Главная » 2023 » Октябрь » 30 » Удар 033. Александр Гаврилов.    Удар! Ещё удар!!  -  4. Ученик архимага
14:29
Удар 033. Александр Гаврилов.    Удар! Ещё удар!!  -  4. Ученик архимага

***   

===

===


Александр
Гаврилов
 

 Удар! Ещё удар!!  -  4


Ученик архимага

Глава 1        

Я сидел на каком-то неизвестном мне дереве, и уныло наблюдал за тем, как вокруг него бродит целая стая существ, напоминающих своим видом волков, только раза в три больше обычных и с зеленой шкурой. То один, то другой из них периодически останавливался и пялился на меня голодными глазами. Сидел я тут уже часа четыре, хотелось есть и спать и я понимал, что долго я так не просижу. Даже если просто по нужде приспичит, то это уже весьма проблематично будет. Надо было срочно что-то делать, вот только что?? Была бы со мной моя магия, и я бы мигом с ними разделался, но сейчас её у меня не было. Впрочем, надо рассказывать по порядку...
Я вынырнул из портала в нескольких десятках метров над землёй и с криком полетел вниз, судорожно пытаясь призвать ветер, чтобы замедлить падение, но безуспешно... Слава богу, прямо подо мной оказался лес, и я упал на развесистую крону какого-то огромного дерева, с толстенными ветками и большими листьями абсолютно круглой формы. Но это я уже потом рассмотрел, когда грудью упал на одну из этих веток, от удара об которую у меня из лёгких выбило остатки воздуха, я судорожно вздохнул и еле успел уцепиться руками за ветку, до того, как полетел дальше, не обращая внимания на огненную боль в груди. Осторожно, чтобы не сломать ветку, прогибающуюся от моего не маленького веса, подтянулся, и зацепился за соседнюю ветку, которая была раза в два толще предыдущей, перебрался на неё, бросил опасливый взгляд вниз, где обнаружил, что до земли ещё метров пятнадцать, потом бросил взгляд вверх, пытаясь разглядеть портал, через который я попал сюда, и в изумлении замер.
На дневном небе, на котором не было ни облачка, отчётливо были видны две огромные планеты, одна из которых была фиолетового, а другая зелёного цвета. Они были так близко, что не нужно было даже особо присматриваться, чтобы увидеть на них горы и... океаны?
— Ты долго ещё там висеть собрался? — донеслось до меня снизу старческое брюзжание, вырывая из оцепенения, — Или ты решил обратно в обезьяну превратиться? Ну так для этого вовсе не обязательно там находиться. Слезай ко мне, и я тебя в кого хочешь превращу, хоть в обезьяну, хоть в ленивца, или даже в крысу, на твой выбор, в общем.
Я бросил взгляд вниз, и прямо под собой увидел того старика-китайца, который своим пинком и отправил меня сюда. Стая тех странных существ не обращала на него ни малейшего внимания не смотря на то, что он стоял буквально в двух шагах от ближайшего.
— Да я бы с радостью, ваше могущество, — изысканно подлизался я, давно уже догадавшись, что он и есть тот архимаг, на обучение к которому я должен был попасть, — Но почему-то не чувствую свою магию, а без неё, боюсь, эти зверята меня на части разорвут, стоит мне только спуститься. Но раз вы уже здесь, то думаю, можно и слезать, — облегчённо выдохнул я, присматривая себе маршрут спуска, — Вы же не дадите им съесть своего ученика?
— Ну что за глупости, — покачал он головой, — Конечно, дам! — я ошеломлённо замер, с опущенной вниз ногой, которой пытался нащупать ветку ниже, — На хрен мне нужен такой ученик, который позволит себя сожрать обычным хагилорам?? Так что давай, слезай, и разберись с ними! Да, магии у тебя сейчас нет, но руки и ноги-то есть! И мозги! Вроде бы... В последнем я, правда, не уверен. И организм остался таким же крепким, каким и был в том мире. Думаю, ты должен с ними справиться. Наверное... — с сомнением закончил он, окончательно похоронив у меня желание слезать оттуда.
— Ну так что, долго мне ещё ждать? — вдруг раздраженно рявкнул он, — У меня дел полно, а я тут время с тобой теряю!
— А я вот как раз пока никуда не тороплюсь, — прокряхтел я, поудобнее устраиваясь на ветке, — Лучше я подожду пока они свалят отсюда. Не даром же говорится, что лучший бой это тот, который не состоялся.
— Ну как скажешь. Жди, — неожиданно согласился он со мной. Вот облом. А я так рассчитывал, что он не выдержит, и разберётся сам с теми... хагилорами, — Так даже ещё лучше. Тогда запоминай. Когда всё же слезешь, тебе нужно будет идти на север, в город Ликария. Километров двести всего, если по прямой. Там найдёшь мою башню, которую местные знают как Башня верховного чародея. Спросишь — подскажут. А! Ты же языка местного не знаешь! Ну, да ничего. Разберёшься как-нибудь. Будем считать, что это у тебя такое испытание будет — найти меня. Удачи! Она тебе понадобится... — как-то многообещающе и зловеще закончил он и... исчез.
— Сложнота какая... — выдохнул я, осознав, в каких условиях оказался.
* * *
— Да когда же вы отсюда свалите уже! — с тоской простонал я где-то ещё через пару часов, уныло глядя вниз, где по прежнему наматывал круги этот десяток странных зверей, которых тот старикашка назвал хагилорами, — Валили бы уже другую жертву искать!
На мой вопль из глубины души на меня весьма многообещающе и предвкушающе глянули несколько пар глаз. Мол, никуда ты от нас не денешься и всё равно скоро наш будешь! Я плюнул вниз, неожиданно даже для самого себя весьма метко угодив в глаз одной твари, которая раздраженно встряхнула головой и злобно рявкнула на меня.
— Ага, и тебя туда же... — задумчиво пробормотал я, прикидывая варианты того, как мне выбраться из этой западни. Будь зверей раза в два поменьше, то можно было бы рискнуть слезть и разобраться с ними, но с таким количеством мне точно не успеть справиться. Накинутся с разных сторон и порвут. Сбежать, перепрыгивая с дерева на дерева, как какой-нибудь Тарзан, тоже не выйдет. У дерева очень длинные ветки, которые к концу становились совсем тонкими. Пока я дойду до места, или сорвусь, или сто процентов ветка сломается. На дереве ничего не росло, ни плодов, ни шишек, так что даже кинуть в зверюг было нечем. Разве что заплевать.
Я устало потянулся, покосился на местное солнце, явно клонившееся к закату, и спустился чуть ниже, на следующий ряд веток, которые были более толстыми и позволяли даже лечь на себя, что я и сделал, прислонившись спиной к дереву. Как говорится, утро вечера мудренее, вот утром и займусь этой проблемой. Звери не смогут долго сидеть и караулить меня. Им жрать надо. Так что рано или поздно голод заставит их уйти отсюда в поисках более доступной добычи.
Я устроился поудобнее на ветках, и стал рассматривать на вечереющем небе те две планеты, которые сейчас, в надвигающихся сумерках, были видны особенно ярко. Казалось, что если присмотреться, можно было увидеть леса и облака. Хоть это и обман зрения, скорее всего, никак не мог я это увидеть с такого расстояния, но выглядело красиво... И немного страшно. Казалось, что они падают прямо на меня. Как вообще возможно существование этих планет, включая ту, на которой я сейчас нахожусь, так близко друг от друга? И интересно, куда я попал? Я даже сам удивлялся, насколько спокойно я воспринял факт своего переноса в новый мир. Видимо, после прошлого моего переноса в то жирное тело меня уже сложно было удивить. А тут ещё и архимаг есть, который рано или поздно вернёт меня обратно, так что можно расценивать это как обычное путешествие. Места здесь красивые, одни виды этих планет чего стоили! Солнце почти ничем не отличалось от нашего. Ну, может чуть-чуть побольше. В небе также небольшими стаями летали птицы. Вот одна из этих птиц оторвалась от своей стаи, и чуть ли не в крутом пике устремилась вниз. Кто-то вроде нашего орла, наверное, заметивший внизу добычу, — меланхолично подумал я, равнодушно наблюдая за пикирующей птицей, которая постепенно увеличивалась в размерах. Если поначалу, когда я её только заметил, она была точкой в небе, то теперь, постепенно, она всё больше и больше увеличивалась в размерах, а я все сильнее и сильнее присматривался к ней. Что-то меня настораживало в её облике. То ли слишком большие крылья, странной формы, то ли длинный хвост... Ого-го! — чуть не подпрыгнул я, — Хвост!! Сейчас эту тварь было видно уже довольно хорошо, и стало ясно, что это совсем не птичка, а то ли птеродактиль какой, то ли вообще... дракон.
На какое-то время тварь скрылась из вида, опустившись слишком низко, но уже через несколько секунд опять показалась, держа в лапах добычу. Отсюда плохо было видно, что за существо она поймала. Было лишь заметно, что груз ей тащить нелегко, скорость снизилась в несколько раз, но она усиленно махала крыльями, медленно, но верно поднимаясь всё выше и выше, превратившись скоро опять в точку на небе.
Обалдеть! Походу, это реально был настоящий дракон, а это полностью меняет дело! Поспать, похоже, мне теперь не судьба... Мало ли какие ещё твари тут водятся? Так и не заметишь, как во сне сожрут. Я поморщился, и сменил положение. Задницу я уже отсидел капитально. Чую, ещё чуть-чуть, я уже и сам буду готов спрыгнуть к этим тварям. И, кстати о тварях, надо запомнить направление, в котором тот дракон поднимал свою добычу. Вряд ли он в лесу охотился. С такими крыльями ему тут не развернуться, а значит, там или лес закончился, или какая-нибудь поляна будет. Когда, наконец, избавлюсь от этих тварей, надо будет сходить, проверить. Дед, конечно, сказал, что мне на север надо, но кто знает, где тут этот север находится? Может, здесь всё совсем по другому и наши способы ориентирования не подходят? Сначала надо из леса выбраться, а там уже видно будет... И тут раздался такой оглушающий рёв где-то совсем рядом, прервав мои размышления, что я чуть не сверзился от неожиданности с дерева, едва успев зацепиться за ветку в последний момент. В лесу тут же установилась полная тишина... Замолчали птицы и прочие звери, вой и писк которых был периодически слышен до этого, и в абсолютной тишине стало отчётливо слышно, как в нескольких десятков метров отсюда через лес ломится кто-то большой и шумный. Стая существ внизу вдруг занервничала, засуетилась, вскочив на ноги, уставившись все дружно в ту сторону, от которой шёл шум, и через пару минут разом сорвалась с места, в сторону противоположную источнику шума.
У меня тоже появилось огромное желание последовать их примеру, но я пересилил себя. Неизвестный мне монстр явно проходил мимо, а пускаться в путешествие по ночному, неизвестному мне лесу, было плохой идеей. Лучше уже пересидеть здесь до утра. А то так сожрёт кто-нибудь, пока я там впотьмах блуждать буду, а я даже среагировать не успею. Вообще, я где-то слышал, что почти все хищники — ночные животные. Надеюсь, что это правда и подходит и для этого мира, и с утреца я спокойно, без приключений, пройдусь до выхода из леса.
Так, то и дело прислушиваясь к шумам леса, я и просидел на дереве до самого рассвета, под утро даже немного подремав.
* * *
— Ну и какого овощереза вы обратно припёрлись?? — раздраженно поинтересовался у обнаруженных с утра под деревом всё тех же существ, привычно сидевших на своём месте, вот только немного в другом количестве. Ещё вчера их было где-то с десяток, сейчас же их оказалось трое, одно из которых прихрамывало, а у другого было в клочья разодрано ухо. Явно они всё же нарвались на какого-то грозного противника, изрядно проредившего их стаю. Правильно я всё же сделал, когда не пошёл путешествовать по ночному лесу в поисках приключений на свою пятую точку.
— Зря вы всё же сюда вернулись. Остались бы целы. А так мне придётся вами заняться, — мрачно пообещал им я, но они лишь весело скалились в ответ, — Ну что же... Это был ваш выбор.
Я ухватился за одну из веток, уперевшись спиной в ствол, и сломал её, получив довольно здоровую дубинку. Быстро ободрал её от мелких веток, и, не много размявшись, решительно полез вниз. Пора была избавляться от статуса загнанной дичи.
Я замер на одной из веток нижнего ряда, наблюдая за оживившимися хагилорами, подскочившими с места, и находившимися сейчас прямо подо мной. Они в нетерпении то и дело вставали на задние лапы, и всем своим видом показывали, мол, быстрее давай! Мы жрать хотим. Я не стал заставлять их ждать, и с силой оттолкнувшись ногами от ветки, сиганул с пятиметровой высоты на спину самого здорового из них, постаравшись как можно сильнее ударить его ногами в спину, и сразу же отпрыгнул в сторону, успев услышать, как в его спине что-то хрустнуло.
— Минус один! — довольно заметил я, наблюдая, как покалеченное мною животное безуспешно пытается встать на ноги. И тут же резко взмахнул дубиной, впечатывая её в лоб летевшего прямо в меня очередного зверя. Сила удара была такова, что дубина в моих руках треснула, сломавшись пополам, а зверюга упала к моим ногам, больше не шевелясь. Оставался последний, хромой зверь, который уже не торопился лезть ко мне, и нерешительно переминался с лапы на лапу в стороне, видимо, не понимая что ему делать. То ли убегать, то ли всё же попытаться напасть на меня. Я прервал его процесс размышления угрожающе шагнув к нему, и он тут же похромал прочь от меня, то и дело опасливо оглядываясь.
— Ладно уж, живи, — проворчал я ему в след, и повернулся к зверюге, которую атаковал первой. Она обессиленно лежала на земле, тихо поскуливая, больше не делая попыток подняться на лапы. Видимо, я ему позвоночник сломал. Я шагнул к нему, он вздрогнул и пошевелил лапами, как будто в попытке убежать.
— Ну извини, брат, но я говорил вам убегать. Вы сами сделали свой выбор, — тихо произнёс я, как будто пытаясь перед ним оправдаться. Злости у меня к нему не было, лишь жалость. По хорошему, его надо было добить, чтобы не мучился, но у меня рука не поднималась. Кто его знает, как они устроены. Может у них тут так регенерация устроена, что им даже такая травма не смертельна?
— Ладно, живи. Если сможешь... — попрощался я с ним, и пошёл было прочь, а потом хлопнул себя ладонью по лбу и вернулся к дереву. Прежде, чем куда-то идти, нужно было всё же хоть немного оглядеться. Мало ли. Вдруг тут в двух шагах выход или дорога находятся, а я в совсем другую сторону уйду? Тяжело вздохнув, я полез обратно на уже такое родное мне дерево. Через четверть часа я взгромоздился почти на самую его верхушку и, судорожно схватившись обеими руками за ветки, огляделся. Никогда у меня до этого не было боязни высоты, но вот сейчас, когда я болтался на высоте метров двадцать над землёй на покачивающихся под моими ногами и ветром ветках, причём, без всякой страховки, она у меня, кажется, появилась. Я быстро убедился, что во все стороны от дерева простирался лес без всяких просветов, ещё раз вспомнил, в какой стороне видел дракона, и приступил к самому сложному. Слезанию с дерева. Если сюда я чуть ли не взлетел за четверть часа, то обратно я сползал чуть ли не по сантиметру, медленно и осторожно, и процесс растянулся часа на полтора, наверное. Точнее было сложно сказать, так как часов у меня с собой не было. Я же здесь оказался прямо с арены, на которой был в обычном спортивном костюме, но это даже и к лучшему. Не представляю, как бы я тут ползал, если бы меня сюда в моём костюме-тройке выкинуло. В нём же самое-то по деревьям лазать-то, зверей смешить.
Очутившись, наконец, на твёрдой земле, я с облегчением выдохнул, размял трясущиеся от напряжения ноги, и медленно двинулся в ту сторону, в которой увидел тогда дракона.

***  

===

Глава 2              

Часа два я ужё пёр по лесу как танк, а никакого просвета пока и не видно было. Лес, кстати, был на мой взгляд какой-то странный... Ни одного хвойного дерева! Сплошные лиственные. Причём, я насчитал уже пару десятков видов деревьев, с самыми разными формами листьев. Я и сам не понял, зачем занимаюсь подобной ерундой, как изучением леса. Видимо, подсознательно искал хоть что-то знакомое в них, но безуспешно. Чужой, угрюмый лес обступал меня со всех сторон. Деревья вздымались так высоко, что почти не было видно солнца, хоть оно и стояло уже в самом зените, и мне приходилось пробираться в полумраке.
Ни одной зверюги и зверюшки не попалось мне пока на пути. То ли спят, то ли я распугал их всех своим шумом. Хоть я и старался идти потише, но то и дело под моей далеко не маленькой тушкой оглушительно трещали ветки.
Через какое-то время я понял, что скорее всего уже давно иду совсем не в том направлении, в котором шёл изначально. Во-первых, в лесу в принципе очень тяжело идти строго в одном направлении. Солнце, конечно, выручает, но оно тоже не стоит на месте, да и не всегда его видно за высоченными кронами деревьев. Ну а во-вторых, я вдруг вспомнил, что человеческие шаги не одинаковы. Как правило, у людей левый шаг немного короче. Поэтому, не имея ориентиров для поддержания прямолинейного движения, человек всегда начинает поворачивать налево и легко может описать полный круг. Круг-то я, конечно, вряд ли описал, так как всегда старался сверяться с солнцем. Но чуть в сторону практически наверняка ушёл, а может и не чуть, так что далеко не факт, что я выйду к тому месту, где видел дракона. Придя к столь неутешительным выводам, я остановился у очередного высокого дерева и, тяжело вздохнув, полез наверх. Требовалась разведка. Иначе, чую, я так долго ещё буду блуждать по этому лесу. К тому же, тут ещё одна проблема нарисовалась. Очень захотелось даже не есть, а жрать. По пути-то мне встречались разные ягоды и даже грибы, но они, понятное дело, тоже были незнакомые, так что было совершенно не ясно, какие из них можно есть, а какие — ядовитые, так что рисковать я не собирался. Я, конечно, слышал когда-то, что те ягоды, которые едят птицы, можно есть, но пока я и птиц тут не видел, чтобы провести следственный эксперимент.
С верхушки дерева вид открывался изумительный. Огромное зелёное лесное море разливалось во все стороны от меня, и конца и края ему видно не было.
— Страна-непонятия... — с тоской тихо пробурчал я себе под нос, осознав, что очередные мучения были зря, а теперь мне надо как-то слезть обратно. Я уже начал обречённо прикидывать маршрут спуска, как вдруг что-то справа привлекло моё внимание. Показалось, что там между деревьями есть тонкая линия небольшого просвета. Мне, конечно, могло просто померещиться, но за неимением альтернативы я решил двинуться в ту сторону.
Не буду рассказывать, чего мне стоило в этот раз слезание вниз, но уже будучи на земле я поклялся себе самыми страшными клятвами, что больше ни за что в жизни не полезу ни на какие деревья. Метрах в пятнадцати над землёй подо мной подломилась ветка, и я каким-то чудом, уже падая, успел ухватиться за другую. Конечно, далеко не факт ,что падение с подобной высоты было бы для меня критичным. Я и сам не знал до конца, на что способно моё тело в местных условиях, да и дед сказал, что организм мой тут такой же крепкий, как и в том мире, но проверять почему-то не хотелось.
Чуть отдышавшись, я выдвинулся в ту сторону, где мне показался тот просвет, и где-то через полчаса я вдруг вышел на дорогу...
Конечно, это была не асфальтовая дорога моего мира, а обычная колея, накатанная то ли телегой, то ли чем-то подобным, уж не знаю, на чём тут они ездят. Да и заросла она прилично травой, что показывало то, что особой популярностью она не пользуется, но всё же это была дорога, которая рано или поздно наверняка выведет меня к цивилизации. К тому же, раз она ещё не заросла деревьями, значит, хоть иногда ею всё же пользуются.
Я слегка замялся, пытаясь сообразить, в какую сторону лучше идти, потом вспомнил, что старик говорил про север, глянул, где сейчас солнце, и двинулся вперёд. Далеко не факт, конечно, что ориентирование по солнцу здесь такое же как у нас, и север вообще мог оказаться с другой стороны, но других идей у меня не было. Да и была небольшая надежда на то, что старик предупредил бы меня, если бы всё тут так кардинально было по другому.
* * *
Следующие два дня я целеустремлённо двигался по дороге, почти никуда не сходя с неё. Даже костёр прошлым вечером я разводил на ней, но кто бы знал, чего мне это стоило... В прошлой жизни я слышал про два способа добычи огня в условиях дикой природы, при отсутствии зажигалок или спичек — выбить искру при помощи каких-нибудь камней, или с помощью трения деревяшкой. А так как я не курил, то естественно ни того, ни другого у меня не было. Первый способ был пока не для меня, поскольку ни одного камня нигде поблизости не было, зато второй подходил, как мне казалось, идеально, поскольку дерева тут было сколько угодно. В передаче, где всё это я и увидел, мужик взял тонкую сухую палку, срезал кору с берёзы, сделал небольшое углубление в коре, вставил туда палку, зажал её двумя ладонями и стал ими энергично крутить деревяшку. Уже через несколько минут от коры пошёл лёгкий дымок, он подсыпал туда каких-то сухих травинок, слегка подул, и они загорелись. Всё просто, в общем.
Я решил взять этот способ на вооружение, но сразу же начались проблемы. Во-первых, ни одной берёзы почему-то рядом не оказалось. Даже просто похожего на неё дерева. Во-вторых, у меня не было ножа, а в-третьих, у местных деревьев либо не было коры, либо я просто не мог её от них отодрать, как ни старался. В итоге я так озверел, что мощным ударом кулака выбил небольшой кусок из ствола здоровенного дерева, одной из отлетевших щепок чуть не попав себе в глаз. Тихо матерясь, я нашёл в траве отлетевший кусок, и решил использовать его. Веток под ногами валялось полно, так что хоть с веточкой для трения проблем не возникло. Подготовил место для костра на дороге, так как только там была хоть какая-то уверенность, что я не устрою тут пожар. Ну не под деревьями же его разводить было? Натаскал сушняка, отыскал немного сухой травы и стал священнодействовать. Положил аккуратно деревяшку, поплотнее утрамбовав её в землю, чтобы она не шевелилась в процессе, уселся поудобнее, уткнул в неё ветку, и стал энергично её вертеть между ладонями. Первой проблемой стало то, что ветка категорически отказывалась оставаться на одном месте, предпочитая гулять по всей деревяшке. Я беззлобно выругался, вспомнив, что там ещё углубление требовалось, и резко ткнул веткой в деревяшку. К моему удивлению, она хоть и сломалась при этом, но нижняя часть всё же воткнулась в дерево, так что я счёл эксперимент удачным, вытащил оттуда огрызок, нашёл новую ветку и мучения продолжились. Минут пятнадцать я изо всех сил крутил её между ладоней, которые скоро раскраснелись и стали такими горячими, что впору было костёр от них разводить, а не от злосчастного дерева.
Прошло ещё минут десять, и я уже совсем было собрался плюнуть на это дело, как вдруг от деревяшки стал подниматься небольшой дымок. Я обрадованно удвоил усилия, дымок стал сильнее, довольный я слегка отвлёкся, чтобы подсыпать сухой травы, и дым пропал. Да беспардонность же! — вспылил я, чуть не раздолбав к овощам эту деревяшку, но сумел себя остановить. Я глубоко вдохнул и выдохнул, успокаиваясь. Костёр мне был необходим. Ещё одну ночь в таком же положении на дереве, практически без сна, я не выдержу, а огонь, как я где-то слышал, отпугивает зверей. Я уже две ночи провёл на дереве практически без сна, лишь чуть-чуть подремав в пол глаза, и спать теперь хотел неимоверно. Была мысль развести два или три костра, между которыми и устроиться на ночёвку, подготовив несколько дубин на всякий случай, обложив все проходы ко мне сухим валежником, чтобы никто не смог подобраться ко мне бесшумно.
Вдобавок, остро вставал вопрос еды, так что, видимо, придётся проверить кое-какие грибы на съедобность, для чего опять же нужен был костёр, чтобы не употреблять их в сыром виде. Вопрос с водой был не таким критичным. По утру удалось немного смочить горло росой с широких листьев травы.
Немного успокоившись, я вернулся к процессу добычи огня, решив действовать немного по другому. Я уже понял ,что в ходе этого процесса нельзя отвлекаться, поэтому взял сначала сухую траву, растёр её на мелкие кусочки, часть из которых засунул в дырку на деревяшке, а часть высыпал рядом, аккуратно вставил в отверстие ветку, и резко её крутанул ладонями, потом ещё раз, и ещё... Где-то через пару десятков повторений показался робкий дымок, но я не стал на него отвлекаться, и сосредоточенно продолжал крутить ветку. Ещё через несколько секунд дым усилился, и... нет, не вспыхнул. Просто затлел небольшим угольком. Я шустро схватил щепотку травы и подкормил его, аккуратно раздувая. Он с радостью принял жертву, и тут, наконец, показалось пламя, быстро увеличивающееся в размерах благодаря пожираемой траве. Я пересыпал остатки мелкой травы в него, и поломав несколько тоненьких веточек, аккуратно положил их в огонь. А дальше было уже всё просто, и через несколько минут рядом со мной весело полыхал вполне себе приличный костёр, возле которого я чуть не устроил радостные дикие пляски, как какой-нибудь пещерный человек, впервые добывший огонь.
Пока не стало совсем темно, я устроил ревизию грибов, которые собрал до этого вдоль дороги, стараясь выбирать те, которые хоть чем-то напоминали мне земные. В прошлой жизни я был весьма далёк от грибной охоты, и грибы видел лишь на рынке и по телевизору, соответственно, знал я о них очень немного, и без труда бы узнал разве что боровик, подберёзовик, да лисички с опятами, и достоверных способов отличить съедобные грибы от несъедобных я не знал. Приходилось действовать наобум.
В результате тщательного осмотра я остановился на трёх грибах, своим внешним видом напоминавших наши боровики, только с чёрной шляпкой и толстой жёлтой ножкой, и для начал понюхал, а затем лизнул один из них. Запах был слегка сладковатый и грибной, и никаких неприятных ноток я не уловил. Язык не защипало, и почти никакого вкуса я не ощутил. Подождав несколько минут, и не почувствовав никаких неприятных последствий, я перешёл к следующей стадии проверки. Насадил гриб на ветку, и стал равномерно прожаривать его со всех сторон. Через пару минут от него пошёл такой аромат, что я чуть слюной не захлебнулся, но спешить не стал. Тщательно обжарил и с опаской поднёс ко рту, но ограничился тем, что откусил маленький кусочек и тщательно разжевав, проглотил его. Было вкусно, несмотря даже на отсутствие соли. Дальше есть его я пока не стал, отложив в сторону, и, прислушиваясь всё время к своим ощущениям, в готовности в любой момент вызвать у себя рвоту, если что-то вдруг пойдёт не так, стал жарить остальные два гриба.
Прошло полчаса, никаких неприятных последствий я не почувствовал, лишь живот сильнее заурчал, как будто говоря, мол, маловато будет, хозяин, подкинь ещё топлива! Чуть посомневавшись и подождав ещё немного, я всё же решился, и съел грибы, никуда не торопясь и тщательно их пережёвывая. Не скажу, что прям сильно наелся ими, но чувство голода отступило, и я стал устраиваться на ночёвку.
Как и планировал, я развёл три костра в форме треугольника, в центре которого я планировал соорудить себе лежбище, завалил все проходы валежником, сделал себе постель из травы и веток, и завалился спать, в обнимку с толстой дубинкой, не забыв подкинуть перед сном в костры веток потолще.
Я настолько вымотался за эти два дня, что даже звуки ночного леса не помешали мне чуть ли не моментально вырубиться. Через какое-то время меня разбудил дикий рёв какого-то зверя где-то неподалёку. Я сел, похлопал сонными глазами в темноту, подкинул дров в еле тлевшие костры, от чего вспыхнувшее пламя отогнало от меня ночную мглу, и рухнул обратно в свою необычную постель. К чёрту всех зверей. Я — спать.

***   

===

Глава 3               

Меня разбудило ощущение, что по мне явно кто-то ходит. От неожиданности я чуть не подскочил с места, едва проснувшись, но успел себя сдержать, и лишь слегка приоткрыл глаза. По мне деловито ходила какая-то толстая птица, чем-то с виду напоминающая коричневую курицу, только раза в два раза побольше, и без хохолка на голове. Эта псевдокурица без всякого страха ещё немного побродила по моим ногам, перебралась на живот, из-за чего я чуть не вздрогнул, покрутилась там, и нагло уселась, то ли собираясь снести яйцо, то ли спать собравшись прямо на мне. Подобную наглость надо карать, решил я, резко схватил её и свернул шею. Она даже каркнуть не успела.
— Ну вот, кажется, я сумел обеспечить себя завтраком! — оптимистично подумал я, перевёл взгляд на костры, и моё хорошее настроение сразу же улетучилось. Ни от одного из них не шло даже малейшего дымка. Я шустро подорвался с лежанки, и кинулся их проверять на предмет углей. Как-то совсем не улыбалось ещё и сегодня прямо с утра потратить кучу времени на добывание огня. Слава богу, в одном из них всё же нашлось несколько едва тлеющих под толстым слоем золы угольков, из которых мне удалось раздуть огонь.
Через несколько минут рядом со мной весело трещал костёр, а я крутил в руках птицу, пытаясь сообразить, с чего мне вообще начинать, и как тут действовать без ножа. То, что её надо ощипать, я как-то сразу догадался, а вот то, каким образом я доставал из неё всякие там кишки, даже вспоминать не хочу, догадывайтесь сами. Где-то через полчаса я был весь в перьях, но это было ещё не самое страшное. Все мои руки были во всякой склизкой гадости, а помыть их было негде. Я, конечно, вытерся травой, но воняло от них теперь просто неимоверно почему-то.
Дальше я соорудил из нескольких веток самодельный мангал, насадил всю тушку на ветку, и стал её жарить. Получилась какая-то штука. Вскоре сверху она уже обгорела, а внутри ещё оставалась сырой. Дождавшись когда она чуть остынет я, тихо матерясь, разорвал её голыми руками на несколько частей, и продолжил процедуру дожаривания. Ещё минут через двадцать мне удалось, наконец, поесть. Очень не хватало соли, но чего нет, того нет. Несколько кусков я завернул в широкие листья какой-то травы, чтобы взять с собой. Сильно сомневаюсь, что мне ещё раз так повезёт с добычей, так что надо было экономить то, что есть. Я с огромным сожалением потушил костёр, уже предчувствуя ожидавшую меня вечером процедуру, и двинулся дальше по дороге, прихватив одну из дубинок по длиннее, которую стал использовать в качестве посоха.
* * *
— Интересно... — пробормотал я, изучая появившуюся передо мной дорогу, в которую упёрлась моя. Эта дорога явно использовалась гораздо чаще. Высокой травы на ней не было, а помимо колеи от транспорта отчётливо был виден след от животных, которые тут местные жители использовали в качестве тягловой силы. Судя по тому, что следы ещё не смыло дождём, проехали тут совсем недавно. С виду они напоминали отпечатки копыт с подковами, но я был не слишком большим, мягко говоря, специалистом в этой области, чтобы понимать, что за животное тут прошло. Как по мне, так вроде обычные следы от лошадей, вот только есть ли они тут? Ну да всё равно, в общем-то. Тут на самом-то деле о другом надо думать, а не о лошадях. Куда дальше-то идти? В какую сторону, то есть? Моя дорога закончилась, а эта протянулась с востока на запад, а не в сторону нужного мне севера. Понятно, что мне нужно скорее выбираться к людям. Я совсем не лесной житель и долго тут не протяну. Но что дальше-то? Я подозревал, что без знания языка и денежных средств мне будет довольно не просто найти башню архимага. Ещё большой вопрос, какие здесь порядки и как местные жители вообще отреагируют на меня. Ну да будем решать проблемы по мере их поступления, а пока я глянул налево, потом направо, и без всяких сомнений пошёл в ту сторону, в которую недавно тут кто-то проехал. И не спрашивайте меня почему. Сам не понял.
Не знаю, сколько километров я прошагал, но к вечеру мои ноги просто отваливались. Я уже начал присматривать место ночлега, решив, что в этот раз на дороге располагаться не стоит, всё же было видно, что ей довольно часто пользовались, и не хотелось бы, чтобы по мне кто-то проехал, как вдруг до меня донёсся какой-то шум. Впереди дорога делала резкий поворот, и вот из-за него и доносились какие-то звуки. Прислушавшись, я разобрал какие-то крики, звон металла, и ржание лошадей. Я нерешительно замер. Как-то не готов я оказался к встрече с местными жителями. Да и шумно там слишком. Если даже предположить, что они устраиваются на ночёвку, то всё равно не понятно, зачем так орать? И что за металлический звон стоит? Всё же надо глянуть, что там происходит, но как-нибудь аккуратно, чтобы меня не заметили, решил я, и свернул с дороги в лес.
Уже минут через пятнадцать я наблюдал за довольно занимательной картинкой, про которую раньше разве что в приключенческих романах читал. Поперёк дороги лежало здоровенное, явно не само упавшее, дерево, перед ним же стояли три кареты, рядом с которыми крутились на вполне обычных с виду лошадях с десяток всадников, в красных мундирах, отчаянно отбивающихся чем-то похожим на сабли от нескольких десятков оборванцев. И не смотря на то, что у последних из оружия были лишь какие-то вилы, да палки, не сказал бы, чтобы они проигрывали, судя по тому, что чуть в стороне стояли две лошади, рядом с которыми лежали два тела в красных мундирах, а вот у нападавших, похоже, был пока только один пострадавший. Численное преимущество всё же сказывалось. Они очень грамотно распределили между собой цели. На каждого из обороняющихся приходилось по трое-четверо нападавших, которые весьма умело действовали против всадников, под командой здоровяка с густой чёрной бородой, у которого единственного из нападавших в руках был длинный меч, а мощное тело укрывало что-то вроде кольчуги. Периодически он громко отдавал какие-то команды голосом, напоминающим скорее рычание дикого зверя, чем человеческую речь, и тот, кому команда была адресована, шустро кидался её исполнять. Так на моих глазах он, увидев, что в одной из троек выбыл один из подчинённых, пропустив удар саблей по руке, громко что-то рявкнул, и тут же туда подскочило ещё два человека из команд, где до этого было по четыре человека. Очень организованная банда... — решил я, продолжая наблюдать. Даже странно, что он ещё не вооружил их нормально. Хотя, с другой стороны, смысл вооружать этих оборванцев теми же саблями, если они не умеют ими пользоваться, и им гораздо сподручнее их нынешнее вооружение, с которым они и так вполне благополучно справляются со своими противниками? Ну, и наглости им, конечно, не занимать. Напасть на хорошо охраняемые кареты... Для обычных бандитов такое вообще-то не характерно.
Пока я размышлял, нападавшим удалось сбить с лошади ещё одного противника, и заколоть вилами. Ситуация для обороняющихся стала совсем критичной. Чую, ещё немного, и их всех положат. Осталось сообразить, лезть ли мне во всё это или не стоит? Так-то конечно неплохо было бы выступить в роли спасителя, что позволило бы обзавестись тут знакомыми, которые при этом будут мне благодарны за оказанную услугу. С другой стороны, слишком уж много противников, а у меня из оружия лишь обычная палка. Вот совсем не уверен, что вмешавшись не окажусь в рядах проигравших. Как-то совсем не хотелось погибнуть, сражаясь за неизвестных мне людей. Сердце молчало, а разум твердил, что ну его к... банану впрягаться за незнакомцев с далеко не очевидным раскладом.
Пока я предавался внутренним терзаниям, дверь одной из карет вдруг распахнулась, и наружу выпрыгнул какой-то лысый дедок, в жёлтом халате. Вслед за ним в дверь высунулась весьма симпатичная рыженькая девушка, что-то крикнувшая ему вдогонку, и тут же захлопнувшая дверь.
— Он что, кто-то вроде местного шаолиньского монаха? — недоумевал я, наблюдая как старик замер, сложив руки у груди ладонью к ладони. Сейчас пойдёт в одиночку всех мочить, что ли??
Судя по всему, командиру нападавших тоже стало интересно, что это за дедок. Он коротко что-то рявкнул, и к тому тут же метнулась парочка оборванцев. Дед не стал дожидаться, когда они до него доберутся и учинят допрос с пристрастием, а резко развёл руки в стороны, когда нападавшие уже были в паре шагов от него, и их вдруг резко снесло в разные стороны.
— Опа! А старичок-то не прост! — мысленно решил я, поудобнее устраиваясь в кустах, откуда вёл своё наблюдение. Очень не хватало попкорна и пива. Особенно, пива. Слегка мучила жажда, так как росой особо не напьёшся, да и было это давно уже. Похоже, что я встретил местного мага, а значит, сейчас дело пойдёт веселее. Шансы нападающих на успех резко упали. Интересно только почему он раньше не вмешался?
Дедок тем временем времени зря не терял, отправив полетать ещё четверых оборванцев. Не было никаких файерболов, молний и прочих внешних проявлений магии. Он просто делал резкий удар рукой, и кто-то отправлялся полетать без малейшего контакта.
Судя по всему, до здоровяка дошло, что ещё немного, и он такими темпами лишится всех подчинённых, так как он вдруг резко ускорился, меч в его руках запорхал раза в два быстрее, и через несколько секунд противостоящий ему всадник пропустил удар, и вылетел из седла. К нему тут же подскочило двое с вилами, а здоровяк, не обращая на него больше никакого внимания, быстрым шагом двинулся к старику.
Увидев новую угрозу, старик встал в какую-то боевую стойку, поставив левую ногу вперёд, правую руку оттянув назад, согнув в локте, а левую руку выставил вперёд с открытой ладонью. На здоровяка это не произвело никакого впечатления. Он надвигался непреодолимо, как танк. Едва он сблизился со стариком, сократив дистанцию до двух-трёх метров, как тот сделал очередной резкий выпад правой рукой. Вот только здоровяк в отличие от предыдущих противников никуда не полетел после этого, а лишь слегка пошатнулся, после чего сделал резкий и быстрый удар мечом, но и старик был непрост, весьма умело увернувшись от удара.
Дальше у них чуть ли не показательное выступление пошло. Здоровяк скупыми, выверенными ударами пытался достать старика, тот умело уклонялся, ни секунды не задерживаясь на одном месте, постоянно перемещаясь, и периодически пробуя контратаковать противника своими магическими бесконтактными ударами, которые лишь слегка замедляли того.
Никто даже и не пытался вмешаться в их бой, все лишь шарахались от них в стороны, стоило им в схватке сблизиться с кем-то. Так в этом своеобразном танце они скоро оказались довольно близко от кустов, за которыми прятался я, решая извечную проблему — Бить иль не бить?
Оставить всё как есть, и уйти от них, пока меня не заметили? А дальше что? Один, в лесу, без оружия и припасов долго я протяну? А даже если каким-то чудом выберусь отсюда сам, то дальше-то что? Не зная языка, специфики местной жизни и без денег далеко ли я уйду? Без документов, опять же... Вдруг тут без них стражи порядка докопаться могут? Если же вмешаюсь, есть шанс, что в благодарность мне хоть как-то помогут. Хотя бы к людям вывезут и накормят.
Тут парочка подошла совсем близко, и здоровяк оказался спиной ко мне. Я отбросил прочь сомнения, поудобнее взял дубинку, и постарался как можно тише вылезти из кустов. Увидев меня, старик не сумел удержаться от удивленного взгляда в мою сторону, что, видимо, насторожило его противника, так как он тут же сделал шаг в сторону и попытался оглянуться, но такой возможности я ему не дал, со всей дури опустив ему дубинку на затылок. Как подкошенный он рухнул на землю. Не очень благородно, конечно, со спины атаковать, но и с дубинкой идти в прямое столкновение с противником, вооружённым мечом, было бы верхом дурости.
Старик бросил на меня вопросительный взгляд и что-то спросил. Я развёл руки в стороны, показывая что не понимаю его, и махнул головой на продолжающееся сражение. Мол, надо сначала с остальными разобраться, а потом уже разговоры вести. Дед задумался, согласно кивнул, и быстрым шагом пошёл к сражающимся. Я двинулся за ним.
Через пятнадцать минут всё было кончено. Деморализованные поражением командира люди не смогли оказать почти никакого сопротивления старику, который шустро вырубал их одного за другим. Моего вмешательства больше почти и не потребовалось. Так, пару раз ещё дубинкой махнул. Поверженными противниками занялись выжившие красномундирники, деловито связывая тем руки, дед же кивнул мне чтобы я шёл за ним, и мы двинулись к карете.
Как только мы подошли поближе, её дверца открылась, и оттуда выпрыгнула та девушка, повиснув у старика на шее, и стреляя при этом в меня заинтересованно глазками. Наобмнимавшись, она отстранилась от деда, подошла ко мне с мягкой улыбкой и что-то спросила певучим голоском. Я опять развёл руками, показывая, что не понимаю, улыбнувшись ей в ответ. Девушка была чудо как хороша. Невысокого, где-то мне по грудь, роста, с копной рыжих волос, аккуратным маленьким носиком в веснушках и лукавыми глазками. Она на секунду задумалась, и опять что-то спросила, и ещё раз, увидев, что я опять отрицательно помотал головой. Видимо, на разных языках пробует, — догадался я. Увы, но ни один из них мне знаком не был. Сдавшись, она подскочила обратно к старику, и стала с жаром ему что-то объяснять, кивая то и дело на меня. Он нахмурился, и отрицательно покачал головой. Она умоляюще сложила вместе ладошки и продолжила с жаром что-то ему говорить, но он лишь сильнее хмурился в ответ.
Да она же явно пытается уговорить его взять меня с ними! — опять догадался я, — А он почему-то не хочет. Вот жешь старый козёл... И где же твоя благодарность? Вот и помогай после этого людям.
Но девушка не сдавалась, и вскоре он, кажется, стал сдаваться под её напором, с сомнением поглядывая в мою сторону. Молодец какая... Не зря она мне сразу понравилась. Наконец, он вздохнул, кивнул ей и повернулся ко мне, протянув ко мне руку. Видимо, подозвать поближе хочет, — промелькнуло у меня в голове, и тут я вдруг потерял сознание.

Интерлюдия    
— И всё же, Алисе, я считаю, что мы поступаем не правильно... — пробормотал, тяжело вздохнув, единственный чародей великого дома Хар, Рудон Даг, укоряюще глянув на внучку, — Нельзя так поступать с теми, кто пришёл к тебе на помощь. Если бы не этот чужак, всё могло закончиться для нас гораздо печальнее... — тут карета подскочила на очередной кочке и он поморщился. Хвала Великим сёстрам, скоро их путешествие должно было, наконец, закончиться. В его возрасте подобные поездки уже тяжело давались.
— Ну деда, я же тебе всё уже объяснила! — терпеливо ответила девушка, еле сдержав себя от того, чтобы не приложить руку к лицу. Как всё же бывает с дедом тяжело... — Это будет лучший выход и для нас и для него! Ну что ждало дальше этого варвара? Галеры или каменоломни? Ты же знаешь, как в Ликарии относятся к чужакам без денег, связей и документов. Сначала бы его кинули в тюрьму за бродяжничество. Потом выставили на торги, и поехал бы он камни ломать, или лес валить, или веслом махать. В лучшем случае, его бы увидел кто-то из представителей местных великих домов, и отправился бы он прямиком на ту же Арену! Вот только так его ещё неизвестно кто купил бы! Мы же его продадим Тану Геду, из великого дома Кха, который как раз сейчас себе новых бойцов набирает, чтобы на Арену выставить. А как он относится к своим бойцам — всем известно. Ты же знаешь, что этим варварам кроме драк, еды, выпивки и женщин и не надо больше ничего! А Тан Гед его всем этим обеспечит. На своих бойцах он не экономит. Особенно, если тот покажет хорошие результаты. А он покажет! Я просто уверена в этом! И все будут счастливы в итоге. И этот варвар, и Тан Гед, и мы. Разве это плохо?
— Мы могли просто взять его к нам на службу... — недовольно проворчал старик.
— Да не могли! — вскинулась девушка, — Для этого нужно, чтобы он вассальную клятву принёс, а он языка не знает! К тому же, тогда у нас возникла бы большая проблема с деньгами! Ты же знаешь, что сегодня мы использовали наш последний Камень из-за этого идиотского нападения! У нас впереди ещё выяснения отношений с великими домами Рух и Цан, а Камней и денег на них уже нет! Сколько ты сегодня потратил полученной из него маны? Треть, половину?
— Две трети... — нехотя сознался старик, — Больно уж противник непростой оказался. Ну ничего его не брало... Мощь у этого юноши действительно удивительная... Одним ударом его убил! Но если бы не он...
— Вот! Две трети ушло! — перебила его внучка, — И что бы мы делали? Я, конечно, напишу отцу, и он пришлёт ещё денег, но когда это будет? Через сорок восходов? А что мы делать будем всё это время без твоей магии? За этого же варвара у Тана Геда мы можем хорошие деньги выручить. Ты видел, какой он здоровый? Я вообще впервые такого мощного бойца вижу! Наверняка не меньше тысячи золотых за него получим, а на эти деньги мы два полных Камня купим, и спокойно дождёмся денег от отца! Поверь, так будет лучше для всех... — тихо закончила она, успокаивающе положив свою руку на его, и мягко улыбнувшись.
— Ну, может ты и права... — нехотя согласился дед, — Хотя сомнения всё равно не отпускают меня... Странный какой-то варвар... Впервые вижу человека с таким цветом волос... И одежда какая-то необычная у него.
— Да мало ли людей на свете! — с облегчением улыбнулась ему Алисе, — А одежду мог и снять с кого-то... Ты же знаешь этих варваров. Им бы лишь подраться да обобрать кого-нибудь. Ты лучше скажи, не сбежит он оттуда по пути?? — поспешила сменить она тему.
— Из магически укреплённой кареты по перевозке особо опасных преступников, скованный по рукам и ногам магическими оковами? — насмешливо фыркнул дед, — Да из тюрьмы легче сбежать, чем оттуда. Я даже не знаю, на что рассчитывали эти идиоты, напав на стражу, чтобы спасти своего дружка. Даже если бы они всех нас перебили, то сильно сомневаюсь, чтобы они смогли вскрыть карету. Теперь и его не спасли, и сами на торги отправятся. А уж как будет рад городской казначей от поступлений в казну средств за незапланированную продажу тридцати преступников, я и представить не могу. Правда, теперь из-за них мы тащимся еле-еле. Тех идиотов пешком погнали, приходится под них подстраиваться. Хорошо, что мы уже не далеко от цели. Ещё один восход — и на месте будем. Начальник стражи, правда, с трудом согласился на то, чтобы мы нашего гостя туда посадили. Надо будет подкинуть ему десяток монет потом...
— Подкинем, деда. Подкинем! — опять улыбнулась девушка, — Уж десяток-то монет мы пока можем себе позволить отдать.
— И всё таки, мне кажется, что мы совершаем большую ошибку... — опять вздохнул старик, а девушка лишь простонала в ответ, приложив всё же руку к лицу.

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 ===    Источник :   https://coollib.net/b/615579-aleksandr-gavrilov-uchenik-arhimaga/read   === 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 415

---

Люди изо всех сил стараются достичь совершенства – по видимости, весьма почетной цели, – но абсолютное совершенство опасно. Быть несовершенным, но человечным, намного предпочтительнее.

Верховная Мать Дарви Одраде. Защитительная речь перед советом Бене Гессерит         

 

...

Паоло сунул окровавленный кинжал за пояс и, подойдя к лицеделу, властно протянул вперед руку:

– Это моя пряность.

Хрон хитро улыбнулся.

– Как угодно.

Он протянул Паоло коричную пасту. Не став принюхиваться, чтобы оценить ее аромат, Паоло сунул в рот добрую толику ультра-пряности, намного больше того, что следовало принять. Он хотел одного, чтобы пряность раскрыла ему будущее, и хотел этого прямо сейчас. Вкус оказался едким и очень сильным. Прежде чем лицедел успел убрать руку, Паоло схватил еще пригоршню и торопливо проглотил новую порцию меланжи.

– Не спеши, мой мальчик! – сказал барон. – Не будь обжорой.

– Кто это говорит здесь об обжорстве? – Отпор Паоло вызвал лишь веселый смешок Харконнена.

На полу стонал умирающий Пауль Атрейдес. Во взгляде Чани читалось отчаяние, она опустилась на колени возле любимого, пальцы ее окропились его кровью. Джессика, объятая горем, держала сына за руку. Паоло задрожал. Почему Паулю требуется так много времени, чтобы умереть? Надо было убить соперника более искусно.

Склонившись над Паулем, доктор Юйэ делал все, что было в его силах, стараясь остановить кровотечение. Но даже его высокого искусства было мало. Нож Паоло причинил слишком серьезные повреждения, нанеся смертельную рану.

Но теперь все эти люди не имели никакого значения. Прошли считанные секунды, а Паоло уже ощутил мощное действие пряности. Меланжа буквально ворвалась в его кровь, взорвалась, как луч лазерного ружья.

 ... Читать дальше »

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 105 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: