Главная » 2023 » Сентябрь » 27 » Возвышение 035
23:03
Возвышение 035

===

   Одна схватка с обычными бандитами и она похоже возомнила себе бесстрашной воительницей, которая способна тысячами сокрушать врагов.
Если вести речь о простых смертных, то в целом так оно и есть. Сейчас Лера была способна поднять несколько десятков относительно автономных конструктов, которые будут нести смерть. Да и её Жорик дорогого стоит. Но стоит ей столкнуться с несколькими сильными Одарёнными, как расклад немедленно изменится.
— Скорее всего я ограничусь разведкой. А ваша задача — охранять усадьбу. Если появится противник — немедленно сообщайте. Наружу не высовывайтесь.
Отпив кофе, на всякий случай добавил.
— Имей в виду, что вас могут попробовать выманить. Например разыграть сцену, которая заставит кого-то выйти из дома. Поэтому повторю — что бы не происходило около усадьбы, категорически запрещаю покидать её стены. По крайней мере без моего прямого приказа.
Девушка кивнула. А спустя пару минут я уже шагал по тёмному лесу. Возможно это и правда будет всего лишь разведка. Но может статься и так, что сегодня я выкошу род Ореховых под корень. Всё будет зависеть от того, насколько хорошо защищена их родовая крепость и что меня будет ждать на подступах.
Напитав тело силой, ускорился. Лес, не самое удобное место для быстрого бега, но даже здесь можно выдавать приличную скорость.
Я ожидал встретить первых врагов на пограничной территории, со стороны Ореховых. На земле соседей Афеевых, которую они когда-то захватили. Поэтому, изрядно удивился, когда Сандал продемонстрировал мне группу военных, которые прямо сейчас занимали позицию около самоходных орудий.
Замедлившись, присмотрелся. Ошибка исключена — у одного из них на пальце блестело вассальное кольцо, да и герб вражеского рода на экипировке тоже имелся.
Значит решили немного поиграть в ночи? Ну хорошо. Поиграем.

***  

===                           

Глава XIX

Остановившись в полусотне метров от поляны, на которой развернулись самоходки, я решил для начала немного понаблюдать. И быстро убедился, что первое впечатление меня не обмануло — эти циклоповы отпрыски собирались воспользоваться брошенными орудиями и обстрелять мою усадьбу.
На первый взгляд, не самый ловкий ход. Но с другой стороны, эта группа наверняка выполняла дублирующие функции. Разведка, а при возможности диверсия. Да и риск был невелик. Что терял граф Орехов в случае провала? Три десятка солдат да одного вассала? Который, судя по его кольцу, даже не был принят в род.
Подумав, я дал команду Сандалу и тот за считанные секунды перебил всю группу. На этот раз без рифмовки и выкрутасов. Всё равно они ничего и никому не успели бы рассказать — смысла в психологическом воздействии не было.
Следующий отряд противника обнаружился только спустя семь километров — в имении бывших соседей Афеевых. Сейчас оно использовалось в качестве передового аванпоста Ореховых. Полторы сотни пехотинцев, десяток танков и не меньше двадцати Одарённых. Плюс, развёрнутые во дворе миномёты.
А ещё Сандал нашёл родовой алтарь. Вернее его пустую оболочку. В данном случае, графский род справился с задачей на отлично — защита артефакта была вскрыта и сам он опустошён.
Неужели вся эта серия захватов территорий была необходима лишь для вытягивания информации из родовых алтарей? Или это побочный результат, а на деле Ореховы просто подбирались к границам владений Афеевых?
Вопросов в голове крутилось много, но чтобы получить ответы на них, следовало добраться до кого-то из главных целей. Либо самого графа, либо одного из его сыновей. Не думаю, что присутствующие здесь гвардейцы смогут вразумительно растолковать мне стратегию своего господина.
Сандал желал нести боль и забирать жизни, но я дал строгий приказ никого здесь не трогать. Именно этого, они от меня скорее всего и ждали — атаки на ближайшие группы военных и их перемалывание. Уверен, уже скоро их командиры поймут, что с разведгруппой произошло что-то титаново-нехорошее. А если начнёт пропадать связь с разбросанными по территории отрядами, то смогут и прикинуть направление моего движения.
Честно говоря, я не совсем понимал, как они смогут это использовать. И предполагал, что Ореховы заранее проработали вариант с моим внезапным ударом в самое сердце их владений. Но всё равно не хотел вот так открыто заявлять о своём движении в сторону их родовой крепости. Само собой, они считают, что я могу появиться и готовятся. Но одно дело, предполагать вероятное развитие событий и совсем иное — быть на сто процентов уверенным.
Поэтому, я просто обошёл усадьбу и двинулся дальше. Вокруг шумел ночной лес и перекликались птицы. А я мчался между деревьев, под наброшенным пологом невидимости и размышлял, как быть с кристаллом, что остался после убийства Дурнгаала?
В нём заключена некротическая мощь, которая идеально подойдёт для усиления Леры. Но я не был уверен, что её энергоструктура сможет поглотить такой объём. А в случае неудачи, жрица могла лишиться, как минимум своего Дара. Как максимум — жизни.
К тому же в кристалле имелась и солидная порцию божественной мощи — это создавало дополнительные риски для девушки. Конечно, я мог поглотить всё это самостоятельно. Увеличить «искру» ещё на десять-пятнадцать процентов и радоваться жизни. Но на мой взгляд, куда более рационально будет усиливать членов свиты.
Идеальным вариантом, стало бы распределение разных видов энергии. Например, между Лерой и Ульрихом. Но пока я не мог сообразить, как провернуть нечто подобное, располагая лишь ограниченным инструментарием.
Сейчас кристалл находился в усадьбе — в процессе работы над своей энергоструктурой, я изучил устройство алтаря и убедился, что Страж не появится, пока я сам его не призову. Либо, до тех пор, пока к артефакту не притронется рука человека, никак не относящегося к роду Афеевых.
Обогнув ещё одну усадьбу, обнаружил своего рода «пояс безопасности». Территория, шириной в несколько сотен метров была заполнена птицами, которые находились под контролем кого-то из Одарённых. Сегодня Сандал уничтожил десятка три таких на подлёте к усадьбе, но здесь их было намного больше. Только в зоне видимости ястреба, находилось не меньше сотни.
Препятствие удалось преодолеть незамеченным. Но вот осторожность я утроил — учитывая расстояние до центра владений Ореховых, такие меры безопасности говорили об их крайней озабоченности моей персоной.
Собственно, не зря — их птицы меня даже не заметили. И систему сигнальных артефактов, которая встретилась спустя несколько километров, я преодолел без особых проблем.
На то, чтобы добраться до крепости Ореховых у меня ушло больше трёх часов. Дорога сожрала почти четверть имеющейся силы — приходилось постоянно петлять между следящих артефактов и выставленных дозорных постов. А уж подконтрольных животных патриции нагнали столько, что я начал подозревать наличие у них целой когорты профильных Одарённых.
Но всё это оказалось мелочью, на фоне защиты их цитадели. Визуально она, к слову выглядела не очень — массивная башня, пространство вокруг которой было заполнено корпусами-пристройками, да невзрачная стена, что всё это окружала.
Стоило подсветить всё божественной силой, как ситуация кардинально менялась. Становились видимыми три мощных оборонительных рубежа за пределами крепости. Проявлялись хитросплетения рунных комбинаций и артефактов, интегрированных в стены. Обнаруживался энергетический купол, который накрывал саму крепость.
Это не говоря о том, что центральная башня тоже была превращена в один громадный оборонительный артефакт. А под всеми этими постройками, наверняка имелся не один ярус подземелий, в которых можно укрыться.
Стража тоже привлекала внимание. Помимо гвардейцев, которые дежурили на стенах и внутри многочисленных мини-бункеров на подступах к крепости, тут были и совсем другие создания. Напитанные мощью костяные конструкты, причудливые химеры, изуродованные влитой в них мощью звери. Даже несколько десятков цельнометаллических фигур, внутри каждой из которых пульсировал артефакт-накопитель. Что интересно — для их поддержки тоже широко использовалась энергия душ.
С мыслью о том, что род Ореховых может сегодня прекратить своё существование, я пожалуй поторопился. Они вкачали в защиту своего родового гнезда столько силы, что для прорыва потребуется десяток таких, как я. Или небольшая армия Одарённых, у которых будет обоз с артефактами-накопителями.
Какое-то время я раздумывал, пытаясь отыскать уязвимое место. Пробиваться в лоб, через внешние защитные линии, не было никакого смысла. Я хорошо видел массу локальных активных контуров, что должны были сработать при появлении нарушителя спокойствий. Это не говоря о солдатах, которые явно не просто так сидели в своих укрытиях и разноформатных конструктах, что тоже пойдут в бой.
Предположим, до стен я доберусь. А дальше? Можно попытаться взломать защиту напрямую, при помощи «искры». И скорее всего у меня это получится. Но проблема в том, что оборона стены разбита на пару тысяч отдельных контуров. Чтобы полностью очистить небольшой кусочек, мне потребуется закрыть, как минимум несколько таких. Это время. То самое, которого гарнизону хватит, чтобы взять меня в кольцо.
Атака с воздуха тоже не была хорошим вариантом — Сандал коснулся когтем защитного купола, тестируя его на прочность и спутника сразу отбросило назад. Всё та же энергия мёртвых душ. Эти бастарды Локи использовали её повсюду, не особенно стесняясь данного факта. Интересно, что сказал бы на это Ярополк Голицын?
Отправил ястреба под землю и тот обнаружил ещё один энергетический барьер, который прикрывал подземную часть крепости. Та и правда была колоссальной — сразу семь уходящих вниз ярусов, раскинувшихся под всем крепостным двором. На такой площади можно разместить, что угодно — от тысяч солдат и конструктов до сотен единиц техники.
Повторить ту же схему, что я использовал с лечебницей, тоже не выйдет — там всё упиралось в систему защиты от проникновения и баланс артефактов. А здесь я имел дело с цельным и мощным энергетическим барьером. Даже если вычерпать под крепостью всю породу, уверен, она останется стоять на месте. Накопители стабилизируют её за счёт выплёскиваемой мощи. Да и попробуй ещё выгреби грунт под такой махиной — ястребу придётся сделать сотни, а то и тысячи подходов, прежде чем что-то начнёт получаться.
На защитных рубежах началось движение — менялась часть команд, которые дежурили в своих подземных укреплениях. До территории крепости, они тоже добирались под землёй — по проделанным тоннелям. Но это было уже не столь важно. Моё внимание привлекли гвардейцы, что сейчас покидали самую первую линию обороны, уходя в сторону цитадели.
Защиту этого рубежа, ястреб прошибить был в состоянии. Вернее, у меня с лихвой хватило бы на это силы. Локальный прорыв и такого же формата удар — не слишком сложная задача. Проблема только в том, что для Ореховых это будет напоминать комариный укус. Десяток опустошенных накопителей, немного разрушений на внешнем рубеже и несколько мёртвых гвардейцев — так себе результат божественного гнева.
Но это, если не принимать во внимание, иные открывающиеся возможности. Я мысленно озвучил план обоим спутникам и через мгновение Сандал рухнул вниз, прошив оборонительный щит первого рубежа.
Пять фигурок, что двигались по подземному тоннелю, сразу же остановились, получив сигнал тревоги. А вот их сменщики, что недавно с ними разминулись, напротив ускорились, спеша добраться до бункера.
Они были совсем рядом, когда ястреб добрался до первых артефактов, что питали собой участок внешнего щита и принялся за их уничтожение. Призрачное состояние уберегло его от воздействия большинства оборонительных схем противника — всё же это была первая линия защиты. Всё лучшее приберегли для следующих двух. А то, что было максимально эффективным, использовали для обороны самих стен и башни.
Тем не менее, Сандал крушил и уничтожал. Расколол нестолько столбов, которые должны были генерировать электрические разряды по целям, обратил в пыль заросли кустарника, который на самом деле представлял собой локальный контур с непонятной целью и приличным количеством влитой внутрь силы.
Уничтожил ещё десяток защитных конструкций подобного рода. А потом пробил защиту небольшого бункера и нырнул внутрь.
Пятерка новых Одарённых уже была здесь — трое активировали ударные рунные комбинации, четвёртый мониторил пространство при помощи артефакта наблюдения, а последний докладывал обстановку. Как ни странно — при помощи самого обычного телефонного аппарата, а не дарфона.
Когда ястреб пробил защиту и оказался внутри, раздался пронзительный противный писк и все гвардейцы на момент замерли. А потом умерли — спутник прикончил их за какие-то доли секунды.
Теперь в полёт отправился Мьёльнир. Сандал не зря обучал его переходу в призрачное состояние — сейчас камень мчался вперёд именно в таком виде.
Щиты этого участка третьего рубежа практически не функционировали, а бункер прикрывала только половина накопителей — с остальными уже разобрался ястреб. Так что живой камень без проблем пронзил его защиту, оказавшись внутри крохотного помещения.
Ещё через секунду оба моих спутника были в коридоре, по которому спешно отступали Одарённые, что были в предыдущий смене. Они почти дошли до второй оборонительной линии — массивная металлическая дверь, через которую им требовалось пройти, была буквально в паре десятков метров. Почти идеально.
Небольшой выплеск силы и лампочки коридора потускнели, погрузив его в почти полным мрак. А потом зазвучал хриплый голос.
— Шли по лесу егерр-р-ря!
Двое замыкающих, не сговариваясь ударили печатями. Один из них ещё и разрядил сразу пять ударных артефактов, обрушив на пространство коридора мощь сразу нескольких стихий.
В этот раз Сандал сработал нарочито грязно. Вернее, первого из отступающих, который находился в центре небольшой группы, он прикончил максимально чисто — вытащил мозг и шмякнул его на бетонный пол. Но когда добрался до одного из той пары Одарённых, что недавно использовали силу, методика поменялась.
Технически, умер тот тоже сразу — материализация когтя в твоих мозгах не способствует долгой и счастливой жизни. Но потом ястреб вскрыл его грудную клетку и брюхо. Добрался клювом до горла, оторвал когтями челюсть. Отбросил в сторону плечевой сустав.
Второй гвардеец, что прикрывал эту небольшую группу, дико орал, вжавшись спиной в стену и вовсю черпал энергию из артефактов-накопителей, обрушивая удары печатей прямо на тело своего недавнего соратника.
Мьёльнир, коснулся одного из артефактов орущего солдата. Перевёл его в призрачное состояние и сбросил на пол. А потом ловко занял его место. Пришлось ужаться в размерах и изменить вид внешней поверхности — теперь она выглядела, как металл. Визуально, это был точно такой же артефакт, как все остальные.
Он даже на энергетическом уровне замаскировался, чтобы излучать ровно такой фон, как полагалось.
Двое военных уже добрались до двери. Один их них, с нашивками сержанта вставил в неё ключ и провернув его, замолотил по металлу руками.
— Сыров, открывай! У нас тут прорыв!
Сандал ждал, зависнув в воздухе. Мьёльнир старательно мимикрировал под обычный артефакт в виде металлического браслета. А отставший от остальных гвардеец, опрометью бросился к двери.
— По инструкции, не положено. У вас там прорыв, сам сказал. А если сюда пролезут?
Голос звучал из небольшого динамика, установленного на стене. И услышанное сержанту явно не понравилось. Тот слегка затравленно оглянулся назад. Потом посмотрел на солдата, который только что остановился рядом. И снова повернулся к двери.
— Прорыв ликвидирован. Атака отбита. Группа понесла потери, но ситуация в норме.
На той стороне чуть подумали. Потом тот же голос ещё раз подтвердил свою позицию.
— Не положено. Угроза прорыва сохраняется.
Поняв, что препираться в таком ключе они могут ещё долго, я дал Сандалу команду подняться в воздух. Только пройти не через защиту коридора, а пробить щиты того самого бункера.
Оказавшись на поверхности, ястреб снова принялся крушить защитные артефакты, смещаясь вдоль линии обороны. А я при помощи Мьёльнира прислушивался к беседе в коридоре. Двое вояк всё ещё ожесточённо спорили — один вспоминал все совместные попойки и даже какую-то юную деву, которую уступил другому воину. Ну а тот упирал на инструкции и безопасность.
Впрочем, по мере того, как рос масштаб разрушений наверху, а эпицентр событий удалялся от подземного тоннеля, решимость военного, что блокировал дверь, ослабевала.
В конце концов, с другой стороны тоже заскрежетал ключ и трое смертных с радостными лицами ввалились в открывшийся проём.
Переход проходил как раз по линии второго эшелона защиты и я затаив дыхание, наблюдал за ситуацией с Мьёльниром. Но всё прошло отлично — оборонительная система противника не восприняла его в качестве угрозы.
Причина была проста — каждый из гвардейцев, располагал артефактом, который идентифицировал его в качестве солдата Ореховых. Причём не из тех, что можно снять и использовать в своих собственных целях. У кого-то в качестве подобного идентификатора использовалась одна из костей организма, другие носили отпечаток силы на внутренних органах, а были и те, у которых мощь оказалась растворена в крови.
Так или иначе, защитные контуры видели в них своих. А учитывая количество артефактов, которое носили на себе солдаты рода, на них щит тоже не должен был реагировать.
Будь Мьёльнир в призрачном состоянии или двигайся отдельно — его восприняли бы совсем иначе. Но сейчас живой камень был браслетом на запястье гвардейца. И я приложил все усилия, чтобы излучаемый им фон совпадал с обычным артефактом-накопителем.
Второе слабое место — наш канал связи. Да, его стенки сотканы из чистой божественной мощи, пусть я и мог перекачивать по нему самую обычную энергию. По идее, защита не должна была его зафиксировать. Тем более, я постарался сделать его невидимым для любых наблюдательных систем.
Что интересно, это сработало. Как минимум, в отношении второго эшелона обороны. Мьёльнира не обнаружили, связь с ним у меня осталась, а через десять минут быстрого бега по тоннелю, спутник уже оказался около третьей оборонительной линии.
Сандал всё ещё развлекался на внешнем рубеже, теперь терзая выдвинувшихся сюда костяных псов. На самом деле, я не совсем понимал, зачем их вообще бросили в бой. Никто из противников не видел Сандала — думаю, они прекрасно понимали, что против них действует некий призрачный конструкт. Видимо тоже действовали согласно инструкции.
В ответ на мою мысль, ястреб яростно возмутился, заявив, что он вообще-то полноценная разумная сущность. И вырвал позвоночник последней костяной собаке.
Мьёльнир же проходил через крепостные стены. Миновал тот самый энергетический барьер, что со всех сторон окружал крепость. Последняя оборонительная линия врага, которую ему требовалось преодолеть.
На какую-то секунду канал связи со спутником замерцал и у меня внутри всё похолодело. Но в следующий момент канал стабилизировался, а Мьёльнир передал, что готов действовать.
Я поднял Сандала в воздух, обеспечив себе полную картинку происходящего сверху. Пару мгновений наблюдал за постепенно просыпающейся крепостью — загорался свет, по двору мчались вооружённые люди, сыпались команды офицеров.
К троим выжившим, которые спешили на доклад к руководству, подлетел парень, на ходу застёгивающий рубашку.
— Кто атакует? Что вы видели? Доложить!
Растрёпанный, до конца не одетый. Судя по запахам, которыми от него тянуло — только недавно вынырнул из постели с женщиной. А ещё на пальце имелся родовой перстень. Либо сын графа Орехова, либо кто-то из ближайших родичей. Который решил лично послушать уцелевших свидетелей прорыва.
Зря он так.

***  

===                         

Глава XX

Троица гвардейцев вытянулась по струнке, а я принялся постепенно вливать в Мьёльнира божественную силу. Пропускная способность канала, который тянулся сразу через несколько линий вражеской защиты, серьёзно просела, но я всё ещё мог передавать приемлемый объём мощи. Вопрос только в том, как её теперь использовать?
Оптимальным вариантом было бы взять под контроль одного из смертных внутри крепости. Но мой уровень владения ментальными техниками не позволял провернуть нечто подобное. Тогда как безопасностью с этой точки зрения, Ореховы озаботились — внутри разума каждого гвардейца был целый комплект хитроумных плетений, который должен был либо уберечь его от вторжения, либо прикончить, если остановить атаку не получалось.
Член рода, который стоял рядом, располагал ещё более мощной защитой. Пытаться превратить его в марионетку, было бы ещё более глупо.
Основное преимущество в том, что я пусть и опосредованно, но уже находился внутри. Если не прорываться внутрь башни или не пытаться добраться до подземных ярусов, сопротивление Мьёльниру могли оказать лишь сами смертные. А всё, что были в состоянии противопоставить ему солдаты Ореховых — свою личную защиту. Которая в отличие от мощных и накачанных силой артефактных систем, могла быть легко пробита божественной энергией.
Да, у центральной башни имелись активные контуры. Но я успел изучить их, используя глаза Сандала и убедился, что все они нацелены на масштабное воздействие по площади. Мощные и сокрушительные удары, которые должны были выкосить наступающих. Если вспомнить, что в качестве атакующего окажется Мьёльнир, то противник будет вынужден массово истреблять собственных солдат и разрушать свои же постройки, пытаясь накрыть небольшую цель. К тому же, обеспечить защиту каменного спутника будет не так сложно. Это прорывать вражескую оборону нелегко. А вот прикрыть небольшой кусочек спрессованной каменной плоти, совсем другая задача.
Сержант рассказывал о «жестокой схватке с конструктом неизвестного типа», в которой все они проявили чудеса храбрости и ценой жизни двух солдат отбросили врага. А я решил, что пора действовать.
Мьёльнир слетел с руки гвардейца, который этого даже не заметил и обернувшись небольшим каменным диском, ударил в горло принимающего доклад Орехова.
На том была кольчуга, напитанная силой душ и имелся целый набор защитных артефактов. Но первая не была выведена на максимум — он машинально накинул её, покидая крепость и явно не готовился к схватке прямо сейчас. Активная защита и вовсе не успела — артефакты ударили уже после того, как на мостовую брызнули капельки крови.
Сержант замер, ошарашенно наблюдая, как голова его командира медленно сползает вбок, после чего падает на землю. Потом отступил назад, не менее ошеломлённо разглядывая рухнувшее обезглавленное тело.
Несмотря на успешную атаку, обошлась она недёшево — даже в своём стандартном состоянии, кольчуга потребовала практически половину силы, которую я собрал внутри Мьёльнира. Позаботься Орехов о максимальной защите, остался бы жив. Все же энергия погибших душ, это не обычная мощь Одарённого. Пробить сотканную из неё вязь намного сложнее.
Но парень оказался самоуверенным циклопом и теперь он мёртв. А Мьёльнир метнулся к артефактам-накопителям на его пальцах. Сразу три кольца, внутри которых была масса силы, что сейчас вливалась в моего спутника.
Сержант уловил движение, но на момент замешкался, не зная, как поступить. Для того, чтобы ударить печатью по трупу своего господина, нужна определённая смелость. Особенно, если он только что погиб, а сам ты стоишь напротив и станешь первым подозреваемым в убийстве.
Он так и не ударил. А через секунду Мьёльнир избавил его от моральных терзаний — в форме всё того же каменного диска, который показал свою эффективность, снёс головы всем троим гвардейцам.
Сразу с двух сторон бежали люди, а Сандал показывал, как сюда шагает группа цельнометаллических конструктов. Но я всё же сделал ещё одну вещь — направил спутника к родовому перстню Ореховых.
Громадное количество сконцентрированной силы, сложная вязь идентифицирующих плетений, завязка на душу носителя и даже возможность мысленной связи с другими носителями подобных перстней.
Поглотить всю ту мощь, что содержалась внутри, было невозможно. Слишком много. Слишком чуждая. Слишком завязана на страдания и боль. Даже сильный Одарённый погиб бы, пытаясь просто изучить этот перстень. Но я был Меркурием. Одним из старших богов Рима. И прекрасно понимал, как можно использовать подобное.
Чтобы не возиться с плетением, которое фиксировало перстень на теле владельца, Мьёльнир оттяпал всю кисть и вместе с ней рванул вперёд по двору крепости.
Кто-то из Одарённых углядел движение — мелькнули печати, полыхнули вспышки ударов, кто-то вовсе пустил в дело вербальное управление силой. Но цели они само собой, не достигли — Мьёльнир благополучно добрался до нужного места. А именно, до крыши одного из корпусов, который почти примыкал к стене — расстояние между ними было не больше тридцати метров. Как раз рядом с ним сейчас шагали те самые цельнометаллические конструкты.
Как только спутник оказался на позиции, я потянулся божественной мощью к родовому перстню Ореховых, используя живой камень в качестве своего рода посредника.
Вклинился в защитные схемы, разворошил сконцентрированную под колоссальным давлением силу, тронул контролирующие плетения.
Взять всё это под контроль и перехватить управление — неимоверно сложная задача. Но я и не собирался этого делать. Всё, что мне было нужно — разрушить отлаженную систему, которая поддерживала артефакт стабильным.
Как только это получилось, Мьёльнир рванул к дальней части крыши и перемахнул на следующий корпус. А через секунду сзади бахнул выплеск сил.
Это оказалось даже более смертоносно, чем я предполагал. Фонтаны энергии буквально распыляли каменную кладку, здания, уничтожая встроенные в неё артефакты. Облако мощи затопило приличный участок двора, уничтожив всё живое, что оказалось в зоне поражения. А солидная часть энергии просто устремилась вверх, ударив во внутреннюю часть купола. Тот, к сожалению, устоял.
Но и без этого, разрушений оказалось более чем достаточно. Треть постройки, на крыше которой произошла детонация, обратилась в руины, а удар по двору накрыл не меньше полусотни гвардейцев. Что интересно, двое цельнометаллических конструктов уцелели. Оплавились, пострадали и почти опустошили свои накопители, но сохранили боеспособность. Сейчас оба выбирались из под завала, в котором оказались.
Блеснувший яростной радостью Мьёльнир ринулся дальше. Спутник был рад, что наконец смог сыграть главную роль в бою с противником и оказаться полезным. В отличие от Сандала, которому оставалось лишь громко клекотать да мысленно сетовать, что он не может присоединиться к своему собрату по оружию.
Живой камень прополз по стене соседнего корпуса, один за другим опустошая его защитные артефакты. Сейчас внутри него было столько мощи, что её с трудом получалось сдерживать. Поэтому в какой-то момент он выплеснул энергию в обратном направлении — ударил по кладке, рассекая ту до самой земли.
Следующий удар был нацелен на перекрытия, а потом Мьёльнир разорвал кладку горизонтально.
Махнув на крышу, сместился к другой части здания, снова принявшись вбирать в себя силу защитных артефактов. Чем дольше спутник этим занимался, тем лучше у него получалось. Возможно не зря они тогда с Сандалом учинили тот бардак в вагоне поезда — не поглоти Мьёльнир энергию артефакта, я бы вряд-ли задумался о подобном ходе в бою.
В какой-то момент живой камень неожиданно перешёл к иному формату действия — выстрелил десятками нитей, которые потянулись к местам концентрации силы, выбирая её до последней крохи и неся к моему спутнику.
Каналов связи становилось всё больше, а энергия начала закручиваться в настоящий энергетический вихрь. Я же вливал в Мьёльнира столько божественной мощи, сколько позволял канал — учитывая колоссальную концентрацию, имелся риск того, что структура каменной плоти спутника попросту не выдержит и распадётся. Сила «искры» позволяла повысить стабильность живого камня.
Процесс сбора энергии быстро стал слабо контролируемым. Сначала, восхищённый открывшейся способностью Мьёльнир, сам стремительно наращивал количество нитей. А потом растерянно просигналил, что не может остановить появление новых. Сейчас он тянул мощь из всех артефактов, что были поблизости и быстро расширял радиус поглощения.
Мои возможности были ограничены — энергетический барьер, что окружал родовую крепость Ореховых, не позволял вмешаться напрямую. Да и три оборонительных рубежа тоже никуда не исчезли. Сандал потрепал лишь небольшой участок самого первого из них.
Каменной плоти было слишком мало, чтобы вместить в себя подобный объём, поэтому прямо в крепостном дворе начал формироваться полноценный смерч, состоящий из разноформатной энергии. Здесь было намешано всё — от силы пробойных тварей до эманаций умирающих человеческих душ. А где-то в центре этого «стихийного явления» кружился ошеломлённый Мьёльнир.
Разваливались стены, обращались в пыль конструкты, плавился металл, бесполезными вспышками полыхали печати Одарённых, которые за неимением лучших идей, пытались без затей атаковать цель.
Когда два больших корпуса фактически превратились в руины, а нижняя часть смерча прогрызла землю, добравшись до первого из подземных ярусов, хозяин крепости не выдержал. Центральная башня, что до этого тёмной громадой возвышалась над местом схватки, на доли секунды завибрировала от выплёскиваемой мощи. А потом на смерч обрушился удар. Это было похоже на колоссальных размеров руку, которая обхватывает энергетическую структуру вихря, безжалостно ломает и гасит её. После чего отшвыривает остатки в сторону крепостной стены.
Атака была запредельной по своей силе и обеспеченной уже знакомой энергией — сейчас противник разрядил массу артефактов, наполненных силой, извлечённой из человеческих душ.
Но одновременно с этим стало понятно, почему Ореховы так тянули с вмешательством. Система активной защиты башни была рассчитана на ситуацию, когда некто уже пробил все предыдущие линии обороны и ворвался внутрь. На расклад, в котором не было ни энергетического барьера, ни самой крепостной стены, ни тем более внешних рубежей.
Сейчас же всё это было целым. По крайней мере, до момента удара со стороны башни.
Мощная волна силы заставила барьер замерцать — к такому шквалу силы, что обрушился на него изнутри, он готов не был. И я сразу воспользовался ситуацией, потянув ошарашенного Мьёльнира наружу.
Он больше не являлся центром уничтожающего всё вокруг энергетического смерча, но был настолько переполнен силой, что без проблем прорвал ослабленный щит и оказался снаружи.
Сразу же активировалась целая пачка защитных контуров. Но теперь канал был открыт практически полностью, так что я мог управлять действиями спутника.
Впрочем он и сам принялся за дело — практически рефлекторно ударил по накопителям, выкачивая из них энергию и лишая ударные плетения силы противника. А потом обрушил всю извлечённую мощь обратно, выжигая схему контуров, уничтожая конструктов и забирая жизни солдат.
За какие-то десять секунд проделал солидную брешь в обороне врага, пройдя насквозь все защитные рубежи и долетев до опушки леса.
На момент у меня даже зародилась мысль, продолжить атаку и выжечь все три оборонительные линии Ореховых, лишив их крепость внешней защиты. Но стоило проверить состояние Мьёльнира, как идея сразу же погасла.
Живой камень был критично разбалансирован. Слишком много силы через него прошло и слишком запредельные нагрузки пришлось выдержать. Боюсь, даже повторный прорыв через систему внешней обороны может привести к его полному распаду. Не говоря уже о чём-то напоминающем тот смерч, что он развернул внутри крепостного двора.
Поэтому я потянул его к себе и через мгновение вокруг моей правой руки снова обвился каменный браслет. Раскалённый настолько, что мне пришлось использовать силу, чтобы плоть смертной оболочки не превратилась в обугленное мясо.
Ещё Мьёльнир был изрядно растерян — похоже сам не ожидал, что окажется способен на подобное. А его энергетическая структура пребывала в состоянии полного хаоса. Как у титана, который побывал в царстве мёртвых, потом отметил своё возвращение с Вакхом, а дальше решил отправиться в гости к Нептуну. Проделав всё это, без согласия богов, если вы понимаете о чём я.
Когда я развернувшись, помчался по лесу, в голове раздался тонкий писк.
— Я сс-с-сделал правильно? Мы победили?
Правильным было бы сказать, что мы потрепали врагов и провели великолепную разведку боем. Но в целом, спутник был прав.
— Победили. А когда ты полностью восстановишься, мы вернёмся сюда ещё раз и сотрём их крепость с лица земли.
Со стороны живого камня хлынула волна удовлетворения, а потом снова послышался его голос,
— То есс-с-сть я молодец?
Усмехнувшись, подтвердил, что он действительно молодец. После чего последовала неожиданная реплика.
— А Крисс-с-стина исс-с-спечёт торт?
На момент я даже сбился с шага и снёс молодое деревце. С чего он вообще взял, что Кристина умеет печь торты? Рыжая несколько раз готовила, но вот в выпекании сладостей пока замечена не была. Впрочем, почему бы и нет?
— Думаю она попробует. А если не выйдет, мы всегда можем заказать торт где-то ещё.
Тот несколько секунд подумал, после чего осторожно пискнул.
— Я хочу тот, что сделает Крисс-с-стина!
Когда она успела перетянуть Мьёльнира на свою сторону? Камень вроде практически всегда был со мной. Или это спонтанная симпатия, к которой послушница не имеет прямого отношения?
Как бы там ни было, я согласился с идеей о том, что рыжеволосая обязательно что-то испечёт и спутник успокоился.
А вот Сандал, напротив, был в ярости. В основном из-за того, что практически не участвовал в бою и вся слава досталась Мьёльниру. Да и мощь живого камня здорово выросла. Хотя, как знать — возможно ястреба раздражала мысль, что он не может на таких же основаниях потребовать себе клубники. Учитывая, что мне приходилось стремительно мчаться по лесу, маневрируя между деревьев, возможность детально покопаться в его мыслях, отсутствовала.
Зато Сандал получил добро на атаку всех встречающихся гвардейцев Ореховых, чем немедленно воспользовался. Он забирал жизни военных, уничтожал артефакты и рвал в клочья подконтрольных врагу животных, сея хаос на всей полосе нашего движения. Пару раз, когда считал, что находится достаточно далеко от меня, даже пробовал повторить фокус Мьёльнира с вытягиванием силы из артефактов-накопителей. Правда без особого успеха. Всё, что у него получалось — взрывать их, разнося на части.
Я не видел смысла скрываться на обратной дороге. Пусть знают, кто именно нанёс удар и опасаются меня. Как минимум, вероятность отправки отряда, чтобы подловить кого-то из соратников, значительно снизится. Ореховы дважды подумают, прежде чем отправлять какие-то силы к моей усадьбе.
Вполне вероятно, что после сегодняшней демонстрации силы, они вовсе попытаются заключить мирное соглашение. Либо стянут все возможные силы, чтобы выступить против меня настоящей армией. Этот вариант тоже был вероятен и даже отчасти опасен, если они бы отправились немедленно. Но сейчас врагам потребуется разобраться с последствиями атаки, на что точно уйдёт какое-то время. Что означает, я успею привести в порядок Мьёльнира. А если вспомнить, что спутник творил на поле боя и как лихо разбирался с артефактами, шансов у Ореховых практически не оставалось.
На этот раз, путь до усадьбы занял около двух часов. Сандал отправился облетать её по широкому кругу, а я двинулся к ступеням крыльца.
Оказавшись внутри, сразу зашагал на кухню — сегодня пришлось активно использовать божественную силу и смертная плоть требовала немедленной компенсации.
Обнаружив яблочный пирог, отрезал треть и поставил отдельно для Мьёльнира. Тот немедленно перебрался на столешницу и принялся поглощать угощение, а я набросился на то, что осталось. С энергоструктурой живого камня я работал всю дорогу обратно. И продолжал взаимодействовать сейчас, повышая уровень её стабильности, открывая новые каналы и приводя в порядок мечущиеся из стороны в сторону показатели энергоёмкости.
Именно в таком положении нас застал Ульрих. Усевшись напротив меня, задумчиво глянул на Мьёльнира, что сожрал уже половину пирога. Посмотрел на меня.
— Я почувствовал выплеск энергии. Где-то очень далеко, по направлению к границе Цин. Это же был ты, верно?
Пожав плечами, дожевал откушенный кусок яблочного пирога.
— Если быть точным, это были сами Ореховы. Пытались успокоить вот это каменное чудовище, что чуть не разнесло им крепость.
Свенсон опустил взгляд на спутника, а тот довольно пропищал.
— Мьёльнир молодесс-с-с! Надрал им задницы!
Сразу же замолчал, выбросив две ложноножки в сторону пирога. А я покачал головой. Его словарный запас иногда заставлял удивляться.
Потомок ётунов, сидящий напротив, кивнул. Пару секунд подумал, разглядывая меня.
— С этими отбросами мы справимся, я уверен. Но вот, если сюда и правда заявится Хранитель, будет сложно.
Я непонимающе глянул на него.
— Почему? Это такой же смертный? Который придёт своими ногами. То есть у него не будет крепости, в которой можно сделать артефактом каждый камень и жить посреди океана подконтрольной силы. Он притащит только то, что сможет унести на себе. А Мьёльнир радостно вскроет и сожрёт все его накопители. Останется лишь совладать с личной силой смертного.
На последнем слова швед чуть поморщился. Потом скептически хмыкнул.
— Он может и будет смертным. Но вспомни ту энергию, что дали наёмникам артефакты Хранителей. И подумай, сколько всего у них может быть в арсенале. Тем более, если они регулярно зачищают Пробои, где есть… В которых встречаются божественные сущности.
В чём-то он был прав. С другой же стороны, тут имелось сразу несколько «но». Для начала, богов не так много. По крайней мере сильных и чего-то стоящих. А Пробоев каждый день возникает масса. Не думаю, что Хранители встречали действительно большое количество заточённых божеств. Безусловно, такой опыт у них есть и кристаллы с заключенной внутри силой, они тоже получали. В теории, даже могли наладить с кем-то контакт, перенимая знания об иных методах управления силой.
Но я хорошо знал смертных. Все самые мощные инструменты наверняка доступны только Хранителям высшего звена. Тем, кто управляет и манипулирует всеми остальными. А для визита ко мне, выберут кого-то малозначительного и слабого. В конце концов, ему предстоит всего лишь разобраться с малоизвестным дворянином.
Конечно, точка зрения ордена может измениться после сегодняшней стычки с Ореховыми. Но для начала нужно, чтобы граф честно изложил им всю ситуацию. А вторая сторона полностью поверила в его искренность. Опять же, насколько я знал смертных, такое развитие событий было практически невозможным.
— Мы справимся. Хранители, это всего лишь люди, которые мучают и убивают души других смертных, чтобы обрести силу. Возможно когда-то они и одолели богов этого мира, но если всё так и было, то, думаю, они ударили чем-то запредельно мощным и потребовавшим коллективных усилий. Тем, что не так просто повторить.
Я потянулся к оставшемся куску пирога, но пальцы прошли сквозь воздух — Мьёльнир воспользовался моментом и сейчас втягивал в себя остатки лакомства, окружив его со всех сторон ложноножками.
— Рано или поздно это приведёт к войне со всеми Хранителями. Которых могут поддержать целые страны. Или, как минимум, десятки влиятельных родов.
Откинувшись на стуле, я покосился в сторону холодильника. Смертная плоть не насытилась и требовала ещё еды. Желательно побольше. Уловив мой настрой, Мьёльнир, что ещё разбирался с последним куском пирога, отполз в сторону и намекнул, что делиться не собирается. А я вернул внимание на Ульриха.
— Если дело и правда дойдёт до большой войны, то к тому моменту за моими плечами уже будет целая армия. И пантеон молодых богов этого мира.
А ещё можно выпустить из заключения Кроноса. Отличный будет отвлекающий манёвр. Правда, это может стоить мне половины мира. Но на какое-то время, Хранителям точно станет не до других проблем.
— Молодых богов?
Голос звучал удивлённо, а в глазах плескалось изумление. Мне оставалось лишь пожать плечами.
— Нужно же кому-то править этим миром, верно? У каждого из свиты есть шанс занять своё место в новом пантеоне.
Судя по изменившемуся лицу, о таком варианте скандинав ещё не размышлял. И кажется проникся открывающимися перспективами.
Встав, я проверил холодильник и не обнаружив там ничего съестного, разочарованно хмыкнул.
— Надо бы заказать провизии.
Швед машинально кивнул.
— Да, я утром передам девушкам.
Заметив мой вопросительный взгляд, объяснил.
— Мы с Лерой договорились дежурить по очереди. Она где-то час, как спит, а я вот заступил.
Вздохнув, я покачал головой,
— Иди спать. Сандал уже на страже, если что поднимет. Да и стены усадьбы, сами по себе, отличная защита.
Тот явно сомневался, но всё же отправился в постель. А я ещё раз обыскал кухню в поисках еды и ничего не обнаружив, поднялся наверх.
Заснул я практически сразу — разум отключился, как только тело оказалось в мягкой постели. Проснувшись, обнаружил, что за окном брезжит рассвет, а желудок буквально сводит от голода. Кронос их всех дери, почему моя смертная оболочка настолько слаба?
Меня разбирало недовольство, но пришлось подниматься на ноги и спускаться вниз. Еды в доме не прибавилось, так что я прибегнул к старому и проверенному веками способу — отправил спутника на охоту.
Уже через десять минут Сандал притащил из леса убитую свинью. Спустя ещё четверть часа она была приведена в подобающий вид, насажена на вертел и начала обжариваться. Костёр я решил развести прямо на опушке дикого леса, что выходил к саду. Не захотел пачкать кухню и наводить хаос внутри имения.
Ощущение голода слегка раздражало, поэтому я небольшими порциями вбрасывал в пламя силу, позволяя ему пропекать мясо быстрее. А скоро, уже срезал тонкие ломти с поверхности туши, сразу же отправляя их в рот.
Именно в таком виде меня и застал пассажир выкатившийся из леса изящной машины.
Выбравшийся оттуда солидный седой мужчина, с сомнением осмотрел костёр и тушу, что на нём жарилась. Потом прошёлся взглядом по мне. В глазах скользнуло лёгкое недоумение, но тем не менее, он зашагал в мою сторону.
Приблизившись, коротко кивнул и поинтересовался.
— Приветствую вас. Не подскажете, где я могу найти Василия Афеева?

***

***   

===                      

Глава XXI

Над головой кружил Сандал, который сопровождал транспорт с момента его появлений около границ владений. А я задумчиво посмотрел на мужчину. Одет вполне прилично, по рангу силы — Окольничий. На пальце родовой перстень с неизвестным мне гербом.
Определившись с линией поведения, озвучил вопрос.
— Извините, что уточняю, но зачем он вам?
Смертный, сдвинулся чуть в сторону, встав сбоку от свиной туши.
— У меня приглашение от графа Муравьёва-Амурского, которое требуется передать лично в руки.
Ещё один граф. Этому-то что от меня нужно? Тоже хочет долги стребовать? Или седой смертный привёз объявление о начале войны родов?
Посмотрев на медленно запекающуюся свиную тушу, вздохнул.
— Я и есть Василий Афеев. Что просил передать граф?
Если мужчина и удивился, то внешне никак этого не выразил. Отвесив неглубокий поклон, достал из внутреннего кармана запечатанный конверт и протянул мне.
— Приглашение на сегодняшний приём, Ваше Благородие. Можете взять с собой двоих спутников, на ваш выбор. Все детали указаны в письме. Нижайше благодарю за беседу и от имени моего господина передаю, что вам будут крайне рады.
Видимо заметив мелькнувшее в моих глазах удивление, добавил.
— Почти все заинтересованные лица знают, кому город обязан своим спасением. Граф на момент инцидента отсутствовал, но во Владивостоке оставались его дети. Он крайне вам признателен.
Договорив, ещё раз поклонился и развернулся, собираясь отправиться к машине. Но неожиданно застыл на месте — из-за деревьев выбрался Жорик, который медленно тёр друг о друга костяные клинки. И если я хорошо чувствовал его задумчивость, то вот с точки зрения смертного, картина выглядела несколько иначе.
— У вас тут некроконструкт, — нейтрально отметил он, оглянувшись назад.
— Его зовут Жорик и он безобиден. Конечно, если вы не задумали чего-то дурного.
Смертный вроде бы поверил. Но траекторию дороги до автомобиля всё равно изменил так, чтобы находиться максимально далеко от питомца Леры.
Тот по-моему слегка обиделся. Какое-то время постоял, смотря на визитёра, а потом фыркнул и скрылся в лесу. Мужчина сразу ускорился, бросая взгляды по сторонам и через какие-то секунды машина уже рванула назад по лесной дороге.
Конверт я засунул в карман, а сам переключился на мясо. Но через десять минут мне снова помешали. На этот раз Кристина, которая углядела с веранды поднимающийся дым и пронеслась через заросший сад.
Замерев рядом со мной, удивлённо уставилась на свиную тушу.
— Это что?
Я покосился на девушку, которая была одета только в лёгкий свитер, что едва прикрывал бёдра и сейчас стояла на утренней прохладе, обхватив себя руками.
— Еда. Если хочешь, угощайся.
Рыжая с сомнением посмотрела на тушу. Потом на лес. Закончила тем, что с выражением явного негодования уставилась на меня.
— Дикое животное, зажаренное на вертеле, значит. Без соли, специй и соуса. Мы что, в пещере живём? Или по лесу голозадыми дикарями бродим?
Я выразительно посмотрел на её ноги и та неожиданно смутилась, одёрнув свитер вниз. А потом решительно схватила меня за локоть.
— Идём в дом. Там яблочный пирог есть.
Мьёльнир издал тоскливый писк и я поддержал его, с грустью вздохнув.
— Пирога уже нет.
Рыжеволосая на секунду задумалась, но сразу же нашла решение.
— Тогда отправь Сандала в деревню. Тут недалеко совсем, он быстро долетит. Пусть оставит им денег, а взамен принесёт продуктов. Я составлю список.
Теперь уже я с подозрением посмотрел на тушу свиньи, а потом и на ястреба. Пожалуй, не зря она мне сразу показалась какой-то слишком толстой для дикой. Не бывает у лесных зверей такого количества жира.
Крылатый спутник моментально умчался вдаль, сделав вид, что патрулирует местность. А Кристина, которая так и держала меня за локоть, продолжила.
— Омлет, запечённая курица, котлеты, пирог с мясом. Это всё ведь лучше, чем просто зажаренная на костре свинина?
Тут я был вынужден согласиться. Безусловно, зажаренная туша напоминала о славном прошлом. Но тогда чаще всего готовил кто-то из свиты и как я теперь понимал, они то как раз использовали соль и специи. Даже если нет, мясо всё равно требовалось только для антуража. В основном мы с братьями просто пили амброзию.
Эх. Нескоро у меня получится снова посидеть с кем-то из них, смотря, как медленно прожаривается бычок и делясь последними новостями. Не факт, что вообще выйдет.
Через пару минут мы вместе с рыжей послушницей уже заходили в дом. А ястреб прихватил с собой пятьсот рублей и отправился в ту самую деревню, где до этого позаимствовал свинью.
Вернулся, нагруженный продуктами и Кристина немедленно принялась за готовку. В процессе, один за другим подтянулись и другие члены свиты, разбуженные ранним шумом на кухне и запахами еды.
Пока они были заняты поглощением утреннего кофе, вскрыл конверт и ознакомился с текстом приглашения. Чем-то напоминало такую же бумагу от мурманского губернатора, что вызывало не самые приятные ассоциации.
Технически, я мог и не идти. В конце концов, мы с этим графом даже не были знакомы. Но с другой стороны, приём был шансом наладить контакт с местной знатью и присмотреться к ним. Кто чего стоит, кто с кем общается, о чём говорят, какой силой располагают. Раз я собираюсь задержаться в этой части империи, следовало знать, рядом с кем придётся жить.
После недолгого размышления, решил, что стоит поехать. После чего принялся раздавать поручения. От Леры требовался контроль над рабочими, которые должны были явиться уже через пару часов. Плюс, они с Кристиной отвечали за внутреннюю обстановку дома.
Орлов, который явился к завтраку последним, вместе с Ульрихом займётся отбором кандидатов в гвардию. Предпочтение отдавать солдатам с боевым опытом и Одарённым. В первую очередь тем, у кого немного шансов сделать хорошую карьеру иным путём.

    Читать    дальше    ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 ===   Источник :  https://moreknig.org/fantastika/boevaya-fantastika/362488-vozvyshenie-merkuriya-kniga-4-si.html   ===   https://author.today/work/287943   ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 86 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: