Главная » 2023 » Октябрь » 8 » Удар 014
01:40
Удар 014

===

 

— В живописи? Да вы, Михаил, полны сюрпризов! — хитро глянул на меня император, и повернулся к Князю, — Почему ты мне не рассказывал о таких талантах своего наследника? Ты же знаешь, как моя внучка увлечена живописью. Можно было и пораньше их познакомить.

— Для меня и самого это оказалось сюрпризом, — развёл руками дядя, с подозрением глядя на меня. Я постарался придать себе невозмутимый вид.

— Михаил, что же ты не рассказал мне о своих увлечениях? Мы бы определили тогда тебя в специальную школу с художественным уклоном, в которой как раз учится её императорское высочество, — мягко пожурил он меня, — Впрочем, ещё не поздно…

— Не стоит! — поспешил вмешаться я, — Вовсе не стоит, дядя, спасибо за беспокойство, но моя нынешняя школа меня более чем устраивает. Я, конечно, люблю живопись, но чисто с созерцательной стороны, так сказать. В художники я не гожусь, в искусствоведы тоже не собираюсь. К тому же, мне очень далеко до её императорского высочества в плане понимания живописи…

— Вовсе нет! — с неожиданным для меня пылом вдруг прервала она меня, — Вы, Михаил, скромничаете. Я никогда ещё не встречала в своей жизни такого человека, так тонко        чувствующего, что хотел сказать художник своим творчеством и так образно умеющего это описать. Я как заворожённая слушала ваши аллегории. И про семь смертных грехов на картине Бонуччи, и про картину Перенса «Смертный сон», на которой вы увидели человеческую лень, и любовь на картине «Лебеди Венеции». Мне очень хотелось бы как-нибудь послушать ваше мнение о ещё ряде картин!

— Да, мне тоже… — задумчиво пробормотал дядя, внимательно глядя на меня, я же отчаянно багровел.

— Михаил, может всё же послушаетесь дядю и составите мне компанию в моей школе? — с мольбой спросила она. Я тут же поспешил отмазаться. Мой запас фантазии и терпения вовсе не безграничен. Ещё один подобный разговор я не переживу.

— Прошу прощения, ваше высочество, но к сожалению не могу. У меня там есть ряд определённых обязательств, плюс, скоро школьный турнир, в котором я непременно должен участвовать. К тому же там мои друзья. Простите великодушно, но мне придётся вам отказать.

— Очень жаль… — грустно произнесла она, — Но я вас понимаю и не осуждаю. Друзья — это святое. Не смею настаивать.

— Благодарю за понимание, — чуть поклонился я ей и незаметно облегчённо выдохнул. Кажись, пронесло.

— Но, я надеюсь, вы не забудете про меня, и будете иногда навещать? — чуть наклонив голову, спросила она меня, — Я буду рада вас видеть.

— Я очень постараюсь! — без тени сомнения ответил я, мысленно пообещав себе сделать всё возможное, чтобы не приходить сюда больше. И дело было не только в живописи. Сама Анна была какой-то… странной. То абсолютно безэмоциональной, холодной, то неожиданно вспыхивала яркой эмоцией, и опять гасла… Я никак не мог понять, что она за человек и чего от неё вообще ждать.

— Ловлю вас на слове, — опять механически сухо произнесла она, вернувшись в образ ледяной королевы, и тут же обратилась к деду, — Я наверное вам помешала и мне стоит уйти?

— Вовсе нет, дорогая! — поспешил переубедить её он, — Все важные темы мы с отцом Михаила уже обсудили, так что оставалось только познакомиться с ним самим, в чём ты мне очень помогла, так что можешь остаться. Я всего лишь хочу получше узнать Михаила, так что если хочешь, можешь тоже послушать.

Она лишь кивнула в ответ. Я же мысленно поморщился и приготовился отвечать на шквал вопросов. Делать нечего, придётся потерпеть. Император всё же…

Далее мне в течении целого часа пришлось рассказывать о своей жизни. Императора почему то очень сильно заинтересовала моя жизнь в детдоме. Анна же молча так всё это время и простояла. Наконец, допрос закончился, и нас отпустили домой.

* * *

— Что скажешь о Михаиле, моя дорогая? — едва дождавшись ухода Морозовых, поинтересовался император, — Я же вижу, как он тебя заинтересовал.

— Да. Заинтересовал, — механическим безжизненным голосом ответила девушка, — Он, конечно, многого не договаривал. Иногда даже врал. Но это нормально. Все врут. Я уже привыкла. У всех есть свои секреты. Но… У него очень чистая душа. Ни малейших следов гнили, что большая редкость в наше время. И ещё… Я впервые вижу человека с полностью изменённой нитью судьбы. Как будто другим человеком стал недавно… И вижу, что его судьба очень тесно связана с моей. И с твоей… — неожиданно закончила она, мрачно глянув на деда, — Организуй мне переход в его школу, пожалуйста. Я хочу узнать его поближе.

— Как скажешь, дорогая, — поспешно согласился он с ней, — Сейчас же распоряжусь.

Она лишь молча кивнула в ответ и не прощаясь вышла. Император самой большой в мире страны облегчённо выдохнул, даже самому себя не решаясь признаться в том, что иногда его до дрожи пугала собственная внучка. Молодой пророк, только-только познающий себя и свои возможности…

* * *

— Ну, как тебе? — довольно спросил Псих у Шкета, вольготно развалившись в кресле собственного кабинета.

— Шикарно! — поднял тот вверх большой палец, расплывшись в ухмылке, — А у нас с Глистой тоже будут собственные кабинеты?

— Конечно! — обнадёжил его Псих, и тут же обломал, — Но не сразу. Расширяться будем, тогда и будут. Вам к тому моменту надо в курс дела войти. Доказать свою полезность.

— И что для этого нужно? — с интересом спросил Шкет.

— Учиться, — пожал плечами Псих, — Помогать. Хорошо выполнять задания руководства. И… — закончить он не успел, потому что вдруг распахнулась дверь без стука, и показалась голова Глисты.

— Тут это… — нервно начал он, — Походу, напали на нас. Охрану уже вырубили. Сюда поднимаются.

Псих со Шкетом встревоженно переглянулись и вскочили с места.

— Что делать будем? — чуть нервничая, спросил Шкет, натягивая плотные кожаные перчатки.

— Что, что… Встречать, — проворчал Псих, надевая кастет, — Кто, если не мы? Больше некому…

— Может, в полицию позвонить? — испуганно спросил Глиста.

— Звони, — согласился Псих, — А мы пойдём вперёд. Быстро она не приедет, а нам нельзя допустить похищения наших наработок. У нас пищалка ещё не запатентована. Бумаги в Бюро патентов зависли на рассмотрении.

Глиста кинулся к телефону, а Псих со Шкетом вышли из кабинета и пошли навстречу нападавшим., которые уже успели подняться на этаж. Группа из двадцати мужчин в одинаковой зелёной форме уверенно, по хозяйски, шла по коридору. Руководил ими молодой парень в костюме-тройке и солнцезащитных очках, жестами отправлявший сопровождающих проверять кабинеты.

— Кто вы и что вам здесь надо? — решил всё же спросить Псих, прежде чем лезть в драку, но его вопрос просто проигнорировали. Главарь лишь кивнул в его сторону головой, и к ним со Шкетом выдвинулась троица нападавших. Псих прекрасно понимал, что шансов на победу у них со Шкетом нет никаких. Единственная надежда была на то, что удастся их задержать до приезда полиции.

Видимо, незваные гости увидев, что перед ними подростки, расслабились, стали действовать вальяжно, не ожидая сопротивления, за что и поплатились. Псих резко сократил дистанцию, и сходу вырубил ближайшего прямым ударом в челюсть. Усиленный кастетом кулак с лёгкостью проломил скулу, и нападающий упал на пол, потеряв сознание от болевого шока. Остальные двое попытались одновременно его атаковать, но тут к делу подключился Шкет, атаковавший правого. Его ударам всё ещё не хватало силы, но ему удалось главное — отвлечься внимание от Психа, который времени терять зря                не стал, и обрушил целый град ударов на левого противника. Обескураженный напором Психа, противник еле успел увернуться от первых двух ударов, пропустил вскользь третий, попытался перейти в контратаку, но недостаточно быстро. Псих легко уклонился от размашистого удара в голову, и подловил противника на противоходе, впечатав ему кастетом в нос. Тот встал как вкопанный, как будто на стену налетев, и тут же согнулся от ещё одного удара, в солнечное сплетение, и упал на пол. А дальше Псих сделал вид, что идёт на помощь Шкету, и, резко ускорившись, рванул к главарю этой непонятной банды, и почти успел добраться до него, когда тот крикнул, — Замри! — выставив руку в сторону Психа, и тот замер с ужасом осознав, что не может даже пальцем пошевелить.

— Какой прыткий юноша, — усмехнулся главарь Психу, потом глянул на всё ещё сопротивляющегося Шкета и махнул в его сторону рукой. Того снесло в сторону и впечатало в стену. Он сполз на пол и затих. В груди у Психа бушевала ярость, в поисках выхода.

— Проверить тут всё! — жёстко сказал парень своим людям, — Мне нужен этот чёртов передатчик и все бумаги к нему! — и опять повернулся к Психу, — Подумать только, мы лет десять уже думаем о мобильной беспроводной связи. Вкладываем бешеные деньги в разработки, для чего? Чтобы уже в финале исследований узнать, что нас обошла какая-то мелкая лавочка? Можешь не отвечать. Это был риторический вопрос. Хорошо иметь своих людей в Патентном бюро, — усмехнулся он, явно издеваясь. Псих при всём желании не мог ответить. Его полностью парализовало.

— Господин! — подбежал вдруг к главарю один из подручных с какими-то бумагами, — Взгляните, что мы нашли! Эта компания принадлежит Морозовым!

Парень немного нервно взял бумаги и ознакомился.

— Ну-у, — задумчиво протянул он, — Принадлежит, это не совсем точно. Скорее они главные акционеры. Знака клановой принадлежности на входе не было. Клановой охраны тоже. Так что, мы в своём праве. Продолжать поиски!

Псих мысленно аж взвыл от ярости. Вот уроды! «В праве они…» Козлы! Думают, раз они аристократы, то значит им всё можно. Сволочи… Как же он их ненавидел… Голыми руками рвать готов был. Вечно любят жар чужими руками загребать. Ярость с силой била по вискам. Ещё и Михаил будет разочарован… Он столько денег уж вложил в это.

Псих никогда не любил проигрывать кому-либо в драке. Его буквально с ума сводили эти поражения. Именно поэтому он всеми силами стремился стать сильнее. Но именно сейчас он как никогда остро ощутил, что физическая сила не имеет никакого значения в подобных схватках. Каким бы сильным он не стал, как хорошо бы он не научился драться, всегда найдётся подобный аристократишка, который походя сможет втоптать его в грязь и лишить всего.

— Господин, мы нашли! — Псих увидел, как главарю передают в руки передатчик, и его накрыла такая волна ярости, что аж в глазах потемнело. Ярость всё сильнее искала выхода, и, наконец, нашла…

Главарь ещё успел что-то почувствовать и поднять руку вверх в защите, когда мощнейшая вспышка разметала всех его людей по коридору, срывая с петель двери, разбивая стекла и зеркала, и взрывая все лампочки на своём пути. Наступила темнота…

Глава 8                                      

Псих даже не пытался понять, что с ним происходит. В голове пульсировала лишь одна мысль — убить всех, кто вторгся на его территорию. Его телу вернулась подвижность, и он сделал сначала один шаг вперёд, затем другой, выбирая цель. Почти полная темнота, установившаяся в помещении, не мешала ему. Он отчётливо видел каждое из валяющихся на полу тел, и не спеша шагал к ближайшему. Он даже не воспринимал их теперь как людей. Так. Какие-то жалкие букашки, посмевшие встать у него на пути, и наказание будет для них лишь одно — смерть.

Вот одно из тел зашевелилось, застонало и село. Псих сделал ещё один шаг и тело даже как-то ухитрилось рассмотреть его приближение в этой темноте. Оно вдруг испуганно заверещало, выхватывая пистолет. Не известно, что его так напугало в приближающейся фигуре Психа, но оно за несколько секунд разрядило в того всю обойму. В виске у Психа кольнуло секундной болью, и все пули застыли перед ним в полёте, оставляя после себя след, напоминающий инверсионный след от самолёта. Он с отстранённым интересом протянул к ним руку, и пули рассыпались в ржавый пепел. Интересно. Но не информативно. Нужно больше экспериментов! — мелькнула в сознании Психа чья-то мысль и он протянул руку в сторону продолжавшего что-то вопить тела. Тело завопило ещё сильнее, почувствовав неясную угрозу, но не надолго… Через несколько секунд оно рассыпалось прахом… Псих медленно растянул губы в довольной улыбке, больше похожей на жуткий оскал, и перевёл взгляд на остальные тела. Впереди предстоит ещё много работы… Он сделал очередной шаг вперёд.

* * *

Княжич Голицын с тревогой смотрел на медленно приближающуюся фигуру, почти не видимую в темноте. От этой фигуры веяло такой жутью, что хотелось всё бросить, и бежать отсюда не оглядываясь. Стремление было таким сильным, что приходилось прилагать огромные усилия, чтобы не последовать ему. Нельзя отступать. С ним его люди, за которых он отвечает. Никто в клане его не поймёт, если он их бросит спасая свою шкуру. Но всё же, что же это такое сейчас движется к ним? То, что стоявший перед ним парень поймал вспышку, было понятно, хоть и неожиданно. Но вот сила этой вспышки просто ужасала… Он же успел поставить щит, но даже с щитом его снесло метров на десять назад, пока полёт не остановила стена. Ещё неизвестно, что там с его людьми, которые валялись по всему коридору.

Вот один из его людей пришёл в себя и сел, а потом при приближении этой фигуры заорал, и разрядил в него всю обойму. Княжич поморщился. Просил же без шума обойтись. Сейчас весь район будет знать об их визите и наверняка скоро полиция появится. Понятное дело, что ничего они им не сделают, но отцу доложат и тогда снова неприятный разговор с ним предстоит, — все эти мысли промелькнули у него за считанные секунды, а потом он выкинул их из головы, ошарашенный происходящим. В темноте очень хорошо были видны светящиеся точки пуль, застывших перед странной             фигурой. Та чуть наклонила голову и с любопытством их рассматривала. Потом протянула в их сторону руку, и они просто исчезли, как показалось княжичу. А затем фигура протянула руку к его человеку… и того просто не стало… У княжича от ужаса волосы зашевелились на голове. Возникло такое чувство, что сама смерть пришла за ними…

— Впервые вижу появление владыки… — донёсся вдруг неожиданно шёпот помощника княжича справа, от чего он чуть не подпрыгнул из положения лёжа, — Если выживу, детям и внукам будет что рассказать… — продолжил тот. Сергеич был одним из самых опытных бойцов клана. Ему было уже за сорок, а за плечами огромное количество проведённых операций. Именно из-за его опыта княжич и назначил его своим помощником и доверил формирование отряда.

— Ты о чём? — чуть слышно поинтересовался княжич у него.

— О владыке времени, — также чуть слышно отозвался тот, — Это определённо он.

— Ты уверен? — ещё больше холодея от ужаса спросил княжич. Собеседник промолчал, но ему уже и не нужен был ответ. Он вспоминал, что читал о владыках, и скоро сам пришёл к выводу, что это действительно он. Мифический одарённый, о которых не было слышно уже очень много лет. Последний одарённый с подобным даром умер лет двадцать назад, и вот сейчас, похоже, они наблюдали рождение нового…

Неизвестно, кто их так назвал, но название не в полной мере отражало их настоящие способности. У них не было возможности по настоящему влиять на общее для всех течение времени. Они меняли его лишь для конкретных объектов, ускоряя или замедляя время для них в тысячи, если не в миллионы, раз. Ходили слухи, что некоторые из владык могли останавливать процесс старения у людей, или даже поворачивать его вспять, но эти слухи были ничем не подтверждены. В обычном своём состоянии эти маги воздействовать могли лишь на не одушевлённые предметы в пределах нескольких минут как ускоряя, так и замедляя для них время. И пули они тоже не могли останавливать. Точнее, не останавливать, а во много раз замедлять время их полёта. Максимум, брошенный в них булыжник могли затормозить. Но вот вот войдя в некоторое состояние, которое было принято называть боевой формой, они становились почти всемогущими. Никакой щит не мог остановить их, никакое оружие не могло причинить им вред. Они же могли уничтожить всё, что стояло у них на пути. И тут они уже были способны воздействовать и на живых существ тоже, как физически, так и ментально, вызывая у тех дикую панику и ужас. Некоторые маги даже считали, что в этот момент они становились аватарами самого бога Хроноса, но доказать или опровергнуть это предположение не было никакой возможности.

Они могли бы завладеть всем миром с такой силой, если бы… Если бы не одна их особенность, ограничивающая их. Активировав боевую форму, они очень сильно менялись. Не столько внешне, сколько мышлением и характером. Практически, становились другим… нет, не человеком. Существом. Существом, нацеленным на достижение одной конкретной цели. Той цели, которая была самой важной для человека на момент активации им боевой формы. И остановить их при достижении этой цели могло только одно — крайне ограниченное время боевого режима, которое зависело от степени одарённости мага. Обычно только что вспыхнувших владык хватало всего на пару минут, так что теплилась в груди у княжича надежда, что и этот новый владыка вот-вот вернётся в своё обычное состояние, но пока он неумолимо приближался к ним…

* * *

Существо, которое ещё недавно было человеком по прозвищу Псих, медленно брело к лежавшим на полу людям. Ему некуда было торопиться. Оно прекрасно понимало, что в любую секунду может оборвать все эти жалкие жизни. Для этого ему даже подходить на самом-то деле не нужно было. Достаточно было просто пожелать. Но оно всё же шло к ним, с не ясной даже для самого себя до конца целью. Где-то в самом уголке сознания мерцало ощущение того, что ему что-то от них нужно. Что-то важное. Убивать их пока нельзя. Главное, пусть отдадут ему это «что-то», а дальше оно уже решит, что с ними делать. Убить, или… отпустить?

Оно добралось до следующих тел и замерло, рассматривая их. Тела от ужаса застыли и боялись даже шевельнуться. Наконец оно остановило свой взгляд на княжиче, из-за чего по его спине побежали ручейки пота.

— Отдай… — вдруг тихо донеслось до княжича от этого чудовища.

— Что отдать? — поспешно спросил он, не желая заставлять того ждать. В эту секунду он был готов отдать всё, что у него было, лишь бы оно поскорее отвело от него взгляд своих жутких, абсолютно чёрных, глазниц. Псих мало изменился внешне. Разве что ссутулился сильно. Только глаза выдавали его… Точнее, их отсутствие… На их месте были чёрные провалы, чуть подёрнутые какой-то дымкой…

— Отдай мне моё! — взревело оно, рассердившись на его недогадливость. Мысли княжича растерянно заметались, но тут до него дошло.

— Вы об этом? — спросил он, доставая передатчик и документы. Чудовище тут же выхватило их из рук и довольно заурчало, чуть ли не обнюхивая их.

— Можно нам уйти? — тихо спросил княжич, — Клянусь, мы больше никогда не придём сюда и не будем вставать на твоём пути!

Существо замерло, как будто обдумывая его предложение, и через несколько секунд нехотя выдавило из себя, — Идите…

Молодой Голицын с Сергеичем тут же вскочили, и чуть ли не пинками стали поднимать людей, спеша покинуть это не гостеприимное здание. Впрочем, те и сами стремились поскорее уйти оттуда, не смотря на то, что у многих из них были различные переломы, нанесённые вспышкой.

— Но помни про своё обещание! — прорычало вдруг чудовище, когда Голицын уже подошёл к лестнице самым последним. Тот вздрогнул, и стал поспешно спускаться. Если бы он оглянулся, то увидел бы, что это странное существо провожает его тяжёлым, и даже, вроде, о чём-то сожалеющим, взглядом.

Как только Голицын исчез из поля видимости, Псих упал на пол, потеряв сознание.

* * *

Нападавшие беспорядочной толпой вывалились из здания и поспешили рассесться по машинам. Откуда-то доносился вой полицейских сирен, и они поспешили поскорее убраться отсюда, пока ещё и с полицией разбираться не пришлось. Да и просто уже хотелось поскорее свалить подальше от этого жуткого             места.

— Поздравляю вас, Пётр Николаевич, со вторым днём рождения, — серьёзно произнёс помощник, а по совместительству, ещё и начальник личной охраны княжича, — Как, впрочем, и себя, и всех нас. Я уже думал, что живыми мы оттуда не выберемся.

— И не говори… — согласился с ним княжич, — Сам до сих пор поверить не могу… Если он сейчас такой сильный, то что же будет дальше? Через год, например? Или через десять лет? Кто его вообще сможет остановить?

— Вопрос не в том, кто его сможет остановить, — задумчиво произнёс Сергеич, — А в том, кто сумеет поставить его себе на службу. Здесь же он, как я понял, наёмный работник. Не клановый. Так что кому-то очень сильно повезёт…

— Так может нам постараться его перехватить? — чуть не подскочил от пришедшей ему в голову идеи Голицын, — Это ж насколько наш клан усилило бы?

— Не получится, — обломал его мечты помощник, — Эти существа крайне мстительны и злопамятны. Он наверняка узнает, какой клан совершил нападение, и не пойдёт к нам. Да и вы уверены, что готовы будете с ним жить и работать? Пытаться держать его под контролем и отдавать приказы?

— Пожалуй, нет. Ты прав. Не готов, — чуть подумав, ответил княжич, почувствовав ужас от одной только мысли, что это существо будет жить рядом с ним и ему придётся с ним регулярно общаться, — Но тем не менее, у нас появилась уникальная информация, которую мы можем очень выгодно продать… Надо только сообразить, кому, что бы не продешевить.

— Предлагаю не торопиться с этим, — посоветовал помощник, — Лучше сначала отцу рассказать. Думаю, он сможет гораздо эффективнее использовать это знание.

— И снова ты прав, — кивнул княжич, — Едем к отцу. Надо торопиться, пока информацию кто-нибудь другой не слил. Хотя вряд ли кто-то из присутствующих там понял, что происходит…

* * *

О нападении на мою компанию я узнал сразу, как только мы вернулись от императора и вышли из машины. К нам подбежал слуга и доложил, что мне звонил некий Шкет и сообщил, что на компанию принадлежавшую наследнику, совершено нападение. Нападавшие уже ушли, никто не пострадал. Выслушав доклад, я запрыгнул обратно в машину и назвал водителю адрес офиса. Как хорошо что я догадался оставить друзьям номер телефона для экстренной связи.

Уже через двадцать минут я поднялся на этаж компании, где уже работала полиция.

— Извините, господин, но сюда нельзя, — попытался остановить меня на лестничной площадке сержант.

— Я княжич Морозов, главный акционер этой компании, — представился я, и этого оказалось достаточно, что бы он пропустил меня. Жуткое зрелище предстало передо мной. Все двери кабинетов выбиты, пол усыпан битым стеклом, в кабинетах было перевёрнуто всё вверх дном. Окна разбиты. Тут из одного кабинета вышли Глиста со Шкетом, у которого голова была обвязана бинтом.

— Миха, привет! — поздоровались они, увидев меня.

— Привет. Что с тобой? Может тебе в больницу надо? — с тревогой спросил я у Шкета.

— Да не, всё нормально, — отмахнулся он, — Меня уже осмотрели, трещины нет. Небольшое рассечение. Зашили уже.

— Хорошо. Вернусь, попрошу нашего целителя тебя посмотреть. Напомни завтра, — успокоился я, — А Псих где? Почему не встречает?

Глиста со Шкетом быстро переглянулись, кивнув друг другу, как будто спрашивая, кто рассказывать будет, и начал рассказ в итоге Шкет.

— В больнице он… Вроде ничего страшного, но без сознания. Не поверишь. Он вспышку словил. И очень мощную. Всё эти разрушения она и причинила. Но давай по порядку расскажу…

* * *

Через два часа мы втроем уже заходили в палату Психа. Время было уже, понятное дело, не приёмное, так как было уже одиннадцать часов вечера, но для меня сделали исключение, как только узнали, кто я, и пустили к нему. Если бы не полиция, мы бы и ещё раньше приехали, но пришлось задержаться и ответить на ряд вопросов следователя. Он-то, кстати, и рассказал, что они посмотрели записи с камер видеонаблюдения и установили, что нападение совершили Голицыны и, соответственно, полиция тут почти ничего сделать не может. Разве что сообщить главе их клана. Нет, конечно, если бы они кого-то убили при этом, то возможно это им с рук и не сошло бы. Дело бы передали в особую службу императора, и та бы это без внимания не оставила. Но жертв нет, и полиция умывает руки. Но ничего. Без последствий я это дело не оставлю. Надо будет только сначала поподробнее узнать об этих Голицыных.

Псих уже пришёл в себя и лёжа сосредоточенно смотрел на потолок, не обратив никакого внимания на наше появление. Никогда не видел его таким серьёзным.

— Привет, ты как? — спокойно поинтересовался я, присев на край его кровати. Шкет с Глистой остались стоять.

— Нормально, если не думать о том, что в меня вселилось какое-то существо, заставляющее меня убивать людей, — сухо ответил он, не глядя на меня, — Я же действительно был готов уже убить их всех. И точно знал, что легко смогу это сделать. И при этом практически не контролировал свои действия. Что со мной, чёрт возьми, происходит?! — наконец посмотрел он на меня.

— Ну, во-первых, поздравляю тебя, ты стал одарённым, — всё так же спокойно ответил я ему, — Так что, думаю, никто в тебя не вселялся, а это всего лишь проявление твоего дара. А вот что именно за дар у тебя такой, нам предстоит только узнать. Как выпишут, отвезу тебя к нам в клан, пусть наставник посмотрит. Не переживай, разберёмся. А во-вторых… Ты же сумел сдержать себя. Не пошёл на поводу у этих желаний. Не убил их. И даже забрал наши разработки, за что тебе, кстати, отдельная благодарность. Так что ещё раз говорю. Всё будет хорошо! Разберёмся. Сейчас попробуй поспать. Доктор сказал, что уже завтра тебя можно будет забрать. Так что выброси всё из головы и спокойно отдыхай.

— Хорошо, — успокоился он и откинулся на подушку, — А хотите фокус покажу?

Мы с друзьями переглянулись, но решили не спорить.

— Ну, покажи, — согласился я.

Он взял с тумбочки лист бумаги и разорвал его на мелкие кусочки.

— Держи, — протянул он мне, — Проверь, что лист действительно порван.

Я проверил, — Ну                да, порван. Очевидно же!

— Да? — ухмыльнулся он, — А теперь сожми все эти куски в кулаке.

Я сжал.

— А теперь разожми!

Я разжал, и увидел у себя руке хоть и мятый, но абсолютно целый лист бумаги.

— Ну, кто знает, как я это сделал? — ехидно спросил он нас. Мы опять переглянулись и пожали плечами.

— Мы не знаем, — ответил я за всех, — Ну и как?

— Вот и я не знаю, — вздохнул он, — И очень бы хотел узнать…

* * *

Я устало вышел из больницы и пошёл к парковке, на которой меня ждала машина. Шкет с Глистой решили ещё немного задержаться у Психа, а потом уже взять такси до детдома. Я поинтересовался, не будет ли у них проблем в связи с их столь поздним возвращением, на что они ответили, что на администрацию детдома весьма магическим образом действует моя фамилия и они там на привилегированном счету теперь. Я же оставаться больше не мог, да и не видел смысла. Сегодня был очень тяжёлый день, и завтра не легче ожидался. Школа…

Я не торопясь шагал по пустой улице, чуть ёжась от холодного ветра. Сейчас ещё и от дяди прилетит, наверное, когда приеду. Охрану же я не взял, когда в офис помчался. Наверняка весь мозг вынесет на тему безопасности. Тут сзади донёсся топот каблуков. Я настороженно обернулся. Меня быстрым шагом догоняла какая-то девушка.

— Извините! — громко сказала она, увидев, что я обратил на неё внимание, — Вы не подскажите, где я нахожусь? Меня, похоже, такси не туда куда мне нужно привезло. Я уже минут десять тут блуждаю, и как назло не встретила никого, чтобы адрес уточнить. Вы первый встреченный мною прохожий, — она обезоруживающе улыбнулась, подходя ближе. Я немного расслабился.

— Прошу прощения, но я не местный, — улыбнулся я в ответ, — Но у меня рядом машина стоит. Если хотите — могу вас подвезти.

— Это было бы чудесно! — обрадовалась она, — Родители, наверное, уже заждались меня. А вы, случайно, время не подскажите мне?

— Легко, — я глянул на часы, и в эту секунду мне в лицо ударила струя какого-то газа, и я отключился.

Глава 9                              

Я пришёл в себя и чуть не застонал из-за жуткой головной боли, сразу же обрушившейся на меня. В последний момент успел сдержаться, и, не открывая глаз, попытался оценить обстановку. Меня явно куда-то везли, связав руки и ноги, уложив на заднее сиденье автомобиля. Сомневаюсь, правда, что эти верёвки смогут меня остановить. С помощью дара я мог стену кирпичную проломить голыми руками, что мне какие-то верёвки?

— Ты уверен, что мы успеем довезти его до центра, пока он не пришёл в себя? — донёсся нервный мужской голос, — Не нравится мне всё это. На одарённых же, вроде, почти не действует вся эта химия? А если он сейчас в себя придёт? Эти верёвки надолго его не остановят!

— Не трусь… — ответил ему кто-то спокойным хамоватым тоном, — Это специальная разработка центра, уже неоднократно проверенная на одарённых. Он не то что до центра, он до завтра будет спать точно. Можно было его и не связывать на самом-то деле. Это так. Перестраховка.

— Может ты и прав, но всё равно… Опасное дело затеял центр. Если Морозовы узнают, то они камня на камне от него не оставят. И нам бы желательно в этот момент оказаться как можно дальше отсюда, — продолжил первый.

— А вот тут ты прав, — согласился с ним второй, — Деньги получим, и заляжем на дно на какое-то время. Мне тоже не улыбается с клановыми воевать. Центр заигрался, как мне кажется, и скоро поплатится за такие игры. Но это уже их головняк будет.

Они замолчали, я же задумался. Сразу стало понятно, что это за Центр. Странно, я думал, после прошлого раза им доходчиво объяснили, что ко мне лезть не надо. Дядя сказал тогда, что я вообще могу про них забыть, но, видимо, от своей игры они не отказались. Не впечатлил, значит, их дядя со своими разъяснениями. Ну что ж. Значит, в следующий раз им более доходчиво объяснят. Теперь надо решить, ехать ли мне дальше с ними, или нет? Кто заказчик я уже знаю, так что смысла, наверное, туда попадать нет. Мало ли, кто меня там встречать будет? Могу и не справиться. Так что, следующая станция конечная, поезд дальше не идёт, просьба освободить вагоны!

Я одним рывком сел, активируя Каменную кожу и разрывая верёвки. Они, конечно, нашли чем одарённого связать. Ещё бы ленточкой перетянули, идиоты…

— Добрый вечер! Отличная погода, не правда ли? — решил продемонстрировать своё знание этикета я. Аристократ же вроде как. Надо соответствовать.

— Карамба! — заорал сидевший впереди парень, выхватывая откуда-то из-за пазухи пистолет, не оценив мои знания этикета.

— Это очень невежливо с вашей стороны не отвечать на приветствие, — мягко пожурил его я, глядя прямо в дуло, — Где ваши манеры?

— Заткнись и руки вверх, быстро! — испуганно крикнул он. Водитель ударил по газам, мотор взревел, и незадачливого стрелка впечатало в спинку кресла, от испуга он выстрелил, и пуля рикошетом от моей головы просвистела рядом с ухом водителя и разбила лобовуху.

— Аккуратней, придурок! — заорал испуганно водитель, дёрнувшись и чуть не отправив нас в столб.

— Отвали! Рули лучше!

Мне, наконец, надоел этот балаган и я отправил незадачливого стрелка отдохнуть лёгким ударом кулака в лоб, а потом наклонился к водителю.

— Жить хочешь?

— Да…

— Где мой водитель и что с ним?

— С ним всё в порядке, — зачастил он, видимо боясь, что я передумаю, — Мы его усыпили и оставили на парковке, в машине.

— А что за девка меня вырубила и где она? — спокойно поинтересовался я, хотя внутри весь кипел от ярости. Обычно я не бью девушек, но тут был готов сделать исключение.

— Я не знаю, кто она. Знаю только, что она сотрудница экспериментального центра Луч, в который мы вас и должны были отвезти. Она с нами не поехала, у неё своя машина. Мы всего лишь наёмники, и              почти ничего не знаем…

— Разворачивайся и езжай туда, откуда меня забрал, — скомандовал я, и он послушно развернул машину, вылетев на встречную полосу, слава богу, пустую.

— И аккуратнее, идиот! Ещё врезаться в кого-то не хватало! — рявкнул я, — Мне то пофиг, я в любом случае выживу, а вот ты и твой приятель — сильно вряд ли.

Он промолчал, но скорость сбавил. Минут через двадцать мы уже подкатили к парковке.

* * *

— Ну а затем я разбудил водителя, и мы поехали домой на двух машинах. Тех двоих придурков я сдал в службу безопасности, но это ты и так знаешь, — закончил я рассказывать дяде историю своих сегодняшних, точнее, уже вчерашних, так как было три часа ночи уже, приключений. Дядя молчал и мрачно смотрел на меня. Ощущать на себе его тяжёлый взгляд было несколько неуютно, но я стоически терпел. Сам виноват. Пауза затягивалась.

— Я всё понял, — наконец не выдержал я, — Был не прав, виноват. Больше такого не повторится. Без охраны и шагу теперь не сделаю. Обещаю.

— Ладно… Будем считать, что я тебе поверил, — отвёл он наконец от меня свой взгляд, — Не маленький уже. Должен осознавать последствия своих решений. Так! — хлопнул он рукой по столу и нервно забарабанил по нему пальцами, — Значит, центр, не смотря на все мои предупреждения, решил продолжить свою игру… Мало мы с ними в прошлый раз разъяснительных работ провели, видимо. Ну что ж. Пора коему-кому напомнить, что бывает когда идёшь против Морозовых! Необходимые распоряжения насчёт них я сейчас отдам. Хорошо что ты похитителей с собой привёз. Их показания пригодятся. Насчёт Голицыных… Тут сложнее. Твоя организация не относится к клановой собственности, и кланового знака на входе не было, так что по факту они на нас не нападали. Протест, конечно, свой я им изложу, но требовать от них мы ничего не можем. Просто предупрежу, что компания находится под нашей защитой, чтобы не лезли больше. И хватит уже ерундой страдать! Ты — наследник клана! Хочешь ты этого, не хочешь — эта твоя компания всё равно будет ассоциироваться с нами! Нападение на неё — всё равно что нападение на нас! Отдай команду нашей службе безопасности, пусть возьмут её под охрану.

— Да, но… — попробовал было вклиниться я с возражениями в его речь.

— Никаких «но»! — оборвал он меня, — Ничего с ней не будет и никто её у тебя не заберёт. И лезть в твои дела никто не будет. Решишь уйти из клана — тогда и охрану снимем. А пока хватит страдать ерундой и обеспечь там нормальную охрану. В конце-концов, ты же отвечаешь за своих людей, а отнесение этой организации к нашему клану — это лучшая охрана для неё в данной ситуации и убережёт от подобных случаев в дальнейших.

— Ладно. Согласен, — нехотя согласился я. Очень не хотелось подпускать клан так близко к моим делам, но… Дядя прав. Жизнь людей важнее моих хотелок.

— Дальше, — продолжил Князь, — По твоему другу. Сегодня после школы забираешь его из больницы и везёшь сюда. Пусть его наши специалисты глянут. Да и безопаснее ему будет тут, если мои предположения насчёт него подтвердятся.

— С ним что-то не так? — встревожился я, — Думаешь, ему что-то угрожает?

— Если мои предположения подтвердятся, то все сильные кланы очень скоро захотят его заполучить, как только информация о нём разойдётся по кланам. Или постараются не допустить, чтобы он достался кому-то другому… — жёстко закончил дядя, — Сам же понимать должен. Никто не потерпит значительного усиления своего конкурента.

— Он настолько силён? — удивлённо спросил я.

— Дело не в силе… — поморщился дядя, — А в его даре… Но это всё потом. Я могу и ошибаться. Иди спать уже. Тебе вставать скоро. Попробуй хоть немного отдохнуть.

— Отдохнёшь тут… — недовольно проворчал я, подавил зевок, и встал, — Спокойной ночи, дядя.

— Ага, и тебе. Хотя тут уже впору доброго утра желать…

* * *

Школа, как много в этом звуке… Я сидел на первом уроке, которым, к несчастью, оказалась история и занимался своим уже привычным занятием — боролся со сном, и чувствовал, что проигрываю в этой неравной схватке. Историк, пожилой уже дядька, Лев Константинович, явно выступал не на моей стороне в этом бою, читая тему урока о правлении Константина Первого предельно скучным и монотонным голосом. Константин Первый правил примерно в то же время, что у нас Пётр Первый. Ну, может лет на двадцать позже того встав на царство. И при этом, он как и Пётр Первый активно занимался преобразованием государства. Реформировал армию и флот, гражданскую администрацию, воевал со шведами, и даже построил Санкт-Петербург, от чего я был в полном шоке. Как вообще возможны такие совпадения? Я даже нашёл в учебнике его изображение, чтобы сравнить его с Петром. Мало ли… Но нет. На того он был совсем не похож. Низенький, круглый, как колобок. Совсем не впечатляющая внешность, в общем. А город он, оказывается, назвал в честь святого Петра. Только тут до меня дошло, что может и в моё время город был так назван не в честь Петра Первого, а в честь святого Петра? Но это было уже никак не проверить…

   Читать   дальше  ...      

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://vse-knigi.com/books/fantastika-i-fjentezi/boevaja-fantastika/page-2-296100-udar-eshche-udar-2-aleksandr-gavrilov.html    ===  

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

 

Дюна...  430

 

Неужели сильному и могущественному невозможно быть таким же счастливым, как простому человеку? Вероятно, возможно, но очень трудно.

Кронпринц Рафаэль Коррино. Медитации                 


В день свадьбы замок Каладан выглядел как декорация к волшебной сказке. С потолков свисали символические косы, сплетенные из вымпелов Атрейдесов и Икацев. Стены вестибюля были уставлены смотрящими друг на друга Ричесианскими зеркалами, оправленными в драгоценные рамы. Изящные хрустальные бокалы с Балута стояли на столах в зале, где после церемонии бракосочетания должен был начаться праздничный банкет. Иксианские часы мелодичным боем отмечали каждый прошедший час. Столы в нишах ломились от красиво упакованных подарков, присланных с бесчисленных планет Ландсраада; на каждом пакете было четко проставлено имя отправителя. Сцену большого зала украшали роскошные растения с Элакки.

Но герцог Лето был сильнее всего тронут огромным – во всю стену – лоскутным тканым ковром, изготовленным местными жителями. Каждая семья в рыбацкой деревне и торговом квартале Кала-Сити вышила свои куски, которые затем были соединены в одно полотно. Люди сделали это своими руками, не пожалев времени и усилий. Они старались не ради получения политических привилегий и не ища выгодного союза, а только из любви к своему герцогу. Лето советовал Полу извлечь из этого урок и потребовал, чтобы ковер навечно остался в замке Каладан.

Пол уже в течение нескольких дней наблюдал прибывавших гостей – представителей выдающихся аристократических семейств. Вспомнив уроки придворного этикета, политики и дворцового протокола, он старался лично встретить каждого гостя, примечая при этом все детали его настроения, манер и поведения, чтобы хорошенько все это запомнить. Пола воспитывали в расчете на то, что он станет следующим герцогом, и он продолжал в это верить, несмотря на женитьбу отца.

Ради соблюдения формальностей Лето послал приглашение и своему кузену, Императору Шаддаму IV, но был нисколько не удивлен тем, что ни Император, ни его высокопоставленный представитель не потрудились прибыть на его скромное торжество. Правда, Император прислал курьера с добрыми пожеланиями и подарком – богатым набором ножей. Поначалу Лето думал, что Император мог обидеться на то, что Дом Атрейдесов не прислал представителя на бракосочетание самого Шаддама, но потом рассудил, что такой могущественный правитель, как Падишах-Император, едва ли способен затаить злобу из-за такой мелочи.

Отец был так занят приготовлениями к приближавшейся церемонии, что Пол почти не виделся с ним. Наконец наступил торжественный день. Занимавшийся над Каладаном рассвет обещал яркий солнечный день. В городе звонили колокола, а рыбацкие лодки – в честь бракосочетания герцога – выходили в море, украшенные пестрыми вымпелами.

Проснувшись, Пол принялся одеваться. Одежда – черный сюртук со стоячим воротником и изящным поясом, белая рубашка с безупречно накрахмаленными манжетами и черные брюки – была тщательно подогнана лучшим портным Каладана. Старик даже прикрепил к сюртуку значок с ястребом Атрейдесов. Пол посмотрел в зеркало и подивился театральности своего вида.

Но герцог Лето так не думал. Пол обернулся и увидел, что в дверном проеме стоит его отец и с гордостью смотрит на сына.

– Сегодня особый для меня день, Пол, но ты, без сомнения, украдешь у меня часть всеобщего внимания. Ты выглядишь как молодой     Император.
Пол не привык к подобным комплиментам, особенно к таким экстравагантным.

– Все глаза будут устремлены только на тебя, отец.

– Нет, все глаза будут устремлены на Илесу. Удел невесты – быть центром всеобщего внимания.

– Сегодня у каждого из нас будет своя роль? – Пол и сам не понимал, хотел ли он своим замечанием уколоть отца. Заметив, что Лето помрачнел, сын направился к нему, поправляя на ходу воротник. – Я готов к встрече с гостями. Чем я могу тебе помочь?

Гости уже заполнили большой зал. От многообразия костюмов, лиц, экзотических расовых типов и традиционных украшений и нарядов у Пола едва не закружилась голова. Даже этот неполный срез населения показывал, как обширна и велика была Империя, сколь многочисленными планетами и народами правил Император. Пола удивило, как столь разные люди и народы могут одновременно находиться под властью одного правителя.

... Читать дальше »

 

 

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 64 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: