Главная » 2023 » Октябрь » 6 » Удар 003
19:03
Удар 003

===

  Это упражнение практикуется во всех боксерских секциях в обязательном порядке. Помимо дыхалки оно развивает и координацию движений — ту самую согласованность движений каждой мышцы, которая в итоге и делает удар боксера таким сильным. Они оба лёгкие, тощие, будем упор на скорость и уклоны делать, с редкими акцентированными ударами. Как там по классике, «порхай как бабочка и жаль как пчела».
— Блин, Жирный, да сколько можно бегать уже? Я думал, мы будем учиться драться, а не убегать, — заныл Глиста, не прекращая, впрочем, бежать. Шкет сосредоточенно сопел следом за ним. Я стоял в центре зала, отрабатывая удары по воздуху с уклоном вправо-влево и параллельно следил за ними.
— Круг добегайте и хорош.
— Ура! — у них даже откуда-то силы появились и они ускорились. Через минуту оба без сил повалились на пол, озадаченно наблюдая, как я подхожу к ним со скакалками в руках.
— Это ещё зачем? — взвыли они синхронно, когда я кинул им по скакалке.
— Надо! — отрезал я, но посмотрев на их недовольные лица, решил всё же объяснить, — Координацию движений будем вам улучшать. Ключевой фактор для умения уклоняться в бою, да и в целом для драки пригодится. Увидите потом. Вперёд! Пятьдесят прыжков для начала.
Они оба застонали, но всё же встали и начали нехотя прыгать. Точнее правильнее будет сказать, попытались прыгать, запинаясь и то и дело падая. Пришлось ещё и этому их учить. Два недоразумения. Ничего-ничего. Я ещё сделаю из них людей. Великими боксёрами им, скорее всего, не стать, но постоять за себя смогут. Дайте мне пару месяцев, и одолеть их будет уже не так просто. Силовые показатели за это время, само собой, сильно не подтянуть, но этого пока и не требуется. Главное научить их держать дистанцию, уклоняться и акцентировано бить, используя массу всего тела. В текущем состоянии их любой пропущенный удар способен в нокаут отправить, так что надо научить их грамотно защищаться. Ну и психологически подготовить тоже придётся, что бы у них ушёл страх перед противником и страх ударить человека, который присутствует у многих морально не подготовленных людей. Так что завтра уже начнём устраивать небольшие спарринги. Вот только перчатки бы конечно не помешало хоть какие-нибудь найти и шлемы. Мда. Это конечно, проблема. Ну да ничего, что-нибудь придумаю.

***  

===

Глава 6                                

— Директор примет тебя через десять минут. Ожидай. — секретарша положила телефонную трубку и не обращая больше на меня никакого внимания продолжила что-то печатать на компьютере. Я не долго думая и не спрашивая разрешения уселся на кресло у стены. Она бросила на меня косой взгляд, но промолчала. Я же задумался о предстоящем разговоре, выстраивая линию поведения и решая, с чего начать. Во-первых, нужно было получить разрешение на просмотр своего личного дела, не спалившись при этом, что у меня проблемы с памятью. Во-вторых, получить разрешение на выдачу перчаток и шлемов, которые, как оказалось, у завхоза были, но получить их можно было только после личного разрешения директора. Конечно это были не боксерские перчатки и шлемы, а что-то напоминавшее собой то, чем обычно пользовались каратисты. Но мне и такое пойдёт. Шлем будет скрадывать где-то до половины силы удара, а перчатки защитят кисти рук. Главное, что уменьшится риск получения травмы при отработке ударов, остальное ерунда. Я так и не понял, откуда они вообще у завхоза взялись, учитывая, что никаких занятий по боевым искусствам тут не ведётся, но на прямой вопрос он так и не ответил, послав меня в ответ на... к директору, в общем. Ну и третье, надо бы провентилировать вопрос насчёт того, чтобы и в следующие выходные меня не привлекали на субботник. Лишнее время перед предстоящими разборками мне не помешает. Но сделать это как-нибудь так, что бы в этот раз обойтись без карцера. Не то что бы мне было страшно в него ещё раз попасть, скорее я переживал за то, чтобы эти мои посиделки не вошли в личное дело и не спровоцировали получение чёрной метки.
Тут дверь кабинета открылась, прервав мои размышления, из неё выскочил взмыленный пацан, лет десяти на вид, бросил на меня ошалелый взгляд, и выскочил за дверь. Видать, огребал сейчас за какие-то грехи.
— Заходи, — всё также не отрываясь от компьютера, бросила мне секретарша и я открыл дверь и зашёл в кабинет.
— Разрешите?
Директор не обращая на меня ни малейшего внимания, сидел за столом и сосредоточенно читал какие-то документы. Я расценил молчание как знак согласия и подошёл ближе к столу.
— Чего тебе? — коротко спросил он, не отрываясь от документов и не бросив в мою сторону даже взгляда.
— Дмитрий Сергеевич, прошу вашего разрешения на выдачу мне трёх комплектов защитных шлемов и перчаток для проведения спортивных занятий! — отрапортавал я, искоса посматривая на стоявшее рядом кресло, подумывая, не усесться ли в наглую на него, но всё же решил не обострять. Разрешения присесть не было, так что потерпим. Директор оторвался от своих бумаг и с удивлением глянул на меня.
— А зачем они тебе? С каких это пор для спортивных занятий требуется защитная экипировка? - удивился он.
— Мы с друзьями хотим потренироваться в отработке ударов и защиты от них, а без защитной экипировки есть риски получить травмы. На складе они есть, но без вашего разрешения завхоз отказывается их выдавать, — спокойно ответил я под его пристальным взглядом.
— Потренироваться, говоришь? Да ты присаживайся! — махнул он мне рукой на кресло, — А зачем вам это? Да и это же уметь надо. Что толку от того, что вы будете кулаками махать просто так?
— Затем, что бы стать сильнее, — пожал я плечами, присаживаясь на кресло, — Надоело быть мальчиками для битья. Спарринги в любом случае полезны будут. Ученики перестанут бояться получить удар, и хоть как-то смогут научиться или уклонятся от них, или блокировать. Ничего сложного я тут не вижу. К тому же путем постоянных повторов ударов и уклонений можно выработать рефлекс автоматически уклоняться или блокировать внезапный удар и вовремя контратаковать. Повторение — мать ученья, как говорится.
— Отлично сказано! Повторение — мать ученья. Это кто так говорил? Не припомню что-то... — директор продолжал задумчиво меня рассматривать, тихонько постукивая ручкой по столу.
— Да я не вспомню уже. Где-то прочитал, — как можно равнодушней ответил я, мысленно коря себя за несдержанность.
— Хм. Ну ладно. В принципе, в этом я проблемы не вижу. Скажешь завхозу, что я разрешил. Хотя нет, лучше по другому сделаем. Я тебе сейчас подпишу разрешение. У меня как раз где-то бланк под рукой был. Ага, вот, — он вытащил из кучи бумаг на столе какой-то лист и стал быстро его заполнять, — Сколько, говоришь, нужно комплектов? — на секунду отвлёкся он.
— Три.
— Держи, — он поставил размашистую подпись на бумаге и протянул мне её. Я взял и свернул в трубочку, чтобы не помять.
— Что-то ещё? — спросил директор, увидев, что я не тороплюсь вставать с кресла.
— Да... — я сделал вид, что нерешительно замялся, — А можно мне посмотреть своё личное дело, если это, конечно, возможно?
— А это то тебе зачем? — с подозрением спросил он.
— Понимаете... — я лихорадочно придумывал отмазку, — Я уже задумался о том, что буду делать потом, когда выйду из детдома. Вряд ли мне светит вспышка, как вы понимаете. Возраст уже граничный. Да и вообще... — сделал я неопределенное движение рукой, как бы подчёркивая, что уверен ,что шансов у меня никаких, — А для этого хотелось бы получить хоть какую-то информацию о контактах моих родственников. Сам я мало уже что помню. Может, кто сможет помочь потом с первыми шагами.
— Я тебя понял, но в этом вопросе я тебе помочь не смогу, — он откинулся на спинку кресла и отвёл от меня взгляд, — По нашим правилам, личное дело воспитанников выдается только после выпуска, да и к тому же у меня прямое распоряжение от твоей родни о запрете кому либо раскрывать информацию о них, включая тебя. Так что советую не рассчитывать на помощь со стороны и сразу строить дальнейшие планы на жизнь без чьей либо поддержки. Такова жизнь, парень. Сам. Всё сам.
— Я вас понял, — вздохнул я. Ну что ж, не прокатило. Ничего страшного. Значит, пойдём другим путём. Вряд-ли дело хранится у него тут. Наверняка должен быть какой-то архив. А в этот архив у кого-то должен быть допуск.
— Теперь-то всё? — с нетерпением в голосе спросил директор, всем своим видом показывая, что очень занят, поглядывая на бумаги.
— Почти, — заторопился я, всем сердцем чувствуя, что ещё чуть-чуть, и меня просто выгонят отсюда, — Я понимаю, что это может выглядеть как настоящая наглость с моей стороны, но нельзя ли меня освободить на следующих выходных от субботника и отработки? Я готов делать любую работу, не выходя из здания.
— Нет, Михаил, в этот раз тебе всё же придётся выйти на улицу, — покачал он головой, — Есть определённые правила обязательные для всех и я не собираюсь делать ни для кого исключений. Ты уже отдохнул одни выходные и хватит.
Ну и ладно. Я даже не расстроился особо. Раз по хорошему не получилось, значит, будет по плохому. Всего-то и надо, нахамить кому-нибудь из преподов, чтобы в карцер загреметь.
— И если ты опять попадёшь в карцер, — как будто прочитал мои мысль директор, — То так просто уже не отделаешься. Два попадания в карцер за один месяц — это уже достаточное основание для отправления твоего дела в отдел по делам несовершеннолетних, что скорее всего приведет к появлению в твоем деле чёрной метки.
Блин. Облом. По простому пути пойти не получилось. Ну да хрен с ним. Прорвёмся. Вечно бегать от проблем всё равно не получится. Надо тогда с максимальной пользой провести оставшееся до выходных время. Сейчас тогда сразу пойду получу экипировку и погоню своих сотоварищей в зал. Я попрощался с директором и пошёл к выходу, не замечая, как тот задумчивым взглядом провожает меня.
Директор дождался, когда странный воспитанник покинет его кабинет, и нажал кнопку на селекторе, — Аня, зайди ко мне.
Через две секунды дверь кабинета открылась и внутрь быстрым шагом зашла секретарша.
— Вызывали, Дмитрий Сергеевич?
— Да... — он продолжал задумчиво крутить в руках ручку, — Сходи, пожалуйста, в архив, найди личное дело Михаила Тормашева и принеси ко мне.
— Хорошо. Что-нибудь ещё?
— Нет. Иди, — отпустил он её. Очень странный воспитанник. Он помнил его совсем другим. Мягким нерешительным мямлей, не способным в разговорах с ним и двух слов связать. Вечно краснел, потел, мялся и заикался. Тут же... Совсем другой человек. Собранный, умеющий грамотно озвучить свою позицию. Всё это следовало хорошенько обдумать. А личное дело от греха по дальше убрать в свой сейф. Очень уж тот задумчивым стал, когда ему отказано было в доступе к делу.
— Дмитрий Сергеевич, вот, как просили, принесла, — секретарша беззвучно просочилась в кабинет и положила ему на стол. Вот ведь... Так задумался, что и стука не услышал.
— Спасибо. Можешь идти.
Дождавшись когда она выйдет из кабинета, директор отодвинул висевшую на стене картину, ввёл код и убрал дело. На минуту промелькнула было мысль ещё раз с ним ознакомиться, но он тут же её прогнал. Не до того. Некогда. Да и к тому же он и так знал всё, что там написано чуть ли не наизусть.
***
— Глиста, держи дистанцию! Не подпускай его ближе! Руки выше держи и ближе друг к другу, а то у тебя там такое окно, которое бревно пропустит, а не то что кулак! Да не настолько высоко! Не закрывай себе вид! На уровне подбородка держи! И подбородок ниже опусти! — взмыленный Глиста лишь молча кивнул мне в ответ, уйдя в глухую оборону и даже не пытаясь контратаковать наседающего на него Шкета. Вообще, для бокса это вполне привычная картина, когда один из боксёров постоянно атакует, а второй больше контратакует, изредка завязывая бой. Если боец отлично обороняется, используя уклоны, нырки, отбивы, подставки и превосходно двигается, то он может образовать себе выгодную позицию для контрштурма. Но это не наш случай явно. Глиста хоть выше Шкета на полголовы и руки у него длиннее и вполне мог бы использовать это преимущество в бою и спокойно удерживать того на дистанции, вот только Шкет был гораздо быстрее и агрессивнее его и постоянно навязывал ближний бой. К тому же, у него явно был лучше удар. Удары у Глисты были больше похожи на отталкивания, с чем я пока безуспешно боролся, а у Шкета выходили уже вполне акцентированные удары, которым единственное на хватало мощи. Будь он чуть посильнее, Глиста бы уже точно пару раз в нокдауне побывал. Вот и сейчас Шкет сумел всё же найти брешь в обороне и нанес удар по печени, отчего Глисту аж скрючило.
— Стоп! — тут же скомандовал я и наклонился к севшему Глисте, — Ты как?
— В норме... — просипел тот, — Ща, минутку отдышусь и продолжим...
— Тебе на сегодня хватит. Пять минут отдыхай, потом три подхода к турнику и в душ, понял?
— Да...
— А ты сильно не радуйся, — бросил я оскалившемуся в ухмылке Шкету, — Теперь со мной давай.
Ухмылка у того сразу пропала и его сразу перекосило, как будто он кислый лимон сожрал. Пару раз за эти дни мы с ним уже боксировали и оба раза он не плохо огрёб от меня, несмотря на то, что он гораздо быстрее меня. Вот и сейчас он постарался использовать против меня это своё преимущество, то наскакивая на меня, пытаясь атаковать, то тут же отпрыгивая, как только я пытался контратаковать. Знает уже, что ему мой удар пропускать нельзя. Всё таки масса тела сказывается. Если мне даже десяток пропущенных от него ударов был не страшен, то ему и одного пропущенного от меня удара хватило бы для нокдауна или даже нокаута. Я уже вполне сносно приноровился использовать всю массу своего огромного тела для удара. Мне главное было только попасть, что, впрочем, с моей скоростью, точнее, её почти полным отсутствием, было весьма не просто. К тому же я ему уже объяснил правильную тактику боя с такими противниками, как я. В ближний бой не вступать, удары по возможности на блок не принимать, а уклоняться, выматывать постоянным движением с наскоками на два-три удара, и тут же уходя или в сторону или назад, избегая контратаки. Учеником он оказался вполне способным и буквально на лету схватывал всё, что я ему объяснял.
— Чаще атакуй, — заметив, что он почти перестал пытаться меня атаковать, посоветовал я, — Противника не взять измором, если он почти не двигается. Атакуй чаще, заставляй меня хотя бы постоянно блок держать. Не суетесь. У тебя слишком дёрганные движения.
Он успокоился и попытался последовать моему совету, начав очередную атаку, но тут же отскочил назад, в последний момент успев уйти от моего удара в голову.
— Молодец! — похвалил я его и он тут же расцвёл в улыбке, — Но не расслабляйся! Даже секундная расслабленность может привести к пропущенному удару! — что я ему тут же и продемонстрировал, со всей своей возможной скоростью сблизившись с ним и на пределе нынешних возможностей проведя серию из трёх ударов корпус-голова-корпус. Эта вспышка активности буквально обессилела меня, но цели достигла. Не готовый к подобному Шкет, привыкший, что я постоянно стою на месте и только изредка контратакую, пропустил все три удара и осел на пол.
— Как-то так... — довольно ухмыльнулся я и протянул руку Шкету чтобы помочь подняться, — Ты как там, живой?
— Не уверен, — простонал он, но за руку схватился и с трудом встал.
— Не плохо... — донёсся вдруг чей-то голос у меня за спиной со стороны двери спортзала, и кто-то вяло зааплодировал, — Да ты полон сюрпризов, Жиробасина. Но так, пожалуй, даже интереснее будет.
Я спокойно развернулся и взглянул на привалившегося к стене Психа, с кривой ухмылкой глядевшего на меня. Я молча смотрел на него, он, видимо, ожидая мою реакцию на его слова, на меня. Немая пауза затянулась.
— Ладно. Думаю, завтра наше общение получится более оживлённым, — он ещё раз напоследок криво ухмыльнулся и вышел за дверь. Я задумался, не заблокировать ли её чем-нибудь, чтобы больше не было подобных сюрпризов, но решил уже не заморачиваться, всё равно заканчивать пора.
Вообще, расслабился я тут конечно. Привык, что все остальные ученики меня стороной обходят и как от прокаженного шарахаются. И дело тут не только в моих тёрках с местными авторитетами. На следующий день после моего выхода из карцера на меня попробовал наехать один из одноклассников. Видимо, шок от моего преображения уже прошёл, да и видно было, что после карцера я ослаб, вот и решил один из учеников за мой счёт повысить свой авторитет в классе. Он ещё в переменах попытался меня опустить дебильными подколками, но у него настолько это идиотски и по детски получилось, что класс скорее больше над ним ржал, чем надо мной, от чего он побагровел и мрачно посоветовал мне ходить с оглядкой, на что я спокойно послал его в сторонку и он наконец затих.
После уроков Глиста и Шкет сразу умчались в комнату не дожидаясь меня. Что-то там они хотели успеть посмотреть в интернете до начала моего с ними занятия, я же неспешно собрал учебники под косыми взглядами остальных учеников и медленно, никуда не торопясь, вышел из класса. Вот за углом, в мёртвой для камер зоне, меня и догнали.
— Эй, Жиробасина, погоди! Разговор есть.
Я остановился и обернулся. Меня догнал этот недоумок в компании ещё пары учеников. Видимо, взял с собой чтоб потом они в классе рассказали, какой он крутой, решил я, так как вперед они не лезли и даже чуть отошли в сторону, с любопытством наблюдая, как он будет со мной разбираться. Насколько я успел понять, в классе он особо не выделялся, и повышать свой авторитет мог разве что за счёт меня, чем видимо и пользовался раньше. А тут мои неожиданные действия его на какое-то время успокоили. По комплекции он чем то напоминал Глисту. Такой же длинный и худой. Может чуть по жилистее, разве что.
— Ну, говори...-устало выдохнул я. Детский сад какой-то...
— Ты чё, клоп, думаешь, самый крутой тут? Совсем страх потерял? Я те щаз знаешь, что сделаю? Ты у меня... — он видимо принял мой усталый вид за трусость, и беспечно подошёл вплотную ко мне и схватил меня обеими руками за рубашку на груди. Точно, дебил. Я даже не стал дожидаться окончания его пафосной речи и зарядил свою любимую тройку — правой в голову, левой в солнышко и ещё раз правой в голову. На таком близком расстоянии и тренированный боксёр вряд ли сумел бы среагировать и уклониться, что уж про простого мальчишку-то говорить. Не ожидавший отпора, он пропустил все три удара, чего ему хватило с головой, и скрючился на полу, судорожно пытаясь вздохнуть. Парочка его друзей и не дёрнулась в мою сторону, изумлённо уставившись на меня.
— Ну? Вы тоже со мной поговорить о чём то хотели? — я вызывающе глянул на них. Оба испуганно отрицательно помотали головой и развернулись, явно собираясь свалить.
— Стоять! — тормознул я их, — Дружка своего заберите! Когда продышится... — они нерешительно замерли, а я побрёл к себе. Со следующего дня в классе в мою сторону больше и не смотрел никто.

***  

===

Глава 7                           

— Так, теперь ты, Тормашев, — обратил на меня внимание наконец Иваныч, закончив ставить задачи стоявшим передо мной парням, — Берёшь своих дружков, получаете инвентарь и пакеты для мусора и идёте за школу на старый стадион. Задача — собрать весь мусор, в том числе из урн, по пакетам и сгрести все листья и ветки по кучам. Пакеты с мусором сложить рядом с этими кучами. Как закончите, никуда не уходите и ждёте меня. Я в обед на машине это всё заберу. Всё понял?
Я молча кивнул. Чего тут не понять? Придётся поработать немного бесплатной рабочей силой. Сразу почему-то вспомнились субботники в спортинтернате в той жизни. Там нас тоже регулярно отправляли на уборку территории. Ничего нового, можно было бы сказать, если бы не ожидание того, что сегодня меня попытаются как минимум покалечить. Но страха не было. Времени я зря не терял, и сейчас был уверен, что если и не отобьюсь, то и просто нападавшим со мной не будет. К тому же, Шкет с Глистой были твердо намерены меня поддержать и не отходить от меня ни на шаг, хоть я и советовал им пока не вмешиваться. Рановато им в эти разборки лезть. Но они послали меня лесом и сказали, что раз уж решили, что вместе теперь, значит вместе, и заднюю они давать не будут. Больше я их отговаривать не стал. Посмотрим, чего стоят их слова и могу ли я на них по настоящему рассчитывать. Не скрою, определённые планы в отношении них на будущее у меня уже сложились. Я всё чаще и чаще задумывался, как мне дальше жить, и картинка складывалась безрадостная. Ни на какую вспышку я уже не надеялся и прекрасно понимал, что после детдома, без связи, образования и денег меня ничего хорошего не ждёт. Я пытался прикинуть, что могу перенести из опыта старого мира в этот в качестве некой новой бизнес идеи и в голову ничего толкового не приходило. Сказывался недостаток уровня знаний. Скажем, здесь пока отсутствовала сотовая связь, но я понятия не имел, как она реализована была у нас, всё таки я не технический специалист ни разу. Все технические преимущества того мира сразу пришлось откинуть в сторону. Я реалист и прекрасно понимал, что тут мне ловить нечего. Мало того, что я ничего не знаю в технической части, так и всё равно, для любой реализации нужен стартовый капитал, а у меня его нет. Посетила было мысль писать книжки или песни на продажу, как это я читал раньше в разных книгах о попаданцах, но тут тоже было не всё так просто. Я не так хорошо помнил прочитанные книги, чтобы написать их здесь. Нет, чисто теоретически, можно было бы при наличии литературного таланта сделать некий вольный пересказ, вот только с ним у меня тоже были проблемы. Если только литературного негра нанять, а это возвращает нас к вопросу о деньгах. Да и сомнения у меня определённые есть, что на книгах тут получится хорошо заработать. Почти такая же история с песнями. Целиком я знал только парочку, а остальные так, кусками. Плюс нотную грамоту я не знал, так что музыку тоже не напишу.
В общем, после долгих мучительных размышлений, у меня начал вырисовываться примерный план действий. И первым пунктом я себе в нём наметил организацию своей команды. Одному, без людей, на которых можно положиться и которые в случае чего прикроют спину, пробиваться будет тяжело. А дальше уже можно будет собрать хоть какой-то начальный капитал на не квалифицированном рабочем труде, и организовать, например, секцию по боксу. Скорее всего, в нелегальном формате. Это как вариант. Другая мысль — создать соцсеть наподобие наших одноклассников или вконтакте. Здесь ещё пока никто до этого не додумался, а больших затрат эта идея потребовать не должна. Хороший программист только нужен для начала и мощный комп, а это опять же деньги... Как ни крути, а начинать в общем нужно с какой-то черновой работы. Меня уже просветили, что завтра меня ждёт мой первый рабочий день на местном рынке, в качестве подсобного рабочего, вот и поглядим, что по чём...
— Жирный, хорош уже в облаках витать, нам выдвигаться пора. Скоро обход будет, втык получим, если ещё здесь будем! — оборвал мои размышления Глиста. Оказывается они со Шкетом уже давно подошли и ждали, пока я отомру.
— Пошли, — встряхнулся я, — Показывайте дорогу.
***
Старый стадион представлял из себя довольно жалкое зрелище. Спортивные сооружения типа турников, брусьев и прочего были все ржавые и местами погнуты и сломаны. Стадион был ограждён таким же старым и перекошенным забором, сваренным из металлических прутьев. Сразу за ним вдоль него пролегала асфальтовая дорожка. Видимо из-за подобного соседства и отсутствия в зоне видимости урн, вся прилегающая к дорожке территория стадиона была усыпана различным мусором.
— Мда... — недовольно промычал я, прикидывая фронт работы, — Отличное у нас руководство, нечего сказать. Мало того, что никаких вложений в инфраструктуру приюта не видно, так ещё и на уборке экономят за счёт бесплатной рабочей силы в виде воспитанников приюта. Хорошо устроились.
— Ну да, — так же печально согласился со мной Шкет, оценив объём беды, — Но куда деваться? Надо приступать. Времени у нас не так много на всё. Давай Глиста мы с тобой вдоль забора пройдёмся, ты налево, я направо, тут самый большой объём работы, а ты Жирный от центра по территории пройдись. Там, вроде, не так много.
— Пошли, — согласился я с ним, — Раньше начнём — раньше закончим.
Мы разбрелись в разные стороны с мусорными мешками в руках и приступили к работе. Какой-то не правильный я попаданец. По существу, для меня принципиально-то и не изменилось ничего. Что в том мире я рос в детдоме, что в этом в него же угодил. Там мы также участвовали во всевозможных субботниках по уборке прилегающей территории. Только там у меня хоть тело нормальное было, а тут — огромная туша, без всяких сверхспособностей, полагающихся приличным попаданцам. Нет в жизни счастья... — философски размышлял я, выполняя тупую механическую работу. Мусорный мешок был уже наполовину полон, когда мои размышления прервал крик за спиной, — Вон они!
Я выпрямился, развернулся и увидел вполне ожидаемую картинку. К нам приближалась банда Кирпича и Лома. Сам Кирпич шёл медленно и вальяжно, прекрасно понимая, что мне от них не убежать. Впрочем, я и не собирался этого делать.
— Что будем делать? — прошептал Глиста, подойдя ко мне и судорожно сжимая в руках грабли.
— Что, что... Огребать! — мрачно заметил Шкет, подходя с другой стороны.
— У вас есть ещё шансы свалить отсюда. Вы им не нужны. Им только я нужен, — меланхолично произнёс я, продолжая спокойно смотреть на приближающуюся компанию.
— Нет уж! — неожиданно жестко ответил мне Шкет, — Раз уже решили вместе до конца быть — значит, вместе! Лично я с тобой!
— И я... — тихо прошептал Глиста. Я промолчал, но в глубине души было приятно, что друзья не бросили меня.
— Эй вы, ушлепки! — приблизившись, заорал Кирпич, — Валите нахрен отсюда, пока я добрый! Мне только Жирный нужен.
Шкет с Глистой ничего не ответили, и остались стоять на месте с граблями в руках.
— Ну что ж. Это был ваш выбор. Я предлагал. Тогда и вас отделаем по полной!
— А что, один на один слабо? — спокойно произнёс я, глядя ему в глаза, — Без своих шестёрок уже ни на что не способен?
— Много чести тебе, ушлёпок, один на один с тобой махаться, — ощерился в ухмылке Кирпич, подойдя почти вплотную ко мне, — Слишком много о себе возомнил, гнида. Пора на место поставить!
— Ну так и поставил бы. Сам, — произнёс я, глядя ему в глаза, — Зачем других впутывать? Мои друзья в стороне не останутся. Чем больше людей будет в драке, тем больше риск, что дело до директора дойдёт. Давай один на один решим наш вопрос. Или ты боишься?
— Конечно трусит, — неожиданно донёсся громкий голос из за спин банды, и оттуда, расталкивая всех плечами , пробился Псих, — Они же только так и могут. Толпой на одного.
— Слышь, ты... — начал кто-то неуверенно из толпы, но Псих тут же его оборвал, — Заткнись!, — и что характерно, тот заткнулся.
— Я тоже в стороне стоять не буду! Мне начхать на этого жиробасину! Я и сам собираюсь его побить. Но один на один, как положено, ясно, урроды? Так что или один на один деритесь, или валите подальше отсюда, я сам тогда им займусь!
— Слышь, Кирпич. А может, ты действительно сам с ним разберёшься? — неожиданно поддержал его Лом, — Зачем нам весь этот геморрой? Тем более, что это же Жирный! С ним кто угодно справится. Тем более, что ты и сам этого хотел.
— Да не вопрос! — радостно оскалился тот, скидывая с себя куртку, и демонстративно похрустывая пальцами, — Так даже веселее будет. Тебе конец, жиробасина!
— Слишком много, разговоров. Я щаз усну, — недовольно поморщился я, не давая довольной улыбке расплыться у меня на лице. Во-о-от! Это уже совсем другая история. Вот теперь-то мы повоюем. Понятно, что против толпы шансов у меня не было никаких. Даже с поддержкой друзей. Сбили бы с ног и запинали. А теперь совсем другой расклад получается. Я встал в стойку и поднял в защите руки, ожидая атаки Кирпича. Посмотрим, что он может. Подобная публика обычно всегда агрессивно начинает свои бои, а опытные боксёры, к которым я себя причислял без тени сомнений, никогда не лезут поначалу на рожон, и прощупывают противника с дальней дистанции. Кирпич подскочил ко мне и попытался сходу зарядить с левой в голову. Мда... Замах, воистину, богатырский вышел. Я принял удар на блок, чуть поморщившись от силы удара, и тут же контратаковал с левой в печень. Он болезненно охнул и отшатнулся назад, хватаясь за бок. Но уже через пару секунд с яростным воплем кинулся на меня, беспорядочно молотя руками. Системы никакой... Я и не ожидал даже, что тут так всё печально... Видимо, он привык к уличным дракам, где самое главное — это сбить противника с ног. Да ещё и один на один, судя по всему, давно уже не дрался. Привык в толпе действовать. С моей тушкой уклоняться от ударов было почти невозможно, поэтому я принимал почти все его удары на блок, стараясь не обращать на вспышки боли в руках, на которые в основном и приходились удары, изредка уклоняясь и иногда контратакуя джебами. Сейчас он чуть выдохнется, вот тогда и начнём... Через пару минут он явно начал выдыхаться и кинулся на меня, пытаясь тупо сбить с ног. Это он не подумав сделал. Мою нынешнюю тушку так просто с ног не свалишь. От своего толчка он же сам и отлетел чуть назад, я же начал медленно приближаться к нему. Всё. Сдох парень. Уже дышит как загнанная лошадь. Это всё курение и не здоровый образ жизни сказывается.
— Кирпич, да гаси ты его уже! Чего телишься? — не выдержал наконец Лом.
— Ща, отдышусь малёхо... — тяжело дыша, ответил тот. Во наивный. Кто ж тебе даст-то? Я ускорился и чуть было не нарвался на удар ногой в голень. Еле успел ногу отдёрнуть и тут же зарядил ему с правой прямой в голову, так называемый панч. Его пошатнуло, но он устоял на ногах. Крепкий, сволочь. Я тут же попытался добавить с левой, но он кинулся мне в ноги, опять, видимо, пытаясь сбить меня с ног и я очень удачно успел выставить колено, на которое он благополучно и налетел носом.
— Сволочь... — прошипел он, сидя схватившись за нос, из которого тонкой струйкой потекла кровь. Я нерешительно замер, пытаясь решить, добивать его или нет? У нас как-то не принято было бить тех, кто не стоит на ногах. Но тут он развеял мои сомнения, с яростным воплем вскочив на ноги и попытавшись опять меня атаковать, бестолково размахивая кулаками. Я уже понимал, чего именно от него ждать, и в этот раз даже не стал ждать пока он выдохнется. Уклон, блок и сходу левой в печень и вдогонку справа в голову. Он ошалело сделал шаг назад, я же в свою очередь не отлипая от него сделал шаг вперёд и ещё раз зарядил справа в голову. Всё. Нокдаун. Хоть он и стоял ещё на ногах, но явно поплыл. Взгляд стал бессмысленный и отрешённый. Я даже добивать его не стал. Отвернулся и сделал шаг к моим друзьям, как вдруг что-то со страшной силой ударило меня в спину. Меня как пушинку подняло в воздух, откинуло на забор, в который я впечатался головой и моё сознание померкло.
***
Не знаю, сколько я провёл в отключке, но когда я пришёл в себя, то по окружающему интерьеру понял, что нахожусь в медкабинете. Голова раскалывалась на части. В горле пересохло и нестерпимо хотелось пить, но пересушенное горло отказывалось издавать звуки, не смотря на все мои попытки кого-нибудь позвать. Я со стоном повернул голову и увидел на стуле рядом с кроватью спящего Глисту. Вот зараза такая. Тут товарищ от жажды погибает, можно сказать, а он дрыхнет спокойно! Преисполнившись праведного негодования и мобилизовав все мои силы, мне удалось поднять руку и метнуть в него подушку. Глиста вместе со стулом с грохотом рухнул на пол, и  уже через секунду он вскочил на ноги, ошалело оглядываясь по сторонам.
— А? Что? Где? — и наконец соизволил взглянуть на меня, — О, братан, ты проснулся?
— П-и-и-ть... — просипел я.
— Понял. Ща. Секунду подожди, — он метнулся к столу и налив из графина стакан воды, подошёл ко мне и прислонил его к моим губам. Божественная влага потекла мне в глотку. Даже головная боль чуть ослабила свои тиски после того, как я утолил жажду.
— Что случилось? Почему я здесь?
— Не поверишь, братан. Сами в шоке, — озадаченно почесал затылок Глиста, — Прикинь, Кирпич вспышку словил как раз, когда ты к нам повернулся. И ведь не соображал ведь уже почти ничего, но ухитрился основной её удар на тебя направить. Нас только краем задело, а тебе конкретно так прилетело. Черепно-мозговая травма, что-то там с шеей и спиной ещё. Целитель сказала, ещё б минут десять — и ты и помереть мог бы.
— Ничего себе... — выдохнул я. Вот урод. Ещё и в плюсе ухитрился остаться. И не поймёшь ,как теперь определять результаты нашей встречи. Кто победил-то, получается? Хотя-я... Начхать. Всё равно его теперь должны забрать отсюда, как я понимаю.
— И не говори! Мы все офонарели. Это тебе ещё повезло, что после вспышки он совсем без сил остался и сознание потерял. Будь он в сознании, думаю, он этим не органичился бы. Точно бы решил тебя добить. А так мы быстро сгоняли до целителя и директора, обрадовали их, и целитель к тебе побежала, а директор распорядился Кирпича в специальное помещение для вспыхнувших перенести. Как сказал, во избежание возможных эксцессов. Сегодня покупатели уже приедут, и его заберут от нас.
— Ну и ладно бы с ним. Одной головной болью меньше, — я устало откинулся на подушку, — Долго я здесь уже? Где вообще целитель? Сколько мне ещё тут лежать?
— Так со вчерашнего дня ты тут. Сейчас ещё только шесть утра. Целитель домой ушла вечером, а нам со Шкетом сказала присмотреть за тобой на всякий случай. Она к восьми утра должна прийти, проверить твоё состояние и решить, выписывать тебя отсюда или ещё подержать. Если выпишет, то сегодня ты отправишься с нами на работы.
— Ничего  себе оперативность, — удивился я, мысленно прикидывая, что для меня лучше. Ещё здесь поваляться, или выйти наконец в свет, так сказать. Тут дверь в кабинет неожиданно распахнулась, и внутрь шагнул Псих.
— Сгинь! — коротко бросил он Глисте. Тот не отреагировал и молча глянул на меня.
— Иди, — махнул я ему рукой, — Ничего он мне тут не сделает. Видимо, поговорить решил. А ты иди отдохни лучше хоть пару часов. И спасибо тебе!
— Хорошо, я выйду, но буду пока за дверью, — кивнул он мне, бросил неприязненный взгляд на Психа и вышел.
— Очень уж они у тебя борзые стали, — Псих развалился на стуле рядом с кроватью, — Один вчера всеми командовать стал, когда тебя в забор впечатало, второй игнорирует мои приказы. Дождутся, что скоро я вплотную займусь их воспитанием.
— Ты чего хотел-то? — прервал я его, — Или просто соскучился?
— Ты, парень, не хами,- окрысился мгновенно тот, — Наш с тобой вопрос ещё не решён. Вчера ты был хорош, не спорю, но тем интереснее будет с тобой схлестнуться, когда ты в себя придёшь. Бегать, думаю, ты от меня не станешь?
— Не стану, — согласился я с ним.
— Ну и отлично, — оскалился он в своей привычной полубезумной ухмылке, — Тогда предлагаю через пару дней вечерком продолжить наш с тобой разговор на том же стадионе.
— Можно. Но лучше не на стадионе, а в спортзале. Незачем вечерами по территории шляться. Если нас там и увидят, скажем, что тренируемся, — я устроился поудобнее на кровати, приняв полусидячее положение.
— Лады. Договорились. Если проиграешь, то следующими я твоих дружков отделаю, в воспитательных целях, — он ещё раз ухмыльнулся, одним рывком подскочил со стула и не прощаясь вышел из кабинета. Я почти сразу вырубился и продрых до самого прихода целительницы.

***  

===

Глава 8                                       

— А я говорю, больше рубля на человека не дам вам за эту работу! — огромный бородатый мужик нависал надо мной грузной скалой, пытаясь подавить меня своим авторитетом. Не маленьким таким, надо сказать, авторитетом. Килограммов на сто сорок потянет.
— Да не вопрос. Не дашь, так не дашь, — не стал спорить с ним я. Упёртый баран. Ну, ему же хуже, — Мы тогда пойдём сначала к твоему соседу Никанору. С ним мы о цене уже сговорились. Ну а ты пока постой, может  ещё желающие найдутся разгрузить твою газель за рубль на человека. Удачи! — я развернулся и пошёл, и я даже не блефовал. Работы и без него хватало. Рынок же. Тут всегда нехватка дешёвых рабочих рук. Есть конечно и, можно сказать, профессиональные грузчики, но они меньше пятерки на человека с него не возьмут, а мы готовы были разгрузить за трёшку на каждого. И он и сам должен был это понимать. Не подумал заранее об этом, не взял с собой дополнительно людей, будь добр раскошелиться. Ну а если нет, то ему же хуже. Сам, значит, будет разгружать. Из подростков тут на рынке в Измайлово были только мы втроём и банда Лома из шести человек. Кирпич уже убыл к новым хозяевам, в имение боярина Луховицына. Дар у него по силе оказался ниже среднего, так что большого торга за него не было. Меня же об отправке на работу фактически поставили перед фактом. Целитель бегло провела диагностику организма, когда пришла. Сделала вывод, что я полностью здоров и выдворила на работы. Впрочем, я и сам хотел уже выбраться за территорию детдома, так что сильно и не сопротивлялся.
Нас с Глистой и Шкетом прикомандировали к банде Лома и отправили на небольшой рынок в Измайлово, торгующий всем подряд, с наказом вечером сдать по три рубля с человека в пользу голодающего завхоза. Ещё и Лом в автобусе попытался заикнуться о том, что мы ещё и ему будем должны вечером по два рубля с человека, но был мной полностью проигнорирован. Перетопчется. После вчерашней драки его шестёрки присмирели и посматривали в мою сторону даже с некоторой опаской. Я же с интересом рассматривал виды за окном. Эта Москва мало чем отличалась от Москвы моего мира. Разве что названием улиц. Те же высотные здания из стекла и бетона вперемешку с невысокими домами от четырех до семи этажей, богато украшенные барельефами и лепниной. Повсюду стояли всевозможные продуктовые и сигаретные ларьки, ходили толпы людей и не было пробок. Пока для меня самыми удивительными были две вещи. Как раз таки отсутствие пробок на дорогах и отсутствие метро. Для меня это было как-то дико и неестественно. Ну ладно, метро нет. Но пробок! Это казалось каким-то чудом.
— Слушай, а почему вообще местные грузчики терпят, что мы работаем на их территории? — поинтересовался я у Шкета, когда мы уже подъезжали к рынку.
— Нуу... — он задумался, — Я думаю, во-первых, потому, что рынков в Москве много, особенно, таких маленьких, как наш. Большой конкуренции среди грузчиков нет. А во-вторых, мы же только по воскресеньям туда ездим, а в выходные на рынках самая запара. Наш рынок всего одна бригада грузчиков держит. В будни-то они без проблем с нагрузкой справляются, а вот в выходные им уже тяжеловато. Только из-за выходных набирать себе ещё людей не хотят, а если бы не мы, то пришлось бы. Так что нормально они к нам относятся.
***
На самом рынке, расчерченном торговыми рядами палаток и прилавков, Лом деловито выделил нам один ряд из шести и посоветовал не соваться в остальные. Я только хмыкнул в ответ. Там видно будет. Следующее, что повергло меня в шок, оказались цены. До этого дня я как-то не задавался этим вопросом. Не до того было. И, видимо, зря. Цены здесь также кардинально отличались от наших. Килограмм картошки — двадцать пять копеек, капуста — пятнадцать, каравай хлеба — двадцать пять. Мужские рубашки — от двух до десяти рублей. Брюки — от девяти до двадцати рублей. Это я как раз когда насчёт работы здесь стали сговариваться с продавцами прицениться успел.
Системы в расположении палаток и прилавков не было никакой. Всё было вразнобой. В одной палатке брюки-рубашки, в следующей — овощи, ещё через одну — пальто, а дальше — хлеб с колбасой. Такое чувство, что кому какое место понравилось, там и расположились. Хотя, может такое быть, что в этом есть какой-то глубокий смысл, который я пока не понимаю. Не смотря на то, что ещё было раннее утро, восемь утра, на рынке было уже довольно много народу, медленно перемещавшегося от палатки к палатке. Видимо потому, что сегодня выходной день. Мы с друзьями разделились и быстро обошли всех продавцов по нашей линейке и сговорились о работе, практически распланировав весь день. Понятное дело, что большая часть продавцов работали не в одиночку и разгружались самостоятельно, но были и такие, вроде этого здоровяка, которые работали в одиночку и у них другого варианта, как кого-то нанять, не было. На весь рынок была только одна бригада мужиков-грузчиков, так что работы хватило на всех. Мы сговорились с четырьмя продавцами и к концу дня должны были получить по двенадцать рублей на руки, если всё пройдёт хорошо, что, как сказал Шкет, бывает не часто. Иногда появляются конкуренты из других детских домов, которые если их сразу не отвадить, перехватывали заказы.
— Ладно, чёрт с тобой, по два рубля дам! — раненой белугой взвыл за спиной мужик, видимо осознав, что я не блефую, а он сам не сможет заниматься одновременно и торговлей, и разгрузкой.
— Я свою цену уже назвал. Без торга. Либо соглашаетесь, либо нет, — я притормозил и обернулся, — У нас много заказов, так что острой необходимости в ещё одной работе на сегодня нет.
— Хорошо. Согласен, — проворчал он, и видимо решил оставить последнее слово за собой, — А не боишься, что кину?
— Ну, попробуй, — ухмыльнулся я и пошёл дальше. Кинуть он, конечно, может, вот только потом с ним никто работать из грузчиков не будет. А можно и подставу устроить. Сговориться с бригадой какой-нибудь, которая возьмётся его груз перенести, и та его по дороге уронит несколько раз, либо недосчитается чего-нибудь. Вариантов тут много можно придумать. Когда речь идёт о кидании на деньги, грузчики тут же выступят единым фронтом, потому что прекрасно понимают, что спустишь подобное на тормозах один раз, в следующий раз и сам можешь на такое наткнуться. Обычно все продавцы понимали, что с грузчиками ссориться не надо. Себе дороже выйдет. Если он этого не осознаёт — флаг ему в руки.
Начали мы с двух заказчиков, машины которых уже пришли. У остальных трёх заказ был на время обеда, когда им должна была поступить следующая партия товара. Дело шло довольно быстро. Глисту мы отправляли в кузов на подачу коробок, сами же со Шкетом принимали их внизу, и таскали на точку. На следующей машине Глиста со Шкетом поменялись местами. Работали мы довольно быстро, и за два часа разгрузили одну машину и заканчивали со второй. Я уже прикидывал, что вроде мы должны всё успеть по графику, когда ко мне подошёл Лом. Поставив очередную коробку на землю, я молча глянул на него.
— Измайловцы идут... — нехотя процедил он, — Малышня донесла. Десять человек. Если не встретим их на подходе, они отобьют у нас заказы. А могут и по частям нас выгнать отсюда. Мы пойдём их встречать. Вы с нами?
— С вами. При одном условии, — чуть подумав, ответил я. Какими бы ни были наши отношения в детдоме, в подобных ситуациях нам действительно надо быть заодно.
— Это каком? — насторожился он.
— Мы ничего тебе больше не будем платить. Я, в принципе, и так не собирался, но раз уж так получилось, то предлагаю сразу закрыть эту тему.
— Ладно, — недовольно проворчал он, — Пойдёмте уже.
— Ща, я коробку донесу, Глисту со Шкетом позову и мы подойдём. Куда идти-то? К какому выходу?
— К восточному.
— Договорились, — я подхватил коробку и пошёл дальше, Лом развернулся, и отправился к себе.
***
— И что, часто у вас такие разборки бывают? — поинтересовался я у ребят, когда мы направились к выходу.
— Да как тебе сказать... — замялся Шкет, — Вообще, как я слышал, часто, но нас с Глистой только один раз к этому подключили. И то, для массовки скорей. Больно уж тогда большая толпа к нам шла. Обычно Лом с Кирпичём сами предпочитали с этим разруливать. А тут, видимо из-за того, что Кирпича с нами нет, Лом перестраховаться наверное решил. Всё-таки вдевятером против десятерых это лучше, чем вшестером против десятерых.
— Может тогда какие-нибудь палки с собой прихватим? — я стал оглядываться, пытаясь присмотреть что-нибудь в качестве оружия.
— Не-не! — испуганно замахал Глиста руками, включаясь в разговор, — Тут так не принято! Только голыми руками. Всё по честному должно быть. Никакого оружия и лежачих не бить!
— Тут дело не в честности, — криво улыбнулся Шкет, — А в том, что бы не покалечить друг друга. На обычные разборки полиция закрывает глаза и не вмешивается. Ну подрались дети, бывает, ничего страшного. Это нормально. Если же нанесёшь кому-нибудь серьёзную травму, особенно, с использованием подручных средств, то тут уже жалеть тебя не будут. Мигом за решёткой окажешься. И не посмотрят на твой юный возраст. Понятное дело, что долго они тебя держать не будут, максимум две недели, ну, если только ты не убил кого-то, но чёрной меткой обязательно наградят. Так что Глиста прав. Лучше не надо.
— Ну, не надо, так не надо, — легко согласился я с ним. Это даже к лучшему. Мы наконец подошли к выходу, рядом с которым кучковались парни Лома вместе с ним самим.
— Готовы? — спросил он, с иронией глядя на нас, особенно, на Глисту, которого явно потряхивало.
— Пошли уже, — ответил я за всех, — План какой у нас?
— Обычный, — пожал он плечами на ходу, — Пересечёмся с ними в переулке тут неподалёку. Сначала попробуем словами убедить свалить отсюда. Малость поругаемся и дальше они или свалят, или кинутся в драку. Мы с ними сталкивались уже пару раз. Сильных бойцов у них нет. Так что может и без драки обойдётся, ну а нет — просто наваляем им.
— Просто наваляем... — тихо повторил за ним я, — Отличный план!
— А то! — не понял он моего сарказма, — Был бы с нами Кирпич, я бы вообще не заморачивался по их поводу и без вас справился, но десять на шестерых всё таки не очень расклад. А тут к тому же, как оказалось, ты у нас знатный боец, вот и продемонстрируешь им своё мастерство заодно.
Я промолчал в ответ на эту подначку и пошёл к выходу.
***
Историческая встреча произошла в небольшом переулке, примыкающем к рынку. Два «войска» застыли напротив друг друга с дистанцией между ними метров в пять в полной боевой готовности, и... начали друг друга обзывать.
— Козлы валите отсюда!
— Сами валите, уроды, это наша территория!
— Была ваша, стала наша, дибилоиды!
— Судаки!
— Придурки! — неслось со всех сторон, с добавлением ненормативной лексики. Фейспалм. Детский сад, штаны на лямках. Лом почему-то не спешил форсировать события, с упоением тоже занимаясь словесным поносом. Мдаа. Лидер из него, конечно, как из меня балерина. У нас там дело стоит, за которое нам, между прочим, деньги платят, а мы тут какой-то ерундой страдаем. Мне надоело, наконец, это словоблудие, и я не спешным шагом направился к самому здоровому парню из противников, стоявшему в центре строя. Моё приближение заметили, и весь свой словесный поток противник решил сосредоточить на мне.
— Смотрите-смотрите, к нам какая-то бочка катится!
— Ого, вот это жиробасина! Как он ходит-то вообще?
— Бойтесь, нас сожрать хотят!
— Да не, он видно решил к нам переметнуться, пока не поздно. За еду. Слышь, чувак, у нас самих жрать нечего! Иди вон травки пощипай!
Этот и прочий бред нёсся со всех сторон. Причём, с нашей стороны тоже что-то нелестное мелькало в мой адрес. Потом надо будет найти этих юмористов ... и поговорить по душам.

   Читать   дальше    ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://homeread.net/book/udar-eshche-udar-aleksandr-gavrilov   ===

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

 

Дюна ... 434

Бладд не верил, что этот пустынный боец попытается вовлечь его в спор, чтобы доказать собственное превосходство. В ответ он сказал:

– Я знал Пола Атрейдеса, когда он был еще юношей, я спас ему жизнь, когда ваша мать отстирывала ваши заср… пеленки. Почитайте вашу историю, Корба, – имперскую историю. Наибольшая заслуга принадлежит Ривви Динари, но я тоже присутствовал на том свадебном побоище. Я знаю правду, и Пол тоже ее знает.

– Имперская история, – насмешливо произнес Корба. – Пол Атрейдес. Я говорю о Муад’Дибе, а не об отпрыске ландсраадского аристократа. Его жизнь до того, как он явился в ситч и принял имя Усул, не имеет для нас никакого значения.

– Нельзя познать человека по одной половине его жизни, – раздраженно ответил Бладд. – Не поэтому ли принцесса Ирулан написала его биографию, с которой вы все носитесь как с божественным откровением? Если бы его прежняя жизнь не имела никакого значения, он не доверил бы мне такой высокий пост.

 ... Читать дальше »

 

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 81 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: