я послал вслед Сандала. Не люблю людей, которые готовы на ровном месте искалечить тех, кто слабее.
Наполненный праведным гневом ястреб помчался следом за рослым смертным, одетым не по погоде тепло и моментально обчистил его карманы. Хотя, если судить по тому, что в саквояже пару раз ощутимо звякнуло, может быть снял и часы.
Когда спутник уже собирался возвращаться, я почувствовал ещё кое-что. Божественную силу, запечатанную внутри предмета. А вот это уже было интересно. Настолько, что я попросил Сандала передать мне изображение.
Тот выполнил команду и перед моими глазами оказались пальцы мужчины. Те самые, что обхватывали набалдашник трости. Божественной мощью тянуло от кольца, которое было на одном из них. Было бы неплохо забрать его и изучить. Но уж слишком много внутри было силы. Имелись неплохие шансы, что тихо перевести его в призрачное состояние не получится. А на что был способен человек, который носит на пальце такой сгусток мощи, замурованный внутрь куска металла, я пока не представлял.
Внутренне мне хотелось догнать этого смертного, прижать к стене и по капле выдавить из него всё, что тот знал. Но вспышка ярости прошла так же быстро, как началась. Я отозвал ястреба и улыбаясь, пошёл дальше по улице. Для начала стоило решить основные вопросы — получить информацию, разобраться с социальным статусом и начать тренировки этого тела. А потом отыскать ближайший осколок “искры”. Их было множество, какой-то да должен был оказаться поблизости.
Так я и подошёл ко входу в университет — с улыбкой на лице и насвистывая одну из од Горация. А зайдя внутрь, столкнулся с недовольным сторожем.
— До занятий всего…
Заметив саквояж, он запнулся, оборвав фразу на середине и непонимающе скривил лицо.
— А это ты откуда взял?
— Купил. Тут недалеко есть отличный магазин, где продают мужские сумки. Рекомендую.
На лице мужчины отобразилась усиленная работа мысли. Он почесал своё брюхо, прикрытое рубашкой с многочисленными пятнами и наконец задал вопрос.
— На какие деньги, Афеев? Откуда?
Ох уж это удивление плебеев, когда кто-то из них внезапно богатеет за счёт своего ума. Сразу начинают выстраивать теории по поводу того, чем он ради этого пожертвовал, в чью постель забрался или кого обворовал. Хотя, последнее, в данном случае верно. Но я Меркурий, покровитель воров. Если не мне, то кому ещё забирать деньги у смертных?
— Ну не на дороге же нашёл. Кстати, когда я могу съездить домой?
Тот ошарашенно выпучил на меня глаза. У них тут что, запрещено общение с родственниками? Или Афеева выкинули из собственного дома? Если так, то это мы исправим. Конечно, если его семья того стоит.
— А зачем тебе домой?
В другой интонации, слова могли бы звучать оскорбительно. Но похоже смертный интересовался вопросом вполне искренне.
— Хочу увидеться с родными.
Его лицо стало совсем растерянным. А потом он ещё раз глянул на саквояж и внезапно разочарованно протянул.
— Вот откуда деньги, получается… Вымолил прощение значит? Эх ты, Афеев…
В голосе было столько неприкрытого презрения, что меня внутренне перекорёжило. Похоже с семьёй бедолаги студента всё было отнюдь не так просто. Скорее наоборот.
Зато тон сторожа натолкнул меня на мысли в нужном направлении. Так что, когда он начал разворачиваться, чтобы вернуться в свою кабинку, я решил осторожно прощупать почву.
— Наоборот, хочу вернуть своё. С чего мне у кого-то вымаливать прощение?
Полный сторож оглянулся на меня и недоверчиво прищурился.
— Говорить все горазды, Афеев. Только вот я помню, как ты на этом самом месте стоял и слова вымолвить не могу. Так что поверю, когда сам увижу обратное.
Договорив, всё же забрался в свою кабинку, а я приказал Сандалу отстать от его головы, вокруг которой тот кружил и начал подниматься наверх.
Ястреб неожиданно куда-то улетел, так и таща за собой вереницу женских трусиков. А я раздумывал над тем, как и у кого можно выяснить детали семейных отношений Афеева. Спрашивать напрямую было бы странно — пожалуй тут потребуется кто-то, с кем можно обсудить семейную ситуацию и вытянуть данные постепенно.
На ум сразу пришла смертная, с которой мы заключили договор. Анна, вроде бы. Как мне казалось, она для роли подобного собеседника вполне подходила.
Поднявшись на третий этаж, я остановился в коридоре. Нужно было что-то придумать с саквояжем. Взять его с собой на последнее сегодняшнее занятие или отнести в комнату? Каждый из вариантов подразумевал определённые риски.
Правда, определиться мне не дали — за спиной внезапно послышался скрипучий старческий голос.
— Афеев? Вот это я удачно на вас наткнулся. Идём-ка голубчик ко мне, как раз сейчас время освободилось.
Я развернулся на месте и столкнулся взглядом с вчерашним стариком-воином. Корсаков, кажется. А Измайлов звал его Артуром Григорьевичем.
— У меня ещё одно занятие сегодня.
Тот небрежно махнул рукой, отвергая моё возражение.
— Это ты про историю музыки? Кому она в наше время нужна, Афеев. А преподавателю я сообщу, что тебя забрал.
Говоря, он уже шагал к ступеням на четвёртый этаж, так что мне не оставалось ничего иного, как последовать за ним. Вместе с подозрительно позвякивающим саквояжем в правой руке.
Я ожидал, что мы направимся всё к тому же переходу, но вместо этого старик повёл меня совсем в другую сторону. Когда мы оказались перед висящим в воздухе тоннелем, что вёл ещё к одному зданию, сложил пальцы в щепоть и поставил крохотную золотистую печать на металлическую дверь, которая закрывала проход.
Та с лязгом отошла в сторону, а Корсаков оглянулся на меня.
— Первый раз здесь, да?
Вопрос вроде не содержал подвоха, но на всякий случай я изобразил смущение и пожал плечами. Кто знает, вдруг Афеев здесь уже бывал?
К счастью, профессор сразу же отвернулся и резво помчался вперёд, не обращая внимания на мою реакцию. А я призвал назад Сандала, который уже порядком где-то задерживался и зашагал следом.
Интерьер здания, в которое меня привёл Корсаков, заметно отличался от всего, что я видел в университете до этого. Паркетные полы, выкрашенные в серый цвет мощные стены, запертые металлические двери. Больше напоминало дорогую тюрьму в варварском стиле, чем постройку, которая относится к учебному заведению.
Ястреб вынырнул из стены минуты через две после того, как мы оказались в здании. Без вереницы женских трусиков и крайне довольный собой. О, вы поглядите — он и от тех четырёх кусков металла избавился. Знать бы ещё, куда эта птица всё это свалила.
Как только этот вопрос промелькнул в голове, пришёл ответ от Сандала — звук мысленного смеха, которым тот буквально заливался. Нет, в нём точно оказалась чья-то душа. Не могла птица за пару дней научиться смеяться и обрести чувство юмора.
Я задал этот вопрос напрямую, но спутник его проигнорировал. Вместо того. чтобы отвечать, полетел вперёд, периодически ныряя за стены.
Корсаков остановился перед одной из дверей и снова сложил пальцы, поставив на неё печать. Та с лёгким скрипом открылась и старичок сразу шагнул внутрь. Я же неожиданно получил картинку от Сандала, вместе с которой он передавал своё искреннее недоумение.
И там было чему удивляться. Пятеро девушек, на которых из одежды имелись только тонкие золотые цепочки, сидели кругом вокруг массивной статуи, с виду тоже сделанной из золота. Образовали этакий круг из недвижимых живых поклонниц.
Ястреб немедленно спустился к статуе, начав присматриваться, как бы откусить её нос. После моего оклика, снова поднялся под потолок, но из комнаты так и не убрался.
— Не бойся, Афеев. О моих индивидуальных занятиях ходит много слухов, но ради справедливости, обычно тут не происходит ничего страшного. А если кто и умирает, так только по собственной глупости.
Когда я зашёл внутрь и осмотревшись, устроился в кресле, которое стояло около левой стены, рядом с громадным аквариумом, брови старичка изумлённо поползли вверх. Потом он посмотрел на простенький деревянный стул, что стоял в другом конце комнаты и я понял, что допустил некоторую оплошность.
— Ладно. Будем считать, что ты под влиянием стресса.
Профессор успокоил самого себя фразой и снова наложил печать на дверь, которая немедленно захлопнулась. После чего расположился в другом кресле, которое стояло около окна. Как раз между двух небольших развесистых деревьев в кадках. Стоит признать — кабинет он обставил со вкусом.
Наличию у меня саквояжа, Корсаков тоже удивился. Даже задержал на нём взгляд, о чём-то задумавшись. А я в тот момент читал табличку, которая стояла у него на столе. Крупными буквами были написаны его имя и фамилия, а вот ниже имела ещё одна надпись — “кафедра побочных магических дисциплин”.
Я задумался над тем, что это может означать, а сам профессор кашлянул и вкрадчиво задал вопрос.
— Вчера ты сказал, что Измайлов поставил тебе красную печать. Как именно ты её рассмотрел?
Повернувшись к нему, я пожал плечами.
— Глазами. Прямо в тот момент, когда он её и поставил.
Тот чуть прищурился и сразу уточнил.
— Увидел только саму печать? Или что-то ещё?
Я уже прокручивал варианты этого разговора в своей голове, так что ответил сразу же.
— Саму печать. В тот момент, когда она на мне возникла. Хотя, полностью не уверен — состояние тогда было не самым лучшим.
Корсаков внимательно посмотрел на меня и вдруг очень по-доброму предложил.
— А давай-ка я тебя ещё разок проверю. До доктора ты же так и не добрался сегодня, да?
Ответить я не успел — он уже взмахнул рукой и в воздухе сверкнула зелёная дуга, а на моём теле возникла солидных размеров печать. Объём силы у этого старика был неплохой. Не каждый герой мог таким похвастаться.
— Да что такое с твоими ядрами, Афеев? Почему они, как будто…
Не договорив, он снова махнул рукой и ко мне протянулась ещё одна толстая нить силы. Не слишком это приятное ощущение — когда какой-то смертный ставит на тебе печати, а тебе остаётся лишь наблюдать. Да ещё Сандал воспользовался тем, что я отвлёкся и только что спёр ухо той золотой статуи. Вот же скотина крылатая! Я ведь отдал чёткую команду — ничего не воровать в этом здании.
Попытался продублировать ему приказ, но тут старик выставил третью печать и мне пришлось сосредоточиться на осколке “искры”. Он хоть и был укрыт остатками моей божественной мощи, но сейчас внутри всё бурлило от потоков энергии — как мне казалось, профессор вполне мог его обнаружить.
— Да они же у тебя поплыли, Афеев. Как будто их что-то вытеснило. Может среди той пары сектантов были Одарённые? Хотя, какая разница. Сейчас я всё поправлю.
Ответа он от меня явно не ждал. По крайней мере времени на то, чтобы что-то сказать, точно не оставил. Уже через секунду тело окутало боль, а воздух перед глазами подёрнулся маревом.
Что это? Такое ощущения, что я оказался на поле битвы, где Марс схлестнулся с Плутоном и оба бьются в полную мощь, не сдерживая своих сил. Тогда как я между ними и получаю удары с обеих сторон.
Внутри появилось странное чувство — как будто из глубины моего тела вытаскивали какую-то конструкцию, протискивая её через плоть. Осколок “искры” вовсю вибрировал и полыхал. Настолько, что я едва справлялся с маскировкой.
Всё изменилось одномоментно. Только что внутри был полноценный хаос и меня раздирало на части, а в следующее мгновение появилось ощущение покоя. Вместе с которым возникло и кое-что ещё. Пять небольших шариков, что находились внутри меня, связанные нитями. Да лёгкая ауры силы, которая растекалась вокруг них.
Не успел я свыкнуться с этим ощущением, как навалилась масса других. Например, давящая аура Корсакова, внутри которого полыхали объёмные шары концентрированной силы. На фоне этой мощи, Афеев казался маленьким и бессильным ребёнком. А ещё энергия печатей, которыми были покрыты стены и дверь кабинета. Десятки оттисков, связанных между собой многочисленными нитями. Мощная защитная система, которая питалась от целого набора встроенных артефактов.
С трудом втянув в себя воздух, я постарался отвлечься. Теперь я понимал, что сейчас сделал старик-воин. Он вернул работоспособность старому источнику силы Афеева. Который совместился с тем, что привнёс в эту оболочку я. Как итог, только что образовалось нечто абсолютно новое для этого мира. Конечно, если божества не заглядывают к ним каждую пятницу.
— Ты в порядке? Извини, наверное это было болезненно.
Судя по довольной ухмылке, Корсаков не сомневался в том, что это на самом деле было ОЧЕНЬ больно. Но я не стал давать ему дополнительный повод для радости.
— Достаточно неприятно.
Тот прищурился и улыбнувшись, кивнул. Потом провёл пальцами по своей бороде.
— А мои печати ты видел?
— Нет. Момент их установки был ощутим, но в этот раз я ничего не заметил.
Старичок довольно оскалился.
— Хорошо. А то я уж было подумал, что у нас тут очередной потенциальный Видящий нарисовался. Но если я сделаю вот так, то ты всё же видишь печать, правильно?
Озвучивая последнюю фразу, он взмахнул рукой и в воздухе прочертилась тонкая нить, которая упёрлась в мой корпус и на её окончании сразу же появилась маленькая клякса печати.
Вопрос был с подвохом. Возможно он просто убавил используемую силу и теперь я на самом деле должен был что-то рассмотреть. Но вполне могло оказаться так, что дело совсем не в используемой мощи для конкретной печати, а ядрах, что находятся внутри каждого смертного.
От Сандала пришёл импульс радостного удовлетворения — ястреб уже лишил статую обоих ушей, носа и куска лба, теперь нацелившись на плечо. Тот факт, что я сейчас оказался в щекотливом положении, его похоже не волновал.
В ответ, от спутника неожиданно пришла вполне чёткая мысль “ты же бог, ты разберёшься”. Отправил ему в ответ обещание посадить на жёсткий поводок и не отпускать дальше десяти метров без прямого приказа. Тот немедленно обиделся и выразил свой протест, изъяв у статуи три золотых пальца.
Я же, наконец определился с ответом.
— На самом деле не видел. Что-то почувствовал мельком, но не более того.
Профессор нахмурился и пустил в дело ещё одну печать. Снова затребовал результата. Поставил следующую. Потом принялся экспериментировать с предметами интерьера, выставляя печати куда придётся. Столь бестолковое использование божественной мощи немного раздражало. Хотя, судя по тому, сколько силы было в его ядрах, Корсаков являлся весьма могущественным магом. Или, как он сам выразился, Одарённым — этот термин в книгах Афеева тоже встречался, но использовался почему-то не слишком часто.
Через полчаса, когда у него закончились идеи, а Сандал успел произвести разведку практически всего этажа, несколько раз передав мне радостные импульсы, я получил короткую передышку.
Сам Корсаков, встав на ноги, несколько прошёлся из стороны в сторону по кабинету. Результат его явно не устраивал. Но при этом ещё и интриговал.
— Значит ты не видишь ни одной моей печати, но при этом различил ту, что поставил Измайлов. Странно, очень странно, Афеев. Возможно дело в стрессе? Тогда тебя бы к Защитникам на стажировку. Но для такого ты слабоват. Сдохнешь ведь сразу. А старику потом бумажки заполнять. Что же с тобой делать, Афеев?
Старик явно говорил всё это самому себе, так что я тихо сидел в кресле и впитывал новую информацию. Сейчас мелькнул ещё один термин — Защитники. Потом надо выяснить, кто это такие.
Хозяин кабинета остановился и развернулся ко мне, озадаченно хмурясь.
— Ладно. Пока можешь идти. Если вдруг появятся какие-то изменения, сразу сообщи. Например, если будешь видеть печати преподавателей или ещё что-то странное начнёт происходить. Те сектанты точно с тобой что-то сделали. Жалко, их уже нельзя допросить и всё узнать. Могло бы пригодиться.
Почти шёпотом озвучив последние слова, недоумённо глянул на меня.
— Ты почему ещё здесь?
Впрочем, сразу же покосился на дверь и раздражённо поморщившись, взмахнул рукой, ставя на неё печать.
— Дорогу обратно помнишь ведь? Вот и отлично. Дверь на выход сама сработает. Ты главное по дороге никуда не заглядывай и всё будет хорошо. Разочаровал ты меня Афеев, сильно разочаровал. Живи теперь с этим.
Подняв саквояж я чуть быстрее, чем надо вылетел из комнаты и за спиной грохнула металлическая дверь. Разочаровал я его, значит. Меркурий разочаровал смертного. Я жил среди этих варваров всего второй день, а они меня уже изрядно раздражали.
Зато Сандала, который мчался за мной по коридору, всё устраивало. Он нырнул в саквояж, который сразу же солидно потяжелел, а потом сразу понёсся обратно. Откуда у него такая тяга к клептомании? Или попавшая в птицу душа, при жизни очень любила золото? Откуда она вообще взялась, если всех местных моментально засасывает в какое-то непонятное место?
Влив в связывающую нас нить немного божественной силы, я отозвал спутника обратно. Нечего носиться по зданию, где полно печатей. Неизвестно, до чего могли додуматься смертные за то время. что обладают силой. А я пока слишком слаб, чтобы вот так глупо себя обнаружить.
Ястреб возмутился, но всё же полетел рядом. Хотя, как только мы преодолели тот кусок металла, что закрывал проход в воздушный тоннель, я выдал ему новое задание. Найти документы, в которых говорилось бы о том, кто такой Афеев и принести мне. Заодно и проверю, насколько он грамотен. В том, что призрачным телом ястреба управляет чья-то душа, я уже не сомневался. Вопрос только в том, кто это и откуда взялся?
Вернулся Сандал только через десять минут. Уже после того, как я зашёл в комнату и поставил тяжелый саквояж на пол. Спутник притащил целую пачку документов, которые сбросил на кровать. А дополнительно к этому, скинул на стол несколько толстых пачек купюр, перетянутых резинками.
Деньги я смёл в ящик стола. Не знаю, где их взял ястреб, но наличность пригодится. Это не украшения и не куски золота, которые ещё нужно как-то продать. Так что в этот раз выказывать своё недовольство я не стал.
Когда принялся собирать рассыпавшиеся по одеялу бумаги, оттуда выпал конверт с письмом. Я уже находил здесь подобные и знал, что это такое — Афеев переписывался с каким-то студентом из Баварии — обоих интересовала возможность приручения при помощи печатей животных.
Подняв конверт, вчитался в кривые надписи, сделанные чернилами. Адресовано Василию Афееву. Только вот дата не совпадает с той, что я видел сегодня в аудитории. Там вроде был сентябрь. Тогда как письмо датировано августом.
Вскрыв конверт, достал лист бумаги и развернув его, погрузился в чтение. Закончив, какое-то время подумал. Поднял глаза на зависшего под потолком Сандала.
— Вот скажи, почему стоит зайти речи о деньгах, как люди забывают о всякой чести?
Тот сделал круг и приземлившись рядом с саквояжем, тыкнул в него клювом. Я согласно кивнул.
— Да, это тоже всё наворовано, не спорю. Но ты забирал только у тех, кто мог позволить себе такие потери. И то, половину. А не выкидывал никого на улицу.
Ястреб перелетел на стол и отвернулся, делая вид, что смотрит в окно.
— Та-а-ак. Ничего не хочешь сказать?
Сандал меня упорно игнорировал. Делал вид, что слеп, глух и вообще сделан из камня.
— Ладно, Кронос с тобой. Поехали, нанесём визит вежливостим одному смертному.
Встав на ноги, я вспомнил ещё кое-что и глянув на радостно хлопнувшую крыльями птицу, уточнил.
— Кстати, зачем тебе понадобилось столько женских трусов? И куда ты их все спрятал?

***

***

===

Глава IX

На этот вопрос ястреб не ответил — предпочёл снова уйти в глухое игнорирование. Зато среагировал на второй — откуда он взял те деньги, что притащил, когда я уже был в комнате. Показал мне воспоминание о мужчине, который засовывал в сейф стопку банкнот, приговаривая что-то вроде “вы все рано или поздно платите, сукины дети”.
Из этого самого сейфа, спрятанного за шкафом его кабинета, Сандал и умыкнул все имеющиеся деньги. Достаточно солидную сумму, надо сказать — точно я пересчитывать не стал, но навскидку в пачках было не меньше двадцати тысяч рублей. Ещё около трёх тысяч он добыл за то время, пока я пил кофе на перекрёстке. Пожалуй, по местным меркам, я теперь считался относительно богатым студентом.
Вот что делать с украшениями, я не знал. Цепочки, кольца, серёжки, части золотой статуи. Достав из саквояжа ухо, я покрутил его в руках. Никакой силы внутри или других намёков на его связь с божественной мощью. Зачем они тогда проводили тот странный ритуал? На что рассчитывали?
Увидев, что я разглядываю кусок статуи, ястреб снова отвернулся, смотря в окно. Я же забросил золото обратно. Скорее всего, драгоценности тоже тянули на изрядную сумму. Но пока я не знал, кому всё это можно продать. А ещё не совсем понимал, что с ними делать прямо сейчас? Просто оставить в комнате, казалось не слишком разумной идеей. Дверь хлипкая, замок простой — при желании сюда может вломиться кто угодно. Не говоря о том, что у сторожа скорее всего были ключи.
Подняв голову к потолку, покосился на Сандала.
— Давай, отрабатывай свою промашку со статуей. Перетащи всё это наверх и оставь между перекрытиями.
Спутник прислал импульс возмущения. Мол, он и так старался, пока всё это воровал. А теперь его же заставляют выступать в роли грузчика. Но поняв, что я никак не реагирую, всё-таки принялся за дело.
Думаю, основную роль тут сыграла поездка — Сандалу было интересно, куда мы направимся и зачем. А пока вопрос с украшениями не будет решён, с места мы точно не сдвинемся.
Подождав, пока негодующий ястреб перетащит всё в укромное место, я взял в руки саквояж и двинулся к выходу. Да, впереди ждало важное дело, но никогда не знаешь, когда перед глазами окажется что-то действительно ценное.
Спустившись вниз, сразу двинулся к кабинке сторожа. Но передо мной вклинилась ещё одна фигура — крепкий студент в костюме с зализанными волосами. С размаху бахнул ключи в окошко зарешечённой кабины, сопроводив действие словами.
— Митрофаныч, подержи пока у себя. В ночи вернусь.
Проводив его глазами, я решил провести испытания интеллектуальной мощи Сандала и отдал тому команду подпортить борзому смертному жизнь. Единственное условие — без членовредительства. А потом подошёл к кабинке с мрачным мужчиной внутри.
— Можно как-то вызвать сюда машину? Мне нужно съездить в одно место.
Тот хмуро глянул на меня и скривился в гримасе.
— Куда? Ежели за город, это рублей в тридцать встанет, а то и больше.
Намёк на отсутствие денег был слегка оскорбителен, но я сдержался. К тому же, если отталкиваться от его предыдущих слов, этот смертный пусть и немного, но переживал за честь Афеева.
Я продолжал молча смотреть на него и мужчина пожал плечами.
— Дело твоё, Афеев. Будет тебе машина.
Взявшись рукой за какой-то предмет внизу, с иронией уточнил.
— Может княжеский класс вызвать? Раз кататься, то с роскошью.
Если он надеялся пробить броню моей невозмутимости, то это зря.
— Полностью согласен. Вызывайте.
Тот на мгновение замер, но потом поднёс к уху странный предмет, к которому тянулась извивающаяся верёвка, что тут вроде бы называли шнуром. И принялся проделывать какие-то манипуляции внизу.
О том, что это какое-то средство связи, я догадался. Но только после того, как смертный заговорил, обращаясь к другому человеку, понял, как оно работало. Что-то вроде раковин Нептуна, которые он выдавал своим приближённым. Те могли быть на разных концах света, но всё равно слышали друг друга. Конечно, если находились в воде — на суше эти артефакты работать сразу переставали.
Договорившись о “подаче автомобиля княжеского класса к воротам университета имени Оболенского”, Митрофаныч вернул странный предмет на место и испытующе глянул на меня.
— Через пять минут будет, стоянка у них тут совсем рядом. Как раз дойти успеешь.
Скорее всего он предполагал, что сейчас я сдам назад и откажусь, либо попрошу другую машину. Вместо этого я развернулся и спокойно пошёл к выходу. Князьями титуловали некоторых восточных варваров. Так что машина там видимо будет немного получше остальных. Но я не думал, что она пробьёт дыру в моей казне. Денег должно хватить.
Когда я неспешно подошёл к воротам, то увидел сразу два автомобиля. Один — роскошный, чёрного цвета, с затейливым дизайном, явно предназначался мне. Второй выглядел поменьше, а под его капотом сейчас копался шофёр. Проказа явно была делом рук ястреба. Или его когтей. А может клюва.
Глянув на торжествующе клекочащего Сандала, который нарезал круги над машиной, я двинулся к своему автомобилю, из которого немедленно выскочил мужчина в форменной одежде и предупредительно распахнул заднюю дверь. Когда я почти забрался внутрь, из второй машины внезапно вылез тот самый парень, который грохнул ключи на стойку Митрофаныча.
— Афеев? Откуда у тебя… А, ладно! Подвезёшь? Этот кусок дерьма сломался, а тупой смерд не может ничего сделать. Опаздываю уже.
Первым и искренним порывом было оставить его здесь. Пусть этот смертный знает, где его место. Но потом я переключился на логику. Информация никогда не бывает лишней. Связи тоже могут пригодиться. А этот студент, если и не входил в местное высшее общество, то как минимум, относился к какой-то его средней прослойке.
Переборов себя, я махнул рукой, указывая на вторую дверь. Но сразу обозначил условие.
— Только если недалеко. Самому нужно успеть в одно место.
Тот радостно кинулся к машине, даже не подумав поблагодарить. Подбежав, гневно глянул на шофёра, который пока ещё держал мою дверь. Но всё же залез внутрь сам — возможно в случае с его душой ещё не всё потеряно.
Ястреб протестующе заклетокал, после чего залетел внутрь салона и возмущённо нахохлился, усевшись на приборную доску. У Афеева была книжка, посвящённая истории появления машин. В основном с картинками, но общие знания я оттуда почерпнул и мог оперировать хотя бы основными терминами.
Смертный назвал адрес, куда ему было нужно — если верить комментарию водителя, это было максимум в пятнадцати минутах отсюда. А когда мы отъехали от ворот, всё же не сдержался.
— Откуда у тебя деньги-то взялись, Афеев? Да ещё на такую машину.
Я ожидал, что услышав такие слова, шофёр напряжётся, но тот как ни в чём не бывало, ехал дальше. А я глянул на своего попутчика и небрежно усмехнулся.
— Заработал. В этом мире полно денег. Нужно только наклониться и подобрать их.
Сандал на момент повернул ко мне голову, смотря одним глазом и намекнул, что деньги вместе со всем остальным вообще-то “подбирал” он. Тогда как я сидел за столиком кафе и прохлаждался. В ответ я снова напомнил про женские трусики и ястреб моментально потерял ко мне интерес.
Вот студент неожиданно задумался.
— Слушай, если речь о карточной игре, то могу порекомендовать пару неплохих мест, где делают нормальные ставки. Только без шулерства, само собой. За такое там сразу и на месте голову открутят.
Карточная игра? Что-то такое я по-моему видел в книгах, правда совсем мельком. Состязание между людьми, где всё зависит от кусочков бумаги, что попадут тебе в руки. Они оказывается, ещё и ставки на это делают.
Хотя, сама идея была неплоха. У меня есть Сандал, а значит карты соперников будут на виду. Если я правильно понимал, это уже обеспечивало половину успеха. А с правилами я разберусь. Уж что, а азартные игры были по душе каждому третьему моему последователю.
— Буду признателен. Нормальные ставки, это сколько? От тысячи рублей?

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://moreknig.org/fantastika/popadancy/357488-vozvyshenie-merkuriya-kniga-1.html   ===   https://author.today/work/277736   ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 77 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: