Главная » 2023 » Декабрь » 13 » Низвергнутый 055
04:42
Низвергнутый 055

---

Глава 25
Звездная Кузня

За сборами и обустройством комнат час пролетел незаметно. Едва мы вышли из дверей виллы в назначенное время, как в небе показался заходящий на посадку транспорт.
- Может, оставишь вещи в доме? - Рикка кивнула на рюкзак, оттягивавший мне спину.
- Его? Я для того и вернулся, чтобы отнести его содержимое к светилу, - подмигнул я девушке. - Пойдем, транспорт долго ждать не будет.
По пути к площадке мы прошли через озерко у водопада. Юи все так же левитировала посреди струй воды, окруженная мириадами мерцающих алых искр. Астральное тело проступало сквозь кожу девушки — и теперь я видел, что повелительнице тоже здорово досталось в бою. Все тело было усеяло глубокими длинными прорехами. Вокруг них вились искры, понемногу заращивая раны.
- Это надолго, - бросил я Рикке, не поспевавшей за моим размашистым шагом. Миновав общий дом, мы поднялись на транспортную площадку, где застыл изящный глайдер. И у открытого люка нас встретил Тарсис собственной персоной.
- Внутрь, быстро, - сухо бросил он, зыркнув на Рикку. - И чтоб без фокусов, нуэ, поняла? У нас мало времени, Каратели уже начали шерстить соседние сегменты. А ещё…
Он хмуро покосился наверх и вздохнул.
- Ещё - что?
- Сам увидишь. Всё потом, лезь внутрь.
Мы с Риккой быстро сели в комфортный салон на четверых. Тарсис ловко закрыл люк и сел на место пилота, сделав это с удивительной грацией, для его-то габаритов. Пара минут — и мы уже неслись вдаль от зеленого «лепестка» Гелиона прямиком к кровавому оку звезды.
— Дорога займет часа два, отдохните пока, — бросил Тарсис, обернувшись к нам с места пилота. Отделенная от салона толстой переборкой, кабина была двухместной, но для управления было достаточно одного. А в случае нужды, глайдер мог и сам домчать куда надо.
Отложив рюкзак, я сел рядом с Риккой — девушка ерзала на месте, переводя взгляд с меня на иллюминатор. Волнуется, аж губу кусает.
— Так о чем ты хотела поговорить? — я положил ладонь на ее руку.
— Рэйджи, — она понизила голос почти до шепота. — Кажется, у меня не получается. Я теряю его.
— Кого?
— Контроль, — она сглотнула и надвинула захваченную из дома шляпу, которой прикрывала рожки. — Я чувствую это внутри. Раньше как-то справлялась, будто ядро было послушнее, а как мы вернулись из Цитадели, все словно вразнос пошло.
Она стиснула мою руку: я ощутил, как подрагивают ее пальцы.
— Даже с теми артефактами, все равно сложно. Что мне делать, Рэйджи? Что, если я снова не справлюсь и стану как тогда, у доктора Шварцена, безумным животным?
Я мягко улыбнулся в ответ.
Понятно.
А чего я мог ожидать, дав совсем еще молоденькой девчонке аж два артефакта контроля? Конечно, как только ядро почувствовало, что из него выжимают больше силы, оно стало расти и развиваться. Рикка росла как маг и как нуэ, причем, очень быстро. Только вот психика не поспевала за её телом.
Добавим сюда постоянное напряжение и стресс после тяжелейшего боя, переживания за сестру и семью, вылазку в Гелион, где ее за один вид убьет любой бог…
— Ты не над ядром контроль теряешь, а над собой. И через некоторое время твое беспокойство перейдет в тревогу, так что сейчас постарайся расслабиться, а я поясню, что происходит.
Я посадил девушку себе на колени и показал на громаду солнца в иллюминаторе, медленно растущую на наших глазах. Мы приближались к нему.
— Солнце, как и любая звезда — это титанический источник энергии. Не только света, тепла и радиации, но и астральной, и магии тоже. То, что ты ощущаешь — это эффект светила. Твое ядро напряжено не только из-за боя и стресса, солнце Гелиона заставляет его работать, сильнее выбрасывать ману. Оно заставляет твои каналы магии расширяться, а ману — быстрее течь по телу. Это как три заряда энергетиков и ударная доза амфетамина, срывает голову напрочь. Ты думаешь, что сходишь с ума, но это солнце резонирует с твоим ядром.
И с моим тоже. Я ощущал жжение во всем теле, ядро не просто резонировало — оно стало сильнее. И давить на сфироты тоже стало больше. Напряженное ядро конфликтовало с сомой в моем теле, меня бросало в жар от их противостояния. И пока оно не достигло критической точки, нужно было найти способ их примирить.
Я мягко прижал Рикку к себе. Её сердце бешено колотилось.
— Чем ближе к светилу, тем сильнее будет эффект.
Она закрыла глаза и медленно выдохнула.
— Тогда зачем мы туда летим?
— Только в горниле звезды рождается энергоплатина, Ширасаги, ибо солнце — мощный источник энергии. Для этого боги построили Звездную Кузню — станцию на поверхности солнца, за границей солнечной короны. Безумная температура и гравитация гасятся устройствами Кузни, а закалку платины можно сделать только вручную, погрузив металл под поверхность светила. Но если подойти слишком близко за гелиосферу, энергия начнет разрушать всякую силу — и магию, и сому. Она будет тянуться к источнику, чтобы втянуть его в хромосферу. Поэтому мне и нужна ты. Пока я буду закалять металл, помощник должен управлять щитами, чтобы не дать энергии добраться до меня.
— Поняла, — она тихо кивнула. — Но почему именно я?
— Маги менее восприимчивы к резонансу. Большинство богов сходят с ума, стоит им подойти слишком близко к светилу. Из тысячи богов для работы в Кузне подойдет едва ли десяток. И все они расписаны на сотни лет вперед. Да и найдись такой, где гарантии, что он не сбросит меня на светило? Мне нужен тот, кому я могу доверить свою жизнь, Рикка.
— Зачем тогда рисковать? Разве у нас мало оружия? Господин Рюэн достал нам лучшие мечи, даже Каминари им не ровня.
— Но в том, что мне предстоит, омни-меч бесполезен, даже самый лучший. Только закаленная в ядре звезды энергоплатина сможет ранить Вседержителя.
Она пристально посмотрела на меня, начав догадываться.
— Схватка неизбежна, Рикка. И лучше я рискну сейчас, чем потеряю всё потом.
Немного успокоившись в моих руках, девушка покачала головой.
— Хорошо, но я все равно не очень понимаю…
— Поймешь, когда прибудем, — кивнул я. — А пока отдохни.
Снаружи происходило нечто странное. Я оставил Ширасаги в кресле, а сам перешел в кабину на место второго пилота. Светофильтры и барьеры гасили бешеное излучение солнца, но даже с ними я ощущал жар.
— Что тут происходит, Тарсис?
Хмурый, как туча, он молча посмотрел наружу: в нескольких километрах над нами, на фоне кроваво-красного пятна светила, занявшего полнеба, виднелись мириады силуэтов космических кораблей. Крейсеры, рейдеры и массивные линкоры стояли в боевом построении, разделенном на коробки по триста-четыреста кораблей, а вокруг них, как мухи, сновали крошечные транспорты, баржи и глайдеры.
Их было столько, что дальние ряды терялись в кровавом мареве. Тысячи тысяч. Колоссальная армада Гелиона ждала своего часа, как заряженное оружие, наведенное в цель.
— Теперь понимаешь, какие у нас тут ставки, Гигас? — ровно ответил он. — Твоя выходка в Цитадели запустила снежный ком, за которым придет лавина. Маги восприняли всё это как сигнал к действию, их флоты собираются вместе. За последние два дня было десять атак на наши пограничные миры. А Вседержитель собирает ударный кулак, уже второй месяц сюда прибывают новые силы. Тридцать семь ударных флотов, двадцать десантных, штурмовые части…
— Такой армадой можно весь Совет на колени поставить, — хмыкнул я.
— Ему не нужен Совет, маги его вообще не волнуют. Все силы он бережет для одной цели.
Он пристально посмотрел на меня.
Ну да, понятно, для какой. Все проблемы с магами решатся в одночасье, если он достанет вторую половину кристалла и доберется до машины богов.
Его «ударный кулак» метит в Бездну. И тот, кто быстрее доберется до заветной цели, получит всё.
* * *
За иллюминатором полыхало сияние солнечной короны. Даже с щитами глайдера, выдававшими полную мощность, в кабине было жарко, как в сауне.
— Прибыли, — я разбудил задремавшую Рикку и подхватил рюкзак. — Держись рядом со мной.
— Мне нельзя здесь находиться слишком долго, — заявил нам Тарсис, подойдя к двери. — Дальше вы сами. Буду ждать за пределами гелиосферы. Я вернусь, когда ты подашь сигнал, Гигас.
Мы пожали друг другу руки. Створки глайдера открылись и мы вышли наружу.
Нас встретил огромный ангар, заставленный опечатанными контейнерами. Внутри — очевидно, энергоплатина. Вокруг — ни души, только редкие дроны сновали туда-сюда, не обращая на нас внимания. Выделялась лишь огромная, под потолок, статуя женщины в броне. В одной руке она держала меч, в другой — книгу.
— Мелитана, первая Вседержительница, — пояснил я Ширасаги. — В ее руках Кодекс и первый меч из энергоплатины. Звездную Кузню создала именно она. Так, нам сюда.
За нашей спиной загудели ворота: ангар раскрылся, выпуская транспорт с Тарсисом. На миг нас едва не ослепило сияние солнечной короны, сдерживаемое щитами Кузни. Пробив пленку барьера, глайдер унесся прочь.
Мы же спустились по единственной лестнице в коридор. От него расходились проходы на нижний ярус, к кузницам. На этом ярусе, ближайшем к звезде, уже не было дронов — их нежная начинка не выдерживала.
В одну из кузниц мы и направились.
— Будь наготове, — бросил я Рикке, открывая толстенный гермошлюз. — Внутри будем только мы двое. Так расходуется меньше энергии.
Створка раскрылась с лязгом и шипением. Едва мы вошли, шлюз тут же закрылся, а под потолком усиленно загудели вентиляторы, нагнетающие воздух: дышать здесь было можно только регенерированным воздухом.
Я огляделся. Мы стояли посреди круглого зала метров тридцати диаметром с углублением у одного края. Вокруг него полукругом располагались мощные молоты, почти черная вольфрамовая плита-наковальня, различные приспособления и тяги. Вдоль стены шел большой конвейер с всевозможными инструментами, от клещей до мини-пресса. Под потолком — громадная стрела выдвижного крана с захватом на конце, куда крепили заготовки для погружения в недра звезды. А возле углубления, ведущего наружу, стояла конструкция, похожая на пустой экзоскелет с рычагами.
— Это — твое рабочее место, — я кивнул на экзоскелет. — Тебе нужно встать внутрь. Движениями рук и ног ты будешь сдвигать силовые поля кузни, чтобы оттеснить струи солнечной плазмы. Следи за тем, чтобы щиты окружали меня максимально плотно.
Кивнув, Рикка сбросила шляпу и расстегнула рубашку: по щекам и шее градом катился пот. Я помог ей забраться в конструкцию и закрепить тело с помощью захватов.
— Попробуй подвигаться.
Рикка подвигала руками — и тут же из ниш вокруг углубления выдвинулись рычаги с шарами-генераторами на концах. Повторяя ее движения, они поднялись, опустились к металлическому полу ворот и проскребли по поверхности.
— Ого… — выдохнула она. — Довольно просто. Я попробую еще.
То же самое произошло, когда она задвигала ногами. Еще четыре манипулятора показались из пола и задвигались вокруг ниши.
— Отлично теперь мой черед, — кивнул я и спустил рюкзак. За спиной уже вовсю разогревались небольшие печки, загудел готовый к работе молот. Огромный конвейер ожил и придвинулся к наковальне.
Скинув лишнюю одежду, я достал из рюкзака кофр с обломком кристалла и тот самый мешок, который Рюэн принес из хранилища в Цитадели. Минута возни с узлами — и в моих руках тускло заблестели два тяжелых серых слитка.
А еще через пару минут я уже стоял на узкой, едва влезет нога, площадке крана, держа в руках выдвижную штангу с зажатыми на конце слитками.
— Врубай поля, — кивнул я Рикке, закрываясь всеми возможными щитами. — Я открываю!
Воздух завибрировал от гула генераторов, меня обступили манипуляторы. Все готово.
Створки под ногами втянулись в корпус Кузни, обнажив пылающее море огня. Тут же засияли многослойные пленки щитов, закрывающих нас от бешеного шторма плазмы. Уши заложило от нестерпимого грохота, а я ощутил такой жар, что кожа натянулась. Но если бы не барьер, мы бы мгновенно вспыхнули, даже пепла бы не осталось.
У меня перехватило дыхание от величественного и жуткого зрелища. Кроваво-красное море энергии, словно живое, пульсировало. По нему пробегали цветные волны, от алого до почти черного, то и дело от поверхности отделялись тонкие нити плазмы, перекручивались и сливались в причудливые петли, рассыпались на столбы. То и дело один из них слепо тыкался в скорлупу нашего щита, словно пробовал его на прочность, и тогда генераторы гудели от запредельной натуги.
Барьер держался, как тысячи лет до этого.
— Начинаем, — сам себе сказал я, и кивнул Рикке.
Манипулятор медленно опускался, вынося меня за пределы надежных стен Кузни. Несмотря на жар, по спине пробежал холодок. А если щиты дадут сбой? Если Рикка не справится, упустит из внимания и сдвинет барьеры не туда, если именно сейчас один из протуберанцев решит ударить по щиту, и тот не выдержит?
От Гигаса не останется даже следа.
Я никогда не боялся ни высоты, ни глубины, — ничего из обычных страхов, но сейчас мне было откровенно не по себе.
Наконец, я вышел за пределы Кузни. Вокруг было лишь монотонное море багрового огня, отделенное от меня тонкой пленкой энергококона. Я посмотрел наверх — Рикка смотрела на меня с откровенным ужасом в глазах.
Усмехнувшись, я подмигнул ей и стиснул рукояти, управляющие манипулятором. Штанга со слитками подошла к краю щита: пленка обволокла металл, на глазах меняющий цвет с серого на малиновый. Мгновение — и слитки оказались за пределами барьера.
— Давай, работай, светило.
Манипулятор выдвигался дальше. Десять метров, пятнадцать… слитки уже раскалились до ярко-желтого цвета. Наконец, щуп коснулся дрожащей поверхности звезды.
Пошел отсчет драгоценных минут создания энергоплатины.
Плазма окутала металл, на глазах вспыхнувший белым. Я напрягся: часть моих барьеров теперь закрыла платину, не давая ей испариться. Энергия бурлила мириадами брызг, по барьеру барабанили искры и сгустки плазмы. Нельзя спешить, металл должен вобрать достаточно силы!
Две минуты, три… я едва удерживал раскалившийся щуп, рукояти задымились от температуры. Вокруг меня сновали манипуляторы, отбивая хлещущие по щиту струи своими полями. Ещё минута…
Выждав достаточно, я вытащил щуп и потащил его обратно. Слитки превратились в раскаленный белый шар, и чем больше я сдвигал выдвижную штангу, тем лучше видел разряды на его поверхности.
Остановив щуп с расплавом у границ щита, я переключил рычаг — и кран втащил меня обратно в недра Кузни.
— Держи щиты вокруг металла! — крикнул я Рикке. — Уберешь, и жар спалит нас к черту.
Девушка кивнула, а я спешно сомкнул створки люка к недрам звезды, перенес слиток на наковальню и взялся за молоты.
Зазвенела сталь, от каждого удара искры разлетались по всей сфере, удерживавшей жар вокруг слитка. Удар за ударом, я сминал, плющил и вытягивал пышущую жаром массу, как пластилин. Слиток медленно превращался в прут, пока еще неузнаваемой формы. Едва металл начал остывать, я поместил прут в громадную катушку — и тот снова на глазах налился ослепительно-белым светом.
Работа продолжилась. Мы с Риккой обливались потом и щурили глаза на белый металл, а звон молотов не утихал ни на минуту.
— Теперь сожми щиты, вот так… и добавь жару. Ещё, да, хватит!
Изредка я откладывал молот, и тогда манипуляторы посыпали заготовку то искрящимися порошками, то погружали его в кипящую ванну с черной жижей.
Наконец, после долгих процедур, на наковальне лежала заготовка странной вытянутой формы с заостренным концом. Я устало отложил молот и осмотрел результат работы.
— Что-то это не похоже на меч, — хмыкнула Ширасаги.
— А разве я говорил, что собираюсь ковать меч? — ухмыльнулся я, беря в руки кофр. — Это кое-что покруче.
Щелкнув замками, я достал астральный кристалл. Поднес его к основанию заготовки, примерился — и парой ударов вмял в красный от жара металл, оставляя углубление. По наковальне заплясали искры и разряды, кристалл вспыхнул ярким светом.
— Отлично, — кивнул я. — Он приживется, в самый раз.
— Фухх! — устало выдохнула девушка. — Наконец-то закончили.
— Закончили? Э нет,малышка, мы только начали веселье.
Я с усмешкой поместил заготовку обратно на почерневший щуп и встал на площадку. Рикка посмотрела на меня как на безумца, бледнея.
— Серьезно, еще раз?
— Энергоплатину нужно насытить энергией под завязку, иначе мощи кристалла она не выдержит. Готовься повторить, ты знаешь, что делать.
Под ее взглядом, полным осуждения, я взялся за рычаги и открыл ворота к океану багровой плазмы.
* * *
Я погружался в горнило Звездной Кузни еще раз пять. Работать пришлось со всем упорством и упрямством, благо у нас этого было в избытке. Ширасаги стойко перенесла и жару, и тяжелую работу, хотя я видел, как ей тяжело это дается. Её ядро магии бунтовало, порываясь затопить девчонку и обратить в нуэ. Её рожки наливались сиянием, но невероятным усилием воли она всё же возвращала контроль и продолжала работу.
Мне же пришлось особенно тяжко. В сердце звезды перековывалась не только платина, трансформируясь в новый элемент, усиленный десятком других металлов, но и я сам. Мое ядро магии буквально раскаляло тело, душило каналы сомы и сфироты, грозя лишить меня и регенерации, и щитов. Но чем дольше я находился в адском пекле, тем больше чувствовал, как каналы магии и сомы сплетаются вместе. Трансформируются, образуют что-то новое.
Когда молоты затихли, а остывший металл скрылся под толстой, грубой тканью чехла, я уже не чувствовал, как магия и божественные силы раздирают меня изнутри. Они слились в один поток, дополняя друг друга.
— Вот теперь всё, уходим скорее, — кивнул я Рикке и подхватил созданный нами клинок за рукоять. — Скоро другие боги начнут интересоваться, что за оружие потребовало столько циклов закалки. Обычная энергоплатина касается звезды лишь один-два раза.
— Поняла, — она вытерла покрытый высохшим потом лоб и натянула шляпу.
Мы незаметно выбрались из Кузни и поднялись к ангару.
— Я подам сигнал Тарсису.
Едва маячок заработал на частоте, ведомой лишь нам с нашим помощником, в коридоре раздались чужие голоса.
— Не было такого разрешения! — пробасил кто-то. — Проверьте логи в журнале, врата открывались несколько раз! Если это мятежники…
— Прячемся, — шепнул я Рикке. Мы быстро скрылись за контейнерами в ангаре, а из коридора поднялись несколько человек. Судя по лязгу металла, охранники из элиты легиона.
— Проверьте всю Кузню, но найдите мне этих прохвостов!
Мы замерли, вжавшись в контейнеры. Божественные уловки тут не помогут — близость звезды не даст использовать все хитрости. А драться с ними означало бы поднять на уши всю Кузню. От чужаков тут избавлялись просто — запирали проходы, открывали створки ангара — и отключали щит. Жар светила доделывал все остальное.
Я повернулся к девчонке и прижал палец к губам.
— Ни звука…
Но это было излишне, она и так застыла статуей, даже не дыша.
Шаги сзади приближались, охранники ходили между рядами, придирчиво проверяя каждый проход. Они были уже за соседним контейнером. Я инстинктивно сжал рукоять обмотанного тканью клинка. Рановато еще пускать его в бой, но если не будет другого выбора, сделать всё нужно быстро.
— Погоди-ка, чувствуешь? — раздалось буквально за нашими спинами. — Вот здесь, проверь этот ряд!
Охранник пошел точно к нашему проходу. Я распустил узлы на ткани и переместил вес, чтобы убить одним ударом, как весь ангар наполнился лязгом и стонами металла.
Створки раскрывались, впуская уже знакомый глайдер. Тарсис, как же невовремя!..
Транспорт быстро приземлился, и охранники сразу бросились к нему. Их разговор я не слышал за шумом двигателей, но буквально через минуту раздался звонкий крик.
— Уходим, все чисто!
Мы переглянулись. Тарсис в очередной раз нас спас? Так или иначе, надо убираться отсюда.
Взяв Ширасаги за руку, я выглянул из укрытия: кроме Тарсиса, стоящего у глайдера, да пары дронов, на площадке больше никого не было.
— Пошли!
Мы бросились к нему со всех ног, но едва выбежали на середину, как в открытом люке показалась еще одна фигура.
Высокий бог ловко выпрыгнул наружу, лязгнув массивной золотистой броней, и поднял световое копьё.
Одного взгляда на его лицо хватило, чтобы резко ударить клинком в пол и затормозить.
— Легат… — прошипел я, сбрасывая ткань с оружия. Вмонтированный в рукоять Ключ Бездны вспыхнул ярким светом.
На меня смотрел тот же бог, что выстрелил мне в грудь и низверг меня на Землю.

***

===

Глава 26
Для высшего блага

Это он, сомнений не было.
И он меня узнал: его лицо исказила гримаса гнева, бог наставил на меня налившееся светом копье.
Но я был быстрее. Молниеносно бросился вперед, занося клинок для удара. Легат мгновенно понял, что ему грозит: воздух вокруг него задрожал от барьера, а готовое к выстрелу копье вспыхнуло светом.
Не в этот раз, подонок!
— Гигас, стой!
Поняв, что сейчас случится, Тарсис бросился мне наперерез, но его отшвырнуло таким мощным барьером, что даже контейнеры за ним со скрежетом поползли назад.
Мой клинок с треском пронзил барьер, острие скользнуло к груди божества, метя в пятый сфирот. Опытный боец среагировал мгновенно — копье ударило по клинку, отбивая его в сторону, и замерло. Черт, будет бить в упор! Я отпрянул, вскидывая оружие.
Яркий луч светового копья ударил в подставленное мной оружие и разделился, опаляя стенки ангара. От удара черная окалина с клинка разлетелась в стороны, оголяя сверкающий золотистый металл.
В моих руках был механизм, очень похожий на меч, но куда сложнее. И судя по лицу легата, он узнал его. Бог без раздумий ринулся в ответную атаку, копье схлестнулось с моим оружием, выбив яркий сноп искр. Натиск был таким, что меня сдвинуло назад. Но пробить меня одним мощным ударом ему не удалось.
Накачав руки магией, я отбросил соперника назад и метнулся вдогонку — добить. Но он неспроста был легатом. Умелый воин и стратег, он устроил такой шквал ударов, что воздух задрожал. Мы метались среди контейнеров, чертя клинками рваные узоры. Казалось, воздух в ангаре раскалился не хуже, чем плазма снаружи.
Проведя серию атак на бешеной скорости, я вновь отбросил легата — он ловко закрылся барьером, переводя дух.
— Тарсис, — злобно процедил тот, перехватывая копье. — Так это и есть твой спаситель? Ты не сказал мне, что связался с предателем и преступником!
— Да успокойся ты, Дарес! — взревел бог. — Вы оба, убрали оружие, пока здесь вся охрана Кузни не собралась!
Не сводя друг с друга ненавидящих взглядов, мы прислушались. Шум боя наверняка не остался незамеченным. По крайней мере, дежурные дроны больше не шустрили вокруг, а куда-то пропали.
— Не умеешь ты себе друзей выбирать, — усмехнулся я Тарсису. — Он — пешка Вседержителя! Этот гад и сбросил меня в Стелларис!
— Я знаю! Это мы велели ему застрелить тебя!
— Что?..
Дарес осклабился и выпрямил спину, лезвие его копья потускнело.
— Гигас, герой войны и гроза женщин, — он тихо рассмеялся. — Ты только потому и остался жив, что стрелял я, а не обычный страж. Прицелиться так, чтобы не спалить оставшиеся крупицы сфирота, стоило всего моего мастерства.
Тарсис подошел ко мне и положил ладонь на мой клинок.
— Опусти оружие. Именно Дарес помог тебе сбежать из Гелиона. Он — один из нас.
— Мятежник?
Он кивнул.
— Самый приближенный к Вседержителю. Он даже не подозревает, насколько близко к нему мы подобрались. Благодаря Даресу мы смогли накопить силы и не попасться в ловушки Карателей. Они ищут нас везде, но не подозревают, что мы знаем о каждом их шаге.
— Во имя Мелитаны… — прошептал я, убирая оружие, и обернулся. Укрывшаяся за одним из контейнеров, Рикка была готова прийти на помощь. Ее рожки светились от магии, наполнившей тело.
— Всё хорошо, свои, — устало махнул я. — Выходи.
Дарес сморщился от презрения, увидев девушку.
— Я слышал, что ты связался с магами, Гигас, но пасть так низко, чтобы задружиться с нуэ…
— Нам нужны все, — отрезал я, качнув клинком. — Маги, боги, мятежники или нет — все равно. Если ты заодно с нами, тебя мои друзья волновать не должны.
— Друзья, — фыркнул он. — Пацан прав, не умеешь ты себе друзей выбирать, Тарсис. Я увидел что хотел…
— Ты нам поможешь? — сощурился тот.
Легат тяжело вздохнул и убрал копье за спину — оружие с щелчком зафиксировалось на магнитных креплениях.
— Мне будет легче, если кристалл окажется в наших руках, а не у этого… — он сморщил нос. — Друга магов.
— Маги не получат ни кристалл, ни Мелитану, можешь не сомневаться, — ответил я.
— Так что ты хочешь?
— Всё того же, — я кивнул Тарсису. — Свободный выход из Гелиона. Каратели не должны нам помешать. А ещё — сопровождающие для спуска в Бездну. Столько, сколько сможешь достать. Они должны провести нас как можно ниже и отвлечь силы Вседержителя, пока я делаю свою работу.
Боги переглянулись: каждый хорошо знал, что кроется под сухой фразой «свою работу». Никто из богов не хотел оказаться на моем месте, даже если от этого зависела судьба всего Гелиона.
Штурмовать нижние ярусы Бездны было чистым самоубийством. Даже для старших богов.
— Будут тебе сопровождающие, — усмехнулся легат. — Только не медли. Вседержитель не будет держать здесь весь флот Гелиона до бесконечности. Со дня на день они отправятся…
— Куда?
— А это знает только он сам, — он пожал плечами и, бросив еще один взгляд на Рикку, направился к выходу к нижним уровням Кузни. — Уходите, сюда идут стражи. Я прибыл с инспекцией новой партии мечей и копий и задержусь здесь надолго.
Мы быстро погрузились в транспорт — из коридора и правда доносились голоса и звуки шагов, скрадываемые гулом защитного поля. Едва мы сели, легат обернулся ко мне.
— Эй, ты! В тот раз у тебя не хватило духу сопротивляться Вседержителю на суде. Но раз уж решил вернуть нам Мелитану, не смей дать слабины в следующий раз, понял?
Не дожидаясь ответа, он пошел к коридору. Створки люка быстро закрылись, Тарсис поднял глайдер к раскрывающимся воротам Кузни. Минута — и транспорт, выскочивший из пузыря энергобарьера, облизала солнечная плазма. Тут же сработал собственный барьер глайдера, и мы понеслись прочь от Звездной Кузни.
Закутав энергомеч обратно в ткань, я спрятал его в грузовой отсек и вернулся к Рикке. Девушка, измотанная жарой и утомительной работой, спала возле иллюминатора. Я сел рядом и взял ее за руку.
Тут же открылась створка кабины пилота и в салон вошел Тарсис. Плюхнувшись в кресло напротив нас, он устало выдохнул. Пока автопилот ведет нас обратно к источникам, можно было и отдохнуть.
— Так ты вернулся в Гелион, чтобы сковать оружие? — он кивнул на торчащую из-за сиденья рукоять меча. — Я уже видел такой. У Литаны.
В груди кольнуло. Я скосил взгляд на бога.
— Ты ее знал?
— Знал? Я ее учил! — гаркнул он так, что Рикка дернулась во сне. — Когда-то она звала меня «наставник Тарсис».
Наставник? Так вот почему та иллюзия была так правдоподобна…
Так вот кто учил мою Литану драться. Заботился о ней, когда я только делал первые шаги и набивал первые шишки.
— Тогда ты знаешь, как она закончила.
— Знаю, — он посуровел, лицо прорезали глубокие морщины. — И про вас двоих всё знаю. Когда ты убил того архонта и вырезал всю их цитадель, пусть даже это сорвало наше перемирие и заставило перебросить целый флот… я был рад. Ты отомстил за мою девочку.
Я молча кивнул, машинально стиснув кулак. Нас не собирались спасать из плена, это я знал точно. Старшие боги играли в свою игру, им было нужно перемирие и уступки от Совета Магов, они выигрывали время.
Нам просто повезло. Может, и в этом был план Вседержителя? В прорыве пары кораблей штурмового флота, в нашем освобождении, в моей безумной ярости, позволившей сопливому младшему богу завалить целого архонта, а потом методично, не щадя никого, вырезать целую крепость, набитую магами…
— Как она умерла?
Голос Тарсиса отвлек от воспоминаний.
— Несломленной, — глухо ответил я. — Как истинная «валькирия».
— Это правильно, — он поджал губы, по-отечески вздыхая. — Она всегда была сильной и шла до конца. Знаешь, когда я сделал ту иллюзию, я был уверен, ты дрогнешь. Я помню, как у нее горели глаза, когда она рассказывала о тебе. Тоже мне, боевая богиня…
Я улыбнулся.
— Тогда я не понимал, как она была мне важна. И не ценил эту близость. Нам просто было хорошо вместе. Казалось, пока мы вдвоем, то сможем что угодно и любой противник нам по плечу. Казалось, это будет длиться вечно. Мы ведь боги, что для нас эти столетия? Я даже не думал, что могу потерять её.
Но только потеряв ее, я понял, как много она значила. На миг я снова ощутил бездну пустоты внутри.
— Всегда есть что терять, парень.
Тарсис посмотрел на Рикку и снова вздохнул.
— Ты всегда пер вперед один, — так, словно был готов головой проломить любую стенку. Потому за тобой и шли другие боги — ты никогда не прятался за спинами, ты вел других за собой. Смелый до безумия, дерзкий и неудержимый. Ты вдохновлял её. Литана пошла за тобой так же, как другие боги. Но когда она умерла, тебе было нечего терять. А теперь, похоже, есть. И знаешь, на твоем месте я бы отдал кристалл легату.
— Это почему же?
— Вся эта история с Мелитаной — это наши дела, Гигас. Высшего совета, мятежников, Вседержителя. Не твои. Тебе незачем снова ломать стену в одиночку.
Я выдавил улыбку. Вот же старый гад! Сам же признал меня достойным, и снова отговаривает? Да что не так с этим кристаллом, раз все его так хотят?
— Ошибаешься, Тарсис.
— Да подумай сам, зачем тебе лезть на рожон и снова переть одному до конца? У тебя даже седьмого сфирота нет, ты даже не старший бог! Отдай кристалл и живи спокойно. Посмотри вокруг, ты же хотел вернуться в Гелион? Ты вернулся, Гигас. Ты дома.
От его слов меня бросило в жар, кровь вскипела от злости. Мана и сома тут же забурлили в каналах, наполняя тело силой.
Я пристально посмотрел на Тарсиса и произнес, чеканя слова.
— Вернулся, говоришь? Э, нет. Просочиться, как вор, пряча лицо — это не возвращение. Я заставлю богов содрогнуться и отплачу Вседержителю его же монетой. Я войду в Гелион как победитель, с поднятой головой. Вот тогда я по-настоящему вернусь. Как правитель, а не как низвергнутый изгой.
Он посмотрел на меня так, словно на миг увидел это. И на его лице промелькнуло восхищение. Он не сказал ни слова, но мне хватило и блеска в его глазах.
Теперь он знал, что я не шучу. И все их потуги выкрутить мне руки и использовать в своих подковерных играх не стоят ни черта.
— Ты… — наконец, выдохнул он. — Чего ты хочешь, Гигас?
— А разве не очевидно? — я кивнул на девчонку, спящую рядом. — Остановить Вечную Войну. И если для этого потребуется убить Вседержителя — я убью его. Если потребуется вывернуть Великую Бездну наизнанку — я выверну.
— Но… — бог запнулся, нервно куснув губу. — Даже если тебе удастся убить Вседержителя, его место займет другой и все повторится. Скорее, Вселенная перевернется, чем боги и маги заключат мир. Между нами нет ни единого моста, понимаешь? Мы пролили слишком много крови друг друга.
— Значит, придет тот, кто сам станет этим мостом.
Раздув могучие ноздри, он хотел сказать что-то еще, но запнулся. Его глаза расширились, будто он понял что-то такое, что перевернуло весь его привычный мир. Будто передумав, бог поднялся с кресла.
— К черту автопилот, поведу сам.
Он открыл створку в кабину пилота и, обернувшись, добавил.
— Я помню правление Мелитаны. Со всей её мудростью, она сумела принести нам лишь короткий мир. Надеюсь, тебе хватит мудрости добиться большего.
Створка закрылась. Я прислонился к Рикке и прошептал.
— Можешь больше не притворяться. Теперь он не услышит.
Она тихо выдохнула, расслабив ладонь, — все это время она сжимала мою руку.
— Я не знала.
Ну да, я и не рассказывал им с сестрой о своем прошлом. И о Литане она слышала впервые.
— Это в прошлом. Очень, очень далеком, тысячу лет назад. Лучше отдохни, лететь еще долго.
Она послушно закрыла глаза, но сон ей уже не шел. Поерзав, Ширасаги снова уставилась в иллюминатор — мы пролетали каскады солнечных панелей и ближние лепестки Гелиона.
— Мы ведь тоже можем не вернуться из Бездны на этот раз.
«Мы»… не было речи о том, что они с сестрой откажутся. Они уже всё решили для себя.
Я мягко сжал ее дрожащие пальцы.
— Вернемся. Чего бы мне это ни стоило.
— Можешь не пытаться меня утешить, я все понимаю, — она сдержанно улыбнулась. — На этот раз у нас шансы мизерные. Ваш Вседержитель — это не Шварцен и даже не Император. Теперь я понимаю, почему матушка тренировала нас с сестрой до изнеможения. Вот на такой случай.
Рикка снова посмотрела наружу: вдали медленно проплывали фантастические красоты Гелиона. Чужого ей мира.
— Мы можем не вернуться. Но если помечтать, если вдруг получится… Рэйджи, что ты будешь делать, когда все закончится?
Хоть она и не смотрела на меня, но я точно знал — слушала очень внимательно.
— А ты? Всё так же хочешь восстановить клан Ширасаги?
Она коротко кивнула.
— Угу. Матушка и господин Рюэн были добры ко мне, но своей в клане я не стану. А быть всю жизнь лишней — я не согласна.
Рикка снова сжала мою ладонь и продолжила.
— Хочу вернуть наш дом. Хочу, чтобы во дворе развевались наши знамена, а в главном доме шумели слуги и смеялись дети.
Она выдавила горькую улыбку.
— Я наивная, да? Сама знаю, что прошлого не вернуть, и никогда уже не будет так, как раньше. Не всем мечтам суждено сбыться. Но черт возьми… я не хочу стать последней Ширасаги.
— И не станешь, — я коснулся её бедра. — Слово бога.
Она молча отвернулась к иллюминатору, но я заметил, как на ее щеках заиграли ямочки от совсем другой улыбки.
* * *
Мы вернулись к темноте — наш сегмент Гелиона начала закрывать тень от второго лепестка, проходящего перед солнцем. Смена времени суток была еще одним шедевром, созданным Мелитаной.
Мы вернулись на виллу, и пока я приводил в порядок энергомеч, Рикка успела убежать в душ. Комнаты у нас были раздельные, но не сговариваясь, мы выбрали одну общую большую спальню с огромной кроватью.
Я сел на пол у изножья, приняв позу концентрации, и закрыл глаза.
Астральное тело изменилось до неузнаваемости. То ли повлиял контакт со светилом, то ли слияние магического потока и сомы, но привычной картины я не увидел. Мои сфироты были оплетены тонкой сетью голубых канальцев, словно каркасом, корневой системой огромного древа. А внутри ровно светились шесть шаров, четыре из которых были изъедены черной эрозией. Уродливые трещины тянулись наверх, к сфироту разума, но пока он был чист.
А над ним, светясь как маленькая звездочка, вовсю рос последний, седьмой Сфирот Света.
Тонкие ажурные канальцы заполнили уже половину объема черной дыры. Половина… немыслимо быстро. Путь, который в нормальных условиях занял бы пятьдесят лет, я проскочил за каких-то несколько дней. Что повлияло? Магия? То, что однажды уже создал седьмой сфирот? Близость астральных источников? Всё вместе?
Так или иначе, Сфирот Света был завершен наполовину. А значит, его мощь уже была мне доступна.
Сила предвидения. Возможность постичь суть вещей. Яснознание. То, что делает бога в привычном понимании самим собой.
То, что помогло мне раскрыть замысел Вседержителя и узнать его планы на мой мир.
Но даже его не хватило, чтобы увидеть всей картины.
Колоссальная игра, затеянная им после моего появления. План Мелитаны. Игры высших богов. И тайна Бездны.
Привычным усилием я направил сому к седьмой сфере: перед глазами вспыхнули линии вероятностей, миллионы картин возможного будущего пронеслись во всех красках и цветах.
Вероятности будущего выстраивались в одну линию. Пока еще неясную, неопределенную. Я попытался заглянуть глубже, но голову пронзила боль, выбивая меня из астрала.
Резко вдохнув, я открыл глаза: у кровати застыла Рикка, стиснув краешек ночной сорочки.
— Ты в порядке? — осторожно спросила она.
Я скользнул взглядом по ее хрупкой фигурке, едва прикрытой тонкой тканью. Свет, идущий из ванны, эффектно подсвечивал её блестящие волосы, едва касавшиеся плеч. Белоснежная кожа порозовела, а на щеках играл едва заметный румянец.
Натянув хищный оскал, словно тигр при виде добычи, я поднялся на ноги. Тело мгновенно наполнилось жаром.
Лучшие мои жрицы в расцвете своей красоты и рядом не стояли с юной Ширасаги. В памяти пронеслись картины с ее обнаженным телом, выгнутой от удовольствия спиной, её жарким шепотом и стонами. Я уже овладел ей однажды, и с удовольствием сделал бы это снова.
Заметив мой плотоядный взгляд, она робко прикрылась и потупила взгляд.
— Эм, уже глубокая ночь, нам надо выспаться… ой!
Я быстро подхватил ее на руки и понес на кровать. Жар нагого тела под тканью обжигал не хуже светила Гелиона. Рикка затаила дыхание, но рукой я чувствовал, как бешено колотится ее сердечко.
Уложив ее, я неспешно распустил завязки сорочки и распахнул ее. Священная нагота ее тела магнитом тянула к себе. Девушка стиснула ноги и стыдливо прикрыла ладонью исчерченный шрамами пах. Раздался ее жаркий шепот.
— Я не против, правда… просто не хочу, чтобы ты видел это снова.
Она отвела взгляд.
— Что ж, малышка, с этим я и хотел тебе помочь.
Мой палец мягко лег на ее бок и скользнул по тонкому белому шраму. Сома, пройдя через сфирот жизни и энергии, поднялась к сфироту контроля и потекла к руке. Из-под пальцев полился мягкий золотистый свет. Проведя пальцем, я убрал руку — от шрама не осталось и следа.
— Вот так… и здесь тоже. И здесь.
Мои руки заскользили по ее бокам, очерчивая каждый холмик и ложбинку. Покраснев от воздействия, кожа расцветала алыми пятнами. Мягко перевернув красавицу на живот, я стянул с нее остатки ткани и принялся за спину. Рикка до скрипа стиснула простынь пальчиками, и, кажется, даже вцепилась зубами в подушку, сдерживая стон.
— Я знаю, что немного жжется, потерпи.
— Н-не жжется… — вырвалось у нее на выдохе. — П-просто… хнн!
Её стон отдался приятной дрожью в пальцах. Я же продолжил свое дело: пальцы стирали один шрам за другим, оставляя после себя гладкую розовую кожу.
Они, словно жуткая летопись пыток на ее теле, лучше слов рассказывали об изуверствах Шварцена. Ему было дело до всего, и рука доктора не дрогнула, когда он наживую резал тогда еще маленькую девочку. Почки и селезенка, печень, спинномозговая жидкость, спинной мозг — он залез везде.
Но больше эта книга пыток не откроется никому. Я был последним читателем. И с великой радостью стирал каждую букву с изящного тела Ширасаги.
Тщательно обработав её крепкие ягодицы, я повернул девушку обратно на спину и скользнул к паху, как она мягко взяла меня за руки, останавливая. По щекам Рикки бежали слезы.
— Прошу, перестань… оставь мне хотя бы эти шрамы.
— Зачем?
— Пусть будут, чтобы я всегда помнила о том, что потеряла.
Я знал, что она не про то, что ей вырезал Шварцен ради приживления ядра нуэ. Она говорила о своей семье.
Мой палец мягко лег ей на губы.
— Твои шрамы навсегда останутся вот здесь, — палец коснулся ее лба, после чего скользнул к груди — И вот здесь. Но я не позволю им остаться на твоем теле.
— Рэйджи!
Она дернулась в порыве обнять меня, но я мягко вернул её на постель и руки продолжили свое дело. От узенькой талии — вниз, по полным бедрам и до кончиков пальцев на ногах. Огладив ножки, ладони вернулись вверх и легли на холмик лобка, словно заключили в любящие объятья. Рикка вздрогнула и сжалась.
— На этот раз будет немного больно, — прошептал я, успокаивая её. — Будь умницей и потерпи.
Она поняла. Без лишних пояснений, прочла по одному взгляду. Я же закрыл глаза и сосредоточился: давненько мне не приходилось исцелять людей, а тем более — возвращать им утраченное.
Энергия начала наполнять ее тело, мелкими толчками входить в лоно, растекаясь в стороны и заполняя собой. Я четко видел перед собой образ каждой клетки, что должна найти свое место, каждого капилляра и нерва.
Рикка застонала и выгнула спину, пытаясь отдалиться, отползти, но мои ладони держали надежно.
Волны боли одна за другой пронзали ее тело. Но она, закусив губу, неотрывно смотрела на меня, одним лишь взглядом давая понять — продолжай, не останавливайся.
— Еще немного… — прошептал я.
Новая волна боли заставила ее тело изогнуться дугой. Она вцепилась в мою руку… и прижала ее сильнее к трепещущему лону.
— Всё!
Сияние погасло, девушка бессильно рухнула на измятые простыни. Тело блестело бисеринками пота, грудь часто-часто вздымалась и опадала, как от долгого бега. Я поймал на себе ее взгляд, полный любви и благодарности. Рикка улыбалась, как никогда раньше.
— А теперь отдохни, — я погладил ее голову, незаметно погружая девушку в сон. — Твоему телу нужно время, чтобы привыкнуть. Спи.
Вымотанная за день, девушка быстро погрузилась в дрему, но, когда я отнял руку, она придержала её пальцами.
— Рэйджи, спасибо тебе, — она сонно улыбнулась. — Клянусь, я сделаю всё… чтобы…
Не договорив, Рикка провалилась в сон.
Укутав ее в тонкое одеяло, я отошел от кровати.
— Сделаешь. Я знаю.
Несмотря на желание присоединиться к Ширасаги, я все же вышел из виллы на улицу: у источников происходило нечто необычное. Волны астральной энергии, которые я ощущал раньше, усилились. А стоило мне ступить на влажный песок возле источника, как я ощутил мощный выброс энергии. Одновременно с ним шум водопада затих, а беззаботно щебечущие вокруг птицы разом замолкли.
Силуэт Юи, паривший среди водопада, растворился в густом тумане, окутавшем весь источник. Но она была там, я ощущал это. Огромный сгусток магической энергии, угнездившийся в тихих водах озерка.
— Закончила, значит, — я улыбнулся себе под нос и вошел в теплую воду, затянутую туманом.
Я успел пройти пару метров, как в белесой дымке проступила парящая над водой фигура. Пройдя несколько шагов по поверхности, астральная повелительница с тихим плеском погрузилась в воду.
— Какие необычные ощущения, — промурлыкала она, касаясь кончиками пальцев воды. — В мире чистой энергии давно забыли обо всех этих… физических ощущениях. Астральное тело не дает почувствовать и доли того, что доступно ей.
Она приблизилась и, не сбавляя хода, толкнула меня к берегу. Вспышка энергии отбросила меня в воду: одежда быстро намокла, облепляя тело. Я успел подняться, как она подошла вплотную. Глаза Юи тускло мерцали кровавым светом. Девушка вытянула руки над головой и сладостно, со стоном потянулась.
— Мне нравится это тело, бог. Гибкое, сильное и чувствительное.
Астральная Юи провела влажной ладонью по моей щеке. Её хищный взгляд буквально вспыхнул предвкушением.
— Когда я касаюсь тебя, то ощущаю, как внутри разгорается настоящий пожар, — она взяла мою руку и прижала к груди. — Вот здесь… и еще здесь.
Девушка повела моей ладонью ниже, погружая ее под мокрую ткань блузки, облепившей тело. Скользя моей рукой по теплой коже, она закатила глаза от наслаждения.
— Не спеши, девочка, — осторожно предупредил я. — А то придется познакомить тебя с болью. Не самое лучшее чувство, поверь.
— Люди всегда могли чувствовать это? Если так, я не против ощутить и всё остальное.
Черт… она сливается с телом Юи! Дело плохо, если она может выдавить её сознание так же, как я выдавил Рэйджи из его тела, Юи обречена!
— О? — повелительница ухмыльнулась. — Не бойся, я верну тебе девчонку. Но сперва хочу почувствовать всё, на что способно это тело. Всё, что хотела она.
Девушка повалила меня в воду и, усевшись сверху, прижалась к моим губам глубоким поцелуем.

***

===

Глава 27
Исход

На губах заиграла солоноватая влага с привкусом слюны. Настойчивая девушка не сбавляла оборотов. Не прерывая жадных поцелуев, повалила меня в воду и уселась сверху. Меня бросило в жар: она всерьез решила отдаться мне прямо здесь, на берегу источника? Просто соблазнить, пользуясь моим влечением к Юи?
И в чем-то она была права. Моя человеческая сторона, после всех пережитых стрессов, боев и постоянного напряжения, требовала разрядки. И Юи, такая желанная и недоступная, была лучшей наградой за пережитое.
Все хитрые стратегии, битвы за выживание миров и судьбы миллионов отступили под простым и понятным желанием. Снять с моей подруги остатки одежды, отбросить все проблемы и наконец-то предаться любви с той, кого я до сих пор берег от себя.
Я хотел ее, совершенно искренне. И, готов клясться, она давно мечтала подарить мне свой первый раз. Но Юи заслужила его не таким — под управлением взбесившегося альтер-эго, на жестком песке и в мире, полном врагов.
Она достойна почувствовать все и полностью. И я желал обладать Юи — всей, а не телом, захваченным астральным существом.
А та даже не думала отступать. Я попытался скинуть ее с себя, но хитрая девчонка подстраховалась и буквально накачала все тело магией.
Тебе так хочется поиграться, девочка? Что ж, давай сыграем по твоим правилам.
Расслабив мышцы, я позволил ей вести. Почуяв, что сопротивления больше нет, она целиком отдалась поцелуям. Тонкие руки оплели мою грудь и плечи, раздался первый стон. Я обнял ее талию, проникая под одежду, и усадил поудобнее. Приоткрывшись, ее алые глаза блеснули удивлением. Не ожидала, что я поддамся так легко.
Приласкав ее талию и бока, я позволил ей расслабиться — и, когда астральная повелительница совсем обмякла, поддаваясь желаниям тела, как обычная девчонка, сделал свой ход.
Подхватив под бедра, я перевернул Юи на спину и уложил на прибрежный песок. Она только игриво ойкнула и обхватила меня ногами. Все ее тело упрашивало продолжать, и раз уж я взял инициативу, то не стал скромничать.
Быстро освободив разгоряченную девушку от мокрой блузки, я переключился с ее губ на роскошную грудь. Астральная или нет, Юи среагировала мгновенно. Тонкий голосок эхом разнесся над источником, девушка оплела мою шею руками и прижала к себе.
— Продолжай…
Ласки действовали безотказно. Юи ритмично и часто задышала, окончательно улетая в астральные дали. Её восхитительное тело как магнит манило к себе, призывая доделать начатое. А после моего лечения для Рикки я и сам едва держался.
Но я не был бы богом, если бы плоть могла диктовать мне, как поступать.
Сняв с себя ее обмякшие руки, я прижал их к песку над ее головой и навис над распаленной астральной повелительницей.
— Всё, хватит игр. Верни мне Юи.
Приоткрыв глаза, она игриво улыбнулась.
— Уверен? Я же вижу, ты хочешь меня — возьми, нам обоим понравится…
Юи скосила глаза вниз, намекая на реакцию моего тела, и поиграла бровями.
Я тихо рассмеялся.
— Знаешь, почему ты не можешь отказаться от меня сейчас, а я от тебя — могу? Потому что тебе страшно.
Улыбка сошла с ее лица.
— Вы с Юи связаны, очень тесно. Настолько, что ее тревоги и беспокойства передаются тебе. Так же,как и ее тайные желания. Поэтому ты и полезла ко мне — потому что это желание Юи, найти утешения в моих руках. Ты и сама ощущаешь это, верно? Желание успеть всё, что еще можешь. Надышаться перед смертью, если она ждет нас впереди.
Астральная Юи скривила гримасу и прошипела.
— Ты… Гигас, глупый ты божок…
— Это страх перед неизвестностью. Это нормально для человека. Ты знаешь, что если мы не дойдем до цели, если не справимся, то ты умрешь с нами.
Я медленно отпустил ее руки и обнял замершую девушку.
— Не нужно бояться. Я обещал, что проведу тебя к Вратам — и я сделаю. Всё будет хорошо.
Она посмотрела на меня снова — с легкой обидой, но через пару секунд нахмуренные брови расправились.
— Я доверяю тебе, бог, — чуть подумав, девушка ткнулась губами в мои и добавила. — Но зря ты отказался. Я могла дать тебе то, что Юи никогда не отважится предложить.
— Это решит она сама, — улыбнулся я. — Спасибо за доверие.
Она выдавила ухмылку — и алые глаза разом померкли, возвращая привычный карий цвет.
Юи моргнула — и, медленно покраснев, прикрылась.
— Меня… долго не было, да?
— Достаточно, чтобы я успел соскучиться, — я подхватил ее на руки и понес к дому. — С возвращением.
Я знал, что она все слышала. У нас не было друг к другу вопросов, кроме, разве что, одного.
Я внес ее в спальню, где на роскошной кровати крепко спала ее сестра, и, прежде чем отпустить, спросил.
— Скажи, Могами, что ты будешь делать, когда мы дойдем до Бездны и вернемся?
Юи задумчиво сдвинула брови — и посмотрела на спящую сестру.
— Знаешь, я только сейчас поняла, как много для меня значит семья. Там, в Цитадели, когда я могла потерять вас всех, то почувствовала это особенно остро. Представить себе не могу, если что-то случится с родителями, или с сестренкой, с кланом… или с тобой.
Её пальцы крепко стиснули мои плечи, она шепотом добавила.
— Не прощу себя. Я с тобой до конца пойду, понимаешь? Ради них, ради себя самой, чтобы больше ни с кем не повторилось то, что пережили мы.
— Это не ответ, Юи.
— Я хочу, чтобы ты остался со мной, — улыбнулась она, — Ты ведь всё ещё работаешь на меня. Не забыл, советник главы клана Могами?
Мы оба тихо рассмеялись.
— Так что-о… мы же справимся, если будет нужно вести не клан, а Империю?
— Да хоть всю галактику.
* * *
«Проснись…»
Голос шел будто изнутри. Не открывая глаз, я повернулся на другой бок — мало ли что могло почудиться. Тем более после вчерашнего, во всех смыслах изматывающего дня. Мы так и заснули втроем, на одной постели, едва найдя силы переодеться и принять душ.
Так бы и спать дальше, но голос показался уж слишком знакомым. Словно давнее, полузабытое воспоминание.
Нащупав рядом теплый бок, я прижал к себе одну из сестер — судя по мягкой округлости в ладони, это была Юи, — и погрузился в дрему.
Но голос зазвучал снова, настойчиво… и знакомо.
«Проснись!»
Я разлепил веки и резко вскочил. По телу вовсю забегали мурашки.
— Юмэми?..
Конечно же, ее нигде не могло быть, кроме моего воображения. Ключ Бездны лишил меня жрицы, подарив вместо нее кошмары и такие вот миражи. Словно он издевался надо мной, давя на больное.
Взгляд упал на рукоять энергомеча, стоявшего у стены: кристалл в основании клинка ритмично мерцал, словно тревожная лампа. Я вытер испарину с лица и обернулся на возившуюся под боком Юи.
— Перестань, Рэйджи… — заворочалась она, — Не при всех же…
У второго моего бока тихо сопела Рикка, обняв меня за талию. Высвободившись из объятий, я поднялся и подошел к мечу. Кристалл замерцал чаще.
— Мне же не показалось, да? — я коснулся теплой поверхности кристалла. — Если ты живой, как все мы…
Меня прервал назойливый писк зуммера, а вместе с ним — и сигнал вызова от сферы, внезапно появившейся посреди комнаты. Тарсис, как всегда, не отличался особым тактом.
— Ну что ещё? — буркнул я, жестом швыряя сферу в соседнюю комнату, и направился следом.
— Выйди и посмотри наверх!
Встревоженный голос Тарсиса помог сбросить остатки дрёмы. С нарастающим чувством тревоги я вышел из нашего домика и, быстро рассеяв завесу пара, посмотрел в небо.
Весь небосвод, докуда хватало взгляда, расчертили бледно-голубые полосы инверсионных следов. И с каждой минутой их становилось больше, линии одна за другой удлинялись на моих глазах.
Крейсера, линкоры и эсминцы выходили за пределы Гелиона, чтобы уйти в гиперпрыжок. Весь огромный флот, собранный Вседержителем, пришел в движение.
— Значит, началось…
Схватив сферу, я побежал к ступеням, ведущим на вершину водопада, чтобы лучше видеть грандиозную картину исхода.
— Верно, — донесся голос бога. — Операция Вседержителя стартовала этим утром, Гигас.
— Ты узнал, куда они двигаются?
— В сердце супервойда Валиран, на орбиту черной дыры, — донеслось в ответ. — Они идут к Великой Бездне.
Так и знал! Плевать ему было и на силы магов, и на заговоры мятежников! Он всегда держал перед глазами одну цель — сердце Бездны. Механизм богов, врата Астрала и Мелитана — вот что ему нужно.
— Тарсис, мы должны их опередить, любой ценой.
— Знаю, — коротко бросил он. — За вами уже вылетел челнок. Собирайтесь, наш флот уже ждет тебя. Как только будешь здесь, вылетаем.
Меня бросило в жар от его слов.
— Погоди, «наш флот»?..
— Всё сам увидишь — в его голосе почувствовалась улыбка. — Мы ждем тебя, Гигас. Они ждут.
Сфера растаяла во вспышке энергии, оставив меня наедине с величественным зрелищем. Никогда прежде, даже во времена Великого Противостояния, Гелион не видел такого размаха. Словно всю свою жизнь Гелион готовился к этому моменту, для него тысячи лет копил ресурсы, строил корабли и создавал передовое оружие. Для этого дня ковались в Кузне миллионы тонн энергоплатины.
Я прикрыл веки: кристалл все так же вливал в меня поток сомы, оплетенный тысячами тоненьких ручейков от верующих. Я был полон и готов действовать.
Быстро спустившись с водопада, я вернулся в дом. Девушки уже поднимались — обе явно почувствовали мою тревогу и теперь спешно приводили себя в порядок. Едва я вошел в комнату, Юи обернулась ко мне.
— Рэйджи, нам пора, да?
— Да. Поторопитесь, нас ждет транспорт.
И не только он. Что за флот, о котором говорил Тарсис? Флот мятежников? Те, кто участвовал в штурме Цитадели Архонтов, прятались далеко за пределами Гелиона. Тогда кто?

 Читать дальше... 

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :    

https://www.litlib.info/book/Nizvergnutyj_5_vozvraschenie_v_Gelion-b210417/read  

https://readeria.ru/books/nizvergnutyj-5-vozvrashhenie-v-gelion

https://onlinereads.net/bk/276476-nizvergnutyy-5-vozvrashchenie-v-gelion

https://coollib.net/b/675526-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-5-vozvraschenie-v-gelion-si/read 

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 88 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: