Главная » 2023 » Декабрь » 14 » Низвергнутый 058
00:19
Низвергнутый 058

***

***

===


Сзади послышались шаги, я мгновенно обернулся — в полутьме пустынной улицы появился Вседержитель.
На нем не было живого места. Истерзанная броня едва держалась, на могучем кряжистом теле виднелись глубокие дымящиеся раны. С кончика копья, качавшегося в такт шагам, стекала кровь.
Он остановился на площади и бросил вперед несколько темных предметов. Хрустнув о камни, те упали у моих ног.
— Они сражались до конца.
На пыльной земле лежали окровавленные рожки Рикки и обломок меча Мелитаны.
Мир мгновенно померк и потерял краски. Все внутри сжалось в комок и проросло иглами нестерпимой боли. Вся любовь и теплота, которые я берег для них обеих, исчезала в черной дыре, открывшейся в моей душе.
Литана, Юмэми, Рикка, Юи…
Я посмотрел на Вседержителя невидящим взглядом. Он усмехался мне в лицо, так, будто уже добился своего.
— Ты отнял у меня всех, ублюдок.
— Именно я и дал их тебе, глупый ты щенок. Посмотри внутрь себя, в глубину своего астрального тела. Ты всерьез думаешь, что я мог сжечь твои сфироты, оставив единственный осколок? Твой шанс на спасение — лишь часть моего плана, идиот! Для открытия врат мне нужны все три осколка Ключа Бездны.
Три?..
Кристалл в моем мече тускло замерцал, словно ему передалась моя тревога.
— Когда эта дрянь за твоей спиной отдала мне половину кристалла, я отделил от него крошечный осколок и вложил в тебя. Он был в тебе с самого начала, Гигас, — мой ключ к второй половине. Я знал, что осколок будет тянуться к нему. И когда тебя низвергли, он привел тебя к ключу. Оставалось лишь дождаться, когда ты найдешь его и принесешь мне в руки.
Его слова глухо отдавались в груди. Вся моя жизнь, с самого появления, все полторы тысячи лет, потери, боль и торжество, все это вело меня сюда, к этому моменту?..
Вседержитель негромко рассмеялся.
— Твоя жизнь — всего лишь партия в трехмерные шахматы, разыгранная между мной и Мелитаной, Гигас. Партия длиной в полторы тысячи лет, и я готов поставить шах и мат!
Он воздел руку — и громадное копье метнулось в меня. Я вскинул меч, блокируя удар — острие уперлось в клинок, давя с неистовой силой.
— Твои потуги так же никчемны, как твои чувства к тем магам! — бросил бог. — Но именно поэтому ты и стал идеальным инструментом. Та машина, которую создали древние маги, копирует сфироты и ядра магии. Она создает саму жизнь, хотя даже боги этого не могут. А эта сука лишила меня возможности оставить наследие в будущих богах — во всех, кроме тебя. Это мне ты обязан своим упорством, щенок! Это моё пламя горит в твоей груди, все самое лучшее в тебе — моя заслуга!
— Заткнись!
— Какова ирония, правда? — расхохотался он. — То, что могли, но не заложили в нас люди, может эта чертова машина! Таинство жизни и смерти, неподвластное богам — в распоряжении механизма, созданного этими слабаками!
Голос Вседержителя эхом прозвучал в голове. Жизни и смерти…
— И знаешь что? — его пылающие глаза безумно расширились. — Её не должно существовать. Ни этой машины, ни всего этого уродливого, несовершенного мира! Всё должно исчезнуть вместе с вами.
Я взмахнул мечом — и отшвырнул упершееся в клинок копьё далеко в сторону.
— Сперва переступи через меня.
— Хоо. Я знал, что именно так ты и скажешь, — осклабился он и наставил на меня копье с пылающим обломком кристалла.
Мы сорвались с места, одновременно занося оружие. Клинки засвистели в воздухе, чертя рваные дуги — и столкнулись, выбив снопы алых брызг. Вся площадь загремела от звона металла и треска искр материализации. Едва успев отбить пылающий меч, Вседержитель отпрыгнул — и метнул десятки стальных копий.
Медленно, слишком медленно! Не чуя ног, я рванул по дуге, разрубая летящие в меня снаряды. Но едва меч отшвырнул последнее копье, как обломки снова взмыли в воздух — и бешено закрутились вокруг меня, заключив в громадную клетку. Стальные прутья начали сжиматься и стиснули мой барьер как скорлупку.
— Ты совсем как эта дура-идеалистка, мечтающая снова служить людям. И как они нас отблагодарили, Гигас? Чего добились все те боги и люди, что окружали тебя? Всё это было впустую, все их жизни — ничто и тлен! Смирись, что бы ты не делал, ты уже проиграл!
Тьма сгустилась вокруг. Перед глазами снова встали образы друзей, павших товарищей, любимых. Они растворялись во тьме один за другим.
— Они жили не напрасно… — сжав рукоять меча, процедил я. — И умерли не просто так!
Кристалл Бездны в рукояти меча тускло засветился, становясь ярче с каждым мигом.
— Что?
Снаружи раздался удар — острие копья пронзило стальную тюрьму, метя в сердце. Я повернул клинок, блокируя острие, и высвободил всю накопленную силу одним махом.
Мощнейший взрыв разметал стальные колья, как тростинки. Окутанный ярким сиянием сомы, я спрыгнул на землю и поднял яростно пылающий меч.
— Они верили в меня, каждый из них. Я не позволю такому уроду, как ты, топтать их веру. Ты закончил свою атаку? Тогда мой черед!
Я бросился к нему, занося меч. Навстречу уже летели окутанные искрами разрядов копья, — расшвыривая их, как пушинки, я взмыл в воздух и обрушился на бога.
Над головой ярче солнца сияло кольцо энергии, за спиной гудело пламя, сам воздух горел, касаясь лезвия энергоклинка. Собрав все, что было, до последней капли, я вкладывался в этот бой, ибо точно знал — он будет последним.
Вседержитель вскинул копье, готовясь к атаке. Ураганный ветер ударил в стороны, развевая его волосы и одежду. Кристалл Бездны в копье вспыхнул ослепительной звездой, земля под его ногами пошла трещинами от безумного потока энергии. И он рос с каждым мигом!
— Шах и Мат, Гигас!
В сознании вспышкой пронеслось — он ударит всей накопленной энергией. Всеми силами, собранными за тысячи лет правления и вложенными в одну атаку! Такая сила способна пронзить всю Бездну до самой поверхности!..
Поздно отступать!
Бог взмыл вверх, занося копье, наши клинки столкнулись — и безумная, всепоглощающая вспышка света осветила весь уровень. Колоссальная колонна чистой энергии ударила в небо, неся нас вверх с невообразимой скоростью.
Вокруг мелькали камни и земля, а мы давили друг на друга, словно стоит нам разорвать эту связь — и весь мир неминуемо погибнет. Мы неслись наверх в луче света, а вокруг в бешеном водовороте и грохоте взрывов проносились уровни Бездны. Окутанные туманом и мгновенно испаряющимися скалами, брызжущими во все стороны раскаленной добела магмой.
Казалось, мы летели целую вечность, напирая с такой силой, что содрогалась сама Бездна, как вокруг вместо мелькающих уровней, скал и воды, пронеслась горящая поверхность — и сменилась чернильной пустотой космоса.
Безумный поток света растаял, оставив нас посреди пустоты. Окутавшись коконами барьеров, мы снова устремились друг к другу и столкнулись в бешеной атаке.
— Тебе никогда не победить меня! — отшвырнув мой клинок, Вседержитель отлетел назад и раскинул руки. — Я сожгу тебя дотла!
За его спиной одна за другой вспыхнули яркие звезды — и, слившись в один поток, выстрелили. Сила кристалла, помноженная на тысячелетия накопления сомы, была неоспорима.
Но и мой кристалл отвечал на зов! С каждым мигом он наполнял силой мои руки, давая такую энергию, какой прежде не обладал ни один из богов. Замахнувшись пылающим мечом, я ударил навстречу колонне света, исторгнутого Вседержителем.
Удар! Клинок засиял первозданным пламенем, разрубая поток пополам, но мощь божественной атаки была столь велика, что мой барьер задрожал и пошел трещинами. Сколько бы сил я не вливал в него, он таял с каждым мигом. Лезвие, выкованное в недрах Гелиона, раскалилось добела… еще немного, и оно не выдержит!
Рукоять засветилась и задрожала в руках. Поток слишком силен, мне не удержать!..
И в этот миг само время будто остановилось — и что-то теплое коснулось напряженных пальцев, сжимающих меч. Тонкие полупрозрачные руки протянулись сзади и оплели мои.
Не веря глазам, я обернулся — за плечом стоял призрачный силуэт, словно сотканный из тончайших нитей энергии. Юмэми… она улыбнулась и кивнула мне.
Ключ Бездны вспыхнул огненными языками и окутал руки, наполняя новыми силами до краев. Пламя за спиной, начавшее угасать, разгорелось с новой силой.
Пальцы до хруста сжали раскаленный энергомеч и под бешеный вой плазмы направили его навстречу смертоносному потоку. Словно комета, летящая навстречу солнцу, я устремился к Вседержителю. Из груди вырвался полный ярости крик.
Если мне и суждено здесь погибнуть, то не раньше, чем я нанесу свой удар!
Клинок разрубил поток света и вонзился в божественные щиты. Вседержитель сомкнул руки — и десятки барьеров, наползая один на другой, как чешуя дракона, встали на моем пути.
— Я — божественное пламя Гелиона, Гигас! — раздался его крик сквозь рев плазмы. — Это я вершу судьбу, не ты!
Он раскинул руки — и вокруг нас материализовались громадные колонны энергоплатины. Пылая жаром светила, они как ракеты устремились ко мне со всех сторон. Под жалобный треск щитов мой клинок расчертил их ослепительной дугой — и разметал монолиты на мелкие брызги.
— Бесполезно сопротивляться! Даже с силой Ключа Бездны, ты все равно сдохнешь!
— Да плевать, но тебя я заберу с собой! — проревел я в ответ и вонзил меч в разделяющий нас барьер.
Щиты один за другим разлетались в стороны сверкающим звездным потоком. Его защита, неуязвимый панцирь верховного бога, пошла трещинами. Она сдавала под моим напором!
Поняв это, Вседержитель метнулся назад и сфокусировал силы. Над его головой вспыхнули семь сфер и соединились лучами чистой сомы. Он собрался ударить снова, всеми силами!
Я ощутил, как острая боль пронзила мои сфироты, эрозия пожирала один за другим. Но седьмой сфирот еще был чист — и он короткой вспышкой показал картину ближайшего будущего.
Мне не пережить этой атаки, ни за что. Оставалось одно — бить первым, сейчас!..
Воздев над головой клинок с сияющим, как Сверхновая, осколком кристалла, я бросился на последний штурм. Лезвие вгрызлось в щиты, переливающиеся всеми цветами барьеры один за другим начали разлетаться под неистовым давлением. Нужно еще сильнее, еще!..
И в этот миг сфироты Вседержителя полыхнули — их свет сжался в одну точку на его вытянутой руке.
— Вот и конец, Гигас, — голос бога разнесся громовыми раскатами. — Твои силы на исходе, а все твои друзья мертвы. Ты — один. Прими неизбежное — и умри, как подобает богу.
Он сжал пальцы.
Колоссальный столп света ударил в меня, сдувая остатки щитов как пушинки, языки первородного пламени облизали клинок и протянулись назад громадным сверкающим конусом. Металл, закаленный в недрах светила, раскалился добела… и начал медленно плавиться, растекаясь струйками.
Сжимая клинок из последних сил, я смотрел в лицо смерти — океану ревущей раскаленной плазмы. Я уже отдал этому бою все силы, осталось только одно.
Один за другим изъеденные эрозией сфироты загорались в моем теле, разрушаясь и высвобождая последние остатки божественных сил. Вторя им, ядро магии заполыхало пожаром маны и влило в тело запредельную даже для архонтов мощь. Последний бросок!
Направив все силы в меч, я с криком рванул вперед, навстречу убийственному потоку света.
— БЕСПОЛЕЗНО! — торжествовал бог. — УМРИ, ГИГАС!
Поток, еще сдерживаемый мечом, потащил меня назад… и тут моей щеки невесомо коснулось что-то.
Алая бабочка пролетела мимо меня и, сев на дрожащую рукоять меча, растворилась. Я повернул голову — рядом стоял сотканный из света призрак Юи. Она положила ладонь на рукоять меча поверх моей. А рядом легла узкая ладонь Рикки…
Не веря свои глазам, я обернулся — меня окружили сияющие силуэты. Юи и Рикка, Тарсис и Юмэми, Литана, — ко мне тянулись тысячи рук павших товарищей, выстроившихся за моей спиной бесконечным потоком.
— Ты неправ, — с улыбкой прошептал я. — Единственный, кто здесь остался один — это ты.
Рад тех, кто жил, кто верил в меня, и ради тех, кто живет сейчас. И если во мне есть огонь Вседержителя, я сам обращусь в очищающее пламя и пойду до конца!
Меч в моих руках застыл — и пошел вперед, рассекая смертоносный поток, пока не уперся в сжатую стальной хваткой руку Вседержителя. Нас разделяла лишь сияющая точка света, исторгающая саму смерть.
Размахнувшись, я ударил по ней — и все небо озарил невероятной силы взрыв.
В центре громадного войда, в котором скрывалась Великая Бездна, на мгновение зажглась новая звезда.
На миг всё небо над Бездной засияло, превращая ночь в день. Алые лучи нестерпимого света добивали до самых низов Бездны, море и земля подернулись дымкой пара. Пылающие на орбите сотни кораблей начали резко разворачиваться, и все, кто был на поверхности, застыли в благоговейном трепете.
Оглушенный и ошеломленный, я открыл глаза — мы оба плавали в море плазмы, пораженные вспышкой. Мой меч все еще был цел… как и Вседержитель.
Мы метнулись друг к другу, занося оружие, клинки столкнулись в блоке.
Пора это закончить.
Я поднял ладонь — и окружающая плазма начала стягиваться ко мне потоками и собираться в одну точку. Если это может он, то смогу и я… пусть и ценой всех оставшихся сфирот.
— Мы закончим все там, где оно и началось, — произнес я — и сжал ладонь.
Титанический луч света подхватил нас обоих и швырнул вниз, в зияющий чернотой провал Великой Бездны. Мимо вновь проносились уровни, наполненные неповторимыми ужасами и красотами, на нас навалилось стократно усиленное излучение Бездны.
Если мне суждено умереть здесь, я заберу его с собой. Только бы уйти подальше от поверхности…
Набрав бешеную скорость, мы ворвались на девятый уровень. Здесь, сейчас!!!
Луч сжался и вонзился в грудь Вседержителя, прошивая ее навылет. Его глаза вздрогнули, бог закричал — и вместе с оглушительным криком Бездну сотряс колоссальный взрыв. Меня швырнуло в сторону и приложило об стену, все вокруг закувыркалось и застонало треском камней, гулом пламени и грохотом падающих камней.
Мир померк. Я провалился в черноту без сознания… и тут же очнулся снова.
Уже на земле.
Своды девятого уровня пылали багровыми языками пламени. Земля содрогалась от падающих обломков мечей. Я лежал среди груд камней, наполовину засыпанный обломками. Хрипло втянув воздух, закашлялся — ребрам точно конец… даже не думал, что может быть настолько больно дышать.
Каким-то чудом я не выронил меч, он-то и принял на себя удар засыпавших меня камней. Кое-как собрав остатки сил, я медленно поднялся и посмотрел вокруг.
Среди груд пыли и камня стоял Вседержитель, опершись на тускло мерцающее копье.
— О нет…
Он исчез — и возник передо мной. Пальцы бога стальной хваткой стиснули мое горло. Он тяжело дышал, изо рта текла кровь, каплями стекая на грудь с зияющей в ней обожженной дырой на месте сфирота энергии.
— Хорошая попытка. Ты сделал больше, чем мог. Но этого не хватило. История мятежного Гигаса кончится здесь.
Вонзив копье в землю, он вырвал кристалл из моего меча. Вторая половина в его оружии вздрогнула — и, обломив крепление, взмыла в воздух и послушно легла в его ладонь. Половинки кристалла сомкнулись и срослись в его руке, оставив лишь крошечную узкую щель в том месте, где не хватило одного осколка. Того, что был во мне.
Он наставил на меня Ключ Бездны, словно нож.
— Ну уж нет… — я с трудом поднял руку и уперся в острие кристалла. — Пока я жив, не прекращу…
Дрожащие пальцы заскользили по гладким граням кристалла. Выжатый досуха и обессилевший, я с яростью посмотрел на противника.
— Я низвергну и уничтожу тебя снова, — устало выдохнул он и вонзил острый, как кинжал, кристалл в мою грудь. — И на этот раз, до конца.
С хрустом пронзив тело, кристалл коснулся моих сфирот. Огненная волна энергии захлестнула астральное тело, сфироты задрожали — и начали вспыхивать один за другим. С нечеловеческим криком я выгнулся от невыносимой боли и зажмурил глаза. Перед глазами замелькали искры и хлопья света, сфироты взрывались один за другим, обращаясь в ничто.
Всё было как в тот раз — он уничтожал меня изнутри, забирая всю сому, всё, что я накопил, до последней капли! Мутный, буро-золотой поток энергии потек в его тело…
Верно. Он заберет всё, до конца — и втянет в себя!
Собрав последние крохи силы, я накрыл руками его ладонь и посмотрел в лицо.
— Да, давай! Забери всё до конца, тварь! — крикнул я и, вжимая кристалл глубже в свое тело, торжествующе захохотал.
Эрозия, почти целиком успевшая пожрать и отравить мои сфироты, безудержным потоком ринулась в его тело. Смертельный яд, долго и мучительно убивавший Иссаса с сотнями других богов, эволюционировал. Но Вседержитель понял это слишком поздно.
— Ты!.. — он растерянно посмотрел на почерневший кристалл и рванул его назад. Но я, вложив последние свои силы, обхватил его руки и накрепко прижал к кристаллу.
— Ты прав, ублюдок! Это конец!
Эрозия голодным зверем набросилась на его сфироты и на глазах начала пожирать его изнутри. Словно кислота, черные пятна разрастались по всему его телу. С безумным воплем боли Вседержитель вырвался из моей хватки и отшвырнул почерневший кристалл.
Едва не теряя сознание, я рухнул на землю. А божество, тысячелетиями правившее Гелионом и сотнями миров, с оглушительным криком рухнуло на колени и растворилось в ослепительном пламени.

***

===

Глава 33
Низвергнутый

Золотые хлопья света, как снежинки, мелькали перед глазами. Так всегда происходит, когда умирает бог. Сфироты сгорают дотла, а их содержимое улетает в виде золотых снежинок и растворяется в небе.
Так было с моими погибшими товарищами, так было с Иссасом. И так будет со мной.
То, что раньше было Вседержителем, выгорело дотла, и от почерневшей горки пепла в небо уходила огромная воронка ярких частиц света. Следующим должен стать я, без сфирот бог умирает, и никакие осколки меня не спасут. Покинув мое тело, он слился с кристаллом, лежавшим теперь на обожженной земле.
И вот, последняя искра оторвалась от тела и растворилась в воздухе… а я все еще был жив.
Странно. Я закрыл глаза и посмотрел на астральное тело. Сплошная чернота, ни следа сомы, не то что сфирот. Как бог я был мертв… но почему еще дышу?
Сухой, горячий воздух медленно влился в легкие. Острые камни царапали ноги, все тело терзала жесточайшая боль, а в глотке так пересохло, что сейчас я бы мог выпить целое озеро.
Я поднял руки к лицу: между дрожащих, обожженных пальцев виднелось слабое голубое свечение. Мана.
— Ядро магии… — прошептал я. — Так оно уцелело?
Ядро откликнулось импульсом такой боли, что из глаз потекли слезы. Мои и без того ущербные каналы маны выгорели дотла и вряд ли я способен сейчас даже зарядить руки, не то, что начертить узор. Но, когда Вседержитель уничтожил сфироты, ядро магии взяло всю их нагрузку на себя.
Черт возьми, я выжил благодаря ему!
— Юджи, может ты и был хреновым отцом, но за ядро спасибо, — прошептал я с усмешкой.
Взгляд упал на кристалл: я поднял его и смахнул с поверхности серую каменную пыль. От черноты внутри не осталось и следа — Ключ Бездны очистился и тускло мерцал в руках.
В памяти всплыли слова, сказанные Вседержителем у Машины Богов.
— Таинство жизни и смерти…
Если машина, создающая жизнь, способна ее вернуть, — если есть хоть мизерный шанс, один на миллион, что это правда, я должен рискнуть. Нужно только найти их тела.
Сунув мерцающий кристалл за пазуху, я осмотрелся вокруг. Бой с Вседержителем превратил цветущие холмы в пепелище, заваленное обломками и грудами камней. Вдали высились обломки гигантских каменных клинков, увитых цепями. И повсюду — следы жестокой битвы.
На соседнем холме, присыпанный пылью, виднелся торчащий из земли меч Тарсиса, ставший его надгробьем.
Я коснулся лба — и прикрыл глаза, отдавая дань памяти.
Осматривая один холм за другим, я шел вперед, к единственному маяку — голубому лучу света. Повсюду виднелись следы боя — громадные следы вывороченного грунта, пучки стальных копий, торчащих из земли, оплавленные черным пламенем камни.
Не знаю, сколько времени заняли поиски, но я нашел их обеих. Рикка лежала со сломанной шеей на дне неглубокой воронки, поблизости от спуска на десятый уровень. Юи же была неподалеку, под завалом, из которого торчало только окровавленное острие её косы. С трудом разобрав завал, я поднял ее пронзенное копьем тело и отнес к сестре.
Они лежали рядом, и если бы не жесточайшие раны, то казалось, они обе просто уснули. Даже их тела еще были теплыми.
Я поднял обеих на руки и, с трудом переставляя ноги, пошел к голубому лучу перехода. Во имя сомы, они обе были как пушинки, но сейчас казались тяжелее тонны кирпичей!
Но эту ношу я не опустил бы и под страхом мгновенной смерти.
Оставляя на пепелище извилистый след, я поднялся к вершине холма, откуда выходил луч света. Капсула-лифт уже ждала наверху, распахнув перед нами зев входа. Стиснув зубы, я втиснулся внутрь и прижал к себе тела. Капсула медленно закрылась и неспешно поползла вниз.
Медленно, как же медленно! Неужели и в первый раз она ползла со скоростью улитки? Казалось, она упала вниз за мгновение!
— Давай же скорее, прошу, — прошептал я, покачиваясь так, будто это могло ускорить спуск — Только бы успеть…
Наконец капсула вздрогнула и коснулась каменного пола десятого уровня. Меня скрутило в приступе невыносимого головокружения — без божественной регенерации излучение Бездны ощущалось намного сильнее. Переборов приступ, я выбрался из капсулы и понес свою ношу к площади с Машиной Богов.
Нетвердой, шаркающей походкой я прошел мимо безликих статуй, по растрескавшимся от энергии Вседержителя каменным плитам. Мимо обломка меча Мелитаны и окровавленных рогов нуэ — на широкую площадь с луковицей, окруженной капсулами.
— Сейчас, я скоро… — положив тела на землю, я вытащил кристалл из-за пазухи и подошел к капсуле с телом богини. Дрожащими руками вложил Ключ Бездны в углубление. Мигнув последний раз, он погас — и вся конструкция, окаймляющая капсулу, наполнилась мягким свечением.
Капсула издала тихий свист, жидкость внутри наполнилась пузырьками. Я рванул на себя овальную крышку капсулы — наружу хлынули тугие струи содержимого. Едва устояв на ногах под напором жидкости, я подхватил бессознательное тело Мелитаны и отнес в сторону. Древняя богиня, основавшая Гелион и тысячелетиями правившая мирами, оказалась на удивление легкой. Прижав к себе, я ощутил доверчивое тепло и мягкость ее тела.
Проверив пульс, я опустил богиню на землю, а на ее место одну за другой положил тела девчонок.
Водрузив крышку на место, я прижал ладонь к кристаллу и с замирающим сердцем посмотрел, как капсула начала медленно заполняться жидкостью.
— Во имя сомы, пусть я окажусь прав.
Ключ Бездны сверкнул, наполняя капсулу светом — и медленно угас. Внутри капсулы ничего не изменилось. Нужно было как-то запустить процесс, но технологии Бездны были настолько же непонятны, как и сама Бездна. Я пытался ввести последовательность активации, перенаправить энергию, даже влить немного магии в кристалл — это ни к чему не привело, кроме безумной боли в выжженных каналах.
Коснувшись кожистой поверхности громадной пульсирующей луковицы, я мысленно воззвал к Машине так, как взывал бы к своим сфиротам.
Но она не отвечала на мой зов.
Все так же гулко и ритмично раздавалось сердцебиение Бездны, холодное и равнодушное. Я вернулся к капсуле — и оторопел.
Вода внутри помутнела. Настолько, что уже невозможно было различить тела внутри.
— Черт, да работай же ты!.. — в сердцах вскрикнул я. — Что еще мне нужно сделать, скажи?
Тишина. Огонек надежды, теплившийся внутри и все это время подталкивавший меня вперед, задрожал и практически угас. Сжав зубы, я медленно опустился на землю.
Что ж… было наивно полагать, что это поможет. Есть вещи, которые нельзя обернуть вспять даже всемогущим богам.
Я горько улыбнулся. Всемогущим богам… больше я не бог. Мне не хватит сил даже подняться наверх, какая вообще может быть надежда, на что?..
— Она так не работает, — внезапно раздался сзади мягкий, нежный голос.
Я резко обернулся. Мелитана лежала на земле и внимательно смотрела на меня, ничуть не стесняясь собственной наготы. Ее золотые глаза лучились как самоцветы. На миг показалось, что она все поняла без лишних слов. Она все знала — так, словно видела произошедшее вместе со мной.
— Как мне их спасти? — я сел перед ней и склонил голову. — Вседержитель сказал, в этой машине заключено таинство жизни и смерти. Если она может создавать жизнь, создавать новых богов, то сможет и обратить смерть. Это же просто люди! У них даже ядро всего одно, а не семь, как у нас!
— Гигас, — приподнявшись на локтях, она мягко улыбнулась. — Ты ведь Гигас, верно? Я вижу, эти люди много значили для тебя.
— Ответь на мой вопрос, прошу! — я взял ее за обнаженные плечи. — Что мне сделать, чтобы запустить её?
Она пристально посмотрела на капсулу — и перевела взгляд на меня.
— Ты знаешь главное правило Бездны, Гигас? Если хочешь забрать, дай что-то равноценное взамен. Машина вернет жизнь, только получив эквивалентную ценность.
— Но у меня ничего… — начал я, но осекся.
Чудо! Черт возьми, у меня осталось последнее чудо от сфирота Света! Пусть самого сфирота уже не было, но пока есть астральное тело, я могу им воспользоваться!
Я вернулся к капсуле, прижал ладони к стенкам и закрыл глаза. Чернота астрального тела давила на глаза, но все-таки мне удалось отыскать зияющий провал на месте седьмого сфирота — и пульсирующую точку в центре.
Забыв о нем в пылу битвы с богом, сейчас я был рад такому повороту. Отделив пульсирующий шарик чуда от своего тела, я послал его в капсулу.
— Чудо может изменить саму судьбу, — донесся голос Мелитаны. — Редкий и чрезвычайно ценный дар, Гигас.
Вода в капсуле на глазах посветлела и стала прозрачной. Мелкие пузырьки наполнили ее, крышка со свистом отошла — и потоки жидкости брызнули в стороны. Не дожидаясь, пока стечет вода, я открыл крышку и коснулся девчонок.
Тело Юи теплело, на щеках проявился румянец, а жестокие раны зарастали на глазах, покрываясь тонкой розовой кожицей.
— Жива… — я бережно подхватил ее на руки и прижал к себе. — Жива!
Юи хрипло вдохнула и закашлялась. Осторожно вытащив девушку из капсулы, я положил ее рядом на землю вернулся к Рикке. Но она была мертва.
— Не понимаю… я отдал чудо, его должно было…
Не должно. Одно чудо — одна жизнь. Я обернулся к Мелитане — богиня, успев создать для себя легкую накидку, внимательно смотрела на меня. Она ждала.
— Жизнь за жизнь, — прошептал я.
— Я присмотрю за ними, — кивнула Мелитана. — Делай то, что решил.
Опустив руку на кристалл, я обхватил голову Рикки и прижался к ее холодному лбу.
— Ты отдала свою жизнь за меня. А ты же знаешь, я не люблю долгов, так что…
—…придется отдать его иначе, — прогремело за спиной многоголосье. Я вздрогнул: астральная владыка!
Юи стояла рядом, её глаза пылали как два алых уголька. Девушка коснулась моего плеча и мягко отодвинула в сторону.
— У нас был уговор. Ты исполнил свое обещание, бог. Я исполню своё.
Юи дернулась — от него отделилась клубящаяся дымная фигура. Я подхватил обмякшее тело девушки и прижал к себе, а воздух вокруг нас начал сгущаться.
Одна за другой на площади стали возникать дымные клубящиеся фигуры с горящими глазами. Они словно вырастали из-под земли, выходили из чрева Машины, возникали прямо в воздухе. Тени астральных созданий заполнили всю площадь — и обступили повелительницу.
— То, что принадлежит Бездне, должно вернуться в Бездну. Я возвращаюсь. Эта жизнь — достаточная плата.
Мягкий свет наполнил капсулу, тело Рикки окружила мерцающая дымка, обращаясь в теплый красноватый свет. Он запульсировал — и втянулся в тело девушки. Её раны начали затягиваться, а кожа потеплела.
— Во имя всего… — прошептал я и коснулся ее руки. Сквозь кожу пробивался пока слабый, но настойчивый пульс. Жизнь возвращалась в хрупкое тело последней Ширасаги. Я подхватил ее на руки и вытащил из капсулы.
Ритмичный стук сердца Бездны ускорился, тени потянулись вглубь города. Несколько теней обступили повелительницу, словно тянули за собой, но она жестами остановила их — и подошла ко мне.
— Вот всё и закончилось, — улыбнулся я, протягивая ей руку. — Никогда не думал, что скажу это, но — спасибо. За всё.
— Ещё не всё, — на сотканном из тьмы лице повелительницы проявилась улыбка, она блеснула алыми глазами и подошла к капсуле. — Кристалл возвращается с нами в Сердце Бездны. Такая сила должна оставаться там, где ей самое место.
Она достала Ключ Бездны из углубления и, зачем-то кивнув Мелитане, пошла следом за остальными. Прижав к себе Рикку, я посмотрел ей вслед. Скорее всего, мы видимся в последний раз.
Но стоило об этом подумать, как повелительница остановилась — и обернулась к нам с лукавой улыбкой. Ключ Бездны в ее руках ярко засветился.
— О, Гигас. Он сохранил для тебя кое-что ещё. Нечто очень важное и ценное.
От предчувствия сердце заколотилось так, что ладони мигом вспотели, а по спине прошелся целый табун мурашек.
— Что? — выдохнул я одними губами.
Воздух между нами задрожал и вспыхнул сверкающим кольцом портала. Карманный мир! У меня перехватило дыхание — она же говорила, что кристаллы такой силы ничем не отличаются от магов и богов, а значит…
Повелительница с улыбкой кивнула мне.
— Иди и забери сам.
Положив Рикку, я без раздумий шагнул в портал. Мгновения перемещения показались вечностью, мелькающие вокруг звезды тянулись медленнее жидкого стекла, а пространство — гуще мёда. Наконец, меня выбросило наружу — и я замер в оцепенении, не веря своим глазам.
Комната напоминала мою спальню в доме Ямада. Теплый свет ламп, белоснежные обои и запах свежих цветов. Посреди комнаты стояла просторная кровать с атласными простынями, а на ней — хрупкая женская фигурка в до боли знакомом платье.
Том же, в котором я видел ее последний раз.
Юмэми спала, уютно устроившись на крошечной подушке. Её мягкие волосы рассыпались по простыням, грудь ритмично вздымалась и опадала. Втянув воздух, я ощутил ее приятный, легкий аромат.
Не верю. Не может такого быть, я же видел сам…
Сглотнув, я сел на кровать и коснулся кончиками пальцев ее нежной щеки. На миг теплое дыхание кипятком обожгло мою кожу.
Юмэми дернула бровью — и приоткрыла глаза. Ее взгляд сфокусировался, сонливость мгновенно испарилась — она смотрела на меня так, что сердце в груди сжалось.
— Мой бог… — прошептала она сквозь улыбку.
* * *
На мостике «Смилаты», еще полчаса назад заполненном сотнями богов, наконец-то воцарилась тишина. За иллюминатором виднелись громадные лепестки-сегменты Гелиона, залитые светом плененной звезды. Лишь химеры сновали вокруг, помогая раненым — все отсеки крейсера были забиты ими под завязку.
Штурм Бездны, ставший самым крупным сражением в истории Вечной Войны, и для богов, и для магов окончился ничем.
— Так что ты планируешь делать дальше?
Оторвавшись от иллюминатора, я обернулся к Мелитане. Она сидела на капитанском кресле, в сверкающем золотом комбинезоне гранд-легата. Белоснежные локоны обрамляют плечи, на голове — диадема, на поясе ножны с мечом. Всё, как положено величественной и древней богине. Рядом с ней стояла химера и смотрела на меня такими восторженными глазами, что по телу забегали приятные мурашки.
— Господин собирался вернуться в Гелион, — подсказала она.
— И это правильно, — кивнула богиня. — Совету нужен лидер, а Гелиону — новый Вседержитель.
Я с усмешкой поправил на себе истерзанную броню. Золотистый металл почернел и оплавился, на боку не хватало выдранных кусков, а на груди зияла огромная дыра.
Красавчик просто. Хоть на престол, хоть под венец. Увидь меня сейчас боги совета, впечатлились бы до потери пульса.
— Вот ты и возглавь, — кивнул я. — Тебе там всё знакомо, опыта хватит, да и кто знает Гелион лучше того, кто его создал?
Она подошла ко мне и, под укоризненный взгляд химеры, взяла за руку.
— Гигас, для них ты — герой. Спаситель и воин, о котором сложат легенды.
— Сложат, — фыркнул я. — Зачем? Ты уже — живая легенда. Это тебя ждали мятежники. Гелион ждет тебя, а не молодого низвергнутого бога.
Она укоризненно покачала головой.
— Твое низвержение — формальность, ты же знаешь. Твой опыт неоценим, в совете немало тех, кто сражался с магами и правил мирами, но они привыкли видеть всё через призму войны. Им нужен свежий взгляд, — её мягкий пальчик уперся мне в грудь. — Твой, Гигас. Взгляд сильного бога, умеющего действовать нестандартно и побеждать.
— Хорош бог, — я с усмешкой убрал ее палец. — Если ты не заметила, я тут снова остался без сфирот. Как править-то? Кто пойдет за Вседержителем без силы?
Она с улыбнулась и покачала головой.
— Правит Вседержитель, а не его сфироты.
Раздался шум, заставивший нас обернуться. В двери, ведущей на мостик, появилась спина стража — и из-за нее высунулись две любопытные мордашки.
— Говорю же, вам сюда нельзя! У госпожи Мелитаны совещание…
— А мы и не к ней! — упрямо возразила Юи. — Мы к Рэйджи, тьфу ты, к Гигасу!
— Угу, — поддакнула Рикка. — Мы не помешаем, честно.
— Закончат — и увидитесь! — надавил страж, вытесняя их обратно в коридор.
— Ты будешь править и ими тоже, если хочешь, — негромко прокомментировала Мелитана, поворачиваясь к иллюминатору. — Любой из миров в твоем распоряжении.
— Я слышал, богов создали не для этого. Не править, а направлять.
Она задумчиво хмыкнула. Мы смотрели на проплывающий снаружи мир и молчали. Казалось, она обдумывает что-то глобальное и невероятно важное, что решит судьбы если не всех миров, то Гелиона — уж точно.
Я же просто наслаждался видом прекрасного солнца, выплывающего из-за очередного сегмента. Впервые за долгие столетия на душе было легко и спокойно, словно не было никаких войн, сражений и потерь.
Словно все это было не со мной. И наконец-то я освободился от той кармы, что преследовала меня годами.
Самое время насладиться приятной пустотой в голове, прежде чем ее заполнят новые проблемы.
— И всё же, — первой нарушила тишину Мелитана. — Что будешь делать дальше?
Я с улыбкой обернулся ко входу на мостик — девчонки всё же умудрились проскочить мимо стражника и теперь терпеливо стояли вдали, ожидая меня.
— Подумываю съездить на курорт, отдохнуть, восстановить силы… сфироты сами себя не отрастят, знаешь ли.
— Что это за отговорки? — рассмеялась она. — Не думала, что ты станешь настолько ленивым, чтобы валяться где-нибудь на песке ближайшие три столетия.
— А не напомнишь, кто из нас двоих заперся в капсуле на дне Бездны на пару тысяч лет, м? — передразнил я. — И вообще, разве я не заслужил отдых?
Заметив мой взгляд, ока улыбнулась.
— Ты слишком любишь людей.
— О, это во мне явно от тебя, — я хлопнул ее по плечу и отошел от иллюминатора.
— Гигас, мы не закончили, — её голос стал серьёзным. — Ты не можешь просто так уйти.
— М? — я обернулся. Она требовательно смотрела на меня, скрестив на груди руки. Вся такая серьёзная, даром что едва доставала мне макушкой до плеча.
— Ты не ответил на вопрос.
— Мелитана, ты же понимаешь, что мы должны закончить эту войну. Помирить магов с богами. Мы забыли, как жить вместе, мы не знаем друг друга.
Богиня задумчиво отвела взгляд, а я продолжил.
— Объяснить это совету, и тем более — остальным богам, мудрости и авторитета хватит только у тебя. Ты — первая Вседержительница, творец Гелиона. Если они и пойдут навстречу магам, то только вслед за тобой.
— А что будешь делать ты?
— Идти к тебе, с другой стороны, — улыбнулся я. — Пока ты будешь вести богов, я приведу магов.
— Но это займет годы, может, столетия…
— И кто кроме нас это сделает?
Богиня нахмурила брови, но все же согласно качнула головой.
— Ладно, успехов тебе на троне Гелиона, — я махнул рукой и пошел к своим.
— Погоди, — окликнула она. — Гигас, ты понимаешь, от чего отказываешься? Пост Вседержителя предлагают не каждому богу!
Я хитро подмигнул ей.
— А разве я отказываюсь? Придержи для меня место сотню-другую лет, пока я набираюсь сил. Идёт?
— Ты… — она поджала губы и, медленно выдохнув, произнесла. — И куда ты пойдешь?
— На Землю. Мне еще школу заканчивать, вообще-то. Скоро экзамены, и все такое… а я много пропустил.
Мелитана растерянно приподняла брови. От вида ее озадаченного лица мне стало весело.
— Что, ты не знаешь про экзамены? О, давай, я тебе расскажу…
* * *
В Империи снова наступала весна. Сакуры отцветали рассыпая повсюду целые охапки розовых лепестков. Подхватив сумку с тетрадями, я вышел из двери новенького, еще пахнущего краской дома и направился к остановке.
— Я тоже пошла, старший братик! — раздался сзади звонкий голосок. Из дома выбежала Аки в новенькой аккуратной форме и с рюкзаком за плечами. Поправив беретку, она уже собралась бежать к дороге, — вдали показался школьный автобус.
— Постой ты! — следом за ней выскочила Юмэми. Придержав девчонку, она присела рядом. — Совсем растрепанная, давай поправлю… Вот, так-то лучше.
— Ну что ты со мной возишься, как с ребенком… — надулась химера.
— Это я знаю тебя, а для них ты и есть ребенок. Скажи, ты точно этого хочешь? — она кивнула на подъезжающий автобус, полный школьников. — Там двойки ставят и всякие зазнайки задираются.
— Хе, — ухмыльнулась она. — Хуже, чем с богами, уж точно не будет.
— Аки Ямада! — крикнул водитель из автобуса. — Садись живее!
Помахав нам рукой, она забралась в автобус.
— Ну-ну, — улыбнулась Юмэми. — Только вот боги — точь-в-точь по нашему образу и подобию… удачи, малышка. А ты не опоздаешь, «старший братик»?
Она подмигнула мне с едкой ухмылкой.
— Подождут. Сегодня у меня дела с кланом Ширасаги, так что к ужину не жди. Может, останусь на ночь у них.
— Не волнуйся, я прослежу, чтобы дела с кафе шли гладко, — кивнула она.
Дорога до Махо-Кай не заняла много времени. У ворот меня уже ждали Могами и Ширасаги — обе сестры были неразлучны с самого возвращения. Правда, хитрый план Рикки остаться на второй год, чтобы попасть с нами в один класс, разбился о крепкое словцо Рюэна, едва не подкрепленное таким же крепким отцовским шлепком по мягкому месту.
Но шлепать себя она позволяла только мне.
— Привет всем! — Юи первой вошла в класс, а следом вошел я, бегло оглядывая всех. Райдо Мики уже привычно сидела на коленках у Джина Коёми и мило ворковала с ним, девчонки на задних партах оживленно делились впечатлениями от каникул, и даже банда наших отморозков что-то тихо обсуждала за третьей партой у окна.
— Могами, я подготовила план класса на лето, — Айко Хаясэ подсела к Юи, красная от волнения. Её красивый, высокий голос подрагивал. — И всё же, мне кажется, я не справлюсь с должностью старосты…
— Я поддержу тебя, — кивнула Юи. — Ты же не одна. А если президент студсовета начнет наезжать, ты намекни — я поговорю с ней по душам.
Поймав на себе взгляд Айко, я согласно кивнул. Для главы клана и будущей наследницы престола были открыты все двери, но Юи не спешила лезть во все дела, как раньше.
День пролетел незаметно. На обеде мы с Юи успели переговорить с главами банд о новых территориях. Клан Могами начинал активнее вербовать молодых эсперов, и тут были успехи. Особенно с бандами Куроно и Ангелами. Как-никак, их главы решились открыто показать свои отношения школе — и теперь Махо-Кай гудела от всевозможных слухов. Не говоря уже о балансе сил.
— Эй, Ямада, — окликнули меня в коридоре после занятий. Я взглянул на часы — Могами осталась в классе, а водителя клана мы ждали только через полчаса. Время есть.
— Чего тебе, Ямано?
Теперь уже бывшая президент студсовета, она больше не имела здесь власти. А раз так, что ей была нужна услуга. Иных причин не было.
— Вижу, ты добился, чего хотел, — усмехнулась она, скрестив руки. — Клан Ширасаги восстановлен, клан Кога в руинах…
— Разве это — то, чего я хотел?
— А разве нет? — она подошла ко мне испытующе посмотрела в глаза. — Получить власть и править, разве не это — твоя цель, Ямада? Или правильнее сказать, Гигас?
Я усмехнулся и провел большим пальцем по ее губам.
— Говорил же, мне не нужна твоя школа, Ямано. Мне нужно всё. И я получу всё. А чего хочешь ты?
Побагровев, она опустила взгляд. Дерзкая, непреклонная, властная.
— Мне нужна твоя помощь.
— С чем?
— Помоги мне получить место главы клана Ямано. Отец никогда не уступит его, а брат…
Она театрально всхлипнула, сжимая кулачок.
— И на что ты готова ради этого?
— На всё, — тихо ответила она. — Ты же знаешь меня, Рэйджи. Знаешь мои связи, мои способности… и как я умею быть убедительной.
Она взяла мою руку и коснулась ею своей щеки, ненароком обняв губами мой палец.
— Оставь это, тебе не идут жалкие попытки соблазнения, — я мягко стряхнул её руку. — Прежняя ты заводила меня куда больше.
— Так что мне сделать?
— Начни в меня верить, — улыбнулся я. — Как в своего бога. Ты знаешь, как это. А я подумаю, чем тебе помочь.
— Рэйджи! — в конце коридора показалась Юи. — Нам пора, поехали!
— Бывай, Ямано, — я подмигнул ошарашенной девушке. — Ты — первоклассная стерва, так будь ей до конца.
В лимузин клана Могами я сел в прекрасном настроении. С одной стороны, Ямано была готова встать под мои знамена, а с другой стороны в моих руках, по сути, была вся мощь клана Могами. А вскоре — и вся Империя, если продолжать в том же духе. Никогда прежде богу не доводилось собирать паству из могущественных магов.
Не говоря уже о наследии.
Я нежно сжал ладонь Рикки, прильнувшей ко мне. Вторую руку не выпускала Юи, ни в чем не желая уступать сестре.
Дорога до новой резиденции клана Ширасаги заняла почти час. В новом, роскошном особняке нас встретила прислуга и охрана, наполовину состоявшая из работников клана Могами — первое время они помогали молодой госпоже клана устроиться. Пройдя по широкому двору, мы втроем вошли в особняк и сразу направились в рабочий кабинет, совмещенный со спальней.
— Я уже всё решила! — взяв за руку, Рикка потащила меня за собой. — Вот здесь будет зона отдыха, а тут сделаем рабочий кабинет! Окна выходят на задний двор, так что там я устрою тренировочную площадку.
— А здесь? — я кивнул на небольшую комнату рядом.
— Здесь будет детская, — она смутилась, сжав мои пальцы сильнее. — Вы пока устраивайтесь, я распоряжусь насчет обеда.
Она убежала на первый этаж, оставив нас с Юи наедине. Девушка села на край большой кровати в центре комнаты и похлопала ладонью по одеялу, приглашая присесть.
— Чувствуй себя как дома, Рэйджи. Я рада, что у сестры получилось сделать все так быстро.
— Без твоей помощи ничего бы не вышло, госпожа Могами, — я сел рядом и приобнял девушку за плечи. — Скажи-ка, Юи, вы ведь с ней о чем-то договорились, так?
— В каком смысле?
— Когда она говорит о детях и нашем общем доме, ты спокойно реагируешь, — я приподнял ее голову за подбородок. — И что же, ты совсем не ревнуешь? М?
— А ты хочешь, чтобы я ревновала? — хитро улыбнулась она и по-хозяйски обняла меня за шею. — Если думаешь дать мне повод, бог Гигас, то подумай еще раз. Ты всё ещё мой помощник, не забыл?
— Конечно, госпожа Могами, — шутливо улыбнулся я.
— А если честно… — ее уши порозовели. — Если это Рикка, то я не против. Нам будет хорошо и втроем. Всё же, по законам Империи, у главы клана может быть несколько жен, так что…
Намек был более чем понятен. Из цепких лапок Могами мне уже не выбраться. Но я и не собирался.
Юи хитро подмигнула мне.
— Думаю, двоих будет достаточно. И поверь, тебе придется хорошенько поработать, чтобы оправдать наши ожидания.
— Всего две? Ты не знаешь, как могут быть ненасытны боги, — я негромко рассмеялся и прижал к себе надувшуюся девчонку. — Ты молодец, Могами Юи. Клан может тобой гордиться.
— А у меня ничего бы не получилось без тебя, — она посмотрела на меня. Её большие глаза лучились благодарностью.
— Это мои слова. Все боги Гелиона должны быть благодарны вам обеим.
— Мне достаточно тебя.
Её теплые пальцы невесомо коснулись моих губ, скулы девушки налились румянцем. Облизнув губы, она приблизилась и прошептала.
— Теперь-то мне можно не добиваться, а просто получить тебя, Рэйджи?
Я заключил ее в объятья и мягко прижал к себе. Сквозь пальцы и тонкую ткань я ощутил, как отчаянно колотится её сердце.
— Не можно, а нужно.
* * *
Астральный мир.
Десятки дымных силуэтов окружили портал, в плоском диске которого отражалась громадная спираль галактики. Звездные скопления медленно кружили вокруг центра в извечном хороводе. В пронизанной потоками энергии тьме раздались голоса астральных повелителей.
— Все вышло даже лучше, чем мы задумывали. Что в итоге решил этот бог?
— Отказаться от войны, очевидно. Миры богов и магов уже начали сближение.
— Хм… это будет очень долгий путь. Энергия не сможет развиваться так же быстро, как во время войны. Не лучше ли нам столкнуть их снова?
— Я говорила с ним, и уверена — прежде такого не было никогда. Нельзя закрываться от новой возможности. Как знать, может, этот маленький бог сможет сделать то, что не удавалось никому с момента нашего вознесения в астрал. Ведь когда-то даже создатели богов были молодыми.
— Будем наблюдать. Если его путь даст рост энергии астрала больше, чем война, пусть будет так. Эволюцию нельзя остановить.
— А что мы будем делать с этим?
Над порталом возникла грязно-белая клякса энергии с проеденными эрозией уродливыми черными прожилками.
— Что до него… посмотрим, как он покажет себя там, куда мы его отправим. Мы уже выбрали место.
Изображение галактики пропало.
— Это будет хороший урок тому, что правил мирами. Даже боги порой должны начать все сначала.
Астральные повелители смотрели на маленькую голубую планету, затянутую облаками, куда летела крошечная одинокая звезда.

 

---

Nota bene


===

Низвергнутый 5: возвращение в Гелион


=== ===

Низвергнутый 5: возвращение в Гелион

Михаил
Беляев
https://author.today/u/horaki1/works


Они лишили меня собственного мира, сил и жизни. Растоптали труд тысячи лет и низвергли в мир, кишащий врагами.
Но я выжил.
Я сражался с магами и богами, архонтами, нуэ и чудовищами Бездны. Я убивал и спасал жизни, обманывал и любил. Я совершал чудеса.
Всё - ради одного момента. Чтобы вернуть свои силы и найти дорогу назад.
Пришло время вернуть богам истинного Повелителя.
Время собирать камни.
Время вернуться в Гелион.


ru

boyar_anime
popadantsy_v_magicheskie_miry
det_action
2023-10-20 23:24

===
https://searchfloor.org/

2023-10-20 23:30
https://author.today/work/272805
Elib2Ebook, PureFB2

true
fulltext
true        ===  

===

***

***

***

***

Источники :    

https://www.litlib.info/book/Nizvergnutyj_5_vozvraschenie_v_Gelion-b210417/read  

https://readeria.ru/books/nizvergnutyj-5-vozvrashhenie-v-gelion

https://onlinereads.net/bk/276476-nizvergnutyy-5-vozvrashchenie-v-gelion

https://coollib.net/b/675526-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-5-vozvraschenie-v-gelion-si/read 

***

***

 Читать с начала ... 

***

***

 

***

***

***

***

 Читать с начала ... 

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 62 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: