Главная » 2023 » Декабрь » 9 » Низвергнутый 029
02:40
Низвергнутый 029

===

===

Глава 14. Против всех!

В кабинете студсовета стояла невероятная духота. Даже открытые настежь окна не заменяли сломанный кондиционер — на улице было настоящее пекло.
Юи уже час жарилась в этой душегубке, помогая президенту Ямано с заполнением бумаг для клубов. Бюджет, расписание и прочие хлопоты, от которых глаза лезли на лоб. Вместе с ней должны были работать ещё трое помощниц, отозвавшихся на зов президента, но девчонки быстро нашли причины уйти. Остались лишь она, один бедняга из 1-А и сама Ямано.
Но в отличие от беглянок, у неё хватало причин остаться. Так она могла наконец-то подобраться к президенту поближе.
Правда, Юи и так хватало поводов для беспокойства. Отец не выходил на связь со вчерашнего дня, хоть и был всё время в сети. Хаясэ с самого боя на заводе, когда они спасали Ямаду всем классом, не выходила с больничного. Мать Айко уверяла, что у них все хорошо и без устали благодарила, только о дочери упорно молчала. Да и ко всему прочему последняя трансляция турнира буквально взорвала не только школу, но и весь интернет.
Ночной бой в центральном лагере, наверняка продуманный лично Ямадой. Такой нестандартный ход был в его стиле, но сам бой на сайте трансляции показали лишь урывками и до того размыто, что понять детали было невозможно. Лишь следующим утром изрядно поредевшие отряды снова показались на экранах, но среди них уже не было Ямады и сестры. В выбывших — тоже. Куда они пропали?
Она настолько погрузилась в раздумья, что аж вздрогнула от неожиданности. Голос Ямано прозвучал как гром среди ясного неба.
— Макото, подойди.
Парнишка из 1-А отвлекся от своей стопки документов и подошел к её столу.
— Сходи на первую арену, мне нужны подписи всех членов клуба кендо, — она вручила ему папку с документами и даже не жестом — взглядом указала на дверь. Парнишка шустро выскочил из кабинета, оставив их вдвоем.
Юи сразу стало не по себе, она поёжилась, но всё же продолжила работу. А Ямано поднялась, подошла к столу напротив неё и с улыбкой сложила руки на груди.
— Могами Юи, — её тихий голос был наполнен надменностью. — Зачем ты здесь?
— Это же вам нужны были помощники. — спокойно ответила она. Но внутри всё затрепетало, пальцы похолодели и стали плохо слушаться. Всё же у Ямано была какая-то необъяснимая власть над собеседником.
— Но ты же здесь не за этим. Не простила мне моих слов и решила, что можешь бороться на равных за Ямаду? Знаешь, а ведь мы с ним стали весьма близки в последнее время. Даже не представляешь, насколько.
Она сверкнула глазами, давя нахальную улыбку.
— Но, если ты решила побороться, что ж, я помогу тебе. С одним условием...
— Обойдусь, — резко перебила Юи. — Не нужны мне твои условия, и отказываться от Ямады я не собираюсь. Пока я здесь, то буду помогать тебе с работой, но в остальном — не жди пощады.
Цубаки присвистнула. Приблизившись, она склонилась над Юи и заглянула ей в глаза. По спине побежали мурашки: безумный взгляд её тёмных глаз парализовал.
— Пощады? Посмотрим, насколько хватит твоей храбрости, наглая малявка. О, и к слову.
Её тонкий палец уперся в стопку заполненных листов и медленно сдвинул их.
— Отнеси документы в учительскую, их ждут. И не задерживайся, у нас полно работы. Ты же здесь для этого, верно?
Скрипя зубами, Юи сложила все документы в папку и выскочила из кабинета.
Как же её бесила эта дрянь! Их кланы были равными по силе и влиянию, но каждый раз президент вела себя с ней хуже, чем с бомжом из Нижнего города! И что это за намёки насчёт Рэйджи? Стали близки?
Наверняка Цубаки блефовала. В любом случае, после того, что они с Рэйджи устроили в машине, у Ямано не было даже шанса сравняться с ней!
От воспоминаний у неё аж уши покраснели. Переведя дыхание, Юи вошла в учительскую и передала документы.
— Мм... а где ведомость бюджетов на кружки? — пролистав документы, Акаги сенсей строго сверкнула очками. — Забыла?
От досады Юи стиснула челюсти. Ямано каждый день гоняла её по мелким поручениям, все эти принеси-подай уже сидели в печёнках. Наверняка Цубаки специально не дала ей ведомость, чтобы она побегала подольше.
— Прошу прощения, сейчас принесу, — девушка поклонилась и вышла из кабинета.
Обратно она едва не бежала: хотелось поскорее завершить это дело, но, когда впереди показался кабинет студсовета, Юи сбавила шаг. Из кабинета вышел парнишка Макото, её соратник по несчастью, и побежал по следующему поручению. А из кабинета послышался голос Цубаки — и кого-то ещё. Судя по голосу, президент нервничала.
А вот это любопытно.
Придержав дверь носком так, чтобы осталась узкая щелочка, Юи прислушалась.
— Эфис, пусть отец затолкает себе эти приказы... — с холодной злобой в голосе произнесла Ямано. Юи не видела, что происходило внутри, но похоже, она говорила по видеосвязи за своим столом. Ой как неосмотрительно, госпожа президент...
— Мне так и передать ему, госпожа Цубаки? — ответил строгий женский голос, искаженный динамиком. — Ваш старший брат уже взял на себя три префектуры, господин Ямано хочет услышать ответ сегодня. Свадьба или управление подразделением в Сасебо?
— Сослать меня в задницу мира или вышвырнуть из клана за какого-то дегенерата? — усмехнулась девушка. — Сказал бы лично, а не посылал помощницу, как трус.
— Наследник клана Асахина неглуп, — с укором ответила ЭФис. — По крайней мере, он сильный эспер.
— Я знаю, чего хочет отец. Ему нужны связи Асахина с родами Великой Славии, тогда он получит контроль над всей ввозимой сталью, газом и ураном. Он хочет взять за яйца стариков из совета старших кланов, пожертвовав мной!
— Так что мне передать господину Ямано? — холодно спросила Эфис. — Вы уже три раза переносили помолвку, ещё одна задержка оскорбит клан Асахина.
— Отлично, мне подходит, — усмехнулась она. — Я сама скажу отцу, Эфис.
— Он сейчас занят в совете кланов. Сами знаете, сколько сил отнимает организация турнира.
— Конечно, кучу сил! Я знаю своего отца, Эфис. Он поставил огромные деньги и просто не хочет опозориться перед советом.
— Довольно, — она прервала тираду Цубаки. — Я жду ответа до полуночи. Хорошего дня, госпожа.
Связь прервалась, а из кабинета раздался резкий скрип стула — и звуки частых шагов. Президент нервно ходила по кабинету, бормоча под нос. Пришлось приблизиться к щели почти вплотную, чтобы разобрать её голос.
— Где же чертова Минато... ага, — из-за двери раздался тихий щелчок — и комнату наполнили звуки леса и пения птиц. А за ним послышался бесцветный, изможденный голос.
— Г-госпожа...
Юи остолбенела, зажав рот. Это реально голос её секретаря! Но как? Она же на турнире! Остров под силовым куполом, связь извне с участниками запрещена, да и невозможна!
— Что происходит Минато? Ты два дня на связь не выходила! — сходу набросилась Ямано. — Всё идёт по плану?
— Н-не совсем, — девушка закашлялась. — Простите, госпожа, я только сегодня смогла отойти от лагеря. Голова почти не соображает из-за яда той твари. Если бы не план Ямады и антидот, я бы наверняка уже...
— Ты передала мои слова Ватанабэ? — перебила Цубаки. — Он согласился?
— Да... — глухо ответила она.
— Тогда послушай меня. Устрой, чтобы Ватанабэ и Ямада сцепились друг с другом. Из-за той девки, или ещё как, неважно. Один из них должен выбыть из турнира как можно скорее.
— Госпожа, в последний раз Ямада помог Ватанабэ, но они не ладят. Капитан у нас на крючке.
— Тогда пусть отправит всю команду на бойню, — зловеще велела Ямано. — Они должны проиграть, во что бы то ни стало. Я не позволю отцу выиграть, ставка на Махо-Кай будет его последней ошибкой! Этот ублюдок решил использовать меня для политических игрищ с кланами. И это после всего, через что я прошла из-за него...
— Вы точно знаете, что он поставил на Махо-Кай?
— Я знаю его. Он всё сделает, чтобы получить побольше власти. Но клянусь, Минато, я уничтожу всё, что ему дорого! Слей Ямаду как можно скорее, он нужен мне здесь.
— В том и проблема, госпожа, — замешкалась Минато. — Он пропал после штурма центрального сектора, вместе с Ширасаги. Их нет уже сутки.
— Ничего, найдутся. Он не может так просто сбежать. Жди, Минато.
— Слушаюсь, госпожа.
— И ещё, — она кашлянула, голос стал тише. — Рада, что ты жива. Всё, сигнал пропадает, я увожу коптер.
— До сви...
Голос Минато оборвался. Юи замерла с расширенными глазами, зажав себе рот ладонью. Вот это поворот, настоящий подарок судьбы!
Так у Ямано есть связь с островом? Одного этого уже достаточно, чтобы взять её за горло и сдать учсовету за грубейшее нарушение!
Стоп, она сказала, что хочет выбить Рэйджи из турнира. Нельзя этого допустить, любой ценой, нужно предупредить его! И теперь она знала, кто может помочь с этим.
* * *
Ширасаги беспокойно обернулась ко входу в укрытие.
— Слышишь?
Голос повторился. Измученный, отчаянный крик человека. Здесь есть кто-то еще кроме них, и он попался одному из созданий Бездны. Ещё кто-то с турнира? Вряд ли, такие мрут здесь в первые десять минут. Отряд разведчиков магов, или?..
— Пошли, проверим, — я поднялся и подхватил останки энергоружья. Прочный длинный стержень с полуистлевшим в земле прикладом сгодится разве что как дубинка, но лучше так, чем орудовать голыми руками. Магию я берёг — пережечь каналы снова не хотелось, а восстановленный едва на треть сфирот защиты еще не был готов.
Мы отодвинули завесу из потрепанного плюща и вышли наружу.
Катаклизм закончился пару часов назад, но всюду оставил свои следы. Оборванные сучья и ветви, вывороченные камни, глубокие свежие борозды на стенах. Будто из глубин Бездны и правда лез невообразимый монстр, оставляя отметины от когтей.
— Нам в ту сторону, — я указал в сторону спуска.
Дорога шла вдоль стены, уходя глубже под нависающий над нами свод скалы. Там, наверху, была такая же спиральная дорога, если так можно было назвать поросшую лесом и травой полосу земли. Желающие спуститься могли просто идти по многочисленным дорогам, переходам и спускам почти до низа второго яруса.
Здесь, среди обтрепанных ползучих растений, виднелись многочисленные трещины и пещеры, в которых было удобно прятаться местной живности и охотникам помельче. Настоящие же хищники первого яруса либо ждали в засадах покрупнее, либо охотились на таких же крупных тварей, как они сами.
И каждый — на излишне любопытных искателей, дерзнувших сунуться в Бездну.
Мы не прошли и трех минут, как натолкнулись на очередной обрыв: часть уступа обрушилась, открывая площадку в пяти метрах под нами.
А голос повторился — он явно шел снизу. Рикка дернулась вперед, но я придержал ее за руку и кивнул на кусты, росшие вдоль края скалы. Убедившись, что в них не затаилась какая-нибудь тварь, мы легли на траву в их тени, подползли ближе и посмотрели на площадку. Она упиралась в стену, до катаклизма бывшую тупиком одного из наклонных ходов. Идеальное убежище.
Поросшая зеленью и целым ковром из желтых и лиловых цветков, она была завалена полуистлевшим хламом, среди которого белели кости. А на стене за ней висел облепленный серо-коричневой дрянью человек. Его руки и ноги, прижатые к скале бурыми кляксами, похожими на паутину, были иссушены. Полуголый, тощий и с жуткими отметинами на теле.
Мы с Риккой застыли на краю обрыва и присмотрелись к пленнику. Одежда на нем висела грязными лохмотьями, длинные белые волосы превратились в липкий колтун, по покрытой свежими ранами коже ползали личинки. Налетевший ветерок донес до нас омерзительный смрад разлагающейся плоти и нечистот.
— Господи... — прошептала Ширасаги. — Он умер?
— Запах чувствуешь? Мёртвые так не пахнут, — я присмотрелся к несчастному. — Но ему отсюда не выбраться. А ещё...
— Помогите... — донесся измученный голос. Но не снизу, а сверху.
Я замолчал и поднял голову. Над ним, метрах в десяти, в воздухе висел громадный округлившийся кусок слизи, похожий на студенистое желе, внутри которого хорошо просматривались органы, жгуты и свернутые трубки.
Ну конечно. Прядильщик, тварь с самого низа второго яруса. Его еще называли "могильным певцом" за хитрую привычку приманивать новых жертв, заставляя свою добычу звать на помощь. А когда та была на грани смерти, он и сам мог имитировать её голос.
Ширасаги следом за мной подняла голову — и вцепилась в моё плечо.
— Это прядильщик, — шепотом пояснил я. — Лучше с ним не связываться.
— А если это один из наших? Мы должны ему помочь! — взмолилась девушка. — Как нам вытащить того парня?..
— Никак. Уходим, потихоньку.
Она снова хотела заговорить, но я прижал палец к губам и покачал головой — ни звука! Странно, что он не заметил нас раньше. Мы двинулись назад, как студенистая масса пришла в движение.
Прядильщик медленно спустился на тонких, прочных нитях, приклеился одним боком к стене — и пополз вниз, как громадный омерзительный слизень. Мужчина, прикованный к стене, заметил его, но даже не дернулся. От него веяло обреченностью.
Тварь нависла над ним в полуметре, из глубины студенистой туши одно за другим вылезли несколько тонких жгутов-щупалец и вонзились в тело человека. Впервые я видел, как питается прядильщик. Он выпивал свою жертву, как коктейль через трубочку!
Зрелище было настолько шокирующим и омерзительным, что мы не могли оторвать глаз. Рикка содрогнулась в рвотном позыве и зажала себе рот рукой. Я прижал её к себе, неотрывно глядя на отвратительное действо.
Насытившись его плотью, тварь с влажным щелчком отняла щупальца от дрожащего тела. Удивительно, но он ещё был жив — тонкая кожа вздрагивала напротив сердца, он ещё дышал! Втянув все щупальца в тело, кроме двух, прядильщик залез ими в ворох полуистлевшего мусора и начал рыться, ища что-то. Наконец, щупальца потянулись обратно — одно из них сжимало крошечный кристалл, мерцающий молочным светом.
Во имя Мелитаны! Это — кристалл сомы, сосуд с концентрированной энергией! В Бездне они были спасением. Только в этом сомы едва хватало, чтобы поддерживать жизнь божества.
Он поднёс кристалл к телу жертвы и коснулся кожи. Недолго, пару секунд, и снова отнял. А после — втянул кристалл в тело и уполз за край уступа, на наружную стену Бездны.
Мы ещё минут пять лежали неподвижно, ожидая возвращение твари. И пока Рикка приходила в себя от шока после увиденного, я присмотрелся к пленнику.
Он — бог, без сомнений. Тварь приложила к нему кристалл сомы, наверняка взятый с тела убитого бога. И до тех пор, пока у плененного есть сома, прядильщик будет питаться им до бесконечности — сфирот жизни восстановит любые раны и потерю органов. Он стал заложником собственного бессмертия.
Мой взгляд привлек предмет, торчавший из разворошенной тварью кучи останков. Желтоватая перчатка, покрытая грязью и обрывками ткани. Даже под слоем дерьма в ней угадывался наруч из энергоплатины, тактический компьютер и броня в одном лице. Судя по горевшему огоньку, энергоплатина еще не истощилась. А рядом угадывались фрагменты и обломки другой брони богов.
— Вот что, — шепнул я, выводя Рикку из ступора. — Давай спускаться к нему. Здесь невысоко, можем спрыгнуть.
Она испуганно посмотрела на меня.
— Что? Ты же сама хотела его спасти? Вот и пошли.
Стараясь не шуметь, мы по очереди спрыгнули вниз — и едва не закашлялись от удушающей вони. Похоже, это были останки прошлых жертв прядильщика: всюду были разбросаны иссушенные трупики животных и скелеты побольше. Некоторые были похожи на человеческие. Едва коснувшись земли, я обернулся: спуск из тупика шел наружу, в полосу леса винтовых деревьев.
Если тварь не налепила ловушек и не дежурит за скалой, то когда она вернется, мы будем уже далеко.
— Надо освободить его, помогай, — я подхватил обломок энергоружья, подошел к пленнику и с размаху разбил окостеневшую паутину. Вздрогнув от удара, Ширасаги подхватила обломок копья и принялась помогать.
Казалось, звон от ударов слышала вся Бездна, яруса до четвёртого. Я то и дело косился на край скалы, но тварь пока не показывалась. Наконец, мы раздолбили оковы, державшие пленника — он рухнул нам в руки и застонал.
— Говорить можешь? Эй! — я похлопал бога по щекам. — Да очнись же ты!
— Рэйджи, он без сил! Уходим, скорее! — взмолилась Рикка, озираясь на встревоженных птиц, поднявшихся с деревьев.
— Погоди! — я оттащил бога, больше похожего на мешок с костями, к стене и подхватил перчатку. Вытряхнув из неё обломок иссохшей кисти, я подошел к богу и надел перчатку на его руку.
Чёрта с два я от тебя отстану, пока не получу ответы!
— Что ты... — начала Рикка, но перчатка вспыхнула золотистым светом, опознавая пользователя. На идеально гладкой поверхности наруча открылась боковая панель. Я быстро пробежался пальцами по панели и открыл записи. Всего три... и проиграть сможет лишь последнюю.
Коротким нажатием запустил видео — перчатка выпустила луч света, пред нами возникла голограмма незнакомого бога в легком доспехе. Но шлем я узнал сразу. Легион "Тень", лучшие разведчики Гелиона.
— Ты был с ними? — я снова тряхнул пленника. — Это твой отряд?
— Рэйджи, о чем ты вообще? — шокированная Рикка уставилась на нас как на призраков. — Откуда ты... стой, давай сперва уйдем отсюда! А если существо вернется?..
Тем временем изображение шевельнулось — и включилась запись.
— "Мы начали спуск позавчера, но уже потеряли одного. Бездна не прощает ошибок. Если таким было начало, как мы собираемся дойти до механизма на дне бездны, до которого добралась Мелитана? Если нам предстоит пройти её путь, если только это вообще возможно и легенды не врали, то как..."
Запись оборвалась и началась заново.
— Не прошли... — еле слышно выдохнул пленник, откидываясь на стену. Его впалые глаза тускло сверкнули золотистым светом. Ещё жив, и подпитка сомой от кристалла не дала ему загнуться окончательно.
— Что случилось? — я снял перчатку с его руки и легонько тряхнул.
— Мы должны были спуститься на самое дно, если в этой чертовой дыре оно вообще есть... но не дошли даже до второго яруса. Ещё на спуске столкнулись с отрядом магов... понесли потери. А потом попали под катаклизм. Остатки моей группы сожрали твари, там была настоящая бойня. А мне, как видишь, — не повезло...
Я взглянул на его измученное, покрытое струпьями и свежими ранами тело. Если бы не мы, висеть бы ему на той стене, пока сома не кончится. Остаться вечным пленником Бездны — участь хуже смерти.
— Рэйджи, давайте скорее уходить! — взмолилась Ширасаги, оглядываясь по сторонам. — Мы и так нашумели здесь!
— Уходим. Помоги мне, Рикка! — кивнул я и, подхватив под руки божество, поднял его с земли. — Как тебя зовут?
— Лойгор... — прошептал он с улыбкой.
Лойгор. Не слышал раньше. Но судя по имени, он был из поколения, предшествующего моему. Ему минимум две тысячи лет, не новичок.
Мы поспешили прочь из проклятого места, поскальзываясь на ошметках и прелых листьях. Спуск становился круче, но спустя метров сто мы вошли в рощицу винтовых деревьев, на стволах которых виднелись глубокие борозды от когтей. Здесь была своя битва, о которой нам лучше не знать.
Лойгор еле переставлял ноги по невысокой кудрявой траве. Я все время озирался по сторонам: на запах его крови могли слететься все местные кровососы, начиная с аспарагусов, и заканчивая летающими тварями.
— Лойгор, кто вас отправил? — тихо спросил я.
— Тебе он не знаком, — выдавил он, роняя кровавую слюну. — Мы зовем его Вседержитель.
Я нахмурился. Ошибаешься, друг, ещё как знаком.
Он вдохнул, чтобы сказать еще что-то, как запнулся — и с хрипом выплюнул на траву целую лужу крови. Я успел заметить, как его тело пробили два твердых коричневых жгута — и тут же оттолкнул обнявшую Лойгора Рикку.
— Уходи, сзади!..
Едва успев отпрыгнуть, я обернулся — Лойгор задрожал всем телом, давясь кровью. Одно за другим его тело пробивали извивающиеся щупальца и подняли над землей. Размахнувшись, они размозжили божество о ближайшую стену.
Рикка замерла, слепо глядя на тело Лойгора — оно свалилось в траву, оставив на стене громадную тёмную кляксу.
— БЕЖИМ! — крикнул я, уже понимая, что было поздно.
Сверху к нам спускалось громадное студенистое тело, сжимая щупальца для нового броска.

***

===

Глава 15. Вдвоём

Громадная туша слизня, размером с автомобиль, плюхнулась на землю. Прядильщик с чавканьем встал на дыбы. Свернутые внутри него щупальца закрутились — и выстрелили вперёд.
Я прыгнул в сторону, на ходу поднимая палицу из обломка энергоружья. Щупальца ударили в землю, выдрав громадный кусок почвы. Прядильщик издал разочарованный звук и снова ударил, но на этот раз щупальца рванулись к нам обоим.
— Рикка, уходи! — крикнул я, прыгая под летящие в меня жгуты. Скользнув по траве, вскочил — и с размаха врезал по ним палицей.
Сзади вскрикнула Ширасаги, но обернуться мне не дали — тварь обвила щупальцами моё оружие. Взмахнув ими, как хлыстом, вырвала из рук и на моих глазах закрутила прочнейшую энергоплатину в комок.
Да сколько же в них силы, раз даже такой металл со скрежетом смялся, как жестяная банка?
Я прыгнул назад, уходя от новой атаки, и мельком обернулся. Ширасаги успела увернуться от первой атаки, но второй хлесткий удар щупальцами отбросил её к самому краю обрыва. А тварь заносила щупальца для последней, решающей атаки.
— Рикка!
Рвущим жилы броском я метнулся наперерез. Едва монстр выстрелил щупальцами в девушку, я успел встать между ними.
Тяжелый удар мотнул меня назад, на траву брызнула кровь. Плети, свернутые в один мощный шип, вонзились в мой живот и пробили его насквозь.
— Р-рэйджи, нет!.. — отчаянно вскрикнула девушка.
Тварь попыталась вырвать щупальца из раны, но я, скрипя зубами, обхватил шип и всеми силами сжал его.
От боли в глазах темнело, рот быстро наполнился кровью. Поздно отступать и спасаться! Даже если чудом вырвемся и побежим, прядильщик догонит и растерзает нас по одному. Выход один — влить всю сому в сфироты и биться до конца.
— Грязный ты слизняк... — прошипел я, глотая кровь. — Так хочешь получить еще одну игрушку? Я выжму тебя до капли, тварь! РИККА!
Я знал, что девушка сейчас остолбенело смотрела на мою рану. Но без неё мне не одолеть тварь.
Поняв, что я не отпущу, прядильщик рванулся назад, взмахивая щупальцами. Думаешь размазать меня об стену, как Лойгора, тварь? Я вырвал из себя громадную занозу, обхватил шип, пока он не распустил щупальца, и всеми силами сдавил.
— МАГИЕЙ БЕЙ, ПОКА Я ДЕРЖУ!
Почуяв неладное, тварь прыгнула в сторону и запульсировала, по студенистой поверхности побежали волны. Готовится к новой атаке!
Сзади раздалось шипение и хруст. По ногам повеяло холодом, стена справа покрылась изморозью. А в следующее мгновение мощнейшая ледяная волна ударила в натянутые щупальца. Тварь рванулась назад — и связавшие нас коричневые жгуты с хрустом обломились.
Потеряв опору, я едва не упал на землю — рана кровоточила и дымилась, шипя зарастающими краями. Накачанный сомой сфирот жизни работал вовсю. Но ждать времени не было — слизень встал на дыбы, втягивая обрывки щупалец. Задрожав, как желе, он замер — и обрушил на нас дождь из сгустков собственного тела.
— НАЗАД! — хрипло заорал я, откатываясь в сторону. От боли потемнело в глазах. Я вслепую бросился к стене, а за спиной глухо застучали о землю сгустки-снаряды прядильщика. Слизь, твердея в полёте, превращалась в снаряды и колья. Одно попадание — и травма гарантирована!
Если тварь решилась потратить часть своего коллагенового тела, то дошла от отчаяния. Бой будет насмерть, гад не отступит!
— Бей всем, что есть! Отвлекаю! — я поднялся и бросился к нему, по пути хватая с земли камень. Шанс один — отвлечь его в ближнем бою, пока Рикка разносит его магией.
Я швырнул камень, чтобы отвлечь его, и вцепился в одно из оборванных щупалец. Тварь рванулась на стену, пытаясь уйти от новой атаки Ширасаги, но не удержалась на заледеневшей поверхности и соскользнула. Упершись ногами, я рванул жгут на себя — и выдрал его из тела вместе с органеллой.
Один готов! Но оставался еще десяток таких же...
— Рикка, продолжаем! — крикнул я, уходя от нового града слизневых снарядов.
— Хорошо!
Но и прядильщик понял мой план. Слизень сменил тактику и теперь вместо обстрела, истощающего тело, он хлестал нас обрывками щупалец, мечась с невообразимой для громадной амёбы скоростью. Туша прыгала на пять-шесть метров в сторону, грозя расплющить меня всей своей массой.
Мы носились по всей площадке, ежесекундно рискуя быть раздавленными, располосованными отвердевшими жгутами, обстрелянными или размазанными о стену.
Рикка едва успевала поливать тварь зарядами молний и льда. Скользя по вымороженной траве. она еле успевала сбегать от новых атак. Краем глаза я видел, как полыхала её аура. Девчонка выжимала себя до конца и, сама того не зная, подбиралась к страшному пределу нуэ.
Адреналин стучал в ушах, я едва успевал уклоняться. То и дело обжигающая боль от ударов простреливала тело, но на раны я наплевал. Замешкаюсь — умрём оба!
— Третье! — взревел я, выдирая ещё одно щупальце, — и заметил, как девушка с криком подскользнулась на оттаявшей траве. Тварь тут же взмыла вверх — и, выстрелив в меня градом сгустков, ударила щупальцами по Рикке...
На миг вся боль испарилась — я пулей рванул в сторону, прикрывая соратницу. Прядильщик не стал сплетать жгуты в один шип. Тонкие прутья щупалец пронзили мое тело, сплелись за спиной. Тварь дернулась назад, отрывая меня от земли, и потащила к себе.
Опутанный щупальцами, я уперся в вонючую склизкую поверхность. Гад решил задушить меня, сунув внутрь своего тела! Я отвернул голову, силясь вдохнуть, но уже погружался внутрь студенистой твари.
— Рэйджи! — донеслось сзади. — Чёрт, я сейчас!..
Я уже погрузился наполовину. Обхватив тянущиеся жгуты, уперся в них и вдохнул — из его тела не вырваться, значит, ударю изнутри! А в спину хлестнул нестерпимый жар...
Только не это, Рикка!
Ослепительное пламя ударило в бок твари. В разные стороны разлетелись клочья обгоревшей слизи, шипя огненными брызгами. А на месте раны кристаллизовалась прочная скорлупа — хитиновый панцирь! Нельзя жечь его огнём!
Но теперь было поздно. Прядильщик выгнулся всем телом — меня едва не скрутило в рог, — и взмыл в воздух. Краем глаза я увидел, как он хлестнул оставшимися жгутами по Рикке. Девчонка успела отпрыгнуть, но слизень, используя щупальца как опору, обрушился на то место, куда она сбежала.
Даже сквозь толщу тела я услышал отчаянный крик. Существо сбило Рикку с ног, обволокло её стопы и стремительно наползало на жертву. Ещё секунда — она не сможет пошевелиться, чтобы сотворить узор, и захлебнётся!
К чёрту ограничения, мне нужно всё!
Я влил сому в сфирот защиты. Щит на Рикке, сейчас же!.. Желе дрогнуло, но ни мощного кокона, закрывающего девушку, ни хотя бы полусферы не возникло.
Очевидно, сфирот ещё не мог сделать щит такого размера. Меня он тоже не закроет... остаётся одно.
Влив в руки все силы сфирота, я рванул жгуты-щупальца. Сквозь толщу было видно, как смялись и окрасились алым его органеллы... но этого мало, мне нужен мозг этой твари! Один из пузырей в его теле, отдающий команды — круглый желтоватый шар! Я нашел взглядом пульсирующий пузырь — он был всего в метре от меня, только руку протяни.
Изо всех сил загребая густое содержимое его тела, я подтянулся к громадному желтку из множества переплетенных нитей. Прочная поверхность не поддавалась пальцам. Значит, будем давить!
Лёгкие уже горели от нехватки воздуха, а шипящие сквозь желе раны невыносимо жгло — тело твари было подобно густой кислоте, в которой он переваривал жертв. Из последних сил я обхватил громадный желток руками и сжал.
Прядильщик судорожно задергался, извиваясь всем телом как угорь на сковороде. Заметался от боли, ударяясь о стену и оставляя куски слизи на камнях. Ещё немного!..
Мои пальцы наконец-то начали погружаться в мембрану шара с мозгом, как он замер — и внутри него с хрустом сомкнулись две твердые полусферы.
Сволочь, он использовал последнюю защиту и закрылся, такую броню руками не продавить! Подождёт пару минут, пока мы не захлебнемся или умрем от удушья — и тихонько переварит нас.
Вот только ты — не единственный, кто умеет ставить щиты, тварь! Во имя Мелитаны, если я не могу создать большой щит, пусть мне хватит сил на маленький!
Я прижался лбом к панцирю, закрывшему мозг твари, зажмурился — и создал щит внутри его сферы. Крошечный, но его хватит.
Прядильщик содрогнулся, мой щит разрастался и давил его нейроны — об его же собственную защиту.
Подыхай, тварь!..
Его агония продлилась секунд десять, не больше. Обмякнув, слизень рухнул на землю. Его слизь больше ничто не удерживало — тварь на глазах расползалась, как растаявшее мороженое.
Разжав руки, я с трудом поднялся и, откашливая омерзительную жижу, бросился к лежащей рядом Ширасаги.
— Рикка! — я приподнял её и стёр с лица густую пленку. — Очнись, ну же!
Она вздрогнула — и, окатив меня брызгами проглоченной слизи, закашлялась.
— Всё, всё хорошо, живы, — я обнял её, помогая откашляться. — Всё хорошо.
— Р-рэйджи... — придя в себя, она обхватила меня и прошептала. — Я думала, нам конец. Когда он тебя схватил, я думала, что осталась одна. Не бросай меня... слышишь?..
— Не брошу. Вставай, сотри с себя слизь, а то будет разъедать кожу.
Я покосился на лежавший рядом шар с его мозгом. Он треснул пополам, из щели брызнула бурая жидкость.
— Сейчас налетят падальщики, лучше нам убраться подальше.
— Но твои раны... — она посмотрела на мои пронзенные грудь и живот. Дыры от жгутов стремительно затягивались, дымясь и шипя на воздухе.
Ширасаги коснулась моей груди рядом с раной, не веря глазам. Да уж, досталось девчонке сегодня. Такой стресс пережила, какой за всю жизнь не испытывала.
— Это родовой дар, — солгал я. — Потом объясню, уходим.
* * *
Утренняя битва дорого нам обошлась. Едва мы отошли, на площадку налетели всевозможные летающие твари, начиная от чешуекрылов размером с орла и заканчивая огромными кожистыми кутарангами — слизневыми чудовищами метров семи длиной. Даже издали мы слышали их вопли в борьбе за добычу, а на стене еще долго виднелась толчея крылатых бестий.
Несмотря на усталость, мы шли весь день почти без остановки, подгоняемые стрессом. Лишь к вечеру он начал отступать, сменившись голодом. Рикка слепо плелась за мной, едва переставляя ноги — ей пришлось особенно тяжело.
— Рикка, посмотри, — я подошел к краю пропасти и указал на проступивший внизу сквозь дымку зеленый ковёр с чёрной дырой в центре. — Это деревья, ведущие на второй ярус, Бурое Болото. Из-за потоков воздуха с нижних ярусов там очень высокая влажность, растения там разрастаются на сотни метров. Идущие вниз разведчики делают там запасы мяса и воды на всё путешествие.
— Зачем вообще кому-то спускаться ниже? — она поёжилась. — Если даже здесь так опасно, внизу наверняка настоящий ад.
— Верно. А ещё при переходе на новый ярус Бездна испытывает каждого. И чем ниже, тем испытания суровее. Боль, потеря рефлексов и памяти, растворение органов или костей, вплоть до потери человеческого облика и даже смерти. Но смельчаки всегда находятся, — кивнул я, глядя на идущий волнами ковёр из зелени. — Чем ниже спускаешься, тем более щедрые дары даёт Бездна. Артефакты и реликвии с невероятными силами.
Девушка удивленно приподняла бровь.
— Одна из реликвий, найденная в прошлом — "кокон синергии", — пояснил я. — Она позволяет заключать любое количество энергии в любом металле.
Да... именно так родилась энергоплатина.
— Как та перчатка?
— Перчатка — мелочь. Существуют предметы, способные остановить время. Вернуть жизнь в мертвое тело, или перенести сознание человека.
А ещё — обуздать поток магии из ядра, не позволяя превратиться в полуразумное чудовище. На фронте говорили, что нуэ, получившие этот артефакт, могли подчинить мощь своего ядра и стать существами даже сильнее архонта. Но это были лишь легенды.
Я вспомнил слова легата с записи. Механизм на дне Бездны, найденный Мелитаной.. разве у Бездны есть дно? И что за механизм такой, раз за ним послали целую экспедицию лучших разведчиков Гелиона? И как это связано с заданием Региса и моим низвержением? Нутром я чувствовал, что все это — части одной мозаики.
Надеюсь, Вселенная убережет меня в поисках ответа от возвращения в это место.
— Да, кстати, нам туда, — я указал вдоль стены на облачко пара, видневшееся ниже нашего уровня.
— Что там?
— Дойдём — увидишь. Тебе точно понравится.
Мы пошли дальше по дороге, уходящей вниз. Рикка немного оживилась и начала допрашивать меня, но я держал интригу до самого конца, пока мы не вышли к окраине глубокой ниши, уходящей в стену Бездны. Над ней поднимался пар, а вход был надежно закрыт зарослями тонких, как бамбук, деревьев.
— Вот и добрались, — я улыбнулся Ширасаги. — Это Первый Приют, самое безопасное место на первом ярусе. И, думаю, во всей Бездне. Здесь всегда чистая вода, слабое астральное излучение, сюда почти не заходят сильные существа. А ещё здесь довольно теплая вода, подогреваемая потоком из стены.
— Пойдём скорее, — она поёжилась и обернулась на деревья за нами. Уже темнело, и каждый звук начинал нервировать даже закаленных бойцов.
Мы быстро спустились и, протиснувшись между деревьев, вошли в убежище. У самой стены находилось небольшое круглое озерцо, исходившее паром. Из него тёк маленький ручей, изливаясь наружу в Бездну. Всё здесь дышало жизнью и умиротворением.
Озерко окружали густые сочные кусты, трава под ногами мерцала мириадами зеленоватых и желтых огоньков, в воздухе вились крошечные птички и насекомые. Вездесущие никке-ти носились здесь целыми стаями.
Я знал, куда мы идём, а потому ещё по пути мы набрали целые ветки мелких ягод. А ещё десятка два яиц чешуекрылов — здоровенных и злобных птиц, мимо гнездовья которых мы проходили. Пока я отвлекал тварей, Рикка забралась к ним в гнездо и знатно его разорила. Правда, потом мы еле унесли от них ноги.
Нас ждал роскошный ужин, но сперва надо было помыться и привести себя в порядок. После боя с прядильщиком кожа зудела от его слизи, а раны плохо зарастали.
Мы спрятали вещи с нашей добычей от мелких зверьков и пошли к озерку.
— Марш мыться, — я кивнул на парящую воду и стянул с тела футболку. — Я первый.
— П-погоди, Рэйджи! — она придержала меня за руку и смущенно отвернулась. — Давай ты здесь, а я вон туда уйду. Здесь точно безопасно?
— Ты мне не веришь? — ухмыльнулся я.
— Теперь я уже не знаю, кому и чему мне верить...
Мы разошлись по разным краям озерка и принялись за дело. Первым делом перестирав всю одежду, вымазанную в трёхстах сортах грязи, я вошёл в озерко и, морщась от жжения в зарастающих ранах, погрузился в воду.
Вдали сквозь туман виднелся стройный силуэт Рикки. Девушка голышом зашла по пояс в воду и тщательно отмывала с тела грязь. В тихие шорохи и плески вплелся её голос: она мычала себе под нос простенькую мелодию.
Я поймал себя на том, что любуюсь ей. Длинные черные волосы тяжелым плащом закрывали её спину, блестя каплями воды. Белоснежная кожа покрылась розовым румянцем, а стройная, почти кукольная фигура не давала отвести глаз.
В груди шевельнулось злорадство — Ватанабэ упустил такую красавицу! С другой стороны, меня тянуло к ней со всей животной силой. Да и взбодрившееся после испытаний тело давало понять, что будет радо узнать её получше.
Я тихо нырнул и подплыл ближе, стараясь не шуметь. Поднял голову: Рикка была в трёх метрах. Я мог разглядеть каждую линию её тела, каждую каплю на её талии и бёдрах.
И каждый из шрамов, в обилии усыпавших её тело. Они уродливыми бороздами перечёркивали её живот и поясницу, шли вдоль позвоночника и терялись под водой в паху. Их были десятки.
Взяв немного воды в собранных чашей ладонях, Рикка подняла руки и полила на голову. Я ощупал взглядом миниатюрную девушку, встал на дно — и медленно поднялся во весь рост.
— В мои ладони влезет больше, — я шагнул к ней. Рикка резко обернулась — её глаза расширились от испуга, — и села в воду по шею, обхватывая себя руками.
— Не смотри!!! — вскрикнула она, отворачиваясь от меня. — Закрой глаза и уходи, пожалуйста!..
Хоо... вот оно что. Её затрясло, но совсем не от испуга. Она сжалась в комочек, одной рукой пытаясь закрыть волосами плечи.
Зря я подумал, что она смирилась с этими шрамами. Они не только изуродовали ее тело, но куда сильнее — душу.
Я тихо вздохнул.
— Мойся спокойно, Ширасаги. Пойду приготовлю нам ужин.
Я пошел к берегу, а за спиной послышался тихий шёпот.
— С-спасибо.
Походив немного по брегу, я обсох, натянул на себя мокрую одежду и пошел к дереву, где мы решили устроиться. Пока Рикка мылась, я обустроил очаг из плоского камня и нескольких булыжников, развел огонь с помощью сока из светившихся в траве пирожуков и собранных черных ягод.
Когда огонь уже вовсю горел под импровизированной сковородкой, а посыпанные лепестками местных цветков яйца зашипели на раскаленном камне, Рикка вернулась с озера.
Натянув футболку по самые бёдра, она тихонько села под дерево и начала расчесывать волосы пальцами. Одежда не успела просохнуть, так что тонкая ткань облепила её фигуру. Тут хочешь — не хочешь, будешь пялиться.
Немного успокоившись, Рикка посмотрела на меня — и негромко заговорила.
— Я не понимаю, Рэйджи... ты знаешь здесь всё, будто проходил тут тысячу раз. Так не ведёт себя школьник, оказавшийся здесь впервые.
— Говорю же, у бати книжка была интересная, я её по десять раз перечитывал, — улыбнулся я, помешивая яичницу. Запах стоял такой, что в животе урчало. Сглотнув слюну, я выдавил сверху немного сока собранных нами ягод и пару листиков зелени.
— И ты думаешь, я поверю в чушь про книгу? — Рикка была настроена серьёзно. — Скажи мне правду. Ты ведь говорил, что у нас нет друг от друга тайн. Что мы всё доверяем друг другу. Откуда ты знаешь про Бездну? Откуда ты вообще про всё знаешь? Заговоры студсовета, планы кланов, тактику боя, медицину, животных, яды, да вообще всё. Как может неодаренный побеждать эсперов, монстров, неведомых тварей, и при этом спокойно жарить яичницу в этом аду? Кто ты такой, Ямада Рэйджи?
— Кстати, уже готово, — я с улыбкой подцепил большой кусок яичницы, выложил на листик и с улыбкой подошел к девушке. — Тебе мама не говорила, что дела на голодный желудок не делаются? Садись поудобнее. Вот, держи снизу, горячее.
Я протянул опешившей девушке лист с яичницей на камне, чтобы не обожгла руки, принёс пару фруктов и воду в свернутом воронкой листе.
— Погоди, вот ещё, — я протянул ей импровизированные палочки из очищенных от листвы прутиков. — Так ведь удобнее, чем руками.
— А... спасибо, — кивнула она, подула на горячее блюдо и принялась за еду.
— Вкусно? — я вернулся к раскаленному камню, подбросил веток и начал разбивать яйца для новой порции.
Она кивнула и принялась жадно поглощать яичницу. Даже подув на горячие кусочки блюда, девушка после каждой порции часто-часто дышала от жара во рту. Хех, как бы не обожглась.
Наконец, Рикка расправилась с ужином, запила его и, отложив лист, снова заговорила. На этот раз спокойнее и мягче.
— И всё же, ответь, откуда ты все знаешь? Простой ученик на такое не способен, даже эспер. Матушка говорила, что с эсперами могут справиться только божества. Скажи мне правду, Рэйджи. Ты ведь... бог?..
Последние слова она произнесла тихо, словно боялась спугнуть.
Я с усмешкой перевернул зажаристый яичный блин и полил его соком чёрных ягод.
— Давай представим на секунду, что я бог. И что бы это изменило?
— Что?.. — она растерянно поморгала. — Д-да вообще всё! Боги — наши враги, и...
— Да ни черта бы это не изменило, — спокойно ответил я. — Вот так же сидел бы и жарил яичницу.
Она хотела сказать что-то ещё, но мои слова явно сдвинули что-то в её мыслях. Куснув губу, она посмотрела на свой лист с остатками ужина и палочки.
— Подумай логически, Рикка. Если бы я был одним из богов, которые враги магов, зачем мне было нужно спасать тебя от учеников Сузубачи тем вечером? Зачем прикрывать перед Ватанабэ и хранить твои секреты? Вытаскивать из затопленной канализации? Если я бог, то стремился бы убить побольше магов, так?
— Н-ну... наверное, — тихо согласилась она. — Но вдруг ты настолько хитёр!..
— Что подставился под удар и рискнул жизнью, чтобы тебя спасти? — улыбнулся я. — Как-то это не вяжется. Мы же враги, нет?
— Не знаю... — она опустила взгляд.
— Если я враг, то маги — твои союзники? Те, кто уничтожил клан Ширасаги до последнего человека? Или те, кто оставил шрамы на твоем теле? Или Ватанабэ, который повел себя, мягко скажем, некрасиво? Или те, кто устроил бойню на турнире? Я думаю, с такими друзьями и врагов не надо.
— Ты прав, — она тихо вздохнула и откинулась на ствол дерева, прижимая ладонь к животу.
— Так какая разница, бог я или нет, если в итоге мы идём плечо к плечу к одной цели, Рикка?
Она улыбнулась. Слабо, с ноткой горечи — но искренне.
— Мы сегодня едва не погибли, но без тебя я бы не протянула и дня. Откуда бы я узнала, что вода не отравлена, а эти ягоды не убьют меня, или выжгут мне глаза и язык? Как бы спаслась от голода, катаклизмов, зверей и прочих ужасов?
Рикка снова посмотрела на аппетитно шкворчащую яичницу.
— Если ты окажешься богом, так даже лучше.
— Вот Ватанабэ-то расстроится, представляешь? — усмехнулся я. — Это же вопреки всех правил! Придётся ему отложить мечту о вашей свадьбе и дюжине детишек.
— ...Не могу, — грустно улыбнулась она. — Я не смогу иметь детей, никогда. Из-за того, что они со мной сделали.
Она встала и подняла край футболки, второй рукой сдвигая шорты вниз. В свете костра я разглядел её стройную талию, живот... и уродливый шрам, тянущийся от паха вверх. Ещё три старых шрама поменьше белели справа, над местом, где был левый яичник.
Застарелые, жуткие следы множества операций отметили всё её тело. Это сделали с ней ещё в раннем детстве, но что за чудовище могло сделать такое с ребёнком? Зачем?
Опустив футболку, Ширасаги медленно села на землю и протянула руки к костру.
— По крайней мере, нам есть с кем поговорить об этом. Хочешь ещё? — я указал на готовую порцию яичницы.
Она улыбнулась и, разгладив пальцами густые блестящие волосы, кивнула.
— Давай.

***

===

Глава 16. Дорога назад

— Смотрите, вот это всплеск был на острове в полночь три дня назад, — оператор вывел на экран график выхода энергии. Зубцы шли на нем аккуратным рядком, кроме одного — длинного и острого шипа.
— А что значит вот этот цвет? — Фубуки поправила выбившуюся из-за уха прядку и перегнулась через его плечо так, чтобы мужчина почувствовал аромат её духов.
— О... это самое интересное, — оператор нехотя улыбнулся. — Это значит, что энергия принадлежала не магам.
— Ммм...
Мужчина многозначительно цокнул языком и повернулся к ней.
— Всё же необычно, что вы сами пришли сюда. Всё хорошо, госпожа Могами?
Вовремя спохватившись, она вспомнила свою роль: изящно кивнула и выдавила неловкую улыбку.
Ей было не по себе с того самого момента, как она вошла в холл небоскрёба имперской телерадиокомпании. А, по совместительству, и центра обороны Империи на случай вторжения. Сейчас здесь находился главный пункт управления дронами и спутниками, ежеминутно снимавшими происходящее на турнире. Простые работники и не подозревали, что над их офисами, в сорока метрах над землёй, находится стратегический объект.
Как говорится, хочешь спрятать секрет — спрячь его у всех на виду. Вот и громадный небоскрёб, замаскированный под телекомпанию, хранил свои тайны.
За одной из них и пришла Могами Фубуки, разработав для этого целую операцию. И оттого чувствовала себя вдвойне неуютно. Больше всего архонт ненавидела браться за дело, в котором ничего не понимала. Уж лучше сойтись в бою с десятком богов, чем флиртовать с оператором центрального поста.
Мужчина напоминал актёра кино на пенсии. Худощавый, с красиво седеющими волосами, он держался с достоинством, как и положено не наделенному большой силой выходцу старшего рода. Но Фубуки хорошо знала, что он неровно дышал к ней.
Вот и пришлось вспомнить о женственности. Заменить боевой комбез на кокетливый костюм-двойку, прихорошиться, использовать спецсредства вроде макияжа и духов. Эффектная женщина разбудила бы чувства даже в камне.
Она элегантно кивнула собеседнику.
— Это обязанность архонтов, господин Наото — знать всё. После гибели нескольких ребят совет хочет понять, это была случайность или же нам пора вмешаться.
— Но тогда турнир остановится, — вздохнул он. — Ставки велики, я понимаю. Тем более, там ваша дочь.
Она позволила себе вздохнуть. Наото даже не догадывался, как был прав. Если станет известно, что под прикрытием турнира на острове происходит битва двух богов, остров выжгут сильнейшей магией, оставив лишь растрескавшиеся базальтовые глыбы.
А ещё от этом узнает Эйсин. И это будет пострашнее любой магической бомбардировки.
Фубуки кашлянула и демонстративно коснулась горла.
— Господин Наото, не могли бы вы принести мне воды?
Вообще-то операторам было запрещено уходить с поста, и они оба об этом знали. Но здесь и должен был сыграть её образ. Какой уважающий себя мужчина не захочет позаботиться об объекте своей симпатии?
— А, конечно, — он поднялся. — Может, лучше кофе?
— Просто воды, спасибо.
Он кивнул и вышел из комнаты, оставив её одну.
За дело.
Незаметно сотворив плетение, останавливающее камеры слежения, она села за клавиатуру и открыла последние данные. Наото слукавил — два дня назад была еще одна вспышка, сильнее предыдущей. Ровно в тот момент, когда её дочь с низвергнутым богом пропали с камер. Даже сигналы их браслетов не отслеживались, чего никак не могло быть. Побежденных, или убитых, учеников всегда могли найти по сигналу браслета.
Но эти двое просто растворились бесследно. Так не бывает.
Шелестя клавишами, Фубуки стёрла из системы все следы второго всплеска, заменив его ровным графиком, и взялась за первый, когда сзади донеслось тихое "кхе-кхе".
От бурлящего в крови адреналина она едва не метнула на звук голоса одно из сильнейших своих плетений. Сдержав порыв, архонт медленно обернулась: в голове уже роились отговорки одна другой неправдоподобнее.
Наото подпирал плечом проход, сложив на груди руки, и улыбался.
— Госпожа Фубуки, чем я вас так обидел, что вы сочли меня глупцом? — негромко спросил он.
— Господин Наото, — сипло выдохнула она. Перестроиться из боевого режима в режим кокетки, которым она пользовалась впервые за двадцать лет, никак не получалось.
— Не утруждайтесь, — он подошел и, пользуясь замешательством, нагнулся над клавиатурой. — Я всё хорошо понимаю, госпожа Архонт. Вы стоите на страже нашего мира, не давая людям узнать, какая страшная угроза висит над нами. Если кто-то узнает, что лучшие ученики Империи оказались на одном турнире с исчадиями космоса, что они уже здесь — поднимется паника. Скажите мне лишь одно.
— Что? — кое-как прочистив горло, спросила она.
— Вы ведь разберетесь с ними, верно? — в его глазах читалось беспокойство. — Я человек маленький и далекий от войн. Мой клан не претендует на большие победы, мы всего лишь мирные торговцы.
Он лукавил. Клан Наото — известные мастера контрабанды и ядов. Его предки были убийцами высочайшего класса, но времена изменились, кровавое ремесло осталось в прошлом.
— Если там, среди этих ребятишек, и правда есть бог — пообещайте, госпожа Фубуки, что живым с этого острова он не уйдёт. Я сделаю всё чтобы совет и весь мир не узнали об этих всплесках.
Женщина поднялась с кресла, уступая место, и коротко кивнула.
— Обещаю.
— Вашего слова мне достаточно, — кивнул он и с улыбкой принялся доделывать то, что не успела она. — Можете идти, я закончу.
— Наото, — она коснулась его плеча. — Спасибо вам.
Небоскрёб она покинула через десять минут. Не доверять Наото у неё оснований не было. Но стоило сесть в одну из машин её бронированного кортежа, как зажужжал телефон. Особый, для эсперов внеземного корпуса.
— Да?
— Фуан-ша, если закончила свои дела, давай встретимся. Координаты — по моему маяку. Жду.
И всё. Сухо, по-военному коротко и без права на отказ. С отвращением отбросив устройство, она вздохнула.
— Едь в резиденцию Могами, живее. У меня мало времени.
Заявляться на встречу с боевым товарищем в этой одежде было ниже её достоинства. Нужно переодеться и взять оружие... мало ли что.
— Слушаюсь.
— От Рюэна вестей не было?
— Господин Могами передал, что они почти завершили зачистку. Доложит вам вечером. — ответил водитель, выводя тяжелый джип с парковки.
— Хорошо.
На проделки Рюэна она часто закрывала глаза. Он был тем ещё бабником и интриганом, но честь семьи чтил свято. Так что его вендетту за покушение на дочь приняли все заинтересованные стороны. Сейчас ей важнее было проследить, чтобы Эйсин не сунул свой нос слишком глубоко в дела Империи.
Если он узнает, что одна из великих Архонтов вступила в сговор с богом, пусть и таким, как молодой Ямада, им всем конец.
* * *
Каждый день в студсовете выжимал из Юи все соки, силы оставались только на то, чтобы дотащиться до комнаты в общаге и свалиться спать. Но сегодня было особенно тяжко. Ямано не собиралась давать ей спуску и буквально заваливала заданиями.
Но это можно было и потерпеть. Её грела мысль о том, что она знала секрет президента. А значит, если наглая дрянь слишком зарвется... стоп-стоп, нельзя так бездарно тратить на месть бесценный ресурс! Тем более что у неё уже была идея на этот счет.
Она вошла в свою комнату и включила свет.
— Нару, ты тут?
Соседки не было. зато по коридору шел слабый запах корицы и приправ. На кухне готовили карри.
— Вот, значит, где все.
Она быстро прошла в общую кухню, где готовили все девчонки первого этажа. И застала почти привычную картину.
Юмэми, которую всей общагой приодели в одежду, больше шедшую молодой девушке, хлопотала у плиты, наполняя тарелки ароматным карри собственного приготовления, а дюжина девчонок из соседних комнат вовсю уплетали вкуснейшее блюдо, наперебой галдя и улыбаясь.
Она влилась в разношерстный коллектив так быстро, что Юи поневоле брала зависть. Что сработало — её мастерская готовка, или умение поддержать любую беседу, или же что-то другое, — она не знала. Но результат был налицо: Юмэми Ямада за пару дней стала душой общаги, влившись в среду школьниц. Играло и то, что внешне отличить её от сверстниц было невозможно.
Так она и стала троюродной сестрицей Юмэми, которая перевелась к ним с Хоккайдо. Жизнерадостная, деятельная, буквально излучающая энергию красавица. Скажи кому, что она — мать Рэйджи, не поверят.
— Мм, девчонки, наша сестрица Ю сегодня особенно постаралась! — начала её соседка Нару, довольно гладя себя по животу.
— Вот же повезёт её парню, — согласно покивала сидящая рядом второгодка. — Лишь бы не урод какой-нибудь достался, типа Онигумо.
— А мы ей сами парня выберем! — взвилась окончательно излечившаяся Райдо Мики. хитро глянув на Юи. — Кто у нас на примете? Такеда из 2-А?
Пока школьницы галдели и наперебой сыпали именами кавалеров. Юи кивнула ей и прошла к столику в уголке кухни, подальше от всех. На противоположной стене, где бушевали девчонки, на стене висел огромный телевизор — все ждали начала вечернего выпуска трансляции с турнира.
Закончив с карри, Юмэми взяла одну полную тарелку и села за стол к Юи, в сторонке от школьниц.
— От Рюэна вестей не было?
— Папа сказал, они почти закончили, — вздохнула Юи. — Правда, так и не нашли главарей, они вроде как сбежали в порт, а оттуда — на корабле в сторону Окинавы. А про Рэйджи и Рикку не передавали?
Та покачала головой. Вестей о сестре и Рэйджи не было третий день, официальных комментариев не было. Про них словно забыли, или замалчивали сознательно. Хотелось расспросить мать, которая точно должна знать такие вещи, но Фубуки предельно ясно сказала — спрячься и не высовывайся.
— Я узнала кое-что важное, — проигнорировав урчание желудка, Юи отодвинула тарелку и нагнулась ближе к Юмэми. — Президент Ямано хочет подставить Рэйджи, чтобы его выбили из турнира.
— Выбили? — Юмэми не на шутку встревожилась. — Она не сможет попасть на остров, если только она не в сговоре с организаторами. Хотя после гибели тех ребят я уже ничему не удивлюсь.
— Она может связываться со своим секретарём на острове.
Юмэми округлила глаза.
— Но как? Остров же под колпаком.
— А вот как...
Пока Юи подробно рассказывала ей о своем приключении, краем глаза следя, чтобы ими не заинтересовались остальные, по телевизору началась вечерняя трансляция. Девчонки тут же прекратили галдеть и прильнули кто к телевизору, кто к смартфону.
О пропавших Рикке и Рэйджи опять — ни слова. Она заметила, как Юмэми взволнованно теребила край блузки, следя за экраном. Каково матери, у которой сын пропал без вести в турнире, где уже гибли люди, она и представить не могла. Но и у неё на душе было тревожно.
— Снова не сказали, — скрипнула зубами "троюродная сестра". — На моего сына ведет охоту самая могущественная банда нашей префектуры. Но я знаю моего Рэйджи. Он появится, непременно.
— А ещё президент Ямано, — поддакнула Юи. — Вот что, Юмэми. Вы, как хотите, а я не буду просто стоять и смотреть, как его и мою сестру подставляют под удар. Мы сами его найдём и предупредим.
Юмэми сверкнула глазами, полная решимости действовать, и жарко зашептала.
— И как ты хочешь это провернуть?
— Не я, мы, — она хитро улыбнулась. — Одной мне не справиться, так что мне нужна будет твоя помощь. Один раз я не смогла помочь ему в самый трудный момент. Второго раза не будет. Мы залезем в кабинет к Ямано и угоним её дрон!

  Читать  дальше  ... 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

 https://fb2.top/klany-vysshey-shkoly-697717/read  

https://coollib.net/b/608768/read  

https://www.litlib.info/book/Nizvergnutyj_2_klany_vysshej_shkoly-b74368

https://www.knigago.com/books/sf-all/popadanec/608768-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-2-klanyi-vyisshey-shkolyi/ 

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

***

***

***

***

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 108 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: