Главная » 2023 » Декабрь » 6 » Низвергнутый 012
07:35
Низвергнутый 012

===

Я тихо рассмеялся.
— Почему я должен ограничиваться только школой? Я хочу всё.
— Ты всего лишь неодарённый... — в её голосе прозвучала нотка восхищения. Она надавила на затылок, притягивая меня к себе — держаться под ее напором стало всё сложнее.
— Так что мне терять? — я приблизился к ней настолько, что наши губы едва не соприкасались. — Я пойду до конца. Ты ещё хочешь остановить меня, Ямано?
— Нет... — она почти перешла на шёпот, — Но если ты посмеешь мешать мне, Ямада, клянусь... Я буду рвать тебя зубами на части и раздирать твою плоть до костей, пока ты не взмолишься о пощаде. Я уничтожу всех и всё, что хоть немного близко тебе, если ты перейдешь мне дорогу. Но мы ведь оба не хотим, чтобы все так закончилось, правда?
На последнем слове она коснулась кончиками губ моего рта — и впилась в меня жарким поцелуем.
Я среагировал мгновенно — и едва наши языки соприкоснулись, схватил её за талию и мягко отстранил от себя. Тяжело дыша, она обожгла меня диким взглядом.
— Слишком уж ты холодна, Ямано. Я люблю пожарче.
— Я тебе устрою жарче... — Ямано уселась на мои бёдра и навалилась всем телом, прижимаясь в новом поцелуе.
Водоворот чистейшего безумия захлестнул нас обоих. Я ощутил, как тонкие пальцы девушки впились в мою шею, стул жалобно заскрипел под нами. Сопротивляться такому напору было нереально, организм хоста и так сходил с ума от гормонов.
Почувствовав нарастающее желание моего тела, она с тонким стоном подалась навстречу, давая нашим языкам переплестись. Я кожей ощутил её бешеное сердцебиение, едва сдерживаясь от желания сорвать с неё всю одежду и взять прямо здесь. Окончательно потеряв контроль, она вцепилась острыми зубками в мою губу. Рот быстро наполнился солоноватым привкусом.
Ну уж нет, Гигас... эта дьяволица меня не получит!
Подгадав момент, когда она ослабила хватку, я резко разнял её руки, оттолкнул девушку назад и поднялся со стула.
— Осторожно, госпожа президент, — тяжело дыша, я вытер кровь с губы. — Мы оба в школе, а здесь свои правила. Дела Студсовета куда важнее неодаренного, а мне еще надо приготовиться к уроку физики.
Ямано довольно осклабилась и, достав платок, вытерла следы моей крови с губ.
— Осторожно, Ямада. С такими амбициями нужно рассчитывать свои силы, иначе тебя просто раздавят. У твоих соперников тоже есть зубы.
— Приму к сведению твой совет, — я с торжествующей улыбкой одернул рубашку.
— И вот что, неодарённый, — облизнув губы, она потянулась за недопитым бокалом. — Моё предложение ещё в силе, но долго ждать ответа я не буду.
— Мой ответ ты уже услышала, Ямано.
Я отошел, вполне удовлетворенный итогом нашего поединка, и направился к двери.
— Цубаки, — поправила она. — Я всегда получаю то, что хочу. Но предпочту, чтобы ты пришел ко мне добровольно, хотя мысль о принуждении кажется мне... интересной.
Улыбнувшись своим мыслям, она села на край стола и допила содержимое бокала.
* * *
Проводив взглядом высокую фигуру первогодки, Минато бесшумно юркнула внутрь кабинета и заперла дверь.
— Госпожа президент, всё прошло хорошо? Э... госпожа президент?
Девушка стояла возле стола, до скрипа вцепившись в столешницу, и дышала так, будто пробежала спринт.
— Этот наглый, дерзкий, невыносимый говнюк, — бормотала она, вздрагивая всем телом. — Нет-нет-нет, ты не просто мне подчинишься...
— Госпожа, вы в порядке?.. — Минато подошла к девушке и заглянула в её лицо. Взгляд Ямано пугал: зрачки расширились и подрагивали, на алом от прилившей крови лице проступила испарина. Она дышала так жарко и часто, что в голову полезли откровенные фантазии. Чем они тут занимались?
— Хочу заполучить его себе, ломать ему пальцы и услышать, как он молит о пощаде. Я хочу видеть, как он будет валяться передо мной, заставлю лизать мне ноги, хочу сломать его волю, стереть эту наглую улыбочку с его лица! Хочу, скорее хочу раздавить его!..
— Госпожа! — секретарь тряхнула её за плечи. Никогда прежде она не видела госпожу такой. Всегда хладнокровная и спокойная, она потеряла контроль, превратившись в одержимую маньячку. Закусив губу, девушка уже вовсю фантазировала, что с ней сделала бы госпожа, будь она на месте того первогодки.
— Я слышу, Минато, — выдохнула Ямано, успокаивая дыхание.
— Мне сообщить нашим людям, чтобы они пришли к Ямаде?
— Нет, — она хищно улыбнулась и достала из кармана платок со следами крови. — Я займусь им сама.
По пути в класс я обдумывал поведение Ямано. Что она сделала? Узнала, что известно мне, это раз. Попыталась узнать, кто мне помогал — это два. И три — предложила перейти на свою сторону. Если я правильно понимал расклад сил в школе, Студсовет здорово не ладит с Дисциплинарным Комитетом, а сильнейшие банды школы мечутся от независимой политики, как у Ангелов, до прямого подчинения студсовету, как у Онигумо.
И между этими жерновами я умудрился взлезть ровно перед турниром с запредельными ставками. Какой я молодец.
Но ход Ямано мало что меняет для нашего класса. По крайней мере, до начала отборочных боёв мы можем жить спокойно. По хорошему мне следовало бы затаиться, пока я не разберусь со своими сфиротами, а пришелец из Гелиона не сделает свой ход. Но чутьё подсказывало, что этому плану сбыться не суждено.
И оно не подвело меня. Едва я вошел в коридор, ведущий к классу, как заметил у двери знакомый невысокий силуэт. Длинные черные волосы, белоснежная кожа, повязка дежурного...
— Доброе утро, Ширасаги, — кивнул я. — Что случилось?
— Привет. Ватанабэ просил привести тебя лично. Иди за мной.
Покосившись на класс, откуда доносился голос учителя Акаги, я пожал плечами. Пол-урока уже прошло, да и зачем мне заучивать идиотские понятия местных аборигенов о физике? Без лишних разговоров я последовал за черноволосой красоткой.
— Я становлюсь популярным в Махо-Кай. Хорошо хоть Комитет решил действовать тихо, без пафосных объявлений по радио.
— Обойдешься без этого, — невозмутимо ответила она. — О чем вы говорили с президентом Ямано?
— О, тебе так интересно, что она мне предложила? — улыбнулся я. — Или ты шпионишь для большого парня?
— Вовсе нет, — она чуть покраснела. — Не хочешь говорить, ну и не надо.
Всю оставшуюся дорогу она гордо молчала, и лишь когда мы зашли в пустой кабинет, решилась заговорить.
— Глава и господин Эндо скоро будут, подожди немного, — она села за стол напротив меня. — Это, насчёт того вечера... спасибо, что помог. Я не помню, что случилось после удара Куроками, но... вы с Хаясэ помогли мне, ведь так?
— Мы же с тобой на одной стороне, верно? — улыбнулся я. — Главное, чтобы Ватанабэ не узнал наш маленький секрет.
Она смущённо кивнула и, достав телефон, начала тихонько мурлыкать себе под нос какую-то мелодию. Я откинулся назад и заметил в Ширасаги кое-что интересное. Сегодня девушка подвела губы блеском, очень деликатно побрызгалась ненавязчивыми, но приятными духами, а хвост на затылке стянула красивой ленточкой. Она явно поработала над своей привлекательностью, готовясь показаться перед избранником.
— Ты хорошо подготовилась для Ватанабэ, Рикка. Он точно оценит.
Смутившись, она опустила голову и кивнула.
— Я впервые делала макияж. Выглядит странно, да?
Вздохнув, я поднялся и подошел к ней. Протянул руку, поправил сбившуюся блестящую прядку на виске — и коснулся её щеки. Чёрт, какая же она хорошенькая. Не хотелось признавать, но меня злило, что девушка выбрала этого увальня. Интересно, он вообще оценит её старания?
— Выглядит отлично. Если он не заметит это, придётся с ним серьёзно поговорить.
В этот момент дверь открылась — и в кабинет протиснулся глава Дисциплинарного Комитета Ватанабэ.
— Ширасаги, Ямада, вы уже здесь. Отлично.
Я криво улыбнулся в ответ. И когда это он стал меня раздражать?
— Глава! — встрепенулась девушка, откладывая телефон. — Как вы и велели, я привела его.
Следом за здоровяком в кабинет незаметно вошел господин Эндо в сером костюме и с папкой в руках.
— Доброе утро, ребята, — кивнул он и прошел к месту во главе стола. — Садитесь, начнем сразу.
— Очередной допрос? — улыбнулся я.
— А есть повод? — нахмурился Ватанабэ. — Ты опять что-то натворил, Ямада?
— Давайте не будем провоцировать друг друга, — Эндо поднял руку. — Это не допрос, Ямада. Я лишь уточню пару моментов.
Он открыл папку и внимательно посмотрел на меня.
— В отчёте написано, что после того, как Ширасаги потеряла сознание от удара Куроками, ты каким-то образом смог одолеть его. При этом осмотр места вашего боя показал, что удар, которым повергли самого Куроками, мог нанести только эспер рангом не ниже адепта. Это так?
— Вам виднее. Мне-то откуда знать. Я же неодарённый, не забыли?
— Ямада, в школе нет эсперов, способных на подобный удар, кроме меня и нескольких учителей. Как ты смог одолеть его?
— Он начал делать что-то руками, ну я и ударил его, пока он не закончил. После этого что-то взорвалось, меня отбросило к дереву, а его — в противоположную сторону.
— Нарушение плетения узора может вызвать такой эффект, — кивнул Ватанабэ.
— Не настолько сильный. Но мы не знаем, что за узор делал Куроками, — Эндо нахмурился. — Это звучит неубедительно, Ямада. Ты точно неодарённый?
— А стал бы я сдерживаться раньше, если бы владел магией? Посмотрите камеры, там всё есть.
— Камеры отключились как раз после удара Куроками, — вздохнула Рикка. — Все сразу. Массовый сбой.
— Может, он попал по электрощитку? — я дернул плечом.
— Щиток цел. Камеры просто отключились от перегрузки. Предположим, что так совпало и магический взрыв вызвал сбой в системе наблюдения. Но как ты объяснишь, что после стольких ударов на тебе ни царапины? Без магии твои раны не могли так быстро затянуться. — Эндо пристально посмотрел на меня. — Ямада, может, ты скрываешь от нас какую-то другую силу?
По спине пробежались ледяные мурашки. Его вопрос был прямым намёком — он догадывается о том, кто я.
— Что ещё за другая сила? — я сощурился.
— Не прикидывайся дурачком, — надавил Ватанабэ. — У тебя есть родовой дар, Ямада?
— Нет, речь не о родовом даре... — начал Эндо, как раздался стук в дверь — и, не дожидаясь ответа, в кабинет ввалился ещё один человек.
— Эндо, дружище! — крючконосый седой мужчина осклабился в широкой улыбке, едва не роняя торчащую изо рта зубочистку. — Я же говорил, что приеду!
— Хирата Генма, — Эндо торопливо закрыл папку и поднялся, хмуря брови. — И что же генерал-инспектор и дознаватель Имперской Разведки забыл в таком месте? Разве у нас возникло неразрешимое дело?
Я напрягся: Эндо намеренно сказал это, предупреждая нас об опасности. Дознаватель прошел мимо и, покосившись на меня, навис над столом старого друга.
— Ты знаешь, зачем я здесь, Эндо. Чтобы устроить охоту на богов.

***

===

Глава 4. Большая охота!

Почти четыреста лет я провел на поле боя. Еще десяток лет, и стал бы легатом Великого Легиона. Проводил тысячи допросов, да и меня допрашивали не меньше. Но сейчас я нервничал как в первый раз. Думаю, для Рэйджи это и был первый раз.
К счастью, все смотрели на Хирату и не видели, как побледнело лицо моего хоста. Моё лицо.
— Боги? — нахмурился Ватанабэ.
— Это фигура речи, Горо, — пояснил Эндо, не отрывая взгляда от дознавателя. — Господин Хирата имел ввиду эсперов рангом не ниже архонта, возомнивших себя непогрешимыми. Сила опьяняет их разум и даёт ощущение вседозволенности. Они опасны для остальных, с ними и разбираются имперские дознаватели. Верно, Хирата?
Его вопрос звучал скорее как утверждение. Эндо давил на него.
— Ты знаешь, что я имел ввиду, дружище, — зловеще улыбнулся он, крутя во рту зубочистку. — Если эта тварь заявится сюда, мои проблемы сразу станут твоими. И, как куратор школы, ты обязан помочь мне с поимкой этого самого "бога". Верят в него твои детишки или нет, он здесь.
Ширасаги вздрогнула и посмотрела на меня. В голубых глазах читалось озарение — похоже, вспомнила мой вопрос, верит ли она в богов. Ох и невовремя!
— О? — Хирата заметил её взгляд и машинально повернулся ко мне. Клянусь Мелитаной, он меня узнал!
— Господин Хирата, мы можем встретиться и обсудить ваше задание позже, — тут же среагировал Эндо. — У меня важное дело, плюс скоро начнётся "турнир трех школ", время на подготовку расписано по минутам. Не говоря уже о текущих делах.
— О, и что же это за дела? — он вальяжно подошёл к Ширасаги: девушка тут же потянулась за папкой с моим именем, лежавшей рядом, но крючковатые пальцы дознавателя оказались быстрее. Буквально выдернув файл из её рук, он отошел в сторону и зашуршал страницами, щуря глаза.
— Как интересно, хмм... Ты не говорил мне, что в Махо-кай происходит такое. Может, мне помочь тебе с допросом? — он зловеще свернул глазами. — Ты знаешь, у меня большой опыт. Он скажет всё, что ты захочешь.
— Это внутренние дела Махо-кай, кроме того, дело уже закрыто и подозрения сняты, — он молниеносно встал и вырвал папку из рук Хираты.
— Раньше ты был куда сговорчивей. Мне кажется, или ты что-то скрываешь от меня, Эндо?
— Ничуть. Но работа требует вести себя профессионально и соблюдать правила, — холодно возразил он, кладя руки на плечи занервничавшей Ширасаги. — Хотя вряд ли ты об этом помнишь. Эти дети ничего не знают, Хирата. За них я могу поручиться.
— Твоя уверенность радует. Но если окажется, что ты лгал... — он посмотрел на меня пронизывающим взглядом, но в этот момент зазвонил его телефон. Дознаватель отвернулся и приложил трубку к уху.
— Да.
Мы застыли, вслушиваясь в голос, доносившийся сквозь помехи.
— Господин Хирата, вы были правы. Я нашел её следы.
— Отлично, — довольно ответил дознаватель. — Дождись меня и начинаем.
Бросив на нас недвусмысленный взгляд, он швырнул  зубочистку в урну у входа и взялся за дверную ручку.
— И ещё, дружище, — мужчина обернулся к Эндо, напряжённому как скала. — Знаешь, мы должны встретиться, попить пива и поболтать обо всём, как в старые временя. Давай сегодня вечером, когда я закончу дела. Нам точно есть что обсудить. Отказы не принимаются.
— Где? — нахмурился тот.
— Я знаю одну кафешку недалеко отсюда... там отличное пиво, — скосив взгляд на меня, он ухмыльнулся. — И компания что надо.
— Идёт.
Едва дверь за дознавателем закрылась, донесся тихий выдох Эндо. Возникла неловкая пауза, подчиненные нашего куратора переглянулись. Первым решился заговорить Ватанабэ.
— Господин Эндо, кто он такой?
— У дознавателей Имперской Разведки на задании почти неограниченная власть, — словно не услышав его, пробубнил Эндо. — Держитесь от него подальше. Особенно ты, Ямада.
Но опасения старого вояки меня мало трогали. Я услышал то, что наконец-то могло продвинуть меня к моей цели. И медлить не собирался.
— Я могу идти?
— Ступай, — кивнул Эндо.
* * *
В класс я вернулся к к началу большой перемены. Большинство учеников сбежало в столовку и на улицу, но некоторые остались в классе. В том числе и Коёми Джин, как я и рассчитывал. Богатенькому засранцу семейные повара всегда собирали шикарный обед.
— Здоров, Коёми, — я плюхнулся на стул рядом с ним и подцепил торчащую из коробки с обедом обжаренную сосиску. — Ты-то мне и нужен.
— Да ну? — он нахмурил брови. — В чём дело?
— Пошли-ка поищем Кога Ичиро. Помнишь такого?
— Угу. Он обычно в столовке зависает. А зачем?
— Надо. Тогда погнали, — захрустев краденой сосиской, я кивнул на дверь.
Он с сожалением посмотрел на недоеденный обед и с глубоким вздохом закрыл крышкой коробку своего бенто. После утренней перепалки задавать вопросы и спорить он не решился.
Дойдя до столовки, первым делом я заметил, как изменилась атмосфера. Все банды от второго до четвертого курсов будто готовились к необъявленной войне — распределились вдоль стен, собравшись по кучкам, и неистово поглощали обед, злобно поглядывая друг на друга. Никто не хотел терять ценных бойцов перед отборочными, но и упускать шанса выбить сильного бойца соперников не собирались.
И среди этого клубка змей я быстро нашел довольно куцый стол, за которым сидели десятка полтора второгодок и сгорбившийся Ичиро. Жалкие остатки некогда сильнейшей банды Махо-Кай.
— Давай дождемся его у выхода, — негромко начал Коёми, но я уже шёл к их столу. Его ребята заметили меня и насупились, но тревогу поднять не успели.
— Привет, Кога, — я хлопнул здоровяка по плечу и сел рядом. Его ребята замерли, кто-то даже отодвинулся, ожидая начала драки. Но Ичиро реагировал совсем не так, как ожидали его товарищи. Скрипнув зубами, он побледнел и нехотя покосился на меня.
— ...ну ли приперся, Ямада? Рожу давно не били, решил вспомнить?
— Остынь, здоровяк, мы с тобой свои проблемы решили, так ведь? — улыбнувшись, я по-дружески хлопнул его по плечу. — Поговорить хотел, про Тадаши. Давно не видно его, а ты старший, тебе виднее, куда он делся.
— И чего тебе от него-то надо? — буркнул Кога. Я приблизился к его уху и негромко ответил.
— Дело к нему есть. Это в его интересах. И в твоих — тоже.
Кога покосился на меня, и по его глазам я понял — попал в самую точку. Похоже, после скандала с порнушкой отец снова увидел в старшем сыне фаворита. И он хотел заработать ещё очков, вытащив младшего брата из неприятностей.
— Поговорим в тишине, — он кивнул на коридор и добавил, уже для своих. — Одни.
Послушав лидера, парни остались сидеть за столами, а мы с Ичиро и Коёми вышли из столовки и, отойдя подальше, пристроились возле подсобки. Скрестив руки на груди, Кога оперся на стену и насупился.
— Так что за дело, Ямада?
— Давай сперва я предположу кое-что, — я встал напротив, дав знак Коёми держаться подальше, и заговорил. — После взбучки от отца твой брательник неделю проторчал дома, ушел из школы, страдал и пытался вернуть себе расположение отца. Но батя забил на сынулю, опозорившего семью, и взялся спасать то, что осталось от семейного бизнеса. А наш доблестный педофил Тадаши сперва пару дней закрывался в своей комнате, а потом стал куда-то пропадать и путаться непонятно с кем. Всё верно?
Кога выпучил глаза, у него аж губа задергалась.
— Да, н-но как ты...
— Неважно, я просто предположил, — отмахнулся я. — Он взял деньги из отцовских сбережений, или еще откуда, неважно, и свалил, а когда его пытались найти, ничего не вышло, верно? Но только с тобой он еще поддерживает связь, потому что ты единственный заступился за него перед отцом, так?
Кога подвис секунд на пять, а потом покраснел и злобно процедил.
— Так это он обчистил мою копилку! Грязный ублюдок, и это после...
— Ичиро, — я коснулся его плеча, привлекая внимание. — Твой брат козлина, это да, но он неглуп. У таких людей всегда есть план. Ты знаешь что-нибудь об этом?
— Откуда? — усмехнулся он. — Тадаши зависает со своими новыми друганами где-то в Нижнем Городе, сдалась ему семья... у него там своя тусовка.
Вот оно, я был прав. Нижний Город, все ниточки вели туда. Дело за малым... куснув губу, я продолжил.
— А ты знаешь, где именно он зависает со своими друзьями?
Кога недоверчиво посмотрел на меня и нахмурился.
— С чего мне рассказывать тебе об этом?
— С того, что имперский дознаватель приехал в нашу школу. Угадаешь с трех раз, кого он ищет в Нижнем Городе?
До Ичиро доходило секунд десять. По бледному лицу пошли багровые пятна, он с испуганным взглядом дернулся с места.
— Я должен его предупредить...
— Подумай об отце, — я остановил его. — Ты всё ещё его надежда, вот и не привлекай лишнего внимания Имперской Разведки. Скажи, где Тадаши, я сам предупрежу его. Подумай сам, кому ... нужен неодарённый?
На этот раз Кога задумался почти на полминуты, взвешивая риски и выгоды. Довольно оскалившись, он кивнул.
— Старый театр на площади Амакуса. На самом краю города.
— Спасибо, — кивнул я и повернулся к спутнику. — Идём, Коёми.
Оставив ухмыляющегося Ичиро позади, мы покинули коридор и направились к выходу. Я заметил, как беспокойно поглядывает на меня Коёми, но лишь когда мы подошли к выходу из школы, он остановил меня за локоть.
— Может объяснишь наконец, в чем дело, Ямада? — яростно зашептал он. — И ты серьёзно про имперского дознавателя?
— Конечно, — кивнул я. — А ты что, испугался?
Коёми скривился. Новая шпилька явно задела его самолюбие.
— В-вот ещё! — он достал телефон и что-то быстро на нем начал набирать. — Но зачем нам туда? Ты извини, но в то, что ты хочешь помочь Кога, я не верю ни капли.
— Зачем, да? — я улыбнулся в ответ. — Хочу поймать одно чудо за хвост. И ты мне в этом поможешь.
— Окей, но... Ямада, да откуда ты узнал всё это? — Сощурился он. — Я про Тадаши.
— А ты думаешь, это первый тупой подросток, которого я вижу? — усмехнулся я. — Шевелись, Коёми, нам пора в Нижний Город.
* * *
Обветшалое, серое от времени и пестрое от граффити здание на площади Амакуса больше походило не на театр, а на развалины храма после бомбёжки. Внутри картина была ещё хуже: выломанные стулья, кучи мусора и грязи, следы костров и копоти — по ночам в ненастье здесь грелись бомжи и те, кому не повезло оказаться на улице.
Уже внутри я убедился, что Ичиро не обманул. Пропахшее нечистотами и копотью здание наполнили люди, особенно центральный зал. Обойдя стороной толпу грязных оборванцев, я поднялся по выщербленной каменной лестнице на второй этаж, в узкую галерею, идущую вдоль всей стены. Отсюда открывался прекрасный вид на происходящее внизу.
Укрывшись за ограждением от любопытных глаз, я выглянул в окно наружу. У соседнего здания, вплотную подходившего к театру, стоял на стрёме Коёми Джин. Заметив мой взгляд, он уткнулся в телефон. Мой тут же зажужжал новым сообщением.
— "Ну что там? Видишь Тадаши?"
Я посмотрел вниз. Для незнающих происходящее выглядело странно, я же сразу понял, что здесь происходит.
— "Неа, только куча людей и что-то вроде трибуны или алтаря".
— "В смысле? У них там что, собрание секты?.."
Коёми даже не представлял, насколько точно он описал происходящее. Здесь собрались бедняки и нищие всех возрастов, женщины и мужчины, от одного взгляда на которых в голову шло обидное прозвище "неудачники". Среди взрослых я заметил несколько детей — пара мальчишек возле стены и девочка в сером балахоне с капюшоном в самом центре зала. И каждый держал в руках плетеный цветной шнурок с рядом узелков — их символ, тотем. Физическое воплощение веры.
Тадаши хоть и козёл, но ему удалось собрать вокруг себя целую секту. И люди ждали начала проповеди своего священника. Я взглянул на часы: без пятнадцати три часа. Вот-вот начнется.
Он действовал в точности по "наставлениям для молодых богов". И коли прежними методами он не добился своего, ему не оставалось ничего другого, кроме как собрать паству для своей "богини" и призвать ее лично. Мир, переполненный магами — смертельное место для божества, но такое средоточие сомы, направленной в неё, эта богиня пропустить не могла.
Ровно как и Имперская Разведка.
— Где же ты? — я обвел взглядом толпу. Где-то среди них сейчас скрывалось божество, даже не подозревающее, в какую ловушку её пригласил идиот Тадаши.
Декорации и актёры были готовы. Осталось лишь дождаться выхода главного действующего лица.
Двери за трибуной открылись — и к людям вышел человек в сером. Я едва узнал в нём Кога Тадаши, он изменился до неузнаваемости. Расширенные зрачки, бледное лицо с выражением торжества, фанатичный взгляд человека, готового идти до конца. Сжимая в руке плетеный цветной шнур с вязью узелков, он подошел к трибуне и поднял руки.
— Приветствую, братья! — воскликнул он. — Внявшие Зову Её и те, кто откликнулся, здесь!
Входные двери в театр открылись — и несколько человек внесли ящики, полные ароматного хлеба. Они прошли к трибуне и, поставив ношу у ног Тадаши, начали раздавать хлеб людям.
Хитрый ублюдок... он учёл даже это. Слово ничего не стоит, если его не подкрепить делом. И пока толпа ест дармовой хлеб, он льет им в уши ложь, убеждая и склоняя на свою сторону всю паству.
— Алчные свиньи из богатых районов не понимают вашей боли! — вещал он, глядя на оживившихся людей, тянущих руки к хлебу. — Но у Неё хватит милосердия для всех. Ешьте, родные, и передайте своим близким, кто голоден и забыт.
Едва ящики с хлебом опустели, Кога-младший начал проповедь. Народ внизу пришел в движение, люди потянулись к трибуне, иногда кивая и выкрикивая слова одобрения. Извечная тактика действовала безотказно: дай людям пищи и зрелища, и их сердца будут принадлежать тебе. На мгновение я даже восхитился Тадаши, он подбирал слова так умело, что вскоре люди стали дружно кричать "да!", собираясь в середине зала.
А в центре толпы я заметил ту самую девчонку в капюшоне — она уплетала хлеб, то и дело касаясь людей рядом. Она собирала сому! Надо же...
Дверь с грохотом влетела в зал. А следом внутрь ворвались полтора десятка человек в черной форме спецназа во главе с седым магом-имперским дознавателем. Сунув в рот зубочистку, он пошел вперёд.
— Доброго дня, господа предатели Империи! Всем стоять на месте, или мы применим силу.
— Лежать! Мордой в пол!! — крикнул один из спецназовцев.
— Еретики! — заорал Тадаши, взмахнув рукой. — Уходим, братья!..
Над головами ошарашенных людей пролетела черная точка — и с грохотом взорвалась перед строем спецназовцев, все помещение наполнилось криками и густым белым дымом.
Очуметь! У этого идиота нашлась дымовая граната?
— Огонь!
— ВАЛИМ!
Захлопали выстрелы, по ушам ударили крики и визг женщин. Я рванулся по галерее к двери в следующий зал, куда сбежали Тадаши с остальными, а за спиной уже слышался топот поднимающихся по лестнице спецназовцев. Вот чёрт, угораздило же вляпаться!
Едва я дернул дверь в галерею второго зала, в кармане зажужжал телефон. Ох не время, Коёми! Захлопнув дверь, я рванулся в дальний конец темной галереи, а внизу разворачивалась настоящая драма.
Спецура во главе с мчащимся впереди стариком — и откуда такая прыть в его возрасте? — гнала группку сектантов во главе с Тадаши через весь зал к дальним помещениям. Среди беглецов я заметил маленькую фигурку в балахоне. Да он же гонит её в ловушку!
За спиной раздался чей-то вскрик — меня обнаружили? Да к черту... вломившись в очередную дверь галереи, захлопнул её и привалил стоявший рядом шкаф. Похоже, пошли помещения подсобок — здесь вместо вида на первый этаж уже был дощатый пол, зияющий дырами и прожженными лунками. Вот дерьмо.
Снизу раздались новые крики. Судя по всему, Тадаши оказался в ловушке, я не помнил на задней стене театра дверей или проломов. Погано ты подготовился, дружок!
В забаррикадированную мной дверь ударили раз, другой. Я метнулся к спуску вниз, темневшему у дальней стены, когда донесся крик Кога-младшего.
— Еретики, ещё шаг, и я стреляю!
— Да ты что? Чем, святой водичкой? — крикнул в ответ дознаватель Хирата. Слов Тадаши я не услышал — гнавшийся за мной спецназовец всё же выломал дверь. Шкаф с грохотом рухнул на пол, а в проходе появился взмыленный мужик в маске и с ружьём. Да ...!
Я сиганул вниз по лестнице и замер между этажами — в полутьме нижнего зала угадывались фигурки нескольких человек, один из которых держал в руках что-то массивное.
— Воины веры не могут проиграть, еретик! — воскликнул он. Раздался металлический шелест... и на миг я ослеп от вспышки, вспоровшей полутьму. По ушам ударил грохот выстрела, я замер за ограждением перил.
Выстрелы один за другим гвоздили стену, оставляя сквозные дыры. Выстрелив еще пару раз, Тадаши остановился. Все помещение заволокло едким дымом, сектанты испуганно вжались в стены, боясь шевельнуться.
— На штурм! — крикнул кто-то с той стороны, но его тут же оборвал Хирата. — Стоять!
Я покосился наверх — спецназовец замер в нескольких шагах от лестницы. Сидевшего в тени меня он не видел, но стоит ему двинутьcя — я буду как на ладони. Если Хирата скомандует штурм, я первым попаду под раздачу. Ну не молодец ли, опять влез по самые...
— Позвольте мне, Инспектор, — раздался строгий мужской голос. Кажется, его я уже слышал. Напарник Хираты?
— Действуй, Ранго.
— Гасите свет!
Сектанты испуганно заметались, Тадаши задрожал, водя дымящимся стволом в стороны.
— Не лезьте, вы!.. Я же предупредил, снова буду стре...
Удар — и дверь плашмя ввалилась в комнату, прорезая густой, как бульон, пороховой дым. В проёме появился силуэт рослого человека с пистолетом, а через миг свет буквально потух. Магия покрова окутала здание непроницаемым щитом, погружая всё во тьму.
Секунда, две — ничего не происходило, только слышалось дыхание испуганных людей.
— Где он?.. — донесся чей-то шепот.
— Тихо ты! — ответили с другой стороны.
Я замер: сверху послышался скрип сапога и шуршание камешков под ногами. Спецназовец пошел вперёд.
— Если думаешь, что.. — начал Тадаши, но в тот же миг яркий алый луч пронзил тьму. Я вздрогнул — такой же луч видел мой хост перед смертью!
Раздался вопль, перепуганные люди рванули вперёд, радужное сияние кулаков Тадаши рассеяло тьму, выхватив силуэты людей и фигуру Ранго. Боец обеими руками чертил узоры, через миг вспыхивавшие магией. Удар — и "молот" швырнул в стену троих нападавших, ещё один — волна рыжего пламени с гудением ударила в потолок. Третьим ударом ещё трое сектантов буквально вмяло в стену, круша всё на своем пути.
И ветхая стена не выдержала. С надсадным стоном камня целый кусок вывалился наружу, окутывая всё клубами серой пыли. Внутрь ударили солнечные лучи, среди которых я заметил мелькнувшую в открывшемся проломе маленькую фигурку. Чёрт, она была там!
Нельзя больше медлить!
Я рванул вверх по лестнице, едва не врезавшись в ошарашенного бойца в черном. Даже сквозь очки я увидел его расширенные глаза — он резко вскинул ствол, готовясь стрелять.
Крутанувшись на носке, я ударил пяткой по его руке, держащей оружие. Ружьё взмыло в воздух. Скользнув вперёд, я вцепился в его ствол и с размаху вмазал прикладом в лицо спеца. Тот рухнул на пол. Отшвырнув ствол, я рванулся в предыдущий зал с окнами.
За спиной творилось что-то невообразимое. Грохотали выстрелы, всё здание дрожало от ударов магии, бросавших цветные блики на стены. Впервые за долгие годы я чувствовал себя в бою с магами. Вернувшись во вторую галерею, я выбил каким-то чудом уцелевшее окно и сиганул наружу, на крышу соседнего здания, вплотную подходившего к театру.
— Кто-то сбежал! — раздались голоса снизу. — В погоню, нельзя дать ей уйти! Ищите девку!
Я рванул к краю крыши — до земли было метров шесть, но я лучше прыгну, чем поймаю еще одну пулю. Уцепившись за ржавую водосточную трубу, рванул её — и прыгнул вниз. Со скрежетом труба оторвалась от стены и сложилась пополам, но скорость падения всё же погасила.
Едва ноги коснулись земли, я рванул к соседнему зданию, где дожидался Коёми. К чёрту, где эта девчонка? Я огляделся: из театра уже выбегали спецы, а на соседних улицах показались грузовички с красно-синими "люстрами". Окружают район, чтобы не дать выбраться.
Пролом в стене, пробитый Югумо, был рядом — беглянка наверняка бросилась в гущу полуразрушенных домов на дорогу к Среднему городу. Я бросился следом, свернул за угол дома — и едва не врезался в Коёми.
— Ямада! Ты вообще видел, что происходит? — затараторил он, размахивая телефоном. — Да тут везде спецназ! И что там бахнуло внутри, там реально стреляли? Давай-ка валим отсюда нафиг!
— Нет времени, пошли! — я взял его за руку и потянул за собой. — Бегом, Джин!
Мы рванули в проход между домами, в соседнюю стену со смачным чавканьем влетела резиновая пуля.
— Стоять, вы!..
— Да ...! — заорал Коёми. Мы с новыми силами бросились в переулок и, обогнув дом, побежали по улице. Сердце в груди бухало так, что руки дрожали.
— Куда... бежим?! — пропыхтел Коёми.
— Девчонку видел? Мелкую, в капюшоне.
— Погоди, остановимся! — он свернул в подворотню между домами и юркнул за мусорный бак. Скрипнув зубами, я пристроился рядом. Тяжело дыша, он показал мне телефон со смазанной фоткой. На ней виднелась невысокая фигурка в накидке с капюшоном.
— Эта?
— Она — кивнул я. — Погоди, откуда у тебя это?
— С отцовского дрона, — на раскрасневшейся физиономии возникла улыбка. Он кивнул на небо, видневшееся в переулке — высоко над нами висел небольшой дрон, крутя четырьмя пропеллерами. — Так и знал, что пригодятся!
— И много их у тебя?
Он снова протянул телефон. Теперь на экране была карта района, на которой мерцали несколько голубых точек.
— Я весь район обшарить могу.
— Сможешь её найти?
Он кивнул и, пыхтя как паровоз, принялся тыкать в экран. Я выглянул наружу — в конце улицы уже показались люди в черной форме с ружьями.
— Давай резвее, Коёми!
— Готово! — оскалился он. — Вот она!
Мы не сговариваясь рванули из нашего укрытия и, пригибая головы, побежали по новому следу, проложенному навигатором. Высоко в небе над нами жужжал коптер, отслеживая маршрут, а мы со всех ног мчались вперёд.
Минут пять мы петляли по заваленным хламом улочкам, едва не сбивая с ног прохожих, укрываясь за машинами, виляя по проулкам, пока едва не выскочили на отряд спецназа. Они пробежали вдоль улицы, преследуя кого-то из сектантов Тадаши.
— Стой! — шикнул Коёми, придерживая меня за руку. — Не сюда!
— Сюда, Коёми, сюда, — оскалился я и, выждав, пока пробежит последний спецназовец, рванул наружу. — Смотри!
В следующем проулке между домами мелькнула невысокая фигурка в балахоне — и бегущий за ней боец в черном.

***

===

Глава 5. Химера

Короткий бросок через улицу — и мы ломанулись в проулок вдогонку за спецназовцем. Пока он нас не заметил, сосредоточившись на девчонке — та, запнувшись, растянулась на дорожке, вскочила и рванула в ближайшую открытую дверь. Глупая, сама заводит себя в ловушку.
Спец бросился следом, а через несколько секунд и мы влетели в темный коридор с вихрящейся пылью. Девчонка в отчаянии ломилась в каждую дверь, но все были заперты. Оглянувшись на мужика в черном, она бросилась к единственному выходу — лестнице на второй этаж.
— Дура... — прошипел я, стараясь беречь дыхание. Мы едва добежали до середины, а боец уже поднимался наверх.
— Стоять, или стреляю! -донеслось сверху, а следом раздался щелчок затвора. Я бросился через три ступени наверх, в считанные секунды вылетел на второй этаж... и едва не врезался в бойца, взявшего на мушку испуганно замершую девчонку.
Воспользоваться моментом и вырубить! Я уже занес руку, как боец крутанулся на месте, наставляя ствол на меня. ЧЁРТ!
Время замедлилось. Моя ладонь ударила по стволу — и яркая огненная вспышка пронзила тьму. Резиновая пуля просвистела над плечом, я обхватил ствол и рванул на себя. Сзади донесся крик Коёми, а спецназовец зачем-то отпустил рукоять и шагнул назад, поднимая руки...
Плетение!
Отпрянув назад, боец ударил концентрированной энергией. В грудь будто врезался таран, меня впечатало в стену, едва не ломая рёбра. Нельзя дать ему нанести второй удар!
Сжав зубы, я прыгнул вперёд — и влево, на стену. Кувырок — в место, где я был миг назад, ударил еще один луч света, — и мощнейший удар с разворота. Оплеуха тряхнула бойца, но он ударил кулаком в ответ, продолжая плести узор второй рукой. На этот раз он готовил удар молнии?
Плетение сложное, но предсказуемое — у меня была пара мгновений, пока он не сложит последний жест. Не теряя времени я бросился сбивать узор, как краем глаза заметил движение сзади. Коёми поднимался по лестнице, спеша на помощь. Заметив движение, боец сместил руки — и сложил завершающий жест...
За долю секунды моя ладонь ударила по его рукам, уводя вверх. В глазах полыхнуло голубое пламя разряда, грохнуло так, будто взорвался трансформатор. Молния ушла в потолок, едва не обрушив его, а я сжал кисть бойца и, подсекая ногу, повалил его на землю мордой в пол.
— Стой, я Импе...
Удар, ещё один! Я безжалостно гвоздил его голову кулаком, пока он не затих, потеряв сознание. Тяжело дыша, я поднялся и тряхнул кулаком с разбитыми костяшками.
— Обалдеть, Ямада, — прошептал мой спутник. — Ты реально завалил бойца спецназа?..
— Да живой он, — выдохнув, я перешагнул противника и пошёл к девчонке. Она дрожала как осиновый листок и вжималась в стену. Бежать было некуда, она сама завела себя в тупик.
— Н-не трогайте меня, пожалуйста... — захныкала девчонка, сжимаясь в комочек. — Я не виновата, меня мама привела, я!..
— Ври больше, — я сгреб её за грудки, поднял на ноги и прижал к стене. — Я знаю, кто ты, мелкая. Что ты там делала, а?
— Я не виновата, клянусь! — она продолжала дешёвую игру, расхныкавшись как ребёнок. — Отпустите меня-а! Я всего в пятом классе, пожалуйста!.. Я только покушать хотела!
— Ямада, ты совсем с ума сошёл? — на эмоциях крикнул подошедший Коеми. — Да ей лет двенадцать всего, совсем ещё ребёнок, что тебе от неё надо?
— Двенадцать? — усмехнулся я и сорвал с неё капюшон, обнажая светловолосую голову. — Эта дрянь выглядит мелкой, но на самом деле...
Я осекся. Коеми и так видел слишком много. А мелкая окончательно разревелась во весь голос, умело манипулируя его чувствами.
— Пожаалуйстаа! Спасите! Мама-а!..
— Джин, иди вниз и сторожи вход, я сам с ней разберусь.
— Но она...
— Быстро! — рявкнул я. — Она с лёгкостью уделала бы этого мужика! Ты мне не веришь?
Неуверенно посмотрев на девчонку, он отошёл.
— Я у лестницы посторожу. Но если ты ей что-то сделаешь...
— Не трогай, пожалуйста! — тут же заголосила соплячка, рыдая в три ручья. Косясь на нас, Коёми отошел к лестнице.
— Кончай этот цирк, дитя Гелиона, — процедил я, прижимая девчонку локтем к стене. — Ты пришла туда за сомой!
Девочка замерла, ошарашенно глядя мне в глаза. Она и правда выглядела как младшеклашка. Округлое детское лицо, бледные щеки, большие зарёванные глаза и щуплое, невыразительное тело в латаной-перелатаной школьной форме.
Ещё пару секунд она хныкала и ныла, обливаясь слезами, но я оставался непоколебим. И это сработало.
— Тц... — девчонка скривилась от досады, жалобная детская мордашка как по щелчку сменилась на полное холодной неприязни лицо. — Так и знала... и как ты нашёл меня, козёл?
— Ты не особо-то и пряталась, — оскалился я. — Твой священник-педофил сам сделал за меня всю работу.
— Этот больной ублюдок... — разочарованно фыркнула она. — Ну и? Сдашь меня властям? Учти, у тебя никаких доказательств. Ты даже не представляешь, кто я такая на самом...
— Падшая богиня, — взяв ее за горло, я прижался к ее уху и зашептал. — Точнее, низвергнутая. Как и я. Верно?
В ответ она тихо рассмеялась.
— Так это ты — тот идиот, что активировал рунную печать? Во имя небес, какой ты кретин! Еще и слепой, раз ничего не понял!
Я нахмурился и, прикрыв глаза, скользнул взглядом в астрале на её фигурку. Она светилась от переполнявшей её сомы, и это было странно. Аура богов слабая, если это не высший бог вроде Вседержителя. Вся сома втягивается сфиротами, тут же трансформируясь в энергию. Лишь в моменты формирования сфирот да перед мощными активациями наши ауры были заметны издалека. Я не обладал способностями преторов-гончих — ищеек Гелиона, чувствительных к соме, чтобы распознавать богов, но тут и не пришлось стараться.
Девчонка светилась сомой как новогодняя ёлка. Словно бутылка, наполненная светлячками, в темную ночь, она лучилась собранной энергией веры. И ещё кое-что... у неё не было сфирот. Ни одного. А значит...
— Ты химера, — прошипел я. — Слуга, созданная богом.
Она смерила меня таким взглядом, будто собиралась убить на месте. Рванулась раз, другой, а когда убедилась, что держу я крепко, попыталась лягнуть ногой. Безуспешно.
— Угадал. Теперь доволен? Отпусти и я уйду спокойно.
— Э не, малышка. Пока не ответишь на вопросы, черта с два я тебя отпущу.
— Рэйджи, там снаружи еще один патруль! — донесся шепот Коёми. — Ищут своего, похоже!
Время работало против нас. Они обнаружат нас рано или поздно, нельзя терять время! Стиснув смятый ворот балахона, я тряхнул девчонку так, что ее светлые волосы выбились из-под капюшона.
— Как давно ты здесь?
— Давно, — нехотя буркнула она. — Лет сто... или больше.
— Кто тебя создал? Где он сейчас?
— Не твоё дело, понятно? — она снова злобно зыркнула. — Я сама по себе!
— Для кого ты тогда собрала такую кучу сомы? Тебя за три километра видно любой ищейке...
— Я хорошо прячусь, и до этого мне удавалось от них уйти! — упрямилась она.
— А больше не выйдет. Ты же видела луч Стеллариса? Из Гелиона спустился ещё один.
Буравивший меня взгляд девчонки застыл от испуга. Она испуганно отвела взгляд, и на этот раз в нем не было притворства.
— Здесь... ещё один бог? Кто?
— Каратель из Гелиона. По мою душу, — пояснил я. — А ещё нас ищет дознаватель Имперской Разведки, и он не будет разбираться в сортах богов, а просто вынесет всех. Так что если хочешь выжить, нам нужно действовать заодно.
— Выживай сам, — фыркнула она. — Это тебе хватило мозгов сломать рунную печать посреди мира магов, это за тобой припёрся каратель, или кто там ещё, и это тебя ищет тот псих! Мне есть куда спрятаться, так что... о, что с тобой?
Она сощурилась и, прикрыв веки, коснулась меня лбом. Прямая физическая связь позволяла заглянуть в астральное тело бога. Но химеры чувствовали сому куда сильнее богов, и девчонка могла увидеть больше.
Она нахмурила лоб, вглядываясь в меня — и с отвращением отпрянула.
— Идиот. И ты пошел за мной в таком состоянии? Твои сфироты... дурак, ты реально не понимаешь, ЧТО ты наделал? И кого ты этим привлёк?
— О чем ты?..
— К чёрту, я ухожу! — девчонка тут же больно укусила за руку, вывернулась из моей хватки и отбежала в сторону. — Ты, низвергнутый осёл, и твой ручной человечек, больше не ищите меня. Наша следующая встреча ничем хорошим не кончится. Для всех. Уяснил?
— Погоди, Химера! Я — Ямада Рэйджи! Если будет туго, ищи Ямаду!
— Я не Химера! — по-детски показав язык, она сиганула мимо Коёми вниз по лестнице и рванула на улицу.
— За ней!
Мы бросились следом, но едва выскочили из дома, её уже и след простыл.
— Ушла, ...!
— Какого ... происходит, Рэйджи? — Коёми тряхнул меня за плечо. — Она кто вообще?
— Всё потом, Джин. Давай-ка сперва свалим из этой дыры в место поспокойнее, — я кивнул на показавшийся в дальнем конце улицы патруль. Мы быстро юркнули на соседнюю улицу, где было поспокойнее, и, пройдя еще минут десять, вышли на окраины Среднего Города.
— Мне послать за ней коптеры? — переведя дыхание, Коёми поднял телефон. — Её ещё можно отследить.
Я мотнул головой.
— Не надо.
— И что дальше?
— Да ничего, иди спокойно домой. Хватит с нас сегодня приключений.
— Э? — он остановился. — А объяснить мне ты ничего не хочешь, Ямада?
— Не сейчас, — вздохнул я. — Самому бы сперва разобраться. Увидимся в Махо-Кай, Коёми.
Махнув рукой, я свернул в сторону и пошел своей дорогой, оставив недоумевающего одноклассника позади.
* * *
На улице уже темнело. Домой идти не хотелось, а потому я сидел за дальним столиком своей кафешки напротив дома и потягивал фирменный капучино. За пару дней рабочие поставили новые окна и отремонтировали дверь, так что следа от прошлых буйств почти не осталось. Только Нобуро с внучкой нет-нет да косились на меня. Правда, теперь в суровом взгляде старика чувствовалось уважение.
— Ещё чашечку? — убрав со стола пустую посуду, Сачи заискивающе улыбнулась. Девочка явно хотела расположить меня к себе, даже назло деду растегнула верхнюю пуговку блузки, приоткрывая вид на наливающиеся грудки. Глупенькая.
— Спасибо, но пока хватит, — улыбнулся я. — Не хочу приучать себя к твоему классному кофе, иначе не смогу пить простой.
Состроив грустную мордашку, девушка ушла за стойку, а я погрузился в размышления. Инцидент с Химерой дал вопросов больше, чем ответов. Кто её создал? Очевидно, бог, но как он оказался здесь? Или её создали за пределами Земли и отправили сюда? Но опять же, зачем? Для чего она собирает сому, если сама ей пользоваться не может? Чертова девка даже намека не дала! И что это за фраза — "ты не понимаешь, кого привлёк"? Чего она там разглядела сквозь туман моих сфирот?
Слишком много секретов она скрывает. И раз так, нельзя позволить ей попасться Хирате или карателю Гелиона. Было бы лучше нам координировать усилия и сообща бороться с ними, но она явно не была к этому готова. Что ж, надеюсь, химера не обманула насчёт укрытия — как-то же скрывалась сотни лет от местных магических ищеек.
А ещё что-то нужно придумать с нашей доблестной командой. Я, конечно, сказал Могами, что мы идём на игры как есть, с двумя неодарёнными, но по факту нам нужно тренироваться каждую свободную минуту. Первогодки из других классов не будут нас щадить. Да и президент Ямано наверняка устроит мне сюрприз. Что ж, нам есть что обсудить на завтрашней тренировке.
Я взглянул на часы — почти десять вечера. Хватит с меня на сегодня.
— Хорошо тебе закрыться, Нобуро, — я положил на стойку плату за кофе и, махнув старику, вышел на улицу. В окнах горел свет — Юмэми уже вернулась. Стоило взять пару пирожных моей жрице, единственному островку уюта и спокойствия в этом бурном мире.
* * *
Стараясь не шуметь, я вошел и тихонько прикрыл дверь.
— Дорогая, я дома!
Тишина. Странно как-то. Скинув обувь, прошел на кухню — Юмэми сидела за столом, даже не переодев рабочий костюм, и шмыгала носом.
— Воу, что с тобой?
— А... Рэйджи?
Я приобнял её и потрепал по голове, но на ласку она не среагировала. Напротив, прятала лицо.
— Эй... — я взял её за подбородок и мягко повернул к себе. Женщина прятала взгляд, глаза красные, нос так же покраснел, щёки ещё мокрые от слёз.
— Что произошло? Тебя кто-то обидел?
— Да нормально всё, — шепотом ответила она, отворачивая лицо. — Просто... день тяжелый.
В памяти всплыло, как недавно она не хотела говорить про работу. Похоже, дела усугублялись. Пора брать всё в свои руки.
— Знаешь что? Давай-ка сегодня я займусь ужином.
— Не стоит, родной, — отмахнулась она. — Поужинала на работе...
— С коллегами?
Она промолчала, всем видом показывая, что ужин ей точно в горло не лез.
— Так, я знаю, что тебе нужно.
Оставив её за столом, я отошел к шкафу и минутой позже вернулся с бокалом вина.
— Держи. Хоть пить ты и не умеешь, но сейчас будет в самый раз.
— Спасибо...
Пока она робко цедила вино, я встал сзади и, разгладив её волосы, опустил ладони на плечи. Напряжены как камень. Пару раз погладив напряженные мышцы, я начал их легонько массировать. Юмэми тут же издала тихий, усталый вздох.
— Охх... класс. И левее...
Довольно расплывшись на стуле, она наполовину осушила бокал и устало улыбнулась.
— Так хорошо? — уточнил я.
— Угу, и еще чуть пониже... даа, — нотки усталости в её голосе начали отступать.
— Спина у тебя прямо как камень. Здорово же тебе сегодня досталось. Так дело не пойдёт.
Пару минут помассировав сжатые, как пружина, мышцы, я медленно убрал руки и под недовольный вздох Юмэми отодвинул недопитый бокал.
— Эй! Ты жестокий, Рэйджи, — пожаловалась она. — Сперва раздразнил, а теперь решил всё отнять?
— Э нет, — улыбнулся я. — Одними плечами тут не обойдешься. Давай-ка я разомну тебе спину
Она посмотрела на меня со смешанными чувствами. В помутневшем от вина взгляде читались как опаска, так и любопыство, желание вкусить большего, распробовав первую порцию приятностей. Помедлив, она коротко кивнула.
— Ступай скорее в душ, я буду ждать тебя в спальне.
В довершение я протянул ей недопитый бокал. Куснув губу, она опрокинула в себя остатки вина и поспешила в спальню.
— Так. Не ходи наверх, пока я в ванну не уйду! И чтобы сделал всё по высшему разряду, понял? — донеслось из спальни. Я усмехнулся: будь по твоему, маленькая пчёлка, ведь ты уже села на паутину большого паучка.
Когда Юмэми, закутавшись в персиковый халатик, робко вошла в спальню, всё уже было готово. Задернутые шторы, приглушенный свет торшера у макияжного столика и тихая музыка создавали атмосферу уютную, даже интимную. Я сидел на краю кровати с баночкой заранее купленного масла в руках и медитировал.
Оценив созданную мной обстановку, Юмэми подошла к кровати, взяла приготовленное полотенце и замерла у края.
— Отвернись, пожалуйста.
— Ты стесняешься меня? Мы же одна семья.
— В последнее время ты смотришь на меня так, будто...
— Будто что?
Я отвернулся от неё, но с места не сдвинулся. Кровать скрипнула — Юмэми устраивалась на своем ложе.
— Н-ничего... — пошуршав полотенцем за моей спиной, она вздохнула. — Я готова. И будь понежнее, Рэйджи.
Я повернулся. Скинув халат до пояса, Юмэми лежала на кровати, вытянув руки вдоль спины. Ладони придерживали накинутое поверх поясницы полотенце. Она боялась, что я увижу ее ниже пояса, но пока мне хватит и её гладкой, чистой спины.
Устроившись сверху на её бёдрах, я оценил фронт работ — и понял, что не ошибся, назвав мою жрицу красавицей. Точёной фигуркой она не уступала моим одноклассницам, а кое-где давала им фору. Выпирающая в стороны грудь, узенькая талия, маленькие лопатки и валики мышц на спине выглядели соблазнительно.
За столетия утех я видел множество спин наложниц, жриц и жён от малых лет и до старости. И спина Юмэми была одной из лучших, бесспорно. Набрав в ладонь немного масла, я невесомо коснулся её кожи — и провел снизу вверх, обволакивая плечи.
— Бо-оже... потрясно... — выдохнула она в подушку.
— Расслабься, всё позади, — тихим, успокаивающим голосом начал я. — Так что приключилось на работе, милая?
Последнее слово она предпочла пропустить, но судя по новому стону, её ещё беспокоила эта тема.
— Да просто... тяжелый день.
— Может с начальником обсудишь? Если он не совсем уж козёл, конечно.
— Ты же знаешь, что это не поможет, — вздохнула она. — Наша торговая сеть принадлежит семье Когарасу, мой начальник — младший сын главы клана. Твой отец специально просил его принять меня на работу. Я не могу позволить пропасть его труду... уфф! Погоди, тут больно! Ай!
— Потерпи немного, — я бережно обхватил пальцами комочек напряженных мышц и медленно провёл пальцами вдоль волокон, разделяя их. — Иии... так легче?
— Даа... — блаженно протянула она. — Знаешь, Рэйджи... я вспомнила, последний раз мне делал массаж твой отец.
Уткнувшись в подушку, она с обидой в голосе еле слышно добавила.
— Но совсем не с такой любовью...
— Похоже, делал это он нечасто, — хмыкнул я. — Твоей спине нужно больше внимания. И не только ей.
Я ласково погладил её лопатки и опустился вниз по бокам почти до одеяла. Расслабленная и размякшая, Юмэми издала прерывистый вздох.
— Ты же помнишь, что он все время пропадал с этими... фф...
— Якудза, — добавил я. — Но раньше было иначе? Он ведь любил тебя.
— Только скрывал это как мог, — в голосе Юмэми послышались прежние нотки обиды. — Будто вовсе никогда не любил.
Или любил, но не её. Я снова вспомнил фотографию из её фотоальбома, и девчонку Аями, которую обнимал отец Рэйджи. Всё сходилось слишком хорошо. Только спрашивать напрямую пока не стоит. Юмэми не простит мне, уж точно не сейчас.
— Теперь это в прошлом, — я нагнулся к её уху и мягко прошептал. — Закрой глаза и расслабься. Здесь только мы.
Но внимать моим словам она не собиралась. То и дело из её груди вырывались тяжелые вздохи, а я ощущал, как всё её тело напрягается, готовясь то ли бежать, то ли защищаться.
— Так что стряслось, Юмэми? Я же вижу, тебя что-то гнетёт.
— М... Давай не будем об этом. Мне сейчас так хорошо, к чему снова вспоминать... уфф...
Строение человека я знал в совершенстве, а потому умело и последовательно разминал и раздавливал зажатые мышцы, даря Юмэми сперва краткий миг боли, а потом — блаженное чувство освобождения. С каждой минутой это ослабляло её защиту, она открывалась и была готова говорить.
— И всё-таки, может расскажешь, что случилось?
— Перестань меня допрашивать, Рэйджи...
Скосив на меня глаза, Юмэми вздохнула. Не скажет. Раз так, придется сделать первый шаг.
— О, знаешь, насчет допросов. Мне сегодня один уже устроили.
— Сперва Дисциплинарный Комитет в школе, а теперь это... кто тебя допрашивал? Опять пристали эти уроды из банды отца? — забеспокоилась она.
— Нет. Дознаватель из Имперской Разведки.
— Что? Они и к тебе пришли?.. ой.
Юмэми резко дёрнулась, закрывая рот ладонью. Так... а вот это уже интересно. Такие оговорки не берутся ниоткуда. Выходит, седой психованный друг Эндо навещал Юмэми? Или кто-то другой?
Сделав вид, что ничего не случилось, я продолжил ритмично поглаживать спину и плечи жрицы, сжавшейся как пантера перед броском.
— Тебе не интересно, о чем он спрашивал? — осторожно продолжил я. Подозрения насчет Юмэми и банд давно точили мое любопытство. Нужно нащупать дорожку к информации, которую она скрывает.
— Это... не моё дело, — сдавленно прошептала она.
Чушь. Она всегда стояла горой за семью — и теперь так просто закрывает глаза на то, что сына допрашивали ищейки Империи?

  Читать  дальше ...   

***

***

***

***

***

Источники :

 https://fb2.top/klany-vysshey-shkoly-697717/read  

https://coollib.net/b/608768/read  

https://www.litlib.info/book/Nizvergnutyj_2_klany_vysshej_shkoly-b74368

https://www.knigago.com/books/sf-all/popadanec/608768-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-2-klanyi-vyisshey-shkolyi/ 

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Просмотров: 87 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: