Главная » 2023 » Сентябрь » 17 » Возвышение 004
22:36
Возвышение 004

===

Лицо смертного перекосила кривая усмешка.
— Ты скажешь тоже, от тысячи. Сотни по две обычно ставят, не больше. Бывает такое, что совсем разойдутся и тогда в дело идёт всё, что есть. Но такое редко случается.
Двести рублей, это мало. С другой стороны, если такие ставки сделает сразу десяток человек, то речь пойдёт уже о двух тысячах. Да и азартные игры, дело такое — далеко не всегда вопрос исчерпывается деньгами. Отличный способ находить слабые души, которые в моём случае способны стать источниками информации. А возможно и инструментами влияния.
— Тоже неплохо. Оставишь адрес?
Тот странно глянул на меня и после недолгой заминки полез в карман. Достал оттуда прямоугольный тонкий брусок, на котором горела синяя печать. Несколько раз ткнул в него пальцами. Печать завибрировала, а сам студент начал говорить.
— Приветствую, Лев. У меня тут человек на игру хочет. Когда следующая?
Чуть помолчав, добавил.
— Да, надёжный. Учится на одном курсе со мной. Деньги? Ну вроде есть.
Вздохнув, покосился на меня. Осмотрел салон машины.
— Точно есть.
Выслушав ответ, слова которого смутно доносились и до меня, убрал тонкий брусок от уха и снова тыкнул в него пальцем. — У тебя свой дарфон есть? Могу прямо туда скинуть адрес и дату.
Я отрицательно покачал головой и тот разочарованно цокнув языком, полез в карман. Значит этот артефакт, по которому он общался с неизвестным, назывался дарфоном. Надо будет запомнить. И купить себе такой. Судя по всему, удобная вещь.
Достав блокнот и ручку, записал данные, а потом вырвал листок, отдав его мне. Вот и первая небольшая польза от моего согласия его подвезти.
Когда я просмотрел адрес и спрятал листок в карман, юноша снова проявил интерес.
— А ты куда вообще на такой машине едешь? Приём что-ли какой?
Озвучивая последнюю фразу, смертный задумчиво разглядывал мою одежду. Видимо с его точки зрения она отнюдь не подходила для торжественного мероприятия. Тут я был согласен — гардероб следовало обновить. Но прямо сейчас, необходимости в этом не было.
— Нужно решить кое-какие семейные дела.
Его брови удивлённо взлетели вверх — парень точно собирался мне что-то сказать. Но быстро передумал. Видимо решил, что рвущиеся с языка слова будут не слишком приятны. А я в конце концов, оказывал ему услугу.
Он к слову, был не таким уж сильным Одарённым. Тоже пять ядер, как и у Афеева. Да ещё и не слишком сильных. Тогда как у некоторых студентов я видел и по семь, и по десять сгустков силы. Причём, куда более концентрированных. А если вспомнить Корсакова, то у того ядер было сразу шестнадцать. И по своей мощи, каждое превосходило десяток студентов вместе взятых.
Когда мы остановились около небольшого особняка, который стоял в окружении похожих на него домов, парень поблагодарил за помощь и выскочив, устремился к воротам. Я же приказал Сандалу слетать и разведать обстановку. Нечего всё время прохлаждаться на приборной доске. Птица он в конце концов или кто?
Ястреб передал картинку, когда я уже назвал требуемый адрес и машина снова тронулась с места. В доме планировалось небольшое пиршество. Восемь студентов мужского пола, вино, закуски и продажные женщины.
Зашедший, сразу принялся рассказывать всем об Афееве, который “разъезжает на крутой машине и начал играть”. Основной массе на такие новости было наплевать, но вот реакция хозяина дома мне не понравилась. Я даже не стал запоминать те фразы, которыми он выразился — уж больно оскорбительно они звучали. Поэтому Сандал пролетел по всему их дому, разворошив родительскую постель в запертой спальне и опустошив шкатулку с женскими драгоценностями. Юнец сам напросился на последствия.
Ястреб вернулся к машине, летя рядом с ней. А я достал из саквояжа пачку бумаг, которые он притащил вместе с письмом из канцелярии университета. Если верить им, Афеев относился к нетитулованному дворянскому роду. Я не был уверен, что именно это означает, но скорее всего что-то вроде младших патрицианских фамилий.
Вот только, судя по отметкам в документах, родителей у него уже не было. Умерли. Опекуном до момента восемнадцатилетия был двоюродный дядя — единственная кровная родня, что нашлась. А в университет Афеев попал сразу на второй курс, поступив после окончания гимназии.
Больше ничего ценного в этих бумагах не нашлось. Зато содержимое письма оказалось куда более интересным. Это был официальный запрос от того самого дяди — Романа Афеева. Он извещал своего племянника, что начал процедуру официального оформления дома под Петербургом и всей остальной собственности на своё имя. А вместе с тем подал заявку на утверждение себя главой рода, ввиду отсутствия иных кандидатов. В случае, если у Афеева имелись какие-то возражения, он мог озвучить их лично, явившись в тот самый дом, или отправить письмом.
Правда канцелярия университета не оставила смертному ни единого шанса — пусть на конверте и красовалась печать “вручено”, но он был не распечатан и пылился среди прочих бумаг. Могу поспорить, без руки этого самого Романа тут не обошлось.
Но ему не повезло — Сандал принёс письмо мне. И теперь я считал этот дом, да и всё остальное, что принадлежало Афееву, своим. В конце концов, Меркурию точно положена отдельная спальня. Желательно с примыкающим бассейном и полусотней смертных дев поблизости. Хотя, с таким огрызком “искры” внутри, мне пожалуй хватило бы и одной. Нужно только найти ту, которая окажется в моём вкусе.
Машина катила по полупустым дорогам, я а разглядывал вывески. Книжный магазин — сюда надо будет заехать на обратной дороге. Конечно, можно послать и Сандала, но боюсь, это окажется слишком заметным. А вот тут, судя по надписи над входом, продают те самые дарфоны. Тоже нужно будет заскочить — узнать, как это работает и купить себе один экземпляр.
Автомобиль выехал за пределы города — теперь справа и слева от нас была стена зелёных деревьев. Сандал внезапно рванул в их сторону и через мгновение я почувствовал его удовлетворение — ястреб поймал дятла.
Не успел я поинтересоваться, за каким титаном ему понадобилась несчастная лесная птица, как почувствовал всплеск энергии в соединяющей нас нити. А потом она же едва заметно толкнула мои ядра. Да её даже осколок “искры” ощутил. Как так? Он поглотил душу бедолаги-дятла? Вернее, его жизненную силу? Впервые наблюдаю такой результат. Хотя, мира в котором была бы свободно распылена божественная мощь, я тоже раньше не встречал.
Будь здесь Феб или кто-то из его отпрысков, они бы наверняка набросали массу вариантов. А у меня он был всего один — когда боги этого мира погибли, их сила выплеснулась в окружающее пространство, пропитав всё вокруг. Кому-то из смертных повезло больше и они получили ядра, в которых та собралась. Другим меньше и они уловили только её часть. Животные, скорее всего тоже попали под удар.
Был правда один момент, который меня здорово смущал — для такого требовалось, чтобы моих братьев и сестёр не просто убило. А скорее разорвало на мельчайшие частицы. Да ещё и одновременно, чтобы никто не смог впитать мощь павших. Что такого сделали эти смертные? Или это не они? Может Локки? Решил вселенски пошутить, да шалость вышла из под контроля?
По нити снова прокатилась слабая волна силы — Сандал снова поймал в лесу какую-то живность. Заметного эффекта приходящая энергия пока не оказывала, но что произойдёт, если её станет больше? Например, если ястреб убьёт человека?
Хотя, стоп. Я ведь уже убивал одного смертного. Своими собственными руками. Его душа немедленно куда-то умчалась, а вот жизненной силы я не получил ни капли. Хотя, тогда я только прибыл в этот мир и внутри был полный хаос. Да и ядер тогда не чувствовал.
— Вас ожидать?
Ровный голос шофёра отвлёк от размышлений и я повернул к нему голову. Вопрос был к месту — мы уже сворачивали с основной дороги, направляясь к особняку, что виднелся вдали.
— Да. Не уверен, сколько это займёт времени, но точно нужно подождать.
Тот ответил коротким “Будем сделано” и я понял, что неплохо было бы ещё иметь такую машину, за рулём которой будет хороший водитель. Но всё по порядку — для начала стоит выдвинуть свои претензии Роману Афееву. А потом переходить к следующим пунктам.
Автомобиль въехал в открытые ворота и остановился в заросшем травой дворе, а я ещё несколько секунд посидел внутри, принимая картинку от Сандала. Двоюродный дядя Афеева был здесь. Причём не один — прямо сейчас он разговаривал с гостями. И если я верно понимал контекст, то эти люди хотели купить МОЙ дом.
Открыв дверь, я выбрался наружу и поправил пиджак. Заткнул обратно в карман, вылезшую оттуда стопку банкнот. И уверенно направился к ступенькам крыльца. Пришла пора преподать небольшой урок этим наглым смертным.

 

***

===

Глава X

Открыть дверь самому мне не дали — её предупредительно распахнул затянутый в ливрею слуга. Не знаю, кого он ожидал увидеть на пороге, но уж точно не меня — смертный так и застыл на месте, не зная, что ему делать. Только переводил взгляд с моего лица на стоящий около дома автомобиль и обратно.
Помимо машины на которой я приехал, тут было ещё две. Одна вытянутая, с двумя удобными пассажирскими сидениями внутри, около которой ждали шофёр и телохранитель. Вторая же пустовала и, скорее всего, принадлежала Роману Афееву. Но обе стояли на заднем дворе, который, в отличии от основного, был очищен от травы.
Я прошёл мимо остолбеневшего слуги и пересёк прихожую. Рядом появился выскочивший из стены Сандал, который уловил мой настрой, и пристроился за правым плечом, двигаясь в такт со мной.
А вот и зал, в котором происходила беседа. Зайдя внутрь, я остановился и обвёл присутствующих взглядом. Пузатенький мужик в костюме, который держал в руках кружку чая — Роман Афеев. Тоже Одарённый — внутри организма крутится семь слабеньких ядер. Посильнее, чем у меня сейчас, но на фоне Корсакова он просто ничтожен.
Вот седой мужчина, который сейчас с интересом меня рассматривал, куда сильнее. Тоже семь ядер, но намного крупнее. Да и сила более концентрирована. Плюс связывающая их система нитей выглядела намного более мощной.
Сидевшая рядом женщина выглядела самой обычной — два слабеньких ядра, каждое из которых едва светилось, да пара тонких нитей связи.
На девушке мой взгляд задержался. Блондинка со строгими чертами лица и почти идеальной фигурой. Но моё внимание было приковано не к груди, что рвалась из декольте, а к её внутреннему миру — трём массивным белым ядрам, что равномерно вращались по одной и той же траектории.
— Василий? Что ты здесь делаешь?
Двоюродный дядя Афеева наконец подал голос и я перевёл взгляд на него.
— Решил заскочить, проверить как тут дела. И внезапно обнаружил, что ты пытаешься продать мой дом. Разве так поступают родственники, дядя?
Смертный на момент смешался, покосившись в сторону седого мужчины. А тот в свою очередь нахмурился, теперь куда более внимательно разглядывая меня.
Что интересно, в первую очередь, пузатый аферист решил обратиться не ко мне, а к покупателю.
— Ваша Светлость, вы уж простите. Племянник сам не свой после того, как потерял родителей. Я о нём забочусь, как могу. В университет вот даже пристроил. Но видать он там…
Засунув руки в карманы форменных брюк я усмехнулся и начал говорить, заставив смертного прерваться.
— Пристроил в университет? Каким это образом, дядя? Всё, что ты сделал в университете, так это заплатил кому надо в канцелярии, чтобы мне не доставили письмо, при этом отметив его как дошедшее до адресата. Но сегодня оно, наконец, попало ко мне в руки. Аккурат в последний день истечения срока.
Родственник Афеева открыл было рот, но я не собирался давать ему возможность ответить.
— Я заявляю свои права на этот дом и всю собственность рода Афеевых. Это всё принадлежит мне. Ты не сможешь продать даже крохотного кусочка земли, дядя.
Несколько секунд тот молчал. Ошарашенно пялился на меня, не понимая, как реагировать. Наконец заговорил.
— Для оспаривания решения, тебе нужно подать официальную бумагу, идиот. А канцелярия суда закрывается уже через час.
Этого момента я не учёл — сказывались громадные пробелы в информации об окружающем мире. Но на помощь пришёл тот самый седой мужчина, к которому перед этим обращался Роман.
— Господин Афеев, при всём уважении, его обращение соответствует нормам права. Устное заявление в присутствии двух аристократов. Всё, что требуется — на протяжении ближайших суток дополнить его соответствующей бумагой.
Подвоха с этой стороны, смертный точно не ожидал — скривился так, как будто ему дали под дых.
— Но Ваше Сиятельство, мы ведь практически договорились. Вы же не думаете, что этот юнец на самом деле сможет начать тяжбу? Да у него даже на пошлину денег не найдётся!
Теперь на лице потенциального покупателя появилось лёгкое презрение. До этого он, скорее всего, не до конца понимал, что происходит. Но фраза про тяжбу окончательно убедила патриция, что я в своём праве.
— Боюсь, нам пора. Эмили, Софи — мы возвращаемся в Петербург.
Глаза Романа Афеева источали вселенскую обиду и непонимание, что здорово грело мне душу. Сандал, тоже почуявший вкус победы, сделал круг в воздухе и радостно заклетокал. После чего предложил мне расправиться с родственником, как только покупатели покинут дом.
Не скрою, предложение было отчасти заманчивым. Не люблю настолько жадных и тупых людей. Но просто убить его было бы слишком скучно. К тому же, этот Роман вёл себя настолько глупо, что невольно возник вопрос, как у него в целом получилось всё провернуть? Или настоящий Василий Афеев был ещё более глуп?
Трое гостей дома поднялись на ноги, собираясь отправиться к выходу. Я же решил не упускать шанса завести связи среди местных патрициев. Нормы этикета пока оставались такой же тайной, как личная жизнь Плутона, но кое-что я уже почерпнул у окружающих.
— Ваше Сиятельство, прошу извинить, я не представился. Василий Афеев. Будущий владелец этого дома и глава рода Афеевых.
Седой мужчина, который стоял ко мне вполоборота, повернул голову и после секундного раздумья развернулся полностью.
— Маркграф Альбрехт Вельф, господин Афеев. Присматриваем с семьёй собственность в окрестностях Петербурга. Будем рады приобрести этот особняк, после того, как всё закончится.
А забавно сейчас надулись щёки у пузана, который думал, что уже обвёл вокруг пальца Локки и соблазнил Венеру. Того и гляди, разорвёт на куски от сдерживаемой злости.
— Не хочу начинать наши отношения с плохой ноты, но боюсь, этот дом я оставлю себе. Вокруг природа, дорога сюда ведёт отличная и до университета ехать недалеко.
Патриций, который, судя по фамилии, вёл происхождение от немецких варваров, умело замаскировал лёгкую усмешку под покашливание. А вот его дочь, в отличие от отца, ничего скрывать не собиралась. Широко улыбнувшись, прошлась выразительным взглядом по моей одежде.
О чём они думали, мне было понятно — содержать патрицианские поместья всегда было не самым дешёвым удовольствием. А в этом конкретном случае, ещё и требовался серьёзный ремонт. Но деньги — это лишь звонкая монета. Хотя, в случае с этим миром, правильнее было бы сказать, хрустящие банкноты. В любом случае, достать их не слишком тяжело.
Маркграф и его семья направились к выходу, сопровождаемые Романом, что отчаянно сыпал словами и пытался убедить покупателей, что всё будет хорошо. Мол, он уже сегодня решит эту неожиданную проблему и племянник больше никого не побеспокоит.
Когда я понял, что летящий рядом Сандал не услышит ничего интересного, то отправил его осмотреть дом. Хотелось понять, в каком состоянии находятся мои владения. Как быстро выяснилось, ситуация была плачевна. Поместье требовало не просто мелкого ремонта — в большинстве комнат требовалось полностью перестилать пол и красить стены. А крышу, по-моему, вовсе проще было заменить, чем ремонтировать то, что сейчас имелось.
Стоило ястребу залететь в подвал, как я почувствовал ещё кое-что. Остатки силы. Когда-то здесь применили такую мощь, что фон остался до сих пор. Да такой, что я смог почувствовать его даже с маленьким осколком “искры” внутри.
Правда, детально изучить это место мне не дали — комнату заполнил срывающийся голос Романа Афеева.
— Да что же ты творишь, скотина? За каким бесом сюда припёрся? Какая ещё тяжба? Какие претензии? Денег тебе надо? Так давай отступные заплачу. Ты скажи, сколько? Тысячу рублей? Две?
Я полез в карман и достал оттуда толстую пачку банкнот, которые были перетянуты резинкой. Смотря на смертного, насмешливо поинтересовался.
— Может это тебе отступные заплатить, дядя? Я не жадный, могу и десять тысяч оставить. Или ты хочешь двадцать?
Тот задохнулся от возмущения, уставившись на деньги. Лицо покраснело так, что казалось вот-вот лопнет от натуги.
— Ты! Да как ты смеешь! Убирайся отсюда! Не знаю, кто тебя надоумил, но вам не видать земель рода!
Как он интересно запел. Слегка обидно, что смертный посчитал всё это делом рук кого-то ещё. С другой стороны, пусть лучше так — потратит больше времени, чтобы выяснить, кто именно стоит за моей спиной.
Пройдя вперёд, я остановился позади кресла, на котором только что сидел немецкий варвар.
— Может быть договоримся, дядя? Ты уступишь мне все права без тяжбы, а я, так и быть, заплачу тебе отступные?
Лицо пузатого смертного искривилось, на момент напомнив крысиную морду и он злобно оскалился.
— Отступные? Если у тебя где-то завалялась пара миллионов рублей, племянничек, то я согласен. Подпишу бумаги прямо здесь. Только вот деньги ты тоже отдашь мне немедленно.
Сандал возмущённо заклектокал, снова предлагая оторвать его голову. Я же холодно улыбнулся. Не люблю таких людей. Пусть я покровитель воров, но те, кто стремятся заработать на несчастье своих же близких — совсем не моя паства. Их подбирают только отчаявшиеся, которым остро не хватает поклоняющихся для поддержания собственной силы. Этим, к слову, тоже надо будет заняться. Пока у меня только одна единственная последовательница, которая как-то не горит верой. По крайней мере, я не чувствую от неё серьёзной отдачи.
— То есть мне ты предлагал пару тысяч, а для себя просишь два миллиона? Не видишь тут проблемы, дядя?
Интересно, если я побеседую с ним ещё минут десять, он помрёт от инфаркта или нет?
От ястреба пришло предложение поспорить на этот счёт — в случае выигрыша он хотел получить сутки полной свободы. Но перед этим спутник случайно отправил мне соображения на этот счёт — Сандал собирался отвлечь моё внимание, а потом засунуть внутрь сердца этого пузатого плебея какую-то безделушку. Крылатый явно быстро у меня учился. И в основном плохому.
— Выметайся! Можешь подавать свою тяжбу и вообще делать всё, что хочешь. Всё одно — ни рожна не получишь! Понял? Крысёныш!
Я пожал плечами и напевая, направился к выходу. Этот дом точно будет моим. Как и всё остальное. Смертный очень интересно высказался про все остальные земли рода. Сделал на этом такой акцент, что даже самый пропитый сатир обратил бы внимание. Вполне возможно, что загородный особняк, не самая большая ценность Афеевых. Остаётся только выяснить масштаб владений рода — не хотелось бы упустить что-то из своей собственности.
Подойдя к машине, я сообщил шофёру, что мы возвращаемся в Петербург и предупредил, что потребуется сделать несколько дополнительных остановок. Для начала нужно было заехать в магазины, которые я заметил по дороге сюда. А потом отыскать человека, специализирующегося на судебных делах. Где искать последнего, я не знал. Но предполагал, что водитель может подсказать самых известных адвокатов. В Риме было достаточно задать вопрос любому приличному человеку, чтобы сразу получить несколько имён. Но возничие во все времена знали куда больше остальных.
Водитель обошёл автомобиль и занял своё место, заведя двигатель. Я же отправил Сандала обратно в особняк — хотелось посмотреть, как дядя Афеева будет реагировать на появление племянника и перспективу судебной тяжбы.
Тот полностью оправдывал ожидания — метался по дому, орал на слугу и что-то тыкал в своём дарфоне. Ястреб попытался подлететь ближе, чтобы рассмотреть, но ничего не смог понять. На чуть светящемся и отполированном куске кристалла однозначно отображался текст, но вот рассмотреть его не получалось. Стоило Сандалу присмотреться, как буквы расплывались в одно неразборчивое пятно.
Обиженный спутник ещё раз облетел дом, ища как бы отомстить за такое разочарование. Но так и не нашёл подходящего способа. Ломать свою будущую собственность, я запретил, а ничего ценного дядя Афеева там не держал.
Первую остановку мы сделали около магазина дарфонов. Но тут внезапно выяснилось, что я сильно переоценил свои возможности. Самый дешёвый дарфон стоил сорок тысяч рублей. Можно было выплачивать частями или как сказал тот варвар, что стоял за прилавком “в рассрочку”, но для такого нужно было подтвердить платёжеспособность. Как вариант, предоставить документы на право владения домом — этого было бы достаточно.
Вышел я с чувством лёгкого разочарования. Неприятно ощущать себя бедным. Особенно, если ты Меркурий, который никогда не знал недостатка в деньгах.
Зато получил массу полезной информации. Как выяснилось, при помощи дарфона можно было разговаривать голосом и обмениваться текстовыми сообщениями между адресатами. Чтобы оставить данные своего аппарата другому человеку, было достаточно поднести дарфоны друг к другу и нажать соответствующую кнопку. Да, этот термин я тоже выучил. А вот что такое “управляющая система” понял только в общих чертах. Но, по-моему, продавец сам не разбирался в этом до конца, а использовал заученные фразы. По крайней мере, ни на один из моих уточняющих вопросов, он не ответил.
Был и ещё один способ передачи контактов — при помощи специальных карточек, которые можно было носить с собой и передавать кому угодно. Стоило приложить такую к своему дарфону и подтвердить согласие, как у тебя появлялся новый адресат.
Дарфонами могли пользоваться только Одарённые. Правда, особенной мощи для этого не требовалось — лишь наличие хотя бы одного ядра. А тем, кому не повезло, оставались устройства, которые местные называли телефонами. Вроде того, по которому сегодня звонил сторож. По ним только говорили голосом, а носить с собой было невозможно — связь осуществлялась по проводам. Зато для использования не нужно было обладать силой Одарённого. Правда, позвонить с обычного телефона на дарфон или наоборот было нельзя. Эти системы связи работали абсолютно по разным принципам.
Следующей остановкой стал книжный магазин, где я отыгрался за предыдущий провал — набрал почти три десятка книг, которые касались магии, истории, современной политики и вооружения. Отдельно выбрал пару монографий, посвящённых Пробоям и Гнёздам. Среди литературы Афеева о них почти ничего не говорилось.
В процессе пролистал почти каждую из покупаемых книг, чтобы быстро оценить её содержание. И наконец понял, почему в литературе, которую я нашёл в комнате общежития, так часто использовалось слово “магия” и так редко упоминался термин “Одарённые”. Судя по всему, смертный в чьё тело я попал, был приверженцем какого-то узконаправленного течения, последователи которого считали, что управление силой — это магия, и ей может обучиться каждый. А отнюдь не Дар, полученный при рождении.
Вот бы они удивились, узнав, что на самом деле это пропитавшая весь мир божественная мощь, которая открыла перед ними массу новых возможностей.
Загрузив книги в автомобиль, я поинтересовался у водителя, где можно отыскать человека, способного взяться за судебную тяжбу и сразу же получил набор из пяти кусочков плотной бумаги, на которых были выбиты адреса и названия. Последние оказались наименованиями компаний, которыми владели эти люди и от имени которых работали. Напоминало римские сообщества публиканов, только в их варварском варианте.
При этом на каждой “визитной карточке”, как их назвал шофёр, был небольшой квадратик чёрного материала, содержащий данные адресата дарфона. Будь у меня устройство, можно было бы немедленно связаться с любым из предложенных юристов — этот термин я тоже почерпнул из слов водителя.
Перебирая в руках кусочки картона, я задал логичный вопрос.
— Какой из них лучший?
Шофёр, раньше отвечавший без малейшей запинки, на этот раз слегка замялся.
— Они все хороши, иначе наша служба бы их не рекомендовала. Но если вам нужно именно моё частное мнение, то стоит выбрать Бельского. Запросит он наверняка много, но и работу свою сделает идеально.
Я сразу вытащил нужную визитную карточку. Александр Бельский. Глава дома Бельских, потомственный юрист в пятом поколении и граф. Для смертного набор характеристик выглядел внушительно.
— Тогда заедем в университет, а потом сразу к нему.
Шофёр бросил взгляд на приборную доску и сразу же обозначил проблему.
— Там может никого не быть. Юристы иногда задерживаются в офисе до самой ночи, но это происходит не каждый день.
Я задумался. Терять время впустую не хотелось. Как и откладывать на завтра решение вопроса с тяжбой. Германский маркграф сказал, что необходимо подать жалобу в течение суток. То есть у меня было время только до завтрашнего вечера.
— Они далеко от университета?
Если шофёр и удивился моему вопросу, то не подал виду. Хотя, вдруг я никогда раньше не жил в Петербурге и просто не знаю, где находится адрес, указанный на визитной карточке?
— Минут десять езды, не больше.
— Вот и отлично. Тогда всё по плану. Сначала завезём книги, а потом к ним в офис. Оттуда я уже пройдусь пешком.
На мой взгляд, план был неплох. Купленную литературу я оставлю у сторожа или подниму к себе в комнату. Потом прокачусь и если всё сложится удачно, переговорю с Бельским или его помощником. А затем вернусь в университет, по пути пополнив запас наличности и оценив вечерние нравы этого города. Заодно можно было немного проветрить голову и подумать над планами на следующий день.
Сказать, что встретивший меня сторож удивился — значит ничего не сказать. Особенно изумился после слов о том, что меня ждёт машина и поэтому я немного спешу. Но присмотреть за книгами согласился — это ему как раз странным не показалось.
Когда мы остановились около красивого здания, облицованного белым мрамором, я понял причину его поведения. Вся сегодняшняя поездка обошлась мне в триста рублей, к которым я, подумав, оставил ещё и двадцать чаевыми.
На прощание водитель вручил мне уже свою визитную карточку и попросил называть его имя при вызове автомобиля через службу. Конечно в том случае, если меня всё устроило.
Я заверил его, что поездка прошла отлично. Если подумать, так и было на самом деле — я не только предотвратил продажу своего дома, но ещё и получил массу полезной информации.
Выбравшись наружу, проводил взглядом отъезжающую машину и потом покосился на заскучавшего Сандала, который медленно нарезал круги в воздухе.
— Идём. Посмотрим, как у них обстоят дела с адвокатами.
К сожалению, выяснить специфику варварской юридической практики, не вышло — внутри здания никого не оказалось. Когда мне не ответили на громкий стук в дверь, я послал внутрь ястреба, но он не обнаружил ни единого человека.
Разочарованно вздохнув, снова глянул на Сандала и демонстративно приподнял пустой саквояж.
— Время поработать, птица. Казна сама себя не пополнит.
Тот возмущённо заклекотал и попытался спрятаться за каменной колонной, передав мне мысль о том, что в лесу было куда лучше. А ещё там имелся простор для охоты.
Влив немного божественной мощи в связывающую нас нить, я притянул его обратно.
— В лес мы ещё не раз заедем. В конце концов, там находится мой дом. А пока проверь-ка бумажник вон того солидного господина, что шагает под руку с молодой смертной.
* * *
Роман Афеев не считал себя очень умным человеком. Или везучим. Он, в принципе, думал, что ничем не выделяется на фоне остальных. Особенно,если сравнивать с двоюродным братом, который всегда был баловнем судьбы. Когда произошёл тот случай в Индии, где погибли все остальные члены рода, именно ему досталось всё. Земля, имения, книги и записи, родовой алтарь. По завещанию он получил всё, а Роман остался с носом. Только тот жалкий домишко на берегу Балтийского моря, в котором он влачил своё существование.
Когда ушла жена, забравшая сына, он даже не удивился. Да и внезапная гибель двоюродного брата сначала не вызвала эмоций. Ну погиб вместе с женой, когда сунулся к новому Пробою, так и бес с ним. Осторожнее надо быть.
О наследстве он тогда даже не подумал — был уверен, что всё записано на племянника, коему и отойдёт. А потом внезапно появился этот человек. Показал фамильный перстень рода, которому служит, а когда изумлённый Роман рухнул перед ним на колени, приободрил и поднял. Объяснил, что теперь начнётся новая жизнь. Нужно лишь грамотно всё обставить, подождать и вступить в права. Потом продать сибирские земли рода. Официально и за большие деньги. Всё остальное он мог оставить себе.
А теперь этот мелкий паршивец, который последний год даже не заикался о делах рода, посмел заявиться сюда и опозорить его перед маркграфом. Кем он себя возомнил? Защитником первого класса? Светлейшим князем? Любовником императрицы?
На последней мысли, Афеев прикусил язык и огляделся. Вслух он это сказал или подумал про себя? Лакей в доме всего один, но всё равно надо быть осторожнее. Попадешь под следствие Третьего отделения и мигом окажешься на каторге.
Роман покрутил в руках дарфон. Проблему надо было решать и быстро. Наниматели оставили ему контакт, через который можно было обратиться в самом крайнем случае. Но мужчина не был уверен, что это именно он. Ситуация не выглядела запредельно опасной. К тому же, он не должен был продавать ничего из имущества рода, пока официально не займёт место главы. На его взгляд, это было глупое требование. Тем более, что авансом заплатили совсем немного. Конечно, тогда эти пятьдесят тысяч показались большими деньгами. Но сейчас-то он понимал, что это мелочь. Один этот дом можно было продать тысяч за триста.
Решившись, открыл адресную книгу и выбрал номер. Этот паршивец узнает, как лезть во взрослые дела. Сдохнет, как только сунется искать хорошего стряпчего. Может, даже сегодня.
Внутри на момент появилось нехорошее ощущение — пусть племянник был двоюродный, но всё же родня. Роман даже на момент остановил палец, зависший над плоским кристаллом. Но потом вспомнил про обещанные три миллиона рублей и решительно клацнул по контакту. До беса эту кровь. Ради таких денег можно прикончить и родного племяша, а тут всего лишь двоюродный.

***  

===

Глава XI

Прогулка по улицам вечернего города вышла продуктивной — на этот раз Сандал почти не срывался и саквояж в основном пополнялся банкнотами. Хотя, возможно хитрая птица просто не хотела снова курсировать между сумкой и потолком, перетаскивая честно награбленное золото.
Неожиданность произошла, когда я уже приближался к университету — ястреб внезапно продемонстрировал мне картинку хорошо одетого мужчины, который сидел на летней террасе кафе и пил кофе. А параллельно поглядывал в мою сторону.
Это можно было бы списать на простое любопытство, если бы не одно “но” — в какой-то момент тот убрал руку под стол и сложил пальцы в щепоть. А потом в воздухе мелькнула тонкая нить силы — смертный поставил на меня печать.
Подавив в себе порыв немедленно растворить её при помощи своей божественной мощи, я внимательно присмотрелся к оставленному оттиску. После манипуляций Корсакова, моё видение чужих печатей изменилось. Если раньше я видел только общую структуру, то теперь оказались доступны мельчайшие детали. Благодаря чему я отлично мог разобрать их устройство и проанализировать воздействие.
Например вот эта предназначалась для того, чтобы следить за целью. Не требовала постоянной подпитки и скорее всего со временем рассасывалась. А ещё, наверняка не была заметна сторонним наблюдателям. Каким бы тупым ни был этот смертный, он не стал бы ставить легко обнаруживаемую печать на студента, который будет в постоянном контакте с сильными Одарёнными.
Я отозвал Сандала, который настойчиво вился возле головы мужчины и улыбнулся. Не знаю, для чего именно этот смертный хотел проследить за мной, но пожалуй я облегчу ему задачу.
Остановившись прямо посреди улицы сделал вид, как будто вспомнил что-то важное и развернувшись, зашагал в обратном направлении. А через пару минут Сандал просигналил, что мужчина поднялся из-за своего столика и направился следом.
Пока шёл, ещё раз, только куда более внимательно присмотрелся к печати. Она отличалась от тех, что использовали мы. Не только тем, что была рассчитана совсем под другой объём энергии, но и своей структурой. В качестве основы использовали не только компоненты божественных печатей, но и такие, которых я раньше не видел. Скорее всего придуманные людьми.
Функционал у неё был совсем простой — в зависимости от объёма влитой силы, печать держалась определённый промежуток времени и постоянно сигналила владельцу, обозначая положение цели.
Сейчас она тоже работала, подавая сигнал смертному, что преследовал меня. Я мог заблокировать её божественной мощью или вовсе растворить, но в этом не было смысла. Надо было заставить преследователя раскрыть свои намерения.
Сандал, который летел прямо над головой мужчины, с возмущённым клекотом опустился ниже, погрузив призрачные когти в его череп. Поднялся наверх только после моей прямой команды — ястребу не терпелось разобраться с угрозой.
Спустя четверть часа я добрался до квартала старой застройки с множеством переулков, который был недалеко от офиса адвокатской корпорации. Или как их тут эти варвары называют? Компании, вроде бы. Совсем недавно Сандал дал краем глаза взглянуть на него, когда обчищал карманы очередной жертвы. Какая-то девушка увлекла туда парня и пока тот лапал её зад, филигранно обчистила его карманы. Правда она ещё не в курсе, что бумажник ей достался пустой — ястреб вытащил оттуда почти всё содержимое, оставив только пару монеток.
Именно сюда я и свернул. Сумерки, узкие проходы между зданиями, задние стены домов, на которых почти нет окон. Если смертный собирался напасть, то это было идеальное место. В противном случае, я просто вернусь в университет и посмотрю, к чему всё это приведёт.
Сначала мне показалось, что преследующий меня человек, не собирается ничего делать. Несколько минут он просто шёл, держась метрах в ста позади. Я уже было разочаровался, но тут преследователь ускорился, став быстро сокращать дистанцию. Тогда как я наоборот замедлил шаг.
Только показавшись из-за угла, смертный снова поставил печать. На этот раз нить силы была толще и грязно-красного цвета. А я сразу заблокировал её при помощи своего осколка “искры”. Иногда очень полезно быть богом, пусть даже и потерявшим почти все свои способности.
Например, в такой ситуации — когда тебе на спину ставят отравляющий оттиск, который постепенно накачивает давление в сосудах головного мозга. А останавливается только, когда лопнет самый слабый из них. Это они ловко придумали — воздействие слабое и если тело не будут детально исследовать на факт остаточной магии, то никто и не заметит. Обычная смерть от инсульта. Да, у молодого совсем парня, но и такое случается.
Само собой, на меня эта печать сейчас не действовала — я продолжал бродить узкими улочками, наворачивая круг за кругом. Мой преследователь дважды повышал объём силы, прокачиваемой через нить, что естественно ни к чему не привело.
Поняв, что больше он делать ничего не собирается, я оторвал печать слежения от своего тела и отправил её вперёд, заставив плыть по воздуху. А сам остановился за очередным поворотом.
Когда мужчина, над головой которого так и парил Сандал, вынырнул из-за угла, то внезапно смешался и попытался просто пройти дальше. Какие робкие у них тут убийцы. Чуть что не так — пытаются сделать вид, что они тут ни при чём и просто мимо шли.
Сместившись вправо, преградил ему путь. И без долгих предисловий, поставил единственную боевую печать, что была в моём арсенале.
Да, раньше её использовали исключительно для детских шуток между богами. Ведь смешно, когда у молодого божества начинает хлестать вода из глотки, а сам он не может ничего сказать? Да и привкус во рту потом оставался такой, что его даже амброзия не смывала.
Смертный отшатнулся, смотря на меня расширенными глазами. А потом согнулся пополам, выплёвывая на брусчатку поток воды. Силы я приложил совсем немного, чтобы ненароком его сразу не убить, но мужчине хватило.
Хотя нет, вы посмотрите — он пытается сложить пальцы, чтобы чем-то ударить. Какой упорный.
На этот раз пришлось задействовать Сандала, который лишил его сразу двух пальцев. После такого преследователь рухнул на мостовую, обхватив раненную руку целой и продолжив извергать воду. Я же подождал ещё пару секунд и растворил свою печать. Присел на корточки рядом с ним.
— Зачем ты пытался меня убить?
Незадачливый убийца тяжело дыша, баюкал раненую руку из которой щедро текла кровь. И как мне кажется, искал глазами свои пальцы, которые ястреб перевёл в призрачное состояние, забрав с собой.
Наконец преследователь повернул голову в мою сторону.
— Да кто ты такой? Что это вообще за…
Договорить он не успел — я снова поставил печать. На этот раз отвёл водным процедурам около двадцати секунд и повторил свой вопрос. Возможно он и в этот раз стал бы препираться, но тут сверху упали два оторванных пальца, что неожиданно окончательно его сломало. Задрав голову, уставился на пустое пространство, откуда те вывалились, а потом снова глянул на меня.
— Я просто выполнял работу. Сказали, нужно срочно и тихо убрать пацана. А я оказался на месте. Вот и всё.
Прищурившись, я уточнил.
— Ты бы лучше выдавал всю информацию сразу, а не маленькими порциями. Смерть будет не такой болезненной. Кто отдал приказ?
Глаза мужчины чуть расширились. Жаль я не чувствую ни единой его эмоции — с одним осколком “искры” это невозможно.
— Я работаю с Бульдогом. А кто ему спустил заказ, я не знаю.
Врёт? Или нет? Я бы подумал, что это дядя Афеева, но для него это было бы слишком быстро. Мы столкнулись только сегодня днём, а уже вечером появляется наёмный убийца. Да и не походил Роман на человека, у которого есть деньги на такое.
— А сам Бульдог на кого работает?
Тот шмыгнул носом и отвёл взгляд в сторону.
— Если скажу, меня убьют.
Секунду посмотрев на него, я расхохотался.
— Ты поднял руку на Меркурия. Тебе и так не жить. Разница лишь в том, насколько мучительной будет смерть.
Убийца застыл, вытаращив на меня глаза.
— Меркурия… Не слышал такого погоняла раньше. Но ты же это… В курсе, что тут отморозков не любят? Да и вообще, завалишь человека Бульдога, получишь во враги его самого. Не знаю, кто ты такой пацан, но одно дело со мной разобраться, а совсем другое с Бульдогом.
Зависший напротив его лица Сандал захлопал призрачными крыльями и вопросительно скосил на меня правый глаз. Интересовался, не стоит ли лишить этого наглеца носа?
— Где этот твой Бульдог обитает? Сколько у него людей? Кто может отдавать ему приказы?
Смертный успел немного прийти в себя — дополз до стены, прислонившись к ней спиной. Даже постарался зажать рану на своей руке. И видимо поэтому заартачился.
— Ты слышал, что я сказал, пацан? То, что ты знаешь пару фокусов, никак не…
Закончить фразу я ему не дал — наложил печать и на брусчатку сразу же хлынул поток воды. В этот раз держал печать до момента, как он начал прикрывать глаза и заваливаться вбок. Тогда я снял оттиск, а Сандал с удовольствием прочертил когтями кровавые полосы на его щеке, приводя в чувство.
Выждав несколько секунд, убедился, что смертный очнулся и напомнил ему о своём вопросе.
— Где я могу найти Бульдога? И кто мог спустить ему заказ?
Теперь тяжело дышащий мужчина смотрел на меня с некоторым страхом. Уже что-то.
— У него пивная на Невской. Так и зовётся “Бульдожья”. Но он бывший Защитник. И бойцов у него полно. Тебе не по силам будет.
Я снова рассмеялся. Искренне и с чувством. Какой же он забавный.
Чуть приблизив лицо, выпускаю наружу силу осколка “искры”, что внутри меня. Чувствую, как проявляется божественная сила, что разливается внутри. Для меня прежнего, это крохотная капля, но нетренированному телу хватило — глаза наливаются оранжевым цветом, а черты лица, как будто подсвечиваются изнутри.
Смертный отодвигается чуть назад.
— Ты кто такой? Что за фокусы?
Улыбаюсь. Напоминаю ему об очевидном факте.
— Я ведь представился с самого начала. Меркурий. Покровитель путников, торговцев и воров. Проводник в царство мёртвых и защитник учёных. Да и вообще, чем я только не занимался. Но знаешь, кто мне всегда не нравился?
Делаю паузу, давая ему прочувствовать момент.
— Те, кто льют кровь ради денег и власти.
Ответить тот уже не успел — я ударил его же собственной печатью. Только влил в неё куда больше силы — смертного корёжило совсем недолго. Десяток секунд и тело замерло.
Когда оттуда вынырнула душа, я попытался её придержать рядом. Но у меня вышло только на какие-то секунды затормозить процесс. А потом душа убийцы, с безумной скоростью помчалась вдаль. Моё касание он почувствовать успел и здорово этому удивился. Правда, что-то мне подсказывает, в конце этого пути, этого варвара ждёт ещё более сильное удивление.
Интересно, куда они все так неслись? С одним кусочком “искры” я не мог принять свою божественную форму и исследовать невидимые части этого мира. Но сомневаюсь, что тут сохранилось царство мёртвых. А даже если так, его ворота должны быть давно заперты. Без проводника и своего повелителя, эта призрачная земля не примет никого из умерших. Куда тогда пропадают души?
Над головой раздался клёкот Сандала, который не понимал, почему я сижу на одном месте. И то верно — не время сейчас размышлять о вселенском. Надо заниматься делами.
Отправив ястреба наблюдать за округой, я обшарил труп. Из интересного попался только дарфон. Поцарапанный и явно старый, но работающий. Проблема была только в том, что я не мог получить доступ без живого владельца. И “обнулить” аппарат, сделав его доступным для повторной активации, тоже было невозможно.
Жаль. Можно было бы сэкономить неплохую сумму денег. Если в следующий раз дело дойдёт до такого, надо будет сразу проверить наличие у смертного дарфона.
Я снова запетлял по узким проулкам, выбираясь к широкой улице, а Сандал рассекал воздух, порой пролетая через чужие квартиры. Пару раз напугал ни в чём неповинных людей. Потом наткнулся на мужчину, который орал на женщину. А после того, как тот отвесил удар по её лицу, изъял у него по куску мышечной ткани из каждой руки. Зарастёт, само собой, но на ближайшие десять дней его верхние конечности тоже окажутся неработоспособны.
Вернувшись в университет, столкнулся с Измайловым, который покидал здание вместе с Ростовцевой. Сын плебея неприязненно глянул на меня, а дочь распутной женщины наморщила носик. Я же спокойно прошёл мимо, неся изрядно потяжелевший саквояж.
Пока я забирал книги, Сандал успел куда-то улететь. Вернулся только в момент, когда я уже поднимался по ступенькам, теперь ещё и таща пару тяжеленных сумок.
Почувствовав хороший настрой ястреба, я сразу уточнил в чём дело, но тот лишь прислал мысль о том, что этот вечер у Измайлова точно сложится не так, как он того хочет.
В детали я вдаваться не стал. Вместо этого дотащил груз до комнаты Афеева и принялся разбираться с делами. Слабая человеческая плоть умоляла об отдыхе. Но я всё же заставил свою оболочку продержаться ещё какое-то время.
Сандал сразу начал сновать между потолком и саквояжем, перетаскивая те украшения, от кражи которых птица всё же не сдержалась. Заодно перенёс туда же трофейный дарфон. Я не был уверен, что его вообще можно обнулить без наличия живого владельца, но пусть пока полежит. Хуже от этого быть не должно.
Сам же я погрузился в изучение книг. Первым под руку попался манускрипт о Пробоях, после первых страниц которого стало понятно, что Афеев и правда был приверженцем какого-то мистического течения. В его книгах Пробои описывались, как банальные дыры в земле, откуда лезли чудовища. На деле же всё было куда сложнее.
Авторы купленной мной книги, которых насчитывалось сразу трое, сами толком не знали, чем являются Пробои. Версий было много — от проходов в другие миры до тоннелей, что вели на условный “тот свет”. В последней концепции, все монстры, что вылезали на свет, были переродившимися душами мёртвых.
Ты погляди. Богов они перебили, но вот идея наличия человеческой души, у смертных всё же сохранилась.
Если не вдаваться в детали, то Пробои чаще всего возникали спонтанно. Просто появлялся какой-то проход, из которого начинали валить разнообразные монстры. Обычно это фиксировала артефактная сеть Хранителей и к нужному месту немедленно подтягивались Защитники.
Про первых в книге было не так много информации. Мол, это искусные Одарённые, которые посвятили свою жизнь изучению Пробоев и пытаются найти способ от них избавиться. А пока же лишь стараются сдержать натиск неведомой грязной силы, что рвётся в этот мир.
О Защитниках было написано куда больше, но в основном это было описание деятельности каких-то отдельных Одарённых, которые успешно боролись против чудовищ. Если отбросить в сторону всю словесную шелуху, то выходит Защитником мог попробовать стать каждый владеющий силой. Одни сбивались в организованные отряды, третьи действовали в рамках армии или подчинялись местным патрициям, а четвёртые предпочитали одиночную охоту.
Занятие было крайне рискованным — две трети искателей приключений погибали в первые полгода. Но при этом весьма привлекательным с точки зрения роста своих возможностей и прибыли.
Дойдя до этого момента, я был вынужден остановиться. Человеческое тело начало в буквально смысле отказывать — буквы перед глазами расплывались, а конечности с трудом меня слушались.
Пришлось закрыть книгу и улечься в постель. А пока оболочка наслаждалась полученным долгожданным отдыхом, я принялся за работу с внутренней структурой.
Для начала использовал божественную мощь осколка “искры”, чтобы слегка напитать ядра. Добавил самую чуть, но едва не произошёл конфуз — их так перекорёжило, что казалось вот-вот разорвёт в клочья. Эффект прошёл так же быстро, как появился, но выводы я сделал. Смешивать чистую божественную мощь и силу, которую используют смертные, пока не стоит. Вторая происходит от первой, но она очень сильно изменилась. И пока я не понимал, как заставить всё это работать в симбиозе.
Сейчас у меня было сразу два разных источника потенциальной силы. Кусочек моей “искры”, который генерировал божественную мощь и ядра Афеева. Единственное, в чём их удалось “свести” — совместное вливание энергии в печати. Плюс, я видел количество ядер и их мощь у людей, которые находились в поле зрения. Но вот добиться внутренней синергии, как бы я ни старался, не получалось — ядра смертного не были способны переварить даже тот крошечный объём божественной силы, который я мог им дать.
Тогда я начал с них самих. Расширил каналы, которые связывали всю систему между собой. Покопался во внутренней структуре, постаравшись оптимизировать всё, что возможно. Заодно выкинул оттуда бесполезные вкрапления пустого пространства, которые каким-то образом оказались внутри. Возможно попали во время формирования этих самых ядер.
Для последней задачи пришлось использовать божественную силу — самую кроху, которая позволила бы проникнуть внутрь сгустков мощи смертного и привести их в порядок.
Потом принялся за сам осколок “искры”. Все последние сутки его приходилось прятать, поэтому я изготовил что-то вроде постоянного полога, под которым тот будет надёжно укрыт от чужого внимания. А при необходимости я смогу легко до него дотянуться и сразу же пустить в дело.
Разобравшись и с этим, я наконец позволил своему сознанию провалиться в объятия Морфея. Хотя, здесь он уже давно мёртв. Как и Гипнос, Фантаз или Икел.
Мысль о том, что кто-то истребил не только старших богов, но и тысячи их отпрысков, а вместе с ними и массу разумных рас — от тритонов и дриад до грифонов и гарпий на момент заставила испытать глухое раздражение. Но потом я всё же заснул.
* * *
Открыв глаза, уставился в потолок. Как я и думал — никаких сновидений. Все отвечающие за них божества мертвы. Кроме них никто не может влезть в мой разум, чтобы показать сны. Разве что я сам обеспечу себе такое веселье.
Выпрямившись, понял, что голоден. А ещё нужно было что-то сделать с этим ужасным ощущением внутри собственного рта. Когда я раньше использовал аватаров, то либо отключался на время утренних процедур, либо использовал божественную силу, чтобы разобраться с этими мелочами. Но сейчас был не тот случай.
В коридоре раздался возмущённый крик, а потом я сквозь стену заметил мелькнувшую в воздухе нить силы. И ещё одну. А вот теперь сразу три. Сразу за которыми послышались новые крики.
Стоп. А где Сандал? И почему я сейчас слышу мысленный хохот этого неугомонного ястреба?

  Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://moreknig.org/fantastika/popadancy/357488-vozvyshenie-merkuriya-kniga-1.html   ===   https://author.today/work/277736   ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 92 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: