Главная » 2023 » Октябрь » 10 » Удар 025
01:31
Удар 025

===

Два бойца, одинаковых с лица, тем временем подошли уже совсем близко и дальше я не стал ждать развития событий. Скользнул к ближайшему и обозначив удар с правой в голову, от которого тот неожиданно ловко для его комплекции прикрылся, нанёс мощный удар с левой в солнышко. Того слегка перекосило, но он выдержал и даже попытался контратаковать, но меня уже не было на месте. Я отскочил, уворачиваясь от удара второго типа, который не стал ожидать, чем закончится наша схватка с его товарищем и попытался меня достать длинным прямым ударом в голову.

Это будет сложнее, чем я думал... Типы, оказывается, не только массой брали, но и в драке кое-что умели, очень даже не плохо ставя блоки, и нанося вполне себе техничные, акцентированные удары. Они разошлись в стороны, чтобы не мешать друг другу, и опять двинулись на меня.
— Н-на! — завопил вдруг за спиной одного из них Ричардсон, нанеся удар ногой по опорной ближайшего к себе китайца. Тот слегка захромал, и развернулся к неожиданной угрозе, с крайне раздражённым видом. Ричардсон поспешил отскочить в сторону, но вряд ли его это спасёт. Китаец неотвратимо, как танк, двинулся на него, я же поспешил воспользоваться моментом, пока один из противников отвлёкся, и резко сократил дистанцию со вторым, обрушив на него град ударов. Джеб, джеб, апперкот! Китаец довольно неплохо защищал голову, отбив или уклонившись почти ото всех моих ударов, а вот с корпусом у него было всё печальней. Видимо, думал, что никто не сможет пробить его пресс и массу, но это было до встречи со мной. Я тут же сосредоточил усилия на этом его слабом месте, и разразился целой серией ударов по корпусу. Он слегка замешкался, видимо, не понимая, что ему делать, то ли отступить, то ли наоборот сократить со мной дистанцию, то ли просто не ожидая такого развития событий, и я сполна воспользовался моментом, успев краем глаза заметить, как второй китаец одним ударом расправился с Ричардсоном, отправив его в короткий полёт.
Я удвоил натиск, нанеся ещё несколько мощных ударов по корпусу. Китаец, взревев как раненый бизон, попытался броситься на меня и схватить в охапку. Попади я ему в лапы, то, пожалуй, и не вырвался бы уже. Я уже прочувствовал на себе его мощь. Силён как бык. Но до объятий я доводить не стал, резко контратаковав, и у меня получилось очень эффектно встретить его прямым ударом в челюсть, прямо в разрез его широко расставленных рук. Он как будто на стену налетел. На секунду замер, и тяжело рухнул на землю как подкошенный. Вовремя. Второй быстрым шагом приближался ко мне. Вот только теперь, один на один, у него не было ни шанса, что я вскоре ему и доказал, закружившись вокруг него, и нанося резкие быстрые удары и не давая ему с собой сблизиться. Через пару минут и несколько пропущенных ударов он уже напоминал загнанную лошадь и тяжело дышал.
А вот теперь пора.

  Я перестал кружить вокруг него, резко сблизился и перешел в ближний бой, нанося короткие жёсткие удары в голову и корпус. Он так вымотался, что уже даже руки с трудом поднимал на защиту головы. Дальше было делом техники. Он, собрав оставшиеся силы, попытался перейти в контратаку, я отмахнулся от корявого удара в голову, и разрядил целую серию из трёх мощных ударов ему в голову. С правой, с левой и опять с правой! После последнего удара он покачнулся, и нехотя завалился на землю. Ну всё, нокаут. Ещё что-то могу! — самодовольно подумал я, и тут же поморщился от резкой боли в рёбрах. Похоже, в горячке боя не заметил, как мне довольно чувствительно прилетело, а теперь вот отходняк пошёл. И вообще... Что-то расслабился я. Давно уже не тренировался и вот результат. В хорошей форме я бы этих колобков за пару минут ушатал, а тут пришлось чуть-ли не до предела выложиться. Будет свободное время — обязательно в зал какой-нибудь запишусь тренироваться, — пообещал я сам себе и огляделся в поисках этого Ричардсона, который обнаружился валяющимся на земле в нескольких метрах от меня.
— Эй! Как там тебя... Хью! Ты живой там вообще? — окликнул я его. Тело пошевелилось и медленно село.
— Не уверен... — простонал он, — Как будто катком переехали.
— А я говорил тебе держаться в стороне. Не послушался — вот и результат. Но вообще, ты молодец, — решил подбодрить его я, — Если бы ты не отвлёк одного из этих недоумков, то это всё затянулось бы ещё на долго.
— То есть, тот вариант, что если бы я его не отвлёк, то вдвоём они тебя завалили бы, ты вообще не рассматриваешь? — ехидно заметил он, вставая и отряхиваясь.
— Нет, — безмятежно отозвался я, — Просто бой длился бы минут на пять дольше.
— Ну у тебя и самомнение... — с каким-то даже восхищением произнёс он, подходя ближе, и протянул мне руку.
— Спасибо за помощь! И приятно познакомиться. Меня зовут Хью Ричардсон. Впрочем, ты это уже и так знаешь.
— Не за что. И это не самомнение, а точный расчёт. Михаил, — в свою очередь представился я и пожал ему руку, — Слушай, до начала занятий ещё минут двадцать есть, может сядем где-нибудь и ты мне расскажешь, что у вас тут в школе творится вообще и все расклады, так сказать, чтобы я понимал, что меня ждёт?
— Без проблем! — пожал плечами он, — Пошли в школьную столовую. Чай попьём, заодно и побеседуем.
***
— А вообще, зря ты во всё это дело влез, хоть я, конечно, и благодарен тебе за помощь, — поморщился Хью, когда мы расположились за небольшим квадратным столом, взяв себе по чаю и булочке, — Этот Бэй Лю очень злопамятный и мстительный тип и просто так тебе этого не оставит.
— Да наблевать, — пожал плечами я, потихоньку глотая обжигающий чай, — Разберёмся. Кто он вообще такой и что за девушку вы не поделили?
— Он сын третьего советника императора, так что гонору в нём выше гор. Китайцы в принципе нас не очень-то любят, а уж если считают себя выше по положению, то ты для них вообще пустым местом становишься. А девушка... — на секунду замялся он, — Не то, чтобы не поделили. Между нами ничего нет. Мы просто по дружески общаемся, а у Бэй Лю на неё, видимо, какие-то свои планы, но она его терпеть не может. Вот ему только и остаётся, что гонять парней от неё. Очень хорошая девушка по имени Айминь Джин. Мы одноклассники с ней. Очень красивая и приветливая. Ну, или делает вид, что приветливая, — чуть подумав, добавил он, — По этим китайцам очень трудно понять, как они на самом деле относятся к собеседнику. Если только, конечно, они сразу не решают показать своё презрение. Ты же знаешь, как на самом деле китайцы относятся к нам, европейцам? — вдруг спросил он меня, криво ухмыльнувшись. Я задумался.
— Как... к варварам?
— Верно, — кивнул он мне довольно, — Именно что, как к варварам. У них, мол, тысячи лет истории, а мы, европейцы, как они считают, только недавно с деревьев слезли. А ещё и к ним лезем. И европейская культура всё сильнее и сильнее проникает в их общество. Это их бесит, мягко говоря. Так что, если в ком-то из нас они заинтересованы, то натягивают на свою физию эту вечную улыбочку и делают вид, что рады тебя видеть. Если же ты им не интересен, и к тому же оказываешься ниже их по статусу, то и относиться они к тебе будут как к помоям.
— Погоди... — прервал его я, — Но это же школа для аристократов, как мне говорили. Тут по идее все равны! Здесь то с чего им так себя вести?
— А с того, — чуть наклонился он ко мне, — Что и тут равенства нет! Ну сам подумай, кто из аристократов отдаст своего ребёнка в китайскую школу, мм?
— Ну-у... — задумался я, — Наверное тот, кто живёт и работает в Китае и планирует находиться тут долгое время.
— Верно! — кивнул он мне, — А теперь подумай, кто из аристократов будет долгое время жить в Китае и работать на каких-то там китайцев? Многие из них будут из действительно влиятельных семей?
— Э-э... Скорее, нет, — задумчиво произнёс я. До меня начало доходить, что хотел донести до меня собеседник, — Только те, для кого важна эта работа. Из аристократов это будут скорее всего те, кто из обедневших, и потерявших всякое влияние родов и кланов. Ну или из среднего звена тех кланов, сфера деятельности которых как-то связана с Китаем.
— Бинго! — поднял вверх большой палец Ричардсон, — Для полноты картины осталось тебе только рассказать, что для китайцев это, — обвёл он руками помещение большой столовой, — Очень престижная школа, и учатся тут дети самых влиятельных людей! Вот и получается, что все китайцы тут с очень большим самомнением и свысока смотрят на всех остальных учеников. Мы для них что-то вроде пыли под их ногами. Так что сам понимаешь, какие тут взаимоотношения между учениками. Оскорблять то они редко когда берутся, но по большинству из них видно, что относятся они к нам как к дерьму какому-то. А если учесть, что пользование даром, как ты знаешь, и дуэли тут запрещены, то даже на место их не поставить никак! Хотя иногда очень хочется. Если бы было можно, я бы давно из этого придурка всю дрянь на дуэли выбил. Там он мне не соперник, как и его подручные, — зло выплюнул Ричардсон, отставив в сторону пустую кружку.
— Стоп! — спохватился я, — Как это — дуэли запрещены? Совсем??
— А ты не знал? — удивился Хью, — До совершеннолетия все дуэли запрещены! Под угрозой исключения из школы! А если, не дай бог, покалечишь кого там, то и в специальную колонию отправить могут! Я думаю, правительство это специально сделало, — чуть подумав, добавил он, — У них очень сильно развит коллективизм. И они не любят, когда кто-то выделяется из общей массы, вот и исключили возможность того, чтобы кто-то выделился за счёт дуэлей. Тут и образование всё завязано на этом коллективизме. Скоро ты на себе это почувствуешь, ну а сейчас идти надо. Через пару минут звонок на урок будет, и не дай бог тебе опоздать. Собственные одноклассники сожрут тебя за любую оплошность. Пойдём! — подскочил он.
Мне ничего не оставалось, как встать и пойти следом за ним. Вот всем нутром чую, что местные порядки мне не понравятся. Ладно, будем разбираться с проблемами по мере их поступления.

***   

===


Глава 7                      

Мы с моим новым знакомым пришли в класс буквально секунд за десять до звонка. Оказалось, что мы будем с ним учиться в одном классе — десятом, который тут был один. Это у нас классы делили на двадцать-двадцать пять человек, и нумеровали буквами, тут же такого не было. Был один десятый класс, в котором училось человек семьдесят! Я ... изумился, когда увидел класс с таким количеством народа. Все тихо сидели на своих местах в ожидании учителя, Хью сразу ушёл на своё место, я же остался стоять возле дверей, дожидаясь, когда придёт учитель и представит меня классу.
Я украдкой рассматривал своих одноклассников, и всё больше удивлялся. В классе было примерно поровну европейцев и китайцев, и если первые ещё подавали хоть какие-то признаки жизни, тоже разглядывая меня, перешёптывались, улыбались, то китайцы напоминали каких-то роботов, замерев на местах и глядя чуть-ли не мигая куда-то в сторону доски. И как вообще можно нормально учиться в классе, где столько народу? Уроки тут по сорок минут, как тут даже обычный опрос делать? Да что опрос, как тут хотя бы по именам всех запомнить?? Даже не представляю, как тут учителя справляются.
— Класс, встать! — заорал вдруг сидевший в первом ряду парень, подпрыгнув с места. Мимо меня прошёл невысокий мужчина в круглых очках и остановился рядом с доской. Лет ему могло быть как сорок, так и пятьдесят. У китайцев мне было тяжело возраст на вид определять. Ученики дружно вскочили со стульев. Вытянувшись чуть ли не по стойке смирно, все замерли рядом с партами.
— Поклон! — опять рявкнул парень. Всё дружно низко поклонились, согнувшись в пояснице. Учитель подождал несколько секунд, бросил на меня, продолжавшего спокойно стоять, косой взгляд, и тихо произнёс, — Садитесь!
Одноклассники расселись по своим местам, учитель же повернулся ко мне.
— А вы, господин Морозов, я так смотрю, с учителями здороваться не приучены? — сухо спросил он у меня.
— Почему же. Здравствуйте, господин учитель, — усмехнулся я в ответ, глядя ему в глаза.
— У нас принято кланяться, когда здороваешься со старшими, — явно раздражённо заметил он.
— Как наследник клана Морозовых, без урона для своей чести я могу кланяться только императору или его родственникам. И я сильно сомневаюсь, что вы являетесь родственником императора Китая. Или я ошибаюсь? — вопросительно поднял бровь я. И нет, я вовсе не возгордился и не шёл на конфликт. Но я сразу решил обозначить некие рамки в общении, за которые заходить был не намерен. Кланяться всем подряд я не собирался. Для этого мне надо было хотя бы уважать человека, этого же мужика я в первый раз видел.
— Ну что же. Вы правы. Я действительно не являюсь родственником императора Китая, — холодно произнёс учитель, растянув губы в ухмылке, — Но есть определённые дисциплинарные нормы, прописанные в уставе школы, которые вы обязаны соблюдать, являясь учеником нашей школы. Класс! — отвернулся он от меня, — Можете поблагодарить вашего нового одноклассника господина Морозова. Благодаря его действиям, ваш сегодняшний учебный день начинается с минус ста очков от общего рейтинга класса. Можете присаживаться, господин Морозов, на любое свободное место. Правда, я сомневаюсь, что сейчас кто-то обрадуется вашему соседству. Ну а теперь давайте уже начинать наш урок, — тут же потерял он ко мне интерес. Я же осматривался в поисках свободного места, и везде натыкался на весьма недружелюбные взгляды. Что это за рейтинг такой, интересно, если тут за него чуть-ли не убить готовы? Надо будет у Хью потом узнать. Я нашёл его взглядом, и увидел, что он едва заметным кивком показывает мне на свободное рядом с ним место. Я, не обращая внимания на злобные взгляды со всех сторон, прошёл на место и сел, приготовившись достать учебник. Что за предмет то ведёт этот тип? Алгебра?? Ну и отлично. Посмотрим, чему тут их учат.
***
Темой урока были биквадратные уравнения. Честно говоря, я о таких и не слышал никогда. А если и слышал в прошлой жизни, то успел благополучно забыть. Если бы меня хоть что-то спросили насчёт них, то я бы точно опозорился, но, слава богу, опроса сегодня не было, было изучение новой темы, как раз таки про эти биквадратные уравнения, и мне пришлось изо всех сил напрячь свой бедный мозг в попытках хоть что-то понять. Я настолько погрузился в тему, что звонок на перемену прогремел для меня абсолютно неожиданно.
Я устало потёр виски и откинулся на спинку стула. И ведь это только первый урок... Что же дальше будет? Я буквально на несколько секунд закрыл глаза, давая им немного отдохнуть, а когда открыл передо мной стоял тот парень, который командовал классом при появлении учителя. Среднего роста и комплекции, засунув руки в карманы брюк он угрюмо смотрел на меня через свои глаза-щёлочки. Ещё пару секунд мы молча переглядывались, пока он нехотя не процедил, — Не успев появиться, ты уже создал нам проблему. Очень надеюсь, что ты сделаешь правильные выводы и больше подобного не повторится. Другого предупреждения не будет. Подставишь класс ещё раз, и я приму в отношении тебя меры, и будь уверен, они тебе не понравятся, — не дожидаясь от меня ответа он развернулся и побрёл к своему месту. Я хотел было высказать ему пару ласковых насчёт того, как мне по овощу  его угрозы, но момент был упущен. В спину кричать было уже как-то не то.
— Ну ты даёшь... — проворчал Хью, подсев к моей парте поближе, — Теперь тебе этого ещё долго не простят. Через неделю уже подведение итогов и определение лучшего класса, а ты рейтинг на целых сто очков в первый же день опустил.
— Да что за рейтинг вообще такой? — чуть не вспылил я, — Я понятия не имею, что тут вообще у вас происходит! Рейтинги ещё какие-то... Да ещё так серьёзно к ним относятся! Что за бред??
— Это не бред... — покачал головой англичанин, — Это редкая возможность попасть на императорский новогодний бал и увидеть самого императора! Местные за подобный шанс любому горло перегрызть готовы. Смотри, всё просто, на самом-то деле. Между тремя старшими классами нашей школы идёт что-то вроде состязания, итог которого станет ясен через неделю. Победивший класс в полном составе получит приглашение на императорский новогодний бал. Состязание представляет собой набор очков в течении года. Их выдают преподаватели за хорошую учёбу, за помощь в общественных мероприятиях, и могут снять за чью-то плохую учёбу и дисциплинарные проступки, как в твоём случае. Дело осложняется тем, что до конца состязания осталось всего неделя, мы пока вторые и отставали от первого места всего на пятьдесят очков, а теперь с твоей помощью отставание увеличилось ещё на сотню. Есть ещё, конечно, личные рейтинги учеников, первое место в котором тоже даст возможность попасть на бал, но там Широ Кан из двенадцатого класса в отрыве от всей школы, так что для нас это не вариант. За это китайская часть нашего класса тебя теперь ненавидеть будет. Особенно, если мы в итоге всё же проиграем.
— И не только китайская, между прочим, — повернулась вдруг ко мне с недовольным видом впереди сидящая девушка. Довольно симпатичная, кстати, брюнетка с короткой стрижкой, зелёными глазами и миниатюрной фигурой, — Я бы, например, тоже не отказалась побывать на императорском балу. Могли бы и поклониться. Чай, не переломились бы, господин Морозов!
Только когда она закончила свою небольшую речь, с вызовом глядя на меня, я сообразил, что разговаривала она со мной на русском языке.
— С кем имею честь? — вопросительно поднял бровь я. Хью с недоумением смотрел на нас, не понимая, что мы говорим.
— Дарья Мельникова, — сухо представилась она.
— Так вот, уважаемая Дарья, — перешёл я на английский, чтобы Хью тоже понимал, о чём мы беседуем, — Вы же сами русская, и сами должны знать, что русские дворяне ни перед кем спину не гнут! Я очень сочувствую, что вы возможно не попадёте на этот бал, но хочу заметить, что не понимаю, почему ваши и чьи-либо ещё интересы должны стоять выше моих. Я вас всех впервые вижу. К тому же ну ладно китайцы, они на генетическом уровне привыкли к чинопочитанию и слепому следованию инструкций, но остальные-то? Вас ничего не смущает в сложившейся ситуации? Неужели вы не видите всю ущербность и глупость местной системы? — чуть наклонив голову, с усмешкой смотрел я на неё. К концу моей речи к ней явно прислушивался чуть ли не весь класс.
— Не поняла? Поясни, — недоумённо нахмурила она свои симпатичные брови. Хью тоже явно терялся в догадках.
— Ну смотрите, — вздохнув, начал я объяснять, — Когда дело касается государственных школ, финансируемых за бюджетные средства — вопросов нет. Государство платит, оно же определяет правила игры и порядок взаимодействия между учителем и учениками. Но у нас-то коммерческая школа, обучение в которой стоит денег, и не малых, надо сказать, денег! То есть что получается, мы платим деньги, фактически нанимая местных учителей, чтобы потом перед ними спину гнуть?? Кто вообще создавал этот школьный устав? Я практически уверен, что тут должен быть родительский комитет и совет учащихся, без согласования с которыми подобные решения приниматься не должны! Да, конечно, дисциплина важна, и без требований к ней тут не обойтись, но они должны быть в разумных пределах и с учётом того, что это школа для аристократов. И более того — в первую очередь иностранных аристократов! Я больше чем уверен, что школьный устав нуждается в изменениях, как и сама структура школьного управления! — вещал я, с интересом наблюдая, как вытягиваются лица у слушающих меня одноклассников. И если на лице европейцев можно было заметить следы задумчивости и где-то даже одобрения, то вот китайские лица излучали сплошное возмущение, как будто я на святое замахнулся.
— Знаешь, а ведь что-то в этом есть... — задумчиво пробормотал Хью, — Мне всегда казалось странной местная школьная система, но только теперь я начал понимать, что меня смущает во всём этом...
— Да, но мы всё же живём и большинство ещё долго будут жить в Китае. Разве мы не должны жить и учиться по их правилам? — неуверенно спросила Дарья, явно впечатлённая моей небольшой речью.
— Жить — безусловно да, должны. Учиться — нет. Точнее, школа должна соблюдать, конечно, некие местные образовательные стандарты, но они касаются только самой учёбы, всё остальное мы вполне можем менять под свои требования, — терпеливо продолжил объяснять я, — Местные традиции мы знать обязаны, безусловно, но вот соблюдать — нет. Это уже должно быть сугубо добровольно. Мы не китайцы, и никогда ими не станем. Вот, кстати, что ещё за круговая порука тут? Почему состязания между классами? А если кто-то, как я, например, вовсе не рвётся на этот ваш бал, то тогда что? Всё в угоду большинства? И наоборот, вот только представьте, один класс выиграл, а трое лучших учеников школы учатся в других классах. Да, лучший из них тоже поедет, но как же с двумя другими, которые лучше всего того класса, все ученики которого пойдут на бал, а они, будучи лучше любого из этих учеников — нет. Разве же это справедливо?
— Нет, — нехотя выдавила из себя девушка, — Но что ты предлагаешь?
— Да это же элементарно! — удивился я её непониманию, — Должен быть только рейтинг лучших учеников школы, из которых, например, сто лучших, ну, в зависимости от количества приглашений, и пойдут на бал, и всё! Это исключит все недопонимания между одноклассниками! Хочешь пойти на бал — ради бога, твоё право, учись лучше и всё будет в твоих руках, не хочешь — ну и не рви жилы, и никто тебе за это ничего не предъявит!
— Слушай, это же действительно логично! — нетерпеливо перебил меня Хью, — Почему, интересно, тут сразу так не сделали??
— Да потому, что так администрации школы легче всеми вами управлять... — вкрадчиво пояснил ему я, — Им же так почти и делать ничего не надо! Одноклассники сами направят на истинный путь того, кто попытается отбиться от стада. Обрати внимание — конец года, а у всех трёх классов примерно одинаковое количество очков. Любой из них ещё может занять первое место. Ты думаешь, это случайно? Нет, друг мой, — покачал головой я, — Это преднамеренно сделано учителями, чтобы вы до конца года не расслаблялись. Ведь уйди один из классов в большой отрыв по очкам, который не возможно было бы отыграть, и остальные расслабились бы, а учителям и администрации этого вовсе не нужно...
— Вот сволочи... — изумлённо прошептал Хью, осознав всю коварность местных учителей.
— Ага, скоты те ещё! — гневно и громко поддержала его девушка, не стесняясь того, что её слышит весь класс, — Нужно с этим что-то делать! У тебя есть мысли, как это можно исправить?
— Конечно, есть, — одними уголками губ улыбнулся я ей, — Но предлагаю вернуться к этому вопросу после уроков. Тут слишком много ушей. Да и урок скоро.
— Хорошо, тогда после уроков предлагаю сходить в кафе, и составить план действий! — деловито произнесла Даша, и тут же прозвенел звонок.
***
Следующим уроком оказалась химия, которую вёл пожилой старичок лет семидесяти на вид. И почему-то опять китаец... Где они, интересно, столько китайцев набрали, так хорошо знающих английский язык, чтобы преподавать на нём? — недоумевал я, вставая вместе со всеми. Вот только кланяться, склонившись параллельно полу не стал. Лишь склонил голову. Но, к моему удивлению, этот дедок на столь вопиющее нарушение никак не отреагировал. Даже, вроде, улыбнулся мне, чем существенно повысил свой рейтинг в моих глазах. Да тут, оказывается, и адекватные люди есть.
Темой урока была классификация химических реакций. Рассказывал дед, которого звали Ван Чонг, очень увлекательно. И не только рассказывал, но иногда иллюстрировал свои слова химическими опытами. Я даже заслушался и в какой-то момент вдруг осознал, что химия мне очень даже нравится и я бы с удовольствием ей занялся поближе. Наблюдать за химическими реакциями было очень интересно. Я так увлёкся, что даже слегка расстроился, когда урок закончился. А на перемене ко мне подошёл тот странный парень...
— Я смотрю, вы не вняли моим предупреждениям, господин Морозов, — холодно процедил он, бросив на меня мрачный взгляд, — Повторю ещё раз. Не надо доставлять проблемы мне лично и нашему классу, если не хотите, чтобы и у вас они возникли. Иначе мне придёт принять в отношении вас кое-какие меры.
— Повторяешься... — зевнул я, — Это ты мне уже в прошлый раз обещал. И ты кто вообще такой?
— Я — староста этого класса, Цап Чуэн, — чуть-ли не скрипя зубами от еле сдерживаемого бешенства, всё же представился он.
— Староста? — деланно удивился я, — И кто же, интересно, выбрал тебя старостой?
— Это не имеет значения в данную минуту. Мы не о том говорим сейчас, — попытался сменить тему он.
— Да директор его просто назначил, — подключился к разговору сидевший неподалёку Хью, — Он его какой-то дальний родственник. Тут ученики не выбирают старост. Их назначает администрация.
— Вот и ещё одна недоработка, — кивнул я Даше, — Старост должны выбирать учащиеся. Так что надо будет это тоже отразить в уставе школы и переизбрать их.
— Ага, — согласилась она со мной, склонившись над партой и что-то помечая у себя в блокноте.
— А ты не слишком ли много на себя берёшь, урод!? — не выдержал наконец староста и вспыхнул. Он даже в стойку какую-то встал, подняв на уровень пояса ладони. Неужто, драка? — обрадовался я, вставая со своего места и нависая над ним.
— Рот захлопни. Твой родственничек-директор тебя не спасёт если что. Хочешь драться — дерись молча, — посоветовал я ему. На секунду мне показалось, что он сейчас меня ударит, но он всё же удержал себя в руках.
— Мы ещё вернёмся к этому разговору, — прошипел он, — После занятий буду ждать тебя за школой.
— Да без проблем, — пожал плечами я, — Мне как-то пофиг, когда и где тебя манерам учить.
Он дёрнулся было ко мне, сдержался, и развернувшись молча ушёл на своё место. Что-то он слишком борзый для своей не впечатляющей комплекции и при отсутствии возможности пользоваться в драке даром. Надо будет быть с ним осторожнее... — промелькнула в голове мысль.
— Будь с ним осторожнее, — повторил вслед за ней Хью, вставая рядом со мной, — Он уже много лет занимается у своего деда боевыми искусствами. Мне-то не доводилось с ним драться, но в школе никто не рискует с ним связываться.
— Посмотрим, что там у него за боевые искусства, — равнодушно бросил я, садясь на место, — Так даже интереснее будет. Когда там у нас уроки заканчиваются? Что-то я устал уже... — потянулся я на стуле.
— Ты что? — удивился мой новый друг, — Это только начало. Тут уроки до шестнадцати часов идут.
— Чего-о-о-о?! — взвыл я, чуть не грохнувшись со стула от удивления. Здесь же клубной деятельности не было в школах, и я рассчитывал пораньше освобождаться, — Почему так поздно-то??
— Это ещё не поздно... — тяжело вздохнул Хью, — Мне иногда и до девяти часов вечера приходилось задерживаться. Редко, конечно, но приходилось, когда много заданий задавали на дом. Так что уйти в четыре часа это ещё нормально.
— Обалдеть! — на русском выдохнул я, за что удостоился укоряющего взгляда Даши, — Я уже жрать хочу... Не завтракал сегодня. Обед тут скоро?
— Через два урока, — ответила вместо него девушка и протянула мне шоколадку, — На, подкрепись!
— Спасибо, — вздохнул я, принимая подарок. Тут же открыл шоколадный батончик и вгрызся в него зубами. Чувствую, день у меня сегодня будет долгий...

===

***

===


Глава 8

То, что шоколадку я съел зря, я понял уже на следующем уроке, которым была история. Вела её первая мною тут увиденная учительница не китаянка, весьма даже симпатичная на вид девушка лет тридцати, с длинной русой косой. Больше я ничего толком не запомнил. Ни как её зовут, ни тему урока... Меня целиком поглотили совсем другие мысли. Я уже и забыл совсем, что предыдущий носитель этого тела был большим любителем шоколада. До этого я вполне справлялся с периодически появляющейся небольшой ломкой по нему, не ел шоколад, и уже вполне себе благополучно забыл про всю эту историю, но тут пришлось вспомнить... Съеденный мной небольшой батончик послужил толчком, вызвавшим настоящее цунами в моём организме, сметающим на своём пути все ограничительные барьеры, которые я выстроил. Уже через десять минут я был готов кого-нибудь убить за плитку шоколада. Никогда бы не подумал, что одна мысль о нём способна вызвать настоящую ломку как у наркомана. В какой-то момент появилось дикое желание просто уйти из класса, и рвануть в столовую, где его наверняка можно было купить. Каким-то неимоверным усилием воли мне удалось его сдержать. Пришлось даже отвесить себе звонкую пощёчину, чтобы очистить голову от лишних мыслей, на что на меня обернулся весь класс, но мне было плевать, что обо мне подумают.
— С вами всё в порядке, молодой человек? — участливо спросила учительница, подойдя к моей парте.
— Да, спасибо, всё нормально. Извините... — пробормотал я, желая только одного, чтобы меня никто не трогал. Война в моей собственной голове воли с желанием вызывала дикие приступы ярости. Я чувствовал, что любая мелочь может сорвать стоп-кран в моей голове, и тогда моя ярость вырвется наружу, и любой находящийся рядом человек может попасть под горячую руку.
Еле досидев до конца урока, я со звонком стартанул в столовую, едва не сбив кого-то по пути. Мне в след неслись чьи-то возмущённые вопли, но мне было не до них. Сейчас моей целью был шоколад, и никто не должен был вставать у меня на пути...
Ворвавшись в столовую, чем похоже напугал всех присутствующих, я сразу же подскочил к витрине с десертами, где в том числе лежали плитки шоколада самого разного вида. Мысленно торжествующе взвыв, я потянул к ним руку, и замер... Пришло чёткое понимание, что если я сейчас сдамся, то остановиться потом уже не смогу... Буду жрать его всё время, а там здравствуй ожирение, а может, что и похуже. Мои руки жили какой-то своей жизнью, никак не желая опускаться. Никогда бы не подумал, что на шоколад может быть такая реакция у организма. Сказал бы, что это что-то психологическое, но ведь психика у этого тела теперь другая? С моим появлением зависимость должна же была уйти? Или это как-то по другому работает?
Я простоял так минут пять, борясь с самим собой, пока ко мне не подошла одна из продавщиц.
— Вы определились, что будете брать? Может, вам что-то подсказать?
— Нет, спасибо, — с трудом выдавил из себя я, — Тут мне ничего не надо. Лучше я чего-нибудь горячего возьму.
Еле заставив свои ноги двигаться, я переместился в сторону, и взял поднос. Это был еще не обеденный перерыв, но я слишком хотел есть, а эта перемена была пятнадцать минут. Успею. А если даже и нет — то ничего страшного не случится, думаю, если я на пять минут задержусь. Я, не особо выбирая, взял какой-то рыбно-рисовый суп, картофельное пюре с тефтелями, салат из свежей капусты, морс, и, не обращая внимание ни на что вокруг, отрешённо двинулся к ближайшему свободному столику, борясь с очередным диким приступом желания всё же вернуться к витрине с шоколадом.
Видимо, из-за этой-то внутренней борьбы я и не успел среагировать, когда кто-то подошёл ко мне сбоку и толкнув мой поднос, опрокинул его на меня.
— Прошу прощения, — прозвучал знакомый холодно-язвительный голос, в котором не было ни капли сожаления, — Я такой неуклюжий. Мне следовало бы быть более внимательным, и смотреть, куда я иду. Впрочем, как и вам, господин Морозов, следовало бы понимать, что иногда не нужно лезть не в свои дела. И помнить, что за свои действия придётся отвечать.
Я медленно поднял взгляд на говорившего, не обращая ни малейшего внимания на стекавшие по моему костюму суп и морс. Рядом со мной стоял тот китайчик, с ехидной ухмылкой на лице, который утром наезжал утром на Хью. Чуть позади него маячили те две гориллы, с некоторой опаской поглядывая на меня. Все присутствующие в кафе замерли и установилась полная тишина. У меня даже какое-то лёгкое чувство дежавю появилось. Вспомнился мой первый день в детдоме и разборка в столовой.
— Вы правы, господин Бэй Лю, — еле сдерживая приступ бешенства, прорычал я, — За свои поступки надо отвечать. Я это очень хорошо понимаю. А вы готовы отвечать за свои поступки? — и, не дожидаясь ответа, нанёс резкий крюк с правой ему в челюсть.
Крюк, он же более известен как «хук» или боковой удар, в мире единоборств бесспорно занимает главенствующие позиции. Без преувеличения это самый эффективный панч. За всю историю человечества от него пали тысячи бойцов. Этот великий удар имеет множество способов нанесения. Крюк легко наносится практически в любой боевой обстановке. Он очень прост и практичен в исполнении. В большинстве случаев боковой удар используется для сотрясения соперника в ближнем бою, вот и в данном случае он был нанесён с близкого расстояния, из так называемой прямой позиции — вида стойки, когда твои ноги стоят на одной прямой параллельно друг другу. При этом носочки стопы смотрят немного во внутрь, как бы косолапо. Чаще всего такая позиция используется в ближнем бою. Удобна тем, что упрощает нанесение ударов с обеих рук.
Вложился в удар я от души, даже не подумав сдерживаться. Щуплого китайца как ветром сдуло, только пятки мелькнули, и он с грохотом обрушился на один из столов, за которым сидела какая-то парочка, тут же испуганно вскочившая с места. Не исключено, что я сломал ему челюсть.
«Гориллы» замерли на месте, не понимая, что делать. То ли меня попытаться наказать, то ли идти «господину» помогать. В итоге, кинулись к нему.
— Прошу прощения за беспокойство! — крикнул я потревоженной парочке, — Давайте я компенсирую вам ваши затраты!
— Не стоит! — махнул мне рукой парень, обнимая свою испуганную девушку и улыбаясь мне, украдкой подмигнув. Явно, он не был фанатом этого Бэй Лю.
— Ещё раз извините, — кивнул я им. Убедился, что противник потихоньку приходит в себя, подав признаки жизни громко простонав, и не торопясь пошёл в класс, чуть ли не весело насвистывая. Меня, наконец, отпустило. Приступ шоколадомании ушёл, ярость тоже улеглась, найдя куда выплеснуться, и сейчас у меня было чувство глубокого умиротворения. Я пришёл в полную гармонию с самим собой, и ничто не могло испортить моего великолепного настроения.
На следующем уроке меня ожидаемо вызвали к директору.
***
— Директор ожидает вас, господин Морозов. Пожалуйста, проходите, — с поклоном обратилась ко мне совсем молоденькая секретарша, встретив у дверей.
— Спасибо, — кивнул я ей, и прошёл в кабинет директора, аккуратно прикрыв за собой дверь. Местный директор, надо сказать, явно не бедствовал. Огромный кабинет метров пятнадцать в длину и пять в ширину, посередине длинный стол человек на пятьдесят, наверное. На одной из стен огромнейший, во всю стену, плазменный экран.
— Проходите, господин Морозов, не стойте в дверях, — крикнули мне с противоположного конца комнаты. Я молча двинулся на голос. Послушаем, что тут от меня хотят.
— Добрый день. Присаживайтесь, — кивнул мне маленький лысый дедок, с небольшой бородкой. Его взгляд был такой добрый-добрый, что я моментально насторожился. Аж приторно добрый. Не верю я подобным людям...
— Здравствуйте, господин директор, — поздоровался я в ответ, присаживаясь в кресло напротив него. Надо будет хоть узнать потом, как его зовут.
— Как вам наша школа? Всё ли вас устраивает? — доброжелательно поинтересовался он.
— Благодарю, — кивнул я ему, — Всё нормально. Нет ничего, с чем бы я не справился самостоятельно.
— Достойная позиция, — хитро улыбнулся он мне, — Вот только иногда возникшую проблему всё же лучше решить с помощью администрации школы, а не кулаков. У нас тут как-то не принято, знаете ли, драки устраивать.
— Прошу прощения за мою несдержанность, — повинился я, — Но я никак не ожидал, что столь достойный член высшего общества, как господин Бэй Лю опустится до того, чтобы опрокинуть на меня поднос с едой. Столь низменный поступок так меня потряс, что я невольно дал волю своим инстинктам, — деланно сожалеюще повинился я, — Хотел бы заверить вас, что подобного больше не повторится, но не хотелось бы давать невыполнимых обещаний. Не зная, чего ещё ждать от этого господина, я не могу предугадать свою реакцию на его действия. Могу только пообещать, что впредь постараюсь быть более сдержанным.
— Спасибо за понимание, этого вполне достаточно, — опять мягко улыбнулся он мне, — Безусловно, я поговорю с господином Бэй Лю, чтобы он впредь не провоцировал вас и вёл себя более достойно, когда он сможет говорить. Двойной перелом челюсти даже с нашими возможностями так быстро не лечится. Два-три дня ему придётся школу пропустить.
— Надеюсь, что всё обойдётся, и господин Бэй Лю скоро целым и здоровым вернётся в наше общество, и впредь будет держаться от меня подальше, — сочувственно улыбнулся я, — У меня к нему претензий больше нет, и я считаю инцидент исчерпанным. Главное, чтобы и он считал также.
— Я поговорю с ним, — ещё раз пообещал он мне, вставая и протягивая мне руку, — Очень рад, что мы пришли с вами к взаимопониманию, и очень надеюсь, что впредь ничто его больше не нарушит.
— И я надеюсь на это же, — в свою очередь встал я, и пожал протянутую мне руку. Я думал, будет хуже. Что стращать будут по всякому, ругать и тому подобное. Хотя, учитывая мой статус, ему совсем не резон со мной связываться. Видимо, проблем не хочет.
Мы попрощались, я вышел из кабинета и пошёл на урок. И пока я шёл до класса, меня не покидало ощущение, что что-то тут не так, что-то я явно упускаю из виду. Но вот что — я понять никак не мог. Ладно. Буду решать проблемы по мере их поступления.
***
Директор дождался, когда этот странный новый ученик выйдет из комнаты и дружелюбная улыбка сползла с его губ. Не простой ученик. Очень не простой. Надо будет держать его под присмотром. Лучше бы, конечно, вообще исключить, но слишком уж у него высокий статус. Может доставить проблем в подобном случае, а проблемы директору были не нужны. Он поморщился, встал, сложил руки за спину, и прошёлся по кабинету. Ну ведь так всё хорошо шло, пока этот русский не появился. Больше всего директор опасался, что в его школе грядут перемены, а как настоящий китаец, он их тоже не любил. Не даром же самое страшное китайское проклятие звучало «Чтобы ты жил в эпоху перемен!»*
Он ещё пару минут задумчиво побродил по кабинету, и вернулся на своё место.
— Майя! — нажал он кнопку на селекторе, вызывая секретаршу.
— Да, господин директор? — тут же отозвалась она.
— Будь добра, пригласи ко мне Хана Суонга.
— Слушаюсь, господин директор.
Секретарша отключилась, а директор откинулся на спинку кресла, в ожидании учителя алгебры. Тот не заставил себя долго ждать, и уже через пять минут зашёл в кабинет.
— Добрый день, господин директор, — склонился он в поклоне.
— Добрый ли... Уже не уверен, уважаемый Хан, — пробормотал директор, вертя в руках карандаш, — Да вы проходите. Присаживайтесь, — махнул он рукой напротив себя.
Значит, разговор будет долгим... — мысленно вздохнул учитель алгебры, проходя и присаживаясь на предложенное место.
— Скажите, уважаемый Хан, — начал директор, внимательно глядя на того. В этот раз в его взгляде при всё желании невозможно было уловить даже тени дружелюбия. Один холод, примораживающий собеседника к креслу, — Разве я не предупреждал вас о новом ученике и не просил вас быть максимально с ним осторожным? Не рассказывал вам, какое высокое положение он занимает в российской верхушке? — он замолчал, в ожидании ответа.
— Предупреждали и просили, — еле выдавил из себя учитель, откашлявшись, ощутив как внезапно пересохло его горло.
— Тогда почему вы на первом же уроке проигнорировали моё требование? — раздраженно прошипел директор.
— Так ситуация такая была... — начал нервно оправдываться учитель, — Я же не мог допустить грубое нарушение устава...
— Идиот! — вспыхнул директор, сломав в руке карандаш, и отбросив его в сторону, — Какая такая ситуация? Что высший аристократ Российской империи тебе не поклонился? Да в обычной жизни ты и сам бы к нему без поклона не подошёл, да и вообще разговаривал бы с ним не разгибаясь! Это наши дети приучены к жёсткой дисциплине и почитанию старших и учителя, но даже у нас высшая аристократия на особом счету. Давно ли вам кланялся тот же Бэй Лю? А ведь он вырос на наших традициях, в отличие от этого иностранца. И остальные учителя поняли, в отличие от вас, этот момент, и не нагнетали обстановку. Вы же...! — он успокоился и выдохнул, — Вот посмотрите, что вы натворили... — директор щёлкнул пультом, включая запись одного интересного разговора на перемене этого новенького с девушкой и англичанином.
Хан Суонг внимательно смотрел на экран, с ужасом начиная понимать, к чему может привести его принципиальность. Галстук давил на шею всё сильнее, и возникло непреодолимое желание его ослабить.
— Ты понимаешь, что будет, если этот новенький действительно займётся делами школы, инициирует внесение изменений в школьный устав, создаст органы самоуправления, и начнёт отслеживать финансовые потоки? Контролировать, на что тратятся денежные средства, выделяемые на школу? Ещё пару интересных моментов вскроет? — вкрадчиво поинтересовался директор, — Нас же владельцы школы живьём съедят... Я тебе тогда такую жизнь устрою... Ты отсюда вылетишь и я позабочусь о том, чтобы в Китае тебя больше ни в одну школу не взяли! Кого другого я бы сразу же выгнал отсюда! И проблема была бы решена... Но по нашей старой дружбе я дам тебе ещё один шанс. Ты должен сделать всё, чтобы нормализовать отношения с этим русским! Ты меня понял?
— Слушаюсь, господин директор! — подскочил учитель, и опять согнулся в поклоне, — Спасибо вам!
— Сядь! Хватит гнуться... — недовольно проворчал директор.
— А может с ним кардинально решить вопрос? — сев, тихо поинтересовался Хан, — Я слышал, у него сегодня был конфликт с Бэй Лю... Может его просто выгнать за драку?
— Конфликт начал не он, — поморщившись, покачал головой директор, — В этом случае разве что их обоих выгонять, но ты и сам знаешь, что с нами тогда сделает отец Бэй Лю...
— Даже представить боюсь, — вздрогнул учитель, — Но если только в этом вопрос, есть ещё вариант. У вашего внучатого племянника тоже произошёл конфликт с ним. Они сегодня встречаются после школы...
— А вот это интересно! — оживился директор, — А по поводу чего конфликт?
— Да всё также. Не сошлись во взглядах по вопросам дисциплины, — позволил себе чуть улыбнуться Хан, — Ваш племянник хочет поставить его на место.
— Похвальное желание, — довольно покачал головой директор, — Тогда будь добр, пригласи его сейчас ко мне.
— Слушаюсь! — подскочил учитель, довольный, что для него всё обошлось, — Я могу идти?
— Иди, — махнул рукой старик, — Но в этот раз не забудь о моей просьбе...
***
— Господин директор, вы хотели меня видеть? — нерешительно заглянул в кабинет Цап Чуэн. Своего двоюродного деда он побаивался, прекрасно зная, что он за человек.
— Да, заходи дорогой, — мягко улыбнулся ему дед. Цап насторожился ещё больше, но зашёл.
— И к чему ещё эти формальности? — изобразил обиду директор, — Зови меня как дома, дедом. Здесь же сейчас никого кроме нас нет.
— Хорошо. Дед... — выдавил из себя староста, присаживаясь на край кресла.
— Вот что, внук, — заговорщически снизил тон дед, — Я знаю о твоём конфликте с новеньким, всецело нахожусь на твоей стороне, и у меня будет к тебе небольшая просьба... — он замолчал, наблюдая за реакцией подростка. Тот его не разочаровал.
— Разумеется, дед. Что от меня нужно?
— Вот и молодец, — ободряюще улыбнулся ему дед, — Очень нужно, чтобы на вашей сегодняшней встрече после школы он ударил тебя первым... А в идеале, крайне желательно, чтобы ты не отвечал на его удары. Я знаю, что это будет не просто. Да и удар у него очень сильный, но ты же умеешь правильно принимать удары без особого ущерба для здоровья? Вот сейчас и нужно продемонстрировать это своё умение.
— То есть, нужно спровоцировать его на конфликт и выставить виноватым? — кем-кем, а тупым Цап Чуэн не был, и прекрасно понял, что задумал его дед.
— Именно! — расцвёл директор, — Молодец! И тогда мы избавимся от этой неожиданной проблемы в его лице.
— Хорошо, дед. Я постараюсь... — медленно произнёс подросток, — Хотя это будет и не просто... Это же я вызвал его на встречу, так что не исключено, что он будет ждать первого действия от меня, и не полезет в драку.
— Уверяю тебя, — покачал головой дед, вспоминая вспышку ярости русского в столовой, которую он наблюдал на своём экране, — Этот варвар особым терпением не отличается. Достаточно будет пары оскорблений, и он вспыхнет. Ты главное не подставляйся и береги себя.
— Я понял... — выдохнул парень, — Сделаю! Я могу идти? У нас урок скоро.
— Разумеется! — засуетился дед, вставая с кресла. Он подошёл к внуку, приобнял, и проводил его до двери, — Я знал, что могу на тебя положиться. Запомни, я рассчитываю на тебя!

===

  Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://moreknig.org/fentezi/boevoe-fentezi/320080-missiya-v-kitae.html   ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

 

Дюна ...   428

 

Возникают и рушатся великие Империи, звезды светят тысячелетиями, но нет ничего долговечнее ненависти.

Хроники семейства Икацев                      

 

Советники эрцгерцога были заняты подготовкой официального оформления союза между Домами Атрейдесов и Икацев, но на душе у герцога Лето было неспокойно. Ему было трудно сосредоточиться на нюансах ведущихся переговоров, хотя он понимал, что любая ошибка может отозваться неприятностями спустя много лет. Можно было воспользоваться услугами ментата, чтобы проследить все возможные исходы, но Сафир Хават был далеко, неся ответственную службу на Каладане.
Союза желали оба – и Атрейдес, и Икац, но все дело осложнялось тем, что у Лето была наложница и сын, которого он утвердил своим наследником. Вся ситуация кардинально изменится, когда будет оформлен союз, заключен брак и появится сын, рожденный Илесой.
Нынешние переговоры весьма напоминали переговоры шестнадцатилетней давности, когда Лето обручился со старшей дочерью Арманда Икаца. Те соглашения были извлечены на свет и приняты за основу новых соглашений, но многое изменилось с того достопамятного нападения Груммана, в ходе которого погибла Сания. В то время у Лето был другой сын, Виктор, рожденный от другой наложницы – Кайлеи Верниус. Но теперь оба были мертвы, как и Сания.
– У вас очень удрученный вид, друг мой, – сказал Арманд. – Вы дурно провели ночь? Вас не устраивают апартаменты?     

Лето улыбнулся.

– Ваше гостеприимство – образец для подражания, Арманд.

«Мне не давал спать полночный разговор и глубокая обида Джессики».

Накануне ночью, сидя на краю постели Джессики и глядя на ее прекрасное овальное лицо, Лето вспоминал тот день, когда сестры ордена Бинэ Гессерит впервые представили ему эту молодую женщину. Безмерная любовь к Джессике стала тем клином, который отдалил его от Кайлеи. Из ревности она попыталась убить Лето, но вместо этого убила их невинного сына и покалечила принца Ромбуса Верниуса. Помня об этом, Лето поклялся, что Илеса не станет причиной разлада между ним и Джессикой.

– Это чистая экономика и чистая политика, – сказал он, стараясь не выглядеть оправдывающейся стороной. Он мог бы потратить часы, рассказывая о выгодах и преимуществах такого союза, но эти объяснения оставят Джессику равнодушной. Он уверил наложницу, что не любит Илесу, мало того, он просто ее не знает.

Джессика неподвижно сидела на кровати, храня на лице ледяное выражение.

– Я все очень хорошо понимаю, мой герцог, и уверена, что вы принимаете верное решение. Я – всего лишь наложница, и у меня нет права голоса.

– Черт возьми, Джессика, ты можешь говорить со мной откровенно! 

 — Да, милорд.

Она замолчала.

Лето долго не прерывал паузу, но он не мог равняться выдержкой с сестрами Бене Гессерит.

... Читать дальше »

 

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 77 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: