Главная » 2023 » Октябрь » 8 » Удар 018
17:58
Удар 018

***   

Глава 16                 

— Сандро, глянь! Походу, новенький! Может подойдём, постебёмся малость?

— Ты уверен, Костян? А если это опять кто-то из высших? Не хотелось бы снова огрести…

— Да вы чё, парни? Какой — новенький? Конец уроков же. Новенькие с утра обычно приходят. Скорее ждёт кого-то. Бабу, поди…

— Точняк! Это ты, Лёха, верно подметил. Сто пудово, бабу ждёт!

Трое гоповатого вида учеников тишком смолили сигареты за углом школы, прогуливая занятия, и наблюдали за высоким, худощавого сложения парнем, который только что вышел из чёрной Грозы и замер в ожидании чего-то или кого-то посередине школьного двора.

— Тогда пошли объясним, что не стоит к нашим бабам лезть! Встал, понимаешь, как у себя дома. Бесит аж, — не избалованный женским вниманием Костян ощутил в этот момент чуть ли не классовую ненависть к чужаку. Сейчас выпорхнет, поди, какая-нибудь красотка и пойдут они гулять и глупостями всякими заниматься. А от него все девушки в стороны шарахаются и нос задирают, твари. Не, определённо надо проучить чужака. Он выкинул окурок, и, не дожидаясь ответа приятелей, двинулся к чужаку. Остальные двое тут же пристроились следом.

— Эй, слышь! Ты чё тут забыл, а? — развязно спросил он, подходя ближе. Чужак лишь мельком глянул на него, не вытаскивая рук из карманов брюк, и спокойно ответил, — Жду.

— Кого ждёшь? — не унимался гопник.

— Кого надо, того и жду! Отвали! — отрезал чужак, даже не глядя больше на Костяна. Взбесившись от подобного пренебрежения, тот нанёс могучий, в его понимании, удар кулаком в глаз. Ну, то есть попытался нанести, потому как чужак вдруг элегантным движением уклонился от удара, а дальше нападавший почувствовал сильную боль в челюсти и ощутил себя летящим куда-то назад и больно ударился спиной об асфальт. В глазах от удара потемнело и он уже не увидел, как двое его приятелей попытались наказать зарвавшегося чужака, но тот резко сократил дистанцию с ними, в результате чего те только мешались другу другу, и сначала отправил отдыхать ударом по печени Сандро, а потом увернувшись от неуклюжего удара Лёхи, мощно контратаковал того ударом снизу в челюсть, от чего его даже от земли оторвало и на асфальт он упал уже в бессознательном состоянии.

— Мда… а вот над ударом надо ещё поработать… За такой удар Миха, пожалуй, кругов десять бы меня заставил бегать. Это не удар, а толчок какой-то вышел… — бросил загадочную фразу чужак, осматривая поле боя.

— Да кто ты такой, чертяка… — простонал пришедший в себя Костян, садясь прямо на асфальте и хватаясь за ушибленный затылок. Одарёнными все трое были весьма слабыми, из-за чего, собственно, они никогда не лезли к представителям высшей знати, зная, что там и от одного её представителя могут огрести все втроем.

— Зовите меня просто — Псих, девочки… — оскалился в довольной улыбке чужак, — Думаю, наше общение скоро продолжится. Не скучайте, — повернулся он к вышедшему из школы парню, в котором вся троица сразу узнала довольно известную с недавнего времени личность — княжича Морозова. Тот подошёл ближе, поручкался с чужаком и бросил пренебрежительный взгляд на валяющуюся троицу неудачников.

— Развлекаешься? — понимающе усмехнулся княжич.

— Нет, воспитываю! — многозначительно ответил чужак, ехидно ухмыльнувшись.

— Ладно. Потом продолжишь своё воспитание, когда мы тебя в школу устроим. Предварительное согласие директор дал, осталось формальности соблюсти. Пойдём уже. У меня ещё дел полно сегодня, — он направился к машине, чужак, бросив прощальный многообещающий взгляд на троицу, двинулся следом.

— Бабу, говоришь, ждёт? — предчувствуя скорые неприятности угрюмо пробормотал Костян, когда Морозов с этим Психом сели в автомобиль, — Ну ты и дубина, Лёха…

* * *

— Ну и чего они до тебя докопались? — поинтересовался я у Психа, когда машина плавно тронулась с места.

— Да я толком и не понял, — равнодушно пожал плечами тот, — Похоже, сам факт моего присутствия возле школы не понравился. Да и по  фонарю, в общем-то. Но теперь твоя идея насчёт школы уже не кажется мне такой плохой. Это будет весело. Где ещё можно спокойно знать погонять, как не в школе?

— Или ей тебя. Тут, знаешь ли, и довольно сильные бойцы есть, — заметил я, вспоминая того же Вяземского.

— Или ей меня, — согласился он со мной, равнодушно глядя в окно машины, — Но так даже лучше. Чтобы развиваться, биться надо с сильным противником. В боях со слабаками сильнее не станешь. Посмотрим, чего стоит эта ваша аристократия.

— Да ты скоро сам станешь дворянином благодаря своему дару. Вытравливай уже из себя эту классовую ненависть.

— Ну, нет… — протянул он, — Это совсем другое.

— Так, ладно, хватит лирики, времени нет. Так ты чего хотел-то? Что за срочность? — устало спросил я, наблюдая, как за окном машины мелькают деревья. Явно по какому-то парку едем. Прямо даже желание появилось попросить водителя тормознуть и пешком пройтись, воздухом подышать, а то в последнее время улицу я вижу только из окна автомобиля.

— Насчет организации я нашей поговорить хотел. Ты же всё время теперь делами клана занимаешься, а там работа вся чуть ли не встала. Руководства то нет. Доценту это совсем не надо, он в свои разработки с головой погрузился, тебя нет, и всё теперь. Стоим на месте.

— Ну так возьми управление на себя, в чём проблема? — деланно равнодушно заметил я.

— Я-я?? — ошеломлённо выдохнул он, изумлённо уставившись на меня, куда-то потеряв сразу свою маску отстранённости и спокойствия.

— Ну да, ты, — кивнул я, — А кто? Какой руководитель из Доцента ты и сам знаешь, человека со стороны ставить не хотелось бы.

Рискованно. Или без организации останемся, или идеи на сторону сливать будет. Ну и кто остаётся? Только ты!

— Да я ж ни бельмеса в этом не разбираюсь! Этому же учиться надо! Да и школа, опять же… — попытался отмазаться он.

— Думаешь, я разбираюсь и учился этому?! А приходится вникать. И учиться ещё параллельно. Всё, брат. Привыкай. Детство кончилось, сопли вытирать и за руку водить никто не будет. И тут уже тебе решать. Хочешь чего-то добиться в этой жизни — барахтайся и пробивайся. Зубами в шанс вгрызайся. Если же нет и хочется спокойствия, так прямо и скажи. Место грузчика на рынке всегда найдётся.

— Да это понятно… — озадаченно взлохматил он на голове волосы, — Но только я ж действительно многого не знаю. И с чего начинать вообще?

— Начни с того, что поставь задачу юристам, чтобы подготовили документы о назначении тебя генеральным директором, организовывай встречу акционеров, на которой мы тебя и утвердим, — подсказал я, — И поищи себе на рынке труда грамотных помощников и советников. Ну и начинай уже пинать людей, чтобы не расслаблялись. Времени на раскачку нет. Запускайте уже в массовое производство передатчики, узнай, что там у Доцента по социальной сети. И вообще… — пришла мне тут в голову очередная идея, — Подготовь-ка к следующему понедельнику доклад о текущем состоянии дел у нас и приходи на совещание руководителей. Я распоряжусь, чтобы тебя включили в список участников.

— Ты представляешь, сколько у твоих подчинённых вони будет, что ты шестнадцатилетнего пацана гендиректором поставил? — с любопытством спросил он, — Тебе мало других проблем?

— Да вертикально! — отмахнулся я, — Пусть воняют. Но так, чтобы я не слышал. А если будут ко мне лезть с этим, то я найду, куда их послать со своим мнением. И вообще… — закончить мысль я не успел, так как водитель вдруг резко ударил по тормозам, что бы не влететь в ехавшую впереди и вдруг резко остановившуюся машину сопровождения, а я чуть не впечатался в сидение водителя.

Прямо перед машиной сопровождения на перекрёстке выскочило несколько автомобилей представительского класса, из которых повылазило человек десять народу, возглавляемых каким-то смазливым хлыщом лет тридцати на вид, среднего роста, в чёрной шубе, который с недовольным видом высказывал сейчас что-то водителю машины с моей охраной. Больше всего в его облике поразила шуба… Нет, я конечно понимаю, что конец осени вроде как, и уже первый снег выпадал, но шуба…

Мы с Психом переглянулись и синхронно вылезли из автомобиля.

* * *

— …глаза разуй, будила! — разорялся хлыщ в окно водителя, не обращая внимание ни на какие возражения последнего, — И быстро из машины вылез, я сказал!

— В чём дело? — пока ещё спокойно спросил я, чувствуя, что начинаю закипать. Всегда терпеть не мог подобных прощелыг, которые любили срываться на тех, кто ниже их по положению.

— Отвали, щенок, не до тебя, — отмахнулся он от меня, бросив мельком взгляд, — Не лезь во взрослые разговоры.

Я даже слегка офонарел от подобного обращения. Интересно, он себя что, бессмертным чувствует? Но подобное отношение спускать нельзя. Особенно, в присутствии своих же подчинённых, которые внимательно смотрели на происходящее. Охрана вылезла из машин, но пока не вмешивалась.

— Я — княжич Морозов, — решил я дать ему ещё один шанс на случай, если он не сообразил кто перед ним, и подошел ближе, — И если у вас есть претензии к моему водителю, прошу высказывать их мне, а не ему.

— А, наследничек… — процедил он презрительно, повернувшись ко мне, — Я граф Орлов. Объясни своим людям, что бы впредь уступали мне дорогу. Из-за твоих недоумков чуть аварию не устроили. И пусть водитель выползает, и прощения у меня просит. И быстрее! Я тороплюсь.

— А ты не опупел, дядя? — прошипел я, всё больше оболдевая от происходящего, — У нас главная дорога, какого ро… художника, — сдержал я себя в последний момент, — Мы тебя вообще пропускать должны были? А не пошёл бы ты на бу… ну хутор, бабочек ловить?

— Да мне затереть, какая там у вас дорога была! — вспылил тот, — Пасть закрой, щенок, и делай, что тебя говорят!

И вот тут я уже, наконец, дал волю своим чувствам. Резко сблизился с придурком, подбил ему опорную ногу и когда он начал заваливаться, с силой впечатал его мордой в крышу машины так, что там даже вмятина осталась. И тут же со всех сторон раздался лязг предохранителей. И его и моя охрана дружно направили друг на друга стволы пистолетов.

— Обалдели?! — рявкнул я, — Вы что, в центре Москвы стрельбу решили устроить? Быстро стволы убрали! — мои тут же послушались, а вот противники замешкались в нерешительности… — Быстро, я сказал, пока я вам их в ухо не засунул! Я одарённый и вы своими пукалками один ананас мне ничего сделать не сможете, а вот я свою угрозу и осуществить могу! — продолжал психологически давить я, и они нехотя подчинились, опуская руки.

— Ну всё, щенок. Конец тебе! — прогнусавил Орлов, поднимаясь с земли и вытирая рукавом кровь из разбитого носа, — Дуэль, здесь и сейчас! Я тебя, тварёныш, буду медле-е-енно убивать… — мрачно пообещал он.

— Да ты, я гляжу, полный псих, дядя, — язвительно произнёс я, — Какая может быть дуэль почти в центе Москвы? Да тебя в психушку срочно надо везти!

— Заткнись! — рявкнул он мне, — Здесь парковая зона, так что ничего страшного не случится. Пусть твои люди помогут оцепить место, что бы нам не помешал никто, и делом займёмся. Некогда мне с тобой тут возиться. Я спешу, — повернулся ко мне спиной и начал отдавать команды своим людям по организации оцепления. У меня же на секунду промелькнула мысль, может он действительно псих и стоит оглушить его сейчас, пока он отвернулся от меня, и отправить в больницу? Но в итоге махнул рукой и решил, что и ладушки бы с ним. Плевать, больной он там или нет, но проучить стоит, и я отдал команду своим людям, чтобы они подключались к организации оцепления.

* * *

Толстая извилистая молния шарахнула по тому месту, где я был буквально какие-то доли секунды тому назад. Затягивать с началом дуэли хлыщь не стал, и без всяких прелюдий сразу же атаковал, как только оцепление было установлено.

Не знаю как, но я буквально всем нутром ощутил, что стоять на месте нельзя и как только он повернулся ко мне, сразу же сделал прыжок в сторону, врубив на полную ускорение, что меня и спасло. Может, конечно, я и выдержал бы этот удар, но проверять не хотелось. И сразу же сделал ещё один прыжок, уходя от следующей молнии.

Следующие пять минут мы играли в увлекательную игру. Я без передыху прыгал по небольшой организованной нам для дуэли площадке, а он тщетно пытался по мне попасть. Но его скорость формирования молний, конечно, поражала.

— Да когда же ты уже угомонишься, тварь? — мысленно взвыл я, уходя от очередного удара. Такими темпами я быстрее него выдохнусь… И только сделав очередной прыжок, я сообразил, что больше не слышу разрядов молний.

— Неужто, выдохнулся, наконец? — промелькнула было в голове радостная мысль, но не успел я расслабиться, как меня окружил с десяток больших, с метр в диаметре, оранжевых шаровых молний, которые ринулись ко мне со всех сторон. Если бы не ускорение, то овоща с два я от них уклонился бы, а так отделался почти без потерь. Последняя всё же задела меня за плечо, от чего меня изрядно тряхнуло, и улетела дальше. Я же, вспомнив, что от шаровой молнии нельзя убегать, так как она движется по потоку воздуха, замер, и моментально сформировал вокруг себя смерч, который и вобрал их все в себя и направил его на Орлова, который попытался убежать, но явно проигрывал ему в скорости. Хотя, какие к черту потоки воздуха? Это же не природные шаровые молнии, — пришла в голову запоздалая мысль вместе с ещё одним воспоминанием.

— Ложись!! — заорал я Психу и стоявшим в оцеплении людям, и подал им всем пример, рухнув на землю. Насколько я вспомнил из школьных уроков физики, шаровая молния может взорваться, а тут их с десяток, да ещё и здоровых таких!

Несколько долгих секунд ничего не происходило, и я уже было решил, что зря паниковал и можно вставать, и тут раздался оглушительный взрыв, и ещё через несколько секунд на меня посыпались земля, ветки, щепки, камни и прочий мусор. Я выждал ещё несколько секунд и встал. Рядом приходили в себя сотрудники охраны, поднимаясь с земли, отряхиваясь и осматривая себя, чуть в стороне ощупывал себя Псих, как-будто не веря, что он цел и невредим. Придурка в шубе было не видать, но через пару минут его люди разошлись на поиски, и вскоре нашли его, полностью засыпанным землёй и ветками. От его шикарной шубы остались одни лохмотья. Сам он был без сознания, весь в ссадинах и ушибах. Я оставил Орлова с его людьми и пошёл к машине, махнув рукой Психу, чтобы он шёл ко мне. Сами тут разберутся, а у меня ещё дел полно. Совещание уже скоро, а мне надо ещё с бумагами ознакомиться, которые мне Дмитрий Петрович подготовил.

* * *

— …ну и, собственно, всё на этом, — закончил я рассказывать о происшествии Дмитрию Петровичу, наставнику и безопаснику у себя в комнате, куда они прибежали сразу, как узнали о дуэли, — Этот мужик точно псих какой-то. Его бы проверить. Так и будет на людей бросаться же.

— Не будет, — со вздохом произнёс помощник Князя, переглянувшись с безопасником.

— Думаете? — усомнился я в услышанном.

— Уверен! — отрезал тот, — Провокация это была. Весьма грубо и топорно организованная, но тем не менее сработавшая. Этот граф Орлов — любовник княгини Ольги, и на днях у них была встреча. Но, думаю, дело тут не только в княгине, — Дмитрий Петрович встал, и сложив руки за спину, прошёлся пр комнате, — До недавнего времени граф Орлов был самым молодым в истории России мастером. Он получил этот ранг в двадцать два года, чем был весьма горд, так как сам он чрезмерно тщеславен. А тут этот титул у него забирает какой-то шестнадцатилетний подросток. Естественно, это его взбесило, заодно наложилось то, что Ольга ещё в уши ему напела, вот он и сорвался.

— Хорошо, что ты его живым оставил, — чуть откашлявшись, подхватил наставник, — Нам пока не с руки обострять отношения с Орловыми. Надо сначала с Юсуповыми тему закрыть.

— И как мы будем её закрывать? — с интересом спросил я, параллельно роясь в шкафу выбирая другой костюм вместо порванного на дуэли.

— Предлагаю эту тему потом обсудить, — вмешался безопасник, — А сейчас нам пора идти, да и вам нужно к совещанию подготовиться.

— Это да, — с тяжким вздохом согласился я с ним, кидая печальный взгляд на кровать, заваленную бумагами, которые принёс помощник.

Интерлюдия                     

— Слушайте, я тут подумал… — вдруг резко остановился наставник, когда они отошли уже метров на десять от комнаты Михаила, — Помните, что про Орлова говорили, когда он мастером стал? Что с таким потенциалом он вполне может и до виртуоза дорасти. Прогноз, правда, не оправдался пока, но ведь по вине самого Орлова, который совсем забросил тренировки и с головой ушёл в светскую жизнь и развлечения…

— К чему ты клонишь? — перебил его помощник.

— Да к тому, что раз Михаил мастером уже стал, да и вспышка у него была весьма специфичная и сильная, то значит, что он вполне может дорасти до виртуоза, а может, чем чёрт не шутит, и до….

— Тихо! — оборвал его тут помощник, — Нечего об этом сейчас говорить. И у стен бывают уши. Да и нет ничего хуже обманутых ожиданий.

Глава 17                              

Дядя лежал на кровати в своей комнате и если бы не опутывающие его всевозможные провода и датчики, то можно было бы подумать, что он просто спит. Грудь мерно вздымалась, лицо было спокойное и умиротворённое. Спит и видит сны…

— Как он? — тихо, как будто боясь его разбудить спросил я у приёмной матери, Ольги Николаевны, которая, как оказалось, со дня нападения почти не отходила от мужа. К своему стыду, я совсем забыл про неё, и упавшее бремя управления кланом не могло тут быть оправданием. Даже не поинтересовался ни разу ни у кого в клане как она, что с ней, где она вообще. Как-будто её и не существовало. Но она ничем не выдала, что                       её это хоть как-то задело, лишь печально улыбнулась мне, не отпуская руку дяди.

— Всё также. Но главное, что он жив, а значит, есть надежда, что всё будет хорошо, — она тяжело вздохнула и встала со стула, нехотя отпустив его руку, — Отлучусь не надолго. Надо заставить себя поужинать, да и… ещё кое-какие дела есть, и обратно вернусь. И спасибо тебе, Михаил, за всё, что ты делаешь для клана. Уверена, что он, — кивнула она на князя, — Оценил бы это по достоинству.

— Угу, или прибил бы за всё, что я сегодня натворил, — подумал я, а сам лишь смущённо пожал плечами, мол, не стоит благодарности. Она бросила печальный взгляд на мужа и вышла, а я, проводив её взглядом, задумался. Вот бывает же… Две Ольги, две княгини Морозовы, но какие же разные люди… Одна — верная и надёжная опора для своего мужа, вторая же… Двуличная злопамятная тварь, думающая только о себе. Уж не знаю, какие договорённости у неё были с дядей, зачем он держал её в совете директоров, но сегодня я положил этому конец…

* * *

Совещание началось вполне спокойно. Все присутствующие предоставили отчёты, которые я поручил подготовить на прошлом заседании, и я попросил, чтобы каждый коротко доложился о результатах, а сам сидел и сверял данные с теми, которые мне передал помощник князя. Картинка получалась безрадостная. Почти каждый из докладывающих стремился ввести меня в заблуждение, мягко говоря. Но если у большинства директоров расхождения были большей частью не значительные, то вот у некоторых из них цифры были весьма далеки от реального положения дел, на что я спокойно и обратил внимание всех присутствующих по окончании докладов. Высказавшись о недопустимости подобного и дав три дня на то, чтобы исправить отчёты и подготовить предложения по улучшению показателей в каждом направлении, я отдельно остановился на деятельности пары товарищей, которые нам на самом-то деле совсем не товарищи.

— Ольга Сергеевна, — посмотрел я на княгиню, которая всё совещание не отводила от меня своего змеиного взгляда, — Вот скажите мне, пожалуйста… Вы меня совсем за идиота держите? Хотя нет, молчите. Это был риторический вопрос. Это что такое? — я с отвращением двумя пальцами поднял её отчёт, — Всё хорошо, значит, у вас? Продажи растут, да? Доходность увеличивается? Причём, надо же, почти в два раза по сравнению с результатами прошлого года. Я поражаюсь вашей наглости… А иначе как верхом наглости я вашу попытку скрыть убыточность ваших предприятий в размере почти двух миллионов рублей и нарисовать противоположную картинку с прибылью в размере тех же двух миллионов рублей я назвать не могу. Так что вы можете сказать по этому поводу? Слушаю вас внимательно, — с неприкрытой издёвкой спросил я, наблюдая, как та чуть ли не побагровела от едва сдерживаемой ярости.

— Прошу прощения. Возможно, что-то напутали помощники. Я разберусь, — чуть ли не прошипела она.

— Нет, не разберётесь, — покачал головой я, — Если вы через пять лет нахождения на данном посту допускаете подобные ошибки, то это значит, что вы не соответствуете данной должности. Я снимаю вас с неё. Позднее решу, на какое направление вас поставить и на какую должность, а пока покиньте помещение.

— Не имеешь права! — вскинулась она, — Не ты ставил, не тебе и снимать!

— Ставил не я, — согласился я с ней, — Но впрочем, я бы вас на эту должность и не поставил бы, если бы это зависело от меня. Но сниму я. На что имею полное право. Читайте внимательнее устав клана. А пока ещё раз прошу, покиньте помещение. Не заставляйте меня вызывать охрану и силой выпроваживать вас отсюда.

Она в бешенстве вскочила с места и выбежала за дверь, яростно хлопнув ею. Ну вот, одну фигуру с шахматной доски сняли, поглядим, что она дальше делать будет. А пока займёмся следующей фигурой. Но сначала надо поставить кое-кого на её место. Я нажал кнопку на селекторе, вызывая секретаршу.

— Слушаю вас, Михаил Сергеевич, — промурлыкал голос секретарши.

— Аня, там Юлия Сергеевна подошла?

— Да, здесь.

— Пусть зайдёт.

— Хорошо, Михаил Сергеевич.

В комнату впорхнула юная особа двадцати двух лет отроду. Моя троюродная сестра по отцу, Юля Лиховецкая. С виду вылитая тупая блондинка с наивным взглядом голубых глаз, но на самом деле очень хваткая и умная девица, в этом году закончившая МГУ на экономиста. Думаю, она должна потянуть. Под княгиней Ольгой был модельный бизнес и салоны красоты, пусть попробует. Девушке это должно быть интересно. Предварительную беседу я с ней уже провёл, но без конкретики, и сейчас под её ошарашенным взглядом ввёл в курс дела и обозначил круг задач.

— Справишься? — закончил я свою небольшую речь.

— Постараюсь, Михаил Сергеевич… — как-то неуверенно ответила она.

— Да уж постарайся, — улыбнулся я ей ободряюще, — И проведи, пожалуйста, аудит по организациям. Проверь, куда уходили деньги. Что-то терзают меня смутные сомнения по этому поводу… Детали позже обговорим. Осваивайся пока и вникай в курс дела. Если что-то будет нужно, обращайся или ко мне, или к Дмитрию Петровичу, — я отвёл от неё взгляд и тяжело глянул на одного старого дуболома, который дал мне просто шикарный повод избавиться от него.

— Святослав Алексеевич, расскажите мне, пожалуйста, как так получилось, что за целый год вы, находясь на должности руководителя направления по привлечению в клан свободных одарённых, сумели привлечь в итоге только двух, хотя задача вам ставилась найти не меньше десяти? — не отводя взгляда от беспокойно ёрзающего под ним деда, мрачно поинтересовался я.

— Грхм, грхм, — суетливо откашлялся он, — Ну, тут целый ряд факторов сказывается. Основная причина — крайне малое количество одарённых, вспыхнувших в этом году, и крайне высокая конкуренция в кланах на них. Шесть контрактов, к примеру, сорвались буквально в последний момент в связи с тем, что конкуренты предложили более выгодные условия, вот и результат, — развёл он руками.

— Да что вы говорите? — ехидно усмехнулся я, — А вот у меня немного другие данные. За год в России появилось сто восемьдесят шесть не клановых одарённых, что на двадцать два человека больше, чем за прошлый год. Но если в прошлом году мы заняли первое место среди кланов по их привлечению, взяв двадцать девять человек, то в этом году мы замыкаем десятку сильнейших кланов, и          это при том, что именно наш клан на данный момент нуждается больше всех в одарённых! Мы входим в тройку самых богатых кланов Российской империи, но при этом почему-то не можем позволить себе выделить достаточно средств на найм одарённых? Я ещё могу понять, когда люди уходят к Юсуповым и Романовым, но когда нам предпочитают Хованских и Татищевых — этого я понять не могу! Они перехватили у вас четырёх юношей, предложив им контракты до пятидесяти тысяч рублей в год каждому. С каких пор мы не можем себе позволить себе контракт на подобную сумму, скажите мне, пожалуйста?

— Да обойдутся эти молокососы, что бы по пятьдесят тысяч им давать! — возмущённо чуть не подскочил дед с места, — Обычным ученикам с весьма средней по силе вспышкой и по пятьдесят тысяч? Овощ им! Не стоит оно того. Нечего клановую казну разбазаривать на бездарностей!

— Да что вы говорите? — ядовито улыбнулся я, — Из этих четверых, как вы говорите, «бездарностей» трое уже ветераны, а один вообще магистр и имеет все шансы за несколько лет до мастера дорасти. Хороши бездарности, да? Клану жизненно необходимы одарённые! — хлопнул я резко ладонью по столу, — У нас сейчас катастрофическое положение с ними. Нам за любые деньги нужно их привлекать, а не о клановой казне заботиться! Иначе, чем саботажем я вашу деятельность назвать не могу! Ну или крайней не компетентностью. Я снимаю вас с должности. Можете считать себя вышедшим на пенсию. Прошу покинуть помещение!

Дед что-то злобно прошипел себе под нос, бросил на меня яростный кинжальный взгляд, но спорить не стал и выскочил за дверь. Я же спокойно продолжил совещание, лишь на секунду отвлёкшись сообщить секретарше, что бы она пригласила потом зайти ко мне бывшего наследника клана Сергея. Именно ему я намеревался поручить это направление деятельности. И нет, я не сошёл с ума. Лично я вовсе не стремился возглавить этот клан в дальнейшем, а данная должность позволяла ему проявить себя в глазах дяди. Тот и сам хотел дать ему возможность реабилитироваться со временем, так что посмотрим, что из этого выйдет. Да и Ольга может подостынет слегка, узнав о назначении сына. Хотя это вряд-ли. Слишком злопамятная особа. Была у меня, конечно, мысль ставить на подобные должности людей, которые были бы лично мне благодарны за повышение, но чуть подумав, я понял, что лояльность мне подобным образом тут не обеспечить. Каждый человек в клане был под кем-то, на чью пользу он и стал бы работать. Весь клан был разбит на семьи и верных лично им людей, которые в свою очередь были под кем-то из верхушки клана. Подобный шаг сработал бы только в том случае, если бы я брал сюда кого-то со стороны, а с этим тоже были проблемы.

Ну да и банан бы с этим совсем! — отбросил я все эти посторонние мысли в стороны и завершил совещание. Что-то слишком часто я стал задумываться о делах клана, забыв, что с большой долей вероятности я скоро отсюда свалю. Мне бы вот только дождаться выздоровления дяди и можно будет со спокойной совестью забить на это всё.

* * *

— Ты ещё здесь? — удивлённо спросила княгиня, заходя в комнату мужа и вырывая меня из воспоминаний. Я встал и потянулся.

— Как раз собрался уходить. А вы тут всю ночь собираетесь сидеть?

— Ну почему, сидеть? Тут диван есть, на нём и посплю. Знаю, что это наверное глупо и ничем моё присутствие ему не поможет, но… Ничего не могу с собой поделать. Просто хочу быть рядом с ним, — она села на кресло рядом с кроватью мужа и взяла того опять за руку.

— Целители так больше ничего нового и не говорят? — спросил я лишь для того, чтобы не молчать. Мне бы хотелось хоть как-то помочь этой сильной женщине, но как это сделать, я пока даже не представлял.

— Нет, — покачала она головой, — Всё также. Либо привлекать сильного менталиста со стороны, либо ждать, когда он очнётся сам.

— А не думали над вариантом привлечь одновременно нескольких менталистов, что бы они контролировали друг друга? Я тут с её высочеством княжной Анной общался недавно, и она озвучила вариант, который предложил император. Одного менталиста выделит он, ещё одного можно попросить или арендовать у китайцев, найти третьего, и пусть они работают и контролируют друг друга? — вспомнил я про разговор с Анной. Я, конечно, озвучил уже его тому же Дмитрию Петровичу и наставнику, и они сказали, что рассмотрят его, но мало ли? Вдруг не посчитали нужным рассказать об этом варианте княгине? А мне казалось, что она должна была об этом знать.

— Да, я слышала об этом твоём разговоре с Анной, — слегка улыбнулась она мне, — Мы думаем над этим вариантом и в настоящее время рассматриваем кандидатуры сильных менталистов. Составляем списки, изучаем сильные и слабые их стороны, возможные последствия их привлечения. Работа идёт, в общем, почти круглосуточно. Но ещё раз спасибо тебе за то, что пытаешься нам помочь.

— Да не за что, — пробормотал я, — Пойду я тогда. Спать пора. Завтра тяжелый день предстоит. Как обычно, впрочем. Опять в школу надо идти, где меня будет Анна ждать… А мне еще надо что-то о художниках золотого ковена почитать, что бы это не значило… Очень уж она хочет моё мнение насчёт них услышать. Вы случайно не знаете, кто это вообще такие? — с тоскливой обречённостью поинтересовался я, не надеясь, впрочем, на успех.

— Случайно, знаю, — опять улыбнулась она мне, — Но рассказывать будет слишком долго. Я распоряжусь и тебе сегодня принесут в комнату кое-какую литературу по ним.

— Спасибо! — тяжко вздохнул я, предчувствуя крайне скучные часы чтения.

— Там им посвящены маленькие разделы, на одну-две страницы в каждой книге, которые ты найдёшь в оглавлении, — будто почувствовав моё недовольство, дополнила княгиня, — Так что много времени это не займёт.

Я сразу просветлел и облегчённо выдохнул.

— Отлично! Ещё раз — спасибо! И спокойной ночи! — поспешил попрощаться я, направляясь к двери.

— Подожди! — вдруг окликнула она меня, когда я уже взялся за ручку двери.

— Да? — обернулся я к ней.

— Что тебя связывает с Анной? Извини, если лезу не в своё дело, но мне важно это знать, — не         глядя на меня, задумчиво спросила она.

— Мы друзья, — коротко ответил я.

— Только друзья, или… в дальнейшем возможно что-то большее, чем просто друзья?

— Я воспринимаю её высочество исключительно в качестве друга и ничего большего, — поспешил откреститься я от возможных подозрений, — Что думает по этому поводу сама Анна сложно сказать. Она очень… эм… необычный человек.

— Ты даже не представляешь, насколько, — тихо произнесла Ольга, — Очень необычный и очень замкнутый человек. Ты первый из молодых людей, с кем она пытается наладить дружеские отношения. Все, кто раньше пытался приблизиться к ней, ею полностью игнорировались. Есть слухи, что она сильная и весьма необычная одарённая, — бросила на меня тут взгляд княгиня, — Но то, о чём я сейчас тебе скажу, должно остаться между нами. Хорошо?

— Обещаю, — кивнул я ей.

— По слухам, княжна Анна — пророк, — тихо и медленно продолжила Ольга, — Очень редкий вид одарённого, который может видеть будущее. Точнее, не так… Варианты возможного будущего. И не исключено, что как-то на него влиять. Скорее всего, она и пытается с тобой подружиться именно потому, что увидела в этих вариантах будущего что-то, что связывает её и тебя. Или тебя и императорский клан. При этом, насколько я знаю, она крайне злопамятный человек и умеет чувствовать, когда ей говорят неправду. Будь крайне осторожен с ней, — закончила она.

— Спасибо за предупреждение, — задумчиво произнёс я, лихорадочно пытаясь вспомнить, где и что я мог соврать Анне. И как теперь общаться с человеком, зная, что он может видеть тебя чуть-ли не насквозь? Ладно. Разберёмся как-нибудь. Я ещё раз попрощался с княгиней и пошёл в свою комнату.

Интерлюдия                            

— Мерзкий ублюдок! Ненавижу! — яростно выкрикнула Ольга, швыряя хрустальную вазу в дверь, разбив её в дребезги. Сотни мелких ярких осколков разлетелись по всей комнате.

— Тварь… — выдохнула она. Тут в дверь постучались и в комнату осторожно заглянул Святослав Алексеевич.

— Ты успокоилась? Не прибьёшь меня ненароком? Можно войти? — поинтересовался он.

— Входи! — резко ответила княгиня, — Что хотел?

— Меня тоже сегодня выкинули с должности, — мрачно ответил он, осторожно проходя в комнату, стараясь не наступать на осколки, — Так что, как я понимаю, у нас с тобой общий враг появился.

— Паршивый щенок! — вспыхнула опять она.

— Да-да, не спорю! — поднял вверх руки тот, — Но давай всё же потише. За нами теперь и так постоянно следить будут. Не надо им давать лишнего повода. Тут криками не поможешь. По другому действовать надо. Торопиться нельзя. Спешка нужна лишь при ловле блох. Надо ждать подходящего момента и готовиться нанести удар. Такой удар, после которого он больше не встанет.

— Что ты предлагаешь? — сухо спросила Ольга, немного успокоившись.

— Да есть у меня пара мыслей, — усмехнулся тот в ответ, — Вот только здесь я их озвучивать не буду. И у стен бывают уши. Я слышал, ты завтра хотела в своё имение наведаться? — он дождался её подтверждающего кивка и продолжил, — Ну так и езжай. А я на днях загляну к тебе в гости, где мы предметно обо всем и поговорим.

          Читать    дальше   ...      

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://vse-knigi.com/books/fantastika-i-fjentezi/boevaja-fantastika/page-2-296100-udar-eshche-udar-2-aleksandr-gavrilov.html    ===  

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

 

Дюна...  430

 

Неужели сильному и могущественному невозможно быть таким же счастливым, как простому человеку? Вероятно, возможно, но очень трудно.

Кронпринц Рафаэль Коррино. Медитации                 


В день свадьбы замок Каладан выглядел как декорация к волшебной сказке. С потолков свисали символические косы, сплетенные из вымпелов Атрейдесов и Икацев. Стены вестибюля были уставлены смотрящими друг на друга Ричесианскими зеркалами, оправленными в драгоценные рамы. Изящные хрустальные бокалы с Балута стояли на столах в зале, где после церемонии бракосочетания должен был начаться праздничный банкет. Иксианские часы мелодичным боем отмечали каждый прошедший час. Столы в нишах ломились от красиво упакованных подарков, присланных с бесчисленных планет Ландсраада; на каждом пакете было четко проставлено имя отправителя. Сцену большого зала украшали роскошные растения с Элакки.

Но герцог Лето был сильнее всего тронут огромным – во всю стену – лоскутным тканым ковром, изготовленным местными жителями. Каждая семья в рыбацкой деревне и торговом квартале Кала-Сити вышила свои куски, которые затем были соединены в одно полотно. Люди сделали это своими руками, не пожалев времени и усилий. Они старались не ради получения политических привилегий и не ища выгодного союза, а только из любви к своему герцогу. Лето советовал Полу извлечь из этого урок и потребовал, чтобы ковер навечно остался в замке Каладан.

Пол уже в течение нескольких дней наблюдал прибывавших гостей – представителей выдающихся аристократических семейств. Вспомнив уроки придворного этикета, политики и дворцового протокола, он старался лично встретить каждого гостя, примечая при этом все детали его настроения, манер и поведения, чтобы хорошенько все это запомнить. Пола воспитывали в расчете на то, что он станет следующим герцогом, и он продолжал в это верить, несмотря на женитьбу отца.

Ради соблюдения формальностей Лето послал приглашение и своему кузену, Императору Шаддаму IV, но был нисколько не удивлен тем, что ни Император, ни его высокопоставленный представитель не потрудились прибыть на его скромное торжество. Правда, Император прислал курьера с добрыми пожеланиями и подарком – богатым набором ножей. Поначалу Лето думал, что Император мог обидеться на то, что Дом Атрейдесов не прислал представителя на бракосочетание самого Шаддама, но потом рассудил, что такой могущественный правитель, как Падишах-Император, едва ли способен затаить злобу из-за такой мелочи.

Отец был так занят приготовлениями к приближавшейся церемонии, что Пол почти не виделся с ним. Наконец наступил торжественный день. Занимавшийся над Каладаном рассвет обещал яркий солнечный день. В городе звонили колокола, а рыбацкие лодки – в честь бракосочетания герцога – выходили в море, украшенные пестрыми вымпелами.

Проснувшись, Пол принялся одеваться. Одежда – черный сюртук со стоячим воротником и изящным поясом, белая рубашка с безупречно накрахмаленными манжетами и черные брюки – была тщательно подогнана лучшим портным Каладана. Старик даже прикрепил к сюртуку значок с ястребом Атрейдесов. Пол посмотрел в зеркало и подивился театральности своего вида.

Но герцог Лето так не думал. Пол обернулся и увидел, что в дверном проеме стоит его отец и с гордостью смотрит на сына.

– Сегодня особый для меня день, Пол, но ты, без сомнения, украдешь у меня часть всеобщего внимания. Ты выглядишь как молодой     Император.
Пол не привык к подобным комплиментам, особенно к таким экстравагантным.

– Все глаза будут устремлены только на тебя, отец.

– Нет, все глаза будут устремлены на Илесу. Удел невесты – быть центром всеобщего внимания.

– Сегодня у каждого из нас будет своя роль? – Пол и сам не понимал, хотел ли он своим замечанием уколоть отца. Заметив, что Лето помрачнел, сын направился к нему, поправляя на ходу воротник. – Я готов к встрече с гостями. Чем я могу тебе помочь?

Гости уже заполнили большой зал. От многообразия костюмов, лиц, экзотических расовых типов и традиционных украшений и нарядов у Пола едва не закружилась голова. Даже этот неполный срез населения показывал, как обширна и велика была Империя, сколь многочисленными планетами и народами правил Император. Пола удивило, как столь разные люди и народы могут одновременно находиться под властью одного правителя.

... Читать дальше »

 

 

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 63 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: