Главная » 2023 » Сентябрь » 19 » Возвышение 011
22:38
Возвышение 011

*** 

Достав дарфон, вбил в справочную слово «салон». Пробежался глазами по полученному ответу. Вот оно, что. Слово сразу с несколькими значениями — так называли и внутреннее пространство автомобиля, и званые вечера, которые устраивала знать.
Потом проверил значение слова «скоморох». Не совсем приятно, но и не слишком обидно. Ругаться эта юная дева, явно не умела. В отличие от моих послушниц — вчера, наблюдавший за ними Сандал успел наслушаться немало забористых выражений.
Потянувшись к ним, проверил состояние девушек. Вроде всё спокойно — часть спит, другие похоже едят. Сил для того, чтобы оценить всё более детально, пока было маловато. Возможно всё изменится после того, как достану второй осколок «искры».
Направление я снова мог указать только приблизительно, но в этот раз такая постановка задачи не стала проблемой. То ли у этого шофёра не было никаких предубеждений на этот счёт, то ли он попросту узнал девушку с которой я разговаривал. Возможно решил, что я тоже отношусь к варварской знати.
Усевшийся на сиденье Сандал внезапно зашёлся обидным хохотом. И мысленно намекнул, что формально я пока нетитулованный дворянин, который даже не стал главой рода. Да и божественной мощи всё ещё маловато, чтобы тягаться на равных с сильными сего мира.
В ответ я отправил его наружу, вести разведку, а сам снова скорректировал маршрут движения. Ночью осколок «искры» чувствовался максимально чётко. Казалось, обернись я птицей, смогу долететь до него, как орлы до печени Прометея. Но это было тогда. А сейчас ощущение размылось — я мог лишь указывать общий вектор движения, без каких-то деталей.
Впрочем, по мере того, как мы приближались, понимание того, куда ехать становилось всё более точным. А когда окажемся на месте, я и вовсе без проблем смогу отыскать частицу моей божественной мощи.
Когда машина выкатилась на широкую дорогу, что вела за город, Сандал передал мысленный сигнал тревоги, а потом показал мне сразу два автомобиля, что ехали за нами в общем потоке, на расстоянии друг от друга. Вернувшись назад в машину, уселся на переднее сиденье и проскрежетал.
— Надзорр-р-р! Псы!
Потом задрал голову, одним глазом уставившись вверх и стрелой взмыл вверх. А вот и ещё одна картинка — летящий над моей машиной голубь. На первый взгляд, ничего странного в нём не было. Просто птица. Но стоило чуть присмотреться, как становилось понятно, что этот кусочек плоти пропитан силой, а куда-то вдаль уходит тонкая нить связи.
Кто-то из смертных использовал технику, которая напоминала наш контакт с божественными спутниками? Да ещё и для слежки за мной?
Внутри на момент вспыхнул гнев, но я сразу же осадил себя. Стоило немного подумать об осторожности. Многое из того, что я делал, формально под это выражение не подходило, но на самом деле большинство ситуаций были просчитаны и выверены. В конце концов, наглость помноженная на силу, это тот самый билет в высшее общество, который мне требуется. Нужно ведь мне подобраться к Хранителям, верно?
А вот ликвидация этого наблюдателя, уже совсем другое. Я не просто раскрою потенциал, но возможно покажу ему Сандала. Без прямого контакта, я не понимал, какие именно данные передаёт голубь своему хозяину. Ну а для того, чтобы войти в подобный контакт, мне самому нужно было подняться в небо. На что сейчас я способен точно не был.
Можно было бы отправить Сандала вдоль нити, которая связывала голубя с Одарённым, но если за мной следят от самого дома, то он мог быть слишком далеко. К тому же, пока мне не хотелось оставаться без разведчика.
Пока размышлял над обнаруженным крылатым шпионом, на дарфон пришло сообщение от Бельского. Визит в Регистрационную палату должен был состояться через четыре часа — адвокат выражал надежду, что несмотря на учёбу, я не опоздаю. Ответив ему, вспомнил ещё об одной задаче. Надо будет оформить индивидуальный план обучения о котором говорил Митрофаныч. Желательно сделав это прямо сегодня.
Такси постепенно удалялось от города и вокруг потянулись дома. Самые разные, надо сказать — от покосившихся старых построек, рядом с которыми паслись козы, до полноценных особняков, окружённых мощными стенами.
«Искра» чувствовалась более чем отчётливо — сейчас я точно понимал, где её искать. Более того — знал, что она совсем недалеко.
Отдал ястребу команду проверить и тот сразу же умчался вперёд. А через пару секунд чувство «осязания» кусочка моей божественной силы, внезапно пропало.
Я сконцентрировался, пытаясь вернуть всё, как было, но осколок «искры» упорно отказывался проявляться. Такое могло случиться всего в двух случаях — его либо уничтожили, либо поглотили. Хотя, первое я бы почувствовал. Уж на таком близком расстоянии, точно. Значит, второе.
Но как смертный мог обнаружить и поместить внутрь себя частицу сердцевины бога? Для такого нужно обладать не только устойчивой плотью, но и разумом, который не испугается неведомой силы и не сойдёт с ума от её натиска изнутри. Даже высокий уровень личной мощи смертного ничего не гарантирует, если его сознание не готово принять подобное.
— Сворачивать или ехать дальше, господин?
Я отвлёкся от размышления и глянул в зеркало заднего вида на шофёра.
— Сворачивать.
Сандал уже показал большое здание, стоящее в стороне от дороги. Именно там я ощущал осколок «искры» до момента его пропажи.
Я отправил ястреба вниз, но к моему удивлению он не смог пролететь. Универсальная и мощная защита, в которую мой спутник попросту врезался, сразу же отлетев назад. Яростно заклекотав, предпринял вторую попытку, но и она завершилась неудачей.
Остановив его от третьей, дал команду облететь здание по кругу. Но осмотр не принёс никаких свежих данных. Мутные стёкла, высокий решётчатый забор и ни одной таблички или надписи, которая бы указывала на то, что здесь находится.
Настроение стремительно портилось. Осколок «искры» был совсем рядом, но в последний момент ускользнул. Кто посмел воспользоваться моей силой? У какого смертного хватило наглости попытаться присвоить себе частицу мощи Меркурия?
Разозлённый ястреб, дважды облетев здание, умчался в сторону дороги, откуда передал изображение одной из машин наблюдения, экипаж которой старательно изображал поломку — прямо сейчас они меняли колесо. Чтобы актёрская игра не пропадала зря, Сандал перекусил несколько проводов в двигателе и пробил им другое колесо. Предлагал чуть подвинуть в сторону домкрат, на котором держался автомобиль, но это я счёл перебором.
Водитель затормозил, остановившись перед воротами. Попросив его подождать, я выбрался наружу и подойдя, остановился около самой решётки.
Что это за здание? Почему оно защищено лучше, чем преподавательский корпус университета для Одарённых?
Через минуту ожидания, дверь здания внезапно открылась и оттуда показался солидный мужчина в костюме, который медленно шагал по усыпанной гравием дорожке.
Над головой кружил гневный Сандал, а я терпеливо ждал. Наконец смертный очутился напротив меня и глянув  на машину, участливо поинтересовался.
— Я могу вам чем-то помочь, юноша?
Профессионально добрый голос. А вот глаза холодные, как у одного из служителей Марса. Так и подмывало спросить, не работал ли он раньше на бога смерти. Впрочем, вслух я сказал совсем другое.
— Знаете, я сейчас присматриваю землю. Очень понравился большой участок неподалёку. Вот езжу, осматриваюсь. Не подскажете, что это за здание? Чем тут занимаются?

===

Глава IV

Смертный улыбнулся, всем своим видом выражая радушие.
— Здесь лечат людские души, юноша.
Я бросил взгляд на массивное здание с непрозрачными стёклами и мощной невидимой защитой, которая не пропустила Сандала.
— В каком смысле?
Мужчина внимательно посмотрел на меня. Потом глянул на ожидающую машину.
— Императорская психиатрическая лечебница. Для особо важных персон и особо важных случаев.
Помолчав, добавил.
— Не подскажете, где именно вы собрались покупать землю? Всё, на расстоянии десяти километров, принадлежит Его Высочеству Николаю. И насколько я знаю, он не собирался ничего продавать.
Я наконец смог пробиться взглядом через его энергетическую защиту. Эта тонкая вязь прикрывала не от ударов клинка или пуль, а от излишне любопытных Одарённых, которые могли оценить твой уровень владения силой. Сначала показалась мне мудрёной, но на самом деле, стоило немного поработать с собственным зрением, как та стала полупрозрачной.
На этом, хорошие новости заканчивались. Внутри смертного ярко полыхал десяток крупных ядер. Он не уступал Корсакову. Возможно даже превосходил его. А ещё, после того, как я настроился на его защиту, повеяло лёгким запахом гнили. Что значило, Дар у него тоже не из самых приятных.
— О, я покупаю землю намного дальше. Просто привык перестраховываться. Благодарю за уделённое время.
Развернувшись, зашагал к машине, ожидая, что меня вот-вот окликнут. Но собеседник молча стоял около ворот, наблюдая за мной через решётку. Там же он остался, когда такси вернулось на тракт, а наблюдатели засуетились около своего транспорта — один принялся менять пробитое колесо, а второй копался в двигателе.
Но это уже не радовало. Да и в целом, настроение было под стать похмельному сатиру, который пришёл в себя и слушал, как вчера он вызвал на поединок Марса. Договорившись о схватке, как только придёт в себя.
— Куда дальше, господин?
Глянув на водителя, ненадолго задумался. До Регистрационной палаты ещё было время, в Пробой сейчас точно рановато — туда я отправлюсь вечером. Значит оставался самый очевидный вариант.
— В университет имени Оболенского.
Тот ответил что-то вежливо-утвердительное, но я уже погрузился в свои мысли. Больница для безумцев, что стоит на землях, принадлежащих одному из принцев престола, это уже сама по себе, непростая цель. А если вспомнить про защиту, которая её окружала и личную силу этого смертного, всё становилось ещё хуже. Я не мог уверенно сказать, кто вышел бы победителем из нашей схватки. И это мне совсем не нравилось.
Самым простым вариантом было отступиться и подождать. Но вчера я увидел именно этот осколок «искры», значит он был ближайшим. И если вспомнить обстоятельства, для поисков следующего мне нужно будет перемещаться по Пробоям, после чего развлекаться со смертными девами. Неизвестно сколько это займёт времени и когда появится такая возможность. А вот ещё один кусочек моей силы, не помешал бы прямо сейчас.
Сандал, который по моей команде испортил двигатель второй машины наблюдения, приземлился на переднее сиденье и мрачно глянул на меня.
— Потерр-р-рялась! Исчезла! Сожрр-р-рали!
А он прав. Раз осколок «искры» пропал из моего поля зрения, он находится в человеческом теле. И хорошо, если каким-то чудом оказался внутри одного из пациентов. Совсем другое дело, если варвары обнаружили частицу и сейчас ставят эксперименты. В теории, это невозможно. Но раньше я и щит, который смог бы удержать Сандала, не представлял. Тем не менее, он есть.
Бросив взгляд в окно, усмехнулся. Я же хотел развеять скуку, верно? Так вот — теперь от неё не осталось и следа. А вопрос с проникновением в здание я как-нибудь решу. Видимо придётся вспомнить кое-что из совсем старых трюков.
К моменту, когда машина подъехала к университету, в голове уже сложился приблизительный план действий. Солидная часть отводилась импровизации, но ничего более эффективного, в голову не приходило — все альтернативы получались ещё более размытыми с точки зрения детализации.
Расплатившись с водителем, я пошёл к общежитию и увидел движущуюся навстречу процессию. Несколько бурно что-то обсуждающих мужчин, рядом с которыми по воздуху плыла искалеченная Сандалом золотая статуя. Только на этот раз со всех сторон прикрытая толстым стеклом.
Замедлив шаг, прислушался.
— Вы понимаете значения этого события? Он не просто показал свою силу, но и оставил послание! На другой стороне есть разумная сущность! Это первое доказательство существования параллельного нам мироздания, в которое могли уйти древние.
Слова принадлежали растрёпанному смертному в запачканной рубашке, который возбуждённо размахивал руками. Идущий рядом с ним, собранный мужчина в строгом костюме, взмахнул рукой, прерывая собеседника и с лёгким подозрением скользнул взглядом по моей фигуре.
Вокруг них и так колебалось защитное марево, которое должно было глушить звуки беседы, но ему этого видимо показалось мало — Сандал смог уловить его слова только после того, как я удалился десятка на полтора метров.
— Я всё понимаю. И вы получите награду, соответствующую этому прорыву в исследовании. Но дальше проектом займутся Хранители.
Ястреба я послал исключительно из любопытства — было интересно послушать, что преподавателю ответят на слова о древних сущностях и параллельных мирах. Зато теперь внимательно ловил каждую фразу. Хранители, это те самые Одарённые, что защищают человечество от Пробоев. Правда, в последних я уже был. Там имелись солдаты и один чиновник Пятого отделения. Уверен, Защитники тоже регулярно появлялись. А вот Хранителей, я около обнесённой периметром территории, не заметил.
Растрёпанный работник университета сразу же попытался возразить.
— Это моя работа. Я занимался этим делом, когда мне ещё никто не верил! Потратил долгие годы. А теперь вы хотите просто взять и всё у меня забрать? Я могу работать вместе с Хранителями. Или стать одним из них.
Его последняя фраза заставила второго смертного притормозить и внимательно посмотреть на мужчину. Тот немедленно смутился и пригладив волосы, отодвинулся немного в сторону.
— Я имел в виду, не одним из них, а скорее помощником. Как вы, например.
Одетый в пиджак неизвестный, с каменным выражением лица покачал головой.
— Не получится. Ни таким, как я, ни в ином статусе. Вы и сами это знаете. Но не беспокойтесь, у вас хватит иных забот. Одна только организация новой кафедры отнимет массу времени.
Университетский преподаватель на момент замер и непонимающе моргнул. А потом до него дошло и он сразу же рассыпался в благодарностях, моментально забыв о статуе. Собственно, больше они про неё и не вспоминали — ястреб проводил эту небольшую команду вплоть до грузового автомобиля, куда они погрузили стеклянный контейнер с его содержимым, а потом уехали. Оставили только преподавателя, который что-то напевая, двинулся обратно к корпусам.
Интересно. Статуя, судя по всему принадлежала кому-то из богов. Скорее всего откуда-то из Азии — их там столько, что я помнил только ключевые фигуры. И этот преподаватель ставил эксперимент, пробуя установить с ним связь. По сути, занимался тем же самым, что и оборванцы, которые зарезали Афеева. Только без человеческих жертвоприношений и на легальной основе.
А как только появился намёк на результат, у него забрали статую и передали всю работу под крыло Хранителей. Что это, если не намёк на их причастность к исчезновению моих братьев и сестёр?
Погружённый в свои мысли, едва не столкнулся с Митрофанычем, который окинул меня мрачным взглядом.
— Почему опоздал, Афеев? Снова дело жизни и смерти?
В голосе звучало недовольство и лёгкая издёвка, но я просто пожал плечами.
— Решал вопросы с родом Волконских. Вчера вечером как-то не заладилось, поэтому попробовал утром.
Сторож скептически хмыкнул.
— Да как тут заладится, если вчера племяшу Его Светлости, какой-то отморозок руки переломал. Вот скажи, кто так делает? Я понимаю ещё, мечом отрубить. Красиво, эстетично и заживлять потом легко. Но ломать то зачем? Кость раздроблена, месиво, кровь. За ради какого беса такое творить?
Сандал, который внимательно прислушивался к его словам, громко возмутился, а я усмехнулся.
— А зачем было вести себя так, как будто из подворотни вылез? Относишь себя к высшему свету, соответствуй.
Тот скривился в непонимающей гримасе, а потом громко охнул и широко распахнул глаза.
— Афеев, ты… Подожди-ка. Я слышал, что ты с княжной Анной схлестнулся. Но… Это ведь не ты сломал племяннику Его Светлости руки?
В голосе звучало удивление и как это ни странно, толика беспокойства. Возможно профессиональное, а может этот смертный, обременённый лишним весом, когда-то проходил похожий путь. В конце концов, он тоже Одарённый и должен был где-то учиться.
— Пришлось. Он сам настаивал на дуэли.
О том, что я одолел Виталия Волконского, все и так в скором времени узнали бы. А те, кому это необходимо в силу служебных обязанностей, наверняка уже в курсе.
Пока Митрофаныч не пришёл в себя, завалив меня грудой вопросов, я поинтересовался.
— Где и как оформить индивидуальный план обучения? Тот самый, о котором ты говорил?
Ошеломлённый сторож повернулся и зачем-то показал рукой на лестницу.
— По переходу в учёбный корпус, а потом на пятый этаж. Там ректорат. Только тебе его сразу никто не оформит, Афеев. Причина нужна и подтверждение, что она реальна.
Кивнув в знак благодарности, я быстро добрался до ступеней и начал подниматься. А наверху меня догнал голос сторожа.
— А как ты его? Чем? Стой, Афеев! Эх! Всё равно ведь назад здесь пойдёшь.
Угроза была не лишена смысла. Но с этим вопросом я стану разбираться, когда придёт время покинуть университет. Пока же мой путь лежал в ректорат.
Он, к слову встретил закрытой дверью, за которой никого не оказалось. Весь, приличный по своему размеру, комплекс помещений, что был выделен под руководящий орган университета, был практически пуст. Сандал обнаружил только одну худую и высокую, как македонское копьё, женщину. Но она располагалась слишком далеко от входа и явно не слышала звук стука.
Это было странно — что такое ректорат я проверил ещё давно, как только представилась возможность. И на мой взгляд, такая структура должна была непрерывно бурлить от кипучей деятельности. Даже если нет, то хотя бы секретаря они ведь могли оставить?
Опустив ручку, потянул на себя дверь, которая оказалась не заперта и своим ходом добрался до кабинета, где сидела единственная смертная. Тоже Одарённая, но совсем слабая. Пара тусклых ядер, скорее всего не тянули и на ранг Воина. Зато у неё был какой-то мощный Дар, природу которого я не смог сходу распознать. Это слегка раздражало — в прошлом, мои аватары могли легко использовать любой из доступных мне Даров. А при желании, я всегда мог позаимствовать и какой-то из чужих. Это жизни смертных полны бессмысленных ограничений. У нас же их куда меньше.
Напомнил себе, что сейчас тоже нахожусь внутри смертной оболочки и осторожно постучал костяшками пальцев по столешнице, привлекая внимание женщины. Та настолько увлеклась заполнением документов, что даже не обратила на меня внимания.
— Как вы здесь оказались? И что вам нужно?
Смертная устало и слегка изумлённо смотрела на меня, а я попытался объяснить.
— Зашёл. Долго не открывали и решил сам кого-то поискать. Я бы хотел оформить индивидуальный план обучения.
Странно, но её глаза расширились от удивления. А потом лицо и вовсе приняло восторженный вид. Как будто Юпитер сообщил, что берёт её в жёны и забирает на Парнас, откуда она вечно будет править миром.
— Сейчас, сейчас. Вы только подождите и никуда не уходите. Слышите? Ждите здесь.
Встав, стремительно бросилась к выходу из кабинета, а я озадаченно переглянулся с Сандалом. Поведение женщины намекало, что ей неплохо было бы посетить то самое заведение, где пропал осколок моей «искры». Но место работы говорило об обратном — не станут же они допускать безумную смертную до работы в ректорате?
На всякий случай отправил следом ястреба, но тот не увидел ничего подозрительного. Она всего лишь рылась в чужом рабочем столе, видимо ища нужные документы. А найдя, сразу же побежала обратно. В буквальном смысле — неслась во весь опор, замедлившись только перед самым входом в помещение.
Зайдя, ещё раз осмотрела меня с ног до головы и расплылась в улыбке.
— Вот все нужные бумаги. Просто заполните их.
Я забрал у неё стопку листов и осторожно поинтересовался.
— А дальше? Нужно ведь будет чьё-то одобрение, верно? И какие-то документы от меня?
Она на момент задумалась, но потом неожиданно махнула рукой.
— Проректора по учебной работе, но я так почти всегда расписываюсь вместо него. Да и печать у меня есть.
После того, как она продемонстрировала мне печать, которую прихватила в том же самом кабинете, где нашла бумаги, я окончательно уверился в первоначальной оценке. Возможно она и не безумна, но с психикой у неё не всё в порядке. Хотя, разве это моё дело? Университет сам взял её на работу. А я даже не пытался воздействовать на разум.
Что странно, второго стула в комнате не было. Имелось четыре больших стола, на которых лежали кипы бумаг, но то ли там никто не работал, то ли смертные утащили стулья с собой. Может они тут все такие чудные? Специальный кабинет для странных работников?
Женщина попыталась уступить мне свой, но я отказался и начал заполнять документы стоя. А та молча сидела на своём месте и восторженно пялилась на меня. Да Кронос её задери! Что происходит? Почему она смотрит на меня, как похмельный сатир на бутыль вина?
— А где все остальные? Или здесь всегда почти никого нет?
Я решил поддержать беседу, чтобы ситуация выглядела чуть более нормальной и работница ректората немедленно откликнулась.
— Сегодня в столице испанская делегация. Преподаватели сразу из пяти их университетов для Одарённых. Все, кто оказался свободен, на приёме. А остальные ведут занятия.
Её же значит оставили тут. Работать. Причём не со студентами, а с бумагами.
Я добрался до следующего пункта и ненадолго задумался. Бросил взгляд на женщину, около головы которой кружился Сандал. Спутника её поведение тоже слегка настораживало, поэтому он держался рядом, готовый в любой момент проветрить её головной мозг.
— Что обычно указывают в качестве причины для индивидуального плана учёбы?
Та всплеснула руками.
— Да чего только не пишут. И семейные обстоятельства, и болезнь, и военные действия, и даже будущую свадьбу.
На последних словах её глаза как-то совсем подозрительно заблестели. Засверкали так, что я на всякий убедился в отсутствии всякой ауры. Но нет — моя божественная сила тут была ни при чём.
Сама же она вдруг продолжила.
— Вы можете указать, что угодно. Я же всё равно поставлю подпись.
Я сдержал рвущееся наружу «почему» и аккуратно вписал причину. Потом заполнил все остальные данные, которых оказалось не так много, как предполагалось и протянул документ женщине.
Она не глядя поставила подпись с печатью, после чего очень быстро заполнила ещё один листок и проделала с ним ту же самую процедуру. Этот, уже отдала мне.
— Вот. На случай, если у кого-то будут вопросы. Всех преподавателей поставят в известность немедленно. И мне понадобится ваш контакт дарфона, чтобы заранее предупредить о сдаче промежуточной сессии. Плюс, потребуется выписать пропуск в библиотеку.
Делиться с ней своим контактом, откровенно не хотелось. С другой стороны, это же смертная. Что она может мне сделать? Тем более через дарфон.
В итоге, я приложил свой аппарат к её, а на лице женщины в очередной раз за последние десять минут появилась счастливая улыбка.
— Вот и всё. Теперь вы, на индивидуальном плане обучения, Василий. Обязательными к посещению, остаются только промежуточные сессии и сами экзамены. Всё остальное, по вашему желанию.
Приторно-сладкий голос. Счастливая улыбка. Сияющие глаза. Все признаки эйфории. Причину которой я абсолютно не понимал, что несколько раздражало.
Тем не менее, документ был у меня в руках. Вполне официальный, с печатью и подписью. Оставалось только показать его на выходе Митрофанычу и убедиться, что всё на самом деле сделано верно.
Поблагодарив, направился к выходу и через десять секунд выскочил в коридор. Зайдя за поворот, направил внутрь ректората Сандала. Более того — оставил ястреба внутри на четверть часа, пытаясь обнаружить хотя бы какой-то намёк на причину её поведения. Но всё это время, она упорно трудилась над бумагами, что-то напевая себе под нос.
В конце концов решил оставить проблемы безумных смертных самим смертным и пошёл в сторону выхода. Вопрос решился настолько быстро, что у меня оставалось свободное время, которое можно было потратить на покупку одежды. А заодно попытаться найти хозяина того тартарового голубя, что так и летал высоко в небе, неотступно следуя за мной.
Когда я уже добрался до общежития, из бокового коридора неожиданно послышался женский голос.
— Афеев? Подожди, надо поговорить.
Я оглянулся. Та самая смертная, которой я помог разобраться с подругой. Зовут вроде бы Анна — так же, как Волконскую.
Девушка скорее всего снова хотела чем-то поинтересоваться, тогда как времени у меня было не так много. Поэтому я сразу же попытался избежать беседы.
— Извини, я сейчас спешу,
Та ускорила шаг и вылетев из бокового коридора, едва не врезалась в меня. Воровато оглянувшись по сторонам, приблизила лицо вплотную и прошептала.
— Это важно. Я слышала от отца, что тебя собираются убить. Прямо сегодня.
* * *
Елизавета Макарова не могла похвастаться красивой внешностью. Но это решалось при помощи соответствующих печатей и рун. А иногда чьего-то врождённого Дара. Денег у неё тоже было не так много. Впрочем, и этот вопрос являлся решаемым — достаточно было упорно трудиться и деньги появятся. Да что там, при желании можно было получить и нетитулованное дворянство, которое служило пропуском в высший свет. Пусть на самую нижнюю его ступень, но всё же.
Вот с чем она никак не могла разобраться, так это со своим Даром. Он отталкивал всех мужчин, внушая им отвращение. Абсолютное и тотальное. Дело было даже не в таких приятных мелочах жизни, как поцелуи или секс… Они и говорить с ней толком не могли.
В её случае, Дар заработал на полную мощь сразу после рождения дочери. До этого выручали сдерживающие артефакты. Но потом их стало не хватать. Она заказала новый, потратив все свои сбережения. Мастер отработал деньги на полную — артефакт действительно работал. Только вот сдерживал работу Дара всего на несколько минут.
Тогда Одарённый посетовал, что мол нужно было использовать другую схему. Заказ то был своего рода уникальный — если женщины с таким Даром и встречались, то корректировали его ещё в детстве. Либо им хватало тех артефактов, которые раньше использовала сама Елизавета.
Но в детстве её, само собой, никто не осматривал. Лет до пятнадцати, никто вовсе не подозревал, что она Одарённая. А рождение ребёнка многократно усилило Дар. Настолько, что теперь ни один мужчина не мог к ней приблизиться. Да и женщины испытывали омерзение, цедя слова сквозь зубы. Потом, конечно, извинялись. Сообщениями через дарфон. Но при новой встрече всё повторялось.
Всё, что у неё оставалось — этот экранированный ректором кабинет, в котором она работала за четверых. Спала здесь же, в крохотной соседней каморке. А дочь, видела только в свой единственный выходной. И тогда же отвозила ей недельный запас продуктов.
Зачем? Потому что у бедняги оказался точно такой же Дар. Только сразу работающий в полную силу и не поддающийся корректировке. Домашнее обучение, удалённая сдача экзаменов, отсутствие контакта с одногодками. Бедная Лада росла дикаркой. И это разбивало сердце Елизаветы. У неё было хотя бы что-то. Мужчины, отношения, даже попытка создать семью. От всего этого остались воспоминания, которые всегда можно оживить. А что будет у бедной девочки? Память о четырёх стенах да людях, которые пытаются максимально дистанцироваться?
Но теперь она может решить эту проблему. Женщина погладила пальцами лист бумаги, который лежал на столе. Да, она совершила должностное преступление. Но проректор сам сказал, расписываться вместо него в неважных документах. А разве этот важный?
— Василий Афеев. То есть будет Лада Афеева. Ну а что, звучит. А первенца пусть тоже назовут Василием. Красиво ведь получится.
Спохватившись, протянула руку к дарфону и набрала дочь.
— Лада, помнишь я тебе платье покупала в прошлом году? Да-да, тогда. Не кричи. Я говорю, не кричи на мать! Лучше померяй и проверь, нормально сидит или нет. На днях пойдёшь знакомиться с будущим мужем. Да, ты не ослышалась дочка! С мужем!

***   

===

Глава V

Как выяснилось из короткого разговора с девушкой, она краем уха слышала, как её отец разговаривал с кем-то по телефону. Как ни странно, обсуждалась моя персона. В связке с возможной ликвидацией этим вечером и фамилией Голицыных. Больше она ничего дельного сказать не смогла.
Закончив, хлопнула ресницами и озвучила неожиданное предложение.
— Может тебе лучше уехать из города?
Заметив мой удивлённый взгляд, чуть смутилась.
— Алексея Голицына ты каким-то чудом победил. Но если его род решил отомстить, то…
Медленно покачав головой, добавила.
— У тебя нет шансов. Только бежать.
Сандал который кружил неподалёку, наблюдая за коридорами, прокричал что-то неразборчивое, а я отступил назад и потянулся, разминая мышцы смертной оболочки.
— Не называй себя принцепсом, пока не проголосовал Сенат. Посмотрим, как всё повернётся.
Та ещё момент постояла на месте, рассматривая меня. Потом кивнула.
— Как знаешь. Но с долгом я рассчиталась. Правильно?
Утверждение было спорным — я и так предполагал, что Голицыны себя как-то проявят. Голубь, который весь день кружил над моей головой, тоже скорее всего дело их рук. Было бы странным, отступи старший патрицианский род после такого позора. С другой стороны, о том, что меня собираются убить именно сегодня, я не знал.
Поэтому я согласно кивнул ждущей девушке и двинулся к ступенькам. Количество проблем, которые требовали решения, росло с каждым часом этого дня, но ситуация меня вполне устраивала. Как минимум, точно не будет скучно.
Оказавшись внизу, я продемонстрировал Митрофанычу подписанный документ об одобренном плане индивидуального обучения и дождавшись от него подтверждения подлинности документа, дал сигнал Сандалу. Тот сразу же опрокинул стоящие в углу коробки, а я выскользнул наружу, избежав роспросов. Негатива я к сторожу никакого не испытывал. Но времени сейчас было в обрез — задерживаться и долго обсуждать победу над парой аристократов, я просто не мог. Имелась масса куда более срочных задач.
Например нужно было что-то придумать с голубем, что так и кружил наверху. Самый простой вариант — поколесить по городу и отыскать Одарённого, который с ним связан. Не сказать, что план был полностью надёжен, но это могло сработать.
Пока вызванная машина ехала к первому из магазинов одежды, а Сандал летел вдоль нити, проверяя на какое расстояние от меня может удалиться, в голову пришла ещё одна мысль. Я почти ничего не знал о Дарах, которыми наделялись смертные. Раньше мы одаряли таким образом героев или членов своей свиты. Иногда кого-то ещё — в конце концов, мало ли какие причуды могли взбрести в голову одному из богов.
Но здесь, Дар каждого конкретного человека проявлялся с рождения. И что было самым странным — я не мог его чувствовать. Скорее всего это означало, что их способности на мне не сработают, но при этом я не совсем понимал причину подобной ситуации. К тому же, у самого Афеева тоже ведь должен был иметься какой-то Дар. Но и он тоже абсолютно не ощущался.
Надо будет с этим что-то сделать. А заодно выяснить, что такое родовой алтарь и для чего он нужен? Сомневаюсь, что варвары поклонялись пенатам или кому-то вроде них. Пусть фраза звучала точно так же, но смысл явно вкладывался иной.
Ради интереса, я даже запросил справку по фразе «родовой алтарь», но тут система дарфона внезапно попросила подтвердить мой статус в качестве главы рода. Всё, что требовалось — приблизить родовой перстень, позволив двум артефактам взаимодействовать. Если вспомнить, что большинство смертных, при разговоре держало дарфон в правой руке, процесс по сути, должен был происходить сам собой.
У меня такого перстня пока не имелось, поэтому от идеи воспользоваться справкой, пришлось отказаться.
Добравшись до первого магазина, я обратился к Сандалу, выясняя, как дела у ястреба. Тот пусть и слабо, но отозвался — сейчас спутник находился за полтора километра отсюда, паря рядом с нитью. Но конечная цель всё ещё была слишком далеко — в его поле зрения она не попадала.
Поэтому, я приобрёл одну рубашку и дал команду ехать к следующему магазину. Нужного мне смертного, Сандал может и не обнаружил, но общий вектор поисков задал.
Так, перемещаясь от одного адреса к другому, я постепенно двигался в нужном направлении. Заодно размышлял, могли ли два патрицианских рода объединить усилия? Они же собираются породниться. Значит должны поддерживать какую-то связь. Схема в которой Волконские играют роль переговорщиков, а Голицыны выступают в качестве грубой силы, на мой взгляд смотрелась бы логично.
Правда, тут имелось одно серьёзное противоречие — слишком мала была фигура Афеева, чтобы князьям пришлось координироваться и распределять играемые роли.
Спустя полтора часа, за которые я серьёзно обогатил свой гардероб, Сандал получил первый результат. Нить от голубя тянулась к особняку в одном из кварталов столицы, который ястреб прямо сейчас облетал по кругу. Правда пробраться внутрь, пока не пробовал — несмотря на регулярные вливания божественной силы, спутник был слабоват. Слишком уж далеко от меня, сейчас находился.
Как итог — я перебрался в ещё один магазин, расположенный на несколько сотен метров ближе к цели. Там зашёл в примерочную и достав из кармана пастилку, надрезал её своим ногтем, напитав ту силой. Много таких пробойных трофеев я с собой брать не стал, но вот пять штук, на всякий случай захватил. Как знал, что пригодятся.
Приложив её к кусочку хрусталя на браслете, почувствовал, как внутрь вливается сила и сразу же перенаправил её Сандалу. А когда процесс закончился, с удивлением глянул на пустую оболочку, которая осталась от концентрата мощи, что я недавно держал в руках. Внутреннее содержимое пастилки, как будто испарилось в никуда — раз и его не стало.
Ястреб, сразу же использовал изменение своего состояния — устремился к дому, проходя через виднеющиеся на энергетическом уровне щиты. Правда ни один из них не оказался достаточно мощным, чтобы его сдержать. И это наталкивало на новые вопросы по поводу той лечебницы для безумцев. На чью атаку они рассчитывали, когда ставили подобную защиту? Может это вовсе и не лечебница, а что-то ещё?
Пролетевший через несколько стен Сандал показал мне Одарённого, к которому тянулась нить от голубя. Мужчина лет сорока, что с закрытыми глазами лежал на кровати и практически не шевелился.
Приказав спутнику проверить весь трёхэтажный особняк, я на момент задумался. Цель была обнаружена и мне ничего не мешало дать команду на её ликвидацию. Только вот Голицыны пока не нанесли своего удара. Формально, я атакую первым. Да, их отпрыск пытался меня убить, но всё это происходило в рамках дуэли. А слежка, пусть и слегка меня раздражающая, ещё не повод для того, чтобы лить кровь.
Когда ястреб показал мне всё здание, я изложил ему инструкции для ответного удара и тот моментально возмутился. Кровожадный то какой — думал, что ему сейчас дадут вырезать всех, кто находится в доме. После чего предполагал его ещё и спалить. Или использовать кровь врагов, чтобы оставить предупреждающее послание.
Но сопротивляться моей воле божественный спутник, понятное дело не мог. Так что через какие-то секунды, особняк Голициных подвергся разгрому, которому позавидовали бы даже викинги. Вернее, только один из них — Локки. Уничтожить практически всё, при этом провернув это полностью незаметно — навык, который вполне можно назвать искусством.
Закончив, Сандал вернулся в комнату с лежащим на кровати мужчиной. Судя по его позе и прикрытым глазам, управление голубем требовало максимальной концентрации. Поэтому, для начала ястреб обрушил на пол вазу. Потом сбросил с комода лежащие там наручные часы. Следом принялся крушить коллекцию хрустальных статуэток, выставленных на подоконнике.
На этом моменте, Одарённый всё же пришёл в себя. Моментально вскочил с постели, набрасывая поверх тела энергетическую кольчугу. Когда он достал из под кровати меч, в который немедленно влил столько силы, что тот аж засветился, я невольно цокнул языком. Не удивлюсь, если у него под умывальником прицеплена кобура с пистолетом, а около унитаза имеется небольшое хранилище для ручных гранат. Марсу бы этот смертный точно понравился.
Я пустил в дело вторую пастилку и приказал Сандалу убираться оттуда. Нить, что связывала голубя с его хозяином, была разорвана — самое время проверить, как там дела у птицы.
К моему разочарованию, добравшийся до цели ястреб обнаружил лишь остаточные эманации чужой мощи. Не знаю, при помощи какой именно схемы, смертный провернул свой приём, но голубь абсолютно точно был обычным. Пока держал связь с Одарённым — получал силу и передавал информацию. А когда нить оказалась разорвана, вернулся к прежнему состоянию.
Приказав Сандалу возвращаться, я покинул примерочную, для вида купив ещё пару рубашек. После чего объявил поход по магазинам законченным и поехал домой.
Интересно, они пришлют второго голубя или нет? И на что спишут произошедшее в доме? Как они меня убивать вообще собрались, если не могут разобраться даже со своей собственной защитой?
С момента сообщения от Бельского, прошло уже немало времени, так что дома я успел лишь переодеться, захватить с собой небольшую сумку, в которую засыпал все оставшиеся пастилки и деньги, да взять меч.
Таксист наличию обнажённого оружия удивился, но глянув на мой браслет Защитника, не стал задавать лишних вопросов. А вот Бельский, лично встречавший меня на парковке большого квадратного здания, в котором было не меньше десятка этажей, озадаченно поморщился.
— Ты вот так собрался внутрь идти?
Я оглядел меч, который держал в руках и согласно кивнул. После чего уточнил.
— А это запрещено?
Услышав вопрос, он даже секунд на пять задумался. Потом качнул головой.
— Насколько я знаю, нет. Но я впервые вижу или слышу, чтобы кто-то посещал государственные учреждения с мечом в руках. Это привлечёт внимание.
Увидев улыбку на моём лице, печально вздохнул.
— Понимаю, что тебе сейчас хочется произвести впечатление и заставить людей о себе говорить. Но это рано или поздно, аукнется. Нельзя постоянно провоцировать окружающих и при этом избегать соответствующей реакции с их стороны.
Я невозмутимо пожал плечами, наблюдая за картинкой, которую Сандал уже передавал из здания.
— На самом деле, я просто жду нападения. А меч из Пробоя, поэтому ножен к нему пока нет.
Тот слегка напрягся и оглянулся вокруг.
— Какого нападения, Афеев?
Забросив испачканный в старой засохшей крови клинок на своё правое плечо, я безмятежно улыбнулся.
— Рода Голицыных. Говорят, они собираются меня убить. Возможно даже сегодня.
Юрист настороженно прищурился.
— Голицыны? Ты ничего не путаешь? Род, который славится финансами, инвестициями и тем, что никогда не влезает в конфликты?
Звучало вполне убедительно. Но я отчётливо видел герб, который был на особняке. Голубя использовал один из людей Голицыных. Да и две машины наблюдения, скорее всего тоже были от них. Люди внутри тех автомобилей практически не разговаривали между собой, так что подтвердить их принадлежность, у меня не вышло. Но появились они практически одновременно с парящей в небе птицей.
— С кем именно они не влезают в конфликты? Родами, которые могут дать отпор, не так ли? А теперь предлагаю посчитать всех безвестных дворян или простолюдинов, которых их люди прикончили в этом году. Как думаешь, большая там выйдет цифра?
На лице Бельского появилось чуть смущённое выражение, но уже через мгновение он нахмурился.
— Мы разве переходили на «ты»?
Я моментально кивнул.
— С того самого момента, как я выбрался из автомобиля.
Тот на секунду застыл, как будто вспоминая. Потом издал лёгкий вздох.
— Мои извинения, Афеев. Только что закончилась встреча, где общение проходило в куда более личном ключе.
Улыбнувшись, успокоил смертного.
— Ничего страшного. Можно так и оставить. Если доживём до конца этой тяжбы, то в любом случае успеем перейти на более личный формат общения.
Адвокат чуть нахмурился.
— Хочу напомнить, что меня защищает слово Великого Князя. Не думаю, что кто-то в Российской империи рискнёт его нарушить.
На язык так и просился вопрос насчёт Хранителей, но даже если моя догадка отчасти верна, это было бы слишком рано. Не говоря о том, что я вполне могу промахнуться с подобным выстрелом вслепую.
— Я же пошутил. Мы идём или возникли какие-то проблемы?
Тот посмотрел на массивное здание Регистрационной палаты, которое нависало над окрестными постройками и поморщился.
— Проблем нет. Южный вход, пятый этаж, надворный советник, Наталья Могилюк. Должна сразу выдать все документы.
Вроде он уже и сказал, куда нам нужно, но с места при этом не сдвинулся. Всё ещё стоял и смотрел на меня. Заметив вопросительное выражение моего лица, наконец задал вопрос.
— Ко мне поступила просьба о встрече от коллеги. Его клиент хочет с тобой увидеться.
Сандал, который только что вернулся от здания Регистрационной палаты, аж затормозил в воздухе, удивлённо скосив один глаз на адвоката. Да и я сам немного удивился. За последние пару дней произошло немало событий, но для того уровня известности, когда со мной начнут искать встречи клиенты местных адвокатов, было ещё рановато.
Бельский снова замолчал, ожидая моей реакции. Дурацкая привычка выкладывать половину информации, а потом ждать, пока вторая сторона что-то у тебя уточнит.
— Встретиться по поводу чего? И что за клиент?
Мужчина слегка поморщился.
— Хочет обсудить какой-то момент, связанный с твоим наследством. Я пытался выяснить детали, но коллега сам не знает всех подробностей. Плюс, это вопрос адвокатской тайны.
Звучало двояко. Дядя Афеева вот тоже был не прочь поговорить о наследстве. После чего оплатил наёмного убийцу, чтобы грохнуть племянника. А кто пытается выйти на меня настолько изощрённым способом, я даже предположить не мог. Если подумать, то отыскать мою персону было легко и просто — университет имени Оболенского, место известное. Всё, что остаётся — подождать около ворот.
— Хорошо, я с ним встречусь. Нужно только обсудить место и время.
Тот сразу же кивнул.
— Непременно. А теперь, думаю стоит идти — до момента нашего приёма осталось ровно пять минут.
Несмотря на размеры здания, адвокат ориентировался в нём, как Вакх в винном погребе Сената. Добрались мы настолько быстро, что пришлось ещё около минуты подождать, напрягая очередь видом обнажённого клинка с пятнами крови. Только после этого нас наконец пригласили внутрь.
Процесс оказался молниеносным. Неулыбчивая женщина с собранными в хвост волосами, вручила мне копию решения Регистрационной палаты о признании главой рода и попросила расписаться в паре документов. Плюс, я собственноручно вписал своё имя на один из листов громадной книги. Прямо рядом с зачёркнутыми данными предыдущего главы.
На странице были только записи об аристократах, которые возглавляли Афеевых, но насколько я видел, место уже подходило к концу. Ещё пара человек и им придётся заводить под эту фамилию новую страницу. Хотя, далеко не факт, что я останусь Афеевым, после того, как полностью верну силу.
— Всё. Можете быть свободны.
Я удивлённо посмотрел на женщину, а она махнула рукой.
— Мы закончили, господин Афеев. Пожалуйста пригласите сюда следующего.
Переложив меч в левую руку, из-за чего сидящий в глубине помещения клерк, нервно дёрнулся, поднял правую, продемонстрировал ей пять пустых пальцев.
— А перстень?
Брови бюрократки моментально взлетели вверх и она перевела взгляд на Бельского.
— Как вы всё объясняете своим клиентам, что этот мальчик задаёт настолько глупые вопросы?
Сандал, который до этого мирно летал в воздухе, издал клёкот и прежде чем я успел его остановить, резко спикировал вниз. Наталья растерянно ойкнула и протянула руку за спину, а её выпуклости сразу же потеряли форму.
Я же потянул к себе ястреба, пока тот не натворил чего-то ещё и развернувшись, направился к двери. Выйдя в коридор первым, махнул рукой сидящим в ожидании.
— Наталья примет сразу троих. Одновременно. Прошу, господа.
Бельский на мгновение задержался, не зная как поступить, но уже через секунду кинулся следом за мной.
— Не стоило так поступать. Кто знает, что ещё может понадобиться от Регистрационной палаты.
Голос звучал укоризненно, но вот в его глазах я осуждения не заметил.
— Думаю у вас найдутся контакты, через которые можно будет решить вопросы с чиновниками. А перстень, мне получается нужно найти самостоятельно? Где он вообще сейчас?
Адвокат осторожно откашлялся.
— Смотря о каком именно перстне ты говоришь.
Спускаясь по ступеням, я непонимающе глянул на него.
— О том самом родовом перстне, который носят главы родов.
Юрист кивнул и не глядя на меня, озвучил предложение.
— Всегда можно сделать новый и при помощи артефактолога напитать его силой. Или взять один из второстепенных. Такое тоже встречается.
Новость о том, что я могу просто найти нужного мастера, заплатить и потом забрать новенький артефакт, была неплохой. Если подумать, то родовая вещь Афеевых мне вовсе была не нужна. Но реакция адвоката разожгла любопытство, так что теперь я хотел получить именно то кольцо, что носили все главы рода до меня.
— Где старый перстень?
Он снова замялся. А Сандал передал картинку двоих смертных, что находились на крыше напротив южного выхода из здания. Снайпер и его помощник. Оружие — артефакторная винтовка. Не менее внушительная, чем та с которой сегодня прикрывали Волконскую.
Ещё две пары стрелков были на крышах соседних зданий, а около самого выхода располагалось не меньше пяти подозрительных личностей, которые разительно отличались от других посетителей.

***  

===

Глава VI

Сандал облетал здание, проверяя остальные выходы, а я продолжил спускаться по ступеням, чуть замедлив шаг. Интересно, это и правда Голицыны? Организовали атаку прямо около государственного учреждения? Так вообще можно? В Рим даже собственных легионеров пускали лишь в исключительных случаях, а тут они собираются убить человека, вплотную к зданию правительственного ведомства.
— Последний глава рода носил один из старших перстней, который был немного скорректирован. Точное местонахождение артефакта неизвестно, но скорее всего он где-то на территории Финляндии. Именно там погиб твой дедушка, отправившись в Пробой.
Я ещё больше замедлился, прислушиваясь к словам адвоката. Тот же разминулся с мужчиной, который испуганно шарахнулся при виде моего меча, после чего продолжил.
— А вот перстень, который носил его отец и твой прадед, скорее всего в Гнезде, что на территории Уральска. Он был в числе Одарённых, которые первыми встретили напор тварей, хлынувших из Пробоев. Хранители объявили об угрозе высшего уровня, призвав на помощь всех, кто обладал силой. Даже не из числа Защитников.
Печально вздохнув, закончил свою мысль.
— Почти все они там и погибли. Если бы не подоспевшие отряды баронов Лаптевых, всё могло закончиться катастрофой.
И снова Лаптевы. То они управляют моим поместьем, которое передано им задним числом, то оказывается замешаны в истории, что стоила жизни прадеда Афеева. Интересные люди. Надо бы познакомиться.
— Понял. Значит за настоящим перстнем мне придётся ехать в Уральск, а пока обойтись его дешёвой копией. Подскажете свободного артефактора?
Адвокат, со странным выражением лица покосился на меня.
— Боюсь, ты не совсем верно меня понял. Твой прадед пал где-то совсем рядом с первыми Пробоями. Сейчас это самый центр Гнезда. С твоим десятым классом тебя разорвут в клочья ещё на дальних подступах.
Я покосился на светящийся зелёным кусочек хрусталя.
— Никто и не говорил, что я отправлюсь прямо сейчас. Можно ещё один вопрос — насколько законно убивать людей в центре города?
Юрист нахмурился, видимо не совсем поняв, что я имел в виду, а спускавшийся следом за нами клерк, неожиданно передумал и развернувшись, бодро побежал наверх. Сам же я немного исправил формулировку вопроса.
— Например, некий княжеский род собирается убить нетитулованного дворянина прямо около стен государственного учреждения. Это вписывается в законы империи?
Теперь на лице Бельского появилось понимание. Правда сначала он всё равно подумал не о том.
— Не думаю, что они станут вот так нагло атаковать почти в самом центре столицы. А потом я бы рекомендовал тебе немедленно отправиться в университет. На его территорию никто из родов точно не сунется.
Увидев на моём лице многозначительную улыбку, тихо кашлянул.
— Понял. Если говорить не о гипотетической ситуации, то они в своём праве. Формально, с момента получения статуса главы рода, для твоего убийства, необходимо официально объявить войну. Но записи только что изменены. Ближайшая рассылка на дарфоны глав будет произведена через пару часов. Они могут смело утверждать, что ничего не знали и считали тебя обычным дворянином.
Остановившись, добавил.
— Убивать такого тоже незаконно. Но в большинстве случаев можно отделаться штрафом. Уверен, их адвокаты смогут придумать вескую причину, по которой им понадобилось ликвидировать угрозу в твоём лице.

  Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

  === Источник :  https://moreknig.org/fantastika/popadancy/358956-vozvyshenie-merkuriya-kniga-2.html  ===  https://author.today/work/281689  ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 103 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: