Главная » 2023 » Сентябрь » 22 » Возвышение 022
02:08
Возвышение 022

***  

===

Глава IX

Эффект от печати был относительно простым — она превращала пресную воду в солёную. Не в морскую со всем её тонким составом минералов, о котором любил, после десятка бокалов амброзии, порассуждать Нептун, а просто в солёную. За счёт этого, она могла действовать сразу на большой объём жидкости и была идеальна для воздействия на смертных, что рискнули оскорбить бога. Стоило грунту пропитаться солью, а воде из колодцев и рек стать непригодной для питья, как люди быстро осознавали свою неправоту и принимались молить о прощении. Которое далеко не всегда даровалось легко.
Сейчас я использовал оттиск в куда более ограниченном масштабе. Мощи «искры» хватило только на то, чтобы охватить тот кусок топей, что окружал наш островок. Но это оказалось достаточно — уже секунд через десять заметно снизилась скорость перемещения самих монстров, а потом стали слабеть извергаемые ими потоки воды.
Когда водяной щит одного из них практически полностью спал, сверху спикировал Сандал, моментально разорвавший противника пополам. Снова ударили печатями варвары, убрав ещё четверых. А я запустил в полёт Мьёльнира, который в этот раз принял форму каменного диска с зазубренными краями.
Спустя двадцать секунд все монстры были мертвы, а Сандал принялся за сбор пастилок, сразу забрасывая их в тонкий ранец, что висел за моими плечами.
— Что ты сделал с водой?
Я глянул на Ласку и с усмешкой пожал плечами.
— А как ты превратила одного из монстров в перекрученный кусок мяса? Что это была за печать?
Брюнетка прищурилась и ненадолго задумалась, но потом всё же качнула головой.
— Это наши тайны.
Кивнув, в тон ей ответил.
— А это мои. И раз вы пока не готовы делиться, я тоже промолчу.
Отвернулась, но в глазах я увидел задумчивость — намёк на возможный обмен секретами, сработал.
Используя Сандала в качестве разведчика, я отыскал что-то напоминающее тропу и мы добрались до следующего клочка суши, где повторили схему. Потом дошли до третьего. А после десятого, я уже перестал считать — в этом не было большого смысла.
Чтобы слегка разнообразить монотонную работу по истреблению монстров, я периодически ставил эксперименты. Вспомнив одну из печатей ледяных великанов, с которыми как-то вёл дела в облике аватара, попытался банально заморозить воду, а вместе с ней и пробойных тварей.
Оттиск не сработал. Самих монстров он вовсе не затронул, а воду в болоте подморозил лишь частично — в ней образовалось немного ледяной крошки, которая почти сразу растаяла.
Все другие попытки использовать разные варианты печатей, тоже провалились. Такое впечатление, что сама болотная вода сопротивлялась воздействию силы, не давая себя изменить. Скорее всего, дело было в том самом яде, который генерировали монстры. Какое-то его количество распространилось по всему болоту, делая его слабо восприимчивым к воздействию силой.
Постепенно стало понятно, почему срабатывает оттиск, который делал воду солёной. При первом контакте с топями, он тоже был эффективен далеко не полностью — менял лишь определённый объём жидкости, да и тот не полностью. Но соль сразу же нейтрализовала яд пробойных тварей, благодаря чему рамки действия печати вырастали. Потом увеличивались ещё и ещё — до тех пор, пока не достигали ограничения, обусловленного приложенной силой.
Рост был настолько быстрым, что для его фиксации требовалось пристально наблюдать за действием печати и распространением соли. Что я и проделал, когда в голове возник логичный вопрос — в чём исключительность именно этого варианта?
Мы методично очищали территорию от пробойных монстров, проходя один кусок за другим. Чем чаще я использовал печать, тем проще становилось — болотная вода тоже сообщается между собой, так что перед нами шла своего рода соляная волна, ослабляющая монстров. За счёт этого, каждое новое применение силы позволяло охватить больший объём, что в свою очередь усиливало «авангардную волну».
Ядра сверкали от энергии тварей, которых убивали мои спутники, а «искра» впитывала те крохи божественной силы, что содержались внутри них же. Только в её случае, осваивалась абсолютно всё. Независимо от того, кто именно прикончил монстра, капля божественной силы, что была внутри, доставалась мне.
Если не считать того, что процесс был максимально скучным, всё проходило достаточно успешно. Водяных монстров в болоте имелось множество и каждый из них приносил порцию энергии, к которой добавлялась чёрная пастилка.
Мой ранец уже был забит, поэтому я приказал Сандалу переключиться на гвардейцев, у каждого из которых за спиной висел такой же. Чёрные пастилки были дёшевы, но их уже набралось едва ли не тысяча.
Да и тело было практически под завязку залито трофейной энергией. Ещё немного и придётся выплёскивать её наружу, используя печати вхолостую.
Что меня смущало — несоответствие реальной угрозы и ранга, который присвоили Пробою. Оценка опасности базировалась на анализе фона, который излучало место прорыва. А он, в свою очередь был связан с объёмом силы, что содержалась внутри. Те водные монстры, которых мы убивали, безусловно были сложным противником. Но лишь с точки зрения их уничтожения. Нанести вред нам самим, они были не в состоянии.
Да и энергии в них было немного. Сомневаюсь, что из-за такого Пробою стали бы присваивать серебряный уровень опасности.
Когда, спустя несколько часов, мы вычистили всю территорию, догадка подтвердилась — несмотря на то, что вокруг не было ни единой пробойной твари, признаки закрытия отсутствовали. Что могло значить только одно — внутри были монстры, которых мы ещё не обнаружили.
Снизившийся до уровня моей головы Сандал, который заметно взбодрился от притока силы, немедленно озвучивал предположение.
— В лесу прр-р-рячутся! Сволочи!
Глянув на него, кивнул. Потом задумчиво посмотрел в сторону леса. Квадратный километр вязкой почвы, на которой каким-то чудом росли деревья. Скорее всего, именно в земле пробойные твари и скрывались.
За спиной прозвучал бодрый голос Ласки.
— Думаешь, там есть кто-то ещё?
Я оглянулся на промокшую и перепачканную в грязи брюнетку, что так и держала в правой руке меч. Холодное оружие мы в ход ещё ни разу не пускали, но девушка всё равно предпочла оставить его обнажённым.
— Уверен, что есть. Осталось решить, что с ними делать.
Самый просто вариант разведки я использовал незамедлительно — отправил вперёд Сандала, который в призрачном состоянии промчался под землёй. Силы сейчас было настолько много, что я вкачивал её с избытком — ястреб абсолютно не сдерживался в плане скорости.
Но спутник ничего не обнаружил. А когда вылетел в обратном направлении, я услышал тихий голос Скопы.
— Оттуда веет чем-то… Очень старой болью.
Развернувшись к усевшейся на пригорке девушке, уточнил.
— Откуда именно веет? О чём ты?
Та махнула рукой в сторону чёрных деревьев.
— Там много боли. Давней, но оттого не менее сильной.
Рядом с моим домом она тоже что-то чувствовала. Я даже отправлял их вместе с Сандалом, чтобы нашли то место или вещь, которую ощущает смертная. Но ничего конкретного они в тот раз не отыскали.
Подсветил ближайшие полсотни деревьев божественной силой. Ничего не обнаружив, повернулся к четвёрке варваров, которая ждала моего решения.
— Сейчас я отправлюсь на разведку. Один. А вы подождёте здесь.
Судя по тому, как скривились их лица, идея воинам пришлась не по душе. Тем не менее, возражений я не услышал.
Через пять минут я уже стоял на опушке странного леса, а ботинки вязли в грязи. Остановившись, немного подождал. Убедившись, что ничего не происходит, снова зашагал вперёд.
Странный Пробой. Сначала водные монстры, которые способны сопротивляться божественной силе. А теперь лес, где должны быть твари, но никого нет.
Замерев от пришедшей в голову мысли, подбросил в правой руке Мьёльнир, вкачивая в него силу. И почему я сразу об это не подумал? Неужели долгая монотонная работа способна настолько сильно повлиять даже на разум бога?
Если перед тобой абсолютно пустой лес, в которой нет никого живого, но при этом, он обязан быть заполнен тварями, то верный ответ может быть только один.
Преобразив живой камень во что-то вроде топора, я с силой метнул его вперёд и стоящее метрах в пяти от меня дерево, раскололось надвое. На момент я испытал разочарование — судя по разлетающейся в разные стороны трухе, ничего необычного там не было.
Но тут Мьёльнир вошёл в ещё один ствол. И его почти сразу отшвырнуло назад — если бы не дополнительная порция энергии, спутник сейчас улетел бы за пределы опушки. А я почувствовал неожиданно знакомый оттенок силы и удивлённо уставился на дерево, в котором зияла глубокая трещина.
Оно заскрипело, поводя ветвями, а я остановил уже пикирующего вниз Сандала и закричал.
— Стой! Это я, Меркурий! Как ты сюда попала? Откуда?
На короткий миг дерево замерло и мне показалось, что сейчас я услышу ответ. А может быть и увижу, воплощение дриады. Но вместо этого оно внезапно накренилось под углом, после чего буквально утонуло в вязкой земле.
Через секунду воздух наполнился слитным чавкающим звуком — судя по тому, что видел ястреб, как минимум полсотни деревьев повторили этот манёвр. А где-то сзади тонко закричала Скопа.
Я влил в кольчугу доступный максимум силы, чувствуя, как внутри разгорается холодная ярость. Пятьдесят изувеченных дриад, которых превратили во что-то невообразимое. Понятно, почему я их не замечал — частица божественной сути, что у меня имелась, слишком мала, чтобы обнаружить дриаду, которая спряталась внутри дерева.
Только эти похоже не просто укрывались, а вовсе срослись со своими убежищами.
— Именем Юпитера и во славу Парнаса! Я приказываю вам остановиться! Поговорите со мной и мы найдём способ вас спасти.
Короткий момент вокруг стояла тишина. Хорошо ощущалось недоумение Мьёльнира, который не понимал, что происходит и растерянность Сандала. Ястреб похоже как раз осознал с кем мы имеем дело и теперь я впервые лицезрел крылатого спутника смущённым.
Я надеялся, что кто-то из них мне ответит. Что у одной из дриад ещё имелись какие-то крохи рассудка. Но вместо этого, почувствовал серию вспышек силы. А потом вверх взметнулись фонтаны грязи — то самое дерево, что первым забралось под землю, рывком вылезло наружу.
Хотя, деревом это уже было назвать сложно. Ствол и крона были полностью скрыты массой грязи, которая сцепилась, как строительный раствор, образуя мощную броню.
В следующий момент, в мою сторону выстрелил поток почвы, а по всему лесу начали раздаваться похожие звуки — остальные дриады спешили присоединиться к битве.
От атаки я уклонился. Пусть моя «искра» пока слишком слаба, но обычной силы в избытке — для того, чтобы обеспечить высокую скорость, этого достаточно.
Точно так же я ушёл и от следующего десятка ударов. Всё это время не оставляя попыток достучаться до разума хотя бы одной из дриад.
Действовать начал только после того, как вокруг меня собралась целая орда монстров, в которых превратились некогда игривые и весёлые духи леса. На вопросы они не отвечали, их разумы я не чувствовал, а несколько пропущенных попаданий по моей кольчуге заставили «искру» ярко засверкать, увеличивая интенсивность работы. Какая-то часть старой силы у дриад всё-таки осталась.
Стиснув зубы подбросил Мьёльнир вверх, снова превращая его в дротик. Через мгновение тот рухнул вниз, пробив толстый слой спрессованной земли. Добравшись до ствола, вонзился в древесину, а оказавшись внутри, снова изменил форму, снова став круглым зазубренным диском.
Разбежавшись, я влил в ноги своей смертной оболочки побольше силы и прыгнул, перемахнув через одного из ближайших противников. Меня едва не подловили прямо во время прыжка, но выручил Сандал — ястреб принял удар на себя, отлетев в сторону.
А Мьёльнир добрался до сердцевины. Того самого места, где обычно укрывалась дриада. Я до последнего надеялся, что она уберётся оттуда и примет хотя бы какой-то облик. Но этого не произошло — каменный спутник вскрыл древесную броню и ударил по её сущности.
Гниль и тлен. Ощущения чем-то напоминали те, которые были во время поединка с Лариным в порту Петербурга. Кто-то не просто изувечил лесных духов. По сути, их убили, оставив лишь оболочки.
Сожри их всех Кронос! У кого из смертных могло хватить на это силы? Как они смогли превратить дриад вот в ЭТО?
Рыча от бессильной ярости, я пустил в дело одну из печатей Вулкана. Оттиск, который когда-то создавался для детей членов его свиты. Чтобы они могли тренироваться в управлении силой, как только научатся ходить. Но сейчас это было как раз то, что нужно.
Техника моментально разогревала цель до температуры плавления стали. То, что нужно, если требуется моментально уничтожить определённый объект, буквально за доли секунды уничтожив все клетки его организма.
Сначала я ударил по ближайшей цели. Убедившись, что древесина, буквально за доли секунды обратилась в пепел, а земля сплавилась, приступил к остальным.
Приходилось использовать божественную силу, но в данном случае, её не требовалось слишком много. К тому же после гибели каждой дриады, «искра» получила небольшую порцию мощи и чуть набирала в своём размере.
Истребление всех противников заняло у меня несколько минут. А когда всё закончилось, на душе стало грустно. Возможно это были дриады совсем не из моего мира. Но я всё равно прикоснулся к собственному и недавнему прошлому. После чего спалил его, как будто был правнуком Локки.
Сверху опустился Сандал, который сел на ветку одного из обычных деревьев и скосил на меня один глаз.
— Дрр-р-ругие! Уже мёрр-р-ртвые! А мы живые.
Я машинально кивнул. В чём-то он прав. Дриад здесь уже давно не было. Только их искалеченные оболочки, которые превратились в пробойных монстров. Вернее, стали такими благодаря чужой воле. И я обязательно разберусь, кто именно приложили к этому руку. К тому же, у меня и след есть. Осталось только пройти по нему, а параллельно набраться сил.
Глянув на ястреба, отдал команду.
— Собирай пастилки и убираемся отсюда.
Пока возвращался к опушке немного поредевшего леса, ястреб забросил в ранец полсотни зелёных пастилок. Я же пытался уложить в голове факт наличия здесь дриад. Раз в лесу были они, значит водные монстры, которых мы истребили, могли оказаться наядами. Настолько сильно изменившимися, что я не почувствовал остатков их разумов. Хотя, речные духи всегда предпочитали решать проблемы при помощи скорости. Что может быть проще, чем ускользнуть от врага, попросту уплыв от него подальше? Тогда как дриады могли превратить любое дерево в неприступную обычным смертным крепость. А если понадобится, то и спрятаться от бога, сделав так, что их будет очень сложно обнаружить.
Выйдя за пределы опушки, я обнаружил, что гвардейцы стоят напротив меня. Ласка задумчиво посмотрела на оплавленные груды земли, что виднелись за моей спиной. Потом покосилась на Скопу, чьи губы подрагивали, а взгляд метался из стороны в сторону. Наконец заговорила.
— Мы договаривались, что поступим к тебе на службу, если проиграем спор. Это была честная сделка и мы от неё не отказываемся.
Девушка замолчала, а я смотрел на неё в ожидании «но», за которым последует вопрос. Когда прошло несколько секунд, вопросительно развёл руками, а вместо брюнетки заговорил Соболь.
— Скопа кричала так только раз в жизни. В день, когда погибла её семья. Когда Старшие разобрались с врагом, я думал, что больше никогда в жизни не услышу этого звука. А пять минут назад он раздался вновь.
На мгновение замолкнув, добавил.
— С кем ты сражался? Почему предлагал им поговорить? И кто ты такой?

***  

===

Глава X

Несколько секунд я размышлял, разглядывая напряжённых смертных. Не знаю, что именно случилось со Скопой и за каким врагом тогда охотились их Старшие, но воспоминания о случившемся, явно изменило настрой моих временных гвардейцев.
Опустившийся Сандал яростно заклекотал, смотря на Скопу, но в этот раз девушка не повела и глазом. Тогда ястреб повернулся ко мне.
— Дурр-р-раки!
Озвучив своё мнение, молнией взмыл обратно. Я едва заметно дёрнул головой. Нет, они вовсе не дураки, Сандал. Обычные смертные, которые не понимают с чем именно столкнулись.
Подбросил Мьёльнир в руке, заставив их на момент отвлечься. И определился.
— Это были лесные духи. Искалеченные неведомой силой и запертые внутри деревьев. Я надеялся, что у кого-то из них сохранились остатки разума и предлагал наладить диалог. Не сразу понял, что там лишь пустые оболочки.
Медведь широко распахнутыми глазами уставился за мою спину.
— Мусуны? Запертые в деревьях?
Интересно. Ни разу не слышал, чтобы кто-то из живущих здесь вспоминал о духах, божествах или чём-то подобном. А он сразу понял о чём я говорю. Ещё и использовал своё собственное слово.
Ласка, бросив на него яростный взгляд, шагнула вперёд.
— О чём ты говоришь? Откуда здесь могут быть духи? И как это связано с…
Не закончив фразу, посмотрела на Скопу, которая сейчас неподвижно стояла на месте, пялясь в одну точку перед собой.
Перед тем, как ответить, я на пару секунд задумался. Рассказывать им абсолютно всё, точно было рано. Я не настолько хорошо знал эту четвёрку. Но вот общее направление указать было необходимо.
— Я ведь уже сказал. Там были лесные духи. Кем-то изувеченные и запертые здесь. А оттенки силы, которые я почувствовал, напоминали врага, что встретился в порту столицы.
Вот теперь Ласка и Соболь переглянулись между собой. После чего брюнетка осторожно поинтересовалась.
— А кем был тот враг? Ты сказал, что схватился с сильным противником, но не упоминал детали.
Я медленно покачал головой.
— Хочешь услышать что-то большее — расскажи, за кем охотились ваши люди и что произошло с семьёй Скопы. А ещё намекни, кто вы такие. Странные энергокаркасы, непонятные ядра и два Дара у каждого. На фоне остальных Одарённых, вы заметно выделяетесь.
Лицо Медведя стало совсем изумлённым. Он даже повернулся к Ласке, собираясь что-то спросить. Но его остановил взмахнувший рукой Соболь. Сама же девушка хмуро рассматривала меня, не зная, как реагировать.
Зато внезапно ожила Скопа. Повела взглядом в мою сторону и сделала неровный шаг вперёд.
— Это снова было оно. Такое же и другое одновременно. Сильное. А он победил. Один.
Указав на меня пальцем, развернулась на носках, скользя взглядом по остальным.
— Он не враг нам. Но точно враг ИМ.
Когда она замолчала, Мьёльнир мысленно издал задумчивый звук, а Медведь почесал свободной рукой затылок. Вот Ласка просто ей кивнула. Потом перевела взгляд на меня.
— Не знаю, кто ты такой. Но раз Скопа говорит, что ты ИХ враг, значит так и есть. Мы будем верно служить тебе до конца оговорённого срока. А после решим, как быть дальше.
Судя по тому, как расслабился Медведь, это можно было считать финалом беседы. Да и Соболь выдохнул с явным облегчением.
Скопа снова крутнулась вокруг своей оси, вперившись в меня взглядом.
— Ты другой. Не такой, как ОНИ, но всё равно другой. Расскажешь?
Похожая интонация у неё была, когда девушка спрашивала про ястреба. Которого она, к слову, могла видеть самостоятельно. Спутника Меркурия. А только что выяснилось, что похоже способна рассмотреть и божественную силу.
— Возможно. Точно обещать не могу.
Девушка с лёгким разочарованием хмыкнула. А потом неожиданно развернулась и зашагала по тропе назад. Чуть подождав, за ней устремились и мы.
Накал страстей спал. Они изначально не горели желанием пускать в ход оружие. Насколько я понимал, обещание данное по поводу службы, не было пустым звуком и нарушать его, четвёрка не собирались. Разве что в самом крайнем случае Теперь же и вовсе посматривали в мою сторону с извиняющимся видом.
Я же пытался уложить в голове новые факты. Раз дриады оказались в Пробое, значит это кусочек старого мира? Запечатанный осколок прошлого, внутри которого их заперли? Или обломок из другой вселенной, которая разлетелась на куски? В обоих случаях, это выглядело необъяснимо. Для того, чтобы протолкнуть в этот странный мир меня, потребовалась вся мощь умирающего Юпитера. Он сжег свою «искру» полностью, спасая наши жизни. И это обеспечило дорогу лишь для небольшого количества сущностей. А тут речь о целом куске планеты. Который либо долго хранился за пределами времени и пространства, либо прибыл сюда из другого мира. Обе задачи требовали колоссального объёма силы. А если вспомнить общее количество Пробоев, то вовсе невозможного.
Четверо воинов, что мне служили, тоже раскрылись с неожиданной стороны. Они знали о существовании духов. Более того — у них было своё слово, которым их обозначали. Интересно, а что если спросить у них про богов? Каким будет ответ?
В этот раз мы не стали собирать ингредиенты. Дриад я сжёг, а от монстров, что получились из плоти наяд, после уничтожения, мало что оставалось. Да и не хотелось мне изучать и потрошить их трупы, пытаясь найти что-то ценное.
Единственное, от чего я бы не отказался, это от порции яда, который выделяли их щупальца. Но взять его было неоткуда — соль уничтожила абсолютно всю отраву в топях.
Поэтому мы покинули Пробой, унося с собой только ранцы, забитые пастилками. А как только оказались снаружи, звякнул дарфон.
Достав аппарат, разблокировал экран. Шестнадцать пропущенных звонков от Анны Волконской. И несколько сообщений. Ради интереса, открыл последние.

«Афеев, перезвони».


«Перезвони!»


«Да куда ты пропал? Давай пойдём в Пробой прямо сейчас»


«Афеев? Ты ушёл в Пробой без меня? Тебя для чего сюда вообще прислали?»


«Перезвони, когда выйдешь»

Помимо сообщений и звонков, висело уведомление о передаче моего контакта. Княжна отправила его бабушке и теперь операция ждала подтверждения с моей стороны.
Пока неспешно добирались до линии окопов, я набрал Волконской. Та подняла трубку уже после первого гудка.
— Афеев? Как ты посмел уйти один? Без меня!
Я глянул в серое небо. Потом, на всякий случай проверил часы. Да нет, всё верно — ещё нет и трёх часов дня. Тогда как княжна сама предупредила, что будет готова к походу в Пробой не раньше пяти.
— Ты попросила назначать начало первого рейда на пять вечера. До этого момента ещё два часа.
Смертная на момент замолкла, но сразу же нашлась с ответом.
— Обстоятельства изменились. К шести нас пригласили на приём. А к тому времени, я уже хотела закончить с первым Пробоем.
Хороший у неё аппетит. И пожалуй неплохо, что именно здесь мы оказались без патрицианки и её сопровождающих. Слишком много возникло бы вопросов по поводу неизвестных им печатей и ситуации в целом.
— Значит в Пробой отправимся завтра, когда ты отдохнёшь после своего приёма.
Та недолго помолчала. Чуть изменившимся тоном озвучила ответ.
— Я же сказала, что позвали «нас». Ты тоже приглашён.
Взглянуть на местную знать, возможно было бы интересно. Но сейчас я собирался переодеться, а потом доехать до имения Афеевых, что было расположено под Мурманском. Отправляться туда сразу, я не рискнул — если верить краткой сопроводительной записке Бельского, дом долго простоял пустым. Вряд-ли его состояние позволяло комфортно разместиться. Именно поэтому мы и отправились в гостиницу. Но взглянуть на свою собственность, стоило.
— Не припомню, чтобы меня кто-то звал. И уже тем более не помню, чтобы я соглашался куда-то пойти.
Княжна яростно вздохнула.
— Это приём графа Неллидова. Хочешь отказаться от подобной чести? Тебя позвали только из-за того, что ты мой сопровождающий. Не позорь меня!
А ещё из-за того, что закрыв сразу пять столичных Пробоев, я обрёл некоторую известность в узких кругах. Да и по поводу дуэлей с членами княжеских родов, местная знать наверняка вовсю судачила. Потому и пригласили. Как диковинного зверька, на которого интересно взглянуть.
В воздухе разразился яростным клёкотом Сандал, уловивший мои мысли. Я же, ещё раз оценил обстоятельства и озвучил ответ.
— Пожалуй ты права. Не стоит отказывать мурманскому дворянству в чести лицезреть меня. Сбрось адрес и всю остальную информацию. А как приеду, договоримся о времени завтрашнего похода в Пробой.
Девушка немедленно принялась объяснять, что вообще-то имела в виду совсем другое и честью это является для меня, но я уже прервал звонок. Оборонительная линия была совсем рядом, а вот свободного времени у меня оставалось совсем немного.
По ту сторону траншей нас встретил всё тот же капитан. Окинув пристальным взглядом, покивал каким-то своим мыслям.
— Выглядите так, как будто купались в этом самом болоте. Пожалуй, не лучше остальных, кто заходил в портал. Только после них он не начинал мерцать. Как у вас вышло? Этот Пробой здесь уже лет пять и его даже не пытался никто закрыть.
Пока он говорил, оглянулся на остальных. Выглядели мои воины и правда неважно. Как будто пытались прорыть подкоп под Парнас и почему-то работали по плечи в воде.
— Родовые техники. Всё, что было нужно — знать, по каким уязвимым местам бить.
Тут я не соврал — не будь у меня возможности насытить болотные топи солью, ничего не вышло бы. С другой стороны, для того, чтобы преодолеть барьер, созданный ядом, требовалась божественная сила. Или запредельно высокая мощь обычного Одарённого. Судя по тому, что Пробой пять лет простоял открытым, никто располагающий чем-то подобным, сюда не заходил.
Я сделал несколько шагов, намереваясь добраться до дороги и попробовать вызвать туда такси. Но тут на глаза попался новый транспорт — подобной техники я тут ещё не встречал.
Вроде бы машина, но колёса намного крупнее, чем на обычных автомобилях и их шесть штук, вместо четырёх. Борта обшиты бронепластинами, которые уже рассматривал Сандал, а сверху установлен пулемёт.
Мысли о том, что необходимо приобрести собственный транспорт, в голове крутились уже давно. И кажется, я только что понял, какой именно вариант хочу купить.
Остановившись, повернулся к капитану и кивнул в сторону техники.
— А это что такое? И сколько стоит?
Офицер расплылся в довольной усмешке.
— Это «Витязь-5». Новая модель от «Лессера». Сколько стоит, не скажу — сам не знаю. Тут же основной момент, доступ к торгам получить. Денег у желающих, обычно хватает.
«Лессером» назывался один из автомобильных заводов, который выпускал солидную часть машин, что ездили по империи. А теперь выяснилось, что они делают ещё и военную технику. Правда, фраза про допуск к торгам намекала на определённые ограничения.
Кивнув военному, пошёл дальше, слушая агрессивный клёкот Сандала. Спутник негодовал по поводу того, что смертные рискуют говорить о каких-то ограничениях для римского божества. А заодно пару раз предложил организовать угон одного из автомобилей. Даже нашёл солдата, который занимался его управлением, чтобы забрать у того ключи.
Но недавний разговор сработал — действовать самостоятельно он не стал, а получив мой отказ, сразу же отстал и от техники, и от её водителя.
Позвонив в такси, объяснил ситуацию и попросил прислать две машины, которые смогут отвезти очень грязных Защитников в центр города.
Договорив, убрал телефон и встряхнул руками, сбрасывая с них кусочки налипшей земли. Взгляд сразу же остановился на браслете. Если раньше он светился тёмно-зелёным, то сейчас был светло-красного оттенка. Монстры в которых превратились изувеченные дриады, обеспечили скачок до девятого класса Защитника.
Вот гвардейцы до десятого класса пока ещё не добрались — сердцевины их браслетов лишь чуть позеленели.
Пока ждали, одобрил передачу своего контакта Наталье Волконской. И отправил сообщение Лере — попросил её найти в справочной дарфона всё, что там имелось по поводу «Лессера» и военных моделей, которые производит завод.
Если подумать, я бы и от танков не отказался. Металл отлично проводит энергию и легко поддаётся обработке рунами. При должной обработке каждую боевую машину можно было превратить в мощное оружие, которое способно выстоять практически против кого угодно.
Но для пробы сил и возможностей, больше подойдут автомобили. Если получится решить этот вопрос, тогда можно будет двигаться дальше. К тому же, для техники мне потребуется постоянное поместье. Полноценная римская усадьба с возможностью обороны, налаженным хозяйством и своего рода гарнизоном.
Добравшись до отеля, изрядно смутили портье за стойкой, которые шокировано наблюдали, как мы шагали по роскошным коврам, оставляя за собой мокрые пятна и небольшие комья земли. Один даже попытался возмутиться, но поймав взгляд Ласки, которая мило оскалила зубы и подбросила в воздух кинжал. сразу же заткнулся.
Ничего. Ковры и полы отмоют, а грязь уберут. За те деньги, что эти жадные финикийцы берут с нас за свои номера, ковры в холле вообще можно менять каждый день. А тут их нужно просто помыть, да вернуть на место.
Сборы для поездки в поместье заняли пятнадцать минут. Всё, что требовалось — помыться, да облачиться в чистую одежду.
На этот раз, Ласка с Медведем остались в номерах. А вот Леру и Кристину я взял с собой. Пусть тоже посмотрят на дом. А заодно немного приобщатся к информации.
До нужного места добрались быстро — две машины доставили к большому двухэтажному особняку, что был обнесён практически полностью разрушенной кирпичной оградой и остались ждать снаружи. Мы же двинулись внутрь.
Первое, что бросилось в глаза — дом однозначно обыскивали. Причём, насколько я понимал, далеко не один раз. Со всех стен сорвана обивка, полы вскрыты, от мебели остались только жалкие ошмётки.
Помимо этого, его много раз пронизывали силой, пытаясь отыскать места, что были скрыты при помощи рун или наложенных печатей. Более того — около двадцати подобных тайников было обнаружено и благополучно вскрыто. Я хорошо видел отпечатки силы, которые остались после разряда защитных артефактов.
Несколько комнат первого этажа я осмотрел своими собственными глазами. Остальное показал Сандал. Но в данном случае, у меня не было ни малейшего сомнения — смертные отчаянно пытались тут что-то найти. Скорее всего какой-то артефакт или другую вещь, связанную с силой.
— Кто его так разгромил? Зачем?
Лера замерла посреди гостиной, что выглядела, как трактир после визита свиты Вакха и скорее озвучила свой вопрос в никуда, чем обратилась к кому-то конкретному. Но сама постановка была абсолютной верной. И если «кто», мне ещё только предстояло выяснить, то вот «зачем» — момент, который могло получиться прояснить прямо сейчас.
Я потянулся к «искре» и пустил в дело божественную силу, подсветив всё здание. Ничего не обнаружил, просканировал фундамент и землю рядом с домом.
Когда этот вариант тоже оказался пустышкой, ненадолго задумался. Либо тут и правда ничего нет, либо Афеевы в своё время спрятали эту вещицу настолько искусно, что её не показывает даже моя сила.
— Я её чувсс-с-ствую. Показать?
Тонкий голосок Мьёльнира прозвучал не в моей голове, а прямо из небольшой сумки, что висела на плече. И заставил всех четверых повернуть к ней головы. Скопа, как мне показалось, даже не удивилась. А вот брови обычно невозмутимого Соболя медленно поползли вверх.
Спутник мысленно ойкнул, сразу же принявшись извиняться. Только в этот раз, мысленно. А я попросил показать, где находится спрятанная вещь.
Когда Мьёльнир привёл меня на чердак, я было не поверил. Слишком очевидное место, чтобы хранить артефакты. Да и моя божественная сила ничего не показывала.
Тогда каменный спутник попросил достать его из сумки. А оказавшись в моих руках, щедро набрал энергии и выстрелил ложноножкой куда-то в сторону.
Чердак заполнил звон камня о металл, а в воздухе проявился висящий там перстень. Что интересно, не упавший даже после удара Мьёльнира.
Потом я обязательно уточню, как именно у него это вышло. Ну а сейчас стоит взглянуть на артефакт, который так долго искали неизвестные и так тщательно прятали Афеевы.
Подойдя ближе, я несколько раз просканировал перстень на факт наличия ловушек. После чего протянул руку и сжал кольцо в ладони.

***  

===

Глава XI

Поднявшаяся следом за мной Лера, удивлённо моргнула. Скопа непонимающе нахмурилась, а Кристина, которая готовилась эффектно ахнуть, так и осталась с открытым ртом.
Соболь только взбирался по лестнице, так что он участия в этом спектакле пантомим избежал. Но если серьёзно, я тоже был немного удивлён. Почему? Потому что, на мой взгляд, находка артефакта Афеевых должна была к чему-то привести. А он никак не среагировал на касание текущего главы рода.
Я покрутил перстень между пальцами. Сила внутри точно была. Заложенная по странной и немного запутанной схеме, пульсировала в глубине артефакта.
Правда, герба рода Афеевых на нём не было. Геральдика, у них к слову, была так себе. Схематично вырезанная льдина, в центре которой имелось какое-то крохотное изображение. Увидев герб впервые, я долго присматривался, но так и не понял, что это такое. А никакой легенды о его создании под рукой не оказалось. Да и в справке дарфона, информации об Афеевых почти не было. Насколько я понимал, род уже давно ослабел и до него мало кому было дело. По крайней мере, официльно.
Отсутствие на артефакте герба было странным. Вещь была укрыта на территории имения Афеевых, но при этом на ней отсутствовала «метка», которую смертные лепили абсолютно на всё — вплоть до чаш для воды. А тут нечто ценное. Настолько, что ради него перерыли весь дом.
Самым логичным, было надеть кольцо на палец, но я не спешил. Ещё раз подсветил его божественной мощью. Покрутил в руках. Мысленно поинтересовался у Мьёльнира, не чувствует ли он какой-то угрозы. И только удостоверившись, что ни с какой стороны не ощущается подвоха, надел его на средний палец левой руки.
Сразу же почувствовал лёгкий укол — сила, заключённая в артефакте, пробила кожу, в буквальном смысле, пустив мне кровь. Потом возникла лёгкая бирюзовая дымка.
Следующие несколько секунд ничего не происходило и я успел немного разочароваться. Но потом, тугая пружина силы, что ждала своего часа внутри артефакта, выпрямилась. Да так, что пространство вокруг завибрировало от расходящейся мощи плетений.
Сандал возмущённо заклекотал, Мьёльнир превратил верхний слой своей плоти в броню, а остальные добавили по изрядной порции силы в свои кольчуги. Я же всматривался в нити энергетической вязи, из-за которой сейчас поскрипывал дом.
Они выглядели знакомо. Как будто за основу взяли схему, которую я уже знал и переделали, что-то изменив, а что-то наоборот добавив.
Что именно использовали в качестве основы, я понял, когда перед глазами появилось объёмное изображение человеческой головы. Небрежно прорисованные глаза, едва заметные очертания носа, расплывающиеся губы — тот, кто занимался созданием именно этого Вестника, не уделял слишком много внимания деталям. Но при этом он точно был знаком с нужной божественной техникой. И смог изменить её так, чтобы можно было обойтись исключительно обычной силой, без всякой «искры». Да ещё и сократить расход энергии.
— То, что ищешь — в родовом алтаре. Пройди к нему. Яви родовой Дар. Узри тайны предков. И отомсти за всех павших. Убей тех, кто звался друзьями, а потом ударил в спину.
С последней фразой, изображение головы развеялось золотистой пылью, быстро и окончательно исчезнув. А я зевнул, прикрывая рот рукой. Смертные любят пафосно выражаться по поводу и без оного.
Вот и сейчас. Создатель артефакта мог оставить сколько-нибудь чёткую инструкцию для родича, который отыщет это кольцо. Но предпочёл с важным видом напустить тумана.
Сознание кольнула мысль о том, что я не представляю себе, какой родовой Дар был у Афеевых. Более того — об этом даже узнать сейчас не у кого. Разве что отправить Сандала в имперские архивы. Документы Третьего отделения, наверняка защищены не хуже, чем машина Великого князя или закрытые от проникновение комнаты особняка Волконских. Но в стране есть и другие архивы — при желании можно будет докопаться до сути.
Вот только времени на это уйдёт столько, что подход виделся мне нерациональным. Проще будет добраться до их родовой усадьбы и выяснить всё прямо там, на месте. Думаю, с поделками смертных, которые так старательно копировали наши способы управления силой, я как-нибудь разберусь.
За спиной сдавленно охнула Лера, а артефакт сорвался с моего пальца и завис в воздухе, снова окутавшись бирюзовой дымкой. Потом, звякнув, упал на пол. Я шагнул вперёд, наклонился и поднял его. Круглый золотой жетон. Кольцо превратилось в кругляшок драгоценного металла, внутри которого была запечатана сила.
Схему находящегося в нём оттиска я тоже знал. Один из вариантов ключей, которые мы оставляли своим последователям. Только тогда это было для меня своего рода игрой и одновременно с этим возможностью наградить избранных из числа паствы. А теперь я сам держал такой в руках.
Задумчиво подбросил кусочек золота на ладони. Родовой алтарь, значит. Та самая усадьба на Амуре, что сейчас находилась в единственной красной зоне. Если верить газетам, в регионе каждый день возникало по несколько новых Пробоев, из которых закрыть получалось далеко не все. Многие пророчили формирование нового Гнезда, которое в перспективе могло охватить весь Дальний Восток.
Около лестницы осторожно кашлянул Соболь. Когда я повернулся, уточнил.
— А где родовой алтарь?
Убрал круглый кусочек золота в карман, я пожал плечами.
— На Амуре.
Лицо парня на момент стало донельзя удивлённым и он бросил быстрый взгляд на Скопу. Прежнее выражение каменного безразличия вернулось спустя какую-то секунду, но этого хватило, чтобы понять очевидное — их четвёрка что-то знала об этой территории. Либо была с ней связана.
Но момент для беседы был не слишком подходящим. К тому же, я был уверен, что без присутствия Ласки, из Соболя всё равно ничего не получится выжать. А Скопа вовсе оставалась непредсказуемой.
— Потом ты хочешь отправиться туда?
Вопрос был ожидаемым, но вот ответ на него у меня отсутствовал. На самом деле, я предполагал поехать к Уральску. Вернее, сначала заглянуть в Петербург и уладить все дела с договором между мной и Измайловыми. А потом уехать к Гнезду. Своими глазами посмотреть на то, что там происходит и понять, почему баронам Лаптевым настолько понадобилась земля Афеевых, расположенная рядом с городом.
Но неожиданная находка вносила свои коррективы. Возможно Уральск придётся отложить на потом. А для начала съездить на Амур и разобраться с родовым алтарём. Не знаю, что именно там скрывалось, но это могло иметь отношение к тайне пропавших богов. Даже если нет — именно за этим охотились те, кто старательно тормозил процесс моего вступления в наследство. Как минимум, будет приятно щёлкнуть их по носу.
Правда, точного решения я ещё не принял. Всё же оставался ещё груз из мёртвых и живых, что шёл в Мурманск. Да и Волконская, которая должна была получить десятый класс Защитника, тоже никуда не делась.
— Возможно.
Ответ был, мягко говоря, не слишком детальным, но ничего иного я пока говорить не планировал. В конце концов, сам не знал, какое решение появится в голове к моменту, когда будет необходимо определяться.
Окинув взглядом свою небольшую свиту из смертных, что собралась на чердаке, усмехнулся.
— Спускайтесь. Лера, Кристина — осмотрите дом и прикиньте, насколько он подходит для постоянного проживания. Соболь, Скопа — пройдитесь по территории. Если найдёте следы использования силы, зовите меня.
Когда мы оказались на первом этаже и варвары покинули дом, я поинтересовался у Мьёльнира, каким образом он смог увидеть артефакт. Но вот ответа каменного спутника дождаться не успел. Сандал внезапно передал сигнал тревоги, а потом потоком потянул из меня энергию.
Силы хватало — после Пробоя она переполняла меня, вырываясь наружу и заставляя поглядывать на декольте Кристины. Так что отчасти я был даже рад подобному способу избавления от излишков. Но вот объём, который сейчас поглощался ястребом, заставлял задуматься. Зачем ему столько? Мы же не в Пробое, кого он мог тут встретить?
Стоило мыслям промелькнуть в голове, как Сандал передал картинку. Которая сразу же заставила меня нахмуриться. Это ещё что такое? И откуда здесь вообще взялось?
Судя по фигуре, вроде бы птица. Но её окружала серая хмарная дымка, а очертания были размыты. Да и ястреба она видела — иначе бы не удирала от него на подобной скорости.
Крылатый спутник справился только секунд через пятнадцать. Сделав рывок вперёд, поднырнул под противника и вцепился когтями в брюхо. Потом ударил клювом, то ли разорвав шею, то ли вообще раздавив голову странного создания.
Назад он её принёс ещё через минуту — они устроили гонки с такой скоростью, что успели добраться почти до самого океана.
Добычу ястреб притащил в призрачном состоянии. А потом материализовал и швырнул на пол в гостиной. Как только небольшая тушка шмякнулась о доски пола, сбоку сразу же послышался сдавленный вздох. Скопа вернулась в дом, привлечённая эмоциями спутника. И сейчас с ненавистью смотрела на принесённое Сандалом существо.
В проёме появился Соболь, тоже застывший на месте, а девушка уверенно зашагала к птице, на ходу доставая короткий кривой нож. По пути бросила взгляд на меня и сразу же получила одобрительный кивок. Было интересно, что именно она сейчас станет делать. К тому же, основную часть интересующей меня информации я уже получил. Снова та самая чужая сила. Гниль и разложение, боль и страдания, накопленная некротическая энергия и созданный на её базе каркас.
Да, это не Слуга и уж точно не дриада. Скорее полностью искусственно созданный конструкт, который напитали силой и использовали для разведки. Ещё одна грань применения подобных техник. Возможно Плутон смог бы рассказать о них куда больше, но я никогда плотно не интересовался механикой, которую использовала свита владыки царства мёртвых. А зря.
Скопа опустилась на одно колено около туши уродливой чёрной птицы с раздавленной головой и воткнула нож в корпус. Уверенным движением вскрыла грудную клетку, после чего воткнула кривое лезвие глубже и практически вырвала из её тела внутренности.
Что-то отсекла, отшвырнув в сторону. А потом подняла пальцами кусочек плоти, с яростью рассматривая его.
Кусочек сердечной мышцы из которого торчал глаз. И всё это было под завязку налито силой. Крохотный и очень мощный артефакт-накопитель, сделанный из биологических материалов. Такое, если признаться, я видел впервые. Пожалуй, даже в свите Плутона никто не практиковал подобные техники.
Сандал уже нарезал круги вокруг дома, постепенно расширяя их диаметр. Пытался отыскать смертного, что отправил наблюдателя. На тот случай, если он вдруг находился где-то поблизости и не сбежал.
Я же сделал шаг по направлению к Скопе.
— Всё ещё уверена, что не хочешь мне ничего рассказать?
Девушка повернула ко мне лицо и я увидел её наполненные искренней яростью глаза. Возможно она и сказала бы что-то, но гостиную сразу же наполнил уверенный голос Соболя.
— Мы начнём говорить только после того, как примем решение вместе.
Увидев мой заинтересованный взгляд, сразу же поправился.
— Если мы его примем. Но в любом случае, оно должно быть единогласным.
Могу поспорить, будь Скопа одна, она бы точно раскрыла какую-то часть информации. Как они там сказали? Её родители погибли от чего-то подобного? У смертной наверняка остались личные счёты к таким тварям. У меня они теперь тоже имелись. На мой взгляд, вполне достаточные основания для того, чтобы начать говорить.
Пока же она просто оглянулась на Соболя, а потом швырнула мясной артефакт на пол и обрушила на него подошву ботинка. Разумное решение. Изучить я его уже успел, а использовать находящуюся внутри силу всё равно бы не вышло — слишком разительно она отличалась от обычной энергии.
Бросив ещё один взгляд на меня, отошла в сторону и прислонилась к стене, скрестив руки на груди. Не знаю, кого она хотела обмануть напускным хладнокровием. Учитывая, что Соболь был в курсе всей истории, а я своими глазами наблюдал происходящее, скорее всего саму себя.
Что действительно огорчало, так это невозможность отыскать смертного, который следил за мной. Я бы с радостью задал ему пару вопросов. Но раз он был здесь, значит мной заинтересовались и отправили по следу наблюдателей. Стоит признать — куда более эффективных, чем все предыдущие, но суть из-за этого не менялась. Рано или поздно, я обнаружу противника и получу возможность выдавить из него всё, что тот знает.
Тем более, пока нападать на меня не рискнули. Возможно опасались после схватки с Лариным. Или пытались понять, кто я такой и как вышел на след их транспортного канала. Смертные, которые достигали вершин власти в подобных структурах, редко верили в совпадения и случайности. Так что скорее всего считали, что я действовал по чьему-то приказу.
Жрица и её ближайшая соратница, одновременно являющаяся конкуренткой, завершили осмотр через несколько минут. Вердикт был именно таким, как я и предполагал — на приведение дома в порядок уйдет не меньше нескольких суток. А чтобы он стал отчасти похожим на постоянное жильё и вовсе понадобятся недели.
Само собой, состояние особняка я оценил изначально. Но смертных требовалось чем-то занять, так что девушки получили свою задачу, которую честно отработали.
Останки вражеского конструкта я спалил при помощи той же самой печати, которую применял против недавних монстров в Пробое. Они в любом случае были бесполезны. Что до связи с хозяином, я пытался отследить её ещё в момент погони Сандала за целью, но нити, что вела бы от этого создания, так и не обнаружил.
Когда возвращались домой, поймал себя на том, что настроение немного испортилось. Мне не нравилось ощущать себя глупым юным сатиром, который пытается разобраться в окружающем мире. Да, в разгадывании загадок есть своё собственное удовольствие, но это верно только в контексте соблазнения богини из чужого пантеона или конкуренции между аватарами. А не в том случае, когда речь идёт о твоих погибших братьях и сёстрах.
Пока ехали, снова поинтересовался у Мьёльнира, каким образом тот смог обнаружить укрытый артефакт. Что интересно, внятного ответа так и не получил. Всё, что мог сказать живой камень — «я его почувствовал». Что по большому счёту, было и так понятно. А вот за счёт чего и каким образом — только предстояло разобраться.
Впрочем, детальное изучение особенностей энергокаркаса Мьёльнира тоже пришлось отложить на потом. До приёма у графа Неллидова оставалось меньше часа, а появиться я там всё же решил. Посмотреть на местную знать, попытаться понять, кто из них может иметь отношение к контрабанде, послушать при помощи Сандала разговоры. Возможно это будет полезным.
Правда, сейчас меня остро волновал ещё один момент. Моя «искра». С момента первого и последнего озарения, которое произошло в столице, новых не было. Конечно, я мог попробовать воссоздать условия полностью — посетить несколько Пробоев, а потом отыскать себе пару смертных дев. Но не факт, что это сработает. Тогда, как сила мне сейчас была просто необходима. И этот вопрос стоило как-то решить.
Особняк графа Неллидова находился ближе к окраине города. В квартале, который практически полностью был занят дворянскими домами.
Приглашения у меня с собой не имелось, но оно и не потребовалось. Стоило привратнику на воротах услышать, что я с княжной Волконской, как он без всяких вопросов пропустил меня внутрь. Интересно у них тут обстояли дела с безопасностью. А если бы на моём месте оказался потенциальный преступник? Убийца? Шпион? Да мало ли кто может представиться спутником патрицианки?
Шагая по дорожке, просматривал картинку, которую передавал Сандал. Особняк сильно уступал дому всё тех же Волконских, но на фоне остальных построек, которые я видел в Мурманске, был весьма неплох.
На просторной веранде были заметны фигуры гостей, а снаружи её окружал тонкий энергетический щит, не пропускающий внутрь прохладу. Иначе, смертные девы в открытых вечерних платьях, долго бы там не продержались.
Внутри людей было ещё больше — Сандал промчался по всему зданию и навскидку, здесь было не меньше пары сотен человек. По первому впечатлению и не скажешь, что дом вообще может столько вместить.
Волконская отыскалась сразу — она стояла на веранде, о чём-то беседуя в женской компании. Виталий и Михаил были в паре метров от неё — держа бокалы, лениво оглядывались по сторонам.
Я поднялся по ступенькам, собираясь свернуть в их сторону. А потом невольно замедлил шаг — всё, на что сейчас хватило моих сил, это сдерживать рвущееся наружу изумление. Такое бывает, если ты приходишь на пиршество смертных и внезапно понимаешь, что где-то среди них скрывается самый настоящий тролль.

   Читать    дальше ...    


 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

===    Источник :  https://moreknig.org/fantastika/popadancy/360584-vozvyshenie-merkuriya-kniga-3.html   ===   https://author.today/work/284547  ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 104 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: