Главная » 2023 » Декабрь » 20 » Дюна 507
19:16
Дюна 507

***

***

 

 

Мозг человека свят, но сердце слабо и склонно к разложению.

Манфорд Торондо. Выступление на митинге на Лампадасе

 

«Венхолдз» наложил на его планету жесткое эмбарго, но решимость Манфорда Торондо только укрепилась. У него не было сомнений, и он постарался, чтобы их не осталось и у его последователей. Как их вождь, Манфорд должен был осуществлять руководство, не делая исключений, не оставляя возможности для колебаний. А они, его последователи, обязаны были его слушать.

Но иногда, однако, приходилось об этом напоминать. Драматичный, ясный пример должен был подействовать на миллионы.

В предрассветной тьме Манфорд ехал на крепких плечах Анари Айдахо, своего самого верного и самого сильного мастера меча. Анари была его телом, его мышцами, его силой и его мечом. После того как взрыв, устроенный фанатиком во время одного из первых антитехнологических мятежей, лишил его ног, а пророчица Райна Батлер умерла на его руках, Манфорд занял место своей наставницы и проявлял такое же рвение. Не позволяя своим ранам стать помехой, он действовал по выражению: «Половина человека – вождь вдвойне».

То, что осталось от его тела, располагалось в специальной подвеске на плечах Анари, но, хотя мастер меча носила его, она не была вьючным животным. Анари так долго его знала, так преданно любила, так в него верила, что они действовали как единое целое. Она часто угадывала мысли Манфорда и удовлетворяла его потребности раньше, чем он о них заговаривал. Ему стоило только пожелать куда-нибудь отправиться, и Анари тут же поворачивала в ту сторону.

Занимаясь делами в своем кабинете, Манфорд сидел в специальном кресле, которое придавало ему внушительный вид. Появляясь на митингах, он позволял последователям нести его паланкин. Но в бой его всегда несла Анари.

Накануне вечером его ударные батлерианские отряды вышли из главного города и двинулись на машинах без бортов по дороге вдоль реки, потом свернули в глубину, к маленькой деревушке. Доувз-Хейвен стоила внимания не только из-за того, о чем доложили шпионы Манфорда.

Его группы: тринадцати мастеров меча и сотни соратников – вполне достаточно, чтобы преподать урок, даже если вся деревня решит дать им отпор. Сопровождал их и потенциальный деловой партнер с другой планеты Ролли Эскон, глава транспортной компании «Эсконтран». Сегодня директор Эскон будет наблюдать и учиться.

Когда подошли к Доувз-Хейвен, Манфорд приказал своим сторонникам держаться позади и выдвинул на передовую мастеров меча. Впереди лежала темная спящая деревня. Его шпионы указали дома трех руководителей общины. Они и станут первой мишенью.

Явно чувствующий себя неловко и неуверенно Ролли Эскон шел рядом с Анари Айдахо. Делец с другой планеты задрал голову, чтобы иметь возможность говорить с Манфордом, пока они направлялись к ничего не подозревающему селению.

– Вождь Торондо, может, закончим наши переговоры до того, как вы начнете? Вы занятой человек, а я смогу приступить к необходимой подготовительной работе за пределами планеты.

Эскон явился на Лампадас к Манфорду с деловым предложением. По сравнению с космическим флотом «Венхолдз» его транспортная компания была совсем маленькой и не так успешно управлялась, но на его кораблях не использовали ни запрещенные компьютеры, ни чудовищных мутантов, как на кораблях Венпорта.

Манфорд посмотрел на Эскона сверху вниз.

– Какая подготовительная работа?

– Нелегко перегруппировать мои грузовые корабли, чтобы они могли лучше служить батлерианскому делу. А я хочу поскорее помочь планетам, страдающим от эмбарго «Венхолдз», особенно Лампадасу.

Манфорд недовольно посмотрел на него; нетерпение этого человека ему не понравилось.

– На Лампадасе все в порядке. Здесь рядом со мной живут самые верные и стойкие мои последователи, и нам не нужны удобства. Дьяволу Венпорту никогда не понять, что лишения только закаляют нас.

Эскон в замешательстве склонил голову.

– Вы правы, сэр.

Манфорд продолжил:

– Увы, другие не так стойки. Искушение воображаемых потребностей отвлекает их от нашей веры. И ради их же блага я должен устранить это искушение. Нам понадобятся ваши корабли, чтобы доставлять то, в чем действительно нуждаются мои соратники, и тогда мы можем наплевать на эмбарго «Венхолдз».

– Мои корабли – ваши, вождь Торондо. – Эскон коротко поклонился. – Я счастлив служить батлерианскому делу.

Манфорд чувствовал, что Анари не терпится начать нападение на Доувз-Хейвен, но она никогда в присутствии третьих лиц не вмешается в разговор. Свои подлинные мысли она высказывает, только когда они наедине, обычно разминая ему мышцы, втирая масло в кожу или помогая сесть в ванну. Ей не запрещено говорить, но он не припомнит, чтобы она не соглашалась с ним, если только это не касалось его личной безопасности – тут она стояла как скала.

Сейчас она только произнесла:

– Мозг человека свят.

Стоявшие поблизости мастера меча негромко повторили ее слова.

Манфорд распрямился в подвеске.

– Я принимаю ваше щедрое пожертвование нашему движению, директор Эскон. Мы приветствуем ваши корабли и топливо.

Транспортный магнат неловко мялся, и Манфорд понял, что Эскон не собирался предоставлять свои услуги даром. Тем не менее вождь батлерианцев не отверг предложение.

Его отборные бойцы нетерпеливо переговаривались в холодной темноте. В руках они держали дубины, ножи и копья. Манфорд не запрещал им пользоваться огнестрельным оружием, но против жителей Доувз-Хейвена такое оружие было ни к чему. Скоро рассвет, пора двигаться вперед.

Но Эскон продолжил разговор.

– Но… сколько моих кораблей понадобится, сэр? Я знаю, что у вас есть свои корабли из Армии джихада, дар императора Сальвадора Коррино.

– Сто сорок военных кораблей, директор, и они нужны мне для использования по назначению, а не для перевозки грузов или паломников. Здесь, на Лампадасе, я держу всего четыре корабля. Остальные разлетелись, чтобы продемонстрировать силу и поддержать планеты, принесшие мне клятву. Они служат необходимым напоминанием.

Эскон кашлянул, набираясь храбрости.

– Если позволите, вождь Торондо… возможно, вы разрешите специальную доплату за каждый полет в поддержку батлерианского дела? Это позволит мне содержать мой флот и увеличивать количество маршрутов для поддержки вашего святого дела. Еще лучше будет, если вы публично выделите «Эсконтран», противопоставите мою компанию конкурентам, которые тайно развращены приверженцами технологий…

Анари переступила с ноги на ногу, показывая, что устала стоять на месте.

Манфорд наморщил лоб, обдумывая это.

– А какова безопасность услуг вашей компании, директор? Ходят слухи о трагических инцидентах в вашем флоте, корабли исчезают из-за ошибок навигации.

Эскон начал отвечать слишком быстро:

– Мы не смеем использовать мыслящие машины, вождь Торондо, и стараемся изо всех сил. Космические перелеты никогда не были безопасными – вообще нет ничего безопасного. Всадник на лошади тоже может погибнуть. – Он неловко рассмеялся. – Процент наших потерь ничтожен.

– Но каков все-таки этот процент?

– Я… мне нужно запросить последние данные. – Эскон обрадовался внезапно пришедшей ему в голову мысли. – Публично поощрив нашу компанию, вы всем покажете, что Бог на нашей стороне. Одно это повысит безопасность наших полетов.

С этим Манфорд не мог спорить.

– Хорошо, договорились. Дело закончено. Сейчас меня ждут другие обязанности. – Он посмотрел вперед и ласково коснулся коротко подстриженных волос Анари Айдахо. – Покончив с отвратительной акцией в Доувз-Хейвене, мы сможем вернуться к нормальной работе.

Рассвет напоминал кровавое зарево. Последователи Манфорда были накачаны адреналином, наркотиком праведности. Директору Эскону хотелось уйти, но он только нерешительно отошел, опасаясь обидеть Торондо.

К Манфорду, не обращая внимания на бизнесмена, подошел человек в темно-коричневой одежде.

– Первая группа прошла в селение, вождь Торондо. Один из наших бойцов стоит у колокола ратуши, который разбудит жителей, чтобы все они стали свидетелями.

– Спасибо, священник Хариан.

Мрачный бесчувственный управляющий делами Манфорда был ходячим символом неумолимости и воплощением батлерианских идей. Предки Хариана пережили порабощение машинами на планете Коррин и были среди тех отчаявшихся беженцев, которые спаслись в легендарной последней битве против Омниуса у моста Хретгир.

Манфорд часто молился на маленькую икону с изображением прекрасной Райны Батлер; священник Хариан предпочитал погружаться в исторические записи Коррина, разглядывать картины лихорадочного освобождения заложников-людей, которых мыслящие машины использовали как щит, пока великий герой войны Вориан Атрейдес не раскрыл обман Омниуса. Поражение мыслящих машин стоило любой крови, пусть даже крови невинных.

Хотя непосредственного опыта общения с мыслящими машинами у него не было, ненависть к ним составила основу существования Хариана. Ребенком он слышал страшные рассказы дедушки и бабушки и чувствовал, что его судьба – батлерианское движение. Он обрил голову и сбрил брови, подражая своей любимой Райне Батлер, облысевшей во время эпидемии, которую распространял Омниус.

Теперь Хариан доложил:

– Мы готовы напасть на тех, кто отверг тебя, вождь Торондо.

Манфорд кивнул.

– Помните, это не нападение и не наказание. – Он переместил вес своего тела сидя в подвеске. – Это урок.

Занимался рассвет. Анари подняла меч, и это движение повторили все мастера меча. Больше не было необходимости молчать, и сотня его соратников заревела. Манфорд сказал:

– Веди нас, Анари.

И она зашагала в селение, неся его на плечах.

Шум привел на улицы нескольких сонных жителей. Они смотрели на приближающуюся толпу, а когда узнали безногого вождя, на их лицах появилось облегчение – тут же сменившееся страхом.

Назначенный Харианом человек зазвонил в колокол на ратуше. Первая линия мастеров меча строем прошла на центральную площадь, а батлерианцы с криками принялись стучать в двери и всех будить. Встревоженные жители выходили, что-то говоря; некоторые плакали.

Анари дошла до дома первого мэра и заколотила в дверь рукоятью меча, но дожидаться ответа не стала. Удерживая Манфорда в подвеске, как ребенка, она сильно пнула дверь и сломала замок. Остальные мастера меча ворвались в дома двух других мэров городка и вытащили всю троицу на улицу.

Трое мужчин в ночных сорочках пытались одеться, но вот глаза их широко раскрылись: они поняли, что попали в беду. Манфорд сидел на плечах Анари, как судья.

Два мэра деревни начали бормотать что-то в свое оправдание, третий мрачно молчал. Он понимал, что совершил непоправимый поступок и прощения ему не будет.

Манфорд тихо заговорил:

– Не надо бояться. Все вы станете свидетелями быстрой победы праведности. С нами сегодня святые мученики Святая Серена и Манион Невинный.

– Но в чем дело, вождь Торондо? – спросил один из мэров.

Манфорд наклонился вперед.

– Мои военные корабли на орбите несут службу, чтобы защитить невинность всех моих верных сторонников. Мы обнаружили в этом районе маленький корабль «Венхолдз», очевидно, шпиона или доставщика незаконных товаров на черный рынок. Доувз-Хейвен покупал товары у величайшего врага человечества.

– Нет, сэр! – воскликнул самый разговорчивый из мэров.

– Жители этой деревни позволили себе пристраститься к пряности, и это их пристрастие сильнее веры.

Несколько хейвенцев застонали. Священник Хариан вышел из дома первого мэра, батлерианцы рылись в двух других домах. Мрачный управляющий размахивал найденным пакетом без обозначений. Он разорвал пакет и высыпал на землю ароматный порошок коричневого цвета.

– Вы трое, как триумвират мэров этого селения, ответственны за своих жителей. Ваша обязанность не давать им сбиться с верного пути. Но вы ее не выполнили. Как вождь батлерианцев, я принимаю на себя вину своих последователей, сделавших неверный выбор, – и никакое наказание не может быть мучительней боли в моем сердце. Для вас троих расплата будет легкой и быстрой.

Вперед вышли мастера меча. Анари подняла клинок, и Манфорд прошептал ей:

– Тот, что молчит, заслуживает уважения, поэтому вознагради его. Убей его первым.

Анари не дала первому мэру возможности ожидать свою смерть или испугаться удара. Ее движение было таким стремительным, что он и моргнуть не успел, а голова уже отделилась от тела. Она упала в одну сторону, а дергающееся тело – в другую. Двое оставшихся закричали. Мастера меча убили и их; последним умер тот, что больше кричал.

Манфорд посмотрел на обезглавленные тела в центре площади.

– Три человека, совершившие ужасную ошибку, – небольшая плата за очень важный урок.

Он сделал знак, и сотня его последователей устремилась вперед.

Батлерианцы злобно врывались в дома, били окна, вышибали двери, но вождь контролировал их, поэтому разбой был сведен к минимуму.

Закончив, Манфорд подтолкнул Анари, и она понесла его; за ними двинулись все остальные. На время публичной казни Манфорд забыл о Ролли Эсконе. Теперь бизнесмен с посеревшим лицом шел за ним.

Манфорд не сочувствовал слабым.

– Некоторые уроки болезненны, директор.

***

===

Чувствуете ли вы это? В мгновение, когда ваш корабль начинает свертывать пространство, опасность возрастает стократ. Сможете ли вы пережить переход?

Граффити на стене коридора одного из кораблей «Венхолдз»  

Не все проблемы эпичны, и даже легендарные герои могут страдать от мелких неудобств.

Сапог натирал воспалившийся палец и мешал Вориану идти по песку. Когда эта неприятность его не раздражала, он находил в ней некоторую иронию. Она позволяла ему увидеть действительность в правильном свете: Вориан Атрейдес, знаменитый герой джихада, воин, проживший больше двух столетий, страдает от очень человеческой немочи.

Он не чувствовал себя великой легендой, когда, сопровождая своего капитана, шел по пыльной дороге от космопорта к Арракис-Сити. Конечно, капитан Мариус Филлипс понятия не имел, кто идет с ним рядом, хотя Вори никак не пытался изменить внешность.

У Атрейдеса были темные волосы, узкое лицо и серые глаза; высокий и стройный, он поразительно отличался от своего приземистого коротконогого спутника. На первый взгляд они с капитаном казались совершенно разными, но у Вори была способность с любым находить общий язык. Ему нравился капитан торгового судна, нравились его спокойствие и умение управлять кораблем «Налган шиппинг».

После приземления они надели традиционные костюмы, позволяющие сохранять и перерабатывать жидкости в сухой атмосфере Арракиса. Филлипс ворчал и проявлял недовольство.

– Ненавижу эту пустынную планету.

Вори уже приходилось носить такой костюм, поэтому он помог капитану приладить трубку фильтра у рта и застегнул крепления у шеи.

– Так мы делали, когда я работал в бригаде сборщиков пряности.

Когда все было прилажено, капитан грубовато его поблагодарил. Филлипс не раз бывал здесь по делам, но ничего не знал о жизни местных жителей.

– Ну, по крайней мере так терпимо, – сказал он, поправляя полимерную ткань на груди. – Я бы никогда не прилетел в это проклятое место, если бы не прибыль от торговли пряностью. И не работал бы в «Налган шиппинг», если бы меня приняли в одну из больших компаний.

Они пошли дальше, обдуваемые горячим ветром из пустыни.

– Место неприятное, – согласился Вори, стараясь не обращать внимания на больную ногу, чтобы Филлипс не заметил, что он хромает. – Годится только для местных фрименов и гигантских червей.

Он рассказывал капитану кое-что о своем прошлом. И немало тяжелых его воспоминаний было связано с этой планетой.

Здесь погиб Гриффин Харконнен. И я не смог его защитить.

За месяцы совместных полетов Вори понравился капитану; Филлипс назначил его вторым по старшинству в небольшом экипаже, состав которого из-за низкого жалованья в «Налган шиппинг» постоянно менялся. Никто на корабле не знал, кто он такой на самом деле, не знал о его месте в истории. Вори не хотел ни славы, ни большой ответственности, он отказался от прошлого, как от старой шкуры. Чтобы обезопасить себя, он выступал под именем Кеплер – так называлась планета, где он жил вместе с семьей, пока год назад этому не пришел конец.

За восемь десятилетий, прошедших после битвы у Коррина, Вори почти не изменился внешне, но образы героев войны почти стерлись из памяти обывателей. Если кто-нибудь сравнил бы его лицо со старыми портретами, то смог бы обнаружить сходство, но кто мог догадаться, что он и есть настоящий Вориан Атрейдес? Здесь он был одним из толпы, средним рабочим – и предпочитал, чтобы так и оставалось. Хватит с него славы и великих ожиданий.

Даже во время долгого кровавого джихада Вори никогда не радовали победы, слава и восхваления. Война несла людям бесчисленные убийства, трагедии и сердечную боль. Он исполнил свой долг, сделал больше, чем можно ждать от одного человека, видел падение мыслящих машин. Но, когда все закончилось, Вори оказался противником продажной политики с ее подлыми ударами в спину, заговорами и полным отсутствием этики. Хватит с него войн и окружения так называемых знатных и благородных: жизнь простого человека подходила ему больше. Он лучше чувствовал себя, когда ничем не выделялся.

Еще совсем недавно он был доволен своей жизнью на захолустном Кеплере, но внезапно пришлось отправиться на Салусу Секундус и просить императора о защите планеты, которая стала ему родной. По одному из условий этого договора он согласился оставить жену и семью и держаться подальше от общественного внимания. Оставить семью… Это было больно, но неизбежно, потому что Вори не старел, а жена и дети старели. Это уже произошло однажды с его прежней семьей на океанической планете Каладане. Он всегда ускользал от неизбежного хода времени.

Пообещав императору Сальвадору уехать, Атрейдес нанялся в бригаду сборщиков пряности на Арракисе, пытаясь спрятаться, стать анонимом. Но и там прошлое его нашло. Объявился Гриффин Харконнен, упорный, но плохо подготовленный молодой человек, винивший Вориана Атрейдеса в упадке своей семьи. Молодому Гриффину не следовало покидать владения своей семьи на Ланкивейле, но он взял на себя долг чести и погиб на Арракисе, втянутый в водоворот чужой мести. Стараясь поступать благородно, Вори отправил тело невинной жертвы его семье.

Это происшествие разожгло желание Вори исчезнуть. Из-за горьких воспоминаний он невзлюбил Арракис сильнее, чем мог представить капитан Филлипс. И когда они пришли в главный город планеты, Вори встревожился.

Капитан кивком указал на его ногу.

– Болит? Поранился на корабле?

– Переживу.

Он предпочел, чтобы капитан оставался при своих догадках: ноготь на ноге – это слишком тривиально.

В Арракис-Сити, бедном городе фронтира, с уродливыми убогими строениями и пыльными немощеными улицами, Вори были хорошо знакомы нищенские притоны и весьма своеобразные местные жители, хотя он сомневался, что кто-нибудь помнит его с тех времен, когда он работал на сборе пряности. Суровые обитатели Арракис-Сити были негостеприимны, как сама здешняя природа. Но Вори легко вписывался в их общество.

Они с капитаном ждали в назначенном месте.

– Хочу познакомить тебя с моим постоянным поставщиком, – сказал Филлипс. – Если научишься торговаться и договариваться, сделаю тебя своим представителем. – Он улыбнулся. – А сам смогу оставаться на борту. Этот песок можешь забрать себе.

Операциями по сбору пряности занималась на Арракисе «Комбайнд мерчантайлз»; фирма безжалостно защищала свою монополию. Большую часть пряности перевозили свертывающие пространство корабли «Венпорт холдингз», но с помощью взяток небольшие компании вроде «Налган шиппинг» тоже получали свою долю пряности, которую затем сбывали по чрезвычайно высоким ценам на черном рынке. Капитан Филлипс работал с «поставщиком», который помогал, в обход ограничений и безбумажной волокиты, наполнять трюм корабля высококачественной пряностью.

Вори и капитан ждали в тени под навесом. С опозданием на десять минут к ним подошел мужчина в пыльном защитном костюме. К этому времени поднялся ветер.

– Я очень занят, – вместо приветствия произнес Квиммит, поставщик пряности, словно раздосадованный собственным опозданием. – Сегодня многим нужен мой товар. Я согласился встретиться с вами, но ничего не обещаю. Надеюсь, я пришел не зря.

– Мой корабль готов принять груз как всегда, – сказал Филлипс. – На прежних условиях. – Он познакомил продавца с Вори, сказав тому: – Мы с Квиммитом ведем дела много лет.

– Сегодня цены приходится менять, мой друг, – проговорил Квиммит преувеличенно громко.

Капюшон пустынного костюма скрывал его голову, но можно было разглядеть шрам на подбородке и другой – под левым глазом. Во время разговора то и дело отводил свои голубые от пряности глаза от лица капитана Филлипса, и поэтому показался Вори неискренним.

Филлипс насторожился.

– Приходится? Что ты хочешь этим сказать?

– На Арракисе стало опасно вести бизнес. «Комбайнд мерчантайлз» пресекла сбор пряности конкурентами, убив больше ста человек. Эта компания охраняет свое право на добычу пряности, поэтому, чтобы его получил кто-то, кроме «Венпорт холдингз», нужно платить больше… да, мой друг, и обходится это недешево. Только за последний месяц черви проглотили три комбайна сборщиков, а песчаные бури участились. Цена добычи растет и из-за обновления оборудования. У меня нет другого выхода, кроме как поднять для вас цену на пятнадцать процентов. – Он примирительно улыбнулся. – Вы мои друзья, поэтому беру с вас меньше, чем с остальных.

Вориан наблюдал за происходящим молча.

– «Налган шиппинг» – маленькая компания и не может позволить себе такие расходы, – сказал Филлипс. – На Арракисе всегда черви, и бури, и дороговизна.

– И всегда «Комбайнд мерчантайлз», но теперь эта компания стала сильнее, чем раньше. И безжалостней.

Филлипс стоял на своем.

– Либо мы покупаем у вас по прежней цене, либо обратимся к другим продавцам.

– Можете попытаться, но вряд ли найдете кого-то помимо «Комбайнд мерчантайлз». – Тон Квиммита стал жестким. – Когда ничего не получится, свяжетесь со мной снова. Но, полагаю, цена уже повысится.

Филлипс вопросительно посмотрел на Вори. Тот проговорил:

– Я знаю продавцов пряности со своими сборщиками и перевозчиками.

Капитан отвернулся от Квиммита.

– Мы рискнем.

Никогда не недооценивайте месть как мотивационный фактор в человеческом обществе.

Наблюдение и предостережение ментатов               

Валя Харконнен понимала, что, вернувшись на Ланкивейл, поступила со своими родителями жестоко. Возможно, они никогда ее не простят… но ей не нужно их прощение. И никогда не было нужно. Ее цель выходит за пределы их забот и понимания.

И все равно она гадала, увидит ли когда-нибудь еще родной дом. Ланкивейл – планета холодная, далекая и негостеприимная, недостойная дома Харконненов. Ее семья по праву должна бы жить в имперской столице на Салусе Секундус, а не в изгнании на заброшенной планете, мало привлекательной для инвестиций. Когда-нибудь она вернет своей семье славу, которой та заслуживает.

Однако пока что Валя улетела с Ланкивейла, взяв с собой младшую сестру Тьюлу. Но думы не оставляли ее, грустные думы.

Ее родители достаточно настрадались, и Валя не хотела причинять им новое горе, но, когда в транспортировочном контейнере прибыло тело ее брата Гриффина, отправленное злобным чудовищем Ворианом Атрейдесом, Валя ступила за черту. Она долго не решалась испытать Боль, способную превратить ее в могущественную Преподобную Мать: она видела слишком много сестер, которых такая попытка убила или повредила им мозг, как Анне Коррино. Но теперь, когда ее любимый брат Гриффин мертв, а ненавистный Вори по-прежнему на свободе, она наконец рискнула и проглотила смертоносное россакское средство. Валя знала, что, если удастся стать Преподобной Матерью, она обретет огромные ментальные способности, полный контроль над своим телом и доступ к собранию Других Памятей. А если она получит такие преимущества, Вориан Атрейдес не уйдет от правосудия…

Закрывшись в своей комнате в главном доме Харконненов, Валя собралась духом, проглотила яд – и погрузилась в океан такой немыслимой боли, что уверилась – она допустила смертельную ошибку. Тьюла нашла ее лежавшей на полу, Валя корчилась от немыслимой муки и кричала.

Но Валя была сильной. Она выжила – и изменилась.

Через несколько месяцев воспоминания о пережитой боли смягчились и отступили, как забываются трудные роды, а замечательные новые способности с лихвой искупали испытанные страдания. Теперь в распоряжении Вали были воспоминания многих поколений, она познала боль, пережитую многими матерями в прошлом. Ей все еще было двадцать с небольшим, но Валя обрела мудрость и знания тысячелетий…

Незадолго до того как император Сальвадор Коррино распустил школу на Россаке, Преподобная Мать Ракелла Берто-Анирул доверилась Вале. Она объяснила, какой ей видится наиглавнейшая важная долгосрочная задача Ордена. В эти планы входил подбор любовниц и наложниц, которые дадут жизнь детям с особыми и необходимыми генетическими чертами. Целью Ракеллы – и, следовательно, целью Ордена – было усовершенствование человечества, вида, пережившего столько бедствий.

Но этот замысел Ордена оказался под угрозой из-за жестокости и мелочности императора Сальвадора Коррино. Убив ментатов и уцелевших колдуний, распустив Орден и разогнав сестер по разным планетам, император взял с собой на Салусу только сотню верных, приверженных традиции сестер во главе с предательницей Преподобной Матерью Доротеей. Специально подготовленные женщины оказывали императору важные услуги, невзирая на то, что он сделал с Орденом.

Но Валя знала, что Орден сестер не разгромлен. Ее наставница Преподобная Мать Ракелла при помощи директора Джозефа Венпорта негласно восстановила Орден на далекой планете Уоллач-IX. Доротея со своими приспешницами могла выслуживаться в императорском дворце; Валя, став Преподобной Матерью, намеревалась присоединиться к Ракелле.

Ее сестра Тьюла могла сыграть важную роль в воплощении ее планов, касающихся и Ордена сестер, и дома Харконненов. Валя собиралась предложить сестру в кандидатки на обучение. Теперь большой свертывающий пространство корабль «Венхолдз» кружным маршрутом вез их на Уоллач-IX. Валя знала, что Преподобную Мать Ракеллу обрадует возвращение лучшей ученицы.

В пути Валю не покидало радостное волнение: она и ее упорная яркоглазая сестра Тьюла откроют для себя новые возможности.

– Соберись и будь рядом со мной. Мне нужно знать, что ты готова сделать все необходимое.

Голос Тьюлы прозвучал тихо и неуверенно.

– Надеюсь, меня примут.

– Я заставлю их тебя принять. Я имею большое влияние на Преподобную Мать. Для возрождения Ордена сестер ей нужны талантливые новички.

Тьюле исполнилось всего семнадцать лет, и она была необычайно красива – стройная фигура, классические черты, синие, как море, глаза, вьющиеся светлые волосы. Она могла вскружить голову любому юноше, но на Ланкивейле ни с кем не знакомилась и никем не увлеклась. Орден сестер должен был изменить ее, и Тьюла научилась бы использовать свои редкостные внешние данные. Ей предстояло послужить подъему дома Харконненов.

Молодые женщины покинули родителей, брата Данвиса и свой дом на Ланкивейле. Когда-нибудь, вернув род Харконненов в число самых знатных семей и очистив его имя от позора, они вернутся… когда Валя своими глазами увидит гибель Атрейдеса. И сестра поможет ей достичь этого.

За время, прошедшее после похорон Гриффина, Валя постаралась, чтобы сестра возненавидела Вориана Атрейдеса не меньше, чем она сама. Этот человек был повинен в страданиях Харконненов, начавшихся с позора ее прадеда Абулурда, которым тот покрыл себя в битве при Коррине.

Орден сестер Ракеллы поможет ей добиться своей цели.

Добравшись наконец до Уоллача-IX, сестры вышли из шаттла на посадочную процедуру. Их встретил холодный влажный ветер, но Валя контролировала реакции своего тела и наблюдала, как то же самое пытается сделать обученная ею Тьюла: на Ланкивейле им приходилось выдерживать холода и посильнее. Они плотнее закутались в пальто на китовом меху, гордясь новым семейным гербом Харконненов, созданным Валей и вышитым на их одежде перед отъездом. Герб представлял собой мифологическое существо с головой и крыльями орла и с телом льва. Грифон – в честь погибшего брата.

К ним подошла женщина в черном, и Валя узнала Преподобную Мать Эллулию, которая прошла через Боль в последние дни на Россаке. Лицо Эллулии – высокой, стройной, с серебрящимися сединой волосами, выбивавшимися из-под капюшона – озарила радостная улыбка.

– Валя, ты снова нас нашла!

Валя вздернула подборок и ответила:

– Орден сестер жив, и я вернулась… как Преподобная Мать. – Она взяла Тьюлу за руку. – Я привезла для обучения свою младшую сестру. Мы хотим увидеть Ракеллу.

От такой фамильярности Эллулия нахмурилась.

– Преподобная Мать Ракелла сейчас на Лампадасе, принимает новых сестер-ментатов. Должна вернуться через два дня. – Она повернулась к Тьюле, и ее лицо смягчилось. – Но всякая кандидатка, такая же талантливая, как Валя Харконнен, – ценное приобретение для Ордена. Я рада, что вы прилетели сюда, а не присоединились к группе Доротеи на Салусе Секундус. Я опасалась, что ты сделаешь неверный выбор, Валя. Ты ведь дружила с Доротеей.

Валя нахмурилась. Ее дружба с Доротеей была лишь предлогом для наблюдения за группой опасных, склонных к противодействию сестер.

– Я никогда не принимала отношения Доротеи к батлерианцам.

В те дни Валя надеялась стать наследницей Ракеллы и возглавить Орден, но не решалась пройти через Боль. Однако теперь она сама стала Преподобной Матерью и здесь, на Уоллаче-IX, надеялась восстановить свое положение в иерархии Ордена. Доротея, отрекшаяся от Ордена и бросившая своих единомышленниц к ногам императора Сальвадора, больше не была ей соперницей.

Эллулия отвела их к группе сборных домов с металлическими крышами.

– Преподобная Мать будет довольна, узнав, что ты в безопасности, а мы рады всем новым Преподобным Матерям – в последнее время их число растет медленно, и многие по-прежнему гибнут от Боли. – Она показала на одно из зданий, куда как раз помогали войти искалеченной женщине. – Игнасия была одной из самых умных и многообещающих наших сестер, – а сейчас она одна из тех восьмидесяти семи не сумевших стать Преподобными Матерями, о ком мы должны заботиться.

Валя покачала головой, вспоминая Игнасию.

– Они были слишком слабы, чтобы достичь успеха. – Теперь, став Преподобной Матерью, она не сочувствовала тем, кому это не удалось. – Преподобная Мать Ракелла часто говорит, что всем нам приходится идти на жертвы ради укрепления Ордена.

Эллулия нахмурилась, но осторожно кивнула.

– В память об их беспримерных жертвах мы всегда будем почитать пострадавших сестер и заботиться о них. Мы продолжаем изучать процесс перехода, стараясь облегчить его для наших сестер.

Валя не хотела, чтобы ее сестра умерла или впала в кому. Тьюле предстояло достичь больших высот.

– Цель благороднейшая, но лишь самые лучшие и сильные из нас достойны стать Преподобными Матерями. И… что с Анной Коррино? Где она сейчас?

Эллулия цокнула языком.

– На Лампадасе.

Встревоженная, Валя спросила:

– У батлерианцев?

– Нет, в школе ментатов. Гилберт Альбанс с помощью своей техники пытается восстановить ее поврежденный мозг.

Валя вдруг почувствовала угрызения совести – это она была виновата в том, что легкомысленная девушка приняла едва не убивший ее яд. Но, вместо того чтобы признаться в этом, она сказала:

– Вряд ли техника ментатов ей поможет, но, если она так и не придет в себя, по крайней мере в этом не смогут обвинить Орден. – Валя покачала головой. – Сейчас я скажу нечто неприятное… Анна не была готова к тому, чтобы стать сестрой, тем более Преподобной Матерью. Она появилась у нас на Россаке только по одной причине: императору нужно было, чтобы за ней кто-то присматривал – и из-за нее император уничтожил нашу школу.

Эллулия повела сестер Харконнен к зданиям; Валя по дороге изучала новый школьный комплекс. В отдалении были видны заснеженные горные вершины, а над головой – бело-синее бледное небо. Резкий ветер проникал даже под пальто на китовом меху. Глядя на дешевые сборные дома, Валя думала об упадке некогда величественной организации.

Валя знала, что это вина Доротеи. Она настроила императора против Ордена. Стараясь добиться благосклонности императора, Доротея убедила его в том, что Орден сестер использует для сохранения данных о рождениях запрещенные компьютеры (это было действительно так, хотя доказать Доротея ничего не сумела).

Заметив разочарование Вали, Эллулия остановилась у неприглядных бедных построек.

– Джозеф и Сиоба Венпорт отдали эти здания под наш новый центр. Эта планета – наше убежище; повезло, что оно у нас есть.

Валя взглянула на Тьюлу, которой как будто не хотелось заходить.

– Для обучения они подходят, это главное. А моя сестра умеет переносить трудности.

Тьюла расправила плечи.

– Я не ждала, что будет очень легко.

Эллулия остановилась у одноэтажного здания, где, несмотря на холод, было открыто окно. Заглянув внутрь, Валя увидела четырех сестер, сидящих на скамьях. И удивилась, услышав, что они обсуждают цитаты из Книги Азар, учебника Ордена по философии, написанного в ответ на Оранжевую Экуменистическую Библию. Она обернулась к Эллулии.

– Мне казалось, император приказал уничтожить все экземпляры Книги Азар.

Женщина улыбнулась.

– Одна из этих сестер запомнила текст, а остальные сейчас записывают его под ее диктовку. После того как сестры разрешат ряд небольших разногласий, мы снова издадим эту книгу. Утверждать окончательный вариант текста будет Преподобная Мать Ракелла.

Снова поднялся сильный ледяной ветер. Эллулия провела их в соседний дом. Валя чувствовала вибрацию тонких стен, пол под ногами дрожал. Новая школа на Уоллаче-IX была совсем не похожа на роскошный древний город в утесе на Россаке.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://onlinereads.net/bk/21160246-mentaty-dyuny

https://librebook.me/mentats_of_dune/vol1/1

https://4italka.su/fantastika/boevaya_fantastika/461391.htm

 https://fantasy-worlds.club/lib/62469/chitat/

 https://royallib.com/read/gerbert_brayan/mentati_dyuni.html

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

***

***

***

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

Детектив

---

===

...   ... Читать, смотреть дальше и ещё »

     

Видео 031

***

***

***

---

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Обитаемый остров

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 74 | Добавил: iwanserencky | Теги: будущее, текст, Будущее Человечества, Брайн Герберт, отношения, Ментаты Дюны, писатели, из интернета, Хроники Дюны, Вселенная, повествование, литература, проза, фантастика, Брайан Герберт, слово, Дюна, ГЛОССАРИЙ, чужая планета, люди, миры иные, чтение, книги, Кевин Андерсон, Хроники | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: