Главная » 2023 » Сентябрь » 29 » Возвышение 043
15:40
Возвышение 043

***

Стоило оказаться в прихожей, как на мне сразу же скрестились вопросительные взгляды всех соратников, что сейчас здесь собрались. Остановившись, коротко объяснил ситуацию.

— Некая Анна Мориан. Хочет забрать Илву и угрожает действовать силой, если через двадцать четыре часа мы её не выдадим.

Сама скандинавка прикусила губу, смотря на меня со смесью сомнения и страха. Ульрих тихо хмыкнул. Все остальные отреагировали, как и положено — спокойно ждали продолжения. Я же принялся раздавать указания.

— Семён, на тебе набор бойцов. Желательно, чтобы какая-то группа была готова уже к вечеру. Дополнительно включи в бюджет палатки. Казармы пока не готовы, так что жить им придётся в полевых условиях. Только выбери что-то на самом деле приличное. Ульрих — ты остаёшься здесь и отвечаешь за оборону усадьбы. Лера — строительство и финансовые вопросы. Поторопи с казармой. Михаил, Кристина, Илва — вы идёте со мной. Ульяна тренируется. Вопросы?

Все чуть озадаченно переглянулись, а потом послышался голос пепельноволосой патрицианки.

— С тобой, это куда?

Я продемонстрировал ей довольную усмешку.

— Крепость одна рядом есть. Запрет на войну родов уже не действует и мне думается, самое время с ней разобраться.

Та вопросительно изогнула бровь, а в стороне оживился Измайлов.

— Ты про Ореховых? Так у них там твердыня целая. Её сколько раз взять пытались, только зубы себе пообламывали.

Я сместил взгляд на юношу.

— Значит сегодня ты увидишь, как рушатся одни легенды и создаются другие. Всё. Завтрак, а потом приступайте к делам.

Ещё секунду они всё же постояли на месте — уверен, у членов свиты было немало вопросов по поводу выбора сопровождающих для броска к родовой крепости Ореховых. На самом же деле всё было просто — я хотел продемонстрировать им свои возможности, а заодно посмотреть, как оба поведут себя в боевой обстановке. Ну а Кристину прихватил для тренировки боевых граней её Дара и проведения одного эксперимента, о котором я уже давно думал.

Когда я поднялся в гостиную второго этажа, туда залетел Сандал, усевшийся на спинку одного из кресел. Скосив на меня глаз, безапелляционно заявил.

— Смерр-р-ртную надо казнить!

Глянув на него, усмехнулся.

— Или привлечь на свою сторону. Либо натравить на врагов. Как вариант, использовать в качестве примера позора для всей империи. Убийство, это не всегда наилучший способ решения проблемы.

Тот насупился и хлопнул крыльями.

— Я могу спеть ей колыбельную. Про егерр-р-рей! Уйдёт под звуки песни.

Это он серьёзно? Нет, определённая рифма в его строках была. Но если предположить, что человек слышит их в качестве последних слов, то это скорее дополнительная пытка, чем милость.

— Её нельзя трогать. Если вдруг окажется совсем отмороженной, тогда придётся убрать. Пока пусть живёт.

Почувствовав волну недоумения, которая прокатилась со стороны ястреба, со вздохом уселся в кресло и посмотрел на него.

— Ты же сам видел, что происходит в Пробоях. Нам пригодится любой сильный Одарённый, которого потенциально можно использовать. Просто подумай над тем, что рано или поздно, все они станут под мою руку. Включая и текущих врагов.

Тот на самом деле задумался — целых секунд десять молча. Наконец заклекотал и озвучил ответ.

— Оскорр-р-рбления чести смываются крр-р-ровью!

Оторвав взгляд от экрана дарфона, который я успел достать и разблокировать, качнул головой.

— Она не сказала ни слова о Меркурии, верно? И не пыталась меня убить. А что до чести, то боюсь после того, как ты за неё возьмёшься, о роде Мориан поползёт много нехороших слухов.

Сандал наклонил голову, с интересом смотря на меня. Потом перелетел ближе, устроившись на столешнице.

— Карр-р-ртина!

Я вопросительно приподнял брови.

— Что картина?

Тот яростно клекотнул, намекая на то, что я прекрасно понимаю о чём идёт речь.

— Моя карр-р-ртина! Пусть её прр-р-ривезут!

Откинувшись на спинку кресла, недолго подумал. О том, чтобы перевезти сюда послушниц из Петербурга, я уже думал. Усадьба громадная и за ней нужно присматривать. Члены свиты мне пригодятся для гораздо более важных задач, а набирать прислугу из чужих людей, я был не готов.

Я бы и гвардейцев не брал, но тут выбора не оставалось — либо так, либо рассчитывать только на крохотный отряд Одарённых, которого не хватит, чтобы выполнять все задачи. Количественно, по крайней мере, точно.

— Когда буду перевозить сюда остальных из столицы, поручу им взять полотно с собой.

Теперь он снова всплеснул крыльями, но на этот раз уже чуть по-иному. Наверное, это странно, когда ты улавливаешь с каким настроем птица хлопает крыльями — радостным или возмущённым.

— Я не птица! Сандал — дрр-р-ракон!

Кивнув ему, покосился в сторону дверного проёма — по лестнице поднималась Илва, которой точно не стоило наблюдать за нашим диалогом. Спутник тоже обнаружил её приближение и немедленно умчался в окно.

Скандинавка заявилась с вполне предсказуемым предложением — хотела сдаться, чтобы не подставлять меня под удар. Минут десять рассказывала, как опасен род Мориан и сколько стоят их услуги в качестве наёмников. А прибывшую девушку вовсе назвала юным гением этой скандинавской фамилии. Мол, ей всего двадцать пять, а уже достигла высокого ранга и считалась одной из самых опасных Одарённых континента.

Правда, на вопрос о том, почему при таком раскладе, Мориан берутся за наёмнические контракты, а не обкладывают данью другие рода, принуждая их к вассалитету, Скау только пожала плечами.

Бельский по этому поводу тоже ничего интересного сказать не смог. После того, как у адвоката прошёл первый шок от упоминания их фамилии, он по сути продублировал ту информацию, которую уже выложила Илва. С той лишь разницей, что в конце поинтересовался, как я собираюсь выживать? Даже предложил вариант — если мне понадобится, найти покупателя на все земли и имущество, после чего выправить мне документы на подданство Испании и улететь в Южную Америку. Мол там, среди колонистов, затеряться будет проще, чем в густонаселённой и заполненной аристократами Европе.

Думаю, юрист и правда желал помочь — с его точки зрения, у Василия Афеева были крайне призрачные шансы выбраться из этой передряги живым. На фоне Долгоруких и Абэ, даже Лецзюнь казались слабыми противниками.

Тем не менее его предложение я отверг, хотя и поблагодарил. Лишь запросил более детальные досье на все интересующие меня рода.

С завтраком мы расправились за считанные минуты — яичница, к которой прилагались привезённые уже под вечер и оставшиеся целыми колбаски, была моментально сметена с тарелок — всё-таки остаток прошлого дня мы больше пили, чем ели. Что закономерно вылилось в дикий утренний голод.

Девушки поначалу пытались сдерживаться. Но глядя, как лихо мужская часть компании расправляется с трапезой, тоже отложили манеры в сторону и набросились на еду.

Десять минут я выделил всем на экипировку и пятнадцать на отдых после приёма пищи. Сам же отправился наверх, собираясь потратить это время на изучение книг. Но около лестницы меня перехватила Лера. Оглянувшись по сторонам, шёпотом спросила.

— А что у нас с деньгами?

Я непонимающе глянул на жрицу. Доступ к родовому счёту я ей открыл сразу после того, как выяснилось, что такая опция вообще существует. И с тех пор туда не заглядывал. Хотя, наверное стоило бы.

— Это скорее к тебе вопрос, разве нет?

Брюнетка смущённо потупилась, на момент отведя взгляд.

— Я не о тех, что сейчас в банке, а про новые. Ты ведь говорил, что будут ещё поступления.

Секунду посмотрев на неё, достал дарфон и открыл окошко связи с банком. Удивлённо приподнял брови.

— Семьсот тысяч?

Брюнетка осторожно кивнула.

— Мебель, уборка сада, ремонт. Почти везде нужны авансы или предоплата. А на некоторые позиции нам уже не хватает. Я потому и спрашиваю.

Мьёльнир, который после вчерашнего обжорства сладким, пребывал в крайне благодушном настроении, тихо пропищал.

— Сс-с-сокровища, это не проблема. Награбим.

Глобально, он был прав. Да и я сам говорил жрице, что по поводу финансов переживать не стоит. А потом отступил в сторону от первоначального плана действий из-за возникновения Рубинового Пробоя.

Лера глянула на каменный браслет, а я улыбнулся.

— Думаю после разгрома Ореховых что-то останется. На доступ к банковским счетам уйдёт какое-то время, но в крепости наверняка окажется немало интересного.

Собирался продолжить подъём по лестнице, но за спиной снова раздался голос жрицы.

— А можно с вами? Я тоже хочу всё увидеть. И принять участие.

Порыв я прекрасно понимал — на её месте, мне хотелось бы оказаться рядом с крепостью во время её взятия. Но там её присутствие ничего не решало. Тогда как здесь, Лера была крайне полезна.

— Ты нужна в усадьбе. Кто ещё будет контролировать финансовые вопросы, когда речь пойдёт о зарпате и премии гвардейцам?

Та недовольно нахмурилась, но заметив на моем лице улыбку, тоже слегка разжала свои губы. Я же уточнил ещё один момент.

— Сообщи в Петербург, что скоро их ждёт переезд сюда. Выбери одну послушницу, которая останется там, а остальные пусть готовятся к поездке на восток.

Из стены вылетел призрачный ястреб, который уселся на перила и я с усмешкой добавил.

— Картину дракона, которая висит в моей спальне, пусть тоже подготовят к транспортировке.

Через минуту я всё же поднялся к себе и на какое-то время погрузился в чтение. А спустя ещё полчаса, шагал по лесу, вместе с остальной троицей бойцов. Правда, в этот раз пришлось воспользоваться трофейным транспортом — одной из армейских машин, которая была брошена около позиций артиллеристов. Если я ещё мог развить нужную скорость и добраться до цели за пару часов, то вот смертные такого не выдержали бы. Даже Кристина.

Когда мы преодолели почти половину пути, Сандал внезапно показал мне группу Одарённых, которые двигались параллельным с нами курсом. Пятеро бойцов, прикрытых искусным пологом невидимости и под завязку укомплектованных артефактами. Что странно — без единого намёка на энергию мёртвых душ, которую норовил использовать каждый сильный воин Ореховых.

Какое-то время я размышлял над ситуацией. Потом дал Измайлову команду остановить автомобиль прямо посреди просеки и выбрался наружу.

Пара секунд и я уже шагал между деревьев, а вперёд умчался сорвавшийся с правой руки Мьёльнир. Полог невидимости был настолько хорош, что маскировал и переговоры пятёрки, которые перемещались компактной группой. А его прорыв Сандалом, даже в его призрачном состоянии, скорее всего был бы замечен.

Вот на камень, который оказался на их пути, они не обратили никакого внимания. Ровно до того момента, как подошва ботинка одного из бойцов оказалась прямо на Мьёльнире и тот осторожно кашлянул.

Одарённые замерли, готовясь к схватке. А мой спутник выбрался из под обуви смертного, который сразу же отдёрнул ногу в сторону и к моему удивлению, принял облик ежа. Правда, почему-то стоящего на задних лапах.

Спутник поднял глаза на окруживших его солдат, которых сейчас прекрасно видел, находясь под пологом вместе с ними. И вежливо поинтересовался.

— Здравсс-с-ствуйте. Кого-то ищете?

Глава XIII                                

Пятёрка Одарённых уставилась на крохотную каменную фигурку с таким видом, как будто перед ними оказалось порождение глубин Бездны. Тот, что стоял ближе всех, изумлённо выдавил из себя.

— Голем? Откуда?

Мьёльнир повернулся к нему и возмущённо пропищал.

— Я ёж! Глупые сс-с-смертные.

Вот это он зря — могут и обратить внимание на оговорку. Если выживут, конечно.

Я неторопливо шёл к месту контакта, а над пологом кружил, готовый в любой момент вмешаться, Сандал. Да и сам Мьёльнир, в случае необходимости, запросто порвал бы эту группу на части. Так что за его безопасность я не опасался. А вот посмотреть на реакцию неизвестных, было интересно.

Сразу трое потянулись к своим артефактам — при помощи спутника я хорошо рассмотрел, как засверкала стянутая внутри сила, готовясь по первому приказу вырваться наружу и обрушиться на цель. Но тот, что выглядел самым спокойным и в то же время, наиболее мрачным из всех, поднял руку в упреждающем жесте. Потом опустился на одной колено, вглядываясь в каменную фигурку.

— Ёж говоришь? А от кого ты тут лес охраняешь, ёж? И зачем с нами заговорил?

Задавая вопрос, Одарённый непрерывно изучал пространство вокруг Мьёльнира, используя мысленное управление силой. Видимо рассчитывал отыскать нить, которая связывала бы его с хозяином. Но само собой не находил — не так просто обнаружить канал, который соткан из божественной мощи.

— От таких, как вы и охраняю. Что крадутсс-с-ся и думают, что никому не видны. А сс-с-сами, как на ладони.

Командир бросил быстрый взгляд в сторону и сделал непонятный мне жест рукой. Трое его подчинённых переключились на изучение периметра, молча поделив между собой сектора обзора. Четвёртый по-прежнему наблюдал за Мьёльниром, держа наготове артефакты и сформировав ударную печать.

Лидер небольшой группы качнул головой. Понимаю — сложно поверить в то, что крохотная каменная фигурка не имеет канала связи с другим Одарённым. Да ещё и разговаривает. К тому же, он наверняка оценил общий уровень защиты спутника.

— Не знаю, кто меня сейчас слышит на другой стороне, но это операция Третьего отделения. Не советую вмешиваться.

Я даже на момент замедлил шаг. Вот как значит? Третье отделение. Что-то, сдаётся мне, эти смертные не просто посмотреть на меня явились. Ликвидационная группа? Почему тогда их так мало?

Сандал сразу же помчался нарезать круги над лесом, в поисках потенциального подкрепления, а Мьёльнир снова принялся говорить.

— Тебя сс-с-слушают всс-с-се! От ежей до птиц. Зачем вы здесс-с-сь?

Командир группы устало вздохнул. Потёр пальцами лоб и упёр взгляд в крохотную фигурку.

— Ну хватит уже. Мы не студенты, которых можно такими штуками запугать. Или озвучьте, кто вы такие, или убирайтесь за периметр проведения операции.

Я тоже накинул на себя полог невидимости и сформировал воздушную подушку под ногами. После чего вышел в пределы их зоны обзора. Совсем недавно я говорил Сандалу, что не хочу лишней крови и это было чистой правдой. Вместе с тем, я прекрасно понимал, что без смертей не обойтись. И скорее всего их будет немало. Но если вопрос уничтожения Хранителей или Чернокровых, равно как и тех, кто им служит, никакого отторжения у меня не вызывал, то тут ситуация была иной. В конце концов, мало ли что наплели этой группе? Возможно они считали, что собираются убрать чрезвычайно опасную цель, у которой руки по локоть в крови невинных.

Мьёльнир обиженно цокнул языком и пропищал.

— Никакого уважения. И зачем я только сс-с-старался…

Офицер изумлённо хмыкнул. А через секунду выпрямился, как туго сжатая пружина, услышав мой голос.

— Так что за операция? Убить Василия Афеева? Третье отделение теперь занимается и такими вещами? Охотится на студентов?

Они меня не видели и потому нервничали. Сложно оставаться спокойным, когда слышишь чужой голос где-то совсем поблизости, но не можешь зафиксировать цель. А использование силы показывает, что рядом нет никаких возмущений фона и всё чисто.

Первым от изумления оправился их командир. Пустил в дело плетение, которое сняло уже бесполезный полог невидимости и сделал шаг вперёд, настороженно скользя взглядом по окрестностям.

— Кто вы и как нас обнаружили? Повторяю, это операция Третьего отделения и если вы…

Договорить, я ему само собой не позволил. Приблизившись ещё на метр, рявкнул.

— Я задал вопрос. Зачем вы здесь? А сейчас задам второй — хотите ли вы жить? Если да, то предлагаю развернуться и убраться отсюда. Обещаю, что преследовать вас не буду. Вернётесь к себе живыми. Попробуете напасть — умрёте.

Командир их группы ненадолго задумался. У меня даже появилась мысль, что сейчас получится наладить диалог, но вместо этого офицер сделал едва заметное движение пальцами и его бойцы разом выплеснули мощь боевых артефактов, одновременно нанося удары печатями.

Это было не слишком умно. Они не видели меня и не понимали, где я точно нахожусь. Лишь приблизительное направление. В таких условиях нельзя сконцентрироваться на цели. Всё, что возможно — распылить силу атаки, обрушив её на определённую площадь.

Тем не менее, свой выбор они сделали. Мьёльнир свернувшись клубком, взмыл в воздух, уже в полёте обращаясь толстой каменной иглой. И через секунду на земле распласталось пять трупов.

С командой оставить одного в живых для допроса, я слегка опоздал. Но в целом, и так было понятно, кто это. Те самые столичные сотрудники Третьего отделения, которых прислали из-за дела лечебницы. Вот чего я пока никак не мог осознать, так это причины по которой они решили, что для моей ликвидации хватит всего пяти бойцов?

Сандал собрал трофеи, относя их в багажник машины, а я зашагал обратно. Когда мы снова поехали вперёд по просеке, Измайлов осторожно уточнил.

— Кто там был? Я чувствовал выплеск силы.

Покосившись на смертного, я усмехнулся. Вот сейчас и проверим, насколько серьёзно он настроен на изменение своего будущего.

— Сотрудники Третьего отделения. То ли следили, то ли хотели убить. Поговорить не вышло, так что я их прикончил.

Юноша издал тихий смешок. Потом посмотрел на меня и чуть посерьёзнел. А спустя пару секунд вовсе побледнел.

— Не шутишь? Третье отделение, это же…

Я пожал плечами.

— Те самые люди, что выполнили приказ Хранителей и арестовали твоего отца. Разрушили дело вашей семьи. Посадили под домашний арест мать. И как я предполагаю, не раз и не два, нарушили те самые законы, которые должны защищать. Что-то подсказывает, служат они совсем не законам. А многие даже не императору.

Момент помолчав, повернулся к нему.

— Я в чём-то ошибаюсь?

Насупившийся сокурсник Афеева отрицательно махнул головой.

— Так-то прав. Во всём. Но убивать сотрудников Третьего отделения, это… Чревато это, Василий. Раз они пропали, их будут искать. А когда поймут, что те погибли в этом лесу, то сам понимаешь на кого подумают.

Я беззаботно улыбнулся.

— Рули и не думай о таких мелочах. Трупы не найдут. Искажений фона тоже не заметят. Да и кто тебе сказал, что в этот лес их кто-то пустит?

Заметив, как тот удивлённо покосился на меня, добавил.

— После разгрома Ореховых, эти земли станут моими. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Юный патриций бросил взгляд на мощные стволы деревьев, мимо которых мы ехали и задумался. А сзади донёсся голос Илвы.

— Для чего ты нас взял? Что мне делать, когда доберёмся?

Никакого решения вопроса, я ей пока не предложил, но похоже Скау хватило и того факта, что её сходу не отдали Мориан. А ещё впечатлил тот факт, что Ульрих не стал сомневаться в возможности противостоять наёмнице, хотя тот тоже был из Швеции и был в курсе силы этого рода.

— Кристина будет оттачивать свой Дар. А ваша основная задача, наблюдать.

Измайлов покосился на меня с явным недоумением. Да и патрицианка позади задышала в какой-то странной, вопросительной интонации. Наконец уточнила.

— Наблюдать?

Откинувшись на спинку сидения, я усмехнулся.

— Наблюдать. Сама поймёшь, когда увидишь.

Больше она вопросов не задавала, но смысла моего ответа явно не уловила. Я же присматривался к картинке, которую передавал Сандал. Ореховы восстановили работу оборонительных рубежей — тот участок, что ястреб разгромил в прошлый раз, снова работал. Щиты, естественно, тоже оставались на своих местах.

Солдат внутри, даже прибавилось. Похоже, воспользовались ситуацией и вчера стянули сюда все отряды, что находились поблизости. Даже немного жаль — слишком многим сегодня придётся погибнуть. С другой стороны, они сами выбрали службу именно этому роду. Да и как всегда говорил Марс — нельзя победить в войне, если начнёшь жалеть каждого убитого врага.

Машину мы оставили в трёх километрах от крепостных стен, двинувшись дальше под пологом невидимости. Им же я прикрывал и сам транспорт, всю вторую половину пути. Пусть Сандал не обнаружил ни одного спрятанного в лесу наблюдателя и ни одной взятой под контроль птицы, лучше было проявить осторожность.

Не знаю, почему они решили убрать все свои «сигнальные линии». Возможно подумали, что если сосредоточиться на защите крепости, это их спасёт. Наивно. Но отчасти логично. Если не знать, что за это время моя сила выросла втрое и сейчас их оборонительные рубежи уже не выглядят настолько серьёзной преградой.

Я остановился на опушке леса, за которой начиналось вырубленное пространство. Ещё раз осмотрел крепость сверху, глазами Сандала. Подумал. И распахнув канал подпитки спутника, бросил его вниз. Прямо на купол, который прикрывал саму крепость.

Внутри было спокойствие. Отстранённость. Ореховы стали причиной гибели множества обычных людей. А ещё пытались убить меня. Меркурия. Дважды. За такое приходится платить. И как правило, оплату римские боги взимали жизнями.

Ястреб врезался в мощный купол, который накрывал собой всю крепость и в этот раз без особых усилий пробил его насквозь. Хотя и незаметным не остался — внутреннее пространство моментально огласил сигнал тревоги. Засверкали цепочки активируемых артефактов, забегали готовящиеся к бою солдаты.

Вздохнув, я отдал ещё одну команду и вперёд устремился Мьёльнир. А крепостной двор огласил звучный, прокатившийся мощными волнами, голос.

— Шли по лесу егерр-р-ря!

Пара бегущих бойцов застыла на месте, судорожно оглядываясь. Остальные наоборот ускорились, стараясь добраться до укрытия. Но сегодня ястреба не интересовали одиночные цели. Вместо этого он обрушился на один из корпусов, пробив защиту его стен и оказался внутри. После чего изъял приличный кусок каменной кладки. Следом за ним второй. Третий.

Генерируемая «искрой» божественная мощь хлестала потоком, вливаясь в спутника, а тот двигался со скоростью преследующей добычу Дианы, стремительно разрушая стену.

Прошивший защиту Мьёльнир прицепился к другому зданию и сразу же потянулся к защитным артефактам, выкачивая из них энергию.

Закончили они практически одновременно — оба здания со скрежетом осели вниз и развалились, засыпая обломками двор. Рядом сдавленно ахнула Илва. Застыл с открытым ртом Измайлов. А Кристина уткнулась в меня вопросительным взглядом. Рыжая тоже была впечатлена действиями спутников, но и мои слова о тренировке граней Дара тоже хорошо помнила.

— Бей электричеством по щиту первого рубежа. Постарайся пробить его.

Задача была нереализуемой — настолько мощный барьер, послушница сейчас преодолеть никак не могла. Но она об этом не знала. А значит будет стараться и выкладываться по полной. В чём ей помогут условия вполне реального боя. Когда рядом разваливается на куски чья-то родовая крепость и полыхают вспышки используемых плетений, адреналина в крови неминуемо станет больше.

Я ощутил всплеск силы и по щиту первого рубежа, что находился в полусотне метров от нас, заплясали искорки разрядов. Около сотни. Неплохое начало.

Естественно атаку зафиксировали и сразу же нанесли ответный. Но выставленный мной щит, пробить не смогли.

Полог невидимости я сбросил — сейчас он был уже ни к чему. А спутники обрушили ещё два корпуса. Осталось шесть зданий, после чего можно будет приниматься за башню.

Стоило мне об этом подумать, как цитадель окуталась всполохами силы. И в следующую секунду всё внутреннее пространство крепости залил чёрный туман.

Энергия убитых и замученных душ. Ореховы использовали не только эманации обычной боли. Эти выродки Апата давали людям надежду. Обещали спасение. А потом продолжали пытать и мучать, без всякой жалости обрывая их посмертное существование.

Я хорошо чувствовал ярость обоих спутников. А сам вынужденно ухватился за дерево. Слишком мерзко. Настолько, что смертная оболочка едва не валилась с ног из-за подобного наплыва чужой боли и эмоций.

Перед глазами возникло встревоженное лицо Кристины.

— Всё хорошо? — слегка растерянно уточнила она.

— Плохо. Но скоро все понесут наказание, — с трудом разжав губы, выдал я ответ.

Рыжеволосая слегка нахмурилась, видимо не поняв до конца. А я уже отдавал команды спутникам.

Оба устремились к цитадели. Её я хотел оставить напоследок, ударив лишь после того, как будут уничтожены иные наземные укрепления. Но видимо придётся заняться вопросом прямо сейчас.

Ястреб обрушился на окружающий башню барьер, притягивая к себе его энергию и заставляя сконцентрироваться на определённой точке. А следом в щит врезался Мьёльнир. Сжавшийся до размеров тонкой иглы из спресованной каменной плоти, внутри которой был колоссальный объём божественной силы.

Живой камень пронзил защиту и впился в кладку башни. Погрузился в неё. Слился с камнями вокруг. И потянулся к артефактам.

Это оказалось неожиданно сложно. Настолько, что мне пришлось прикрыть глаза, полностью сосредоточившись на процессе. Сейчас с артефакторной системой защиты работал не только сам спутник. Моё сознание тоже было где-то там. Среди мощных накопителей, в которых хватило бы энергии, чтобы выжечь городской квартал, хитрых плетений защиты и множества ловушек, направленных против хитрецов, что попытаются провернуть такой же фокус, как и мы сейчас.

Казалось, процесс никогда не закончится и я буду целую вечность погружён в эту борьбу, одну за другой проходя линии вражеской защиты, лишь для того, чтобы столкнуться с новыми.

Но в какой-то момент всё закончилось. В голове зазвучал торжествующий писк Мьёльнира, которому вторил ликующий рёв Сандала. А впереди, с грохотом оседала высокая круглая башня, чья кладка прямо на глазах обращалась в пыль.

Поняв, что сейчас произойдёт, я отдал команду и оба спутника устремились назад. Я же усилил щит. Сорвал полог со своей «искры» и по полной задействовал божественную энергию. По сути, сформировав барьер только из неё.

Что-то спросила Илва. Удивлённо вскрикнул Измайлов. Я не слушал, смотря на приближающихся спутников. Вот рядом затормозил в воздухе ястреб, а следом вокруг правого запястья обвился Мьёльнир. Успели.

Ещё через мгновение впереди ухнуло. Волна злой и яростной, разрушительной силы, покатились по окрестностям. Её источником служило основание той самой цитадели. Точнее — то, что Ореховы спрятали под поверхностью. Я принял это за очередной уровень защиты и в целом он именно так и выглядел. С той лишь разницей, что его преодоление запускало очень примитивный и в то же время очень сложный механизм. Тот самый, что вывел на поверхность эту безумную бушующую силу, которая сейчас уничтожала всё вокруг.

Мой барьер сдержал натиск. Пришлось щедро подпитать его божественной мощью, но главным было то, что он успешно простоял все те долгие секунды, что мы находились посреди ревущей Бездны.

Наконец темнота схлынула. Потоки ревущей энергии рассеялись. Хотя, свой след они оставили. И он был не только в снесённых стенах и изломанных стволах деревьев. Ещё долго на эту землю не ступят обычные смертные. Да и расти тут тоже вряд-ли что-то будет.

Я разжал крепко стиснутые зубы и отправил Сандала на разведку. Потом окинул взглядом своих спутников. Кристина выглядела бледно, но вполне уверенно — девушка даже обнажила меч, как будто это могло чем-то помочь в противостоянии с подобной стихией.

Илва смотрела на меня с таким видом, как будто обнаружила перед собой короля Швеции. Или, как минимум, наследника престола. А вот на лице Измайлова отражалась целая гамма эмоций — непонимание, изумление, страх и как это ни странно, толика злости.

Ястреб показал вид сверху. Никого. Сметённые и разрушенные укрепления, изувеченные трупы солдат. Тот, кто готовил схему этого удара, не предполагал, что кто-то из гарнизона выживет. Вернее, ему было просто на это плевать. Раз цитадель пала, значит враг добрался до хозяев крепости. И если кто-то из их солдат, при таком раскладе, смог сохранить свою жизнь, значит он плохо выполнял свою задачу.

Все артефакты были выжжены или опустошены. Никаких щитов и ловушек. Ястреб проверил и подземные ярусы, пролетев между перекрытиями. На то, чтобы изучить всё в деталях, ему требовалось время, но общая картина была понятна — перекрытия обрушились, а бушуюшая энергия ударила не только в стороны, но и вниз. Добравшись до основания фундамента крепости.

— Идём. Посмотрим на то, что осталось.

Что интересно, сейчас эти трое сошлись во мнениях — разом глянули на меня, как на опасного психопата.

Первой свои сомнения озвучила Кристина.

— Ты разве не чувствуешь? Там же…

Криво усмехнувшись, я кивнул.

— Чувствую. И обеспечу защиту.

Рядом зазвучал чуть дрожащий голос Илвы.

— Кто ты? Откуда… Какого ранга? Что это за Дар?

Я повернулся к девушке, а держащийся за ствол дерева Измайлов, улыбнулся, демонстрируя первые признаки истерики.

— Бастард императора он. Не иначе. Или князя. А может сбежавший наследник короля. Франкского например. Как под таким можно выжить? Как? Ты это чувствовал? Что это вообще было? Это же…

Он махнул рукой и уставился на меня блестящими глазами, от которых вниз по щекам катились дорожки слёз. Большую часть боли и отчаяния, что пробились через барьер, я принял на себя. Но им тоже крепко досталось. Удивительно, что никто не катался с рыданиями по земле.

Я тряхнул головой, стараясь вернуться в чувство. Этот удар повлиял и на меня. Заставил включить внутреннюю эмоциональную защиту. Отрешиться от бренности мира и пропустить чужую боль через себя. Полностью этого сделать не вышло — не зря же пальцы левой руки дрожали, как у сатира, что не делал ни единого перерыва за последние десять лет. Но сейчас пора было вернуть эмоции на их законное место. Ни к чему пугать и так серьёзно потрёпанных смертных.

— Вы получите объяснения. Позже. А пока предлагаю посмотреть на остатки цитадели своими глазами.

На самом деле, мне хотелось удостовериться в гибели графа. Я хорошо помнил, как выглядела энергетическая структура его сына. И был уверен, что смогу отыскать следы разрушения чего-то схожего. Да и родовой перстень, скорее всего уцелел. Основная проблема была в безумно искажённом энергетическом фоне — провести поиск прямо отсюда не вышло бы. А вот, стоя внутри крепостного двора, наверняка получится. Хотя, какой это двор, если он больше не окружён стенами?

Сандал доложил, что обнаружил золото. А с ним драгоценности и даже наличные банкноты. В одном из залов на нижних ярусах.

Новость была неплохой. Очистить какое-то количество драгоценного металла, я смогу, пусть и не сразу. И это полностью решит наши финансовые проблемы. Но какой-то сильной радости, известие всё равно не вызывало — разум был слишком иссушён чужими страданиями, что ему пришлось через себя пропустить.

Вот спутники отошли куда быстрее. Мьёльнир даже попытался отвлечь меня вопросом о том, не заслужил ли он теперь два торта от Кристины. Но быстро замолк, одёрнутый Сандалом.

Я же прикрыл щитами смертных и сейчас уверенно шагал вперёд, ведя их за собой. Барьеры Измайлова и Скау получились заметно слабее, но путь в крепость и из неё, выдержать были должны. Оставлять их там, где раньше была опушка леса, мне не хотелось. Не было уверенности, что сюрпризы этого места закончились. А если они попадут под новый удар без меня, то точно его не переживут. Даже, если тот окажется в десятки раз слабее.

Добравшись до места, которое ещё недавно было крепостным двором, я прошёлся взглядом по руинам. Глянул на громадную дыру, что зияла на месте башни. Проделал ногой канавку в пыли, которая толстым слоем покрыла всё вокруг. Прямо как после извержения вулкана.

Использовать поисковые плетения в подобном месте не хотелось. Но другого способа удостовериться в гибели графа я не видел. Поэтому собрался и принялся за дело.

Результат был получен спустя всего десять секунд. Но совсем не тот, который ожидался. В тридцати метрах от меня, из слоя пыли внезапно поднялась человеческая фигура. Мужчина. На вид лет пятидесяти. Грязный, как вынырнувший из сажи камина германский карлик. Но живой. С родовым перстнем на правой руке.

Смертный отряхнулся. Откашлялся. И вытащив из ножен меч, уставился на меня чёрными провалами глаз. Яростно прошипел.

— Да кто ты, ради всех Древних, такой?

Глава XIV                                     

Глава рода Ореховых должен был быть мёртв. Смертный никак не мог выдержать натиск подобной мощи. Это бы означало, что он располагает силой, близкой по своему уровню к моей.

Поэтому, в первый момент я изрядно удивился. А потом присмотрелся к нему внимательнее, старательно приглядываясь к тому, что можно было разглядеть под выставленными щитами.

Признаю — люди всё ещё могли меня удивлять. В своём стремлении к могуществу, они оказывались готовы практически на всё. Например, на такой неоднозначный шаг, как полная замена своей плоти и большей части костей скелета. Хотя, почему части? По-моему, он поменял абсолютно всё. От старого графа остался только головной мозг, да отдельные участки нервной системы.

— Бастард императора? Скрываемый княжич? Или тебя послали Хранители? Разыграли хитрую комбинацию, чтобы уничтожить меня ударом в спину?

Сандал рвался в бой, желая немедленно уничтожить оболочку смертного, пропитанную болью и мучениями уничтоженных человеческих душ. Спутник даже начал движение к его черепу — пришлось использовать божественную силу, чтобы остановить стремительный рывок. Этот мужчина всё ещё мог рассказать нечто интересное. Особенно сейчас, когда его разум пребывал в состоянии полного шока.

Я показательно обвёл взглядом руины крепости.

— Думаешь, хитрая комбинация выглядит именно так?

Патриций скривил грязное лицо в усмешке.

— Тебе виднее, щенок. Кто ты? Зачем напал на меня?

Я почувствовал, как Скау потянулась к камням вокруг. От каждого из них фонило ужасом и болью, но Дар скандинавки всё равно должен был сработать. Кристина и Измайлов, если судить по токам силы, тоже готовились к схватке. Храбро, но не слишком умно. Должны ведь понимать, что смертный, выживший в эпицентре подобной катастрофы, по сравнению с ними, должен быть запредельно силён.

— Наглосс-с-сть! Сс-с-сжечь и развеять!

Тонкий голос Мьёльнира, заставил на мгновение усмехнуться. Интересно, откуда он взял вторую фразу? Раньше я от него ничего подобного не слышал.

Впрочем, он был полностью прав — Орехов похоже забыл, с чего всё началось.

— Ты захватил мою родовую усадьбу. Подкупил генерал-губернатора. Пытался завладеть алтарём. Действительно считаешь, что это я на тебя напал?

Смертный хмыкнул, внимательно рассматривая меня. Ненадолго задумался. Потом решительно тряхнул головой.

— Не бывает так. Чтобы из ниоткуда вылез вшивый пацан, который вдруг стал главой рода и начал уничтожать вековые крепости. Да у тебя браслет всего лишь синий! Куда тебе до нашей защиты?

Я машинально скосил глаза на левую руку. Кусочек хрусталя на браслете Защитника и правда светился синим. Уверенный пятый класс. После массы спрессованных событий в Пробое, я как-то и забыл о том, что вообще ношу этот артефакт.

Вернув взгляд на графа, пожал плечами.

— Тем не менее, твоя цитадель уничтожена. А ты сам готовишься принять последний в своей жизни бой. Может расскажешь мне о Хранителях? Кто ими управляет? Кому я могу задать пару вопросов? Обещаю, что в таком случае твоя смерть будет лёгкой.

Смертный скривился в нервной усмешке.

— Смерть, есть смерть, сын кобылы. Для начала, тебе предстоит одолеть меня в честном бою. Считаешь, это будет просто?

Заклекотал от ярости Сандал и что-то тихо буркнула Кристина. Я же разжал губы в усмешке.

— А ты считаешь, что раз пересобрал своё тело заново, то стал неуязвим? Ответь мне на вопросы и умрёшь быстро.

Секунду тот помолчал. Потом слегка изменившимся тоном поинтересовался.

— Может договоримся? У меня есть деньги, акции, земля в конце концов. Отдам половину, если сейчас разойдёмся миром.

Он не просто старался держать голос уверенным — у него это получалось. Патриций озвучил предложение таким тоном, как будто вёл обычные деловые переговоры, а не стоял на руинах собственной крепости.

Я снова изобразил на своём лице улыбку.

— Это всё и так моё. Законная добыча по праву победителя. Но ты всё ещё можешь поделиться информацией о Хранителях.

Теперь смертный тоже деланно усмехнулся.

— Не все мои дети были в крепости. И у Ореховых есть союзники, о которых ты даже не подозреваешь. Эту землю ты может и подомнёшь, но вот всё остальное тебе так просто не отдадут. А если договоримся, гарантированно получишь половину.

Он цеплялся за жизнь, как мог и даже в таком положении пытался нащупать линию ведения переговоров, которая позволила бы выжить. Поразительная мощность инстинкта самосохранения.

Впрочем, уже через секунду я изменил свою точку зрения — граф ударил тремя серыми оттисками, которые бурлили от влитой в них мощи. Хотел воспользоваться эффектом неожиданности, чтобы пробить мою защиту.

В плетениях, из которых он составил печати, я не разобрался. Но энергии он влил в них немало. Будь на моём месте любой иной Одарённый, пусть даже высокого ранга, ему бы пришлось тяжело. Особенно, если раньше он не сталкивался ни с чем подобным.

Имелась только одна проблема — он атаковал Меркурия. А на фоне той мощи, что выплеснула защитная система крепости, его оттиски казались детскими игрушками.

Я встретил их ударами божественной силы. Даже не дожидаясь, пока печати коснутся моего щита. А потом бросился вперёд, на ходу обнажая клинок.

Через мгновение, сталь зазвенела о сталь, а окрестности озарили отблески вспышки — столкновения наполненных энергией клинков вызывали всполохи пламени.

Каждый из спутников рвался помочь и уничтожить его. Но я хотел одержать верх в обычном бою. Без печатей, прямого использования божественной силы и посторонней помощи. Пусть последняя и исходила бы от тех, кто по сути, являлся частью меня самого.

Граф вполне предсказуемо принял это за слабость. Скорее всего решил, что я истощён и не могу противопоставить ему ничего кроме глухой защиты от его собственных печатей. Это настолько приободрило смертного, что тот выкладывался по полной, снова и снова обрушиваясь на меня с филигранно выверенными атаками.

Не знаю, кто обучал его бою на мечах, но постарались они на славу. Хотя опять же — никто из его учителей не был даже близок к Марсу.

В какой-то момент я сам усилил натиск. Добавил немного скорости смертной оболочке, влил больше силы в меч и переключился на другую технику боя.

В новом темпе, патриций продержался не дольше десятка секунд. В момент, когда мой клинок отсёк его руку, в глазах Орехова мелькнуло настоящее изумление. А когда сталь устремилась к его шее, это выражение сменилось полноценным ужасом. Он и остался на его лице, когда снесённый ударом меча череп, покатился по земле.

Я вернул оружие в ножны, а за спиной раздался тихий голос Измайлова.

— Так-то его допросить ещё можно было. Тебя же интересовали Хранители.

Бросив взгляд на юношу, отрицательно качнул головой.

— Он сам выбрал схватку и смерть.

Тот со вздохом, отвернулся, рассматривая развалины, а я снова глянул на обезглавленный труп графа. Старый циклоп всё же ушёл без мучений. Стоило бы всё сделать иначе — заставить его страдать, точно так же, как мучались тысячи бедолаг, чьи души он расщепил на составляющие. Но видимо мерзость этого места, подействовала и на меня. Не смог сдержаться, чтобы не убить смертного, который всё это затеял и реализовал.

— Возвращаемся. Больше тут делать нечего, — встряхнувшись, я отдал команду остальным и зашагал к деревьям.

На ходу проинструктировал Сандала. Ему требовалось вытащить все ценности из под завалов и складировать их в лесу, километрах в пяти отсюда. Увеличившийся объём «искры» и более прочный канал связи, позволяли ястребу удаляться намного дальше, даже если с ним был груз. Чем я и планировал воспользоваться.

А пока я буду заниматься очисткой золота, драгоценностей, артефактов и наличности от пронизывающей их мерзости, Сандал ещё раз обыщет развалины. Только на этот раз куда более детально.

    Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://book.ebooker.online/book_vozvyshenie-merkuriya.-kniga-5_40072002?hl=87  ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 92 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: