Главная » 2023 » Октябрь » 9 » Удар 024
18:03
Удар 024

***   


— Отец рад приветствовать у нас в гостях наследника могущественного клана Морозовых, приносит свои извинения за произошедший инцидент, предлагает чувствовать у нас себя как дома, и говорит, что твоя комната уже готова. Слуги проводят тебя туда. Он предлагает пройти тебе туда и привести себя в порядок, и через час тебя будут ждать на торжественном обеде в честь твоего приезда, после которого тебе будет устроена экскурсия по нашему поместью. Он надеется, что тебе у нас понравится, и больше ничто не омрачит твоего пребывания здесь, — еле поспевала она за ним.
— Передай ему, что я счастлив быть здесь в гостях и мне уже тут всё нравится. Через час я обязательно спущусь на обед, — коротко ответил я, не став растекаться в ответных любезностях. Да и не любил я всего этого. Отец Мэри удовлетворённо кивнул и отошёл, а ко мне тут же поспешили подойти остальные родственники для знакомства. Кто-то жал руки, кто-то обнимал, целовал в щёку. Все улыбались, смеялись, и, видимо, о чём-то шутили, судя по периодическим взрывам хохота, но я ничего не понимал, что они там мне пытаются сказать, а Мэри уже куда-то отошла. Кианг Лин тоже ушёл, и я чувствовал себя несколько растерянно и ждал, когда вся эта кутерьма уже закончится. Вдруг мачеха Мэри резко что-то сказала окружающим, и все стали расходиться. Она же подошла ко мне и взяла под руку.
— Пойдём, — неожиданно произнесла она на английском, — Ты же понимаешь меня?
— Да, — с облегчением произнёс я, позволяя себя увести, — Спасибо вам. Честно говоря, я немного растерялся от столь тёплого приёма.
— Всё нормально, я понимаю, — улыбнулась она мне, и мы зашли в дом, — У нас очень дружелюбные люди, но они бывают малость беспардонны и надоедливы. Тебе же надо отдохнуть немного с дороги.
— Да, отдохнуть мне немного действительно не помешает, — согласился я с ней, — А вы не знаете, куда пропала Мэри? Да и свои вещи я забыл забрать в машине...
— Мэри вызвал к себе отец. А насчёт вещей не беспокойся. Скоро тебе доставят их в комнату. Слуг ваших тоже разместят. Не волнуйся и отдыхай, — она подвела меня к деревянной двери тёмно-коричневого цвета и открыла её передо мной.
— Спасибо! — ещё раз поблагодари я её и зашёл внутрь, — Можно ещё вопрос? А Мэри со мной будет жить?
— Не стоит благодарности, и нет. К твоему сожалению, не с тобой, — лукаво улыбнулась она мне, — У Мэри тут есть своя комната. На обед, пожалуйста, приди без опозданий. Когда соберёшься выходить, на тумбочке стоит телефон. Набери цифру 1 и к тебе подойдёт слуга, который проводит тебя, — и она закрыла дверь. Я же огляделся. А ничего. Симпатично. И даже очень. Большая светлая комната, где-то шесть на шесть метров, огромное панорамное окно на две стены. Очень большая кровать, на которой можно было спать хоть вдоль, хоть поперёк. Во всей меблировке комнаты чувствовался китайский стиль. Я рухнул на кровать и положил руки под голову. А ничего так... Пока всё нравится. Если б не предупреждение Мэри, то решил бы, что и люди здесь очень дружелюбные и искренне рады меня видеть. Даже не верится, что за всеми этими милыми улыбками скрывается настоящий серпентарий.
Ладно. Лирику в сторону. Надо думать, что дальше делать. Обязательно нужно будет пообщаться с отцом Мэри наедине, и рассказать ему о беседе в аэропорту. Пусть думает, что это было. Не верю я в бред про правительственную службу. Они бы совсем по-другому действовали. Скорее, через какую-нибудь секретную службу нашей империи действовать бы стали, и те уже вышли бы на меня. Ну, или с главой клана, то есть, с дядей связались бы. Да и встречу здесь организовали бы совсем по-другому. Мне сразу показалось, что вся эта встреча отдаёт какой-то театральщиной, постановкой. Так и хотелось сказать — «Не верю!». Ну бред же полнейший. Не похоже это на настоящую вербовку, хоть я и не специалист в этом. Слишком тупо и топорно сделано. Больше похоже на попытку подцепить меня на крючок. Хоть я и не подписал ту идиотскую бумагу, но наверняка наша встреча или снималась на видео, или записывалась. А тут ещё этот Кианг Лин встречал... Большой любитель всяких подковёрных игр, по словам Мэри. Вполне возможно, что он начал какую-то игру с моим участием. А может, и нет. Не исключено, что я ошибаюсь. Есть ещё вариант, что это какая-то третья сторона действует. Те же англичане, например. В любом случае, посмотрим, что будет дальше. Рано или поздно кукловод заявит о себе, тогда и станет понятно, в какую игру мы будем играть.
Ладно. Потом обо всём этом ещё подумаю, и посмотрим, что на всё это отец Мэри скажет, а пока пора идти посмотреть, чем у них тут вообще кормят.

===

***

===                 


Глава 4                               

Когда слуга меня привёл на обед, за столом уже почти не было свободных мест. Как я понял, все ждали только меня и отца Мэри. Он пришёл почти сразу после меня, и оказалось, что нас с Мэри посадили рядом с ним. Вэй Лин произнёс короткую речь, ещё раз сообщив всем, как они все рады видеть меня у себя в гостях, почему-то проигнорировав в своей речи приезд Мэри, которая как раз мне её тихонько переводила, и мы приступили к обеду.
Начали приём пищи мы, к моему огромнейшему удивлению, чаем без ничего. Даже печеньки никакой не предложили. Меня это так впечатлило, что я не удержался, и наклонившись к Мэри тихонько поинтересовался, будет ли ещё что-то кроме чая на обед? Она тихо рассмеялась, и объяснила, что порядок пищи тут отличается от европейского, и здесь классическая последовательность во время еды: чай, холодные закуски, вторые блюда и суп. Традиционная китайская медицина полагает такой порядок самым здоровым для пищеварения.
Я глубокомысленно хмыкнул, но говорить ничего не стал. В чужой монастырь, как говорится, со своим уставом не ходят. Самое главное, голодным не оставят, как я понял. Единственное, я вдруг вспомнил про китайскую привычку жрать всё подряд, типа ласточкиных гнезд, саранчи и прочей живности, на которую у нас и смотреть-то противно, но, к моему облегчению, блюда дальше подали вполне европейские. Суп с лапшой и мясом, что-то вроде тефтелей из мяса и риса с картофельным пюре, несколько видов салатов и колбасно-мясной нарезки. Суп все ели палочками, ловко подхватывая ими лапшу и мясо и отдельно выпивая потом бульон, но надо мной издеваться не стали, выдали ложку и вилку, и я с удовольствием приступил к еде.
За столом все активно переговаривались о чём-то, громко смеялись, жестикулировали. В общем, нашего принципа «когда я ем я глух и нем» тут явно не придерживались. Разговаривали все, естественно, на китайском, чему я даже был рад. Никто не лез с расспросами и дурацкими вопросами, ограничившись лишь любопытными взглядами.
— Как тебе угощения, Михаил? — громко вдруг спросила меня сидевшая напротив мачеха Мэри на английском, — Может, у тебя есть какие-нибудь пожелания? Ты не стесняйся, говори. Наши повара приготовят тебе всё, что захочешь, — мягко улыбнулась она.
— Спасибо за заботу, госпожа Киао. Всё очень вкусно. Сегодняшнее меню меня вполне устраивает, — поспешил заверить я её. Не хватало ещё, чтобы мне новых блюд принесли. Мне и так со всех сторон то и дело подкладывали в тарелку то салат, то какую-то мясную нарезку, то овощи. Я усиленно пытался отказываться от подобного ухаживания, но мне лишь вежливо улыбались в ответ и продолжали подкладывать. В итоге еда на моей тарелке не убывала, а я с ужасом пытался понять, как это вообще можно всё съесть.
— Я рада, — опять улыбнулась она, — Мне тут подсказали, что русские обычно чай пьют с каким-либо десертом, а мы тебе его без ничего подали. Это моё упущение. Понадеялась на нашего повара из Франции, а он не подсказал. Впредь я постараюсь подобного не допустить, повар будет оштрафован.
— Не стоит! — вскинулся я. Не хватало ещё чтобы из-за подобной ерунды кого-то оштрафовали, — Я не ем сладкое, так что это даже к лучшему, что десерта не было. Я наоборот признателен вам за это. Да и не хочу, чтобы из-за такой незначительной вещи, как еда, оштрафовывали людей.
— Незначительной? — то ли удивлённо, то ли раздражённо подняла она вверх бровь, и укоризненно помахала мне пальцем, — Больше никогда никому из китайцев не говори подобного! Обидишь. В бытовой культуре еда для нас стоит на первом месте. Вообще, тебе стоило предварительно хоть немного почитать про культуру той страны, в которую ты едешь. Без элементарных знаний в области нашей культуры и традиций ты можешь произвести на собеседников отталкивающее впечатление. Потерять лицо. А для нашего общего бизнеса это будет очень плохо.
— Согласен. Моя вина, — склонил голову я, — В своё оправдание могу лишь сказать, что слишком внезапной оказалась эта поездка. Очень мало времени у меня было на подготовку и сборы, вот и не успел должным образом подготовиться, — сожалеюще развёл руками я, — Но это меня, конечно, не оправдывает. Будьте уверены, я приложу все силы, чтобы как можно скорее исправить это упущение. Да и Мэри, я надеюсь, мне поможет с изучением вашей культуры и традиций, — кивнул я на сидевшую рядом со мной тихой мышкой девушку. Она в общих беседах не участвовала и практически весь обед просидела тихо, только иногда прерывая своё молчание, когда что-либо мне подсказывала или переводила. Я давно уже догадался, что она здесь вовсе не желанный гость, осталось только выяснить, по какой причине...
— Мэри? — переспросила Киао, бросив пренебрежительный взгляд на девушку, — Это вряд-ли. Она не совсем китаянка и недостаточно хорошо знает наши традиции и культуру. К тому же, слишком много времени провела в Европе. Думаю, она не сможет дать тебе полное представление о нашей культуре. Лучше я найду тебе настоящего профессионала. У меня как раз есть знакомый профессор из Пекинского университета...
— Благодарю, но пока этого не нужно, — прервал я её, — Уверен, что Мэри вполне может объяснить мне азы. Этого будет вполне достаточно. Если мне потребуется дополнительная консультация, то я, безусловно, обращусь к вам, — чуть подсластил я пилюлю в конце, увидев, что её чуть не перекосило от моих слов. По всей видимости, по какой-то причине она не хотела моего сближения с Мэри и явно не ожидала, что я буду против этого. Её логику я понимал. Знакомы с Мэри мы не так давно, помолвка у нас политическая, не подразумевающая близких отношений между нами, так что мачеха определённо считала, что к Мэри я должен был быть равнодушен, а тут я не двусмысленно дал понять, что готов поддержать девушку. Вот, кстати... — бросил я задумчивый взгляд на Мэри, которая незаметно для всех, под столом, благодарно сжала мою руку, — Кажется я начал понимать, почему она вдруг так резко перевела наши отношения в следующую стадию, так сказать. Возможно, хотела покрепче привязать меня к себе, боясь, что благодаря действиям своей родни потеряет в моем лице чуть-ли не единственного союзника. Не секрет, что подростками очень легко манипулировать с помощью секса.
— Хорошо, Михаил. Как скажешь. Нужна будет помощь — обращайся, — сухо произнесла мачеха и сразу потеряла ко мне интерес. Но её действия явно послужили неким спусковым крючком, и как только мы закончили наш разговор, на меня обрушилась целая лавина вопросов со всех сторон стола на ломаном английском языке. У некоторых из присутствующих он был настолько ужасен, что я ни слова не понимал из их речи, что им и озвучил, вызвав взрыв хохота и насмешливые взгляды на «языковедов» со стороны остальной части присутствующих. Но это их не останавливало, и они с упорством слона снова и снова пытались что-то спросить. Очерёдность в вопросах никто не соблюдал. Ко мне одновременно обращались по нескольку человек сразу. Шум и гам стояли просто невообразимые.
В какой-то момент я даже попытался встать и отклоняться, так сказать, но был остановлен Мэри, которая тихо прошипела мне, что уходить, пока ко мне есть какие-либо вопросы у присутствующих, будет очень невежливо и оскорбительно, так что мне пришлось подавить свой порыв и задержаться ещё на целый час. Такими темпами обед скоро превратится в ужин, — тоскливо подумал я, и обречённо стал объяснять соседке справа, что я думаю о европейской моде на миниюбки в этом сезоне.
Вообще, бесцеремонность присутствующих в вопросах просто поражала. Одна из девушек, насколько я запомнил по рассказу Мэри, её звали Джиао, не постеснялась даже спросить, с каким размером груди мне нравятся девушки, вызвав гомерический хохот у окружающих. Я чуть не ответил, что размер для меня не имеет значения, но в последний момент каким-то шестым чувством понял, что этот ответ не прокатит, и сказал, что для меня главное, чтобы она вообще была у девушки, и груди всех присутствующих тут дам, насколько я могу судить, идеальны, демонстративно уставившись при этом на откровенное декольте спросившей. За столом все зашлись в очередном приступе хохота, а Джиан, не капельки не смутившись, тоже рассмеялась и ещё сильнее выпятила свою впечатляющую грудь то ли второго, то ли третьего размера, и горделиво посмотрела на окружающих. Мэри сердито насупилась, а я продолжил дальше отвечать на идиотские вопросы. Так мы и веселились до самого конца обеда.
***
— Тебе что, действительно понравилось вымя этой... этой... твари? — еле выплюнула из себя гневно Мэри, едва мы оказались наедине. После завершения обеда она решительно вывела меня на улицу в сад, и завела за какие-то кусты, с распустившимися на них бутонами красивых жёлтых цветов. Я меланхолично огляделся, любуясь местными красотами и глубоко вдыхая чудесные ароматы множества растущих тут цветов.
— Ты чего молчишь? Скажи уже что-нибудь! — возмущённо топнула она ножкой. Эх, видимо, серьёзной беседы всё же не избежать, — мысленно поморщился я, — Пора её слегка на землю опустить. Знаю я, к чему подобное приводит. Раз дашь слабину, другой, и не заметно для себя ты превратишься в подкаблучника, который без разрешения жены даже пальцем шевельнуть не может.
— Прости, я думал, это риторический вопрос, — чуть улыбнулся я нахмурившейся девушке, — И да, понравилась. Красивая девушка с красивой грудью. Не такой красивой, конечно, как у тебя, но тем не менее. Почему я должен скрывать, если мне чья-то внешность понравилась? — с любопытством уставился я на неё.
— Но... но... но... — зависла она, — Правду говорят, что все вы мужики — кобели! — возмущённо высказала она и попыталась гордо, с высоко поднятой головой, удалиться, но была перехвачена мной за руку.
— А вот оскорблять, пожалуйста, не надо, — мягко заметил я ей, не обращая ни малейшего внимания на её попытки вырваться, — И если ты хочешь, чтобы у нас были долгие семейные отношения, то будь добра научиться выслушивать меня для конца. Я же в свою очередь обещаю, что всегда буду готов выслушать тебя, — глядя ей в глаза произнёс я. Мэри задумчиво притихла.
— Кобель — это тот, кто трахает всех, кто ему понравился, — продолжил я, — Я же тебе ни разу ещё не изменял, так что под данное определение точно не подхожу.
— Ещё?! — возмущённо вскинулась она и попыталась опять вырваться.
— Да, ещё, — спокойно ответил я, — И не планирую. Но жизнь это очень сложная штука, знаешь ли, и неизвестно что будет за следующим её поворотом. Она порой такие сюрпризы подкидывает, что до конца нельзя быть ни в чём уверенным. В любом случае, даже если такое случится, скрывать я от тебя не стану, поверь. И если полюблю кого-то другого — тоже. В отношениях самое главное — это доверие. Никогда не следует этого забывать. Без доверия крепкой семьи не получится. А доверие в свою очередь подразумевает, что не следует выносить мозг своей половине за каждый взгляд в сторону. Это абсолютно нормально, что чисто внешне мне могут нравиться и другие девушки, как и тебе — другие мужчины. Вот представь, — на секунду задумался я, выпустив руку девушки. Она уже не пыталась куда-то убежать и внимательно слушала меня.
— Допустим, ты пришла в картинную галерею и тебе там очень понравилась одна из картин, — подобрал я наконец подходящую, на мой взгляд, аналогию, — Ты в восторге от неё, готова любоваться ею часами, но в картинной галерее очень много картин! И что, неужели на них нельзя теперь даже смотреть и восхищаться ими? Это восхищение не сделает же твою картину менее любимой? Или другой пример... Ты купила себе автомобиль, о котором долгое время мечтала, но на дороге много машин! Самых разных! Это же не означает, что ты не можешь любоваться ими? И это вовсе не значит, что тебе нужно обязательно покупать каждую понравившуюся тебе машину. Твоя-то тебе меньше нравиться не станет из-за этого! А если станет, то значит не так уж ты и любила свою машину. Согласна?
— Да, но... — как-то неуверенно задумчиво произнесла девушка.
— Ещё раз. Даже если мне кто-то из девушек понравится, это вовсе не значит, что я на каждую из них готов будут залезть или уйти от тебя к ней, — терпеливо продолжил я разъяснять ей свою позицию, — Это значит, что мне всего лишь понравилась её внешность, но для серьёзных отношений этого вовсе не достаточно, и не означает того, что она понравилась мне больше чем ты. Я не знаю, как сложится дальше наше совместная жизнь, но твёрдо могу обещать одно — быть честным с тобой и доверять тебе. И прошу от тебя того же. Да, я могу чего-то недоговаривать, но врать тебе я не буду. Нет, если хочешь, то я могу, конечно, говорить тебе, что мне никто кроме тебя не нравится. Но по сути, это будет враньём. Ты уверена, что хочешь того, чтобы я тебе врал? — вопросительно глянул я на неё.
— Нет... — она медленно отрицательно покачала головой, — Я за правду в отношениях. Ты прав... — она подошла ко мне, и уткнувшись головой мне в грудь, — Прости меня... Я была неправа. Разнервничалась и стала на тебя кричать ни с чего. Просто испугалась... Побоялась, что они перетянут тебя на свою сторону, и я опять останусь совсем одна тут... А это очень тяжело.
Я обнял её, и мы так молча и простояли в обнимку минут десять. Я не стал лезть с расспросами к ней в душу. Захочет, сама расскажет, что у них тут случилось.
— Надо идти, пока нас не потеряли, — с явной неохотой отстранилась, наконец, она.
— Пошли, — согласился я, — Только подскажи, как бы мне сегодня поговорить с твоим отцом наедине.
— Тебе это зачем? — удивилась она, с каким-то подозрением во взгляде.
— Пока не могу рассказать, — покачал головой я, — Могу только сказать, что для него этот разговор важнее, чем для меня. Когда будет можно — я тебе первой обо всём расскажу.
— Ну, хорошо, — выдохнула она, — Я постараюсь организовать тебе встречу. Иди пока к себе в комнату, а я кое с кем переговорю по этому поводу, и зайду потом к тебе. Думаю, в течение часа я буду знать, встретится он с тобой или нет сегодня.
— Как у вас всё сложно, — вздохнул я, — Ну, хорошо. Как скажешь. Тебе виднее, — я подал ей локоть и она уцепилась за него. Так под ручку мы и пошли к дому, где нас уже ждали.
***
У входа в дом с крайне раздражённым видом стоял Кианг Лин и смотрел на нас. Когда мы пошли ближе, он резко шагнул к Мэри, от чего она даже вздрогнула и попыталась убрать руку с моего локтя, но я не отпустил её.
Посверлив несколько секунд Мэри тяжёлым взглядом, он разразился явно гневной речью на китайском, не отводя от неё глаз. Когда он закончил, девушка опустив вниз глаза что-то тихо ответила. Он явно оказался недоволен услышанным и раздражённо рявкнул ещё что-то. Мэри подняла на него взгляд и тихо, но уверенно что-то произнесла. Определённо, она в чём-то ему возразила, так как он моментально пришёл в бешенство, и, сделав шаг, попытался отвесить ей тяжёлую пощёчину. Естественно, что подобного я допускать не собирался, и в последний момент успел перехватить его руку, с силой сжав так, что он аж скривился от боли.
— Я никому не позволю поднимать руку на свою невесту! Ясно?! — прорычал я ему в лицо. Он промолчал, ненавидяще глядя на меня. На шум на крыльцо выбежали слуги, нерешительно замерев, не рискуя вмешиваться. Только один из них с криком бросился на меня, я свободной рукой приподнял его и швырнул в сторону. Больше никто не полез.
— Не слышу ответа! — я стал как тисками сжимать ему руку до тех пор, пока в какой-то момент он не заорал от боли.
— Я понял! Понял! Не трону больше! — на чистом русском прокричал он.
— Отлично, — довольно проворчал я и отпустил его. Не глядя на нас, он подхватил здоровой рукой пострадавшую руку и скрылся в доме.
— Спасибо... — тихо пробормотала Мэри, — Но не стоило тебе вмешиваться. Это семейное дело. У тебя могут быть проблемы из-за меня.
— Разберёмся!Пока ты моя невеста, только я буду решать, вмешиваться мне или нет, — яростно выдохнул я, мой внутренний зверь проснулся и бился в груди в поисках выхода, — Я никому не позволю поднимать на тебя руку!
Она склонила голову и промолчала.

===

***  

===                       


Глава                                     

— Здарова, бродяга! — даже по голосу в трубке телефона было слышно, что Псих ухмыляется, — Чё, как сам? Саранчой накормили уже тебя там? Самая диетическая еда, между прочим. Тебе полезно будет!
— И тебе не хворать, — бросил я в трубку, устраиваясь поудобнее на стуле перед столом и вытягивая вперёд ноги. В ожидании Мэри я вернулся пока к себе в комнату и решил сделать пару звонков, — Можешь не переживать за моё питание, мамочка. Кормят тут шикарно! Как раз из-за стола недавно вылез. Чувствую себя теперь колобком, — громко похлопал я себя по животу.
— Ты там давай не переусердствуй с едой-то. А то глядишь к нам потом приедет обратно наш старый жиробасина, — заржал Псих.
— Всё под контролем. Я найду куда потратить лишние калории, будь уверен, но хорош глумиться уже. Давай ближе к делу. Как там у вас обстановка? Разобрались, кто пытался помешать нам вылететь?
— Это тебе лучше у дяди своего спросить, — тяжело вздохнул в телефон Псих, — Про нападение мы слышали, конечно, но подробностей нам никаких не сообщили. Князь сказал, что бы мы все занимались своими делами, а нападение нас не касается. Он, мол, сам со всем разберется. Он перетряхнул чуть ли не всю службу безопасности, увеличил её штат, привлёк откуда-то новых людей, и они теперь вовсю носом землю роют. Так что, думаю, всё нормально будет и Князь наведёт порядок наконец, и со всем разберётся.
— Ну-у, будем надеяться, — задумчиво протянул я. Верилось в столь благостную картинку с трудом, — Ладно. А в остальном как там у нас дела? Как бизнес? Глиста со Шкетом?
— Не дёргайся. Всё пучком! — самодовольно отозвался Псих, — Фирму расширяем, клан инвестировал в нас приличную сумму денег, так что теперь на все наши хотелки денег хватает. Молнии разлетаются как горячие пирожки. На международный уровень выходим. Те же китайцы, кстати, хотят приобрести патент за весьма круглую сумму и у себя их начать выпускать. Одноклассники твои, кстати, тоже взлетели. Очень они народу понравились. Уже больше трёх миллионов человек зарегистрировались. Рекламодатели в очереди стоят. Умник наш скорешился с клановыми мозгоклювами и они доводят до ума твои идеи насчёт онлайн игр. Так что всё норм. Двигаемся! Шкет с Глистой тоже всё время при делах. В детдоме только на ночь появляются. Совсем на учёбу забили, паразиты. Ну да ничего. Это не на долго. Я тут для них хороший интернат присмотрел с хорошей специализированной школой с уклоном в программирование, там за них возьмутся. Нужно дать им нормальное образование. Пусть хоть они в отличие от нас с тобой будут образованными.
— Э! Чё за наезды? — не понял я, — Я вообще-то тоже учусь!
— Знаю я как ты учишься, — насмешливо фыркнул Псих, — То и дело забиваешь на занятия. Да и ходишь чисто для галочки. По тебе сразу видно, что вся эта учёба тебе не интересна от слова совсем. Не так, скажешь?
Я промолчал. На это возразить было нечего. Тут он прямо в цель попал.
— Ты как долетел-то, кстати? — сменил вдруг он тему, — Учитывая, с какими приключениями ты вылетал, не удивлюсь, что на этом они не прекратились.
— Да нормально в целом я долетел, — уклончиво ответил я, вовсе не желая просвещать Психа ни по поводу нас с Мэри, ни насчёт странной встречи в аэропорту.
— Врёшь, собака страшная! — восторженно вдруг вскрикнул он, — Я тебя знаю! У тебя интонация поменялась! Не умеешь ты врать. Точно что-то случилось! Давай, колись уже!
— Да нормально всё, — нехотя выдавил я. Вот ведь чуйка у человека, — Были кое-какие нюансы, но это не телефонный разговор. Приеду — расскажу.
— Ловлю на слове, — рассмеялся он в трубку, — Ладно, давай, пока. Идти мне надо. Совещание с начальниками отделов скоро, а потом к Князю на доклад двигать. Ещё кучу бумаг надо успеть подписать перед этим. Эх, жизнь моя жистянка.... — тоскливо вздохнул он, — До чего докатился... Даже пивка попить некогда. И зачем я только поддался на твои уговоры? Жил бы сейчас без забот...
— Да ты бы от тоски сдох, — оборвал я его страдания, — Пока! Я тогда как раз дяде наберу, пока ваша встреча не началась. Всем нашим привет там.
Я положил трубку на аппарат и задумчиво посмотрел на телефон. А ведь меня наверняка прослушивают! — дошло вдруг до меня. Детство кончилось, я становлюсь фигурой, и меня теперь будут как под микроскопом все изучать. Следить за каждым моим шагом. Уверен, что мои дружелюбные хозяева не упустили такой возможности, и слушают каждый мой разговор, а значит, с телефоном надо быть аккуратнее. Надо будет обдумать альтернативный вариант связи, а пока всё же набрать дяде. Я опять поднял трубку телефона, но тут в дверь постучались и ко мне заглянула запыхавшаяся Мэри.
— Отец ждёт тебя прямо сейчас! — тяжело дыша выпалила она, — У него есть буквально четверть часа, собирайся быстрее!
— Да я готов уже. Спасибо, Мэри, — спокойно произнёс я, вставая со стула и направляясь к двери. Ну что, настала пора слегка подёргать тигра за усы и постараться понять, что тут вообще происходит.
***
Аудиенцию мне организовали в кабинете главы клана. Вэй Лин встал при виде меня из огромного кожаного кресла, и подошёл ко мне, дружелюбно улыбаясь, протянув вперёд руку, как будто мы не виделись с ним сегодня. Он крепко пожал мою руку, хлопнул по плечу и кивнул на свободное кресло.
— Садись, уважаемый. Как у вас говорят, в ногах правды нет, — на хорошем английском произнёс он, а я облегчённо выдохнул. Как раз только вот сейчас гадал, как мы с ним будем общаться без переводчика. Но вообще, логично, конечно. У него же жена из Англии была, так что ничего удивительного в том, что он знает английский, не было.
— Спасибо, — коротко поблагодарил я, присаживаясь на предложенное место, и с любопытством осматриваясь. Посмотреть тут было на что. С точки зрения функциональности он ничем не отличался от всех остальных виденных мною рабочих кабинетов. Большой стол с компьютером, несколько кресел, а вот что удивило меня, так это стены. Одна стена была вся завешена различными дипломами, на другой стене на специальных полках были выставлены всевозможные кубки и медали, а третья стена была вся увешана всевозможным холодным оружием. Чего тут только не было. Мечи самых разных видов, копья, кинжалы, сабли. По-моему, я даже булаву разглядел.
— Это у меня хобби такое, — увидев мой интерес, произнёс Вэй Лин, — С удовольствием как-нибудь поподробнее расскажу о своём увлечении , но сейчас, к сожалению, у меня очень мало времени. Скоро мне уезжать на важную встречу, так что я тебя внимательно слушаю. Мэри сказала, что твоё дело не терпит отлагательств. Что случилось? Чем я могу тебе помочь? — внимательно глянул он на меня, усаживаясь обратно в кресло.
— Спасибо, что нашли для меня время, но смею надеяться, что тут скорее я вам помогу, а не вы мне, — спокойно ответил я и не торопясь стал рассказывать ему о своей встрече с незнакомцем в аэропорту и его предложении. Глава Небесных драконов слушал внимательно и не перебивал. Когда я закончил, он нажал кнопку на селекторе, что-то раздражённо рявкнул на китайском секретарше, и стал задумчиво ходить по кабинету, сложив руки за спину.
Судя по тому, что выделенные мне пятнадцать минут уже подходили к концу, а он явно не торопился, видимо, столь важную встречу он или отменил или перенёс.
— Ты Мэри об этом рассказывал? — спросил он, перестав наконец бродить туда-сюда и остановившись передо мной. Снисходительная улыбка давно слетела с его губ и он мрачно глядел на меня.
— Никому не рассказывал, — покачал головой я, — Я решил, что вы должны первым об этом узнать, а там уже вам виднее будет, кому говорить, а кому нет.
— Хорошо... — выдохнул он и слегка расслабился. Ослабил на шее судорожно галстук и рухнул обратно в кресло, — Вот и не говори больше никому. Я сам с этим разберусь.
— Как скажете, — пожал плечами я, — Как мне действовать, если со мной вдруг выйдут на связь? Что говорить, если потребуют информации? Сказать, что пока ничего не знаю?
— Давай так... — задумчиво пробарабанил он пальцами по столу, — Я не думаю, что тут дело в англичанах. Скорее всего тебя действительно попробуют шантажировать прошедшими переговорами и потребуют какую-то услугу. С этим мы по ходу дела будем разбираться, но... — задумался он на секунду, — Но если вдруг тебя действительно будут расспрашивать по поводу наших контактов с англичанами, скажи им, что случайно узнал о том, что второго января у меня будет деловая встреча с ними, а вот место тебе пока узнать не удалось, а там подумаем, что делать дальше. Договорились?
— Без проблем, — пожал плечами я.
— Тогда всё на этом? — начал он вставать с кресла.
— Нет, не всё, — обломал я его, и он опустился обратно, с недоумением глядя на меня.
— Ты что-то ещё хотел обсудить?
— Ага, — флегматично отозвался я, внимательно изучая ногти на правой руке. Слишком отросли. Подрезать пора, — Хотел ещё поговорить с вами насчёт Мэри. По поводу того, как к ней относятся в вашем клане. Я не знаю, как тут принято у вас, но у нас никто не позволит плохо относиться к своей невесте. Никому! Даже её родственникам! — бросил я на него угрюмый взгляд, — Не знаю, в курсе вы или нет, но сегодня я чуть не сломал руку вашему брату за то, что он попытался её ударить. Так вот, я хочу что бы все знали. Подобного отношения к ней я не потерплю! Если он к ней полезет ещё раз — щадить не буду. Сломаю руку или ногу. Это не угроза, а элементарное предупреждения в целях устранения возможного недопонимания, — холодно улыбнулся я ему, — Меня вообще очень удивляет столь специфичное отношение к одной из принцесс клана. За что вы так с ней?
— Она получает к себе то отношение, которое заслужила, — от слов главы клана повеяло ледяной стужей. Он встал с кресла и навис надо мной, сложив руки за спину, — В твоей стране, Михаил, есть замечательная поговорка, про которую тебе следовало бы помнить. В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Ты сейчас находишься как раз в этом чужом монастыре. У нас есть свои правила, которые тебе тоже следует соблюдать. Пока вы с Мэри не поженились, она является частью клана Небесные драконы и обязана выполнять решения его руководства. В случае невыполнения она может быть наказана вплоть до физических мер воздействия, что недавно и произошло и куда ты столь бесцеремонно влез. На первый раз по незнанию тебя простили. В следующий раз мы примем меры. У вас с Мэри предстоит обычный политический брак, не забывай об этом и не лезь туда, где ты ничего не понимаешь. Надеюсь, ты сделаешь правильные выводы и больше подобного не повторится. Тебе всё ясно?
— Нет, не всё... — сквозь зубы прошипел я, изо всех сил стараясь не дать своему внутреннему зверю вырваться из под контроля и вцепиться в глотку этому уроду. Боюсь на этом все дела между нашими кланами были бы закончены. Еле сдерживая бешенство я встал с кресла, и теперь уже я нависал над ним.
— Хочу вам напомнить, что я являюсь наследником одного из самых могущественных кланов Российской империи. И вы мне предлагаете, что бы я спокойно смотрел, как вы унижаете мою невесту?? — прорычал я, — Может, нам следует задуматься, кого вы вообще нам подсунули? В данном случае когда вы на моих глазах унижаете девушку вы не её оскорбляете, а весь мой клан! Я как вообще это должен расценивать? Что вы подсунули мне кого-то, кто не пользуется в вашем клане никаким авторитетом и уважением? Политический брак, говорите? Что толку от этого политического брака, если вы своего представителя ни во что не ставите? Может нам лучше тогда вообще разорвать эту помолвку?
— Хочу напомнить, уважаемый, — ничуть не испугавшись моего гнева, вмешался в мою речь Вэй Лин, — Что идея этого брака родилась после необдуманных действий со стороны представителя вашего клана. Мы не планировали этого союза. Помолвка в данном случае была единственным выходом из сложившейся ситуации, виноват в которой был ваш клан, так что никого мы вам не подсовывали. Безусловно вы можете разорвать эту помолвку. Имеете полное право. Вот только тогда нам придётся возвращаться к вопросу об оскорблении нашего клана в лице Мэри Лин. Ни к чему хорошему это не приведёт. Ну а сама Мэри больше никогда не сможет выйти замуж. Её просто не возьмут.
— Да что с ней не так-то?? — не выдержал я, — Что тут у вас вообще происходит?
— Хорошо, я расскажу, — тихо выдохнул он, и махнул мне рукой, — Сядь! Ты имеешь право это знать, — устало потёр он лицо и сел в кресло. Я последовал его примеру, приготовившись внимательно его выслушать.
— С нашей Мэри всё очень не просто... — тихо начал он, задумчиво глядя в окно, — Умница, красавица... После смерти жены вся моя любовь досталась ей. И мне казалось, что она отвечает мне тем же. Старается не разочаровывать меня. Поддерживать. Она очень рано стала вникать в дела клана. Ум и проницательность уже в четырнадцать лет сделали из неё не заменимую помощницу для меня. Она видела такие нюансы в делах клана, на которые даже я внимания не обращал! Её идеи дали настоящий толчок к развитию клана! Как только ей исполнилось шестнадцать лет, я включил её в Совет клана, и все родственники только приветствовали это моё решение! А потом... Она нас предала... — чуть ли не прошептал он и замолчал.
— Как? — не выдержал я, когда молчание затянулось минут на пять. Вэй Лин вздрогнул, вынырнул из глубин своих воспоминаний, бросил на меня взгляд и продолжил.
— Очень просто... Передала очень важную информацию своим английским родственничкам, в результате чего они опередили нас с патентами на ряд изобретений в машиностроении, которыми мы занимались последние пять лет. Огромные средства оказались слиты в никуда! Последствия мы пытаемся устранить до сих пор, в том числе благодаря и союзу с твоим кланом. Без ваших финансовых вливаний нам не удалось бы так быстро выбраться из этой ямы.
— Почему вы уверены, что это она? — пересохшими губами спросил я, — Есть доказательства?
— Нет... — покачал головой он, — Если бы были, она была бы изгнана из клана. Только косвенные. Она входила в очень узкую группу лиц, имевшую доступ к этой информации. Это не более десяти человек. Она регулярно общалась со своими английскими родственниками, клан которых и получил эту информацию. К тому же, как оказалось, у неё были очень близкие тайные отношения со своим английским троюродным братом, регулярно навещающим её в нашей стране. Вот в номере одного из отелей мы их и застали... Какой позор... — покачал головой он, — А ведь она уже была помолвлена с сыном моего делового партнёра. Как мне после этого было бы смотреть ему в глаза, если бы он узнал, что его невестка опозорена и уже не девушка? Пришлось помолвку разрывать... Хорошо подвернулась возможность заключить помолвку с наследником клана наших недругов. Они тогда стремились заключить с нами перемирие любой ценой, и им вообще всё равно было, что там не так с невестой... Мэри так ни в чём и не созналась, доказательств того, что информацию мы так и не нашли, и я услал её с глаз долой в Европу. Слишком её возненавидели в клане, так что это было даже к лучшему для неё. Ну а дальше ты уже всё знаешь.
— Не верю... — покачал головой я, — Зачем это ей? Да и если она так умна, как вы говорите, она бы ни за что так не подставилась. Она нашла бы способ обставить всё так, что бы подставлен был кто-то другой, а себе обеспечила бы железное алиби. Что-то тут не так...
— Возможно, — равнодушно пожал плечами Вэй Лин, — А может она оказалась не так умна, как я думал, и пошла на поводу у чувств, что свойственно многим девушкам её возраста. В любом случае, этого уже не исправить.
— И в любом случае, — подхватил я, — Я не позволю к ней так относиться! При всём моём уважении к вам и вашему клану. Во избежание дальнейших инцидентов в её адрес предлагаю, чтобы мы с ней переехали в какой-нибудь частный дом. Нечего ей здесь делать. В месте, где ей никто не рад. Для нашего дела абсолютно без разницы, где мы с ней будем жить.
— Ну что же... — задумался он, — Это вариант. Я распоряжусь, что бы вам подобрали подходящий дом, от которого было бы недалеко добираться и до наших производств, и до твоей школы.
— Чёрт, школа же ещё... — поморщился я, как-будто лимон съел.
— Да, школа. И уже завтра тебе в неё идти, — с явным злорадством улыбнулся Вэй Лин.

***   

===                         

Глава 6                              

— Приехали, господин, — открыл мне с поклоном дверь машины Вуджоу, мой водитель и сопровождающий. Вчера вечером его приставил ко мне Вэй Лин с наказом стать чуть ли не моей тенью и везде сопровождать, за исключением школы.
Также глава драконов пообещал мне, что мы с Мэри Лин переедем в свой дом буквально через пару дней. А пока мне составили распорядок дня на неделю, расписав поминутно, когда и какие предприятия и производства я должен посетить, не забыв предусмотреть в этом расписании время на посещение школы.
Я, правда, весьма смутно представлял себе, что я вообще буду делать на этих проверках. Что проверять-то там и как? Мне никто не удосужился перед отъездом хоть как-то прояснить, какова будет моя роль во всём этом. Когда я попытался задать этот вопрос дяде, он лишь отмахнулся от меня, мол, сам по ходу разберёшься. Великолепно, оладий. Пойди туда не знаю куда, найди то, не знаю что. Русская народная сказка в действии. А тут ещё школа эта...
Как оказалось, меня определили не в русскоязычную школу, а в школу, преподавание в которой велось на английском языке! Видите ли, русскоязычные школы не соответствовали моему статусу, обучая лишь простолюдинов, а все иностранные аристократы учились в англоязычных школах.
— Странно... — удивился я, когда Вэй Лин это всё мне озвучил, — Я думал, ключевой партнёр Китая это Россия, а не Великобритания, и тут русский язык находится на первом месте по изучению иностранных языков, а оказывается, ваше высшее общество английский изучает в первую очередь. Почему так?
— Это исторически так сложилось, — пожал плечами глава, — Сближение Китая с Российской империей на самом-то деле началось не так давно, буквально лет десять назад, а до этого тут очень сильно было влияние Великобритании, отсюда и изучение английского языка аристократией. Сейчас положение дел меняется, и в основной своей массе люди в первую очередь изучают русский язык, так как многим из них он нужен для работы, но это в большей степени касается среднего класса. Высший класс по инерции изучает первым делом английский язык. Тут тоже постепенно всё меняется, но очень медленно. Школы для аристократов пока неохотно идут на перемены, полагая, что это временная тенденция в укреплении связи между Китаем и Россией, и заняли пока выжидательную позицию. Так что придётся тебе всё же ходить в англоязычную школу. К тому же, как я вижу, ты очень хорошо говоришь на английском, так что я не понимаю, в чём проблема-то?
— Проблемы нет, — пожал плечами я, — Просто удивительно мне это. А так-то всё равно.
— Ну и отлично! — резюмировал он, — Раз проблем нет, то завтра ты едешь в школу. Учебники мы тебе уже привезли, в твоей комнате оставили, форму найдёшь в шкафу.
И вот теперь мы подъехали к шестиэтажному зданию без особых архитектурных изысков, классической прямоугольной формы. Так с виду и не скажешь, что это школа для аристократов. Я подхватил с сиденья машины сумку с учебниками, и неторопливым шагом направился ко входу. Меня ждал десятый класс. Как я предусмотрительно предварительно выяснил, всего в китайской школе было двенадцать классов, а в первый класс детей отдавали в шесть лет. Обязательными и бесплатными были первые девять классов, а три последние класса старшей школы были платными. Ещё я успел выяснить, что в китайских школах были очень строгие требования к дисциплине, и тут до сих пор практикуется физическое наказание школьников. Интересно, как это применимо к детям аристократов? — подумал я, и потянулся к дверной ручке, как дверь вдруг распахнулась, и я еле успел увернуться от пролетающего мимо тела.
Тело было довольно субтильным на вид, обладало вполне европейскими чертами лица и цветом кожи, и было облачено в школьную форму, из-за чего я сделал вполне логичный вывод, что на асфальте сейчас копошится один из учеников этой школы. Двери закрыться не дала чья-то нога в ботинке, выдвинувшаяся в проём, затем дверь жалобно заскрипела открываясь, и на пороге школы нарисовались две высокие фигуры впечатляющей комплекции, явно китайской наружности. По ширине своих плеч они даже мне ничуть не уступали, что для обычно щуплых китайцев было довольно впечатляюще. Парни были так похожи друг на друга, что не будь они китайцами, я бы предположил, что они близнецы.
Они сурово огляделись по сторонам, на секунду задержали взгляд на мне, после чего один из них открыл уже успевшую закрыться дверь, и на пороге появилось ещё одно действующее лицо — невысокий  субтильный парнишка в школьной форме, с зализанными назад чёрными волосами, холодными карими узкими глазами и крайне надменным выражением лица. Явно под мафиози косит.
Не обращая на меня ни малейшего внимания, он не торопясь подошёл к валяющемуся на земле телу и слегка пнул его в бок. Тело застонало и село, оказавшись худощавым парнем лет пятнадцати на вид, европейской наружности.
— Уважаемый Хью Ричардсон, — тихо начал «мафиози» на английском, — Меня очень расстраивает, что вы не отнеслись серьёзно к моему предупреждению. Я же, по-моему, вполне доступно объяснил, что вам следует держаться подальше от госпожи Айминь Джин. И более того, я вас дважды уже об этом просил! Но вы предпочли и дальше испытывать моё терпение. Это очень не осмотрительно с вашей стороны... — деланно сочувственно покачал он головой.
— Да иди ты к чёрту со своими предупреждениями, Бэй Лю! — воинственно вскочил на ноги тощий парень, — Я тебе уже говорил, что свои предупреждения ты можешь засунуть себе в задницу! Ты ей никто! Не жених, не родственник, не даже друг, так что у тебя нет никакого права запрещать кому-то с ней разговаривать! Только она может решить, общаться ей со мной, или нет!
— Ну что же... Видимо, придётся вам подробнее объяснить всю глубину ваших заблуждений, — скучающим тоном произнёс «мафиози» разворачиваясь и идя обратно к дверям школы.
— Канг, Киу, — притормозил он возле мордоворотов, — Проведите, пожалуйста, с господином Ричардсоном воспитательную беседу. Только не переусердствуйте. Проблемы с полицией нам не нужны, — те синхронно кивнули и сделали шаг вперёд.
— Секундочку, уважаемый! — решил всё же вмешаться я, — Я, конечно, понимаю, что лезу не в своё дело, но подобные дела так не решаются! Если у вас есть разногласия с господином Ричардсоном, так и решите их один на один! Какого чёрта вы вмешиваете в ваш конфликт третьих лиц? Да и двое на одного — это подло! Я не пойму, вы дворянин или какой-то мафиози?
— Канг, Киу, — не глядя на меня, окликнул своих дружков субтильный тип, — Поправка. Объясните сначала этому варвару, что не следует лезть в чужие дела, а потом уже займитесь воспитательной беседой с господином Ричардсоном! — те кивнули, и он больше не обращая на меня ни малейшего внимания, зашёл в школу. Мордовороты двинулись ко мне.
— Спасибо, конечно, но не стоило вам во всё это вмешиваться, — мрачно произнёс парень, встав рядом со мной.
— Разберёмся, — буркнул я ему, — Держись подальше и не лезь под руку.
Настала пора мне вспомнить мои боксёрские навыки. Вчера мне несколько раз подчеркнули в беседе, что даром тут можно пользоваться на улице только в исключительных случаях, при угрозе для жизни, иначе, мол, и посадить могут, даже моё несовершеннолетие и статус не спасёт. Интересно, это будет считаться угрозой для жизни? Ну да не будем рисковать. Попробуем обойтись без дара. Я и сам до конца не понял, зачем вообще полез в этот конфликт. Слишком уж взбесил меня этот напыщенный китаёза, да и парень молодцом держался. Не испугался и не отступил.



   Читать    дальше    ...       

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :   https://moreknig.org/fentezi/boevoe-fentezi/320080-missiya-v-kitae.html   ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

 

Дюна ...   428

 

Возникают и рушатся великие Империи, звезды светят тысячелетиями, но нет ничего долговечнее ненависти.

Хроники семейства Икацев                      

 

Советники эрцгерцога были заняты подготовкой официального оформления союза между Домами Атрейдесов и Икацев, но на душе у герцога Лето было неспокойно. Ему было трудно сосредоточиться на нюансах ведущихся переговоров, хотя он понимал, что любая ошибка может отозваться неприятностями спустя много лет. Можно было воспользоваться услугами ментата, чтобы проследить все возможные исходы, но Сафир Хават был далеко, неся ответственную службу на Каладане.
Союза желали оба – и Атрейдес, и Икац, но все дело осложнялось тем, что у Лето была наложница и сын, которого он утвердил своим наследником. Вся ситуация кардинально изменится, когда будет оформлен союз, заключен брак и появится сын, рожденный Илесой.
Нынешние переговоры весьма напоминали переговоры шестнадцатилетней давности, когда Лето обручился со старшей дочерью Арманда Икаца. Те соглашения были извлечены на свет и приняты за основу новых соглашений, но многое изменилось с того достопамятного нападения Груммана, в ходе которого погибла Сания. В то время у Лето был другой сын, Виктор, рожденный от другой наложницы – Кайлеи Верниус. Но теперь оба были мертвы, как и Сания.
– У вас очень удрученный вид, друг мой, – сказал Арманд. – Вы дурно провели ночь? Вас не устраивают апартаменты?     

Лето улыбнулся.

– Ваше гостеприимство – образец для подражания, Арманд.

«Мне не давал спать полночный разговор и глубокая обида Джессики».

Накануне ночью, сидя на краю постели Джессики и глядя на ее прекрасное овальное лицо, Лето вспоминал тот день, когда сестры ордена Бинэ Гессерит впервые представили ему эту молодую женщину. Безмерная любовь к Джессике стала тем клином, который отдалил его от Кайлеи. Из ревности она попыталась убить Лето, но вместо этого убила их невинного сына и покалечила принца Ромбуса Верниуса. Помня об этом, Лето поклялся, что Илеса не станет причиной разлада между ним и Джессикой.

– Это чистая экономика и чистая политика, – сказал он, стараясь не выглядеть оправдывающейся стороной. Он мог бы потратить часы, рассказывая о выгодах и преимуществах такого союза, но эти объяснения оставят Джессику равнодушной. Он уверил наложницу, что не любит Илесу, мало того, он просто ее не знает.

Джессика неподвижно сидела на кровати, храня на лице ледяное выражение.

– Я все очень хорошо понимаю, мой герцог, и уверена, что вы принимаете верное решение. Я – всего лишь наложница, и у меня нет права голоса.

– Черт возьми, Джессика, ты можешь говорить со мной откровенно! 

 — Да, милорд.

Она замолчала.

Лето долго не прерывал паузу, но он не мог равняться выдержкой с сестрами Бене Гессерит.

... Читать дальше »

 

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 92 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: