Главная » 2023 » Декабрь » 13 » Низвергнутый 053
00:32
Низвергнутый 053

===


Они один за другим растворились на его ладони, истощенная в бою аура мага снова налилась мощным свечением. Восполнив силы, он вытянул меч в сторону Юи.
— Убейте бога, а я закончу с этим фарсом, — велел он остальным. — Юи! Даю тебе последний шанс, сними щит и сдавайся. И тогда, может быть, я сохраню жизнь твоей семье.
Её барьер дрожал и едва не рассыпался, но девчонка держалась, отдавая ему остатки своих сил.
— Вся в отца, — с ненавистью процедил он, — Тоже не знаешь, когда пора остановиться.
Меч пришел в движение, окутываясь аурой магии. Короткое плетение — и в щит Цитадели ударил столб ревущего пламени. К небу взмыли искры, горячий ветер расшвырял пыль и камни. Юи со стоном рухнула на колени, пытаясь держаться — щит собрался перед ней, съеживаясь в линзу.
Ей не выдержать. Я рванулся на помощь, но дорогу мне преградили остальные архонты.
— Куда собрался, божок?
Вот дерьмо… надо разобраться с ними по-быстрому.
Я стиснул кулаки и бросился к ближайшему, на ходу сплетая языком узор. Жаль было тратить мой секрет на такую мелочь, но положение было просто отчаянным. Тело ещё корежило от боли, регенерация едва успела восстановить мои каналы после прошлого раза. Придется сфироту жизни работать на пределе сил.
Едва архонт вскинул руки, как получил удар «клинком ведьмы» в лицо. Голова взорвалась, как переспевший арбуз. Его товарищи отшатнулись от вспыхнувшего багровым пламенем безголового тела, а я метнулся к следующему, краем глаза следя за Юи.
Ее дела были плохи — линза барьера скукожилась так, что едва прикрывала тело, а мощь бушующего пламени лишь нарастала. Эйсин не жалел сил. Видя слабость Юи, он поднял вторую руку, быстро плетя еще один узор, и метнул в нее глыбу льда, мгновенно развеивая пламя.
От удара щит разлетелся с жалобным звоном, а льдина, расколовшись на тысячи кусков, осыпала девчонку острой шрапнелью. Град ледяных игл смел Юи, протащив по земле, и швырнул на израненную Фубуки.
Эйсин опустил меч и пошел к ним, неспешно чертя новый узор. На лице отражалась смесь разочарования и неприязни. Подонок явно рассчитывал сломать волю Юи и использовать её для своих целей, но храбрая девчонка сломала весь его хитро выстроенный план.
Он поднял ладонь, на кончиках пальцев заиграло жуткое лиловое свечение — коронарный разряд сверхмощной молнии. Такой убьет и десяток магов.
— Не так быстро, урод.
Перед ним встал ещё один силуэт. Рюэн Могами, израненный и усталый, преградил ему путь. За его спиной на затянутой дымкой земле виднелись четыре бездыханных тела, залитые брызгами крови. Архимаг выиграл тяжелейший бой, и был готов сражаться снова, несмотря на жесточайшие раны.
Он заговорил, чеканя каждое слово. Будто гвозди вбивал.
— Тварь. Ты использовал мою жену и едва не убил мою дочь. Мне плевать, архонт ты или еще кто, но пока я жив, ты и пальцем больше их не тронешь.
Сжав рукоять залитого кровью омни-меча, он встал в боевую стойку. По лезвию древнего артефакта пробежал всполох света.
Эйсин выдавил кислую улыбку.
— Как же ты меня достал, выскочка Рюэн. Не будь тебя, Фуан-ша не вернулась бы на Землю. Юи должна была появиться не от твоего грязного семени. Всё было бы иначе… Ты даже не представляешь, как сильно я хочу тебя убить. Не забыл, что проиграл мне в прошлый раз? Пора довести начатое до конца.
— Ты закончил трепаться?
Архонта покорежило, на миг его лицо отразило всё отвращение и ненависть к сопернику, осмелившемуся бросить ему вызов.
— Довольно с меня вашей семейки, Могами… — процедил он, поднимая меч. — Архимаг — ничто против архонта, Рюэн!
Тот со злой улыбкой поманил его пальцем.
— Один пацан научил меня, что ничего твоя сила не значит, если…
Договорить он не успел — Эйсин метнул в него подвешенный на кончиках пальцев коронарный разряд. Голубая молния ударила в его меч, расходясь разрядами по земле вокруг и стекая, как вода, со щита божественного благословения. Рюэн метнулся навстречу, занося оружие.
Звон клинков наполнил воздух, между магами разгорелось жесточайшее сражение. В бой они пустили весь арсенал: мечи окутывались пламенем и молниями, врезались и вспарывали магические щиты. Над бойцами кружился смерч магической энергии от плетений, то и дело пробивавших воздух.
В глазах рябило от наложения магических аур. Архонт использовал весь свой арсенал, но и Рюэн был далеко не так прост. Прирожденный мечник сконцентрировался на бое, умело отражая атаки и жаля в ответ, а его омни-меч буквально разрубал сильнейшие узоры врага. Он бил вплотную и вился вокруг Эйсина, твердо зная — на дистанции архонт его просто испепелит своей магией.
Их бой завораживал, но следить за ним мне не удавалось — троица уцелевших архонтов буквально обкладывала меня узорами, очевидно, решив стереть с земли меня вместе с ангаром.
— Не туда смотришь, Гигас!..
Уйдя безумным прыжком от смертоносного каменного копья, я скользнул к сопернику. Короткий выпад — и ладонь смяла его пальцы, начавшие новое плетение. Рывком свернув ему сустав, я сбил коленом его вторую руку и круто рванул на себя, разворачивая к спешащим на выручку собратьям.
В тот же миг нас озарила вспышка, маг задергался как припадочный. В нос ударило вонью паленых волос. Один из архонтов метнул в меня заряд молнии, но поразил беднягу.
Толкнув архонта к ним, я снял с его пояса пистолет и всадил всю обойму во второго. Пули разлетались от щита, но маг замешкался, пытаясь защититься. Мгновенно сблизившись, я всадил заряженный кулак ему в горло. Короткий джеб, захват — и, взяв соперника на болевой, я без промедлений выломал ему обе руки из суставов. Он взвыл от боли и завалился, но шансов подняться ему я не оставил. Пальцы сложились в плетении: таран.
Внутри тела пробежал вихрь обжигающего пламени, сжигая еле живые каналы дотла. А на голову мага обрушилось сжатое в одну точку острие пилума. Плетение, подсмотренное у ранившей меня девчонки, было беспощадным. Кровавая волна ударила в стороны, приводя третьего архонта в ужас. Гад успел отпрянуть, окутавшись щитом, на его пальцах вспыхнул свет «клинка ведьмы», как раздался короткий свист клинка — и полный боли крик.
Мы обернулись одновременно.
Отбив клинок Эйсина, Рюэн нанес молниеносный удар. Его клинок описал рваную дугу и полоснул по руке, сжимавшей омни-меч. Мгновенно отпрянув, Рюэн обернулся: меч выпал из разжатых пальцев и лязгнул об пол.
Эйсин с отчаянным воплем вцепился в руку, повисшую на лоскуте кожи. Рюэн вовремя отпрянул — воздух вокруг архонта буквально вскипел от энергии. Но архимаг не собирался успокаиваться. Окутавшись щитом, он рванулся в очередную атаку, занося меч в смертельном замахе.
И в этот момент архонт ударил. Но не в Рюэна, а в землю. Ветряной кулак поднял облако серой пыли, скрывая соперника от архимага. А следом на него обрушилась молния, которая начисто сдула магический барьер. Почуяв опасность, Рюэн рванулся назад, но было поздно.
Из-под земли в него ударило громадное каменное копье. Жалобно зазвенел меч, которым Рюэн закрылся от удара, но каменный таран остановить было невозможно. Смяв мага как куклу, глыба швырнула его в воздух на несколько метров назад, к израненной дочери.
— Ублюдок…
В пыльной завесе проявилась фигура архонта. Его рука дымилась, как головешка, срастаясь на глазах. Измотанный боем маг снял с пояса резную коробочку, поднес ко рту и всыпал в себя целую пригоршню сияющих магией горошин.
Потускневшая аура архонта вспыхнула с новой силой, озарив ангар жуткими бледно-голубыми всполохами. Эйсин собирал силу, фокусировал ее в одной точке, готовясь к последнему, роковому удару.
Нельзя позволить ему! Я рванулся к Эйсину, на ходу отшвыривая третьего соперника. Сзади донесся глухой стук и всхрип падающего мага, но меня не волновало, даже если он ударит в спину.
Едва архонт поднял руку с сияющим в ладони шаром чистейшей энергии, сзади раздался жуткий хруст — и истошный вопль прорезал воздух. Эйсин мгновенно побледнел, поворачиваясь на знакомый голос.
Позади нас на коленях стоял Карак, а из его груди торчал полыхающий факел магического клинка. Сзади него стояла Рикка, каким-то чудом вырвавшаяся из хватки чудовищ и расшвырявшая двоих из них. Взяв врага за горло, она вонзила лезвие глубже — до заветного ядра магии.
Рана на груди извергла фонтан голубого пламени, нуэ испустил вопль смертельно раненого зверя — и, отброшенный пинком в спину, вспыхнул как пороховой заряд.
— КАРАК! Ты, дрянь!..
Двое уцелевших нуэ бросились мстить, но Рикка, словно открыв в себе второе дыхание, приняла бой. Впервые в жизни я видел битву между нуэ. Три пылающих маной метеора метались на пятачке земли. Глаз успевал различить короткие вспышки да рваные тени, осыпающие друг друга жесточайшими ударами. Землю усеяли брызги крови и пылающие осколки брони, разлетающиеся в стороны от живого энергетического шторма.
— Схватите её, удержите любой ценой!
Голос Эйсина звенел от гнева и ярости. Его рука, пылавшая зарядом маны, держала меня на прицеле. А бешеный бой нуэ на мгновение замер — два чудовища успели схватить Рикку за руки и остановить на пару секунд.
Этих секунд Эйсину хватило с лихвой. Луч чистейшей магии ударил мимо меня в замершие фигуры трех нуэ. Измотанная воительница дернулась в сторону, но враги держали крепко. Без шансов.
Вся энергия, собранная Эйсином из магоконцентрата, изверглась одним потоком. Казалось, земля и небо вспыхнули как тысяча солнц.
Я метнулся наперерез, сгребая оставшиеся в теле крохи сомы для создания щита. Если сжать его и прервать луч на расстоянии, есть шанс…
Крошечный диск возник прямо посреди потока — и луч разделился, равнодушно прорезая груды камня и тела павших архонтов.
Атака длилась не больше трех секунд. Бешеный поток маны растаял, оставив после себя чудовищные разрушения. Едва свет погас, я увидел одинокую девичью фигурку в окружении полыхающих тел. Пошатнувшись, она упала на колени. Её аура потускнела, сбрасывая истощенную оболочку нуэ.
Жива…
— Еще бы секунду… — зло прошипел Эйсин.
— Ты чудовище, — донесся шепот Фубуки. — Они были нашими товарищами, твоими подчиненными — и ты их убил!
Он снял с пояса еще одну коробочку и жадно проглотил десятка два шариков.
— Чудовище? — он обернулся ко мне и ухмыльнулся. — Не больше, чем твой божок Гигас. И если думаешь, что я жесток, убив двоих, то как думаешь, сколько своих убил он?
Фубуки посмотрела на меня.
— Семьсот миллионов! — воскликнул он. — И не врагов, а своей же паствы! Он зачистил от людей целую планету! Или скажешь, я наврал? А, божок?
— Не семьсот, — выдохнул я и, стиснув кулаки, выпрямился.
По рукам и телу бежала кровь из ран, уже не заживающих от регенерации. Ребра переломаны, левая рука и вовсе перебита. Истощенные до предела сфироты отдавали последнее, что было в каналах. Руки и лицо саднили от трещин черной чумы. Вдохнув горячий, воняющий кровью и жженым металлом воздух, я повернулся к сопернику.
— Их было семьсот тридцать два миллиона. И я помню имя каждого. А помнишь ли ты тех, кого отравил в Бездне? Или тех, кого убил, чтобы они не выдали твой уродливый секрет?
Он скривился, словно от боли.
— Довольно. Никто не узнает об этом, потому что некому будет сказать.
На кончиках его пальцев засияла мана. Я нашел взглядом девчонку-архонта. все еще сидевшую в шоке на краю выжженного пятна. Её участь была уже предрешена.
— Как ты сказал, Гигас? Зачем тебе меч, если у тебя есть тысяча? — он поднял руку. В черноте ночи небо вспыхнуло сотнями светящихся клинков — и они, один за другим, обрушились на землю смертоносным дождём.
Мечи со скоростью пушечных снарядов начали врезаться в землю вокруг меня. Лезвия вонзались в руки и ноги, пронзали тело и останавливались. От боли померкло в глазах, клочья растерзанной одежды почернели от крови. Я закричал так, что звёзды в небе содрогнулись.
— Давай, божок, кричи! Наслаждайся тюрьмой боли!
Клинки Эйсина буквально распяли меня на месте. Каждое движение и вздох лишь заставляли их глубже погружаться в тело. Два из них зависли у моей шеи, скрещенные как ножницы.
— Не волнуйся, ты не умрешь первым, — фыркнул он, поднимая меч, и повернулся к Могами. — Сперва я займусь ими. Стой и смотри, но если дернешься — клинки разорвут твое тело и изрубят на столько кусков, что никакое чудо тебя уже не воскресит.
Юи со стоном подняла руку, на кончиках пальцев заиграло слабое черное пламя. Но в ту же секунду земля вокруг них налилась светом магического круга. «Чистилище», одно из самых жестоких плетений, не оставляющих даже кости. Эйсин был готов сжечь их заживо.
Я двинул рукой — и лезвия мечей глубже вошли в тело, по клинкам заструилась кровь. Подонок был прав, мне не выбраться, только чудом!..
Точно… чудо.
Закрыв глаза, я коснулся горящего алым светом пятна на сфироте энергии. Три чуда в запасе… Последний шанс, последняя надежда умирающего бога — исполнение желания, и я уже знал, что оно будет стоить мне очень дорого.
Бог не может применить чудо для себя. Только для других.
Великий Астрал, источник всей силы во Вселенной. Во имя сомы, дай мне то, что спасет людей, доверивших мне свои жизни.
Активация — я открыл глаза.
Передо мной завис золотой куб чистой энергии. Совсем рядом — только руку протяни.
Мечи-ножницы шевельнулись, касаясь кожи на шее.
В бой пошло второе чудо — трансмутация. Мечи почернели, становясь хрупкими как стекло. Сжав зубы, я рванулся вперед.
Мгновенно все пришло в движение. Клинки затрещали, врезались в плоть — и разлетелись миллионами осколков, вонзаясь глубже в мое тело. Черное стекло крошилось как лед. Рывок за рывком я убивал себя, но двигался. Охваченная огнем боли, рука потянулась к кубу — ещё немного!..
Взгляд нашел Эйсина. Он подошел к краю будущего чистилища и занес руку, готовясь одним движением прикончить всех. Его палец поднялся и пошел по кругу, завершая сложный узор.
— НЕ ПОЗВОЛЮ!!!
Пальцы коснулись куба и сжали его. Мгновенно энергия затопила меня — и излилась ослепительным потоком, стирая со своего пути частокол мечей и глыбы камня, прямиком к архонту.
На миг ночь превратилась в день. Грохот затопил всё, стирая оглушительный крик Эйсина, всё-таки успевшего закрыться барьером. Его смело с места как щепку бурным потоком и протащило по земле метров пятьдесят.
Опустошительная сила мгновенно растаяла, чудо сработало ровно так, как я просил: дрожащие на земле Фубуки и Юи, не веря глазам, застыли в центре тающего кольца пламени.
Я рухнул на землю, сил хватило только упасть на колени. Перед глазами троилось, каждый вздох отдавался резью.
— Думаешь… это конец?..
Раненый, с залитым кровью лицом, Эйсин поднял голову — и тихо засмеялся.
Воздух вздрогнул — и посреди ангара показалось кольцо портала. За ним еще одно, и ещё — один за другим вокруг нас открывались сотни порталов, из которых выходили люди. Сотни и сотни людей.
Фубуки застыла в немом возгласе, а Рюэн подполз к Юи и закрыл её собой.
Воины вернулись в Цитадель Корпуса Архонтов.
Они все были здесь. Вся тысяча.
Их пылающие ауры слепили глаза.
— Вот и конец твоему бунту. Ты остался последний, божок.
Я поднял голову к небу — на фоне серых звёзд выделялась одна.
Крошечная звездочка, лучившаяся золотым светом.
— Ошибаешься, — усмехнулся я. — Не последний.
— Быть того не может… — один из архонтов посмотрел на небо. — Смотрите!
Одна за другой там вспыхивали золотые звездочки и обрастали огненными хвостами. К земле летели сотни, тысячи звёзд, на глазах превращаясь в знакомые силуэты.
Архонты встревоженно зашептались, переглядываясь, а я с улыбкой закрыл глаза.
— Молодец, мелкая. Тебе всё-таки удалось их убедить.
Сияющий золотой бронёй, на Цитадель архонтов метеоритным дождём спускался легион «Валькирий».

***

===

Глава 21
Возвращение

Сотни пылающих звезд обрушились на землю метеоритным дождем. В мгновение ока десятки валькирий в золотых доспехах с пылающими мечами окружили нас — и с ходу ринулись на опешивших архонтов.
Над головой засияли купола божественных барьеров. Едва первая волна воительниц коснулась земли, за ней ринулась вторая, третья… словно в замедленном кино я смотрел, как лучшие из богинь оттесняли назад магов, формируя оборонительный периметр.
Они проносились мимо меня, и на миг в лицах бегущих в атаку спасительниц мне привиделись знакомые черты. В груди кольнуло: моя Литана ведь тоже была Валькирией, больше тысячи лет назад. Отчаянно смелая, беспощадная к врагам, стойкая в бою и ненасытная в постели…
Будь она жива, то сражалась бы сейчас бок о бок со своими сестрами?
Её образ встал перед глазами так четко и ярко, что на миг я ощутил ее присутствие. И хоть от боли в глазах все рябило и расплывалось, я четко увидел в подошедшей фигуре ее глаза и локоны, выбивающиеся из-под шлема.
— Гигас?
Грубый, резкий голос выдернул меня из липкого морока, я сморгнул наваждение. Громадная фигура бога, закованного в броню, зависла надо мной.
Старший бог Тарсис протянул мне руку.
— Уходим, пока эти твари не очухались. Вставай, наши сейчас портал развернут.
В клубах дыма и пыли за его спиной сверкнуло кольцо портала. Конечно, не луч Стеллариса, но я понимал, что даже само появление здесь такой армады — огромный риск.
Но важнее было другое. Собрав по всем сфиротам уцелевшие крохи энергии, я скрыл на коже трещины и следы эрозии. Со стороны никто из богов их не заметит. Лишние вопросы сейчас ни к чему.
Я поднялся на ноги и указал на семейку Могами, оцепеневшую от вида сотен десантниц.
— Берем магов, вон тех!
— Магов? — Тарсис нахмурился. — На кой нам спасать двух архонтов и архимага?
— Они на нашей стороне, без них я бы не смог все это провернуть. Прикажи эвакуировать их первыми!
Он смерил меня возмущенным взглядом и, поджав губы, повернулся к порталу, где ждал эскорт из десятка валькирий.
— Забирайте вон тех магов с собой! Живее!
Я же направился через полосу черных осколков к Рикке, лежащей среди груды полыхающих тел. Израненная в бою, она вяло шевелилась, пытаясь перевернуться на спину.
— Тарсис, помоги забрать девчонку.
— Ты с ума сошел? Она же чертова нуэ!
Я обернулся к грозно насупившемуся богу: его аура раздулась и полыхала так, будто он хотел поскорее силком запихать меня в портал и убраться с чертовой планетки.
— Либо я ухожу с ней, либо остаюсь здесь. Так понятнее?
В его глазах аж молнии засверкали.
— Тыы… Несносный, сопливый кусок дерьма, если посмеешь протащить нуэ на Смилату, я тебя…
Пока он сыпал всеми карами небесными мне в спину, я подхватил Рикку на руки. Из глаз чуть искры не посыпались, дыхание перехватило от боли во всем теле.
Черт, раньше она казалась мне легкой, как пушинка. Да и сейчас в худеньком теле вряд ли было много веса. Еще бы убедить в этом свои раны.
Прижав Рикку к себе, я развернулся и пошел к порталу мимо Тарсиса.
— Ты хренов безумец… — прошипел он.
— Уходим.
Он молча пошел за мной, сопя от недовольства. Тем временем девы в золотой броне помогли подняться моим товарищам и одного за другим отправили в портал.
Я прибавил шагу, но измотанный до предела, запнулся и едва не упал.
— Держись, Гигас!
Две Валькирии помогли удержать мне равновесие. Убедившись, что дальше дойду сам, они заняли оборонительную формацию, прикрывая нас сзади.
А вокруг разгоралась настоящая битва. Воздух грохотал от выстрелов энергоорудий, шипела магия и взрывались заряды, яркие лучи вспарывали тьму разноцветными вспышками, растекаясь по барьерам. Высоко в небе вспыхивали и гасли мириады огней: на орбите развернулся бой десятков рейдеров с крейсерами Гелиона.
— Отходим! — крикнул Тарсис. — Забирайте раненых и отступайте к порталам!
Только сейчас я заметил, что порталов открылось уже не меньше десятка. В гуще боя вместе с валькириями рубились старшие боги совета, было даже несколько химер.
Добравшись до мерцающего круга, испещренного белыми точками звёзд, я кивнул Тарсису.
— Спасибо.
Он скупо улыбнулся в ответ, но тут же напустил грозный вид.
— Чего ждешь, вали уже отсюда, сопляк!
Он говорил что-то еще, но я шагнул в портал — и все стерлось в мешанине черноты и моря звезд, вытянувшихся в тысячи белых полосок.
* * *
Вместо десантного отсека портал привел нас прямиком в зал совещаний. И вовремя.
Рюэн и Фубуки с Юи, вышедшие из портала парой секунд ранее, не успели и шага ступить, как к ним ринулись стражи из числа младших богов.
— Это маги! Всем к бою!
Десятки мечей и копий уткнулись в мою троицу. Рюэн мгновенно выхватил свой меч здоровой рукой, Фубуки и Юи встали спиной друг к другу и зарядили плетения, хоть сами едва держались на ногах.
Пришлось вмешаться, пока они друг друга не поубивали.
— Уберите оружие, они со мной.
Никто, естественно, и с места не двинулся.
— Хорошо же нас тут встречают, — процедил Рюэн. — Может, назад вернуться?
Один из богов посмотрел на меня — и округлил глаза.
— Гигас? Отдай нам нуэ, мы добьем эту тварь и…
— Заткнитесь и опустите оружие, — повторил я с нажимом. — посмотрите на них получше. Может тогда увидите, что они ранены и ничего сделать вам не могут. Они заодно с нами, так что лучше помощь им окажите.
Рикка на моих руках пошевелилась, издав болезненный стон. Стражи переглянулись.
— Ну?
— Сделайте как он велит.
За спинами богов показалась знакомая фигурка в легкой тунике. Химера Мелитаны подошла и, натянув загадочную полуулыбку, оценивающе посмотрела на нас. Выждав пару секунд, она кивнула.
— Опустите оружие и помогите нашим гостям. Я ручаюсь, что они не причинят никому вреда. И вы тоже, — она посмотрела на напряженных Могами. — Пока вы на Смилате, никто вас не тронет.
Стража отступила, им на смену пришли несколько человек и богов. Могами оглянулись на меня: расслабляться они точно не собирались, как и доверяться тем, кто только что хотел их прикончить.
Нужно было подать пример.
— Помогите ей в первую очередь, — я отнес Рикку на изогнутую кушетку с серебристым покрытием. — Она нуэ, но прекрасно контролирует свои силы, можете ее не бояться.
Её обступили несколько богов и богинь, старшая тут же положила ладони на ее залитую кровью грудь. Девушка скривилась и издала тихий стон.
— Ядро полностью истощено, половина каналов сожжена. Множественные ушибы, переломы, не хватает пары органов. Начнём с перелома…
Я оставил их с Риккой, а сам вернулся к Могами. Они внимательно следили за мной — и, не снижая бдительности, наконец-то позволили себя осмотреть.
— Рюэн, убери оружие в ножны, — я мягко положил ладонь на его меч. — Никто его у тебя не отнимет, но богов нервирует, когда перед их носом размахивают омни-мечами, перекованными из оружия их убитых собратьев.
Тот неохотно убрал оружие и подпустил к себе врачевателя.
— Не так я себе представлял возвращение из Цитадели…
— Не болтай, — велел бог, работающий с ним. — Тут сейчас от раненых будет не протолкнуться, так что дай себя осмотреть. Мда, потрепали тебя… Хорошо, всех в медблок!
Его повели к лазаретам, с остальными ранеными, а я поймал пристальный взгляд хозяйки крейсера. Химера ясно давала понять, что нам не избежать разговора.
— Я лично осмотрю твои раны, Гигас. И кроме того…
Едва она заговорила, как из портала выскочил громадный силуэт старшего бога в золотой броне. Тарсис сходу сгреб меня, за грудки и тряхнул.
— Гигас, отброс ты недоделанный… Может, объяснишь, ради чего мы привели целый легион и штурмовой флот? Мы что, пошли на такой риск ради спасения кучки магов?
— Остынь, Тарсис. Эти люди выступили против воли Совета и помогали мне десятки раз.
— Ну да! — фыркнул он. — Еще скажи, жизнь твою спасали!
Я посмотрел в его пылающие гневом глаза. Спокойно и серьёзно, — так, чтоб он почувствовал, что не продавит меня ни на ноготь.
— Спасали.
Он отпустил меня и заговорил, вложив в голос Силу. С таким нажимом, что любой другой в три погибели бы согнулся.
— Они же маги. В их крови и генах ненависть к богам. Среди них даже нуэ. Нуэ, Гигас! Их природа — война с нами, это не переделать и за тысячу лет! Она — волк, которого не приручить!
— Она убила несколько магов, защищая меня. И да, я сам учил ее управлять своей силой.
— Да плевать мне, кого и чему ты учил! Как на нас посмотрят другие, когда узнают, что наши люди погибли за магов? Ты спасаешь врагов, так как ты после этого собрался спасти Гелион и Мелитану? На чьей ты вообще стороне?
— На своей, — я убрал его руки.
— Тарсис, перестань так давить, — вклинилась Химера. — Мелитана доверила ему самую сложную миссию за всю историю Гелиона. Ты сам согласился с тем, что мы обязаны помочь Гигасу. Нам ли знать, какими путями он должен ее выполнить?
— А ты уверена, что он не переметнулся на их сторону, пока был в мире магов? — сощурился он. — Ты сама видела, его окружали архонты, нуэ, даже простые люди! Ты бы доверила свою хозяйку в мелкие волосатые лапы смертных? Рискнула тысячелетиями жизни ради этого?
— Пусть лучше так, чем позволить Вседержителю довести его план до конца, — без тени сомнения ответила она. — И если мы планируем завершить начатое, то это — не последний поступок, который мы не понимаем.
Он смерил ее строгим взглядом, затем — зыркнул на меня. Давление его ауры буквально припечатывало к полу. С достоинством выдержав его, я дождался, как он вздохнул.
— Хорошо. Пусть будет по-твоему. Пока ты свободен, Гигас, но учти, — его могучий палец ткнулся в мою грудь. — Нас ещё ждёт серьёзный разговор, и ты ответишь мне за всё.
Тарсис вышел из зала, а Химера проводила меня в соседнюю комнатку, где нас встретила ещё одна химера. Моя. Встревоженная девчонка подлетела ко мне, но едва увидав раны, замерла в ужасе.
— Не стой столбом, помоги осмотреть твоего хозяина, — велела старшая Химера и принялась снимать с меня одежду. Хотя назвать так грязные окровавленные лохмотья язык не поворачивался. Под ними картина была не лучше: глубокие раны еле зарастали, сфирот жизни вычерпал себя досуха. Химера взяла меня за руку и прижала к себе.
— Впервые вижу бога, который так неосмотрительно расходует свою сому. Придется отдать тебе часть своих запасов. Хмм… сними-ка защиту, она мешает. Ты же не хочешь истечь кровью после всего, через что вы прошли?
Я покосился на неё — старшая химера умела быть настойчивой и убедительной.
— Послушай, тебе не понравится то, что ты увидишь.
— Да-да, снимай уже.
Я развеял морок. На коже по всему телу мгновенно проявились узоры черных трещин, расходившихся от груди. Выглядело так, будто кто-то наспех склеил разбитую вдребезги вазу.
Моя мелкая химера замерла, прижав ко рту ладонь. Она сразу все поняла. А вот старшая с невозмутимым лицом положила ладонь на мою грудь и прикрыла веки.
— Малышка, принеси салфетки и полотенце, нужно смыть кровь и грязь с тела твоего хозяина.
Та вышла из ступора и торопливо убежала за вещами, оставив нас одних. Химера же начала медленно, небольшими порциями вливать в меня свою сому. Мои иссушенные сфироты жадно приняли в себя ее энергию, глоток за глотком, как изможденный путник у ручья в пустыне.
— Где ты умудрился подхватить эрозию, Гигас?
— Наследие её хозяина, — я кивнул на дверь, за которой скрылась мелкая химера.
— Она не должна была разрастаться так быстро. Похоже, в твоем теле болезнь каким-то образом эволюционировала.
— Возможно, это из-за ядра магии, — кивнул я. — Мана ослабляет сфироты…
— Не совсем, — она мотнула головой. — Твое тело уникально. В нем сплелись две силы, свойственные магам и богам. Увы, их уязвимости — тоже.
Закончив наполнять меня сомой, она отняла ладонь и пристально посмотрела мне в глаза.
— Врать не буду. Долго ты не протянешь. Заражение разошлось уже на половину твоих сфирот и будет идти дальше. Эрозия совершенствуется в твоем теле за счет ядра магии. Рано или поздно она захватит всё и просто уничтожит астральное тело. Я сделаю, что смогу, чтобы отсрочить это, но, чтобы вылечить тебя, мне придется иссушить и уничтожить все твои сфироты. Ты буквально перестанешь быть собой.
— Низвержение, да… — усмехнулся я. — Сейчас это неважно.
— Неважно? — в ее взгляде проявилась тревога. — Ты же не собираешься умереть в бою, или…
— Успокойся, — я коснулся её. — Свое обещание я помню, и раз взялся, то доведу начатое до конца. Верну я тебе твою хозяйку, не бойся.
Химера куснула губу. Было видно, ей много чего хотелось сказать. Но вместо этого она снова приложила ладони к моей груди и вздохнула.
— Вседержитель наверняка уже знает, что вы устроили в Цитадели Архонтов.
— Плевать, — отмахнулся я. — Главное, чтобы он не узнал об этом.
Сетка трещин на моей коже медленно растворялась, залечиваясь под действием сил Химеры. Девушка применяла нечто сходное с божественным восстановлением, но куда менее понятное.
— Не узнает, обещаю, — тихо ответила она. — Я сделаю все, чтобы твоя тайна не вышла за эти стены.
* * *
Сколько мы находились на крейсере химеры, я не считал, но вряд ли дольше нескольких часов. Все это время с нами работали лучшие божественные целители, дабы залечить самые жестокие раны. Но когда со срочной помощью было покончено, они удалились — в бою за Цитадель раненых и так хватало. Крейсер спешно ушел в прыжок в неизвестном направлении.
Мы же вернулись на Землю через портал, открытый лично Химерой. С того момента, как десант Валькирий высадился в Цитадели, начался обратный отсчет: Орден Карателей уже знал о движениях флота и начал поиски мятежников. Они наверняка узнают, что следы ведут на Землю — ко мне, и тогда все станет ясно. Нам нужно было сработать на опережение. Подчистить хвосты, затаиться. А лучше — оказаться там, где гончие Вседержителя точно не будут нас искать.
Но до тех пор предстояло решить еще одну задачу.
Оставив Химеру и Юмэми на крейсере, я вернулся на Землю с кланом Могами. И едва под нашими ногами оказалась знакомая лужайка перед главным домом клана, как я понял: нас ждали.
— Госпожа, господин!
Из дома высыпали слуги в сопровождении главы разведки. Бурной встречи Могами устраивать не стали: первым делом Фубуки отправила дочерей в больницу, сопроводив их такой охраной, что позавидовал бы сам Император. Мы же с Рюэном и Фубуки прошли в главный дом. Отослав прочь прислугу, нагруженную вещами, мы поднялись в кабинет, принадлежавший сперва Рюэну, а потом — и Юи. Фубуки устало закрыла дверь.
Лишь теперь, оставшись втроем, в родных стенах, она выдохнула. Рюэн устало плюхнулся на диван и уставился в потолок.
— Невыносимое дерьмо… наконец-то вернулись. Хотя бы здесь можно расслабиться.
— Не здесь, — бросила Фубуки и коротким движением открыла портал в свой карманный мир.
Она кивнула нам, жестом приглашая внутрь. Возражений не было. Пара мгновений — и мы переместились в странное помещение, отдаленно напоминавшее комнату. В отличие от прошлого моего посещения её карманного мира, здесь не было ни площадки, ни огромных ворот, ни жуткой гнетущей атмосферы.
Мы попали в тот уголок карманного мира Фубуки, который она приберегла лично для себя и самых близких. Место для отдыха, её тайный сад.
Хотя скорее, тайная веранда с уютными креслами, столиком и видом на озеро.
— Располагайтесь, — велела Фубуки, открывая один из шкафов. Внутри блеснули десятки бутылок.
— Впервые вижу нечто подобное, — выдохнул Рюэн.
— Ага, я тоже, — соврал я.
Пока Рюэн озирался по сторонам, разглядывая тайное укрытие своей супруги, Фубуки небрежно вытащила с полки и бросила мне одну из бутылок. Вытащив вторую, она сорвала пробку и приложилась прямо к горлышку.
— Фухх… просто не верится.
Она опустила бутыль на стол и тихо засмеялась. Сперва — нервно, но я видел, как женщина меняется на глазах. Мы пережили безумный стресс, и лишь теперь колоссальное напряжение всех сил отпускало. Людям требовалась разрядка, нужно сбросить пар, пока он не сорвал крышку.
— Чего замешкался, бог? — усмехнулась она, раскрасневшись. — помнится, я обещала вино — пей.
— Ты же сказала, когда все закончится.
— Когда закончится, тогда будем пить керуанское, как обещала. А пока — букет Саравии.
Я сорвал пробку — в воздухе разлился аромат незнакомых цветов и приправ. Коллекция у неё подобралась знатная, я такое вино пил не меньше семисот лет назад.
Разлив напиток по бокалам, я протянул один Рюэну. Фубуки же, прикончив первую бутылку, окончательно расслабилась. Обычно сдержанное и строгое лицо светилось от радости. Взбудораженная женщина взяла у меня бокал и, приобняв за плечо, чокнулась с моим.
— Черт возьми, в таком аду я давненько не была! До сих пор всю трясет! Как мы вообще это пережили, а? А боги? Когда они появились, я думала — все, конец нам! Как ты это вообще провернул, Гигас?
— И правда, как, — усмехнулся я, пробуя вино. Сладковатое, но крепкое, оно мгновенно наполнило тело приятным жаром. А Фубуки не унималась.
— Блин, я будто снова рубилась при Келемаре! Тринадцать богов в одном бою снесла! Эй, только без обид, идёт?
— Да какие обиды, я там даже не был, — пожав плечами, улыбнулся я. Рюэн молча глянул на нас — и опрокинул в себя вино, тут же пожалев об этом. Крепкая дрянь била в голову похлеще стероидного боксера в финале.
Архонт же, судя по всему, решила оторваться по полной. В ход пошла третья бутылка, а за ней — четвертая и пятая. Фубуки накачивалась вином и вела себя все более раскрепощенно, мы вспоминали битвы прошлого и шутили, порой выходя за рамки просто боевых товарищей.
И я понимал её. За веселым смехом, откровенными шутками и бокалами вина она пыталась скрыть горечь. Там, в Цитадели, она навсегда попрощалась со своей второй семьёй — архонтами, боевыми братьями и сестрами. Годы службы, битв, искренней дружбы и таких же попоек, годы личных драм, павших товарищей, совместных клятв…
Все это осталось в прошлом. Рассыпалось пеплом в пожаре, пожравшем Цитадель.
Фубуки хоронила свое прошлое, пытаясь забыться. Поймав взгляд Рюэна, я убедился — он тоже это понимал.
А мои мысли уже были прикованы к Юмэми. То, что было скрыто в ее теле, не давало мне покоя. И сколько это ни оттягивай, нужно все решить как можно скорее. Пока об этом не узнали другие. Иллюзий я не питал, пронырливая Химера наверняка уже поняла истинную причину, почему я так пекусь о своей жрице.
— Мне пора возвращаться, — допив вино, я отложил бокал. Порядком захмелевшая Фубуки тут же оплела меня за руку и притянула к себе.
— Не спеши, Гигас, мы только начали веселье, правда, Рюэн? Втроем мы найдем занятие поинтереснее твоей болтовни с богами.
Высвободившись из её крепкой хватки, я кивнул Рюэну — тот тоже порядком набрался, но контролировал себя не в пример лучше.
— В следующий раз.
Несмотря на протесты, она все же открыла мне портал.
— Учти, Гигас, — Фубуки ехидно улыбнулась. — В следующий раз я тебя так просто не отпущу.
* * *
Едва бог исчез в портале, архонт жарко выдохнула. Все тело горело от странного жара, во рту пересохло, а мысли шли явно не в самом мирном направлении. Хотелось либо избить кого-нибудь до полусмерти, либо затащить в постель. И коли уж Гигас сбежал, мутный взгляд Фубуки прильнул к Рюэну.
— Что ж, раз он ушел, здесь остались только мы, — она с улыбкой расстегнула забитый грязью замок-молнию и скинула с плеч комбинезон. Подхватив бутылку, она сбросила с себя остатки одежды и отхлебнула прямо из горла.
Вино заструилось по белоснежной коже, выделяя рельеф точеной фигуры. Отбросив бутылку, она с наслаждением проследила за плотоядным взглядом Рюэна и расплылась в улыбке. Уперев руку в бок, Фубуки поманила его второй.
— Иди сюда. Тебе сегодня предстоит еще хорошенько постараться, дорогой. Не меньше, чем за двоих.
* * *
В больнице меня встретили почти как своего. Медсестры сразу проводили меня в вип-палату, где под усиленной охраной находилась Могами Юи. В палате она была одна — и, едва увидев меня, выдавила улыбку.
— Рэйджи!
Прикрыв дверь, я подошел и сел рядом. На столе возле кровати привычно стояло блюдо с фруктами. Отточенным движением я оторвал от кисточки виноградину и, легко сняв шкурку, протянул девушке.
— Да-а, заставила ты меня побегать за тобой, госпожа Могами. Когда я согласился стать твоим советником, то спасение твоей маленькой задницы из астральной тюрьмы на планете, забитой злобными магами, не входило в мой договор. Я требую прибавки к жалованью.
Её губы задрожали, девчонка была готова заплакать. Но держалась.
— Как насчет тридцати процентов к окладу?
— И премию, — я скормил ей виноградину и отправил вторую себе в рот. Девушка коротко кивнула.
— И трехнедельный отпуск на море. Все за счет клана Могами, конечно. Я компенсирую всё, — она тут же осеклась. — Господи, что я несу…
Отложив тарелку с фруктами, я коснулся её щеки и прильнул поцелуем к ее пересохшим губам. Девушка охотно подалась навстречу и пылко обняла меня.
— Ты молодчина, Юи, — прошептал я, с трудом оторвавшись от губ. — Прости, но я должен тебя попросить уступить место твоей второй половинке. Есть важный разговор.
Вместо ответа она снова прижалась ко мне губами, и на этот раз поцелуй был куда сильнее. Её глаза изменились, налившись кроваво-красным светом.
Я мягко оттолкнул девушку
— Ты меня не обманешь, Повелитель.
Она цыкнула от досады. По палате разнесся приглушенный голос астрального существа.
— Что тебе? Мы с твоей подружкой едва не умерли сегодня. Ей нужен отдых. а мне — астральный источник. Иначе я ничего не скажу.
Астральный источник? Такие есть лишь в Бездне да в Гелионе. Зараза едва появилась, как опять выкручивает мне руки. Выдавив усмешку, я кивнул.
— Будет тебе источник.
Юи улыбнулась как хищница, добравшаяся до лакомого куска мяса. Разве что не облизнулась.
— Что ты хочешь взамен? О чем хотел поговорить?
Я приблизился, почти касаясь кончика её носа.
— Расскажи мне, как извлечь астральный кристалл из живого тела.

***

===

Глава 22
Ключ Бездны

— Расскажи мне, как извлечь астральный кристалл из живого тела.
Улыбка на лице Юи стала шире, глаза блеснули кровавым багрянцем.
— А с чего ты решил, что его вообще можно извлечь?
Я нахмурился.
— Любое чужеродное тело можно убрать из…
Я осекся — и Юи удовлетворенно улыбнулась. Словно говорила — «значит, понял?»
Понял. Я в этом теле тоже был «чужеродным». Только мертвому школьнику было все равно, что я с ним делаю. И чем больше ран получал, чем больше восстанавливал тело божественными силами, тем больше замещал Рэйджи собой.
До тех пор, пока его совсем не останется.
— Так что это за кристалл? — Юи-Повелительница откинулась назад и подхватила кисточку винограда с тарелки.
— Ключ Бездны. Точнее, его половина. Вторая — в посохе Вседержителя.
Улыбка сошла с ее уст.
— А вот это плохо. Тебе нужно знать, что этот кристалл — такое же живое создание, как я или ты. Вся жизнь — это энергия, разница лишь в той форме, которую она принимает для контакта с миром. Живое тело, или же кристаллическая оболочка — неважно. Важно то, что астральный кристалл такого уровня невозможно извлечь без гибели носителя.
Я слушал ее, чувствуя, как холодеют пальцы, а Юи продолжала.
— Попав в тело, он начинает врастать в него, становиться одним целым с носителем. Это не раковая опухоль, не паразит и не болезнь, — у него есть своя воля, свой разум. И он умеет себя защищать, так что вытащить его силой невозможно. Даже если ты каким-то чудом достанешь его неповрежденным, носитель все равно умрет без него.
Она оторвала несколько виноградин и съела одну за другой, после чего продолжила.
— Ты сказал, кристалл разделен, верно?
Я кивнул.
— Тогда понятно, почему все так закрутилось, — Юи устало вздохнула. — Как я сказала, кристалл разумен. И, будучи разделенным надвое, стремится соединиться вновь. Его половинки — как близнецы, чувствуют друг друга и тянутся друг к другу. Между ними связь, которой любые расстояния — не помеха.
Связь… как между мной и Мелитаной?
— Погоди, слишком все гладко выходит. Меня низвергли на Землю…
—…чтобы найти кристалл, а не давно почившую богиню, — осклабилась Юи. — Ты знаешь историю Ключа Бездны? Почему именно ключ?
— Он открывает врата в астральный мир, — вспомнил я слова старших богов.
— Верно, но не только, — кивнула она, отрывая еще виноградину. — Кристалл черпает свои силы, так же, как и я, из астрального мира. Представь, целый мир энергии, к которому ты можешь прикоснуться в любой момент. Звучит впечатляюще, правда? Эта ваша Мелитана первой нашла Врата и первой получила ключ. Но мы не дали ей открыть их.
— Мы?.. Только не говори, что ты была там тысячи лет назад…
— Была, — кивнула она. — Среди тех из нас, кто остановил богов, пришедших ко входу в наш мир. Мы предупредили её, что никто из богов не пройдет Врата, пока идет война. Ни одна живая душа не смеет перешагнуть порог. Но она не думала об этом, её больше заботил мир, она искала место для твоего народа. И мы позволили ей забрать кристалл.
— Погоди, так значит… — меня осенило, но многоголосье Юи опередило меня.
— Ключ Бездны — это вечный генератор, черпающий силу из астрального мира и передающий её владельцу. И только от владельца зависит, куда он ее направит. На созидание, или же на уничтожение. Вседержитель алчет кристалл, потому что он позволит победить любого, даже самого сильного бога.
— Выходит, Мелитана забрала кристалл и после этого создала Гелион… только у него хватило бы сил пленить звезду и создать целый, ... его, мир!
Юи кивнула.
— А теперь представь, что можно сделать, если направить эту мощь не в ту сторону?
Слова застряли у меня в горле. Представлял, и очень хорошо. Одной только божественной силы с лихвой хватит, чтобы уничтожить мирок вроде того, в котором правил я. Или Землю.
— Вседержитель окончит войну, утопив в крови тысячи миров. Но если так, это же оружие способно его остановить.
— Верно. И потому я не вижу проблемы в том, чтобы достать вторую половину кристалла. Жизнь одного спасет миллиарды — вполне справедливый обмен. Так почему ты хочешь спасти носителя?
— Не носителя, — тихо ответил я. — А мою жрицу. Кристалл — внутри Юмэми.
Юи на миг замерла и побледнела, на бесстрастном лице словно растворились все эмоции. Только горящие алым глаза на миг вспыхнули, словно изнутри пыталась прорваться настоящая Юи.
— И что с того? — помедлив, фыркнула она. — Юмэми всего лишь человек. Она даже магией не обладает. Ты ведь бог, жизни людей для тебя ничего не значат. Сколько ты убивал их по своей прихоти ради меньшего, Гигас?
— Миллионы, — глухо ответил я.
— Выходит, она особенная, — усмехнулась Повелительница. — О, я могу тебя понять. Знаешь ли, для этой девчонки ты тоже, хмм, особенный. Но какая разница? Всегда найдется другая, ты же знаешь. Только покажи свою силу — и в любом из миров найдутся сотни дев для утех. Жриц, праведниц, да кого угодно. Почему ты хочешь спасти её?
— Почему, да? — я с горькой усмешкой взял из ее рук виноградину и покрутил между пальцев. — Я не смог спасти Литану, мою возлюбленную. Не смог спасти семьсот миллионов людей, которыми правил. Сотни богов, с которыми сражался плечом к плечу…я даже себя спасти не смог. Но хотя бы её — я должен…
Она забрала у меня виноградину и филигранным движением разделила ее надвое. Прозрачный сок потек по ее тонким пальцам.
— Ты боишься потерять близких, это так по-людски… всё же ты взял от людей куда больше, чем думаешь, — ее губы тронула улыбка, — Не расстраивайся, смерть — это не конец для живых существ. Ни для людей, ни для богов.
— Только не надо меня утешать.
— Это — утешение для слабаков, но ты — не слабый. Я же вижу это. И она видит, — Повелительница коснулась пальцем своих губ и, слизнув сок, загадочно улыбнулась. — Я сроднилась с ее телом и вижу ее мысли. Чувствую то же, что и она. Девочка постоянно думает о тебе. Грезит, и порой весьма откровенно.
— Мы с Юи сами разберемся, так что не лезь в это, — усмехнулся я.
— Тогда тебе стоит поторопиться. Девочка пробудила в себе перерожденное ядро архонта одним лишь желанием спасти сестру. Это ты дал ей цель и указал путь, Гигас. Она не будет ждать вечность.
Она поманила меня пальцем — я приблизился, и девушка обхватила меня за затылок, прижимая к себе. Жарко дохнув в ухо, она зашептала.
— Ты не можешь спасти свою жрицу, но ты можешь попробовать.
— Что?.. — я посмотрел в пылающие кровавым светом глаза, но Повелительница тут же прижалась ко мне поцелуем. По телу словно разряд прошелся. Поцелуй сменился новым, страстным и пылким, я ощутил, как её мягкий язычок настойчиво ткнулся в мои губы. Вкус винограда наполнил рот, кожу обожгло ее жаркое дыхание. Поддавшись желанию, я прижал девушку к себе и дал ей волю.
Её страсть было невозможно подделать. Впившись в меня цепкими пальчиками, она самозабвенно целовалась, так глубоко и страстно, будто делала это последний раз в жизни. Но едва я вошел во вкус, как она оторвалась от меня — и, тяжело дыша, улыбнулась.
— Ммм… и правда, неплохо, — довольно прошептала она. — Теперь понятно, почему она так привязалась к тебе.
Девушка зажмурилась от удовольствия — и тут же вздрогнула, на глазах замирая и краснея.
Могами Юи вернулась.
— Прости, я слышала все, о чем вы говорили, — пробормотала она. — И она слышит, и… мне жаль насчет Юмэми, правда. Я даже не знаю, чем могу помочь.
— Всё в порядке.
Я обнял вздрогнувшую девушку и прошептал.
— Ты сделала достаточно, малышка. Восстанавливайся, отдыхай, у нас впереди еще много работы. Я скоро вернусь.
* * *
Перед уходом из больницы я заглянул в палату к Рикке. В этот момент девушка крепко спала: ей досталось больше всех. И хоть тяжелые раны ей залечили еще на Смилате, а сейчас вовсю работала зверская регенерация магов, ей требовался отдых. Битву с тремя нуэ она выдержала очень дорогой ценой — в бою она сожгла половину каналов маны, да и её ядро магии еле держалось.
Я невольно улыбнулся, глядя, как она мирно сопит под одеялом. На невинном личике, обрамленном роскошными черными волосами, застыло выражение безмятежности.
С радостью бы остался с ними, и даже терпел бы уколы в мягкое место, мерзкую больничную еду и излишнее внимание медсестер. Но вместо этого я вышел из ее палаты, поднялся на крышу больницы и открыл портал прямиком на Смилату.
Юмэми все еще оставалась на крейсере, и судя по тому, что Химера так и не подпустила меня к ней, она уже всё знала. Дела оборачивались для меня скверным образом: она не постесняется использовать жрицу как инструмент для торга. Придется договариваться.
Химера ждала меня в своей просторной каюте, больше похожей на пентхаус. К моему удивлению, здесь же были и Юмэми с моей химерой.
Взволнованная, с искусанными губами, жрица замерла — и уставилась на меня, на глазах расцветая, как цветок.
— А… Рэйджи! — она быстро соскочила с кресла и стиснула меня в объятьях. — Живой… Боже, ты цел…
Я прижал к себе мою женщину. Во имя сомы, как же мне этого не хватало. Доверчивое тепло ее тела, аромат волос и дыхание на коже. Ощущение энергии, наполняющей меня мощным потоком.
Только сейчас, деликатно сжав её в объятьях, я почувствовал себя спокойно.
Черт… Повелительница была права.
Я посмотрел на мелкую химеру, застывшую в паре метров: девчонка переминалась в нетерпении, ожидая своей очереди. Заметив мой взгляд, она встрепенулась и бросилась ко мне.
— Хозяин!
— Доклад, — велел я, не сводя глаз со старшей Химеры. Та сидела в своем кресле и загадочно улыбалась, словно ждала меня. И пока все шло по её плану.
Мелкая одернула костюм и начала отчитываться о выполнении задания, рассказывая все то, о чем я уже догадывался. А я, не выпуская причитающую жрицу из объятий, смотрел на хозяйку крейсера.
Она всё знала, по глазам видно. И про Юмэми, и про то, что случилось в Цитадели. Всё.
Наконец, мелкая закончила с докладом и шагнула назад, соблюдая протокол. Девушка поднялась с места и пошла ко мне.
Вот и пришло время торговаться. Сфиротами чую, Юмэми она просто так мне не отдаст. С неё станется и стражу со всего корабля созвать, да и сама она не преминет воспользоваться силой. В том, что химера может противостоять богам, я был уверен — она не раз уже меня удивляла.
Ещё одну схватку после того побоища, что нам устроил Эйсин, я могу и не выдержать. Но выбирать не приходится.
— Ты хорошо поработал там, внизу, Гигас. Как видишь, я откликнулась на твою просьбу. Боги поддержали тебя.
— Благодарю тебя, — я коротко кивнул ей.
— И это всё? — она ехидно улыбнулась. — Я вообще-то спасла тебе жизнь. И тебе, и твоим друзьям. Впрочем, неважно. Что ты сделаешь дальше? У тебя есть план?
— Разумеется, — кивнул я. — Если ты хочешь, чтобы я выполнил свою часть сделки, тебе придется сделать для меня еще кое-что.
Её большие глаза сощурились, словно девушка пыталась меня прощупать своим взглядом.
— Подготовь для нас укрытие и свободный проход через шлюзы Гелиона.
— Гелион… — она загадочно улыбнулась. — Так ты решил спрятаться от Вседержителя у него под носом.
— Чем дальше он смотрит, тем хуже видит вблизи.
Скрестив руки на груди, она нахмурила лоб — и кивнула.
— Будет тебе проход, Гигас.
Отлично. Осталось главное: вытащить нас отсюда.
Я взял Юмэми за руку и шагнул вперед, закрывая ее собой. Короткий взгляд — и мелкая химера, поняв сигнал, встала рядом.
— Тогда мы уходим. Все вместе.
Хозяйка крейсера смотрела на меня с расслабленной, хитроватой улыбкой.
— Ступайте.
Что?
Я невольно напрягся, прислушиваясь и обостряя чувства.
Нет, по палубам не бежали сотни богов, не вломились стражи, не активировался блокирующий барьер.
Вообще ничего не произошло.
Она нас отпускала? Вот просто так?
Её лисья улыбка стала шире.
— Ну так что, ты уходишь?
Вместо ответа я открыл портал — и, прижав к себе Юмэми, шагнул внутрь.
* * *
Мы вышли точно посреди зала в моем карманном мире. Навстречу тут же выскочил Парис, перемигиваясь огоньками.
— Парис, подготовь мою амуницию и одежду для Гелиона.
— Господин, для… чего? Вы вернетесь в эту клоаку богов? То есть… кхм, да, сейчас!
Парис мигом умчался куда-то в дальние залы, а я выпустил руку Юмэми и повернулся к мелкой.
— Химера, теперь твой черед.
Девчонка застыла, выпучив глаза. Я жестом подозвал ее к себе и сел на одно колено, чтобы сравняться с ней ростом. И даже так она едва до плеча мне дотягивала.
— Х-хозяин?
Девчонка насторожилась, чувствуя, что я не просто так подозвал её.
— Какое сейчас время года на Земле?
— Осень, — тихо ответила она, косясь на мою жрицу.
— Тебе нравится осень?
Сглотнув, она затравленно уставилась на меня. Мой серьезный тон сбивал с толка.
Она боится. Нервничает, как любое создание, ощутившее, что оно не бессмертно. Она зависела от меня так же, как зависела от Иссаса.
Но я — не он.
— Да… нравится.
— Тогда я буду звать тебя Аки — «осень».
Сказать, что она опешила — преуменьшить.
Девчонка отшатнулась, округляя глаза, и пролепетала.
— Ч-что?..
— Аки. Я даю тебе имя.
В одно мгновение на ее лице сменился с десяток эмоций, от неподдельного страха, растерянности — и до восторга.
— Имя? Я… Имя!
Она бухнулась на колени и сбивчиво зашептала что-то, постоянно добавляя «Гигас». Юмэми тронула меня за плечо.
— Что с ней? Что ты сделал?
— Химеры — искусственные существа. Подобия жизни, созданные богами, а потому не имеют имён, — пояснил я. — Поэтому к ним относятся соответствующе. Они просто слуги, расходный материал. Но те, кому создатель дает собственное имя, обретают силу, статус и право на голос. Аки больше не раб и не бесправная кукла. Она под божественной защитой, как любой подданный Гелиона.
— Я… Аки, я навечно буду с вами хозяин, клянусь! — размазывая слезы по щекам, встрепенулась девчонка. — Владыка Гигас, я с вами хоть куда, я!..
— Тише, — успокоил я её. — Встань и вытрись.

Аки послушно поднялась и принялась вытирать щеки рукавами.
— А теперь подойди ближе и послушай, что ты должна сделать для меня…
Несколько минут я шептал ей задания, которые следовало выполнить. Аки согласно кивала, запоминая все в деталях.
Прежде чем я ступлю на землю Гелиона, нужно было подготовить почву. Последний раз я был там в день моего низвержения. До того же я десятки лет оставался в своем мире.
А Гелион менялся. Постоянно. Даже за эти полгода, что я провел на Земле, он изменился.

 Читать   дальше ...    

***

***

***

***

***

***

Источники :    

https://www.litlib.info/book/Nizvergnutyj_5_vozvraschenie_v_Gelion-b210417/read  

https://readeria.ru/books/nizvergnutyj-5-vozvrashhenie-v-gelion

https://onlinereads.net/bk/276476-nizvergnutyy-5-vozvrashchenie-v-gelion

https://coollib.net/b/675526-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-5-vozvraschenie-v-gelion-si/read 

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 61 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: