Главная » 2023 » Октябрь » 8 » Удар 020
21:05
Удар 020

===

 

— Да какие там ограничения, — отмахнулся наставник, — Нельзя использовать артефакты и любые виды оружия. Только магия. Добивать соперника не обязательно. На усмотрение победителя. Если ты вдруг в ходе поединка решишь сдаться, то противник будет решать, оставить тебе жизнь или добить. Сам должен понимать, что в твоём случае тебя вряд ли пожалеют. На весь поединок отводится тридцать минут. Если за отведённое время явный победитель не выявлен, то решение о победителе принимает распорядитель арены. Но на этот вариант рассчитывать не стоит. Сам должен понимать, что в подобных поединках полчаса — это очень много. Я даже не помню в своей жизни ни одного подобного случая, что бы бой затянулся до окончания лимита времени.

— А вот я помню, — вмешался неожиданно помощник, — И мне кажется, что этот вариант нам может подойти. Ты же сам рассказывал, что у Михаила очень хорошо развито ускорение, на уровне лучших магов? Так почему бы не сыграть на этом? Постоянно перемещаться и не стоять на одном месте. Удар — уход, удар — уход. Выиграть бой так получится вряд ли, а вот затянуть время — вполне.

— В таком режиме он минут через пятнадцать выдохнется, — проворчал наставник, — Тут выносливость колоссальная нужна!

— А мы перед боем дадим Михаилу улучшенные Слёзы дракона, — вкрадчивым тоном тихо произнёс Дмитрий Петрович, — Это и силы ему добавит, и выносливости…

— А ведь это может сработать! — вмиг просветлел лицом наставник, — Точно может сработать! — он нервно вскочил с кресла и забегал по кабинету предвкушающе потирая руки, — И если не будет пассивным в бою и сможет нанести хотя бы несколько ударов, не пропустив в ответ, то решением распорядителя ещё и выиграть может!

— Спокойнее, друг мой, спокойнее! Не надо впадать в крайности. Остановимся на том,       что так он сможет хотя бы выжить, — поспешил остудить его пыл помощник, — А там уже как карты лягут…

— Ну и отлично… — устало выдохнул я, — Хоть какой-то план действий есть. Пойду я тогда поспать попробую. Надо хоть немного отдохнуть перед боем. Последний вопрос. А что вообще представляет из себя этот Разумовский? Какие у него сильные стороны?

— Он виртуоз, а у них все стороны сильные, — пожал плечами наставник, — Им все стихии подвластны, так что ждать ты должен чего угодно. Единственное, что, пожалуй, водной и воздушной стихиями он, по моим наблюдениям, пользуется чаще. И не любит, впрочем, как большинство одарённых, ближний бой. Вот в общем-то и всё.

— Ну, и на том спасибо, — вздохнул я, подавив зевок, — Всё, я ушёл. Всем пока.

Попрощавшись, я побрёл в свою комнату. Спа-а-ать… Рухнул в уже расправленную кровать, и практически засыпая, вспомнил, что мне сказала Анна, когда мы остались на какое-то время наедине уже под самый конец нашего отдыха в аквапарке.

* * *

После произошедшего инцидента с Разумовским настроение у моих друзей стало подавленным и народ уже даже решил было расходиться по домам, но я их остановил.

— Хорош киснуть, как будто похоронили меня уже! Мы отдыхать пришли, или что? Лично я остаюсь и никакой высокомерный ублюдок не помешает мне развлекаться! — бодро воскликнул я.

— Да, но… Как же это… — с набухшими от слёз глазами тихо произнесла Наташа, которая, как оказалось, только что подошла с Психом и застала всю эту сцену.

— А вот так! — я внезапно схватил её на руки, взвалил на плечо и зашагал к бассейну.

— Э-э? Ты чего это задумал? А ну пусти! — грозно завопила она, молотя меня по спине кулачком.

— Как скажешь! — предвкушающе оскалился я, и кинул её в бассейн, — Бомбочка!!

— Сво-ло…! — не успела она прокричать, как с головой окунулась в воду, и тут же вынырнула, отплёвываясь, — Гад! Убью!!

— Страшно то как! — расхохотался я, и тут вдруг сам оказался в воздухе, а подкравшиеся Радченко с Психом схватили меня за руки и ноги и раскачали, — Раз, два, три! — и я как орёл взмыл в воздух, спикировал в воду, и вынырнул уже оттуда мокрой курицей.

— Мвуа-ха-ха! — зловеще расхохоталась сестра, — Месть свершилась! Мои верные вассалы отомстили за свою госпожу! Ай! — зажмурилась она и её накрыла волна. Это один из её «верных вассалов» особо крупной комплекции опять сиганул в воду, подняв небольшую волну. А дальше и все остальные постепенно в себя пришли, так что тому козлу не получилось нам отдых испортить. До самого вечера мы там пробыли. И уже где-то за полчаса до ухода выдался момент, когда мы с Анной остались одни, сидя на соседних шезлонгах.

— Ну и зачем тебе это понадобилось? — тихо спросил я её, глядя на танцующие на воде блики от фонарей, которые зажглись, как только на улице потемнело.

— Ты о чём? — сделала она вид, что ничего не понимает.

— Ты знаешь, о чём, — так же спокойно продолжил я, — Я знаю, что ты пророк. Так что, думаю, ты догадывалась, чем закончится наша встреча сегодня. Да и о нашей беседе, думаю, ты тоже должна была узнать, так что ты, я уверен, прекрасно понимаешь, что я не отступлюсь, пока не получу ответы. Ну, или мы с тобой поссоримся, и наша дружба на этом закончится, так толком и не начавшись. Я не собираюсь быть пешкой на твоей доске с фигурами. Или учись играть со мной в открытую, или давай прощаться и разбегаться в разные стороны. Меня устроят оба эти варианта. Не люблю, когда без моего ведома рискуют моей жизнью не понятно ради чего, — я замолчал так и не глядя на неё. Она тоже молчала, но торопить её я не стал. Пусть решает. Мне действительно было всё равно, что она надумает в итоге. Я был уверен, что она знала заранее о предстоящей дуэли. А может даже и спланировала её заранее, уж не знаю, с какой целью, поставив под угрозу мою жизнь, и подобное я прощать не собирался.

— Не знала… Наверняка, не знала, — наконец выдохнула она чуть слышно, — Это всё немного по другому работает. Не так, как ты думаешь. Я даже понятия не имела, что ты уже знаешь, что я пророк. Пророки не видят будущее линейно, мы видим лишь огромное количество его вариантов, которые меняются чуть ли не ежесекундно. Я ещё не опытный пророк и не могу всё время отслеживать все варианты. Это очень тяжело, и… больно, — она устало легла на шезлонг и посмотрела на звёздное небо, отчётливо видное через купол аквапарка, — Только за сегодня было больше тысячи развилок возможного будущего. И Разумовский присутствовал лишь в чуть больше двадцати его вариантах. В каких-то вариантах он ко мне не подходил, отвлекаясь на что-либо, в каких-то ты не видел нашей с ним беседы, в других в нашу беседу вмешивался кто-то другой, то Радченко, то Светлана, то Псих, в третьих, ты не бил его, ограничиваясь простой беседой с ним. Впрочем, и некоторые варианты с беседой всё равно заканчивались дуэлью. Очень много вариантов. Просто безумное количество. Человеческий мозг не в состоянии воспринимать и запоминать их все. К тому же, будущее мне показывается не полностью. Лишь фрагментами. Возможно, со временем я смогу его более целостно воспринимать и выстраивать более чёткую картинку, но пока… слишком сумбурно всё и не явно, — грустно закончила она свою речь.

— Так зачем всё же тебе понадобилась эта дуэль и толкать меня на верную смерть? — не отставал я от неё.

— Я не могу тебе всего рассказать, пойми меня правильно, — тяжело вздохнула она, — Это очень сильно может повлиять на будущее, причём, весьма негативным образом. Могу только сказать, что я не могла поступить иначе. Этот вариант, по которому сейчас потекло будущее, наиболее благоприятен как для меня, так и для тебя. Пожалуйста, поверь мне на слово. И шансы на победу, ну или не на проигрыш, на самом-то деле, у тебя очень хорошие. В пяти вариантах будущего из девяти ты одерживаешь победу. Ещё в двух вариантах ты закончишь бой вничью. И только в двух вариантах ты проигрываешь, причём, только в одном из них со смертельным исходом. Всё в твоих руках.

И ещё одно, — она на секунду прервалась, когда мимо нас прошла какая-то девушка, и продолжила, — Запомни. Если ты хочешь стать по настоящему сильным одарённым, дорасти до виртуоза, а может даже и до архимага, то сделать это можно только выкладываясь на пределе возможного в боях с равным или более высокого класса чем ты соперником. Только так и никак иначе. Извини, что использую тебя. Мне правда очень жаль. Но по другому я поступить просто не могла. Поверь!

— Ну хорошо… — чуть недовольно проворчал я. Происходящее мне всё равно не нравилось, но я понял, что другого ответа я от неё не получу, — Будем считать, что я тебе поверил. Но впредь постарайся всё же не использовать меня в своих играх, ну или хотя бы без моего на то ведома.

— Постараюсь… — обтекаемо пообещала она.

— Ты можешь мне ещё что-нибудь о предстоящем бое рассказать? — решил напоследок узнать ещё хоть что-то я.

— Пожалуй, только одно… — задумчиво ответила она, — В ходе поединка может возникнуть ситуация, в которой тебе придётся принять очень не простое решение. Знай, что бы ты в итоге не выбрал, никто из друзей от тебя не отвернётся и все тебя поддержат. Поступай так, как сочтёшь правильным. Ни в чём не сомневайся ни секунды! Времени на сомнения и переживания у тебя не будет!

— Спасибо. Очень интересно, но ничего не понятно… — с сарказмом весьма не куртуазно пробормотал я.

— Поймёшь. Потом… — многообещающе закончила она. Тут как раз начали возвращаться наши друзья и беседу пришлось прервать. Настала пора собираться домой.

Когда мы выходили, я попросил Радченко с Рассказовым стать моими секундантами и они без всяких раздумий согласились. По правилам дуэли, секундантов можно было назначать от одного до трёх, и я закономерно решил, что двух мне вполне хватит. Там, правда, ещё Псих рвался поучаствовать, но пока он не получит дворянство, секундантом он быть не может. Представители Разумовского ждали нас сразу у выхода из аквапарка, уж не знаю, зачем. Может, думали что сбегу? Они и предложили бой на Центральной городской арене в полдень, ну а мне было всё равно, где драться, и, возможно, умирать. И нет, страха у меня не было. Я уже умер один раз и теперь знал, что смерть — это ещё не конец.

* * *

— Здесь всегда так людно? — ошарашенно крикнул я друзьям. Хоть они и стояли рядом со мной, но гул трибун был такой сильный, что пришлось буквально перекрикиваться, чтобы быть услышанным. Размеры арены впечатляли.

Дуэльная площадка по размеру была с пяток футбольных полей, вокруг которой метров на двадцать вверх, если не больше, возвышались трибуны, с разных сторон которых висели огромные мониторы, что бы зрителям было удобнее следить за происходящим на арене. И зрителей, надо сказать, было очень много. Я даже навскидку затруднился с определением количества. Десятки тысяч.

Мы уже минут двадцать, как приехали сюда и ждали соперника. Слишком рано мы появились, так что пришлось ожидать. Отсюда мне было не видно, но я знал, что на трибунах за меня переживает вся наша компания, которая присутствовала в аквапарке, и довольно большая часть моего клана. Ну, кроме Ольги с тем вредным дедом. Я как раз их встретил, когда мы с наставником и помощником выходили из дома, что бы ехать сюда. У меня даже сложилось такое впечатление, что они специально стояли у выхода, что бы проводить меня в последний путь, так сказать. И если Ольга, как ни странно, промолчала при виде меня, то дед не удержался от ехидного комментария.

— Уйти таким молодым. Как жаль… Ещё столько дел можно было бы сделать, столько пользы клану принести, но… видимо, не судьба. Хотел бы пожелать удачи молодому господину, но… Не хочу давать напрасных надежд. Прощайте, Михаил. Мы будем помнить вас… какое-то время, — с откровенно фальшиво печальным видом, сквозь которое отчётливо было видно злорадство, закончил он. Вот тварь! — проскочила в голове мысль, — Поглумиться, значит, решил напоследок? Ну что ж. Шутить я тоже умею.

— И не говорите, Святослав Алексеевич, — растянул я губы в мрачной ухмылке, — Вот тоже думаю, что рано мне, пожалуй, ещё уходить. Некому бремя власти передать. Пропадёт же клан без меня! Столько дел ещё не сделано. Как раз о своей замене на дуэли думал только что. У меня, как у главы клана, пусть и временного, оказывается есть такая возможность, представляете? Я, правда, не хотел на верную смерть членов клана отправлять, а тут вы как раз так удачно подвернулись! Отправляйтесь-ка вы за меня на дуэль. Это дело вы, как я помню, любите. Да и пожили вы уже вполне достаточно, на мой взгляд, и при этом ещё и пользу клану напоследок принести сможете. Решено! Собираетесь, поедете со мной! — жёстко закончил я, довольно наблюдая, как по ходу моей речи дед бледнеет то ли от страха, то ли от ярости. Судя по тому, что когда я закончил, он кулем повалился на пол, держась за сердце, видимо, первое.

— Вызовите ему целителя! — бросил я Ольге, — А то ещё подохнет тут от инфаркта, — и деду, уже выходя из дверей, — Пошутил я. Живи! Пока…

— Когда один из участников боя виртуоз, то всегда! — оглушающе оборвал мои воспоминания Радченко, на секунду даже заглушив гул трибун, — Слишком редкое событие! В последний раз тут дрался виртуоз лет пять назад. И тогда тоже вся стотысячная арена была битком забита! Кстати, и в тот раз также виртуоз с мастером дрался, но, правда, инициатором дуэли там мастер был. Ну и поплатился за это. За пять минут Романов его чуть ли не на части разобрал. Я тогда был здесь и лично видел. Хоть и с самого последнего ряда арены. Если бы не мониторы, то и не рассмотрел бы толком ничего. А сейчас повезло. Место в первом ряду. Давай, не подкачай, минут десять продержись! Я на тебя целых десять штук поставил. На то, что ты как минимум десять минут продержишься. Между прочим, ставка десять к одному, так что не подкачай! — он расплылся в улыбке, и ободряюще хлопнул по плечу. Я чуть не присел.

— Здесь ещё и тотализатор есть? — обалдевал я.

— А как же! Между прочим, наши все ставки сделали. И против тебя в явном виде никто     не поставил. Кто-то на время которое ты продержишься, как и я, ставил, кто-то на то, что по окончании боя ты живым останешься. И между прочим, Анна с Мэри Лин на твою победу поставили! Аж по двадцать тысяч каждая при коэффициенте пятьдесят к одному! Сумасшедшие… — тихо закончил он, но я услышал.

— Ну, спасибо за поддержку, друг!

— Не за что! — поднял он вверх большой палец, не поняв сарказма. Я лишь рукой обречённо на него махнул. Шум трибун вдруг резко стих, и я увидел, как на противоположном конце арены появился мой соперник, в сопровождении секундантов. Я вздохнул, и опрокинул в рот склянку со Слезами дракона. Пора…

Глава 21                                   

— Дамы и господа! Мы рады приветствовать вас на нашей арене, где сегодня вы увидите, я не сомневаюсь в этом, потрясающее зрелище! Впервые за последние пять лет в бою примет участие один из сильнейших магов нашей страны, виртуоз Геор-ргий… Разу-у…мовский!! — прогремел на арене голос распорядителя, — Георгий девять раз участвовал в дуэлях до смерти на нашей арене, во всех одержал победу, в каждом из боёв уложившись в пять минут! Уникальнейший результат, достойный восхищения! Ему сегодня будет противостоять самый молодой мастер империи, Михаил… Мор-розов! Он ещё ни разу не участвовал в дуэлях на нашей арене, но тем интереснее будет посмотреть на его умения и мощь. Как говорит наша статистика по ставкам, к данной минуте уже больше ста человек поставили на то, что ему удастся продержаться больше пяти минут. Коэффициент данной ставки составляет десять к одному! И кто знает, возможно именно молодому мастеру удастся прервать победную серию своего соперника? Те же из вас, кто рискнет поставить на победу Михаила, в случае его выигрыша получат вознаграждение в пятьдесят раз превышающее сумму вашей ставки! Коэффициент на победу господина Разумовского составляет один к одному целому двадцати пяти сотым. Рискуйте и выигрывайте! Итак, дамы и господа, у вас осталось ровно десять минут на то, чтобы сделать ваши ставки, и мы начнём нашу смер-ртельную битву! — чуть ли не прорычал он под конец.

Оладий, аж ностальгией повеяло. На боксёрских поединках в той жизни нас очень похоже представляли. Только без рекламы ставок прямо на ринге, конечно. Я даже слегка успокоился под звуки этой речи и настроился на бой. Из-за принятых только что Слёз дракона меня переполняла дикая энергия и мне приходилось прилагать нечеловеческие усилия, что бы спокойно стоять в ожидании боя. Распорядитель быстро зачитал нам немногочисленные правила. Секунданты пожали друг другу руки и удалились с арены наблюдать за ходом боя с ближайшей трибуны. Мы же с Разумовским застыли на противоположных концах поля, вокруг которого появился защитный купол, оградивший нас от трибун и чуть приглушив их шум. На поле арены, строго посередине, возник разделяющий нас магический барьер, отливающий фиолетовым цветом, и ещё через несколько минут на огромных экранах арены начался обратный отсчёт шестидесяти секунд. Прям как будто в космос нас собираются запустить. Как только отсчёт закончился и барьер пропал, я тут же рванул с места, на ходу активируя Каменную кожу. И нет, не к противнику, как кто-то мог подумать. Я же не самоубийца? В сторону я сместился на несколько метров, и правильно сделал, так как в то место, где я только что находился, моментально прилетел воздушный удар колоссальной силы, оставивший в земле воронку метров пять в диаметре и с метр глубиной. Я зайчиком тут же метнулся в другую сторону и прямо за моей спиной с шипением ударила молния, из-за чего все волосы на моём теле тут же встали дыбом.

Как там наставник говорил? Удар — уклон, удар — уклон? Шутник, банан. Разумовский с такой скоростью наносил всевозможные удары, что мне об атаке даже мечтать не приходилось. Единственное, с десяток смерчей только удалось запустить, благо, их можно было формировать на ходу. Вот только управлять я ими не мог, не до этого было. Целиком пришлось сосредоточиться на том, чтобы под удар не угодить. Так что смерчи перемещались в хаотичном порядке  по арене, но может хоть немного отвлекут его.

Я с бешеной скоростью метался по всей арене, стараясь избегать какой-либо системы в движении, что бы он не смог спрогнозировать, в каком месте я буду находиться через несколько секунд. И пока Разумовскому не удавалось меня просчитать и ничем зацепить. Странно, что он пока ударами по площади не пользуется, — промелькнула у меня в голове мысль, и он как будто прочитал её, через пару секунд обрушив на меня огненную волну, которая, впрочем, не нанесла мне никакого вреда. С огнём у меня с недавнего времени были особые отношения. Тело обрело абсолютную огнеупорность. Я так понимаю, сгореть в пожаре мне теперь не грозит.

На несколько секунд Георгий прекратил атаки, видимо, опешив от того, что столь мощная его атака не принесла никакого результата, и я даже успел чуть оглядеться и направить в его сторону воздушный таран, который, к сожалению, ничем ему не навредил, а дальше он просто махнул в мою сторону рукой, и я буквально всей кожей ощутил приближающиеся неприятности. Угрожающе заревел ветер, и меня прямо в движении подхватил воздушный шквал и с огромной силой швырнул  в защитный купол арены. Мощь удара была такова, что у меня в глазах потемнело и я еле заставил себя встать на подкашивающихся ногах. На автомате попытался включить ускорение, что бы хоть немного успеть сдвинуться в сторону, справедливо полагая, что сейчас в меня прилетит добивающий удар, и тут же по пояс провалился в превратившуюся в болото землю.

Сквозь зубы матерясь, я изо всех сил дёрнулся, пытаясь хоть как-то перемещаться в этой трясине, и тут в меня прилетела молния, тряхнув с головы до пяток, сводя судорогой все мышцы, и ещё одна, и ещё… Каким чудом я их пережил, я и сам не понял. Сомневаюсь, что бы Каменная кожа могла держать удар молнии. Давно пора было позаботиться о более эффективной защите. Если жив останусь, непременно научусь купол отрицания ставить.

Уже находясь в каком-то полубессознательном состоянии я краем глаза приметил метрах в десяти от меня какую-то кочку, и всей свое сущностью потянулся к ней, страстно желая оказаться там. Меня продолжали бить молнии, но я не обращал на них почти никакого внимания,                        лишь вздрагивая от разрядов, продолжая целиком концентрироваться на том злосчастном клочке земли посреди сплошного болота, сам не зная зачем. Сверху прилетел воздушный удар, попытавшийся вколотить меня в болото, но я лишь пригнулся, устояв после удара, и взревев, на пределе всех своих оставшихся сил, попытался рвануть в сторону всё той же кочки. Раздался хлопок и я внезапно очутился на том пятачке твёрдой земли, от неожиданности оступившись и чуть не свалившись с него. Не понял, что это сейчас было? — промелькнуло было в моей усталой голове недоумение, но тут же пришло понимание… Похоже на телепортацию или микропортал… Это надо проверить! — сходу решил я, покачнувшись от прилетевшего мне в грудь водяного тарана. Я бросил сосредоточенный взгляд на противоположную сторону арены, сконцентрировался на ещё одном клочке земли и через секунду с очередным хлопком оказался там. Разумовский оказался спиной ко мне, чем я и воспользовался запустив в него изо всех сил воздушный кулак, заставивший его слегка покачнуться.

Ну вот теперь повоюем! — оскалился я в мрачной ухмылке, делая очередной прыжок порталом, ну или как там эта дребедень называется.

* * *

Дальше дело пошло веселее. Я постоянно перемещался по всей арене, Разумовский безуспешно пытался по мне попасть, перепробовав просто гигантское количество ударов самых разных разновидностей, от обычных воздушных кулаков и молний, до огромных шаров земли выдранных с арены, поле которой теперь было всё в огромных воронках, как после артобстрела. Через пару минут я даже настолько осмелел, что периодически стал телепортироваться вплотную к Георгию, нанося удар и тут же быстро сваливая от него. Пытался периодически бить его издалека воздушными кулаками, но от них не было никакого толка. Спустя ещё какое-то время сложилась патовая ситуация. Он никак не мог по мне попасть, у меня же ничем не получалось его пробить. Не знаю, что за тип защиты он использовал, но мои магические удары лишь слегка шатали его, а физические он вообще полностью игнорировал. Паузы между ударами у него между тем становились всё длиннее и длиннее, и по моим ощущениям, их мощь тоже снизилась. Неужто выдыхается? — проскочила у меня радостная мысль. Похоже, сегодня я всё таки не умру. По очкам проиграю. Так-то по барабану, конечно, на проигрыш. Главное что живой останусь. Но хотелось всё же его хоть немного неприятно удивить. Вот только чем? Он же не прошибаем, тварь. А если…?

Сделав очередной скачок, я вызвал Дрожь земли, направив его на противника. От гигантской земляной волны он вполне ожидаемо увернулся, просто перепрыгнув через неё, но я другого и не ожидал, использовав её лишь как отвлекающий маневр, который принёс мне несколько секунд времени на то, что бы немного отдышаться и попробовать реализовать одну задумку. Пока он занимался этими своими акробатическими трюками, я сформировал воздушный таран постаравшись в него влить как можно больше силы, выложившись практически без остатка, и в момент его приземления после прыжка, я с максимально возможной скоростью метнул таран. Как я и надеялся, увернуться в этот раз он не успел. Таран на огромной скорости впечатался ему в грудь, заставив отшатнуться на пару шагов назад, а дальше я телепортировался к Разумовскому на расстояние вытянутой руки и, максимально ускорившись, разразился целой серией ударов. Голова — корпус — голова, с правой, с левой, с правой, удар, удар, ещё удар, выкладываясь на пределе возможного. Хоть особого вреда мои удары ему пока не наносили, они всё же заставляли его понемногу пятиться назад. Я же двигался следом, продолжая непрерывно наносить удары. По нему было видно, что он немного растерялся и не знает, что делать. Видимо, не привык к ближнему бою. Это тебе, урод, не издалека забивать соперников! — мрачно подумал я, растягивая губы в ухмылке, и стараясь не сбавлять темп, несмотря на дикую усталость. Если бы не принятые перед боем Слёзы дракона, то, думаю, я бы уже давным-давно выдохся, а так пока держался.

— Да отцепись же ты уже от меня! — не выдержал и заорал Разумовский, неумело пытаясь защищаться от моих ударов. Было видно, что рукопашному бою он не уделял до этого внимания от слова совсем. Я спокойно пробивал его жалкие блоки, продолжая методично всаживать в него удар за ударом и сантиметр за сантиметром сдвигая его тело в сторону защитного барьера. Идея у меня была в том, что бы прижать к нему Разумовского, максимально ограничить тем ему возможность передвижения, и продолжать колотить, пока время не выйдет.

— Овощ тебе! — прорычал я ему, — Не всё же тебе меня по арене гонять. Н-на! — выдохнул я, нанося свой излюбленный удар с правой снизу в челюсть. Обычного человека этот удар, пожалуй, убил бы. Этот же монстр лишь головной мотнул, отшатываясь назад. Я сделал ещё подшаг вперёд, собираясь продолжить отработку ударов на нём фактически как по боксёрской груше, как вдруг он развернулся и резво стал убегать от меня.

— Э? Не понял? Куда!? — от неожиданности я даже забыл о своём новом умении телепортироваться и побежал следом за ним. Внезапно он резко остановился и повернулся, видимо решив, что уже достаточно разорвал со мной дистанцию, развел руки в сторону, и в меня полетел на огромной скорости водяной столб. Каким-то чудом я успел дёрнуться в сторону, и отделался ободранной до мяса рукой. Вспышка острой боли быстро привела меня в чувство, и я мгновенно телепортировался ему за спину, собираясь нанести удар в затылок, но он поспешно развернулся, и прямо мне в лицо ударила струя огня. Я в испуге зажмурился, но отделался лишь спалёнными волосами на голове и ресницами, и ничего не видя, сделал шаг вперёд и нанёс очередной удар вслепую. О! Попал! Разумовский покачнулся от удара, пришедшегося ему в нос, и опять попытался убежать.

В этот раз я не стал тупить, прыгнул телепортом прямо на встречу его движения, и встретил ударом кулака в челюсть. Скорость полёта кулака наложилась на скорость его движения ко мне, и удар основательно потряс его, чуть не заставив упасть. Я тут же, не давая ему прийти в себя, обрушил на него град ударов. Было видно, что с каждой минутой боя он всё больше и больше выматывался и всё болезненнее реагировал на пропущенные удары. Я же поймал кураж, не позволял ему разорвать дистанцию, и бил, бил, бил… монотонно вколачивая удар за ударом. Тот еще несколько раз пытался применить магию, атакуя то                            огнём, то водяными хлыстами, но было видно, что ему очень непривычно сражаться на столь короткой дистанции и я без проблем уклонялся от его удара хлыстом, а огонь просто игнорировал.

Неизвестно, сколько бы ещё продолжался таким образом наш бой, видимо, до самого окончания отведённого в полчаса лимита времени, если бы в какой-то момент он вдруг не опустился передо мной на одно колено и не произнёс громко, — Сдаюсь!

Стадион поражённо ахнул и затих. Я замер, с занесённым кулаком. Не понял? Неужто всё? Я что, победил!? Да быть того не может.

— Не радуйся раньше времени, щенок! — тихо прошептал он, с ненавистью глядя на меня, — Это ещё не конец! Поверь, я найду способ уничтожить и тебя, и всех кто тебе дорог! Ты ещё пожалеешь, что встал на моём пути! На коленях будешь умолять меня о пощаде! Я…

Я не стал дальше слушать, что ещё он там собирается со мной сделать. Таких только могила исправит… Я бы мог пропустить угрозы в свой адрес, но… Угрожать близким? Это он зря. Моё сердце охватила дикая ярость, рвясь наружу, и я не стал ей сопротивляться и отпустил… В лицо ублюдку полетел воздушный таран, опрокидывая его навзничь, а в моей руке вдруг оказался воздушный клинок, гудевший как тысячи рассерженных ос… Георгий ещё успел что-то почувствовать и бросить в меня файерболом, который я отбил в сторону небрежным махом руки, после чего к его шее неумолимо устремился мой новый меч…

Я равнодушно отвернулся и устало побрёл к выходу, не обращая ни малейшего внимания на доносившиеся со всех сторон оглушающие крики толпы, начавшиеся сразу после того, как по земле арены покатилась голова Разумовского. Люди повскакивали со своих мест и что-то кричали, кто возмущённо, кто ошарашенно, а кто и радостно. Мне было всё равно. Я устал… Хочу домой… Спать.

Интерлюдия               

Когда Диана заняла своё место на трибуне рядом с Анной, её душу раздирали весьма противоречивые чувства. С одной стороны, ей вроде как надо было радоваться. Её задание будет вот-вот выполнено, причём, без всяких усилий с её стороны. Дуэль с виртуозом Михаилу точно не пережить. Она прекрасно понимала разницу в силе противников. Казалось бы, она должна быть довольна тем, что сейчас произойдёт, но… Радости в душе не было. По нескольким причинам. Во-первых, окончание задания означало бы, что придётся возвращаться домой, в опостылевшую клетку под тотальный контроль со стороны бабушки. Во-вторых, в этом не было бы её заслуги, что не позволяло ей чувствовать себя победителем. Просто стечение обстоятельств… Ну, и в-третьих… Не смотря ни на что, она вовсе не желала смерти Михаилу. Вовсе не такого окончания своего задания она хотела. Одно дело дискредитировать его, что бы Мэри Лин сама разорвала помолвку, и совсем другое дело его смерть… Это было бы через чур жестоко. Она с удивлением поймала себя на мысли, что переживает за него и по настоящему расстроится, если он умрёт. Диана всем сердцем чувствовала, что это было бы… неправильно. Даже за столь короткое время она успела привязаться к нему… И к Анне… И к Наташе… Да ко всей их компании! Даже к столь странному её члену, как этот монстр Радченко, который сейчас сидел прямо перед ней, и явно тоже переживал за друга.

Вот закончил свою речь распорядитель, и перед зрителями появился защитный купол. На огромных экранах арены пошёл обратный отсчёт, а сердце Дианы забилось с бешеной силой, как будто желая вырваться из груди…

— Не волнуйся… — вдруг донёсся до неё тихий напряжённый голос Анны, и её рука успокаивающе сжала руку Дианы.

— Не волнуйся… — повторила она, не отрывая взгляда от арены, на которой уже начался бой, — Всё будет хорошо… Я это точно знаю. Просто верь мне!

— Я… верю, — выдохнула Диана и расслабилась. Почему-то после слов её высочества у неё появилась твёрдая уверенность в том, что всё будет хорошо…

Глава 22                          

— Ну и зачем? — тихо спросил меня наставник, дождавшись, когда я покину круг из друзей, знакомых и ещё каких-то незнакомых личностей, встретивших меня в подтрибунных помещениях с целью поздравить с победой. Настроение у меня было совсем не радостное, но пришлось терпеть. Хорошо ещё, что друзья поняли, в каком я состоянии нахожусь и не стали меня долго мучить, ограничившись парой фраз, а дальше Радченко даже помог раздвинуть плотные ряды людей и остудить самые горячие головы из тех, кто не понял с первого раза, что пора меня отпустить. Я молча благодарно ему кивнул и направился к ожидавшим меня в стороне наставнику и помощнику князя.

— Не здесь, — тихо прошипел я в ответ, — Все обсуждения дома! — и пошёл к выходу. Они поспешили следом за мной. Со всех сторон меня окружила охрана, организованной толпой мы вышли на улицу и расселись по машинам. Уже через полчаса мы втроём расположились в рабочем кабинете Князя.

— И всё таки, Михаил, ну зачем ты его убил? Ты хоть представляешь, какие неприятности тебя и нас теперь ждут? — едва пристроившись в кресло, начал наставник, — Теперь целый клан сделает всё для того, что бы тебя убить. Ты же их будущее, фактически уничтожил, убив их наследника. Тем более, что этого и не требовалось. Ты и так его уже победил, — наставник замолчал, вызвал в кабинет секретаршу и попросил сделать нам троим чая. Я же молча смотрел на него. Интересно, он что, действительно ничего не понимает? Может я был слишком хорошего мнения о его умственных способностях? Он ведь действительно, похоже, считает, что действовать надо всегда с оглядкой, как бы чего не вышло. Я перевёл взгляд на помощника. Интересно, какие у него мысли по поводу сложившейся ситуации?

— А вы что скажете, Дмитрий Петрович? Тоже считаете, что я зря убил его? — спокойно спросил я, дождавшись, когда секретарша расставит чашки и выйдет из кабинета.

— Пожалуй… — задумчиво начал он, осторожно поднимая чашку с горячим чаем, — Тут я с Кузьмой Петровичем не соглашусь. Оставь вы Георгия в живых, то всё равно мы получили бы клан Разумовских во врагах, но при этом он имел бы в составе крайне злого на нас виртуоза, против которого нам просто нечего было бы противопоставить. Всё-таки тут надо учитывать,                что на дуэли имела место с его стороны явная недооценка вашего сиятельства, и впоследствии он отыгрался бы или на вас, или на ваших близких. А так клан Разумовских без своего виртуоза довольно средний по силам клан, и существенно уступает нам и по силе, и по финансовым и политическим возможностям. Захотят отомстить? Пусть попробуют. В порошок сотрём. К тому же, вы были в своём праве. Георгий сам вызвал вас на бой до смерти, наплевав на то, что в обществе не принято вызывать на подобные бои тех, кто ниже по рангу. Нет, определённо вы поступили верно. Ну а на случай возможных сюрпризов со стороны Разумовских мы предпримем определённые меры. Я бы сейчас на вашем месте вовсе не о возможной мести беспокоился, а о совсем другом… — хитро глянул он на меня.

Я, до этого вполне доброжелательно слушавший его выводы, которые полностью совпадали с моими, слегка насторожился. Я что, чего-то не учитываю?

— Это о чём же? — с подозрением спросил я, глядя на его хитрую физиономию.

— Ну сами подумайте… — протянул он, — Самый молодой за всю историю империи мастер побеждает на дуэли виртуоза, что говорит о крайне высоком его потенциале, при этом он еще не женат и учится в школе для аристократии, где учатся чьи-то дочки, внучки, племянницы и сёстры, которых крайне желательно пристроить в хорошие руки, а тут такой шикарный вариант вырисовывается… И то, что вы уже помолвлены, никого не остановит, уж поверьте мне…

— Катавасии-я… — простонал я, осознав возможные последствия моей победы. Перспективы получались весьма так себе, и пугали они меня гораздо больше, чем возможная месть со стороны Разумовских.

* * *

— Ай! — раздался сверху лестницы крик. Я посмотрел вверх, тяжело вздохнул, и поднял руки, подхватывая ими падающую прямо на меня девушку. Уже третью за сегодня… Видимо, в их представлении, это было крайне романтичным знакомством. Такое чувство возникает, что они тут все аниме пересмотрели. А хотя чему я удивляюсь? Аниме тут не меньше популярно, чем в моём мире, так что может и действительно пересмотрели? Сначала я удивился было, как они разбиться-то не боятся, но потом вспомнил, что одарённым подобные падения не страшны.

— Ох, я такая неуклюжая… Вы мой спаситель! Спасибо вам огромное! — симпатичная блондинка влюбленно уставилась на меня широко открытыми голубыми глазами, явно вовсе не собираясь слезать с моих рук, и крепко обхватив мою шею обеими руками.

— Не за что, — проворчал я, пытаясь расцепить её руки. Хватка у девушки была, надо сказать, стальная.

— Позвольте представиться, Ольга Хворостинская, — не обращая никакого внимания на мои жалкие попытки отцепиться от неё, и поудобнее устроив свою шикарную пятую точку на моих руках, лукаво произнесла она, — Я знаю, что по правилам этикета вы должны были первым представиться, но учитывая вашу широкую известность в школе, полагаю, мы можем опустить эту формальность, Михаил.

— Приятно познакомиться, — недовольно пропыхтел я, продолжая попытки освободиться. И тут мне удалось наконец вывернуться из её захвата и поставить на пол, — Прошу прощения, я тороплюсь! — пробормотал я, и не слушая, что она там продолжала щебетать мне вслед, что-то там про свидание в благодарность за спасение, быстрым шагом удалился. Взлетел по ступеням на третий этаж, пошёл по коридору, собираясь обогнать идущую впереди меня шатенку с короткой стрижкой, как вдруг она ойкнула, споткнулась на абсолютно ровном месте и завалилась на меня. Мои руки автоматически её подхватили, без всякого моего на то желания.

— Я кажется ногу подвернула… — уставились на меня с грустью зелёные глаза с шикарными длинными ресницами, — Вы не могли бы помочь мне добраться до медпункта? — было полное ощущение того, что ещё чуть-чуть, и из её глаз потекут слёзы. Какой талант пропадает! Актриса, оладий. Я оглянулся и успел одной рукой перехватить пробегающего мимо какого-то высокого тощего парня.

— Стоять! — рявкнул я. Испуганный парень замер на месте, даже не пытаясь вырваться из моих рук. Я тут же впихнул в его объятия что-то возмущённо пискнувшую девушку, — Сопроводи даму до медпункта и убедись, что с ней всё в порядке. Если ей понадобится какая-нибудь помощь — поможешь, и доложишь мне потом, ясно?! — грозно уставился я на него.

— Да, сэр! Так точно, сэр! Будет сделано, сэр! — лихо выкрикнул он, выпячивая тощую грудь, прижимая к себе девушку, искоса бросая на неё влюблённые взгляды. Девушка что-то прошипела сквозь зубы, но я уже не слушал и поспешил их покинуть.

Дальше я без новых приключений добрался, наконец, до двери кабинета кулинарного клуба и с облегчением проскользнул внутрь, что бы через мгновение ослепнуть от фото-аппаратных вспышек.

— Сюрприз! — раздалось вдруг со всех сторон. Я проморгался, и увидел стоявших передо мной девчонок клуба, радостно махавших мне руками. Чуть в стороне стояли трое фотографов призванных, видимо для того, что бы запечатлеть для истории сей светлый миг нашей встречи, ещё дальше стояли столы, битком заставленные всевозможными блюдами. Под потолком летали гроздья воздушных шаров. На одной из стен висел огромный плакат с надписью «МИША — ЧЕМПИОН!». Тут из девичьих рядов вперёд выдвинулась Светлана. Когда она вплотную подошла ко мне, весь шум моментально стих.

— Михаил! — с едва уловимой улыбкой на губах начала она, — Весь наш немногочисленный, но очень дружный коллектив поздравляет тебя с исторической победой, в честь которой мы решили накрыть для тебя праздничный стол. Каждая из присутствующих здесь девушек вложила в него часть своей души. Угощайся и помни… Мы всегда готовы помочь и поддержать тебя, что бы ни случилось!

— Спасибо… Спасибо вам всем, девчат! — чуть смущённо поклонился я им, — Но всё же с чемпионом по-моему перебор, — кивнул я Свете на плакат, — Я же всего лишь победил в поединке, а не выиграл какой-нибудь чемпионат.

— Считай это небольшим авансом! — рассмеялась она, — Через два дня стартует школьный турнир и мы, впрочем, как и вся школа, убеждены, что ты — будущий чемпион. Сомневаюсь, что тут найдётся кто-то, кто бы смог справиться с победителем виртуоза! На твою победу даже наши школьные букмекеры уже ставки не принимают.

Точно! Турнир же ещё! — я чуть фейспалм не сделал. Я и забыл про него совсем. После боя с Георгием предстоящие бои вообще никаких эмоций не вызывали. Только небольшую досаду, что ещё и на это придётся своё время тратить.

   Читать    дальше       ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://vse-knigi.com/books/fantastika-i-fjentezi/boevaja-fantastika/page-2-296100-udar-eshche-udar-2-aleksandr-gavrilov.html    ===  

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

 

Дюна...  430

 

Неужели сильному и могущественному невозможно быть таким же счастливым, как простому человеку? Вероятно, возможно, но очень трудно.

Кронпринц Рафаэль Коррино. Медитации                 


В день свадьбы замок Каладан выглядел как декорация к волшебной сказке. С потолков свисали символические косы, сплетенные из вымпелов Атрейдесов и Икацев. Стены вестибюля были уставлены смотрящими друг на друга Ричесианскими зеркалами, оправленными в драгоценные рамы. Изящные хрустальные бокалы с Балута стояли на столах в зале, где после церемонии бракосочетания должен был начаться праздничный банкет. Иксианские часы мелодичным боем отмечали каждый прошедший час. Столы в нишах ломились от красиво упакованных подарков, присланных с бесчисленных планет Ландсраада; на каждом пакете было четко проставлено имя отправителя. Сцену большого зала украшали роскошные растения с Элакки.

Но герцог Лето был сильнее всего тронут огромным – во всю стену – лоскутным тканым ковром, изготовленным местными жителями. Каждая семья в рыбацкой деревне и торговом квартале Кала-Сити вышила свои куски, которые затем были соединены в одно полотно. Люди сделали это своими руками, не пожалев времени и усилий. Они старались не ради получения политических привилегий и не ища выгодного союза, а только из любви к своему герцогу. Лето советовал Полу извлечь из этого урок и потребовал, чтобы ковер навечно остался в замке Каладан.

Пол уже в течение нескольких дней наблюдал прибывавших гостей – представителей выдающихся аристократических семейств. Вспомнив уроки придворного этикета, политики и дворцового протокола, он старался лично встретить каждого гостя, примечая при этом все детали его настроения, манер и поведения, чтобы хорошенько все это запомнить. Пола воспитывали в расчете на то, что он станет следующим герцогом, и он продолжал в это верить, несмотря на женитьбу отца.

Ради соблюдения формальностей Лето послал приглашение и своему кузену, Императору Шаддаму IV, но был нисколько не удивлен тем, что ни Император, ни его высокопоставленный представитель не потрудились прибыть на его скромное торжество. Правда, Император прислал курьера с добрыми пожеланиями и подарком – богатым набором ножей. Поначалу Лето думал, что Император мог обидеться на то, что Дом Атрейдесов не прислал представителя на бракосочетание самого Шаддама, но потом рассудил, что такой могущественный правитель, как Падишах-Император, едва ли способен затаить злобу из-за такой мелочи.

Отец был так занят приготовлениями к приближавшейся церемонии, что Пол почти не виделся с ним. Наконец наступил торжественный день. Занимавшийся над Каладаном рассвет обещал яркий солнечный день. В городе звонили колокола, а рыбацкие лодки – в честь бракосочетания герцога – выходили в море, украшенные пестрыми вымпелами.

Проснувшись, Пол принялся одеваться. Одежда – черный сюртук со стоячим воротником и изящным поясом, белая рубашка с безупречно накрахмаленными манжетами и черные брюки – была тщательно подогнана лучшим портным Каладана. Старик даже прикрепил к сюртуку значок с ястребом Атрейдесов. Пол посмотрел в зеркало и подивился театральности своего вида.

Но герцог Лето так не думал. Пол обернулся и увидел, что в дверном проеме стоит его отец и с гордостью смотрит на сына.

– Сегодня особый для меня день, Пол, но ты, без сомнения, украдешь у меня часть всеобщего внимания. Ты выглядишь как молодой     Император.
Пол не привык к подобным комплиментам, особенно к таким экстравагантным.

– Все глаза будут устремлены только на тебя, отец.

– Нет, все глаза будут устремлены на Илесу. Удел невесты – быть центром всеобщего внимания.

– Сегодня у каждого из нас будет своя роль? – Пол и сам не понимал, хотел ли он своим замечанием уколоть отца. Заметив, что Лето помрачнел, сын направился к нему, поправляя на ходу воротник. – Я готов к встрече с гостями. Чем я могу тебе помочь?

Гости уже заполнили большой зал. От многообразия костюмов, лиц, экзотических расовых типов и традиционных украшений и нарядов у Пола едва не закружилась голова. Даже этот неполный срез населения показывал, как обширна и велика была Империя, сколь многочисленными планетами и народами правил Император. Пола удивило, как столь разные люди и народы могут одновременно находиться под властью одного правителя.

... Читать дальше »

 

 

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 71 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: