Главная » 2023 » Декабрь » 20 » Дюна 506
19:04
Дюна 506

---

---

Брайан Герберт, Кевин Андерсон

Ментаты Дюны
Brian Herbert

Kevin J. Anderson

MENTATS OF DUNE

Если мы согласимся, что передовые технологии допустимы в любой их форме, то начнем делать исключения и искать оправдания их использованию. К скользкому спуску и падению вниз, вниз, вниз ведет очень много кривых дорог. Верные батлерианцы всегда должны быть бдительны и сильны. Императорский Комитет праведности не выполняет своих задач. Если позволить машинам выполнять за нас даже простую физическую работу, они скоро вновь станут нашими господами.

Я обращаюсь ко всем своим верным последователям на всех планетах империи: требуйте от руководителей каждой планеты подписать мою антитехнологическую клятву. Если они откажутся, мои батлерианцы – и Господь – будут знать, кто они такие. Никто не сможет уклониться.

Манфорд Торондо. Обращение к гражданам

Какой идиотизм! Не могу решить, смеяться над безумием батлерианцев или оплакивать будущее нашей расы. Чего эти фанатики потребуют дальше? Полного отказа от медицинской техники? Объявят вне закона огонь и признают слишком опасным колесо? И нам придется скитаться по лесам и полям?

Довольно. Вот приказ по «Венпорт холдингз». Ни один грузовой или пассажирский корабль «Венхолдз» не будет обслуживать планету, подписавшую антитехнологическую клятву Манфорда Торондо. Мы не будем доставлять товары и пассажиров, осуществлять коммуникации и вести какие бы то ни было дела с планетами, разделяющими опасную варварскую философию.

Выбирайте. Что вы предпочитаете – окунуться в блеск цивилизации или укрываться в тени примитивного отчаяния? Решайте.

Директор Джозеф Венпорт. Официальное деловое объявление

Стоит мне разрешить кризис, как тут же, словно ядовитый сорняк, возникает новый. Что мне делать, Родерик? Проблемы осаждают меня со всех сторон!

Я распустил Орден сестер на Россаке, подозревая, что сестры используют запрещенные компьютеры, хотя доказать справедливость своих подозрений так и не смог, и сестры выставили меня дураком. Да еще после того, что случилось с нашей дорогой сестрой Анной, когда она была среди них… Позор! Станет ли она когда-нибудь прежней?

Когда было раскрыто предательство врачей школы Сукк, я едва не уничтожил и их. Несмотря на их предполагаемую верность императору и на то, что теперь они под пристальным надзором, я все равно им не доверяю. Но меня одолевают хвори, и выхода нет: придется снова поручить им мое лечение.

Манфорд Торондо давит на меня, заставляя принять батлерианский вздор и исполнять каждый его каприз, а Джозеф Венпорт требует противоположного. Оба они безумцы, но если я не выполню требования Манфорда Торондо, он призовет буйные толпы разрушителей, а если не умиротворю Венпорта, он возьмет в заложники всю нашу экономику.

Я чувствую себя человеком, привязанным к двум салусским быкам, которые тянут в разные стороны. Я на троне третий Коррино после поражения мыслящих машин. Почему так трудно заставить моих подданных слушать меня? Дорогой брат, помоги мне решить, что делать. Как всегда, твой совет для меня ценнее всех прочих.

Император Сальвадор Коррино. Личное письмо принцу Родерику               

Что толку в наших достижениях, если они не переживут нас?

Директор Гилберт Альбанс. Архив школы ментатов

Великая школа ментатов – его детище, от исходного замысла, возникшего семьдесят лет назад, и выбора в качестве места для школы необитаемой болотистой местности на Лампадасе до множества выпускников, подготовленных им за эти годы. Со спокойной деловитостью и решимостью Гилберт Альбанс менял ни много ни мало – ход человеческой истории.

И он не позволит ни императору Сальвадору Коррино, ни фанатичным батлерианским ненавистникам технологий отнять это у него.

За без малого двести лет своей искусственно продленной жизни Гилберт научился выживать. Понимая, что действующие против общего течения харизматические лидеры долго не живут, он жил и действовал очень осторожно, всегда оставаясь тихим и ненавязчивым, соглашаясь даже на противные ему союзы, которые, согласно его прогнозам, помогли бы школе ментатов достичь своей цели.

Ментаты – люди, у которых мозг организован так, что они могут выполнять функции компьютеров в реакционном обществе, отвергающем даже слабые подобия мыслящих машин. Даже собственные ученики Гилберта не знали, что он тайно опирается на уникальный базис – на мудрость и опыт его учителя, знаменитого робота Эразма. Гилберт опасался, что даже самых верных его учеников это отпугнет. Тем не менее за несколько лет упорных занятий выпускники-ментаты становились незаменимыми для благородных домов империи.

Однако в новые опасные времена любое сомнение или даже простое подозрением могло привести к гибели школы. Гилберт знал, что произошло с Орденом сестер на Россаке. Стоит допустить малейшую ошибку, раскрыть свою подлинную личность…

У себя в кабинете в главном здании академии он посмотрел на часы. Вот-вот на военном транспорте прибудет брат императора Родерик Коррино убедиться, что его сестре в школе ментатов ничто не угрожает. Некоторое время назад Гилберт обещал братьям Коррино, что его особые щадящие методы помогут улучшить состояние девушки с поврежденным рассудком, даже если не вернут ее в норму. Но мозг человека сложен, и ущерб, причиненный россакским ядом, не поддавался количественной оценке, и никакими очевидными способами излечить пострадавшую женщину было невозможно. Гилберт надеялся, что Родерик Коррино это понимает.

Прежде чем выйти на территорию школы, Гилберт облачился в свое отличительное карминно-красное одеяние директора. Он уже воспользовался косметикой: окрасил пряди волос в седину, сделал более грубой кожу – все это, чтобы скрыть свою юношескую внешность. Гилберт спешил, зная, что императорский военный шаттл прибудет точно в указанное время. Нужно было еще позаботиться, чтобы Анна произвела на брата хорошее впечатление.

Гилберт вышел из здания и заслонил глаза. Воздух, насыщенный влагой, пронизывали лучи солнца; капельки висели перед глазами, точно увеличительные стекла. Школьные здания соединялись деревянными тротуарами, сама школа была построена на плавающей платформе у берега мутного заболоченного озера. Вначале школа стояла на якоре вдали от берега, но после нескольких нападений агрессивных подводных обитателей ее пришлось переместить в более безопасное место.

Сейчас комплекс состоял из старых построек и нескольких новых, более изящных, с куполами и смотровыми площадками наверху. Мостики на различных уровнях вели в спальни, учебные аудитории, лаборатории, помещения для медитации и библиотеку. Весь ансамбль окружали высокие защитные стены, укрепленные невидимыми полями, сложной электроникой, скрытой под водой, и сторожевыми вышками.

Большая часть Лампадаса представляла собой буколическую и приятную местность, но это озеро и окружавшие его болота были опасной территорией и изобиловали опасностями и хищниками. Это не была спокойная среда, в которой студенты могли бы часами развивать свой ум посредством ничем не прерываемой медитации. Гилберт специально выбрал столь суровые условия. Он считал, что опасность и изоляция помогут сосредоточению отобранных им кандидатов.

Школа была хорошо защищена от природных опасностей, и Гилберта больше тревожило, на что способны все менее предсказуемые батлерианцы. Современная армия легко уничтожила бы школу бомбардировкой с воздуха или из космоса, но рьяные ненавистники технологий не пользовались современным высокотехнологичным вооружением; тем не менее их огромное численное превосходство могло породить хаос, что они уже продемонстрировали во время восстаний на нескольких планетах империи. Гилберту приходилось действовать очень осторожно.

Официально батлерианцы одобряли основные принципы обучения ментатов в школе как доказательство того, что человек способен ни в чем не уступать машинам, и даже больше. Их вождь, безногий Манфорд Торондо часто использовал для своих целей расчеты ментата и его стратегическое планирование, но с большим подозрением относился к открытому обмену мыслями между студентами. В прошлом семестре Гилберт подверг школу большой опасности, когда в интеллектуальном споре предположил, что мыслящие машины, возможно, не так ужасны, как рисует их пропаганда батлерианцев. Батлерианцы отреагировали так, что школа и сам Гилберт едва уцелели. Он усвоил урок. И с тех пор старался не дразнить их.

Когда Гилберт подходил к одному из строений, младший администратор передал ему, что императорский шаттл садится. Гилберт коснулся передатчика в ухе.

– Спасибо. Я приведу в зону посадки Анну Коррино.

Он надеялся, что у Анны одно из просветлений и она сможет поговорить с братом, а не будет блуждать в мысленном лабиринте.

Самое высокое здание школы служило обсерваторией без приборов; здесь студенты невооруженным глазом могли изучать вселенную, считать по ночам звезды и для практики вспоминать очертания созвездий. Днем расположенная на высоте площадка обычно пустовала, сейчас здесь была только Анна Коррино; она смотрела на окрестности.

Молодая женщина вглядывалась в лабиринт мангров, создающий на востоке непроходимую преграду; с юга было трудно подойти из-за топей, зыбучих песков и заросших водорослями стоячих рукавов; с севера и запада школу окружали непроходимые болота.

Гилберт остановился рядом с подопечной.

– Твой брат подлетает. Он будет рад тебя видеть.

Она не поздоровалась с директором школы, но чуть дернувшаяся щека и дрожь ресниц показали, что она заметила его появление. Анна повернулась и посмотрела на осушенную часть болота, служившую посадочной площадкой для шаттлов и местных флаеров. Опасные озерные обитатели повредили предыдущую плавучую площадку, служившую аэродромом, настолько, что чинить ее оказалось невыгодно.

Помощник директора Зендур и группа учеников тупоносыми устройствами выжигали болотную траву, готовясь к встрече шаттла Родерика Коррино. Трава росла необычайно быстро, и перед каждой посадкой площадку приходилось расчищать заново. Вообще Гилберт не очень следил за этим участком: внезапные гости, в особенности Манфорд Торондо, ему были не нужны.

Анна заговорила, не сводя глаз с команды, расчищавшей площадку:

– Как по-вашему, сколько мух они убивают?

– Или сколько стеблей травы сжигают? – спросил Гилберт, зная, что для нее это игра.

Анна задумалась.

– Если бы я знала площадь болота, занятого посадочной площадкой, то смогла бы определить вероятное количество травы. А зная это, смогла бы оценить, сколько в ней обитает мух.

– И сколько пауков поедают этих мух, – сказал Гилберт, стараясь поддержать в ней ясность мышления.

– Я могу выполнить последовательность прогнозов относительно всей пищевой цепочки. – Узкие плечи Анны дрогнули, она незаметно улыбнулась и впервые за день посмотрела на него. – Но ведь это не имеет значения, верно? Ведь трава снова вырастет, мухи вернутся, пауки будут их есть, а болото вернет себе территорию – до следующей расчистки.

– Я иду встречать твоего брата. Пойдешь со мной?

Анна задумалась.

– Предпочитаю подождать здесь.

– Принцу Родерику не терпится тебя увидеть.

– Он хороший брат. Я поговорю с ним… но мне нужно время, чтобы собраться с мыслями. Когда вы приведете его сюда, я буду готова. Не хочу его разочаровать.

«Я тоже», – подумал Гилберт.

Расчистив посадочную площадку, ученики погасили огонь и граблями убрали обгоревшую растительность. И хотя в воздухе пахло горелой травой, Гилберту этот запах показался приятнее обычного запаха болотной гнили.

Когда императорский шаттл сел, Гилберт по деревянным мостикам пошел к нему. На маленьком дипломатическом корабле красовался золотой лев – герб дома Коррино, но само судно было не слишком приметным. К Лампадасу его доставил на борту имперский военный корабль, свертывающий пространство. Из шаттла вышли всего два человека без всякой свиты и начали спускаться по рампе.

Первым шел высокий и прямой принц Родерик, светловолосый и красивый, с патрицианскими чертами Коррино. Мгновенное напряжение памяти, свойственное ментатам, показало Гилберту всю его семью: у младшего брата императора были жена (Хадита), сын (Джавикко) и три дочери (Тикья, Виссома и Нанта). Известный своим хладнокровием и острым умом, Родерик очень часто давал советы императору, и Сальвадор обычно к ним прислушивался. По всем данным положение советника, а не правителя Родерика вполне устраивало.

Пожилую женщину, сопровождавшую принца, он увидеть не ожидал. Леди Оренна, прозванная «девственной императрицей» за то, что она была женой императора Жюля Коррино, однако не родила ему детей (и, предположительно, никогда не делила с ним ложе). У детей императора Жюля – Сальвадора, Родерика и Анны – были разные матери, и все – наложницы.

Этот обзор ментата длился так недолго, что гости не заметили паузы. Гилберт шагнул вперед.

– Милорд Родерик, леди Оренна, добро пожаловать в школу ментатов. Я только что разговаривал с Анной. Она готовится встретить вас.

Родерик коротко кивнул.

– С нетерпением жду встречи, чтобы увидеть, идет ли она на поправку.

Он был разочарован, что сестра не вышла его приветствовать.

– Она в безопасности, стабильна и довольна, – сказал Гилберт. – Распорядок школы ей на пользу. Но предупреждаю: не ждите чудес.

Леди Оренна улыбнулась.

– Я скучаю по бедной девочке, но хочу, чтобы ей стало лучше. На Салусе я буду спать спокойнее, если своими глазами увижу, что она здесь счастлива.

Пытаясь понять, зачем прилетела эта пожилая женщина, Гилберт вспомнил данные, которые тут же отложились в его сознании. Хотя Оренна не мать Анне, она взяла девочку под свою опеку, и у них сложились особые взаимоотношения. Анна всегда была непостоянной, легко отвлекалась, у нее быстро менялось настроение и совершенно отсутствовал здравый смысл. Разочаровавшись в этой неуправляемой девице, император Сальвадор сослал ее на планету Россак, в Орден сестер, но там ее рассудок вовсе не окреп, а скорее повредился. И вот теперь она здесь.

– Вы увидите, она здорова, – сообщил Гилберт. – Приемы ментатов дают максимальные шансы на выздоровление.

Родерик был настроен по-деловому.

– Мы пробудем здесь недолго. Мы заложники транспортных средств: шаттл здесь по особому распоряжению императора Сальвадора, поскольку корабли «Венхолдз» отказались обслуживать Лампадас. Военный корабль, свертывающий пространство, завершает большой патрульный маршрут и должен вернуться на Салусу Секундус.

Яростная вражда между противниками технологий батлерианцами и коммерческой империей «Венпорт холдингз» со временем переросла в открытое противостояние. В этот конфликт втянули и императора. Вместо того чтобы прилететь на свертывающем пространство корабле «Венхолдз», ведомом загадочными и непогрешимыми навигаторами, Родерику пришлось воспользоваться куда менее надежным военным транспортом.

Леди Оренна не скрывала недовольства тем, что придется так быстро улететь.

– Мы проделали большой путь, чтобы навестить Анну. Я не люблю, когда меня торопят. Мы семья девочки – императорские вооруженные силы должны изменить свое расписание так, чтобы нам было удобно.

Родерик покачал головой и понизил голос.

– Я тоже огорчен, но не хочу вмешиваться в действия военных, ведь они должны выглядеть сильными и надежными. И мы не можем приказывать коммерческому кораблю «Венхолдз» и заставить директора Венпорта подчиняться нашим желаниям.

Пожилая женщина фыркнула.

– А почему нет? Верноподданный должен исполнять приказы императора, а не наоборот. Твой отец заставил бы соблюдать субординацию.

– Да, – ответил Родерик, – вероятно, он так и сделал бы.

Гилберт сказал:

– В моей школе Анна изолирована от политических дрязг.

Он знал, что брат Родерика слаб, нерешителен и его легко запугать. Император Сальвадор был не в силах подчинить своей воле ни транспортного магната, ни безногого вождя батлерианцев.

Однако в эти политически опасные дни Гилберт научился держать свои мысли при себе и сохранять нейтралитет. Своих студентов он учил тому же: идеальный ментат не должен быть ни комментатором, ни защитником, он инструмент, аналитическое устройство, предлагающее советы и прогнозы.

– У вас здесь нет политических конфликтов? – спросил Родерик. – На мой взгляд, ваша школа устроена слишком близко к центру батлерианцев.

– Манфорд Торондо на другом краю материка, милорд, и у него нет разногласий со школой ментатов. Несколько моих учеников – участники его движения. – «Хотя это и не лучшие мои ученики». – Мы учим людей умению мыслить, чтобы их мозг не уступал мыслящей машине. Каждый ментат, который после выпуска начинает служить империи, – доказательство того, что компьютеры не нужны, и поэтому Манфорд нас одобряет. С какой стати нам беспокоиться из-за батлерианцев?

– Действительно, с какой стати? – повторил Родерик.

Анна ждала их на смотровой площадке, по-прежнему разглядывая окрестности. В мангровых болотах группа кандидатов в ментаты двигалась по извилистым протокам с мутной коричневой водой и глубоким ямам, переступая с одного скрытого под водой камня на другой. Любой ментат, запомнивший положение камней, легко находил здесь дорогу. А некоторые из кандидатов, отыскивая путь, падали в воду.

Насколько мог судить Гилберт, с их расставания Анна не сдвинулась с места, но ее поведение изменилось. Лицо уже не было бесстрастным и наполнилось жизнью, а неподвижный взгляд говорил, что она занята какими-то размышлениями или расчетами. Она повеселела и еще больше оживилась, увидев брата и леди Оренну.

Оренна обняла девушку.

– Ты прекрасно выглядишь, Анна! Очень окрепла.

Родерик испытывал облегчение и даже, похоже, гордость. И прошептал Гилберту:

– Спасибо.

Анна сказала:

– У меня хороший день. Хочу, чтобы день был хорошим из-за вашего приезда.

– Я рад, что ты в безопасности, – ответил Родерик. – Школе ментатов есть чего бояться.

Гилберт сказал:

– Мы установили дополнительные меры безопасности и можем защитить вашу сестру – как и всех учеников.

Словно опровергая его слова, в болоте началось бурное движение. Из бурой воды возле учеников, отыскивающих путь по подводным камням, показалась рептилия с горбатой спиной. Тварь схватила длинными челюстями ближайшего ученика и утащила в глубину. Хищник и его добыча исчезли стремительно, как отблеск солнца на покрытой рябью воде.

Ученики-ментаты сгрудились, готовые защищаться, но водяной дракон, обеспечив себя обедом, уже исчез.

Оренна, вытаращив глаза, крикнула:

– Как вы можете защитить Анну? Вы не способны защитить девочку!

Гилберт не позволил себе проявить эмоции из-за гибели ученика.

– Анне запрещено выходить за стены или приближаться к озеру. Я лично ручаюсь за ее безопасность.

– А нападение со стороны? – спросил Родерик. – Анна может стать ценной заложницей.

Гилберт ответил:

– У нас небольшая школа, развивающая и совершенствующая мозг человека. Ментаты ни для кого не представляют угрозы.

Родерик скептически взглянул на него.

– Вы очень скрытны, директор.

– Я говорю как есть. Мы составили множество прогнозов и выработали защиту для всех наиболее вероятных вариантов развития событий. Именно этому учатся ментаты, милорд.

Оренна погладила Анну по руке.

– Защищайте свою школу во что бы то ни стало. Анна – бесценное сокровище.

Гилберт кивнул, но думал при этом о бесценной сфере памяти Эразма, которую прятал в школе. Защищать последнего независимого робота было гораздо опаснее всего, что он обсуждал со своими имперскими гостями.

– Да, у нас много сокровищ.

Слепая приверженность дурацким идеям во всех отношениях противоречит интересам людей. Мне интересны только разумные и независимые люди.

Джозеф Венпорт. Внутренний меморандум «Венхолдз»

Грузовой корабль «Венхолдз» вышел из свернутого пространства именно в той точке, которую предсказал навигатор, – очередной пример совершенства мозга, пережившего мутацию.

Джозеф Венпорт наблюдал с высокой навигационной палубы за приближением корабля к планете Баридж. Лишь немногие члены экипажа имели доступ к баку навигатора; никто из пассажиров не мог сюда зайти, но Джозеф был волен находиться, где захочет. Ему принадлежал космический флот «Венхолдз», он руководил созданием навигаторов и владел почти всей межпланетной торговлей.

Его прабабушка Норма Сенва, перенасытившись меланжем, превратилась в первого навигатора, а Джозеф создал еще сотни их, потому что в них нуждался его флот. Эти его усилия вызвали целую лавину последствий: чтобы создавать больше навигаторов, требовалось много пряности, а это приводило к необходимости расширять деятельность на Арракисе… то есть вкладывать огромные средства в развитие флота, а значит, обязательно увеличивать и без того огромные прибыли компании. Одно совпадало с другим, как части прекрасной головоломки.

Джозеф не выносил, когда какой-нибудь болван мешал осуществлению его планов.

Его корабль приблизился к ничем не примечательной планете Баридж и вышел на околопланетную орбиту. Качая головой, Джозеф повернулся к жене, Сиобе.

– Сомневаюсь, что они заметят наше появление. В своей варварской ненависти к технологиям они могли уничтожить сканеры дальнего обнаружения и оборудование связи. – Он грубовато фыркнул. – Может, сейчас они ходят в шкурах, а не в одежде.

Сиоба, красивая темноволосая женщина, училась на Россаке в Ордене сестер до того, как его распустил император. Спокойно и рассудительно она сказала:

– Баридж мог подписать клятву Манфорда, но это вовсе не означает, что его обитатели отказались от технологий. Даже те, кто на словах поддерживает батлерианцев, не хотят менять жизнь к худшему.

Джозеф улыбнулся, отчего его густые рыжие усы встопорщились.

– Именно поэтому мы победим, дорогая. Философские возражения могут быть хороши, но самая слепая и яростная вера рассеивается, когда становится неудобной.

На планете были видны обычная голубизна воды, белые клубы облаков, коричневые и зеленые массивы суши. Все населенные миры чем-то похожи, но, глядя на этот, Джозеф скрипел зубами из-за того, что он представляет, и из-за глупейших решений руководителя планеты священника Калифера.

Джозеф не терпел недальновидных людей, особенно наделенных властью.

– Напрасно летим. Не стоило тратить топливо и время. В злорадстве и насмешках нет никакой прибыли.

Сиоба наклонилась к нему, взяла за руку.

– Баридж заслуживает второго шанса, и ты должен напомнить им, чего стоят их решения. Возможно, сейчас священник Калифер передумал.

Она погладила мужа по густым волосам.

Он коснулся ее руки, сжал, потом выпустил.

– Люди часто меня удивляют, но редко это приятное удивление.

Бурное солнце Бариджа переживало стадию образования солнечных пятен. Раньше планета была известна своими многоцветными полярными сияниями, поглощавшими большую часть солнечной радиации, но дождь заряженных частиц тем не менее достигал поверхности. Обитатели Бариджа смазывались защитными кремами, оклеивали окна защитной пленкой и закрывали улицы легко перемещаемыми навесами. Спутники на орбите следили за активностью солнца и предупреждали людей, когда нельзя выходить. Передовые медицинские системы прекращали возникающие эпидемии рака кожи, и население в больших количествах использовало меланж, помогавший защититься.

До сих пор Баридж был хорошо защищен от опасностей солнечного цикла, но священник Калифер и его правящая клика уступили давлению варваров-фанатиков Манфорда Торондо. Присягнув батлерианцам и прокляв «Венпорт холдингз», Калифер объявил, что отныне его планета будет сторониться всех форм греховных технологий.

Поэтому Джозеф, верный своему слову, прекратил торговлю с Бариджем. Он ясно дал понять всей империи, что его корабли не станут доставлять оборудование, предметы роскоши, меланж и какие бы то ни было другие товары и припасы на все планеты, подписавшие клятву батлерианцев. Меньшие транспортные компании пытались восполнить этот пробел, но корабли у них были устаревшие, и ни одного навигатора, который бы безопасно вел их в космическом пространстве, что порождало бесконечные катастрофы.

Джозеф взглянул на закрытый бак с корабельным навигатором. Он едва различал изуродованную фигуру, плавающую в густом тумане газообразной пряности, но знал, что этот навигатор раньше был шпионом по имени Ройс Фейд; его поймали, когда он пытался украсть тайну создания навигаторов. Джозеф щедро поделился с ним этой тайной – заставил его стать навигатором. Однако под непосредственным руководством Нормы Сенвы Фейд стал одним из лучших навигаторов «Венхолдз». И теперь, когда преображение завершилось, он был глубоко благодарен за этот дар.

Через динамик бака навигатор сказал:

– Прибываем на Баридж.

Джозефу часто бывало трудно общаться с навигаторами из-за их чрезвычайно развитого мозга.

– Да, мы на Баридже.

Неужели этот Фейд думает, что он не знает, куда они прибыли?

– Я вижу на орбите еще один корабль. Не коммерческий.

Одна из металлических переборок замерцала и превратилась в окно передачи. В этом окне появился с большим увеличением военный корабль – не корабль нынешних императорских вооруженных сил, а один из старых крейсеров Армии джихада, переоборудованный и используемый варварами.

Джозеф стиснул зубы: сторожевой корабль приближался к ним.

– Это корабль Полу-Манфорда.

Разглядывая корабль на экране, Винпорт видел, что он ощетинился орудиями, но это его не тревожило. Он не сомневался, что капитан военного корабля высокомерен, полон веры и неразумен.

Сиоба наморщила лоб.

– Он для нас опасен?

– Конечно, нет.

Молодой человек, управлявший кораблем батлерианцев, хрипло сказал:

– Корабль «Венхолдз», вам запрещено приближаться к Бариджу. Эти люди поклялись не использовать ваши проклятые технологии. Улетайте или будете уничтожены.

– Не стоит отвечать, муж мой, – со вздохом сказала Сиоба. – Нет смысла говорить с фанатиком.

Хотя Джозеф был с ней согласен, он не смог удержаться от ответа и включил передатчик.

– Незнакомец, мне казалось, что именно фирма «Венхолдз» наложила эмбарго на эту планету, а не наоборот. Особенно странно, что ревностный последователь батлерианцев летит на современном космическом корабле. Неужели современные технологии заставили вас потерять контроль над собственным мочевым пузырем?

Капитан-батлерианец, вероятно, попробует как-то оправдать применение техники: «она используется во благо» или «она служит святому делу».

Когда на экране появился Джозеф Венпорт, капитан военного корабля отшатнулся.

– Сам демон Венпорт! Вас предупредили!

И, как ни удивительно, тут же прервал передачу.

Сиоба кивком указала на экран.

– Он сейчас активирует орудия.

– Манфорд Торондо, вероятно, объявил награду за мою голову.

Эту мысль Джозеф находил в равной мере оскорбительной и смехотворной.

Устаревший военный корабль времен джихада открыл огонь, осыпав противника старинными разрывными снарядами. Современные щиты корабля «Венхолдз», еще одно чудо, изобретенное Нормой Сенвой, отразили кинетическую бомбардировку; устаревшее оружие не могло поразить их. Защита корабля «Венхолдз» далеко превосходила все, чем мог располагать враг.

– Отметьте в журнале, – продиктовал Джозеф в записывающее устройство в стене, – не мы открыли огонь. Мы не предпринимали никаких агрессивных или провокационных действий. На нас напали без всякой причины, и мы вынуждены защищаться. – Он позвонил на оружейную палубу, где команда была уже в полной готовности. – Уничтожьте корабль. Он меня раздражает.

Командир расчета предвидел такой приказ, и залп разнес батлерианский корабль в клочья. Все кончилось за несколько секунд, и Джозеф порадовался, что может больше не тратить времени.

Глядя на тускнеющее облако осколков на экране, Сиоба прошептала:

– Я думала, ты сказал, что этот корабль нам не опасен.

– Нам нет, но эти батлерианские дикари – угроза самой цивилизации. Я считаю, что это было справедливое наказание. – Он обратился к навигатору. – Есть ли поблизости другие корабли? Грузовики, корабли компаний-конкурентов?

– Нет, – ответил Фейд.

– Хорошо. Тогда, может быть, жители Бариджа будут более податливы.

И он послал на поверхность сообщение, адресованное непосредственно священнику Калиферу. Джозеф распорядился вести разговор на общей волне, догадываясь, что многие предположительно верные батлерианцы все еще пользуются запрещенными устройствами для приема и передачи сообщений, и желая, чтобы как можно больше людей услышали его слова.

Священник Калифер отозвался сразу, и это свидетельствовало о том, что руководитель планеты наблюдал за их прибытием. Вероятно, он также знал, что корабль батлерианцев уничтожен. Отлично – еще одна причина не упрямиться.

На экране видно было, что у Калифера сгорблены плечи и кожа обвисла, словно он надел костюм не по росту. Говорил он медленно и с трудом, испытывая затруднения с окончаниями предложений. У Венкорта не хватало терпения его слушать. Священник Калифер был из тех, кому постоянно хотелось сказать: ну живее!

– А, корабль «Венхолдз»… Мы надеялись, что вы отмените свое эмбарго. Рад, что вы явились лично, директор Венпорт.

– Я явился лично, но прием меня не обрадовал. Однако этот бешеный сторожевой пес больше не доставит проблем ни вам, ни мне. – Все-таки полет был предпринят не совсем зря, если Джозефу представилась возможность нанести удар на глазах у всей планеты. – Я привез особые лекарства от рака и кремы, которые защитят вашу кожу от солнечной радиации. Со мной также группа лучших врачей, выпускников школы Сукк. Они специализируются на поражениях кожи и разных видах рака и могут помочь вашим людям.

– Спасибо, директор!

Калифер так разволновался, что даже заговорил быстрее.

Сиоба посмотрела ему в глаза, и Джозеф сразу понял: она точно знает, что он задумал. Деловое чутье и острая наблюдательность делали ее бесценным партнером.

Сохраняя нейтральный тон, Джозеф ответил Калиферу:

– У нас также большой груз меланжа, который, как мне известно, здесь очень популярен. Баридж всегда был верным клиентом «Венхолдз», и нам не хочется терять бизнес. Мы предлагаем товар по сниженной цене, чтобы отпраздновать возобновление торговли.

Когда Калифер с облегчением улыбнулся, Джозеф заговорил жестче:

– Однако вначале вы должны отречься от клятвы Манфорду Торондо. Вы отказались от всех передовых технологий, но теперь поняли, насколько это неразумно. Если хотите возобновить торговлю с «Венхолдз» и получить наши товары, в том числе груз пряности с Арракиса, вам придется публично отречься от батлерианцев.

Он встретился взглядом со священником Калифером. Руководитель планеты долго молчал – пауза затянулась еще дольше, чем обычно в его замедленной речи.

– Но это невозможно, директор. Население восстанет, и вождь Торондо пошлет к нам мстителей. Прошу вас проявить чуть больше гибкости. Если вы настаиваете, мы заплатим вам дороже.

– Не сомневаюсь, – ответил Джозеф. – Но я не хочу продавать дороже. Нужно прекратить этот варварский бред ради блага человечества – а он исчезнет, только когда планеты типа Бариджа выберут цивилизацию и торговлю, а не фанатизм. – Он сложил руки на груди. – Это не торговые переговоры, священник. Это мое единственное предложение.

Калифер сделался серым, на лице появилось тоскливое выражение.

– Я… я не могу принять его, директор. Граждане Бариджа не уступят.

Придя в ярость, Джозеф тем не менее сохранил равнодушный тон.

– Как угодно, священник. Я предложил товар вам первому. Но я избавлюсь от него на следующей планетной остановке. Я аннулирую свое предложение. Пока вы упрямитесь, никаких доставок не будет. Желаю удачи в борьбе с вашим солнцем.

Сиоба прервала передачу. Джозеф раздувал ноздри и качал головой, стараясь успокоиться.

– Они скоро передумают, – сказала она. – Я поняла это по глазам священника, по тому, как он дергался, по его тревожному голосу. Они уже в отчаянии.

– Но как скоро они передумают? Я не склонен давать им ни одного шанса. – Джозеф повернулся к баку навигатора. – Летим к следующей планете из нашего списка и посмотрим, что скажут там. 

 Читать  дальше  ...   

***

***

---

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://onlinereads.net/bk/21160246-mentaty-dyuny

https://librebook.me/mentats_of_dune/vol1/1

https://4italka.su/fantastika/boevaya_fantastika/461391.htm

 https://fantasy-worlds.club/lib/62469/chitat/

 https://royallib.com/read/gerbert_brayan/mentati_dyuni.html

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Обитаемый остров

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 60 | Добавил: iwanserencky | Теги: из интернета, чужая планета, ГЛОССАРИЙ, люди, Хроники, Брайан Герберт, Будущее Человечества, проза, писатели, книги, фантастика, Брайн Герберт, слово, Вселенная, Дюна, будущее, отношения, чтение, миры иные, Ментаты Дюны, Хроники Дюны, Кевин Андерсон, литература, текст, повествование | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: