Главная » 2023 » Декабрь » 20 » Дюна: орден сестер. Б. Герберт, К. Андерсон. Дюна 504
03:41
Дюна: орден сестер. Б. Герберт, К. Андерсон. Дюна 504

***

---

===

Иногда самые привлекательные посылки оказываются самыми опасными.
Преподобная мать Доротея. Первые записки из императорского дворца                        

Император Сальвадор Коррино сидел на троне из зеленого хрусталя в зале для приемов и смотрел, как танцует и поет его новая наложница, молодая красивая женщина, рекомендованная сестрой Доротеей. Ее звали Ангелина, и, хотя император не хотел сближаться с женщинами, учившимися на Россаке, Доротея заинтриговала его, намекнув на особые плотские умения, которым обучали в школе.
В первые две ночи своего служения в роли наложницы Ангелина его не разочаровала. Совсем не разочаровала.
Хотя длинное платье закрывало ее с головы до ног, Ангелина демонстрировала исключительную гибкость, и император находил ее танец весьма соблазнительным. Каждое ее движение напоминало Сальвадору другие, которые она совершала в уединении спальни, заставив императора совсем забыть о Табрине.
Для проформы он пригласил и Табрину посмотреть на танец, но императрица отказалась. В последние недели их отношения оставались ровными, без споров и страсти – и вообще без чего бы то ни было. Они словно не были женаты и жили на разных планетах. Сальвадор вспомнил отца: не последовать ли его примеру, позволив наложницам родить ему детей, а потом определить права наследования?
До того как он узнал о коварном плане Преподобной Матери Ракеллы лишить его потомства, Сальвадор не думал о детях, о том, чтобы вырастить сыновей и дочерей, – но теперь это стало казаться ему делом чести. Если императрица откажется выполнять свои обязанности, подойдет любая из этих женщин.
Сальвадор откинулся на спинку трона. Он не понимал слов, которые пела Ангелина, но ему было все равно. Ее гортанный голос заставлял вспоминать былые времена и места, которые он видел в фильмокнигах. Хотя он сам попросил ее станцевать, чтобы взбодриться, в конце концов он взмахом руки приказал ей прекратить. Отличное развлечение, но у него слишком много забот. Она быстро улыбнулась, покорно поклонилась и пошла к выходу.
Ну хоть Ангелина его слушается. Может, сегодня вечером он снова навестит ее. Она ему определенно нравится, но у императора еще восемь наложниц, а еще незачем, чтобы сестра Доротея переоценивала свое влияние. Сейчас Доротея стояла рядом с троном, очень серьезная, сама преданность, но он заметил на ее лице гордость. Несомненно, она была довольна тем, что император одобрил ее выбор наложницы.
Войска Сальвадора закончили выселять с Россака всех сестер прежнего ордена. Преподобная Мать Ракелла и те, кого не одобрила Доротея, покинули планету джунглей, взяв с собой только одежду, которая была на них. Император надеялся, что Родерик поступил правильно, задумав поставить некоторых из этих необычных сестер на службу империи, и ему хотелось понять, как Доротея и ее избранные последовательницы смогут ему служить. За ними будут внимательно наблюдать.
Принц Родерик тоже стоял у трона, готовый выполнить приказы брата. Через открытую дверь император видел людей, толпящихся в ожидании аудиенции. Над головой висели огромные люстры, а стены покрывали фрески героического содержания, созданные лучшими художниками империи.
Но сейчас ничто из этих украшений его не интересовало. Весь день он страдал от сильной головной боли, которая его очень тревожила из-за отсутствия у него личного врача. Император Жюль страдал регулярными мигренями, пока у него не диагностировали опухоль мозга.
Когда привлекательная наложница вышла, Родерик перешел к делам.
– Восемь человек ждут аудиенции, сир, среди них доктор Ваддиз из школы Сукк, представитель «Венпорт холдингз» и красивая женщина, которая хочет взять у тебя интервью.
– Зови первым Ваддиза. Хочу поговорить с ним о моей головной боли.
Без помощи квалифицированных врачей император чувствовал себя в западне, они требовались ему, хотя он не доверял им безоговорочно. Во дворце жили еще три врача школы Сукк, но император приказал им не выходить из своих покоев до особого распоряжения: он не был уверен, что обратится к ним.
Доктор Ваддиз оказался высоким представительным мужчиной с темным загаром. Новый главный администратор школы Сукк прекрасно знал, что Зома снята с должности, но был достаточно разумен, чтобы не расспрашивать о ее участи.
Он поклонился перед троном.
– Сир, позвольте принести самые искренние извинения за то, что услуги доктора Зомы оказались неудовлетворительными. Во многих отношениях она была чрезвычайно скрытна и действовала на свой страх и риск. Теперь, анализируя документы, мы видим большие финансовые нарушения. Заверяю, что мы очень тщательно расследуем их. – Ваддиз говорил нервно и торопливо. Он знал из новостей, что Сальвадор сделал с сестрами на Россаке, и решил, что доктор Зома участвовала в похожем заговоре. – Пожалуйста, пусть этот неприятный инцидент не отразится на репутации нашего академического института.
– Да, да. – Сальвадор потер виски. – Репутация вашей школы серьезно пострадала.
Голова болела. Он был уверен, что в ней растет опухоль, давит на глаза, разрастается под черепом. Как ему выжить без знающего врача?
Ваддиз выпрямил спину, не поднимая, однако, головы.
– Под моим руководством будет сделано все возможное, чтобы восстановить наше положение – и новая школа на Парментьере будет работать в тесном взаимодействии с недавно созданным Комитетом правоверия. Мы клянемся работать в рамках тех указаний, которые вы нам дадите, ваше величество.
Сальвадор разглядывал его недовольно и скептически.
– Лучший способ восстановить ваше положение – поручиться за верность врача, назначенного к моей императорской особе. Зома была самым высокопоставленным врачом в вашей школе. Если ее уличили в попытках навредить мне, как я могу доверять другим врачам, которых вы мне пришлете? Как я могу быть уверен?
Ваддиз сложил руки и снова поклонился.
– Мы изучали эту проблему, сир, и поняли, что она затрагивает не только особу императора. Многие важные персоны опасаются заговоров и убийц, а пациент особенно уязвим в процессе лечения. Наш психологический отдел разрабатывает условия подготовки, при которых врач не способен причинить вред определенному пациенту.
Вмешался стоявший у трона Родерик.
– Условия подготовки? Вы имеете в виду программирование, как у машины? Кимеки добавляли программируемые структуры, чтобы помешать Омниусу причинить им вред.
Сравнение встревожило Ваддиза.
– Нет… не так. Я говорю об особой ментальной подготовке, дорогостоящей и интенсивной, предназначенной для защиты такой важной особы, как ваша, сир.
– Я не просто важная особа, я император.
– Вам, сир, будет обеспечен высочайший уровень безопасности. Имперская ментальная подготовка. Программы создания безусловной и непоколебимой верности; проникая в глубину пирэтического сознания, они создают запрет, который нельзя снять никакими усилиями. Мы сейчас на стадии испытаний, но результаты многообещающие.
Родерик что-то шепотом посоветовал на ухо императору. Сальвадор повернулся к стоявшей у трона Преподобной Матери.
– Сестра Доротея, вы проявили острое чутье, отделяя правду от лжи. Правдоподобными ли вам кажутся планы доктора? Насколько вы можете судить, он говорит правду?
Нервничающий врач съежился под пристальным взглядом. Вскоре Доротея посмотрела на императора и сказала:
– Я считаю, что такая подготовка возможна, и не вижу в его словах никаких признаков лжи.
Родерик снова что-то прошептал: на этот раз он посоветовал, чтобы юристы на Салусе Секундус дополнительно изучили процесс подготовки и семья Коррино могла бы не сомневаться в верности врачей.
Наконец император кивнул и сказал:
– Хорошо, Ваддиз. Можете продолжать свою программу. Мне нужно как можно скорее получить надежно подготовленного врача.
У доктора откуда-то взялась храбрость.
– Спасибо, сир, но в данный момент программа очень ограниченна, нам потребуется дополнительное финансирование…
Сальвадор отмахнулся.
– Обратитесь к министру финансов. Родерик, напиши разрешение на выплату.
– Спасибо, сир.
Ваддиз поклонился и торопливо вышел.
Как ни смешно, стоило врачу выйти, и император почувствовал себя лучше.
– Ваше величество, – сказала Доротея, – мои сестры и я благодарны вам за возможности, которые вы открыли перед нами, пригласив сюда. Я добровольно предлагаю свои услуги, так как умею отличать правду от лжи. Сир, если вы позволите мне стоять у трона во время императорских аудиенций, я докажу вам свою полезность.
– А могу ли я вам доверять? Вот в чем вопрос, Доротея. Я хочу доверять вам, как хочу доверять своим врачам. Но творится дурное, и это мешает мне.
Доротея бестрепетно смотрела на него.
– Позвольте мне продемонстрировать мои способности, сир, и обещаю, вы не будете разочарованы.
Вмешался Родерик.
– Возможно, император будет приглашать вас в особых случаях. Вас известят, когда вы понадобитесь.
Доротея разочарованно поклонилась и вышла. Император Сальвадор откинулся на спинку трона. Впереди был целый день, предстояло принять много решений, и он мечтал, как вечером придет не к наложнице, а к императрице – с особой целью.
Да, решил Сальвадор, пора обзавестись собственными детьми. Вопреки утверждениям Ракеллы и ордена сестер и их чудовищному предсказанию.
Вечером, высидев, как обычно, рядом с императрицей Табриной ужин, император почувствовал, что жизнь возвращается в обычную колею… хотя это не означало, что она улучшается.
Глядя через стол, он видел Родерика и его жену, видел детей брата, которые делились друг с другом десертом. Хадита взяла небольшое печенье, откусила и протянула дочери. Родерик смеялся какой-то шутке своих мальчиков, потом наклонился и поцеловал жену в щеку.
Сальвадор страстно желал того, что было у его младшего брата. Он император, владыка империи! Тысяч и тысяч планет! Почему у него не может быть счастливой семейной жизни? Почему это так трудно? Он с надеждой коснулся руки Табрины.
Она посмотрела на него так, словно он измазал ей руку экскрементами.
– Не трогай меня! – прошипела она.
Он обиженно отдернул руку. И шепотом возразил:
– Ты моя императрица! Почему ты так со мной обращаешься?
– Мы сотни раз говорили об этом! Я гораздо теплее отнеслась бы к тебе, если бы ты дал мне титул и пост в правительстве. Много лет я наблюдала за работой отца в промышленности. Я сидела в его кабинете, училась у него. Я многое знаю и умею и была бы гораздо лучшим министром торговли, чем тот болван, которого ты держишь четыре года.
– Ты смеешь шантажировать меня?
– Какой шантаж? – Табрина выгнула брови. – Я делаю только то, что с незапамятных времен делали женщины. Ты ждешь, что я буду падать перед тобой в обморок, хотя ты обращаешься со мной, как с домашним животным. Я прошу поручить мне разумные обязанности, а ты отказываешь. Обижена я, а не ты.
– Но мне нужен законный наследник. Империя нуждается в наследнике.
– А я хочу стать министром торговли. – Она положила руку на грудь. – Решение кажется вполне очевидным.
– Итак… если я дам тебе эту должность, ты выносишь моего ребенка?
– Дай мне должность и обязанности. Тогда да, я приглашу тебя в свою спальню – по особому расписанию. Но не я решаю, забеременею я или нет.
Сальвадор сощурился.
– Но ты не будешь пытаться предотвратить беременность?
– Не буду. – Лицо Табрины на мгновение смягчилось. – Думаю, новые обстоятельства тебе понравятся, ведь я буду довольна своим новым положением. Только не ожидай от меня любви.
– Нет, я не ожидаю, – сказал Сальвадор и снова посмотрел на счастливую пару – Родерика и Хадиту.

Доротея вложила в мягкую, смазанную кремом руку новой наложницы флакон.
– Это крем, применить его легко. Император Сальвадор ничего не заметит, если ты сделаешь так, что его мысли будут заняты чем-то другим.
Ангелина напряженно улыбнулась.
– Но, Преподобная Мать, вы уверены, что он не почувствует? Не узнает?
– Мы составляли крем очень тщательно. Одного применения достаточно, чтобы сделать императора бесплодным. Он не заметит никаких изменений, очень долго вообще ничего не заподозрит. И вреда это ему не причинит.
Поразительно красивая девушка поклонилась.
– Я тревожусь не о себе, а об ордене сестер.
– Сделав это один раз, ты обеспечишь наше будущее.
Доротея вышла из покоев наложниц и пошла по темному коридору.
Несмотря на спор с Преподобной Матерью Ракеллой, Доротея сама изучила генеалогические записи. Хотя компьютеры изначально представляли зло, она не могла отрицать точности их работы. И чувствовала свою ответственность за то, чтобы помешать появиться самому ужасному тирану в истории человечества.

Каждый оплакивает потерю товарища по-своему. Но каким бы красочным ни был панегирик, мертвый остается мертвым.
Высказывание Зенсунни                  

Вернувшись к погодной станции и машине, оставленной близнецами, Вори долго стоял у тела Гриффина Харконнена. Смерть молодого человека была совершенно бесполезной и так же разрывала сердце, как смерть Ишанти.
Гриффин был надеждой на восстановление доброго имени и благосостояния Дома Харконненов. Он многое умел, и у него были осуществимые планы… но все это погибло.
Враги продолжали преследовать Вори и причинять ему боль, но всегда промахивались, а его долги оплачивали многие ни в чем не повинные люди. Даже Мариелла.
Он завернул тело Гриффина в тонкий полимерный брезент, который нашел среди припасов на станции. Он мог бы оставить тело здесь – природа быстро с ним справилась бы, – но Вори считал это бесчестным. Гриффин Харконнен победил его на дуэли, держал нож у его горла, но вернул Вориану жизнь. Вори теперь был его должником, и не только его должником. Он должен уплатить долг Дому Харконненов… не объяснять, не делать исключений, но признать, что виновен в очернении имени Ксавьера Харконнена и в страданиях, причиненных невинным потомкам Абулурда Харконнена.
Да, к нему возвращается отдача. Вори глубоко вздохнул и подверг ревизии свои действия, но не полной. Ксавьер, Абулурд и Гриффин сами отвечали за себя, на этот счет Вори не питал никаких иллюзий, но и он отчасти был виноват и теперь признал свою вину.
Завернув тело в брезент, Вори поднял его на плечо, забрался в флаер и уложил тело за креслом пилота. Он очень старательно провел предполетную проверку, включил двигатель и поднялся над каменной чашей.
Флаер был обычной для Арракиса модели; компас, привязка к метеорологическим спутникам и навигационные карты помогли без труда добраться до Арракис-Сити. В середине дня он сел на главном космодроме и пошел искать транспорт, чтобы отправить тело Гриффина на Ланкивейл вместе с письмом семье, которое Вори еще предстояло написать.
Операторов грузовых перевозок удивила его просьба. Один спросил:
– Вы понимаете, сколько это будет стоить, сэр? Переправка трупа в космосе нерентабельна.
– Мне все равно, сколько это будет стоить. Его место с семьей, на его планете и в его доме.
Вори пришлось перевести деньги со счета на другой планете, но дело было не в цене. Он мог бы отказаться от ответственности, снова отмахнуться от Харконненов и забыть о своей вине… но такой ход мысли уже вызвал слишком много проблем.
Оператор грузоперевозок покачал головой.
– Видел я глупцов, которые по-разному тратят деньги. Советую вам воздержаться, но знаю, что, если я не возьму ваши деньги, это сделает кто-нибудь другой.
Он принял плату.
Вори также считал, что обязан объясниться с семьей Гриффина – хотя не слишком подробно. Пока тело готовили к отправке, он написал письмо. «Гриффин Харконнен погиб с честью, отстаивая свои принципы. Это был смелый человек, который пролетел всю империю, не отказываясь от своих поисков. Он нашел меня, как того требовала его семья, и мы разрешили наши противоречия. Со временем мы бы даже могли подружиться, но он встретил внезапную и трагическую смерть. И теперь во имя его памяти я надеюсь, что семья поймет и простит».
Вори примолк и решил ничего не говорить о существовании других потомков Агамемнона. Это дело кончено, и близнецы больше никому не причинят вреда. В этой битве Харконненам никогда больше не придется участвовать.
«Его убили разбойники из пустыни, – продолжил Вори. – А я за это убил их. Ваш смелый Гриффин отмщен, и я горюю вместе с вами. Я знал Гриффина очень недолго, но начал восхищаться им, и, уверяю вас, он заслужил уважение к имени своей семьи».
Вори сказал все, что хотел. Тело приготовили к отправке и запечатали. Вори положил свое письмо в гроб и смотрел, как его герметически закрыли и погрузили на корабль-фрейтер. Со временем тело окажется на Ланкивейле.
После отлета корабля Вори провел в Арракис-Сити еще три дня, но вскоре понял, что здесь для него ничего не осталось. А после смерти Мариеллы он не мог представить себе, что вернется на Кеплер; к тому же он не собирался подвергать опасности остальных членов семьи.
В империи тринадцать тысяч планет. Конечно, он найдет себе место.
В космопорте он предъявил свои кредитные документы, оплатил проезд и сел на борт корабля «Венхолдз», везущего груз меланжа. У него на счету оставалось много солариев, и какое-то время он собирался летать по космическим линиям или высадиться там, где понравится.
Будущее Вориана Атрейдеса – каким бы долгим оно ни было – представляло собой чистый лист. Он сел на корабль, не зная, куда тот летит, и не смотрел на планету, которую он покинул. 

Угрозы – всего лишь слова, их отрицательное действие в том, что они предупреждают противника и позволяют ему подготовить оборону или нападение. Я верю в решительные действия.
Валя Харконнен                               

После того как орден сестер на Россаке был объявлен вне закона, Валю против ее воли отправили обратно на Ланкивейл. Ее оторвали от планеты джунглей и вместе с множеством других сестер посадили на корабль. Они не могли спросить Преподобную Мать Ракеллу, что им делать и как она надеется сохранить основу ордена.
Все было потеряно.
Родители приветствовали ее возвращение на маленькую мрачную планету. Вот что такое дом, подумала она: место, где семья примет тебя, какой бы позор или кризис ты с собой ни принес.
Гриффин еще не вернулся с охоты на Вориана Атрейдеса, но младшие брат и сестра обрадовались Вале. Мать и отец сберегли для нее прежнюю комнату и забросали дочь вопросами об ордене сестер. На самом деле это их не очень интересовало, но они радовались ее возвращению. Мать никогда не верила, что такое обучение подходит Вале.
Однако с точки зрения самой Вали, она узнала слишком много, чтобы удовлетвориться спокойной жизнью без претензий. Валя с нетерпением ждала возвращения Гриффина, чтобы вдвоем составлять новые планы и предпринимать новые шаги для восстановления славы Харконненов. Надежды возвыситься с помощью ордена или благодаря знакомству с Анной Коррино рухнули.
Она помнила слова Преподобной Матери: отныне твоя семья – орден. Но женщин из ордена рассеяли, а ее родная семья как будто забыла, что значит быть Харконненом. Семья принимала неверные решения и оставалась в изгнании на этой зимней планете холодных морей и рваных фьордов. Она не понимала значения политических событий, происходящих вне этой далекой отсталой планеты. Семья продолжала ее разочаровывать.
Но Гриффин не подведет, и чем больше проходило дней, тем больше Валя о нем беспокоилась. Если бы потребовалось снова прыгнуть в ледяную воду, чтобы спасти его, она бы прыгнула.
Однажды утром (через две недели после возвращения) Валя вошла в главную жилую комнату ее родителей. В камине пылал огонь, с кухни доносился запах варящегося китового мяса – по семейному рецепту, с приправами из местных пряностей и овощей. Ей никогда не нравилась кухня Ланкивейла.
Отец рассуждал о том, что нужно перестроить дом, использовать другие кровельные материалы и лучшую изоляцию. Руководитель планеты, Верджил Харконнен не пытался улучшить политическое положение Дома Харконненов и лишь пожал плечами, получив сообщение о том, что представитель планеты подписал обращение Манфорда Торондо и публично высказался в поддержку батлерианцев.
Валя в отчаянии вздохнула, глядя на отца, который сидел у огня в угловатом кресле и читал книгу. За время ее отсутствия он стал совсем маленьким человеком. Если Дом Харконненов когда-нибудь вернет себе славу и вес, то его заслуги в этом не будет; этим придется заниматься ей и брату.
«Гриффин, где ты?» – подумала она, чувствуя: что-то неладно, ужасно неладно.
Соня Харконнен сидела за маленьким столом и сшивала куски китового меха, она шила новое пальто младшему брату Вали Денвису. Мальчику уже исполнилось четырнадцать, он был достаточно взрослый для охоты на китов. Его черты и вид напомнили Вале Гриффина в его годы.
Валя встала у огня, чтобы согреться. С возвращения на этот ледяной мир она ежедневно замерзала до костей – слишком привыкла к довольно теплому и приятному климату Россака. Отец встретил ее улыбкой.
– Доброе утро, Валя.
Валя повторила эти же слова, с обычной бессодержательной улыбкой.
Она не могла дождаться, когда снова уедет отсюда.
Остановив ее у пристани в ветреный день, сестра Арлетт объяснила, что школа на Россаке станет для Вали путем к власти и влиянию. Но сейчас орден был подобен раненому существу, которое ищет место, где можно выздороветь… или умереть.
– Мы оставили тебе на завтрак омлет.
Мать показала на накрытую тарелку на плите.
Валя решила отнести еду в свою комнату, где могла бы подумать, что делать дальше. Она взяла тарелку и пошла к деревянной лестнице, но услышала настойчивый стук в дверь. Дурной знак. Она мгновенно насторожилась.
Отец пошел отвечать на стук. Он открыл тяжелую дверь и увидел двух местных рыбаков, которые принесли посылку – продолговатый предмет примерно два метра длиной, оклеенный дорожными ярлыками космического флота «Венхолдз».
– Ночью привез шаттл. Мы развозим посылки.
Верджил поблагодарил их; ему было интересно, что в пакете. Валя помогла внести посылку в дом, но размер и вес контейнера почему-то вселили в нее ужас. Отец просматривал ярлыки, чтобы определить отправителя, но Валя, не обращая внимания на отделение для сообщений, разорвала обертку и увидела слой полимера.
Она первой увидела мертвое лицо брата – глаза закрыты, щеки поросли щетиной. Бородка спутана, на лбу и на каштановых волосах следы пыли. Голова лежит под необычным углом.
Потрясенный отец отшатнулся, налетев на стену, и начал всхлипывать. Мать бросилась вперед и с ужасом посмотрела на тело сына. Родители не должны такое видеть.
Валя вспомнила все, чему ее научили в ордене. Рассматривать каждую ситуацию мгновенно и с сотни возможных точек зрения. Она застыла и только смотрела, потом бросилась на импровизированный гроб. Очень тихо она прошептала имя брата, зная, что он никогда ей не ответит.
– Гриффин!
Рыбаки, доставившие посылку, уважительно склонили головы. Один из них открыл отделение для сообщений и протянул Верджилу Харконнену конверт.
– Это тоже пришло, сэр. Нам очень жаль, сэр.
Его партнер протянул другую почту, и оба отступили.
Плачущий Верджил разорвал конверт и дрожащим руками нечаянно порвал письмо, но потом соединил куски, чтобы прочитать. Казалось, он не может понять смысл сообщения.
– Это от Вориана Атрейдеса.
Валя выхватила у него письмо.
– Что? От этого ублюдка?
Она принялась читать, зная, что это будет насмешка или ложь. Написанное четким почерком, письмо заверяло, что ее брат умер героем, защищая Вориана от нападающих. Вздор! Гриффин отправился убить его, а не защищать. Этот Атрейдес говорит, что они стали друзьями! Ложь, наглая ложь!
Снова Вориан Атрейдес бьет Харконненов под дых.
– Он убил моего брата.
Она не знала обстоятельств смерти Гриффина, но знала, кто в ней виноват. Теперь дело стало еще более личным, а желание убить – еще более справедливым.
С почтой пришел официальный документ, подписанный, утвержденный и снабженный печатью – сообщение, что Гриффин Харконнен заплатил требуемую сумму и выдержал экзамен; теперь он признан законным представителем планеты Ланкивейл в Лиге ландсраада.
Валя разорвала это сообщение.
– Эта вендетта никогда не кончится, – прошептала она, обращаясь к телу брата. – Я найду Вориана Атрейдеса.

Она ушла в свою комнату и заперлась. Родители решила, что она ушла горевать. Но Валя сунула руку в карман и извлекла небольшой пакет с единственной капсулой нового россакского средства, точно отмеренную дозу, которую она взяла в лаборатории сестры Кери. Идентичную той, что украла и проглотила Анна Коррино, той самой дозе, что едва не убила сестру императора.
Валя зажала капсулу в пальцах, глядя на нее, стараясь набраться решимости, чтобы принять яд – который либо убьет ее, либо преобразует. Раньше она тянула с этим, опасаясь, что ее смерть нанесет невосполнимый ущерб амбициям Харконненов, но теперь испытывала прямо противоположные чувства. Если она станет Преподобной Матерью и получит полный контроль над клеточным химизмом, а к нему память всех прародительниц с начала времен, тогда ее не остановить.
Валя видела множество способов найти и уничтожить Вориана Атрейдеса. Голоса Других Памятей подскажут ей.
Она закрыла глаза и проглотила капсулу.

   

   Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://fb2.top/dyuna-orden-sester-441930/read

https://librebook.me/sisterhood_of_dune/vol1/1

https://libcat.ru/knigi/fantastika-i-fjentezi/boevaya-fantastika/83480-brajan-gerbert-dyuna-orden-sester.html

https://knijky.ru/books/orden-sestyor 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

*** 

***

***

***

===

 

Разрешите очутиться,
Где туман едва клубится.
Над зелёными полями,
Стайки рыщут, с лебедями.

Мы же будем возле моря,

Разводить костёр, не споря.
Любоваться декабрём!
Да и к дому… побредём.

21.12.2023

Обращение к Природе

Иван Серенький

===

 Источник  

В походе

  • 21 дек, 2023 в 19:33

В горах, однажды
sergei_1956

 )

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Обитаемый остров

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 75 | Добавил: iwanserencky | Теги: будущее, текст, Хроники Дюны, из интернета, Вселенная, люди, фантастика, слово, проза, миры иные, повествование, Дюна, чтение, книги, Кевин Андерсон, Хроники, писатели, чужая планета, Брайн Герберт, ГЛОССАРИЙ, литература, Будущее Человечества, Брайан Герберт, Дюна: орден сестер, отношения | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: