Главная » 2023 » Декабрь » 24 » Дюна 520
01:08
Дюна 520

***

***

***

===

Зло заметно всем, у кого есть глаза, но у зла повсюду есть корни, которые видны не сразу, и его нужно выкорчевывать и уничтожать, как сорняк, при любой возможности.

Манфорд Торондо. Выступление на Лампадасе                   

 

После восстания на Баридже ситуация стараниями Анари Айдахо переломилась, и мастер меча отправила Манфорду отчет. И верующие на Лампадасе начали праздновать победу. А Анари собиралась, когда вернется, лично рассказать Манфорду, что узнала о чудовищных навигаторах директора Венпорта и каковы истинные причины его стремления прибрать к рукам все поставки пряности.

Анари предпочла бы сделать наказание священника Калифера более зрелищным, заставив его выдержать долгий суд, публичное унижение и только потом казнь. Но удержать людей было невозможно. Впрочем, погром, сопровождавший убийство священника, и вид мертвого мутанта-навигатора были вполне удовлетворительны.

Директор Ролли Эскон, которому в его укрытии насилие не угрожало, не появился в дымящемся городе, пока мятеж не закончился. Анари встретила его на городской площади в тени гигантского захваченного корабля «Венхолдз».

– У наших людей вера в сердце, и они не боятся руководствоваться ею, – сказала она. – Баридж – хороший урок для всех, послание от вождя Торондо, напоминание всем присягнувшим планетам об их клятве.

Эскон выпрямился, стремясь показать свою преданность.

– Мои корабли доставят это послание, куда пожелает вождь Торондо.

Анари показала на захваченный корабль.

– Ваши пилоты подготовили корабли к полету на Лампадас?

– Нужно проверить двигатели, свертывающие пространство, и восстановить некоторые приборы управления, – неохотно ответил Эскон. – Командная палуба пострадала. Ваши последователи в своем… энтузиазме вывели из строя часть систем.

– Они убили чудовище-мутанта, а я уничтожила компьютеры. Чтобы управлять кораблем, все это нам не нужно. Мозг человека свят.

– Конечно, мастер меча.

Впрочем, в его словах не было уверенности.

На следующий день, когда было объявлено, что все системы готовы, Анари наблюдала, как разбежавшийся экипаж возвращается на борт корабля «Венхолдз». Из ста батлерианцев, прилетевших с ней с Лампадаса, она выбрала двух мастеров меча, пять преданных своих спутников и одного из пилотов Эскона; они прилетят на корабле в Лампадас, и там Манфорд добавит его к своему флоту.

Анари Айдахо и Ролли Эскон смотрели, как массивный корабль поднимается над площадью. Когда гигантский угловатый аппарат повис над городом, Анари и ее спутники громко прочли в дымном воздухе молитву. Пилот включил свертывающие пространство двигатели, и корабль исчез в раскате грома.

Анари еще несколько дней оставалась на Баридже, завершая работу: батлерианцы разыскивали апологетов машин, поддерживавших священника Калифера, и вообще всех, кто не проявлял достаточной верности делу Манфорда. Испуганные владельцы магазинов сами уничтожали свой товар, чтобы заявить о своих приоритетах и избежать наказания.

Северное сияние по ночам сверкало ярче, словно празднуя победу праведности. Днем воздух Бариджа словно бы потрескивал, но товарищи Анари не боялись радиации: Бог даст им защиту лучше всяких технологий.

Ролли Эскон подготовил свой корабль к возвращению мастера меча на Лампадас. Он клялся, что ему не терпится распространить слово Манфорда, но Анари подозревала, что он попросту хочет побыстрее убраться с Бариджа. Но и ей пришла пора вернуться к Манфорду. Когда ее не было рядом с ним, она тревожилась; к тому же у нее были важные новости.

Захваченный корабль «Венхолдз» на Лампадас так и не прибыл. Когда задержка прибытия составила неделю, пришлось сделать неизбежный вывод: корабль погиб на маршруте, как многие корабли «Эсконтран». Исчезновение корабля огорчило Анари – она считала его трофеем. Но у нее были более важные дела.

Она надеялась, прибыв в столицу, поговорить с Манфордом наедине, но вождь батлерианцев пригласил весь свой ближний круг послушать ее отчет о Баридже. Манфорд назначил встречу у себя дома; экономка Эллонда приготовила гостиную, потом обслуживала гостей.

Священник Хариан отказался сесть, и Анари с удовольствием смотрела, как неловко этому лысому человеку. Сестра Вудра, сощурившись, вслушивалась в каждое слово мастера меча, оценивая ее отчет и проверяя его точность. Анари вздернула подбородок, готовая разрубить высокомерную сестру, если та посмеет предположить, что Анари говорит не всю правду.

Сосредоточившись только на Манфорде, Анари описала восстание толпы и предпринятые ею карательные действия. Манфорд (Анари не сомневалась в этом) одобрил все, что она сделала. Единственным изображением, какое она показала Манфорду – и остальным любопытным слушателям, даже пришедшей в ужас экономке, – стало изображение человекоподобного навигатора.

– Это демон! – воскликнул священник Хариан.

– Хуже. Когда-то он был человеком, – возразил Манфорд. – Эта тварь – свидетельство деятельности Венпорта. Посмотрите, что он сделал с беднягой. – Он коснулся головы и набожно добавил: – Мозг человека свят.

Манфорд казался таким встревоженным, что Анари захотелось обнять его и успокоить, отдать ему всю свою силу, если понадобится.

– Ужасно, – произнес Хариан. – Как они создают таких чудовищ?

– Он жил в баке, заполненном концентрированным газообразным меланжем, – ответила Анари. – Ни один человек не выдержит такого, но навигатор прекрасно себя в нем чувствовал и был постоянно в него погружен. Корабль «Венхолдз» привез большой груз пряности с Арракиса. Половина империи пристрастилась к ней, и я считаю, что священник Калифер прежде всего стремился получить меланж, а не другие медицинские препараты. Вот чем дает взятки Венпорт.

– Пряность повсюду, – заключил Манфорд. – Даже император ее принимает.

Вудра казалась настороженной, но рассеянной.

– Я только что получила сообщение от Преподобной Матери Доротеи с Салусы Секундус. Она выявила важные связи «Венпорт холдингз», в том числе тайный полный контроль над производством и распространением пряности – прямо под носом у императора.

Эллонда собирала тарелки, звенела чашками, ходила по комнате. Нахмурившись из-за этой помехи, Анари сказала:

– «Эсконтран» может доставлять на наши планеты необходимые товары, но не может возить меланж. У «Комбайнд мерчантайлз» эксклюзивный договор с «Венхолдз».

Сестра Вудра сказала:

– Меланж проник во все сферы жизни по всей империи. Это популярная добавка к выпивке и еде, стимулятор, и, по слухам, те, кто регулярно его принимает, живут дольше и счастливее. Другие компании пытались добывать пряность на Арракисе, но «Венпорт холдингз» и «Комбайнд мерчантайлз» монополисты и безжалостно уничтожают конкурентов.

Она с прищуром посмотрела на Манфорда.

– Теперь мы знаем, что Венпорту необходима пряность, много пряности – для навигаторов. А навигаторов у него много. Если нарушить эту монополию, мы серьезно подорвем его силы.

Манфорд, выслушав, медленно кивнул.

– Тогда я должен отправиться на Арракис и обратить сборщиков пряности в нашу веру. Надо отказать Венпорту в том, что ему нужнее всего.

– Тебе слишком опасно лететь туда, – решительно сказала Анари.

Он отмахнулся от нее.

– Все важные битвы опасны. Но мы должны идти до конца.

– Ты не можешь лететь, Манфорд. Мы уже обсуждали это: полеты кораблями «Эсконтран» чересчур опасны. Мы только что потеряли в свернутом пространстве еще один корабль. Пока не решены проблемы навигации, тебе слишком опасно путешествовать.

Манфред признал, что его встревожила гибель конфискованного корабля. Он покачал головой.

– Конечно, это был прекрасный трофей, но все же это корабль демонов.

– Я уничтожила все компьютеры на борту, Манфорд, – сказала Анари. – Он должен был быть безопасным.

– Но ты не могла уничтожить заразу мыслящих машин. Может, где-то скрывался еще один компьютер, который сбил корабль с курса.

Священник Хариан сказал:

– Исчезло множество кораблей «Эсконтран». Его компания проклята.

Анари не могла с этим спорить, но выдвинула свой главный аргумент.

– Позволь мне полететь на Арракис на разведку. Я стану твоими глазами и буду все тебе докладывать. Ты знаешь, что можешь мне доверять.

Манфорд сопротивлялся.

– Они должны услышать мои слова, увидеть мое лицо.

– Они ничего не услышат, если ты исчезнешь в космосе. – Анари сложила руки на груди. И наконец сказала, идя на компромисс: – Напиши свою речь и отрепетируй ее с двойником. Я возьму его с собой и буду носить на плечах. Люди не заметят разницы, но я буду уверена, что ты в безопасности. Тогда я лучше справлюсь с работой.

Плечи Манфорда поникли.

– Хорошо, бери моего двойника на Арракис и обо всем докладывай мне. Нам крайне важно прекратить там деятельность Венпорта.

Я образованный, разумный деловой человек и не склонен к эмоциональным порывам, но я всеми фибрами души презираю батлерианцев. Мою ненависть к ним невозможно измерить никакой мерой.

Джозеф Венпорт – жене Сиобе                

Когда новости о Баридже достигли Колхара, Джозеф не мог найти выхода своему отвращению и гневу. Убийство ста с лишним работников «Венпорт холдингз» и сорока врачей школы Сукк, специалистов по раку, уничтожение грузовых шаттлов и массивного свертывающего пространство корабля… и убийство бесценного навигатора Ройса Фейда!

В офисной башне, возвышавшейся над космопортом, Джозеф встретился с Сиобой. Та распустила волосы, и теперь они свисали ниже талии. Каменное выражение лица Драйго Роджета не могло скрыть его гнева.

– У меня нет слов. – Неослабевающая ярость заставляла Джозефа расхаживать по кабинету. – Мыслящие машины были нашими врагами, но они по крайней мере были понятны. А кто может объяснить это? Это! – Он хлопнул рукой по отчету на экране, вделанному в письменный стол. – Я ожидал, что после праздника разрушения в Зимии император Сальвадор раздавит батлерианцев… а они опять выплеснули свою варварскую ярость на другую планету. Сделали это безнаказанно!

Этому уже не было никаких разумных объяснений. Как предупредила Норма Сенва, шла война цивилизаций. Джозеф пытался понять фанатизм Полу-Манфорда. Как он умудряется заставлять всех этих людей слепо следовать за ним, не сомневаясь ни в одном его слове? Джозеф видел видеозаписи выступлений вождя, исследовал его поведение, манеру говорить, – этот человек был не так уж харизматичен. Если не считать отсутствия ног, Манфорд казался самым обычным человеком, что делало его влияние на массы еще более непостижимым.

Заговорил Драйго. Его обычно спокойный голос звучал неровно, свидетельствуя о том, насколько он взволнован.

– Манфорд Торондо призвал все планеты подтвердить свою верность клятве. Кроме того, он отправил на Салусу Секундус делегацию, чтобы заставить императора Сальвадора предпринять действия против вас: новые налоги и ограничения для «Венхолдз».

Джозеф нахмурился.

– Император Сальвадор бестолков и нерешителен. Это правитель, который ничего не делает, только все повышает налоги и, окруженный роскошью, восседает на троне. Империю разрывает на части противостояние защитников и противников технического прогресса, а он только и делает, что уговаривает обе стороны, ничего не предпринимая. – Он презрительно фыркнул. – Как дрессированная мартышка, балансирующая на шаре. – Сердце у него колотилось, головная боль усиливалась. – Если император их не накажет, придется это сделать нам. У нас есть ресурсы. Мы можем кое-что предпринять.

– Первой планетой, подтвердившей клятву Манфорду, стал маленький отсталый Лектейр, – заметил Драйго.

– Никогда не слышал о Лектейре. Он имеет хоть какое-нибудь экономическое значение? Есть он в наших торговых маршрутах?

– Это маленькая сельскохозяйственная планета с минимальными ресурсами, стратегического значения не имеет, население около миллиона. Два главных города, многочисленные разбросанные фермы. Никаких оборонительных укреплений. Корабли «Венхолдз» много лет обслуживали Лектейр, хоть и нерегулярно, поскольку это не слишком выгодно. Позже планету внесли в список эмбарго. – Ментат моргнул. – Другие компании в последнее время выполнили несколько полетов, но в целом Лектейр не имеет особого значения.

Джозеф сел, пытаясь справиться с гневом.

– Он имеет значение, поскольку первым принял манифест Манфорда. Мы не можем допустить ни одной победы этих фанатиков. Они пусть пляшут вокруг костров в пещере, но нельзя позволить им думать, будто они победили.

– Ройс Фейд был очень ценен, – сказала Сиоба. – Их с Нормой Сенвой связывали очень тесные отношения. Она хочет помочь нам.

Джозеф обдумывал свои возможности. Прямой военный удар по Лектейру или другой планете, несомненно, проследят и выйдут на него. Даже если императорский космический флот и дом Коррино кажутся слабыми и бездеятельными, Джозеф не хотел развязывать войну, заставить Сальвадора принимать неверные решения.

Но у него было оружие, о котором никто в империи не знал: новые кимеки с Денали, управляемые мозгом неудавшихся навигаторов. Он мог позволить Птолемею серьезную демонстрацию.

Джозеф понял, что улыбается впервые с тех пор, как узнал печальные новости.

– Кимеки произвели на Арракисе большое впечатление. Им нетрудно будет справиться с маленькой сельскохозяйственной планетой. Мы не оставим никаких улик, которые бы указывали на нас, и ни одного поселка. Как во времена титанов – только на этот раз у нас есть повод.

Даже в изоляции на Денали Птолемей получал сообщения о злодействах, творимых батлерианцами. Ему не нужны были дополнительные причины презирать дикарей. В кошмарах он по-прежнему слышал крики доктора Эльчана и видел спокойное, даже заинтересованное лицо Манфорда Торондо, смотревшего, как того сжигают заживо…

Хотя на Арракисе погибли семь его лучших кимеков, Птолемей создавал свою армию. И готов был ввести ее в дело. Создавая новую большую группу, он поместил мозг множества неудавшихся навигаторов в контейнеры и соединил с двигателями и механизмами новых ходячих. Кандидаты в кимеки еще отрабатывали свои реакции и учились объединять мозг с новым телом.

Они были способны внушить ужас.

Есть те, кто, замышляя месть, может ждать годами, добавляя все новые подробности к плану, который приведет к полной победе над врагом. Не таков был Джозеф Венпорт. Тактика батлерианцев оскорбляла его. Орды погромщиков нанесли ущерб деловым интересам «Венпорт холдингз» и к тому же убили навигатора. Джозеф потребовал быстрой и опустошительной мести. Как гадюка, на которую наступили, он немедленно ответил укусом.

Птолемей был рад стать оружием Джозефа Венпорта.

На Денали за кимеками прилетел грузовой корабль «Венхолдз». Чтобы подчеркнуть важность задачи, его привела сама Норма Сенва.

Птолемей вместе с администратором Ноффе поместил на борт корабля, идущего на Лектейр, восемнадцать своих лучших нападающих кимеков. Зная, что они не подведут, он все-таки настоял на том, что отправится с ними, понаблюдает за действиями своих блестящих бойцов в реальных обстоятельствах. Это будет не просто подтверждение его концепции – настоящая победа.

Чрезвычайно гордый Ноффе провожал Птолемея на корабль.

– Мы сделали большое дело, друг мой. – Когда Ноффе волновался, светлые пятна на его лице проступали заметнее. – Но будьте осторожны. Хочу, чтобы вы вернулись целый и невредимый: нам еще предстоит много работы.

– Кимеки защитят меня от невежественных варваров, – ответил Птолемей. – И невежд после этой миссии станет меньше.

Он начинал только как исследователь, человек науки. На планете Зенит он посвятил жизнь исследовательскому проекту, находил новые способы помочь человечеству после джихада. Никогда не был кровожадным, никогда не думал о том, чтобы причинить вред другому человеку.

Но этот пацифизм сгорел в огне, уничтожившем его лабораторию… и его друга.

Во время полета на Лектейр Норма Сенва оставалась в изоляции на своей отдельной палубе. Когда вышли на орбиту вокруг буколической планеты, Норма наконец связалась с ним и послала сообщение новым кимекам. Благодаря расширенному интеллекту она, казалось, легче общалась с мозгом неудавшихся навигаторов, чем с Птолемеем. И включила его в это общение только из уважения.

– Я понимаю обоснованность мести, – сказала Норма. – Батлерианское невежество вредит нашему будущему. – Она помялась и добавила: – Это неправильное мировоззрение убило Ройса Фейда.

Птолемей не хуже Нормы умел разговаривать с мозгом навигаторов, хотя сомневался, что они нуждаются в одобрении. Он безгранично верил в свои создания.

– Мы накажем их. Батлерианские суеверия не защитят их от превосходства нашего оружия и нашего ума.

Норма сказала так, словно делала предсказание:

– Невежество – мощное оружие против правды.

Восемнадцать ходячих спустились на посадочных площадках, которые раскрывались после приземления. Новые титаны выходили из них, как пауки из яйца, выпускали когти, выдвигали телескопические оружейные руки в боевое положение, готовили огнеметы. У каждого боевого кимека была особая конфигурация – Птолемею хотелось проверить множество конструкций.

Вначале ходячие опустились на главный сельскохозяйственный и торговый город Лектейра и привели его жителей в ужас. Гигантские ходячие кимеки стали воплощением их худших кошмаров.

Птолемей не потрудился предупредить их или что-то разъяснить. Уцелевших не должно было быть, и он очень старался, чтобы не осталось никаких свидетельств того, кто напал на город. Новые титаны пронеслись по улицам, непрерывно стреляя. Дома рушились на бегущих горожан.

На смотровой палубе корабля экраны напоминали многочисленные фасетки глаз насекомого. У новых титанов была с собой видео- и аудиозаписывающая аппаратура, и на экраны передавались крики, треск пламени и грохот взрывов. Птолемей некоторое время упивался разрушениями, но наконец оцепенел. Он приглушил звук, хотя продолжал, как зачарованный, смотреть на экраны.

Высокоразвитый мозг навигаторов координировал их действия. Восемнадцать титанов разгромили весь город и разбрелись по окрестностям, опустошая окружающие фермы.

На орбите корабль Нормы Сенвы развернул сенсоры, чтобы засекать приближение любых кораблей, но Лектейр навещали редко. Птолемей знал, что у кимеков будет сколько угодно времени.

– Великолепно, – шептал он, глядя, как внушающие страх машины уничтожают возделанные поля, постройки, силосные башни. Разрушение было полным.

С орбиты засекли и нанесли на карту все поселки на этой малонаселенной планете. Птолемей разработал методический план, хотя был уверен, что с тактическими трудностями его кимеки справятся сами. Согласно в высшей степени надежным прогнозам, они должны были полностью завершить акт возмездия за семь дней.

Неделя обещала быть долгой, но приятной.

Символы – могучая мотивация поведения человека. Но символы можно уничтожить.

Директор Джозеф Венпорт. Меморандум об экстраполяции бизнеса, основанного на власти

Повернувшись спиной к сиетчу, который его отверг, Тареф пошел по пустыне обратно в Арракис-Сити.

Недельное путешествие оказалось тяжелым, пустыня – суровой и неуютной, но он все выдержал. Добравшись до города, он полагал найти других фрименов, покинувших свои сиетчи, – они согласятся присоединиться к нему. Он поклялся, что не вернется к директору Венпорту с пустыми руками.

Если бы Тарефу удалось найти добровольцев в сиетче, он вызвал бы песчаного червя, и тот перенес бы их через дюны. А он стоял бы на голове чудовища, чувствуя на лице солнце и пыль.

Однако пока что праздновать было нечего. Об отце и братьях Тареф не думал; он знал, что они посмеются над его мыслями, потому что невежественны и ограниченны. Он вновь увидел все убожество и отсталость своего племени, но замечательные перспективы и великие видения, манившие его когда-то, сегодня тоже имели вкус пыли.

Вырвавшись из нищеты, он и его друзья были ужасно взбудоражены, особенно он. Тареф пытался утешиться тем, что за время своей недолгой работы на «Венхолдз» Шурко пережил больше, чем за всю долгую жизнь в пустыне. Его друг, конечно, видел в своих путешествиях множество чудес.

Зная, каковы Колхар, Джанкшн-Альфа и все прочие планеты с космопортами, стоит ли ему на них возвращаться? Если Тареф исчезнет здесь, директор Венпорт и Драйго Роджет объяснят эту пропажу неожиданными опасностями пустыни. Он легко проживет на Арракисе, возможно, вписавшись в какую-нибудь бригаду сборщиков пряности.

Но он не хотел этого, не хотел прятаться. Нет, Тареф вернется к директору Венпорту, ведь он обещал. Со своими документами он может улететь на Колхар на ближайшем грузовике с пряностью, но вначале должен сделать то, на что согласился. Он как-нибудь найдет добровольцев…

По пути в Арракис-Сити Тареф дивился тому, что пустыня теперь раздражала его не меньше, чем ограниченное мировоззрение ее жителей. У него было с собой немного денег, пистолет Маула, конденскостюм, плащ для пустыни и удостоверение работника «Венхолдз». Он перестал вести себя как вечно настороженный, постоянно оглядывающийся житель пустыни. Добравшись до города, Тареф заметил, что и там к нему относятся как к изгою.

Некоторое время Тареф наблюдал за работой космопорта – смотрел, как загружают корабль, как он снимается с взлетного поля. Прежде, работая на сборе пряности, Тареф не задумывался, куда девается вся та пряность, которую корабли увозят с Арракиса. Теперь он знал гораздо больше. Глядя, как поднимается небольшой грузовой корабль, он вспоминал свои мечты о далеких романтических местах, о Салусе Секундус, или о Поритрине, или об океанской планете Каладан, которой еще не видел. Конечно, здесь найдутся люди, которые захотят это увидеть.

Он смотрел, как корабль исчезает в лимонном небе, и думал, что чересчур долго не брался за работу. Он убедит других присоединиться к нему, обещая чудеса, которые, несомненно, существуют. Он найдет молодых мужчин и женщин с горящими взглядами, обращенными к небу, мечтающих о лучшей существующей где-то жизни. Тареф скажет им все, что они хотят услышать, все, что когда-то хотел услышать он сам…

И тут произошло чудо.

По улицам Арракиса шла мускулистая женщина, мастер меча, и несла на плечах обрубок человека. Их сопровождала свита взбудораженных соратников, и у каждого был значок с рукой, сжимающей шестеренку, – символом батлерианского движения.

Тареф уставился на них. Вот он, вождь батлерианцев, человек, которого ненавидит директор Венпорт, фанатик, вызвавший такое смятение… человек, которого нужно убить любой ценой.

И он сразу понял, что нужно делать.

Хотя сам политикой не интересовался, он должен был сохранить верность Джозефу Венпорту, а Венпорту нужна была голова этого чудовища, лишившего человечество будущего. Враги директора были врагами Тарефа.

Манфорд высоко сидел на плечах Анари Айдахо – прекрасная цель, возвышающаяся над окружающей толпой. С мастером меча Тареф не справился бы, даже если бы использовал свой драгоценный кинжал из зуба червя, но он знал, что в толпе ни у кого нет щита. Батлерианцы презирали технику, глупо рассчитывая на то, что их защитит вера.

Тареф не готовил план, не разрабатывал пути к отступлению. Он просто действовал. Его руки уже обагрила кровь тысяч людей с тех кораблей, что он вывел из строя. И, однако, этот один человек значил больше, чем все остальные.

Тареф достал пистолет Маула, прицелился и выстрелил.

Пуля ударила Манфорду в голову, разбила череп и обдала потрясенных последователей мозгом и кровью. Вождь батлерианцев запрокинулся на спину, безногое тело вывалилось из кожаной подвески, державшей его на плечах мастера меча.

На улицах вдруг стало тихо. Все взгляды были устремлены на марширующих батлерианцев. Пружинный механизм пистолета Маула щелкнул тихо.

Манфорд упал на землю. Он еще дергался, но явно был мертв. Мастер меча закричала.

Тареф бросил оружие и растворился в толпе. Сознание того, что он сделал, ошеломило его, но он заставлял себя идти. К счастью, пыльный пустынный костюм на улицах был самой обычной одеждой. Он слышал крики. Люди были потрясены, пришли в отчаяние, и, глядя на лица, он подражал их выражению, притворяясь, что нашаривает кинжал.

Мастер меча подняла безногое тело и убежала, унося Манфорда Торондо, словно безжизненную куклу. Орущие батлерианцы не могли понять, кто стрелял в их вождя. Некоторые инопланетяне даже отдавали за мертвого воду: по их щекам текли слезы.

Тареф не стал наблюдать дальше, скрылся под навесом и ушел, зная, что директор Венпорт наградит его щедрее, чем если бы он привел сотню энергичных добровольцев.

Он решил воспользоваться кредитной линией «Венхолдз», чтобы хорошо поесть и снять комнату. И улететь на следующем корабле.

Когда Тареф явился в административную башню на Колхаре без обещанных добровольцев, директор Венпорт был разочарован.

– Никто не захотел присоединиться к нам? Ты не смог уговорить ни одного жителя пустыни?

Тареф едва сдерживался.

– Возможно, добровольцы вам вообще не понадобятся. – Он выпалил: – Я убил на Арракисе Манфорда Торондо!

Это утверждение словно остановило время. Драйго Роджет повернулся к нему, недоверчиво подняв брови. Директор выпрямился за своим столом.

– Что?!

Тареф часто дышал.

– Я встретил в Арракис-Сити его и мастера меча. Не знаю, зачем они там появились, но я помнил ваши приказы. У меня был пистолет Маула, и я прострелил вождю батлерианцев голову. Я видел, как он упал. Он мертв, директор Венпорт.

Джозеф Венпорт, стремясь скрыть волнение, посмотрел на Драйго.

– Он не обманывает, ментат?

– Я не узнающий правду, сэр, но постараюсь как можно быстрее проверить это.

– Я видел это собственными глазами, директор, – настаивал Тареф. – Ему снесло половину головы, его мозги выплеснулись на окружающих и на землю. Он мертв – никаких сомнений.

Венпорт заулыбался.

– Если ты прав, это означает почти полное поражение батлерианцев. Без своего полувождя варвары разбегутся, как крысы. – Директор Венпорт в один шаг преодолел расстояние до Тарефа и обнял его за плечи. – Молодчина!

Угроза действует только в том случае, если тот, кому угрожают, верит, что ее могут осуществить.

Преподобная Мать Ракелла Берто-Анирул               

Для Преподобной Матери это было неподходящее время, чтобы готовиться к смерти.

До нынешнего кризиса Ракелла, несмотря на свой преклонный возраст, пребывала во вполне добром здравии, а сейчас, всего год спустя, чувствовала себя на несколько десятилетий старше. Горе, отчаяние и стресс из-за организации новой школы Ордена сестер на другой планете сказались бы и на более молодой женщине.

Чтобы подкрепить силы, она постоянно принимала меланж, который, как и другие лекарства, поставляла «Венхолдз», но они быстро переставали действовать. Даже меланж только продлевал ее жизнь – так можно туго натягивать резину. И теперь линия ее жизни грозила вот-вот прерваться.

Каждое утро в своей квартире Ракелла впадала в транс и анализировала внутренний химизм своего организма и клеточную структуру. Благодаря своему мастерству и опыту Преподобной Матери она могла наблюдать за биологическими подробностями, словно те возникали в ее мозгу как на экране.

Проанализировав тончайшие нюансы клеточных взаимодействий, Ракелла постаралась на основе этой информации понять, что необходимо предпринять, чтобы продержаться еще один день. Но крошечные ошибки и сбои накладывались друг на друга, почему она уже довольно давно переживала кризис и только старалась остаться в живых. Однако скорость распада росла, и она понимала, что долго не продержится. А Орден сестер по-прежнему был расколот.

Ракелла предпочла бы обставить свой уход иначе. Она должна была спасти Орден, выбрать преемницу. Иначе – еще больше смятения, больше споров, может, даже новые расколы. Очевидной кандидаткой была Валя Харконнен… но еще была и Доротея. У каждой из них – и очевидные преимущества, и явные недостатки. Если бы только Ракелла могла объединить их, соединить фракции, залечить рану.

Другие сестры на Уоллаче-IX не замечали, как сдала Преподобная Мать. Они так давно ее знали, что забывали – и она смертна. Последователи Ракеллы понятия не имели, каких усилий ей стоит просто держаться прямо. Довольно поскользнуться, и карточный домик, в который превратилось ее тело, рухнет. Она не знала, сколько еще продержится.

В это яркое солнечное утро она поднималась по крутой тропе на утес Лаоджин, как часто прежде делала. Демонстрируя, что здорова, Ракелла продолжала совершать долгие пешие прогулки. Лесистая тропа была ей знакома, и ей нравилось наверху, откуда открывался хороший обзор зданий, составлявших ее новую школу.

Этим утром ее сопровождала Фиелла; как обычно, она больше слушала, чем говорила. Рослая сестра-ментат была в отличной форме и могла идти быстрее, но сдерживала шаг. Ракелла ценила ее общество. Ей не хватало бесед с ее дорогой подругой Кери Маркес, которая тоже была ментатом и умела давать объективные, хорошо взвешенные советы.

Фиелла – не лучший выбор для следующей Преподобной Матери, но вдруг Ракелла завтра умрет?.. Валя на Гиназе учится быть мастером меча, а Доротея на Салусе Секундус. Кто возглавит сестер? Ракелле необходимо было выбрать преемницу.

Старая женщина шла молча, но в ее сознании не было спокойствия: к ней взывали голоса Другой Памяти, мертвые сестры из ее кровной линии хотели, чтобы она к ним присоединилась. Ракелла была еще не вполне готова, но ждать этого осталось недолго. И ее терзали страх и тяжелые предчувствия.

Они добрались до одного из любимых мест Ракеллы – освещенной солнцем площадки на крутом склоне. Здесь можно было посидеть на камнях, глядя на деревья, озера и горы Уоллача-IX.

Тепло укутавшись, они долго сидели молча. Над вершинами деревьев дул холодный ветер, трепал одежду. Карие глаза Фиеллы лучились тревогой и сочувствием.

– Вы хорошо сегодня себя чувствуете, Преподобная Мать? Вы как будто что-то скрываете. Не хотите поделиться? Я сделаю все, чтобы помочь.

Ракелла чувствовала, как устали каждая мышца и каждая кость в ее теле.

– Это не секрет. Я умираю.

Сестра-ментат не стала утверждать обратное, только коротко кивнула.

– Фиелла, ты одна из самых бескорыстных женщин, кого я встречала, и я восхищаюсь тобой. Но ты очень молода, дорогая, очень молода.

– И мне есть еще чему научиться у вас. Могу ли я как-нибудь помочь? Ради всех нас, Преподобная Мать, найдите возможность жить дальше.

– Жить дальше должен Орден сестер. Я и так прожила дольше положенного и тревожусь не за себя, а за школу и сестер. Не хочу, чтобы все это умерло вместе со мной.

Фиелла повысила голос.

– Мы этого никогда не допустим, Преподобная Мать.

– Я часто говорила, что чувства мешают нам выполнять задачи, что любовь опасно отвлекает, но, может, я ошибалась, Фиелла: меня укрепляет твоя любовь ко мне и я ценю это больше, чем ты думаешь. Но между сестрами, которые переживут меня, и здесь, и на Салусе Секундус, вражда, и я не вижу, как их объединить. Мы расколоты.

– Можно найти средство, Преподобная Мать. Я составила прогнозы ментата. – Фиелла встала и принялась расхаживать по площадке, как по кабинету. – Без вас возможна гражданская война между сестрами, борьба за власть, не исключено, что при новом вмешательстве императора. Эту войну может спровоцировать Преподобная Мать Валя, а может и Доротея, но она обязательно вспыхнет. Обе стороны будут видеть в вашем уходе вакуум, который необходимо заполнить.

В глазах Ракеллы отражались переживания.

– Если я не исправлю положение раньше. Я попросила Доротею прилететь сюда, чтобы поговорить с нею, попросить… но боюсь, она не станет слушать.

В голосе Фиеллы было больше оптимизма.

– Кризис разделил нас, Преподобная Мать. Чтобы мы снова объединились, нужна не просто дипломатия – новый кризис. Мой прогноз ментата подсказывает способ объединения размежевавшихся фракций, но я не решаюсь объяснить какой, потому что способ очень радикальный.

– Мне нужно найти решение, поэтому просто говори, а я буду решать. – Она поднялась и стояла, скрестив руки на груди и стараясь не дрожать под ветром. – Что у тебя на уме?

Молодая женщина избегала смотреть ей в глаза, словно стыдясь того, что собиралась предложить.

– Несмотря на расхождения в политике, вас любят, Преподобная Мать. Любят все сестры на Уоллаче-IX, и я убеждена, что Доротея и ее приверженные традиции сестры тоже. Воспользуйтесь этим.

– Как?

– Потребуйте, чтобы фракции на время забыли разногласия и нашли общую почву – немедленно. У вас нет времени создавать мир постепенно. Если они сами не сумеют этого сделать, устройте им встряску, докажите, что это их обязанность. Много раз подтверждалось, что нельзя недооценивать силу жертвы.

– Ты хочешь сказать, что я должна пригрозить самоубийством?

– Возможно, понадобятся не только угрозы. Если логика не заставит их забыть о разногласиях, заставит чувство вины.

Ракелла подумала, потом кивнула.

– Сестра Арлетт уже отправилась на Салусу Секундус с письмом для Доротеи. Я отправлю шифрованное сообщение Вале на Гиназ. Обе нужны мне немедленно, чтобы я могла предъявить им свой ультиматум. Если они откажутся… – Преподобная Мать пожала плечами. – Моя жизнь все равно на исходе. Может быть, моя смерть поможет чего-то достичь.

Они пошли назад по тропе, не спеша, в удобном для старой женщины темпе. Ракелла шла медленнее обычного. И хотя она впервые почувствовала слабую надежду на будущее Ордена, она ощущала глубокую усталость от долгой жизни.

 Читать   дальше  ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://onlinereads.net/bk/21160246-mentaty-dyuny

https://librebook.me/mentats_of_dune/vol1/1

https://4italka.su/fantastika/boevaya_fantastika/461391.htm

 https://fantasy-worlds.club/lib/62469/chitat/

 https://royallib.com/read/gerbert_brayan/mentati_dyuni.html

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Обитаемый остров

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 52 | Добавил: iwanserencky | Теги: проза, Дюна, миры иные, писатели, Хроники, текст, Кевин Андерсон, Вселенная, Брайн Герберт, слово, чтение, литература, люди, книги, Будущее Человечества, ГЛОССАРИЙ, Хроники Дюны, Ментаты Дюны, из интернета, Брайан Герберт, фантастика, будущее, отношения, повествование, чужая планета | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: