Главная » 2023 » Октябрь » 16 » Атаман 039
23:38
Атаман 039

***  

===
ГЛАВА IX


Лето было в разгаре, и я почти все дни проводил в деревне. Она изменилась – вдоль прямой улицы по обеим её сторонам выстроились крепкие избы, слышался детский смех, во дворах кудахтала, крякала, мычала и хрюкала живность. На пригорке высилась, светилась желтизною брёвен новая церковь, сзывающая к заутрене колокольным звоном. Расстроился постоялый двор, после постройки моста он был почти всегда полон. Часть выращенного урожая шла именно туда, и лишь излишки Андрей свозил на торг. Маленькими ручейками деньги потекли в кошель, пополняя изрядно похудевший за время строительства и обустройства деревни бюджет. Теперь я мог перевести дух.
Для обучения Васятки я нанял учителя – старого монаха, который ежедневно посещал мой дом. Латинский и греческий языки, риторика, чтение и письмо не помешают, а помогут в жизни продолжателю боярского рода. Я был бы не прочь нанять и какого-нибудь купца для экономической учёбы, да не мог – все они были практики, с природной хваткой и цепкостью, а на словах могли только сказать, что надо и где это можно дешевле купить и выгоднее продать. Плохо, что в стране не было учебных заведений.
Ратным делом с Васяткой занимался Федька-заноза, а когда выпадало свободное время – то и я. Скоро можно будет брать парня в походы, пора ему становиться новиком, привыкать к воинской службе. В эти времена, щедрые на набеги воинственных соседей, ремесло воина было почётным и ценилось куда как выше, чем купеческое или какое другое.
И продвинуться выше по социальной лестнице ни один дворянин не мог, если не имел за спиной боевых походов, не ощутил радости побед и горечи поражений. Ну, это от Васятки не уйдёт – всё ещё впереди, а сейчас – учёба, учёба до седьмого пота. Вася – парень смышлёный, впитывал знания, как губка, и я возлагал на него немалые надежды.
Лена в боярстве расцвела, округлилась, и уже не летала по двору, как в Нижнем, а ходила степенно. Одевалась она по чину и моде, носила на поясе связку ключей – непременный знак хозяйки дома.
И как часто это бывает, гром грянул среди ясного неба. Утром ко мне в ворота постучал гонец. Я его уже знал в лицо – посыльный от поместного воеводы.
– Боярин Плещеев приказал прибыть срочно!
Я оседлал коня и помчался к воеводе, заставляя испуганных прохожих уступать дорогу.
Меня уже ждали и сразу проводили в зал. Первое, что бросилось в глаза – на скамьях сидели незнакомые люди, судя по одежде и чванливому виду – из Москвы. Я слегка поклонился собравшимся. Плещеев предложил сесть.
– Времени нет, потому сразу о деле. Гости у меня высокие, – Плещеев показал рукой на солидного бородатого боярина в длинной московской шубе, несмотря на лето. Из-под шапки его обильно катился пот. – Боярин Фёдор Кучецкой, стряпчий государев!
Боярин кивнул.
Плещеев указал на другого вельможу:
– Боярин Михайло Воронцов!
Московский гость важно кивнул. Был он худ, носаст. Длинные холёные руки высовывались из рукавов лёгкой ферязи с дорогими пуговицами из жемчуга. По отвороту ферязи шло золотое шитьё.
«Никак – придворный боярин-то, не из простых, – мелькнуло в голове. – И чего им от меня, рядового, незнатного вологодского боярина понадобилось? Похоже, вызов этот не к добру».
– Знакомству рад, чем могу быть полезен? – решил я покончить с неизвестностью.
– Беда у нас. Люди государевы в Вологду по делам прибыли – по государеву указу.
– Подожди, – прервал воеводу государев стряпчий, и Плещеев замолк. – Тебе, возможно, известно, что в Вологде часть государевой казны хранится? Так вот, – продолжил Кучецкой, – прибыли мы вчера вечером, сразу остановились у знакомца моего старого, боярина Ивана Андреева.
Я попытался припомнить его, но не смог.
– Устали с дороги, немного выпили, поели. Утром в хранилище идти надо, хватились – а боярин мёртв…
– Умер? – спросил я.
– Хуже – убили! Мы всполошились, думали – и ценности исчезли, что мы с собой в казну везли. Ан – нет, ценности в соседней комнате хранились, и при них в охране – два стрельца. Ценности целы, охранники ничего подозрительного не слышали.
Я уже стал догадываться, зачем меня вызвали.
– Теперь понимаешь, боярин, какое пятно на нас ложится? В гости заехали, а утром убит хозяин. На кого подозрение падёт?
– Понимаю, только при чём здесь я?
– А-а-а! Воевода поместный, боярин Плещеев, сразу же сказал, что есть-де в боярстве местном человек, в сыске разумеющий. О прошлом годе убийство на постоялом дворе сразу и раскрыл, быстро дознался, чей холоп боевой боярина убил. Было сие?
– Было, – нехотя подтвердил я.
– Вот! – назидательно поднял палец стряпчий. – Не вызывать же из Москвы, из Разбойного приказа, дьяка – это сколь же времени уйдёт? Никак не можно! И как нам уехать из Вологды, когда пятно кровавое на нас лечь может? Вот и берись – узнай, кто злодейство сие сотворил? Властью, мне данной государем, разрешаю всё, что надобно будет – людишек пытать, другое чего.
Я был ошарашен. Если не найду злодея, завалю поручение, мне аукнется – нашепчут на уши государю, что боярин совсем уж бестолковый. Деревеньку, что трудами своим поднял, отымут с землицей вместе, а дадут удел где-нибудь на границе с Казанским ханством.
Меня пробил пот.
Плещеев угодливо захихикал:
– Он найдёт!
«Вот пёс смердящий! Подставил меня, а сам-то в стороне останется, коли найти убийцу не удастся. А случись удача – первый грудь выпятит, награды ожидаючи. Как же – угодить высокопоставленным придворным в сём скользком деле – это и государю в ушко надуют о расторопности воеводы, и глядишь – землицею указом государевым одарят, или ещё чего. Хитёр воевода!»
Я лихорадочно раздумывал. Дел в деревне полно, а тут – занимайся розыском. Не специалист я! Знаний у меня таких нет и опыта – тоже. Да и душа к этому не лежит. Может, отказаться, пока не поздно? Никто не вправе заставить боярина заниматься не его делом. На войну идти, или на засечную черту в дозор – обязанность боярская, так ведь я и не отлынивал от государевой службы.
– Ну вот что, боярин! Не раздумывай, приступай к поручению. Помощники нужны?
– Нет пока, самому надо осмотреть дом и тело убиенного.
– Ступай, Господь поможет. Надо будет чего – воеводе скажи.
Я поклонился боярам и вышел. За порогом сплюнул и выматерился. Попал как кур в ощип. Возни и нервов дело займёт много, прибыли – никакой. На кой чёрт мне это надо?
Я сел на коня, тронул поводья. Вот дубина! А куда ехать, где живёт боярин Андреев? Я развернул коня. У входа в дом воеводы нежился на солнце гонец.
– Вот что, братец, подскажи мне – где боярин Андреев живёт? Ты же дома всех бояр знаешь.
– Как не знать – знаю.
Гонец запрыгнул в седло, и мы понеслись по улицам. По-моему, гонец тихо ездить просто не умел, и через пять минут мы уже стояли у дома боярина Андреева.
В доме кто-то тонко выл. «Жена или дочь», – предположил я.
Я постучался – никакого ответа. Толкнул незапертую калитку, зашёл и завёл коня. Оставил его у коновязи, постучал в двери дома. Вышла зарёванная служанка.
– Боярыня никого не принимает – горе у нас.
– Знаю, потому и приехал, – государем прислан, – приврал я.
Меня впустили. Я пошёл на женский плач.
Пройдя по длинному коридору второго этажа, зашёл в приоткрытую дверь. На полу рядом с телом сидела растрёпанная, с непокрытой головой женщина. Лицо её отекло от плача и было сейчас некрасивым, в багровых пятнах.
– Пошёл прочь, холоп! – не оглядываясь, бросила она мне.
– Сочувствую твоему горю, боярыня. Только не холоп я – боярин. Прислан по указанию стряпчего государева Фёдора Кучецкого. Буду расследовать злодейство – надо найти и покарать убийцу.
– А ему от этого лучше будет? – в истерике крикнула боярыня.
– Ему легче не будет, а душа его успокоится отмщением, – мягко проговорил я.
Подойдя к боярыне, я помог ей подняться с пола, усадил на лавку и дал испить воды.
– Расскажи, что случилось, кто тело нашёл?
– Я и нашла утром. Боярин вчера с закадычным другом Кучецким и вторым – имя его забыла – допоздна сидели за столом в трапезной. Разговаривали долго, потом спать разошлись. Утром захожу поздороваться, а он на полу лежит, в крови.
– Он так и лежит? Никто его тело не трогал, не переворачивал?
– Никто, Фёдор не велел трогать пока.
– Ну да, это правильно. А из слуг никто из дома не пропал?
– Кому у нас пропадать? Кухарка одна только, да она в доме.
– А холопы?
– В имении они, там у них воинская изба. Да и холопов всего трое – мало земли у нас.
– Где стрельцы из охраны были?
– В соседней комнате, – боярыня махнула рукой на стену.
– В коридоре стояли?
– Зачем же в коридоре? Сундук в комнату внесли, там и находились.
– Враги у мужа были? Ну кто смерти его желал?
– Откель? Муж и в походы не всегда ходил – хворый был, да и в городские дела не лез.
– Последний вопрос. Где боярин деньги и другое чего ценное хранил? Не пропало ли чего?
– Хранил здесь, в своей комнате. А я в своей комнате спала. Да вот сундук!
– Посмотри, – попросил я.
Боярыня подошла к сундуку и ахнула.
– Что не так?
– Замок отомкнут, сундук не закрыт. Боярин ключ на шее носил, на цепочке.
Боярыня откинула крышку сундука, и лицо её побелело. Она трясущимся пальцем ткнула внутрь. Я подошёл и заглянул – сундук был пуст.
– Что пропало?
Боярыня сбивчиво начала перечислять.
– Э, не пойдёт – не упомню я. Бумага есть ли?
Боярыня вышла и вернулась с бумагой, пером и чернильницей. Я уселся за стол и приготовился записывать.
Боярыня в первую очередь назвала мешочек с серебром – я записал. Далее пошли: золотой подсвечник, перстни, цепочки, кольца височные, потир серебряный.
Я старался расспрашивать поподробнее о каждой вещи. Ценности – это не деньги, они имеют приметы: перстень если – то какой камень, а что на печатке написано или знак какой?
Измучил боярыню вопросами изрядно.
– Пойди, боярыня, в доме посмотри – не сломано ли где окно, всё ли на месте? Потом скажешь.
Боярыня, всхлипывая, вышла, я же начал осматривать труп. Может быть, в первую очередь и надо было начать с осмотра. Но мне было как?то неудобно перед боярыней лазить вокруг трупа на коленях.
Так, что мы имеем? Мужчина уже в возрасте, судя по седине – лет пятидесяти, худощав, бородат. Одет – стало быть, спать вчера лечь не успел, а то бы в подштанниках да рубахе нательной был. На груди – подсохшее кровавое пятно, рубашка разрезана. Убит ударом ножа в сердце. Удар точный, сильный, явно бил человек с опытом – может быть, воин, может, и разбойник. Вот почему боярин не закричал, не позвал на помощь. Смерть пришла сразу, умер мгновенно. Да и обстановка в комнате не нарушена, стало быть, борьбы не было, не боролся боярин за жизнь.
Это что же получается – незнакомого к себе подпустил? Быть такого не может, даже учитывая, что подвыпивши вчера был. Вероятнее всего – знакомый. Какие-такие знакомые поздно вечером незваными приходят? И как он проник в дом? Почему не побоялся стрельцов и гостей? У меня и в самом деле на миг мелькнуло подозрение – не стряпчий ли с сотоварищем убийство учинили? Нет, не стали бы они мараться: если бы и убили за какую-то старую обиду, то не взяли бы ценности из сундука – не их уровень.
Я вспомнил Михаилу Воронцова. У него одни пуговицы на ферязи чего стоят, не будет он убивать из-за боярского добра.
Я внимательно осмотрел одежду убитого. Ничего странного – пуговицы на местах, нигде не разорвано. Карманов в тем времена одежда ещё не имела, поэтому и обшаривать было нечего. Для успокоения совести я залез пальцами за обшлага рукавов – там иногда могут хранить письма – пусто. Поднял рубаху, осмотрел смертельную рану. По характеру её определил, что клинок, которым она была нанесена – узкий, шириной не более дюйма. Я вытащил свой нож – лезвие было сантиметра четыре шириной – да почти у всех боевые ножи такие. Не засапожный ли нож был? Я сам такого не имел, но были любители носить нож в сапоге – обычно мастеровые, лавочники.
Я перевернул труп – конечности его окоченели и не гнулись. Насколько я помню из судебной медицины, это говорит о том, что убийство произошло десять-двенадцать часов назад.
И тут меня ждала маленькая находка – медная пуговичка. Небольшая, явно с рубахи или летней ферязи. На тулупах или других тяжёлых верхних вещах пуговицы крупные. Видимо, падая, будучи смертельно раненным, боярин рукой зацепился и оторвал пуговичку с одежды убийцы. Очень интересно!
Я осмотрел её: пуговица как пуговица, небольшая – не более ногтя мизинца, без украшений вроде цветочка или чего иного, сделана кустарём – судя по тому, что отверстия для ниток просверлены или пробиты неровно. Я сунул пуговицу в поясной кошель.
На четвереньках облазил весь пол и недалеко от двери нашёл русый короткий волос.
Боярин был сед, боярыня – чернявая, служанка, что открывала мне дверь – русая, как многие жительницы русского севера. Но её я отмёл сразу. У неё волосы длинные, оттенок у них другой, да и удар в сердце – точный и сильный – нанесён не женской, а твёрдой мужской рукой.
Вернулась боярыня. Я попросил её сесть, припомнить всех знакомых боярина, что бывали когда-либо в доме. Боярыня начала припоминать, а я старательно записывал. Список оказался не очень длинный – всего семь фамилий. Я подробно расспросил – кто чем занимается, где живёт. А напоследок спросил, кто из них блондин. Уж эту деталь женщины обычно помнят хорошо.
Хозяйка называла, а я против названых фамилий ставил крестик. Эти люди интересовали меня прежде всего.
– Боярыня, когда дом осматривала, не заметила ли чего необычного?
– Вроде нет, всё на месте. Да и кому у нас красть? Кухарка у нас уж лет десять как служит, сроду ни в чём замечена не была.
– Можно – я сам посмотрю, а ты меня сопроводишь?
– Иди, коли для дела надо.
Комнату убитого я уже осмотрел – даже окна проверил, на подоконниках посмотрел – нет ли следов. Ведь как-то убийца проник в дом?
Я обошёл все комнаты второго этажа, не найдя ничего заслуживающего внимания. А на первом этаже, в дальнем углу коридора, рядом с отхожим местом, увидел дверь. Толкнул её, и мне открылся вид на задний двор с хозяйственными постройками.
– Хозяюшка, а дверь на ночь запирается ли?
– Нет – чего её запирать, у нас только ворота и калитка заперты.
Вот и ответ на вопрос – как убийца проник в дом.
Я сошёл по лестнице – там всего было три невысоких ступеньки – во двор, всмотрелся в крашенное охрой дерево ступеней крыльца. Вроде как на одной ступеньке красное пятнышко. Я мазнул пальцем – на нём осталась красная полоса. Кровь!
– Хозяйка, кухарка вчера гостей убоиной угощала?
– А как же, гостей с дороги кормить надо.
– А убоину где брала?
– Так у соседа – он кур держит, а у нас живности в городском доме нет.
Похоже – убийца наступил на каплю крови и оставил маленькую кровавую метку на лестнице. Если бы дома были куры, то кровь могла бы оказаться куриной. Но эта версия отпала.
Я попрощался с хозяйкой, сел на коня и отправился домой. Надо посидеть в кабинете, обдумать, переварить увиденное и услышанное.
Попросив домашних не беспокоить, я прошёл в кабинет, уселся за стол, разложил перед собой листы бумаги с записями.
Итак, что мы имеем? Убийца – мужчина, почти наверняка – знакомый боярина, русоволосый, на рубахе или ферязи оторвана медная пуговица, владеет оружием. Скорее всего – воин, не разбойник. Не может быть у боярина знакомых разбойников.
Зачем было убивать и грабить, когда в доме гости и стрельцы? Либо не знал о чужих в доме, либо совсем безбашенный. Ведь риск быть замеченным и, следовательно, схваченным увеличивается многажды. Стрельцов для охраны ценного груза подбирают проверенных – опытных, решительных, умеющих пользоваться оружием. Почуяв неладное, они в любой момент могли прийти на помощь боярину.
Я сел изучать список знакомых боярина. Двое отпали сразу – возраст преклонный, такие не пойдут на лихое убийство и грабёж. К тому же после ограбления надо ещё и суметь выйти незамеченным из дома с ценностями.
Постой-постой – а ведь в сундуке-то места много. Я перечитал список пропавших ценностей, прикинул вес и объём. По объёму – половина мешка получается, по весу – полпуда. Столько за пазуху не засунешь. Похоже, убийца заранее знал, на что шёл, поэтому должен был прихватить с собой на дело мешок для ценностей.
С чего начать? Времени у меня немного – несколько дней, пока стряпчий государев будет в Вологде, мне это дали ясно понять. Надо быстрее шевелить мозгами.
Во-первых, я решил обойти оставшихся пятерых знакомых боярина. Именно обойти, а не объехать на коне – нельзя раньше времени привлекать внимание. Если кто-то из пятерых преступник – он будет настороже. Дело провернул ловко – явно не дурак, силён, решителен.
Я ещё раз просмотрел список и вычеркнул одну фамилию – хоть и молод, но шатен, если только оставить его напоследок – для очистки совести.
В чём идти? Вопрос существенный. Если я буду торчать на улице в боярской одежде, без коня, это вызовет ненужное любопытство.
Я порылся у себя в гардеробе, не поленился сходить в воинскую избу. Нашёл рубаху и порты поплоше, натянул. На голову надел соломенный брыль – вроде крестьянского. Оглядел себя в зеркало – видок ещё тот, похож на бедного ремесленника или амбала из порта. Лена, как увидела меня, всплеснула руками:
– Ты куда в таком виде собрался? Увидят соседи – стыда не оберёшься!
– Для дела надо.
Я вышел во двор, зачерпнул пригоршню пыли, размазал её по лицу. По-моему – самое то. Быстрым шагом направился к дому, стоявшему в списке адресов первым. Очень удачно – ворота распахнуты, холоп выгнал возок, запряжённый парой пегих коней. Вскоре вышел и мой подозреваемый.
Я подскочил поближе и, гнусавя, стал просить милостыню. Меня обругали, и я отошёл. Нет, непохож. Русый, но волосы слишком светлые, вальяжен, да и пуговицы на рубахе и ферязи все на месте. Тем более – пуговицы не медные: на рубахе – бронзовые, литые, а на ферязи – с позолотой. Деньги у него явно были, а вот стержня, характера, достаточного для того, чтобы совершить злодейство; я не почувствовал. Жидковатый он какой-то для спокойного, расчётливого убийства. Такой если и убьет, так лишь в припадке истерии – первым попавшимся в руки предметом. Зыбко, конечно, но времени отрабатывать эту версию нет.
Путь к дому второго пролегал мимо торга. Я решил наудачу зайти. Сразу направился в угол, где торговали пуговицами, застёжками, гребнями. Я достал медную пуговицу, показал нескольким торговцам. Меня сразу направили в дальний ряд. Там торговали товаром подешевле. Нашёлся мастер, сразу признавший своё изделие.
– Я делал – свою руку всегда узнаю. В чём дело-то?
– Не помнишь – кто такие покупал?
– Да разве всех упомнишь? Пуговица – не лошадь или дом, у меня их десятками берут каждый день.
– Так уж и десятками?
– А то! Да вот сегодня приходил один – две седмицы назад брал десяток, а только что ещё одну купил.
– Кто такой?
– Он не назывался, видел только как-то раз – он в дом заходил на Пятницкой.
– Ну, бывай здоров!
Я отошёл от торговца, вышел с торга, встал и начал припоминать – кто где живёт. А ведь есть у меня в списке адресок на Пятницкой, есть. Направлюсь-ка я туда.
Нумерации домов в эти времена не было. Искали приблизительно так: у Андреевского спуска, за церковью Николы-Угодника, четвёртый дом по правую руку, ворота резные. Вот и я двинулся по приблизительному адресу на Пятницкой, что указала мне боярыня.
С трудом нашёл искомый дом, присел на завалину у избёнки напротив, немного наискосок. Из дома никто не выходил, хотя какое-то движение в доме было: хлопала иногда дверь – вероятно, выходила во двор служанка – бельё развесить или живность накормить. Я терпеливо ждал. Уже хотелось пить и есть – гонец утром сорвал меня, не дав позавтракать, а потом стало не до еды.
В конце улицы показался мужчина. Он шёл твёрдой, решительной походкой. Не мой ли подозреваемый?
Я вскочил и направился навстречу. Пряча лицо за полями соломенного брыля, бегло осмотрел одежду. Есть! Третьей пуговицы сверху на рубахе не было. Сердце ёкнуло.
Я прошел мимо, ничем не выдав своего волнения. На углу остановился, повернул голову. Мужчина зашёл в дом, за которым я наблюдал. Волосы – какие у него волосы?! Я сосредоточился на пуговицах – надо было на ходу, за короткое время осмотреть ферязь и рубаху. И что стоило бросить взгляд на волосы? Увы, момент упущен. От досады я выругался. «Тепло, очень тепло» – с двух шагов пуговицы именно такие, какую я нашёл под убитым боярином. Глянуть бы на него ещё раз, чтобы окрепла уверенность, только рискованно. Второй раз встретиться на пустынной улице – эдак всякий заподозрит неладное. Может, отправиться к воеводе? Повязать его да поспрашивать? А будет упираться – так и ката пригласить. А вдруг не он? Хотя интуиция подсказывала – я на верном пути.
Надо решать быстрее – подозреваемый может забрать с собою ценности и уехать из города. Ищи-свищи его тогда. Главная улика – ценности. Если их найти, и боярыня сможет их опознать – дело раскрыто. Только где эти ценности спрятаны? Коли грабитель и убийца умён, в доме и на дворе он ценности прятать не будет. Ежели я его переоцениваю, может на работе припрятать – насколько я помнил по записям, сей мужик был купцом средней руки. Понаблюдать за ним? Времени может уйти много – не один день, вытянуть же могу пустышку. Надо как-то напугать его, встревожить, заставить суетиться. Только вот как? Задействую-ка я своих холопов, нечего им дурью маяться.
Решив так, я быстрым шагом направился к себе домой. Холопы обедали в воинской избе.
Я приказал запрячь в телегу мерина, взять сабли, надеть кольчуги. Шлемы и щиты, равно как и копья – оставить.
Пока холопы запрягали, я схватил со стола кусок хлеба и жадно съел его, запив квасом из кувшина.
Выехали со двора все вместе.
По дороге я объяснил холопам, что от них требуется, и предупредил, что человек вполне может оказаться быстр и решителен в действиях, а кроме ножа на поясе у него может быть – да, скорее всего, и есть – засапожный нож. Если он попытается сбежать – убивать нельзя. Покалечить, ранить – это не возбраняется, но мне он нужен живым, чтобы мог говорить. Не привезу же я к воеводе хладный труп! Этак я любого могу убить и заявить, что он тать. Нет, коли заставили взяться за дело – привезу доказательства в виде живого пленника и, желательно, ценности.
Мы подъехали к дому подозреваемого и телегу с холопами поставили напротив ворот. Я же залез на дерево – с него хорошо был виден двор.
– Боярин, – раздался голос Федьки, – повыше поднимись, ноги видно.
Я взобрался ещё выше. С дерева открывался отличный обзор дома и двора, только листва мешала.
Припекало солнце, было жарко и безветренно.
Хлопнула дверь, я насторожился.
Купец прошёлся по двору, зашёл в сарайчик, вышел и направился к воротам. Он открыл калитку и застыл на месте от удивления. Присутствие ратников у его ворот на мгновение его парализовало: лицо резко побледнело, руки бессильно опустились. Не всё с ним чисто, ох не всё!
И в этот момент ветка подо мной хрустнула, обломилась, и я рухнул вниз. Купец среагировал мгновенно: нырнул назад, во двор, захлопнул калитку, и мы услышали, как щёлкнула металлическая задвижка.
– За ним! – заорал я, поднимаясь с земли. На ногу наступать было больно. Чёрт, как некстати!
Холопы подпрыгнули, уцепились руками за верх забора, подтянулись и запрыгнули во двор. Кто-то из них отодвинул задвижку, и я, прихрамывая, вошёл внутрь.
На крыльце дома шла борьба. Федька оседлал сбитого наземь купца и натурально молотил его кулачищами по морде.
– Охолонь, Федя.
Второй холоп залез купцу за голенище сапога, вытащил и протянул мне засапожный нож.
– Вяжите его!
Купца перевернули на живот, сняли с него кожаный ремень, стянули им руки. Я уселся на ступеньки – нога болела.
– Посадите.
Купца посадили, прислонив к стене дома.
– Говорить будешь?
Купец сплюнул:
– Не о чем мне с тобой разговаривать.
– Ценности где?
В ответ – молчание.
– Ну ничего, я тебя сейчас к воеводе свезу – повозка-то вон, у ворот, а там тебя палач дожидается. Не то что заговоришь – запоёшь, не остановить будет.
По лицу купца пробежала гримаса, но он продолжал молчать.
– Федя, со мной! А ты стереги, – сказал я другому холопу, – головой отвечаешь.
Мы вошли в дом. Из комнаты выглянула служанка, округлила глаза и тонко взвизгнула. Федька показал ей кулак, и она замолчала.
– С нами пойдёшь, дом покажешь.
Прихрамывая, я обошёл все комнаты, всё обшарил. Мешка с ценностями нигде не было.
– Подвал есть?
Служанка показала на люк в полу.
– Федя, посмотри! Сам бы спустился, да ногу подвернул.
– Чего искать?
– Мешок, а в нём – ценности.
– Ага, понял.
Федька спустился на пару ступенек, я подал ему зажжённую свечу. В подвале долго что-то громыхало, потом раздался звук бьющейся глиняной посуды. Видно, он кувшин неосторожно зацепил. Ну право слово – слон в посудной лавке.
Вылез Федька весь в пыли и паутине и с виноватым видом развёл руками:
– Не нашёл!
Мы пошли осматривать постройки во дворе. Обшарили все закоулки, потратив на это битый час. Пусто!
Я вышел в огород. Вроде всё, как у людей. Нет, подожди-ка, почему в этом месте земля чуть темнее?
– Федя, возьми в сарае лопату, копни-ка здесь.
Холоп принёс лопату, начал копать. Земля была рыхлой, поддавалась легко – совсем недавно рыли.
Федька заорал:
– Есть!
Он ухватился за угол кожаного мешка, потянул и вытащил мешок наружу. В мешке бренчал металл.
– Развяжи-ка, Федя.
Федя развязал узел. Я подтянул мешок к себе, заглянул. Так и есть! Потир серебряный, перстень – ну и далее, по списку боярыни. Фу! Такого облегчения я давно не испытывал.
– Бери мешок, Федя, завязывай.
Федя туго затянул завязки, забросил мешок за спину. Когда мы вывернули из-за угла дома и купец увидел мешок, лицо его исказилось от ярости и испуга, он закричал:
– Как узнал? Пропади ты пропадом, ищейка!
Стоявший рядом мой холоп пнул его в живот, прервав поток ругательств.
– Сажайте его на телегу, едем к воеводе.
День клонился к вечеру, и я опасался не застать воеводу на месте. Стражник на входе заступил дорогу:
– Ты кто таков? Воевода занят!
– Боярин Михайлов, поди доложи.
– Если ты боярин, то я – воевода!
Стражник захохотал.
Я врезал ему кулаком в солнечное сплетение. Стражник сипло выдохнул, согнулся.
Я прошёл в дом, распахнул дверь к воеводе.
Плещеев мельком глянул на меня, не узнал.
– Тебя кто сюда пропустил, бродяга!?
– Не серчай, воевода, то я – боярин Михайлов.
– Прости, не узнал. Заходи. Почему в столь непотребном виде?
– Дело того требовало, чай не в гости на именины был приглашён.
– Помощь нужна?
– Да уже нет.
Я открыл окно:
– Федька, заводи купца, и мешок не забудь!
Мои холопы затащили в кабинет к воеводе купца, швырнули его на пол и поставили к моим ногам мешок с ценностями.
– Вот он – убивец и тать. И мешок с украденным – вот. Только боярыня нужна – пусть деньги и всё остальное сама сочтёт.
Воевода изумился.
– Не ожидал! Молодец! От всего боярства – тебе признательность. – Рявкнул громко: – Гонца ко мне!
В кабинет забежал знакомый гонец.
– Боярыню привези, где убийство было.
Гонец рванулся к выходу. Я ухватил его за руку:
– Ты там поделикатней – не испугай, не боярина на службу призываешь. Возьми моих холопов. Федя, на телеге съезди, боярыню привези – горе у неё, поуважительней будь.
Гонец и Федя вышли.
Воевода обошёл лежащего на полу купца.
– Это ты как такое злодейство удумал?
Купец молчал.
– А он ли это?
– Он, воевода, не сомневайся. Давай подождём немного – сейчас боярыню привезут, она свои ценности опознать должна. Вдруг не её?
– Подождём.
Мы уселись на лавки. Медленно тянулось время.
Наконец подъехала подвода.
В коридоре послышались шаги, и Федя ввёл боярыню, галантно поддерживая её под локоток.
Воевода встал и усадил боярыню на стул, стоявший рядом со столом.
Я развязал завязки у мешка, высыпал содержимое на стол. Боярыня ахнула, закрыла глаза. Потом справилась с чувствами.
– Вот мои кольца, вот перстень мужа, – она запнулась, – покойного уже. – Она внимательно осмотрела вещи.
– Да, всё это – наши ценности, что в сундуке лежали.
– Спасибо, боярыня. Здесь всё, что украли?
– Всё.
– Федя, возьми мешок с ценностями, отвези боярыню домой.
Федя быстро сложил ценности в мешок, забросил его за спину. Боярыня встала, увидела лицо купца – ведь когда она входила, он лежал к ней спиной.
– Это ты сделал?
Купец вжал голову в плечи.
– Ты же к нам в дом вхож был, с боярином за одним столом сидел, наш хлеб ел – как ты мог?
Женщина рванулась вперёд, стала ногами пинать убийцу. Ни я, ни воевода не сделали попытки её удержать – пусть получит хоть какое-то моральное удовлетворение.
Наконец боярыня устала. Фёдор свободной рукой поддержал её под локоть, и они вышли.
– Что, воевода, свободен я?
– Погоди, торопливый какой! Сейчас Фёдор Кучецкой с боярином Воронцовым подъедут, я уж гонца послал. Надо же им о наших успехах доложить, злыдня предъявить.
Я уселся на лавку. Уже смеркается, жрать охота, да и устал я. Мне бы домой, за стол, да в постель.
Зацокали копыта, заныли доски пола под тяжёлыми шагами. Гонец распахнул дверь, вошли московские гости.
Воевода кинулся навстречу с улыбкой.
– Вот, по поручению вашему разыскан и пойман злодей.
Бояре тяжелым взглядом уставились на убийцу.
– Правда ли сие?
– Как не правда – даже ценности украденные отыскали, всё боярыне вернули. Она только что здесь была, всё опознала. Ей и отдали.
Кучецкой обернулся ко мне:
– Молодец! Понимаю, что дело сие – не воинская служба, однако справился быстро и блестяще! Напомни мне свою фамилию.
– Боярин Михайлов, Георгий. Кучецкой оглядел меня с головы до ног.
– Почто одежда недостойная?
– Для дела надо было.
– А, ну тебе лучше знать. Не хочешь ли дьяком в Разбойный приказ? Государю нужны такие – разворотливые, умелые.
– За предложение спасибо, только привык я к городу – земля у меня здесь, семья, дом.
– Не хочешь в Москву, стало быть? – помрачнел стряпчий. – Ладно, оставайся здесь, от государя и от меня возьми за труды.
Боярин снял с шеи толстенную витую золотую цепь и возложил на меня.
– Благодарю, о службе твоей самому государю доложу.
Кучецкой повернулся к воеводе:
– Гляди-ка, Плещеев, какие люди у тебя тут живут. Таких наверх выдвигать надо!
Воевода угодливо улыбнулся.
– А с татем что делать?
– Что с ними, душегубами, всегда делают – казнить смертью. Да желательно, чтоб помучился напоследок. Вот что, воевода, пусть палач им завтра займётся – может, ещё чего интересного расскажет, вдруг за ним не одно злодейство. Всё пусть выпытает, до донышка, а опосля – четвертовать.
Услышав столь суровый приговор, купец задёргал ногами, завыл.
Стряпчий подошёл к злодею, пнул его красивым сафьяновым сапогом в лицо.
– А ты чем думал, когда убивал? Мы с боярином, дружком моим стародавним, вместе на татар ходили. Рубился он славно, в таких жестоких сечах бывал, а выжил. Ты же, пёс смердящий, червь навозный, его жизни лишил.
Стряпчий повернулся к воеводе.
– Дом и хозяйство его продать, половину – в государеву казну, половину отдать боярыне, без кормильца она осталась.
– Всё исполню, боярин.
– Так государю и доложу. Ну, прощевайте. Даст Бог – свидимся.
Стряпчий подошёл ко мне, пожал руку:
– Молодец, не посрамил боярской чести, быстро злодея сыскал. Зря от места дьяка Разбойного приказа отказался, зря. Государю нужны такие люди, что не только задницами лавки протирать могут. Успехов тебе, боярин Михайлов. Хочу и в дальнейшем о тебе только хорошее слышать.
Кучецкой и Воронцов вышли. Воевода Плещеев с облегчением выдохнул, вытер рукавом пот со лба, сел.
Видимо, высокое начальство его напрягало, побаивался он их. Вернее – не столько их, сколько того, что злодея не поймают.
– Эй, кто там?!
Вошёл гонец. Воевода указал ему на лежащего татя:
– Зови городскую стражу – в подвал его, в холодную.
– Слушаю.
Гонец выбежал.
– Спасибо, Георгий, выручил ты меня.
– Зато я сегодня ещё не ел. Удружил ты мне, воевода, с этим ублюдком. Моё дело – деревней своей заниматься, да сабелькой вострой на поле брани махать.
– Понимаю, всецело понимаю, да мне-то как быть? Вот стань на моё место – кого бы ты искать злодея заставил? Молчишь? То-то! А я как про беду узнал, сразу про тебя вспомнил. И оказалось – не зря. Ступай с Богом – постараюсь не беспокоить более.
Я повернулся и вышел. Устал я сегодня, и в животе бурчит.
Прямо у входа стояла моя телега, в которой сидели Фёдор и Авдей – мои холопы. Лица их сияли, как новые копейки.
– Чему радуетесь, хлопцы?
– За тебя, боярин.
– Чего так?
– А то как же: злодея нашёл – самому государю о тебе скажут, цепь в награду получил – не всех бояр ведь так отмечают. К тому же боярыня по полушке нам дала и велела тебе кланяться, что душегуба нашёл да ценности возвернул.
Я уселся в телегу, и Авдей тронул вожжи. Со стороны могло показаться, что двое ратников везут арестованного бродягу. Да плевать! Я опустил соломенный брыль на глаза. Чёрта с два меня теперь кто-нибудь из знакомых узнает.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

Источник :   https://moreknig.org/fantastika/alternativnaya-istoriya/42970-ataman-geksalogiya.html   ===

***

***

---

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

 Из мира - ...

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

***

...

...

Дюна ... 434

...– Нельзя познать человека по одной половине его жизни, – раздраженно ответил Бладд. – Не поэтому ли принцесса Ирулан написала его биографию, с которой вы все носитесь как с божественным откровением? 

 ... Читать дальше »

 

***

...

...

Красивая но опасная . Джина Лоллобриджида . Киномеханик Сеньор Арсений

...

Надежда Д...

...

...

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 72 | Добавил: iwanserencky | Теги: Атаман | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: