Главная » 2023 » Декабрь » 12 » Низвергнутый 048
04:05
Низвергнутый 048

===

Фубуки теряла контроль, её аура хаотично мерцала и шла вразнос. Взмахнув мечом в очередной раз, она вскинула руку — еще одно плетение! На меня обрушился град стальных копий. Одно за другим они вонзались в пол, где я был миг назад, тесня к стене. Перекатившись через капсулу, я на миг увидел доктора — он вытаскивал из громадного холодильника прозрачные пластины с фрагментами спинного мозга и пульсирующими шарами. Зародыши ядер магии, еще живые, и судя по размеру — детские.
Краем сознания я содрогнулся от отвращения. Насколько же нужно потерять остатки человечности, чтобы творить такое?
Но сейчас — идеальный момент, пока он занят спасением своих образцов. Я мельком увидел Фубуки в отражении капсулы — она взвилась в прыжке, занося меч для решающего удара. Но теперь бить буду я.
Повинуясь божественной воле, сома взвилась по сфиротам тугой струей — я раскинул руки, формируя сжатые до предела барьеры. Первый с хрустом уперся в стену купола и, как таран, пробил его насквозь. Второй же принял на себя удар меча. По ушам ударил страшный грохот энергетического разрыва, купол с треском рассыпался, а Фубуки, пронзив преграду, рывком метнулась ко мне, направляя лезвие точно в сердце.
Сжав зубы, я повернулся к бреши, пробитой в куполе, за которой виднелся силуэт доктора. Почуяв неладное, он медленно оборачивался к нам. Уклонюсь сейчас — упущу, возможно, единственный шанс ударить по Шварцену. Этот удар придется принять.
С обреченностью гладиатора я вскинул руку — вся моя сома сжалась в один нестерпимо яркий сгусток на кончиках пальцев. Сейчас!
Неизвестным чувством я ощущал, как позади меня меч архонта пронзает тугой воздух, приближаясь к спине. Сгусток в моей ладони вспыхнул — и ударил ослепительным лучом в фигуру доктора.
Точно в центр груди — в ядро магии.
Поток пронзил щит вокруг доктора, пыхнувший голубоватым светом, — и прошел сквозь его тело как нож сквозь масло.
В отражении стоявшей рядом капсулы мелькнуло лицо Фубуки и ее меч. Еще мгновение…
По затылку прокатилась волна холода — и с громким треском сзади вырос целый торос синеватого льда. Острие клинка вильнуло в сторону, обжигая руку. На пол закапала кровь, я отшатнулся и замер, не веря своим глазам.
В проеме коридора в конце зала стояла Котоно Айри. Запыхавшись от бега, она держала за руку дрожащую Химеру, а второй держала под прицелом Фубуки, остановленную неожиданной преградой. Архонт с заледеневшими по колено ногами дернулась, но лед держал крепко — в этом элементе Котоно не было равных.
— Цел, Гигас? — крикнула она.
— Ублюдок… — зашипел Шварцен, заставляя нас обернуться.
Он медленно вставал, даже не пытаясь закрыть оплавленную дыру в груди. Внутри что-то шевелилось, из раны сочилась слизь пополам со сгустками черной жижи, но и капли крови не было.
— Да что ты вообще такое? — с отвращением произнес я.
— Это ядро Лили, хорошая была девочка, — пошатнувшись, он с усмешкой поднял руку и коснулся раны. — Мечтала стать балериной, когда вылечится. Она хорошо послужила мне. Жаль, недолго.
Обрамленная каплями слизи, рана медленно затянулась. Я же не поверил своим глазам: его аура, слепленная из десятков разноцветных лоскутов, потеряла один цвет.
— Что за… дерьмо здесь происходит?..
Я обернулся — голос Фубуки! Архонт, погасив пламя клинка, обхватила руками голову. На её лице отразилась тяжесть недельного похмелья. Какое же облегчение — видеть такое её лицо!
Стены «цитадели архонта» вокруг нас замерцали и начали растворяться, плетение сходило на нет. Но Шварцен не спешил просто так отпускать удобную куклу.
— Фубуки, ты же знаешь, кто твой враг! — воскликнул он, неуловимо плетя новые узоры. — Убей этого бога, пока он не убил всех!
Тонкие нити магической связи снова протянулись и оплели ауру архонта липкой паутиной. Теперь я четко видел, как подонок контролировал её — через ядро, связанное с ним магическими потоками. Он буквально мог прикрыть ее магические силы, иссушить Фубуки — или же напротив, затопить ее. Архонт дернулась, борясь с путами доктора, но устоять перед столь сильным влиянием не смогла.
Проскрежетав зубами, архонт снова подняла голову — и изо всех сил рванулась, разбивая прочные ледяные оковы.
— Чёрт! — Котоно метнула в нее глыбу льда, но ловкая Фубуки быстро выстроила щит. Глыба разбилась о преграду сотнями сверкающих обломков, густо осыпая стоящие повсюду капсулы.
Воздух наполнился голубыми струйками газа из перебитых проводов, воздух пахнул сладковатым травянистым запахом химикатов.
В повисшей дымке разлилось пульсирующее эхо концентрации маны. Я видел такое раньше, но лишь в самых жестоких и беспощадных битвах с магами. Воздух сперло в груди. Сглотнув тугой комок, я воскликнул.
— Котоно, она будет бить по площади!
— Поняла! Я задержу её, иди за ним!
В стелющемся тумане я разглядел застывшую фигурку Химеры. Девчонка буквально остолбенела, слепо глядя на нарастающее пульсирующее свечение вокруг Фубуки. Её создатель не удосужился не только дать ей нормальное тело, но и научить выживанию в бою.
— Мелкая, прячься!
Химера словно по команде сорвалась с места и быстро спряталась за рядом капсул. И вовремя — наэлектризованный воздух вспыхнул ослепительной коронарной дугой — и на нас обрушился настоящий дождь молний.
Я вскинул щит, как тут же из земли ударила целая волна шипов. Проклятье, Шварцен!..
Спешно выставив щит над головой, я метнулся к нему под градом жесточайших разрядов. Ослепительные ветвистые молнии разносили к чертям капсулы, пронизывали и раскалывали ледяные преграды, облизывали щит, грозя добраться до меня. Я мчался среди капсул, уворачиваясь и перепрыгивая могильные клыки шипов, покрытых ядом, с каждым мигом приближаясь к доктору.
Яростный крик раздался за моей спиной — Котоно и Фубуки схватились в жестокой битве. Архимаг знала, что она ей не ровня, но Айри и не собиралась побеждать.
Держись, мамаша ангелов! Подари мне еще минуту, да хоть полминуты, мне хватит добраться до него!
Шварцен понял мой план — и буквально рассек разделявшие нас метры целой стеной из шипов.
Не сбавляя скорости, я прыгнул и взмыл над острыми гребнями в невероятном кувырке. Краем глаза заметил движение — шипы, словно живые, удлинились, пытаясь достать меня. Черт!
Струя энергии ударила вниз, сметая ядовитый частокол, а я кувыркнулся и прокатился по полу, едва не врезаясь в капсулу. Плечо обожгла ослепительная боль, расползаясь огненным потоком по всему телу. Всё же зацепил!
Но теперь это не имело значения — я был в пяти метрах от подонка, нас разделял лишь один ряд капсул. Но едва я бросился с места для последней атаки, как ветвистая молния грохнула в потолок над нами. Зловещая фиолетовая ветвь полоснула по стене, оставляя подпалину, и грянула в основание разделявшей нас капсулы.
Панель управления вспыхнула как гирлянда, разлетаясь разноцветным фейерверком, капсула с металлическим скрежетом накренилась и гулко ударилась о пол. Вокруг ударили струи пара, я закашлялся от острого запаха жженого металла и озона.
В неистовом гуле и грохоте раздался неистовый крик, в котором я едва узнал скрывающийся голос Фубуки.
— РИККА!!!
Шварцен замер, — мы оба уставились на капсулу, полыхнувшую голубым свечением.
Громадный зал содрогнулся до основания от мощнейшего выброса магии. Капсулу буквально разорвало в клочья сумасшедшим потоком чистейшей маны. Прозрачная крышка, вырванная с места, смела доктора, приложив его о стену, а в высокий потолок ударил ослепительный столб чистейшей энергии.
Меня едва не снесло с места ураганным ветром. Вцепившись в торчащую из пола опору, я уперся ногами в пол, прикрыл рукой лицо и посмотрел наверх. Сквозь свечение магического пожара в колонне света виднелся силуэт девушки, охваченной огнем маны.
То, чего я больше всего опасался, случилось прямо на моих глазах.
Пробуждение Нуэ.
Тело Ширасаги содрогалось от магии, исторгаемой её ядром. Безумный шторм, пробив потолок, крышу и черт знает сколько метров камня над нами, поднялся в черное ночное небо. На пол вокруг нас начал рушиться потолок, громадные куски рушили капсулы и холодильники, погребая под собой все плоды многолетней работы изувера Шварцена.
Но его, похоже, это не волновало. Отбросив придавившую его панель, он поднялся и с видом полнейшего восторга воздел руки к крутящемуся шторму маны.
Среди гула и грохота раздался торжествующий голос Шварцена.
— Давай, моя девочка! Пусть и неполноценная, но ты сможешь завершить трансформацию! Позволь же магии стереть твое уродство!
Бушующее пламя маны, едва не продавившее мой щит, угасло. Колонна энергии истаяла и парящая фигурка упала на колени. Обнаженная девушка подняла голову — и открыла горящие голубым огнем глаза.
Нуэ… её трансформация завершилась.
— Рикка! — снова раздался отчаянный крик Фубуки.

***

===

Глава 8
До предела

Глаза нуэ, как две голубые звезды ледяного космоса, смотрели прямо на меня. Нутро скрутило от предчувствия неминуемого боя. Как тысячу лет назад, в битве при Атараксии. Нас было два десятка отборных бойцов, гордости Гелиона, против двух нуэ. Выжили лишь семеро.
Сейчас же мы были один на один.
— Рикка, — я осторожно поднял ладони. — Я — Рэйджи, узнаешь?
В ответ раздался смех Шварцена.
— Думаешь, она тебя слышит? Ей управляет магия, бог!
Её взгляд изменился, густые брови сдвинулись. Она неестественно широко открыла рот, обнажая заостренные зубы, и с яростным воплем бросилась ко мне. Объятая магическим пламенем рука взметнулась — и полоснула по божественному барьеру. Я уперся руками в еле держащуюся преграду — напор нуэ сдвинул меня вместе со щитом назад. Вот это мощь!
— Давай, нуэ! — крикнул доктор. — Убей его ради меня!
С животным ревом она ударила по щиту обеими руками. Меня едва не вмяло в землю, я отпрыгнул — щит вонзился в плиты пола и разлетелся под напором волны магии. Фиолетовое пламя ударило по полу, сметая капсулы вокруг меня.
Я отпрыгнул на капсулу сзади и метнулся дальше, прыгая по прозрачным крышкам капсул. Рикка метнулась за мной, круша все на пути. От адреналина я даже забыл про боль от яда.
Перед глазами снова пронеслась молния, разнося потолок: совсем рядом шла битва Котоно и Фубуки. А Рикка, поймав боевой запал, неслась за мной по пятам как метеор.
Спрыгнув с капсулы, я развернулся. Девушка прыгнула, занося сияющие магией когтистые руки. Еще миг, сейчас! Окутавшись барьером, я скользнул навстречу, припал к земле — и мощным пинком швырнул её за спину, в доктора. Физику не обманешь, даже с силой нуэ она все еще была легкой!
Стоило броситься к ним, как я едва не напоролся на удар шипами. Шварцен укрылся щитом и контратаковал, ядовитые клыки один за другим били из-под земли, тесня меня назад. Рикка же, улетев в стену, извернулась как кошка, встала на пол и метнулась в бой, едва не задевая отравленные колья.
— Давай же, божок, пляши, пока ноги целы! — хохотал доктор. — Думаешь, продержишься долго? Мой яд работает не сразу, но скоро ты почувствуешь его.
— Твой яд — дерьмо, Шварцен, — фыркнул я, уходя кувырком от молниеносного выпада Рикки. — Я его уже подавил!
Я блефовал, от боли хотелось выть волком. Но раскачать доктора было важнее. Перепрыгнув новую стену шипов, я крутанулся вокруг капсулы, уцепившись за край — и со всего маху сбил с ног Рикку, летевшую навстречу. Удар швырнул нуэ назад, но девчонка успела вцепиться в мою ногу. Тонкие пальцы стиснули лодыжку так, что едва не хрустнули кости, и рванули на себя.
Столкнувшись в падении, мы кубарем рухнули на пол и врезались в стойку капсулы. Та накренилась, обдавая нас паром, а Рикка с грацией разъяренной пантеры запрыгнула на меня и принялась молотить злыми острыми кулачками. От первых же ударов щит затрещал как ореховая скорлупа. Извернувшись, я скинул девчонку с себя и швырнул в сторону, но та с неописуемой ловкостью облетела меня и едва не вонзила обе руки мне в спину.
На одном дыхании я сбросил ее на землю и точечным ударом перебил каналы маны в предплечьях. Лишившись сил на несколько секунд, она издала жуткий крик и задергалась так, словно была одержима.
— Да очнись же, Рикка!.. — я нещадно затряс ее, понимая, что это не поможет. После трансформации ее разум подчинен одной цели — убивать богов. Теперь это — в ее крови. Нуэ будут сражаться магией и грубой силой, даже с переломанными руками и ногами. Даже при смерти, они готовы вцепиться зубами в горло врагу и задушить его, прежде чем умереть самим.
Но я знал, что это случится. Именно поэтому каждую тренировку с Риккой я внедрял в сознание девушки императив подчинения и возвращения. Резервную копию её сознания, способную вернуть Ширасаги из пожара нуэ.
Нужно лишь сказать три кодовых фразы.
Её последний шанс теперь напрямую зависел, удастся ли мне произнести их.
— Слушай, — я прижал ее руки к полу и приблизился. — Слушай меня, Рикка! Горный шторм на рассвете… Ахх!
Тяжелейший удар в бок, словно таран, отбросил меня в сторону. Перелетев через капсулу, я остановился и, оградившись щитом, скосил глаза: из бока торчал обломок шипа.
— Что теперь, Ямада? — торжествовал Шварцен. — Всё ещё слабо? У меня еще есть в запасе яд. созданный специально против богов. Он сжигает сому и разъедает ваши сфироты, один за другим.
Я вытащил обломок из раны и, сцепив зубы, направил всю энергию на лечение. Едкий дым поднялся от раны, сквозь шипение крови я услышал нарастающий гул — и, зажав рану ладонью, прыгнул в сторону.
Хлопок — и мощный взрыв разворотил мое укрытие как консервную банку. По полу застучали обломки, а я бросился навстречу вспыхнувшему за дымной завесой огоньку. Если нуэ перешла к обстрелу магией, она всё тут разнесет.
Но она словно ждала этого. Стоило вырваться из завесы, девушка метнулась мне навстречу с торжествующим криком. Мы сцепились в ближнем бою, едва не сбивая друг друга с ног. Короткий клинч, я поймал разъяренную фурию на встречном ударе и, молясь чтобы не переломать ей все кости, швырнул через опорную ногу. Едва она коснулась земли, я прижал ее спину коленом и придавил к полу. Зарычав не хуже зверя, она дернулась встать, равнодушно выламывая свои руки — пришлось придавить и их. Нас тут же накрыл купол барьера, а я снова заговорил.
— Горный шторм на рассвете! Рыба-сокол на звездной сети! Черт возьми, приди ты в себя! Не я твой враг, а тот ублюдок, что пытал тебя, твоих друзей и всех этих людей!
Беспомощно трепыхаясь, она замотала головой и заорала так, что заложило уши. Бесполезно! Она просто не услышит моих слов!
А в следующий миг на нас обрушился целый град из отравленных шипов. Каменным дождем они вонзались в настил пола, шипя кислотой и разъедая все на своем пути. Зал быстро заволокло едкими испарениями. Закашлявшись, я на миг упустил контроль — и Рикка вырвалась. Но вместо новой атаки она растворилась в едком тумане, из которого донесся голос Шварцена.
— Ты еще не понял, бог? Это я избавил ее от уродства и сделал совершенством. Она в своем первородном состоянии нуэ. Для нее боги — естественные враги, так кого же по-твоему она хочет убить? Как может бог, проживший тысячи лет, быть таким наивным?
Сквозь опадающий туман я увидел силуэт доктора — и стоящую рядом Рикку. Её обнаженное тело, покрытое светящимися прожилками, тускло мерцало. Он положил ладонь на ее плечо и рассмеялся.
— Идиот, — утерев сочащуюся изо рта кровь, усмехнулся я. — Ты так кичишься тем, что смог вживить ей в тело это дерьмо, сделавшее её чудовищем. Но ты ничерта не знаешь о ней, Шварцен.
— Хоо, — в его голосе послышалась надменность. — И это мне говорит один из тех, для кого смертные — расходный материал. Это вы, боги, ради прихоти убивали людей миллионами! Эволюция создала магов как ответ на вашу тиранию, и ты смеешь учить меня понимать людей?
— Посмотри на себя, Шварцен. Между богами и магами вообще нет разницы. Мы все делаем одно и то же.
Он поднял голову Рикки и провел пальцем по ее губам. Я заметил, как она инстинктивно стиснула кулаки, застывшее в оцепенении тело задрожало.
— Это ли не здорово, бог? Иметь создание, что готово умереть за тебя, исполняя твою волю. Тебе ведь знакомо это, верно?
Он повернул голову — и, словно отпущенная с поводка, Рикка рванулась ко мне, окутываясь пламенем маны.
Яд начал влиять на легкие, сердце и мышцы. Больше нельзя сдерживаться. Пора использовать все ресурсы, до конца.
Все четыре сфирота запульсировали во мне, исторгая накопленные силы. Я развернул ладонь навстречу Рикке, летящей в меня как метеор — и рука девушки вонзилась в мощный шестигранник барьера. Удерживая щит вместе с ней, я перекинул ее за спину — и выставил вторую. Ослепительный луч света ударил в новую линзу сомы, брызги голубого пламени ударили в стороны, обтекая щит.
— Давай, Шварцен! — крикнул я, отбрасывая щит с завязшей нуэ. — Покажи мне всё, подонок!
Десятки энергосфер снова окутали меня и закружились в сияющем хороводе, чтобы через мгновение встать непроходимой преградой. Оглушительный грохот сотряс зал, утонувший в разноцветных вспышках магии.
* * *
Ледяной торос разлетелся мириадами острых брызг, царапая щеки. Котоно перекатом скрылась за капсулой, уходя от новой ветвистой молнии, и хотела ударить в ответ, как зал озарился нестерпимым светом.
Жестокая битва бога с нуэ и безумным доктором набирала обороты, грозя превратить весь огромный зал в дымящиеся руины. Но это ее волновало меньше всего.
— Ты выбрала не ту сторону! — раздался крик Фубуки.
Где она? За вторым рядом капсул?
— Ошибаешься, Могами. Посмотри вокруг! Что он с тобой сделал, если ты не понимаешь очевидного?
Осторожно высунувшись из укрытия, Айри заметила силуэт в десятке метров — и не мешкая бросилась к ней. Пальцы привычно сложились в узор. Вперед ударил ледяной торос, прыжок — и, скользнув по гладкому льду, она взмыла над головой архонта.
На миг они встретились взглядами — холодная, как лед, ярость в глазах Фубуки приводила в благоговейный трепет. Но стоило ей коснуться земли, магическая дуэль разгорелась с новой силой. Лед вздыбливался громадными столбами, тут же разлетаясь в снежную пыль от бешеных атак архонта, но Айри неутомимо выкладывалась в новых плетениях, подбираясь ближе.
Очередной торос разлетелся волной ледяных шипов. Фубуки тут же начала плести новый удар, как из сверкающего облака вылетела Айри. Её пальцы сложились — и мощная воздушная волна швырнула архонта в гору ледяных обломков.
Едва спина коснулась пола, Айри обрушилась на неё сверху, но вместо неистовой атаки девушка прижала ее руки к полу и закричала.
— Да приди ты в себя, архонт Могами!!!
Та изогнула сильное, тренированное тело, подбрасывая оседлавшую ее эспершу, и взвилась на ноги.
— Пошла к чер…
Её голос потонул в грохоте взрыва, обе женщины едва успели закрыться от нестерпимой вспышки. Ударная волна швырнула обеих на покосившуюся капсулу. Айри успела различить силуэт доктора, отброшенного богом в стену, как ударилась о край капсулы так, что искры из глаз посыпались.
Шипя от боли, она лихорадочно вскочила — ошарашенная Фубуки, которой досталось сильнее, трясла головой, — и буквально вморозила руки соперницы в толстенную ледяную плиту.
— Посмотри туда, Могами!
Она повернула ее голову к мечущейся среди вспышек магии фигурке Рикки. Обезумевшая нуэ крушила все вокруг, пытаясь достать бога, равнодушно сметая капсулы с людьми, перегородки и все, что попадалось на пути.
Та замерла, в ее затуманенных глазах словно рассеялась пелена.
— Рикка?..
— Твоя дочь стала чудовищем из-за Шварцена, как ты не поймешь? Посмотри же! Разве не этот бог служил твоей семье?
— Гигас, — Фубуки дернулась, пытаясь подняться. — Гигас! Да чертов лёд, выпусти меня, ты!..
— Не выпущу! — выпалила она. — Ты не слушала меня, когда я рвалась в твою команду, так послушай сейчас, Фубуки! Шварцен вернул тебе силы, но он же отнимает жизни у других у сотен эсперов, у детей! Я помогала ему похищать их с улиц, но даже не знала, какой кошмар их здесь ждал! Вспомни, как вы с Рюэном спасали Рикку! Гигас мне все рассказал… да черт возьми, я знала, что он — чудовище!
Фубуки скосила глаза на фигурку,высунувшуюся из-за капсулы у дальней стены. Девчонка в рваной, испятнанной рубахе, в ссадинах… и с большими перепуганными глазами.
Как у Рикки в ту ночь, когда её клана не стало.
— Шварцен вернул тебе силы только чтобы использовать тебя. Как и твою дочь, он без раздумий бросил ее против бога, Могами! Она выжила в детстве, но сейчас он не оставляет ей шансов! Он и есть твой враг!
— Знаю… — она стиснула зубы и зажмурилась. — Сними чертов лед, пока я его не разбила.
— Эм…
— Я в порядке, черт бы тебя побрал! — вскрикнула она. — Он больше не контролирует мое ядро!
Айри неуверенно оглянулась, но Фубуки рывком разбила ледяные оковы и встала на ноги. Опешившая архимаг подняла руки, готовая к бою, но Могами даже не взглянула на неё.
Её налитые кровью глаза смотрели только на силуэты мечущихся людей. Новая вспышка озарила пол-зала, мощный взрыв разметал несколько капсул, обломки которых разлетелись на десяток метров. Дымящийся кусок обшивки долетел до неё — и срикошетил от вспыхнувшей линзы щита, окутавшей архонта.
— Ни одна тварь, божественная или магическая, не смеет вредить моей семье, — она стиснула кулаки, подернувшиеся жутким свечением. — Ты идёшь со мной, архимаг?
Котоно встала рядом и коротко кивнула, хотя в душе улыбалась во весь рот, как ребенок. Слова, о которых она мечтала, эхом отдавались в голове.
— Плечом к плечу — до конца, — произнесла она девиз экспедиционного корпуса.
— Вперёд.
* * *
Воительницы направились в центр зала — эпицентр магического шторма, где рубились бог, нуэ и доктор. Вокруг них пылало все, что вообще могло гореть, воздух лихорадочно трясся, земля содрогалась и стонала. Среди дьявольского голубого пламени зловеще чернели силуэты десятков капсул, окутанных холодным паром.
Архонт решительно пошла в море адского пламени. Котоно поспешила за ней, но ее остановили обхватившие сзади детские руки.
— Зря ты вышла, сейчас жарко будет. Лучше спрячься, — бросила она прицепившейся белобрысой девчонке и попыталась стряхнуть ее руки. Но та держала крепко.
— Лучше я с тобой, чем одна. Не хочу больше прятаться…
Упрямый и слишком уж взрослый взгляд малявки напомнил ей Аманэ.
— Учти, если будешь нам мешать, или поймаешь шальной узор, я тебя спасать не буду.
— Не поймаю, — хладнокровно ответила она. — Гигас не позволит, я уверена.
Котоно едва сдержала усмешку. Дожила! Еще недавно рвалась воевать с богами, а теперь — спасает одну из их племени. А девчонка явно непростая, от неё даже веет силой. Не магической, другой. Она словно сосуд, переполненный до краев.
— Тогда не отставай, выручим мы твоего друга.
Они поспешили за Фубуки, остановившейся на краю пылающего моря: поток магии огибал ее барьер как вода — громадный светящийся зонт.
— Он мне не друг, — буркнула девчонка.
— А кто ж тогда? — усмехнулась Айри.
Девушка высунулась из-за ее ноги и посмотрела в центр битвы: Гигас полыхал сомой как Сверхновая, сжигая все свои запасы. Бой с нуэ она видела впервые — её создатель избегал сражений, не рискуя приближаться к скоплениям магов. С момента сотворения Создателем она скиталась с ним по всей Земле, прячась от людей, и привыкла полагаться на себя, не ожидая милости от других.
Она знала: чужие боги хотят лишь отнять её драгоценную сому. Но Гигас вел себя так, что она недоумевала — как можно так разбрасываться силой? Зачем спасать её, обреченную и полуживую? Почему не сбежать, как Создатель, и тихонько копить силы, не рискуя все потерять в один момент?
Создатель умирал без её сомы, и время уходило, каждая минута могла стоить жизни ему — а значит, и ей. Так почему вместо бегства она глаз не может оторвать от этого боя?..
— Он рискует жизнью ради тебя, — фыркнула Айри, закрываясь щитом. — Хотела бы я, чтобы хоть один из моих товарищей так за меня бился.
— Ты готова, архимаг? — крикнула Фубуки, готовясь броситься в гущу сражения.
Та обернулась к химере и улыбнулась.
— Удачи нам всем, девчонка.
* * *
Я едва успевал менять бешено крутящиеся щиты и отбивал атаку за атакой, порой забывая дышать. Миг, удар сердца — в просвете между щитами мерцают глаза нуэ. Рикка пронзила хрупкий барьер и разорвала защиту. Тут же я схватил ее за руку и, вкладывая всю сому, раскрутил в такт щитам, чтоб к следующему удару сердца она с гулом улетела в стену.
Не сбавляя оборотов, я развернулся к Шварцену — и едва не лишился головы. Безумный столб света сдул щиты вместе с клоком волос, пройдя в миллиметрах от виска. Это не доктор, а чертова орудийная батарея линкора Гелиона!
Скользнув навстречу так, словно за миг научился выживать в смертоносном потоке, я врезался в него всем весом и утащил за собой в горящую стену. Брызги пламени и раскаленного металла осыпали нас, в нос ударило вонью жженых волос и плоти. Охваченные боевым безумием, мы сцепились, гвоздя соперника кулаками. Мимо меня пучками разлетались отравленные иглы, в ушах гремел рокочущий крик доктора. Стиснув его за горло, я удар за ударом вколачивал пламенеющие кулаки в его маску.
Но едва на ней показалась глубокая трещина, в бой вернулась разъяренная нуэ. С воплями дикой кошки она снесла меня с доктора и, прокатившись по полу, прытко набросилась в новой атаке.
Усиленное магией тело нуэ скрутило меня как анаконда — буйвола, я отчетливо услышал хруст суставов. Ну уж нет, не раздавишь! Мои сферы одна за другой окутали нас и швырнули в воздух, как под нами пол разверзся десятками изогнутых, как клыки дракона, шипов. Шварцен с радостью пожертвует Риккой, если одним ударом убьет и меня!
Я рванулся прочь, сбрасывая цепкие руки девчонки. Наши щиты уперлись друг в друга, воздух задрожал от высокого гула и треска бьющих в пол разрядов. Рикка уперлась пальцами в мой щит так, словно хотела порвать его голыми руками. По преграде поползли трещины — и тут же краем зрения я заметил нарастающее сияние очередного залпа.
— НАЗАД! — заорал я, мигом перенося щит. Рикка ураганом налетела на меня и швырнула мощным ударом в стену. В тот же миг между нам протянулась смертоносная колонна чистой энергии.
Ослепленный и оглушенный, я врезался во что-то, перекатился в сторону и, закрываясь всем, на что еще хватало сомы, открыл глаза.
В затухающем остаточном сиянии залпа я различил обломки капсул с кипящей в них жижей. А за ними, у дальнего конца стены, куда вел боковой коридор, раскрылись двери неприметного лифта. Из него выскочили трое, толкавшие перед собой тележку, и со всех ног бросились к выходу у противоположной стены. На миг я различил содержимое куба — бесформенное нечто, дрожащее и явно живое. Сквозь рев пламени послышался почти человеческий плач.
— Идиоты, уходите быстрее! — прогремел голос Шварцена. — Я же сказал, вывозите её через нижние залы!
— Да там пройти невозможно! Все шлюзы нижних ярусов закрыты из-за перебоев с энергией, остался только путь на поверхность!
Я взвился на ноги, лихорадочно соображая, как использовать это. Что внутри куба? Слабость Шварцена? Эксперимент? Однозначно оно ценное.
В подтверждение доктор метнулся между нами, закрывая собой беглецов с ценным грузом. В его руках засияли багровые нити — и мне наперерез метнулась нуэ.
Словно таран, она смяла меня и свалила с ног. Над головой сверкнули пылающие маной кулаки.
— Спасайте её, не стойте! — раздался голос доктора.
— Не так быстро, Шварцен!
От звенящего голоса Фубуки даже Рикка перестала рвать мои окровавленные руки и замерла, водя взглядом. Выходит, у Котоно получилось ее образумить. Шанс!
Я стиснул нуэ дымящимися от регенерации руками и отшвырнул её, добавив ускорения ударом энергощита. От боли в глазах поплыли круги, но мне было плевать на боль. Я бросился вдогонку убегающим помощникам и их грузу. Шварцен отвлекся на архонта, подарив мне пару драгоценных секунд.
— Не смей лезть в будущее всего человечества, архонт, — прогремел он, поднимая окутанные разрядами руки. — Мы уйдем, или вы все умрете.
Да что не так с этой слизью, раз он бросает все остальное ради неё? Не она ли была ключевой деталью его замысла с ядрами магии?.. На ум сразу пришли сотни капсул, разбросанных по залу. Меня едва не скрутило: это кричащее желе — живой инкубатор ядер магии?
А мои союзницы, не теряя времени, слаженными зарядами льда и молнии обрушили свод последнего коридора, куда так рвались беглецы.
— Чертов садист, у кого ты вырезал ядро, что пересадил мне? Сколько людей погибло, чтобы я вернула магию? Отвечай, ты!..
— Довольно.
Низкий гул его голоса раскатился по залу. Капсулы, разбросанные по залу, словно ожили. Из щелей ударили струйки пара, растрескавшиеся крышки с хлопками отходили, раскрывая темные чрева сосудов. А из них поднимались жуткие силуэты. Армия полуживых эсперов под контролем их мучителя развернулась к нам. Их глаза горели слабым светом. Словно по команде, они бросились на нас, окутываясь радужным светом магии.
— Гигас, за ним! Я задержу их!..
Могла бы и не говорить, мамаша! Выйдя из ступора, я перепрыгнул ближайшего эспера и, прыгая с капсулы на капсулу, помчался за Шварценом. Подонок подхватил куб с живым желе и бросился прочь.
Воздух здесь был настолько напитан магией, что уйти из комплекса порталом было невозможно. Лифты разрушены или перекрыты, единственный путь — пролом в потолке, пробитый Риккой, сквозь который виднелся свет звезд. Но уйти туда я ему не позволю.
Зал наполнился отблесками вспышек магии, криками и грохотом — сзади разгорался новый бой. Перемахивая по несколько метров рвущими жилы прыжками, я стремительно нагонял Шварцена, закрывшегося щитами. Оставалось два-три прыжка, как сзади меня настиг сокрушительной мощи удар в спину.
Неистовая сила сбила меня в прыжке и впечатала в землю, усыпанную обломками и каплями расплавленного железа. Я едва успел вскочить, как на меня разъяренной львицей набросилась нуэ. Боя с ней и доктором я не выдержу, нужно заканчивать здесь и сейчас.
Приняв тяжелый удар ее кулака, я перехватил руку девушки и вывел ее на болевой, заходя за спину. Она взвыла и замолотила меня по боку второй, но и её я перехватил, завершая блокирующий замок. С трудом дыша от боли, я прижал девчонку к себе и заговорил.
— Рикка, наши тренировки! Вспоминай, наша программа! Строка первая: Горный шторм на рассвете.
Её мелко затрясло: фраза, снимающая первый ментальный блок, сработала. Почуяв это, нуэ взревела и рванулась так, что едва хватало сил ее удержать.
— Строка вторая! Рыба-сокол на звездной сети!
Её рёв перерос в жуткое клокотание, магическое чудовище рывком выбило себе руку из сустава, освобождая одну кисть. Мгновенно выкрутившись из захвата, она изогнулась и ударила меня головой. Длинные тонкие рога с хрустом вошли мне в живот.
От боли потемнело в глазах. Собрав всю волю и сому, я обхватил Рикку снова и упёрся головой в ее щеку.
— Строка третья… Звездная нить, что ведет в Гелион… — произнес я, глотая кровь. — Ямада Рикка.
Её голос затих, слепящее сияние пожара маны медленно начало таять. Замерев, она медленно подалась назад.
Не в силах держаться, я разжал хватку. Сквозь дрожащую пелену белесого пара и шипение ран, я увидел её льдисто-голубые глаза, полные слёз.
— Р-рэйджи…
За ее спиной вспыхнула яркая багровая звездочка — луч «клинка ведьмы» протянулся от силуэта, возносящегося к провалу в потолке.
Сома, барьер, скорее!..
Божественный щит вспыхнул тонкой пленкой, закрывая нас от узора — и тут же погас.
Моя сома. Её не осталось.

***

===

Глава 9
К истокам

Я прижал к себе Рикку и закрыл собой.
Прости, девочка, но на этот раз мне нечем тебя защитить, кроме своего тела.
Багровый луч «клинка ведьмы» не оставляет шансов. Плетение, созданное для убийства богов, можно отразить только щитом сомы. Но свой запас я исчерпал досуха.
Все эмоции стерлись в один миг. Я много раз был на пороге гибели, смотрел смерти в глаза. И всегда упирался всем своим существом, цепляясь за жизнь. Но сейчас… будь у меня хоть капля сомы, я оттолкнул бы девчонку до выстрела.
Зависнув между полом и громадным проломом в потолке, доктор сжал кулак.
В миг выстрела зал осветился багровым светом. Я сжал дрожащую Ширасаги, глядя в алое око скорой смерти…
Из пролома в потолке вырвалась белая вспышка стали и молнией ударила по силуэту Шварцена. Она отсекла руку Шварцена, но в тот же миг багровый луч вспорол воздух в сантиметре от моей головы. Колонна энергии ушла по дуге в сторону, сминая и плавя до белых брызг стальные балки, капсулы и все на своем пути.
Я с замиранием сердца смотрел, как из провала вырвались лучи света, а следом спустились несколько тросов. По ним, подсвечивая дорогу фонарями, один за другим спускались люди в черной форме и с эмблемами клана.
Выпустив куб, доктор рухнул на землю. А навстречу поднялся, взмахнув клинком, архимаг в расшитой хакама. Рюэн Могами!
Откуда? Где? Как он узнал?
— Второй отряд — помогите Фубуки, — распорядился он, чертя узор. — Остальные — со мной!
— Ты поплатишься, Могами, — доктор поднялся и, пятясь к кубу с живой субстанцией, поднял сочащийся слизью обрубок.
Бойцы клана бросились в атаку — им навстречу ударила сокрушительная волна шипов. Прорубая преграду мечами, они один за другим метали в Шварцена отборные боевые узоры. Перенасыщенный магией воздух вновь озарился вспышками пламени и ветвистыми молниями. Я завороженно смотрел на разгорающийся бой, когда раздался окрик Фубуки.
— Ямада, уходи!
Она и Котоно рубились в самой гуще осаждающих их эсперов. Им не пробиться сквозь десятки обезумевших магических зомби к нам на помощь, а Рикка, пробывшая нуэ слишком долго, была выжата до капли и сама едва держалась.
— Держись, выберемся, — шепнул я ей и, накинув на плечи нагой девчонки свою куртку, поднял на руки, как сзади сквозь шум боя послышался торопливый топоток.
Проскользнув между капсул, к нам выбежала Химера.
— Гигас!
— Мелкая! Какого черта ты еще не сбежала?
Малявка подскочила к нам и замерла в шаге, вглядываясь в мое тело.
— Пустой…
Я покосился на Шварцена и Рюэна с бойцами: их дела были плохи, даже после боя со мной сил у этого чудовища будто и не убавилось. Из десятка бойцов осталось шесть, у многих были тяжелые раны, а воздух вокруг них светился от ядовитых газов.
— Вот что, — я опустил Рикку на пол и вложил ее руку в ладонь химеры. — Бери её и выводи отсюда, поняла? Я разберусь с этим психопатом.
— Ничего не выйдет, — она покосилась на Шварцена. — Пока он жив, нам не уйти, ты же знаешь.
— Не спорь и беги, хотя бы выиграю вам время.
— Не с такими ранами, — она закусила губу и потянулась к моей руке. — Без сомы тебе не выжить.
Тонкие прохладные пальцы сжали мою ладонь. Я вздрогнул: мягкое тепло наполнило меня, разливаясь по всему телу. Золотистый свет окутал наши руки.
— Постой, твоя сома…
Изможденная пленом, грязная и заплаканная, Химера улыбнулась мне.
— Ты не раз спасал мне жизнь. Как я посмотрю в глаза Создателю, если не отплачу тебе тем же?
Дурёха. Знала ведь, что без сомы она умрет следом за ним. Тогда и я потеряю ниточку к Мелитане.
Нужно закончить всё быстро.
Горячая, отборная сома уже заполнила мои сфироты, но Химера не отнимала руки, заполняя меня до краёв. Исчерпав себя, она убрала руку.
— В теле Шварцена — десятки ядер магии. Его не победить, пока цело хоть одно.
— Разберусь. Присмотри за Риккой, — я поднялся. — Закончу — верну всё до капли.
Ответа химеры я не расслышал. Ноги сами понесли меня в сердце битвы, которая уже приняла драматический оборот.
Над полем боя стоял жидкий туман, в носу засвербило от смрада паленой плоти. От гвардии Могами остались два воина. Отброшенные очередной атакой, Рюэн с товарищем пропахали усыпанный телами пол. Доктор же, не отходя от куба со своим сокровищем, поднял руку — на открытой ладони засияло плетение «молот ведьмы».
Решил покончить с обоими одним ударом.
В его мутной ауре я разглядел засиявший маной сгусток — ядро магии, точно под плечом. Попался.
Все мышцы в моем теле натянулись, как пружина, сома огненным потоком побежала по жилам, собираясь в одну точку. Вдох — пропитанный вонью воздух влился в легкие, замирая на миг.
Тонкий луч энергии ударил в его тело, пронзая насквозь ядро. Багровое облачко пара ударило из раны, заготовленное плетение распалось, а Шварцен пошатнулся, разворачиваясь ко мне.
— Снова ты грязный…
— Заткнись, — сжав зубы от боли, я проделал вторым выстрелом обожженную дыру в его груди и шагнул дальше. — Рюэн, давай!
Словно ждав этого, архимаг взмыл в прыжке, занося сияющий магией меч. У меня перехватило дыхание: прочертив сверкающую дугу, клинок вонзился в окутавший доктора щит — и мой новый выстрел разбил барьер на осколки. Клинок Рюэна завершил дугу и начисто отсек вторую руку.
Шварцен метнул в Рюэна волну шипов, стремясь уменьшить число соперников, но опытный боец Могами уже отпрыгнул, закрываясь барьером. Отрубленная рука тут же вспыхнула и задергалась, пожираемая слепящим золотистым пламенем.
— Может, ты и сильнейший из эсперов, нашпигованный ядрами магии, — произнес я, снося новым залпом спешно возвращенный щит. — Но сколь бы сильными ни были твои плетения, даже ты не можешь применить больше одного за раз.
Он застыл, глядя на меня сквозь растрескавшийся шлем. Впервые я ощутил леденящую волну страха, идущую от него.
Чуждая, нечеловеческая эмоция не походила ни на что, с чем я сталкивался раньше. Уродливое подобие чувства вызвало отвращение и лишь подтвердило мои догадки.
— Даже тебе не обмануть законы природы, Шварцен. Никакой ты не человек, даже если и был им когда-то.
Страх сменился злостью, его силуэт окутался энергошарами. Отбросив всякую маскировку, доктор поднялся в воздух, на глазах отращивая отсеченные конечности. От ужасного запаха паленой слизи в его ранах выворачивало наизнанку.
— Сейчас, Рэйджи! — вскрикнул Рюэн.
Мы оба ударили одновременно: шквал магических зарядов очередью прошил его щиты и подставленные сферы. Я метнулся в центр пылающего шара, вытянув руку.
— Рюэн, меч!
Тот мгновенно метнул оружие — кувыркнувшись, клинок точно лег в мою руку. Ощутив приятную тяжесть стали, я вложил всю сому в отточенное лезвие — и рубанул по сияющему магией силуэту.
Окутанный сомой клинок с усилием вспорол армированный комбинезон и тело под ним, равнодушно разрубая плоть и кости. Рассеченный надвое, доктор рухнул на землю. Но едва половины его тела грузно упали, как между ними протянулись тягучие серые плети и начали стягивать тело обратно.
— Ну уж нет, тварь! — Рюэн подхватил меч убитого товарища, подскочил и вонзил клинок в эспера. Мы вдвоем гвоздили его тело, пылающее энергией как лесной пожар всякий раз, как лезвие пронзало очередное ядро магии.
Наконец, изуродованное до неузнаваемости, тело затихло. Рюэн устало опустил меч.
— Давно мечтал отправить тебя в ад, чертов ты урод. Что ты вообще такое?
— Вот и посмотрим, — я нагнулся и, сжав его маску, раздавил её как тонкую скорлупу. Осколки разлетелись по полу, а нам открылась картина, заставившая Рюэна в ужасе отшатнуться.
Омерзительно правдоподобное лицо было слеплено из тысяч насекомых. Даже глаза — жуткие стекловидные сферы, — были сложены из множества прозрачных зеленоватых брюшек тварей, живущих в стеблях дурман-цветов. Это они усыпляли своим запахом исследователей, заманивая в середину поляны бледных цветов, где их и пожирали плотоядные насекомые.
Доктор буквально вышел из Бездны.
Ужасающая гримаса исказилась, задергав серыми веками, на лице открылась щель, кишащая сотнями тварей. Раздался леденящий душу, скрипучий механический голос.
— Это тело больше мне не нужно… магия, я вижу твое ядро…
Щель на образине расползлась в страшной улыбке от уха до уха. Его тело дернулось — и десятки склизких щупалец ринулись ко мне.
— Назад!
Я отпрянул раньше — серая жижа растеклась по щиту сомы, разъедая барьер как кислота. Удушливая едкая вонь ударила в нос. Сморщившись, я направил энергию — и щупальца вспыхнули ярким пламенем, трескаясь и шипя.
Слизь стянулась обратно к телу и начала сползать с белесых костей давно погибшего доктора, начисто обглоданных жуками. На полу осталась опустевшая шкура-комбинезон да скелет.
Дернувшись к Рюэну, колония, похожая на громадную амебу, быстрыми рывками переползла к кубу и, облепив его угол, начала обхватывать клетку с живым существом внутри.
— Томоо… дай мне еще ядро магии… еще одно!..
— Спали эту тварь, Рэйджи! — воскликнул Рюэн, не рискуя приблизиться.
— Убей его! — крикнула Химера.
— Он сказал Томо! — встрепенулась Рикка. — Не трогайте её! Она была моей подругой, она была ребенком!.. Умоляю, не смейте!
Существо внутри было живым, у него было сознание. Я чувствовал его страдания и страх. Но глядя, как тягучие серые нити просачиваются сквозь отверстия куба и обтекают дрожащее нечто, я понял — существо не спасти.
Никакие божественные силы это не изменят. Я мог сделать лишь одно — подарить ей быструю смерть.
— Прости, Рикка… — прошептал я, сжимая кулаки так,что ногти впились в кожу. Ураганные потоки сомы поднялись по моим сфиротам, воплощаясь в чистую энергию — и с торжествующим ревом пламя охватило окутанный слизью куб с Томо.
Меня обдало жаром, колонна зеленовато-золотого огня столбом ударила в потолок, уходя в пролом. Оглушительный вой пламени затмил и голоса, рвущиеся из куба, на глазах превращавшегося в плазму, и отчаянный, полный боли крик Ширасаги.
* * *
—…не будите его пока, пусть отдохнет. Парень вырубился сразу, как мы вышли наружу.
Я открыл глаза. Ну конечно, опять больница. Все тот же белый потолок, запах лекарств и чистых простыней. А ещё скребущий голод, желание смыть с себя всю грязь и уединиться с женщиной, а лучше — двумя-тремя. Божественный аппетит — это не только про еду. Затекшее от долгого сна тело требовало активности и давало понятные сигналы.
Вокруг — элитная палата с личным душем и удобствами, на стене — картина с эмблемой Могами. Куда же ещё меня могли привезти. За дверью голоса медсестёр, но первый голос точно принадлежал Фубуки. Нам стоило обсудить кое-что важное, но сперва займусь собой.
Приняв горячий душ, я вышел и с удовлетворением обнаружил возле кушетки тележку с горячим обедом. От запаха аж закружилась голова. Вот это я понимаю, сервис! Может, позвать пару симпатичных медсестер, скрасить мой обед? В конце концов, их пациент спас клан Могами. Я не против благодарности.
Но на этот раз обошлось без приятных бонусов к сочному стейку и парным овощам. Закончив с обедом, я накинул свою одежду и вышел из палаты, чтобы столкнуться с Фубуки и Рюэном. Оба как раз шли к моей палате.
— Смотрю, ты уже очнулся.
— Долго я спал?
Они переглянулись.
— Двое суток, — ответил мужчина. — Наши врачи тебя обследовали. В твоей крови был яд, но нам удалось ввести антидот вовремя, иначе кто знает…
Он беззлобно усмехнулся мне.
— Правда, непохоже, что тебе он вообще навредил, — скептически заметила Фубуки. — Смотрю, ты полон сил.
— Да, и не собираюсь тут отсиживаться, — кивнул я. — Лучше скажи, как ты нас нашел?
— Скажи спасибо своей матери, — улыбнулся он. — Госпожа Юмэми подняла половину нашей службы безопасности, чтобы они вытащили меня из имперской больницы. Она рассказала мне всё, что произошло, а дальше мы с Такеми разобрались с проблемой.
— Ясно, — кивнул я. — Со мной была белобрысая девчонка, где она?
— Ты о химере? — сощурилась Фубуки.
Всё-то она уже пронюхала, зараза. Что ещё ей удалось узнать из записей доктора? Её тайное логово? Мои планы насчет Гелиона? Может, сразу местоположение Мелитаны?
— Эм, насчет девчонки, — Рюэн натянул кислую улыбку. — Она сбежала сразу, как мы в город вернулись. Всю дорогу от тебя не отлипала, а как доехали — растворилась, будто и не было её.
— Она приходила пару часов назад, — добавила Фубуки. — Ей был нужен ты. Я хотела пригласить ее на обследование, но она тут же сбежала, даже не дождавшись ответа.
Я строго посмотрел на обоих.
— Найдите мне её как можно быстрее. Я должен с ней встретиться, это не шутки. Не представляете, как много сейчас от этого зависит.
— Я займусь, — кивнул Рюэн и поспешил к лифту, оставив нас с Фубуки вдвоем.
— Химера не единственная, с кем тебе стоит поговорить. Рикка сама не своя с самого возвращения. Я знаю, что вы многое пережили вместе, тебя она точно послушает. У меня сердце устало болеть за дочерей. Я уже знаю, что произошло у Императора… и чем это закончилось.
Её взгляд налился тяжестью, архонт негромко и угрожающе добавила.
— Эйсин пожалеет об этом.
— Что насчет тебя?
Она приподняла бровь.
— В смысле?
— Ты знаешь, — я указал пальцем на ее грудь. — Твои силы архонта.
— Я… — она запнулась. — Не знаю, что будет дальше. Император, которому я служила, предал меня. Так же, как мой друг, с которым я проливала кровь и делила пищу. Гигас, «орден архонтов» — это не просто отряд сильнейших эсперов, это братство. Мы клялись быть на одной стороне.
— И как, понравилось тебе на той стороне? — усмехнулся я. — Скажу одно: я не знаю такой клятвы, что люди не нарушили бы ради своих личных целей. В этом и боги, и маги одинаковы. Жизни миллионов ничего не стоят, если положить их ради высшей цели.
Она отвела взгляд, касаясь своей груди.
— Нам удалось достать документы из лаборатории Шварцена. Там было всё, вплоть до имён и семей его жертв. Я даже знаю, у кого он вырезал моё ядро. Ты не представляешь, каково это — смотреть на фото ребёнка, часть которого сейчас в тебе.
Я сжал её ладонь.
— Вот и помни его всегда. Теперь это не только твоя жизнь и твоя магия. Пока в тебе это ядро, бейся до конца. Не за императора, а за Империю. За людей.
— Я… — женщина куснула губу. — Да, ты прав. Рикка в конце коридора, палата десять. Она ждет тебя.
Оставив её одну, я поспешил в палату к новоиспеченной нуэ. Фубуки, да и остальным, не следовало слушать наш разговор.
Войдя в палату, я быстро повернул замок и подошел к постели. Ширасаги отрешенно лежала, закрыв глаза рукой, натянув одеяло чуть не до подбородка. Её тонкие, острые рога упирались в подушку.
Рядом с постелью стоял нетронутый обед, исходя ароматным паром.
— Знаешь, что я первым делом подумал, когда увидел тебя в той лаборатории?
Она чуть повернула голову. Я привлек ее внимание.
— Я подумал: черт возьми, как же мне хочется почаще видеть тебя голышом! И, между прочим, в местный душ легко входят двое.
Рикка отвернулась обратно, но я заметил, как дернулся уголок ее губы. Тоже мне, королева драмы.
Я сел на край ее постели и, подхватив с блюда спелую виноградину, отправил ее в рот.
— Так чего ты расстраиваешься? Из-за рожек? На мой вкус, они придают тебе пикантности и…
— Хватит, — бесцветным голосом ответила девушка. — Я снова стала его игрушкой. Позволила захватить себя, хотя клялась, что больше никогда не буду плясать под его дудку. Я едва не убила тебя, Рэйджи. Если бы я знала раньше, что он продолжает творить эту мерзость, я!..
— Что? Спасла бы всех раньше? — перебил я. — С ним даже я не справился бы.
Она убрала руку, открывая покрасневшие льдисто-голубые глаза. Она села на постели и посмотрела на свои исцарапанные руки.
— Я и не хотела… только спасти Томо.
То живое желе в кубе, Шварцен тоже звал его Томо. Её подруга из детства.
— Она всегда защищала меня. Мы держались друг за дружку, я должна была раньше прийти к ней на помощь! Я должна была спасти её, Рэйджи!
По ее щекам побежали слёзы. Вцепившись в голову, она болезненно застонала.
— Как я могла поддаться ему снова? Позволить сотворить с собой такое? Посмотри на меня! Я — чудовище, Рэйджи! Он изуродовал и изнасиловал мое тело, превратив в монстра, а я!..
Она стиснула свои рога и в отчаянии рванула их в стороны. Тонкие рожки обломились у основания, из открытых ран потекли струйки крови.
Рикка с дрожью посмотрела на обломки в своих руках — и зарыдала во весь голос.
Быстро сдернув полотенце из-под тарелки с обедом, я прижал его к окровавленной голове девушки и замотал. Но хлещущая кровь ее, похоже, не волновала — Рикка обхватила меня и уткнулась в грудь.
— Я никого не могу спасти! Просто стояла и смотрела, я!..
— Тише, — прижав её к себе, я погладил девушку по голове. — Поплачь. Вот так, говори, расскажи мне всё.
Она шептала раскаяния сквозь слезы, кляла себя, а я мягко гладил её окровавленные волосы. Она и не заметила, как её раны подсветились золотым свечением, зарастая на глазах. Как сома окутала её тело, успокаивая боль.
Не прошло и пяти минут, как Рикка замолчала, высказав всё до конца, и теперь лишь шмыгала носом. Обломанные рожки лежали рядом, оставив на белоснежных простынях алые пятна.
— Вот и всё — я обнял её голову и стер слезы большими пальцами. — А теперь послушай меня. Томо погибла, но у нас не было возможности её спасти. Её душа, заточенная в том теле, должна была освободиться. Не случись этого, нашелся бы другой ублюдок, который использовал бы ее в новых опытах. Она спасла тебя, а ты — спасла её. Прими это и живи дальше. Всё это теперь позади. Шварцена больше нет, этот кошмар закончился, и тебе пора проснуться, моя маленькая воительница.
Сглотнув тугой комок, Рикка выдавила улыбку и кивнула.
— Рэйджи… прости, что причинила тебе так много боли.
Я прижал палец к ее губам и покачал головой.
— Ты жива, это главное. А вот то, что обрезала себе волосы и лишила меня возможности ласкать твои рожки, я тебе никогда не прощу.
Рикка стыдливо схватила обломки — так, словно хотела приставить их к голове и проверить, прирастут ли они обратно. На щеках выступил румянец.
— У меня что-то ещё выросло кроме них, когда я стала Нуэ? Ну, хвост там, или…
— Нет, но я могу раздеть тебя и проверить всё тело. Тщательно, сантиметр за сантиметром.
Она натянула одеяло повыше и отвела взгляд. Смешная, будто я не вижу, как запылали её уши. Но дело было сделано, я вернул её в чувство и убедился, что её разум не поврежден после такой трансформации.
Не уверен, что во второй раз мне удастся вернуть её невредимой.
Раздался стук,из-за двери послышался голос медсестры.
— Господин Ямада, господин Могами просил передать, что он нашел девушку.
Вот оно. То, ради чего мы все прошли через ад. Пора закончить эти гонки со смертью и узнать истину.
Рикка коснулась моей руки и посмотрела так, что сердце ёкнуло.
— Тебе пора идти, да?
Я мягко высвободил руку и поднялся с постели.
— Ненадолго, только улажу одно дело и сразу вернусь. Первым делом, нам нужно спасти твою сестру. А потом ещё и восстановить клан Ширасаги. Я ведь обещал тебе.
— Это было глупой прихотью. Даже если я верну себе поместье и клан, то все равно так и останусь последней Ширасаги, — она прижала руку к животу. — У меня же нет того, что нужно.
— А это мы ещё посмотрим, — лукаво улыбнулся я, поворачивая вертушку замка. — Тоже мне, нашла проблему. Ты не забыла, что я бог?
Рикка медленно подняла глаза, не веря своим ушам. Я почти физически ощутил, как меня окутал поток её нежной сомы, полной надежды.
— Но… почему?
Я улыбнулся ей напоследок.
— Ты нужна мне, Рикка. Приходи в себя, я скоро вернусь.
* * *
Бронированный джип клана остановился на окраине Среднего Города, у парка с большим заброшенным кладбищем. Сюда никто не ходил, даже тропинки и мощеные камнем дорожки почти заросли травой. Идеальное место, если хочешь что-то спрятать.
Мы с Химерой оставили машину у дороги и быстро скрылись в темноте. Тускло освещенная луной, дорожка среди травы вела вглубь зарослей к полуразрушенной церквушке, неизвестно как оказавшейся здесь.
— Гигас, ты обещал, что вернешь всё до капли, помнишь?
— Конечно, — кивнул я, глядя на худенькую спинку Химеры. Девчонка где-то раздобыла потасканную школьную форму, точно такую же, как и в первую нашу встречу. Она была молчалива и заметно нервничала, постоянно озираясь по сторонам.
Мы прошли через заросли и вышли к неприметному холмику, оказавшемуся заросшим склепом. Я заметил, что кто-то специально маскировал его под обычный холм, и это вышло довольно искусно.
Девчонка подошла к торчащему камню, густо обросшему ползучими растениями, и сдвинула завесу в сторону. А за ней оказался узкий лаз.
— Сюда, — негромко произнесла Химера и юркнула внутрь.
С трудом втиснув крепкое тело в щель между камнями, я прошёл за ней. Буквально через метр проход расширился, превратившись в коридор. Химера повернула выключатель — и проход осветился тусклыми лампами.
— Никто не должен узнать об этом месте. И помни, ты обещал…
Она беспокойно посмотрела на меня, кусая губы от волнения. Помедлив, девчонка подошла к стене и что-то нажала — перед нами раскрылись створки лифта.
— За мной.
Мы втиснулись в узкую кабинку. Двери сомкнулись и она с тихим шелестом пошла вниз.
— Мой Создатель внизу. Ты — первый, кто его увидит за последние пятьдесят лет. И учти, если ты задумал неладное, я…
— Волнуешься?
Она замолкла на полуслове, уставившись на меня расширенными глазами.
—…да. Я не была здесь больше месяца. Никогда еще я не уходила так надолго, но вернуться с пустыми руками я не могла.
Лифт опускался вниз, оставив над нами несколько десятков метров. Что бы там ни было, это уже не походило на обычное убежище беглецов. Я покосился на спутницу: она нервно теребила рукав.
— Раз уж мы зашли так далеко, можешь теперь сказать имя своего создателя?
Пожевав губу, она коротко кивнула.
— Да. Он говорил мне, что другие боги дали ему имя…
Её прервал шорох лифта. Кабинка замерла и створки медленно поехали в стороны.
Первый низвергнутый на землю бог ждал меня за этой дверью.
 

Читать дальше... 

***

***

***

***

***

Источники :    

https://www.litlib.info/book/Nizvergnutyj_5_vozvraschenie_v_Gelion-b210417/read  

https://readeria.ru/books/nizvergnutyj-5-vozvrashhenie-v-gelion

https://onlinereads.net/bk/276476-nizvergnutyy-5-vozvrashchenie-v-gelion

https://coollib.net/b/675526-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-5-vozvraschenie-v-gelion-si/read 

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

***

***

***

***

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 118 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: