Главная » 2023 » Декабрь » 12 » Низвергнутый 052
22:09
Низвергнутый 052

===

Он снова прошелся по линиям, даже проследил пальцами оба узора. И когда пальцы сошлись вместе на перемычке, заметил кое-что еще. В хитросплетении окруживших её линий, к ней подходила еще одна. Тонкая, еле заметная даже вблизи. Теряясь под более толстыми линиями, она шла вниз, под стену.
— Погоди-ка…
Он сощурился, оглядывая всю площадку. Она представляла собой ровный круг, словно на плиты пола положили тонкий серый блин из другого минерала.
Круг с тремя волнами в центре. Вода.
— Эйсин, хитровыделанный ты подлец… — ухмыльнулся он. — Значит, не два, а три.
Это было уже испытанием, которое под силу не каждому. Даже архонт с трудом смог бы сплести не два, а три узора одновременно — могло банально не хватить мощи каналов и концентрации. И если в силе магии Рюэн сравняться с архонтами не мог, то вот в остальном уступать не собирался.
Три узора одновременно. Архимаг раскинул руки, складывая по два пальца вместе, и встал в стойку, будто готовился станцевать.
— Синхронно, одновременно… — шепнул он себе под писк часов. — и быстро.

Времени почти не оставалось, если задержится дольше, то погоня, ищущая их по всей Цитадели, настигнет его. Драться с толпой архонтов в каменном мешке, пусть и окруженный лучшим оружием в мире, — гиблая затея.
Сглотнув, он шевельнул руками и одновременно начал двигаться в круге площадки. Плетение, даже самое простое, требует вложения равного количества магии через каналы в строго определенный промежуток времени. А в момент завершения — ещё и усилия воли, чтобы направить готовый узор в цель. Если ошибиться, вместо магии получится просто взрыв, запросто способный оторвать руку или ногу. И это — с одним плетением. А здесь их три.
Магия потекла по каналам, разделяясь на три потока. От резонанса внутри все напряглось. Вычерчивая узоры обеими руками и ногами, он сосредоточился настолько, что едва не прозевал момент последнего импульса.
Но Рюэн успел. Одновременно три магических заряда ударили в стену с барельефом и в пол. Линии узоров вспыхнули, площадка засветилась голубоватым светом — и на глазах все линии барельефа засияли, словно оживляя картину.
— Бинго, — устало улыбнулся он, глядя, как барельеф раздвигается и открывает проход в следующий зал. Совсем небольшой и обставленный не в пример хуже прошлого, но это его не интересовало.
В центре комнатки стоял небольшой шкаф-лесенка с неприметными мечами в ножнах, а за ним — длинный прямоугольник, больше похожий на грязный серый саркофаг. Сдвинув тяжеленную крышку, Рюэн заглянул внутрь — на пыльном дне лежали несколько простеньких холщовых мешков. В таких даже рис носить стыдно, не то что хранить сокровища.
Быстро распустив узел, он глянул внутрь — и озадаченно нахмурил брови.
— Бред какой-то. И ради этого я сюда шел?
Его прервал протяжный писк часов — время вышло, пора возвращаться.
— Не знаю, зачем тебе это, Рэйджи, но надеюсь, ты прав и эта штука нас всех спасет.
Торопливо закинув один из мешков на спину, он сгреб со шкафчика три меча и бросился к выходу.
* * *
Мы мчались по коридору, подсвеченному аварийными лампами.
— Он здесь! Не упустите!
— Разделяемся!
Мой двойник-химера ответил кивком и рванулся к развилке в дальнем конце коридора. Я же быстро свернул в боковой ход и, натянув капюшон, поспешил к лифтам. Если в этой орущей толпе есть магосенс, а я уверен в этом, он увидит один четкий след, оставленный химерой.
Боковой коридор был коротким и вел к лифтовым постам, но уже у выхода я услышал голоса преследователей.
— Вы — за ним, я беру Крису и обойдем его слева!
Вот же дрянь. Я выскочил из прохода и обернулся — в конце коридора показались две фигуры архонтов, полыхавшие магическими аурами.
Можно схватиться с ними — два архонта в тесном коридоре легко превращались в одного, а с одним я мог справиться. Но разумнее было избежать ненужной схватки. Скрипнув зубами, я бросился вниз по коридору, к лифтам.
Пока идиоты гоняются за мной и химерами, Рикка с Фубуки уже должны были вытащить Юи. Первая и вторая части плана прошли успешно, дело оставалось за малым. И самым сложным, конечно. Уйти всегда труднее, чем попасть внутрь.
Контролировать всю Цитадель было невозможно, этим мы и решили воспользоваться. И пока доблестные архонты гонялись за моими двойниками где-то возле лабораторий и реактора с оружейными, я уводил остатки в коридоры, грозившие стать им ловушкой.
Коридор плавно ушел вправо, и едва я свернул, позади послышались голоса.
— Эй ты! Стой!
Ага, идите сюда. Все за мной.
Я с ухмылкой рванул к развилке у лифтового поста. Один поворот — и я на месте, прыгну в лифт, оставив с носом еще парочку архонтов.
Вильнув за поворот, мне хватило одного взгляда, чтобы понять, как же я ошибался.
В конце коридора за лифтом выстроился в два ряда целый отряд магов. В руках — автоматы и серебристые трубки с мощными зарядами магии, у некоторых на кончиках пальцев дрожали огни почти готовых плетений.
Ловушка.
Они среагировали мгновенно — едва я показался в прицелах, из-за их спин раздался хриплый крик.
— Залп!
Удивительно, как быстро начинаешь реагировать, если хочешь жить. Не сбавляя ходу я влил сомы в ноги и буквально распластался по полу. Загрохотали выстрелы, стволы автоматов извергли целый рой магических пуль. Уже летя к земле я заметил, как те плавно по дуге уходят вниз.
Ну конечно, самонаводящиеся! Щит!
Линза барьера затрещала от десятков попаданий, но это было даже не половиной беды. Следом за ними грохнули плетения, и вот их простой щит уже не удержит.
Я уперся рукой в холодный пол — и мощнейший импульс вздыбил тяжеленные плиты, ставя их непреодолимой преградой между нами. От удара они разлетелись целым облаком шрапнели — мощь магии была такой, что ближайшие к магам плиты буквально расплавились и обдали меня брызгами кипящей магмы. Но лучше так, чем поймать лицом «молот ведьмы» или чего похуже.
Отбросив брызги и осколки щитом, я метнулся в другую сторону и сфокусировал сому в пятом сфироте. Давай, контроль!
Теперь уже стены заходили ходуном. Громадные булыжники стотонным прессом смяли и огрызки плит, и тех, кто не успел отпрянуть назад. Колоссальная масса наглухо запечатала коридор, оставив мне лишь один путь для побега.
Точнее, уже ни одного: волосы на затылке встали дыбом от предчувствия, я резко обернулся, занося руку.
Первый из преследовавших меня архонтов выскочил из-за поворота, буквально подставляясь под мой удар. Опытный боец, он успел прыгнуть в сторону, на ходу одной рукой ставя щит, а другой творил атакующий узор. Но даже самый искусный маг не мог обмануть физику.
Он летел точно под прицел уже моего узора. Щит архонта идеален против божественных сил, но против магии себе подобных — не очень.
Я ударил «клинком ведьмы». Малиновая вспышка осветила коридор, а сжатый в одну точку клинок чистой энергии пронзил архонта вместе со щитом. Он умер еще до того, как упал на пол.
— НИЛАН!!
Из-за поворота вылетела Криса, второй архонт, и на полном ходу атаковала. Не магией, как я ожидал. Заряженный кулачок мстительницы с легкостью пробил барьер и швырнул меня назад, едва не сбивая с ног. Успев затормозить, я замер у завала — за ним уже слышались крики и шум магии. У меня было секунд десять на обозленную девчонку, прежде чем сюда прорвутся остальные.
— Подонок, умри!..
И снова она пустила в ход заряженные кулаки, раскрывая свой класс. Архонт ближнего боя, крайне редкая и одаренная. А ещё… чёрт!
Её удары буквально крошили мои щиты, пришлось рвать дистанцию и подставлять руки. И тут она отрывалась как могла. Злющие кулаки с легкостью раскрошили бы мне кости, если бы не доспех под одеждой. Девчонка ловко вертелась вокруг, чередуя хуки с ударами ногами по всем этажам, от коленей до головы.
Вот же дрянь, она даже не тянет время — просто хочет убить. Едва держа удар, я попробовал достать контролем — но её разум даже не прогнулся. Наверняка навесила на себя блокирующий артефакт!
— Да чтоб тебя! — зашипела она, отпрыгивая, и сложила обе руки вместе в странном жесте. Я напрягся: плетение? Похоже на удар «тараном», но это же элементарный узор, против меня он…
Волосы встали дыбом в предчувствии. Никакой не таран! Удар ближников — «пилум»! Измененное плетение воздуха, сжимающее «таран» в одну точку, как кумулятивную струю танкового снаряда. Пилумы пробивают щиты как бумагу, а девка явно намеревалась пробить меня.
Сжав зубы, я метнулся навстречу почти завершенному плетению. Короткое скольжение — и по ушам ударил такой грохот, будто она и правда выстрелила из танковой пушки. На миг ослепнув, я схватил её запястье, — плечо обожгла боль, меня развернуло и потащило назад. Не теряя хватки, дернул на себя и со всей силы врезал ребром ладони туда, где должна была быть её шея.
Рука врезалась во что-то мягкое, раздался нелепый хрюк — и архонт обмякла в моей хватке. Подхватив тело, я проморгался, оценивая обстановку — глаза слезились от вспышки.
Удар пришелся выше основания черепа. Девчонку я не убил — лишь вырубил. А вот мне сказочно повезло — удар пилума выдрал из плеча кусок мяса вместе с броней, кровь заливала руку и бок. Опустив архонта на пол, я перенаправил сому, рана тут же задымилась регенерацией.
Девчонку подвела привычка ближников подходить вплотную. Стой она чуть дальше, я бы не дотянулся. А она, скорее всего, снесла бы мне не плечо, а голову. Повезло.
Только я подумал об этом, как завал за спиной буквально растекся как желе, а за ним показались новые архонты. И одного я узнал бы даже вслепую.
Но едва они меня увидели, как вся Цитадель сотряслась до основания. Мощнейший взрыв прогремел где-то вдали, разносясь по коридорам гулким эхом. Свет погас, оставив только пару аварийных ламп да подсветку пола.
— Что за?..
А вот и сигнал, пора уходить отсюда!
— Стреляйте, идиоты!
Загрохотали выстрелы, я метнулся прочь от девчонки. Бок и ногу обожгло болью.
Я рванулся к шахте лифта, двери которого уже вспухли от безудержной энергии сфиротов. Раскрывшись как цветок, толстенные створки открыли проход.
— Не дайте уйти! — крикнули сзади.
Неудачники. Я прыгнул в пролом и, развернувшись в воздухе, с улыбкой оттопырил средний палец так, чтобы меня увидели все. Мгновение — и я влетел в черную шахту лифта, исчезая в темноте.
* * *
— Вот же ссс... !
Капитан второго отряда в ярости сплюнул. Его плетение разминулось с наглой рожей бога лишь на миг, разнеся в клочья остатки лифтовой шахты.
— За ним, я на первый уровень!
От основного отряда отделилась группа и поспешила к следующему лифту. Эйсин обвел взглядом поле боя и вздохнул.
— Капитан, тебе удалось его ранить. У лифта кровь.
— Эта рана для него пустяк, — вздохнул он. — Карак, прикажи прислать медиков, Криса еще жива.
— Капитан, генераторы щитов взорваны, — подала голос помощница, державшаяся до этого сзади. — Переключение на резерв займет минут десять, но до тех пор…
— Ясно.
— Я засек сигнал Фубуки, — Карак приблизился. — Она у входа в изоляторы, в тюремном блоке. Думаю, он идет туда же — они наверняка соберутся вместе, чтобы вытащить её дочь.
— Прекрасно, — Эйсин невозмутимо вставил новый магазин и перезарядил пистолет. — За мной, Карак.
— Но тюремный блок ведь в другой стороне…
Он хищно улыбнулся замешкавшемуся товарищу.
— Мы не в тюремный блок. Этот ублюдок снова морочит нам голову.
Карак нахмурился, переглядываясь с остальными бойцами. Незаметно коснувшись занывшего колена, Эйсин кивнул в сторону прохода, пробитого богом.
— Пусть встретятся с Фубуки. Пора и нам вступить в игру.

***  

===


Глава 18
Шаг в пропасть

Я пролетел несколько уровней и, выдавив двери лифта вместе с охранявшими их стражами, выскочил в коридор. Наша игра в кошки-мышки затянулась: пока я морочил голову архонтам и Эйсину, мои химеры достигли своих целей. И одной из них стали накопители энергии, питающие купол щита. Того самого, что закрывал мне возможность создать портал и свалить из Цитадели.
Пока экстренные службы прочихаются и автоматика переключит питание щитов на резервный генератор, у нас есть максимум десять минут для побега.
Точнее, уже восемь — бой с архонтами и побег отняли драгоценные минуты.
Карту Цитадели я помнил досконально. Шахта, в которую я ушел, вела к уровню с лабораториями и техническими помещениями, а точно над ними, у самой поверхности — огромный ангар. Туда-то мы и шли, каждый своим путем.
Проскочив один коридор, я ринулся к следующему. Вокруг — никого, ни единого стража. То ли они не рассчитывали, что мы окажемся здесь, то ли кто-то с ними уже разобрался. Я же летел вперед не чуя ног. Уши закладывало от бешеного сердцебиения, легкие горели от холодного воздуха с терпким запахом химии.
Впереди замаячила развилка. И снова — ни следа аур, отлично! Я рванул за поворот — и одновременно мне навстречу вылетел еще один человек. На миг мелькнули вспыхнувшие магией фиолетовые глаза и звериный оскал белоснежных зубов.
— Стой!..
Мы столкнулись, даже толком не разглядев друг друга, и свалились на пол. Я вцепился в чужака, машинально накачивая сфирот защиты, но и он не терял времени. Точнее, она — больно уж стройное и легкое тело. Она ловко извернулась из моей хватки, занесла кулак… и замерла.
— Гигас?
Надо мной нависла Фубуки. Взъерошенная и с шальным взглядом, будто только что сцепилась минимум с десятком богов. Плащ изорван, на костюме подпалины и прожженные дыры, все лицо в ссадинах.
Я усмехнулся и отвел кулак воительницы в сторону.
— А ты кого ждала, Вседержителя? Гляжу, ты оторвалась по полной со своими друзьями.
— «Друзьями», скажешь тоже, — фыркнула она, поднимаясь на ноги, и кивнула на мое раненое плечо. — Я смотрю, они и до тебя добрались. Как ты до сих пор с такой раной не свалился? Дай-ка посмотрю…
Она потянулась к моему плечу, но я задержал ее руку.
— Само зарастет, давай-ка лучше уходить, — я покосился назад, откуда уже доносились топот шагов и приглушенные голоса. Чертовы прилипалы, быстро они нас нашли! Да и Фубуки была права: адреналин не давал мне почувствовать боль, но теперь она снова накатила с прежней силой. И регенерация сфирота жизни явно шла не так, как ей следовало.
Без лишних слов Фубуки кивнула и мощнейшим узором обрушила потолок коридора за нами. Пока тяжелые блоки падали на землю, заваливая проход и лифтовой пост, мы рванулись дальше, к единственному уцелевшему ходу к лабораториям.
Но противник уже успел отследить нас — и среагировал мгновенно. На следующей же развилке навстречу нам вышли несколько тяжеловооруженных охранников. Моя спутница, не сбавляя шага, буквально смяла первого мощной атакой в упор, второму досталось «тараном» в грудь. Солдат улетел в стену со смятым, как консервная банка доспехом. Еще трое, успевшие вскинуть оружие, получили уже от меня. Сферы энергии как пушечные ядра пригвоздили их к стенкам, выбивая из них сознание.
Вырубив последнего, я перевел дух — боль, окутавшая плечо, начала расползаться на все тело. Регенерация то ли не работала совсем, то ли решила, что мне стоило прочувствовать момент, чтобы впредь быть осторожнее.
— Ты как? — нахмурилась Фубуки, заметив мою медлительность.
— Порядок, идем.
Пожав плечами, она продолжила путь, я пристроился сразу за ней и, перейдя на бег. Стараясь не отставать от спутницы, я на мгновение провалился в астрал и взглянул на сфироты.
Одного взгляда хватило понять, насколько плохи мои дела. Черные прожилки эрозии теперь расползлись на соседние сфироты, частично перекрыв каналы между ними. И больше всего уродливых язв было на сфироте жизни.
Магическая отрава, убившая Иссаса, прогрессировала. Наверняка её рост подстегнуло мое использование магии и ядра моего хоста. Наследие человеческого тела, бывшее преимуществом, теперь стало моим проклятием — именно магия питала черную проказу, разрушавшую мои сфироты.
Придя к этому неприятному выводу, я открыл глаза — и едва не врезался в спину бегущей впереди Фубуки. Архонт внезапно застыла, повернувшись к одной из дверей длинного коридора. Её взгляд прильнул к окошку в двери.
— Что случилось?
— Это… — она замерла на полуслове и подошла к двери. Створка не поддалась, но Фубуки без лишней скромности взялась за края и выломала дверь, словно ореховую скорлупу. Разогнув металлический каркас, женщина прошла внутрь.
Мы оказались в лаборатории, заставленной громадными прозрачными трубами. Возле каждой — терминал с экраном состояния, а внутри, в бледно-голубой жидкости, было тело человека, оплетенное паутиной датчиков и трубок. Несколько прозрачных трубок входили в рот и локтевые сгибы, часть шла за спину. По трубкам текла голубоватая жидкость, тускло светящаяся в полутьме.
И таких труб с телами здесь были десятки.
Меня передернуло: ощущение было таким же, как в лаборатории Шварцена. Фубуки явно уловила сходство, но по сторонам, как я, не глазела. Женщина уверенно подошла к одной из капсул и стерла запачканной ладонью капли конденсата со стекла.
— Во имя магии… — прошептала она, глядя на лицо человека внутри. — Ратион!
Я приблизился. Суровая воительница растерянно водила руками по стеклу, не отводя глаз от массивного тела в капсуле. Здоровенный мужик с бронзовой кожей и тяжелой челюстью, казалось, просто спит. Но я видел, как мерцала его угасающая аура.
— Твой друг?
— Боевой товарищ, — прошептала она. — Из моего отряда, мы вместе спускались в Бездну, дрались на тренировках, бились с богами… во имя всего, Ратион, что с тобой сделали?
Я проследил взглядом за трубками, идущими из его тела. Они уходили в канал, проложенный по полу лаборатории, к неприметной машине. Та с шипением мерцала индикаторами, периодически отправляя по вертикальной трубе куда-то вверх небольшие светящиеся шарики.
— Глянь-ка, не узнаешь их? — я указал Фубуки на машину. — Я таких раньше не видел среди трофеев.
Женщина посмотрела на машину — и стиснула зубы, бледнея. Выходит, узнала.
— Это — магоконцентрат. Аналог ваших кристаллов сомы, только с маной. Мне говорили, что их получают из эссенции, — очищенной крови магов, насыщенной маной. Эти штуки много раз спасали нас в Бездне, и на каждую миссию выдается запас таких шариков. Мы всегда думали, это что-то вроде лекарства или сыворотки, мы даже были донорами…
Я с усмешкой посмотрел на Ратиона в капсуле. На донора он похож не был — скорее, наоборот, на жертву. Его тело было усеяно ранами, а грудь перехватывала тугая повязка. Он был жив настолько, чтобы продолжать производить ману своим ядром и позволять откачивать из тела чертову эссенцию.
Значит, и маги докатились до этого. Использовать живых товарищей как корм для своих воинов. Выжимать из них ману, чтобы дать еще один шанс в войне с богами. И чем донор сильнее, тем мощнее получится допинг.
И архонты — лучшие претенденты на эту роль.
— Это бесчеловечно, — Фубуки помотала головой, оглядывая соседние капсулы. — Они же при смерти! Да кто вообще добровольно согласится на то, чтобы стать… батарейкой?
— А с чего ты взяла, что добровольно?
Она посмотрела на меня расширенными от ужаса глазами. Дошло, значит.
— Бред. Нам всегда говорили, что это боги используют людей как живой материал для своих экспериментов, но мы…
—…поступаете точно так же, — мрачно закончил я. — Ты видишь сама.
Издав полный боли стон, она метнулась к другой капсуле, торопливо стирая со стекла капли конденсата, потом — к следующей.
— Вернан, Ли Хенду, Аранад, Тлейлака… я знала их всех… боже, почему?
— Давай-ка уходить, — я взял растерянную женщину за руку и потянул к выходу. — Спросишь у Эйсина в следующий раз, зачем он решил сделать из своих товарищей батарейки. Прости, но твоему товарищу мы уже не поможем.
Мы вышли из лаборатории и рванули к проходу на верхний уровень. Теперь я бежал впереди, приглядывая за Фубуки. Было видно, что она испытала потрясение. Не каждый день узнаешь, что, по сути, ты был вампиром, применяя заряды магии из своих же товарищей.
Сжав зубы, она старалась не смотреть по сторонам. А я хорошо видел, что за каждой дверью лабораторий, мимо которых мы проносились, были точно такие же капсулы с магами внутри.
Цитадель была не просто базой Корпуса тысячи архонтов, но и громадным заводом, производящим магические таблетки. Но знать об этом полагалось лишь избранным.
У выхода на верхний уровень нас ждала еще одна засада, но ее мы смели едва ли не быстрее первой. Время уходило, у нас оставалось не больше трех минут на побег из Цитадели. Так что церемониться было некогда — блокпосты мы сносили согласованными ударами божественной силы и магии, после чего мчались по пылающим развалинам к следующей точке.
Наконец, впереди замаячил проход на последний уровень. Громадные ворота с охраной из десятка магов. Только смотрели они почему-то не в нашу сторону.
Плотно запертые ворота на глазах чернели и пузырились, как горелый сахар. Металл медленно краснел под давлением с той стороны.
— Готовьтесь, и!.. — скомандовал старший у врат. Мы с Фубуки переглянулись — и дружно ударили первыми. От грохота задрожали стены, два мощнейших энергоудара разметали пост охраны, превращая его в пылающие развалины.
И в этот же момент ворота не выдержали — раскаленный добела металл вспух пузырем и лопнул, разбрызгивая вокруг дымящиеся капли. Сквозь шипение и вонь послышался вой пламени, но стоило ему прорваться за ворота, как огонь развеялся.
В громадной дыре со светящимися оплавленными краями показалась рослая фигура с мечом в руке. Фубуки подобралась, окутываясь щитом.
— Бьем вместе, — тихо бросила она. Я согласно кивнул.
Но едва вокруг нас вспыхнули энергосферы, как фигура подняла руку и помахала нам.
— Ты всё тот же наглый сопляк, Гигас! — раздался усталый голос. — Значит, пока я делал всю грязную работу, ты там прохлаждался с моей женой?
— Рюэн!
Фубуки убрала руку с подвешенным плетением и облегченно вздохнула.
— Смотрю, вы не особо-то спешили, — хмыкнул он, поправляя мешок за спиной.
Мы быстро преодолели разбитые Рюэном врата и присоединились к архимагу. Выглядел он потрепанным, но весьма довольным собой.
— Рад, что ты цел, — я пожал его руку и покосился на мешок. — Ты забрал из хранилища то, о чем я говорил?
— А то, — усмехнулся он. — Но ума не приложу, зачем тебе это дерьмо. От этих мечей куда больше толку.
Глава семейства протянул мне два клинка в ножнах. От них буквально веяло энергией. Третий уже висел на поясе архимага, поблескивая пробегающими по рукояти искрами.
— Легендарные омни-мечи, — заметила Фубуки, забирая один из них. Клинок с тихим шелестом вышел из ножен, демонстрируя глубокий золотой блеск металла. Энергоплатина, тысячекратно откованная и заряженная лучшими архонтами, мерцала в полутьме как самоцвет.
— Это, конечно, не Каминари, но один из них точно тебе подойдет, — улыбнулся он. — Я решил, что одного будет мало, а твои коллеги особо не возражали.
— Каминари — просто зубочистка рядом с ними, — задумчиво ответила она. — Это оружие принадлежало сильнейшим архонтам, царям миров и несравненным воинам. У каждого меча такая история, что впору слагать легенды. А сколько богов пало от их удара… кхм.
Она вернула меч в ножны и быстро прицепила его к поясу, бросив на меня беглый взгляд.
— Тут сейчас будет целая очередь из желающих послушать твои легенды, — бросил я, косясь назад. — Расскажешь, когда вернемся назад.
— Погоди, а где Юи и Рикка? — нахмурился Рюэн.
— Идут сюда, — ответил я. О том, что девчонкам выпала самая сложная часть, все знали и без слов. Мой план на том и строился, что к их приходу мы должны были подготовить врата, ведущие домой.
Для того я и водил за нос архонтов, выстраивая хитрые ловушки и отвлекающие маневры. Распылить силы, отвлечь, дав Рикке и Юи как можно больше времени, расчистив им путь.
Последние ворота влетели в ангар двумя оплавленными половинками, а следом вбежали и мы. На часах оставалось чуть меньше полутора минут — уложились даже с запасом, идеально.
Громадный ангар, в котором мы оказались, должен был послужить еще одним отвлекающим фактором для Эйсина и его подельников. В черных недрах колоссального сооружения размещались огромные акулоподобные туши межзвездных корветов, на которых архонты проводили свои высадки. Быстрые и вооруженные до зубов рейдеры брали на борт до трех сотен человек, а группой могли отбиться даже от крейсера.
Эйсин знал, что для божества не будет проблемой поднять в воздух такой корвет. А с таким арсеналом на борту можно было раскатать по камешку половину Цитадели. Так что энергию первым делом он направил бы на системы обороны базы, а не на клятый щит, блокирующий порталы богов.
Оставив семейку Могами вместе, я рванул к пультам, поднимающим огромные створки ангара — пусть архонты думают, что мы собрались угнать один из их кораблей. Питания от резервных генераторов вполне должно было хватить на это.
— Времени еще полно, — сверившись с часами, заметил Рюэн.
— Фубуки, действуем как договаривались, — я повернулся к архонту, сжимавшей рукоять омни-меча. — Ставь купол и уходите вместе с Рюэном.
— Давай дождемся девочек, — отрезала она. — Я должна убедиться, что они в порядке. А если за ними погоня, мы…
— Разумеется, за ними погоня, — кивнул я. — Для того мы и затеяли эти пляски. У нас мало времени, создавай портал!
Быстро пробежавшись по клавишам командного терминала, я разблокировал замки и пустил энергию в нужную систему. Весь ангар вздрогнул — и с надсадным скрежетом, способным поднять на уши кого угодно, громадные створки над нашими головами поползли в стороны. В узкой щели показалось угольно-черное небо с редкими точками звездочек.
— Отлично, — я быстро вернулся к товарищам, отчего-то замершим на месте. — Ты не слышала меня, где портал?
Фубуки покосилась на меня — и быстро начертила в воздухе узор перемещения. Воздух вспыхнул зеленоватым светом… и погас.
Не вышло.
Я почувствовал, как между лопаток скатилась холодная капля пота. С замирающим сердцем я перенаправил сому в сфироты контроля и энергии, воздух передо мной засветился, сгущаясь в сияющее кольцо. Мгновение — и перед нами вспыхнул портал перехода… но лишь на миг.
— Чертовщина… — Рюэн переглянулся с супругой. — Ещё больше минуты, как…
— Нет.
Стоило догадаться раньше. Портал, ловушки, погоня — все это было частью одного большого плана. Но не нашего.
— Этот подонок нас обвел, — я повернулся к чернеющей пустоте в глубине ангара и крикнул. — Так ведь, Эйсин?
Вместо ответа вокруг нас один за другим вспыхнули ослепительные колонны света. Прожекторы осветили весь ангар, и только сейчас я заметил — он был пуст. Ни одного корабля здесь не было.
А на верхнем ярусе, охватывающем все громадное помещение, показались фигуры. Десятки фигур, объятых пылающими магическими аурами.
И среди них я сразу нашел ту, что сияла ярче всех.
— Дерьмо… — прошипела Фубуки, вытаскивая меч. — К бою!
— Вижу, ты догадался, божок, — раздался торжествующий голос Эйсина. — Даже не представляешь, как долго я ждал. Дать тебе проникнуть в святая святых Цитадели, уничтожить мою астральную тюрьму и редчайшее существо во всей Бездне, позволить ограбить наше хранилище — всё ради того, чтобы ты поверил в своё могущество, почувствовал себя победителем. Позволить тебе добраться до своей цели — и закрыть ловушку.
Я не видел его лица, но по голосу почувствовал — ублюдок улыбался так, словно уже победил.
— Ты такой же, как все остальные боги. Тщеславный, самоуверенный… и недооценивающий людей. Но это я обманул тебя, божок, а не ты меня.
Ангар содрогнулся до основания. По всей Цитадели прокатилась мелкая дрожь, словно от землетрясения.
— Слышишь это, Гигас? — крикнул он под нарастающий гул из-под земли. — Вот оно, начало последнего акта нашего представления.

***

===

Глава 19
Эндшпиль

Едва Эйсин договорил, земля дрогнула снова. Весь ангар сотрясся, архонты схватились за поручни, удерживая равновесие.
Отвлекшись, маги подарили мне пару секунд, и я не преминул ими воспользоваться.
— Ко мне! — крикнул я, поднимая руки. Земля снова вздрогнула, но уже от моей воли: плиты пола вздыбились и сложились клином над нашими головами, закрывая от обзора. Рюэн и Фубуки прильнули ко мне — вокруг загудело мощнейшее поле божественного барьера, слой за слоем укрывая нас под броней.
Из-за его пределов раздались крики, нас снова тряхнуло. А следом по панцирю барьера словно ударили десятком тяжелых молотов. Быстро придя в себя, маги взялись за нас.
— Думаешь, тебе удастся спрятаться от неизбежной судьбы за этой скорлупкой? — раздался крик Эйсина.
— Слушайте, — я повернулся к Могами. — У нас несколько секунд, попробуйте уйти в портал еще раз. Или берите один из рейдеров, управление там несложное, справитесь.
— Без дочерей никуда не уйдем, — фыркнул Рюэн, и ему кивком вторила Фубуки. — Так хочется сбежать — иди сам.
— Ну ты и…
Он осклабился, в глазах архимага сверкнул злой задор. Рюэн был готов идти до конца.
А стена вокруг нас уже пошла трещинами, под напором архонтов мой барьер едва держался.
— Долго я не выдержу, решайтесь — если остаетесь, драться нам придется насмерть.
Вместо ответа он вытащил второй меч, Фубуки быстро начертила плетение укрепления — одно из немногих, дающих защиту. Ее тело подёрнулось зеленоватым светом. То же самое она проделала и с мужем.
Отправив в барьер последний импульс сомы, я сгреб моих товарищей за плечи. По рукам заструились горячие потоки энергии. Сфироты один за другим вспыхивали, как яркие огни в ночном небе, заряжая и ускоряя поток. Во имя сомы, пусть это поможет.
Великое божественное благословение.
Последнее преимущество, которое я могу им дать.
Почувствовав изменения, спутники переглянулись — и посмотрели на меня.
— Ты это сейчас что сделал?..
— Вперёд! — гаркнул я, одновременно сбрасывая жалкие остатки барьера вместе с расплавленными огрызками стены.
Обломки разлетелись в стороны, барабаня по обшивке ангара. В нос ударило озоном, наэлектризованный воздух искрил и дрожал маревом от десятков плетений.
Архонты на верхнем ярусе на миг замерли, глядя на нас. Мы встретились взглядами с Эйсином — и тот изменился в лице.
— Добейте их!
Не успел он договорить, как мой тяжелейший удар смял всю площадку с архонтами. Толстые стальные балки скрутила колоссальная сила божественной магии, металл мгновенно раскалился и брызнул огненным фонтаном.
Но архонтов такой мелочью не возьмешь. Десятки бойцов мгновенно спрыгнули вниз, на ходу окутываясь барьерами.
— Атакуем все вместе! — крикнул кто-то.
Я с усмешкой отбросил ставший ненужным плащ, обнажая свой старый доспех. В лучах прожектора блеснула позолота энергоплатины, помнившей осады десятка миров и сотни сражений.
Больше нет смысла таиться и сдерживаться. Эйсин готовил эту ловушку с самого начала. Он знал, что Фубуки не отдаст ему Юи. И что я не останусь в стороне. Сейчас он бросит все силы: всё, что есть, в Цитадели Архонтов. Все тузы в рукаве.
Долгая партия в шахматы подошла к эндшпилю. Наступает последняя игра, здесь и сейчас.
Сжав зубы, я дерзко крикнул архонтам.
— Нападайте! Я покажу, чего стоит бог, идущий в последний бой!
Краем глаза я заметил, как разбежались в стороны Фубуки и Рюэн — весь этот цирк был для того, чтобы выиграть им время, и они не упустили возможности.
И я своей не упущу.
Едва первый архонт сложил пальцы в плетении, над полем боя одна за другой возникли десятки энергосфер.
— Не бойтесь, он один! — подначил Эйсин. — По моей команде, залп!..
Воздух вспыхнул пламенем от хлестнувшей в него энергии. Я скользнул в сторону, окружая себя сферами, которые уже начали лопаться под ударами как перезрелые виноградины. А следом уже летели новые узоры. Магия затопила ангар, выстрелы и разряды гремели не переставая.
Сбив очередное плетение последней сферой, я с ходу ворвался в гущу архонтов, вкачивая в тело максимум энергии. Тяжелый бронированный кулак быстро нашел жертву — замешкавшегося архимага, не успевшего даже щит поднять. Прямой джеб вплотную не оставил шансов, я почувствовал, как хрустнула его челюсть. Мгновенно разорвал дистанцию, уходя от сразу двух ударов, и достал еще одного ногой. Быстрый разворот, щит, толчок магией, отправивший в воздух ещё одного мага, удар…
Карусель боя разгорелась с новой силой. Где-то рядом я слышал голос Фубуки и звон металла, но наседавшие противники не дали даже шанса взглянуть на нее. Мимо метались смертоносные разряды и плетения, архонты обнажили омни-мечи и бросились в атаку.
Я уклонялся настолько быстро, насколько вообще было возможно. Вокруг вздымались плиты пола, били фонтаны осколков, выбитых ударами магии из камня, гремели столбы пламени и разлетались ледяные глыбы. Мы метались и кружились в безумном танце смерти, порой забывая дышать.
Но долго это длиться не могло. Мне удалось выбить троих соперников, и даже если моим товарищам удалось то же, против нас еще оставалось пятьдесят человек. Пятьдесят опытнейших бойцов, уже догадавшихся, куда все идет.
Разделившись, архонты окружали нас, отсекая друг от друга. И пока одни попеременно гвоздили меня мощными разрядами «клинков» и «копий», едва не срывавших щит, другие смыкали смертельное кольцо. Мои щиты разлетались один за другим, я едва успевал прикрывать новые направления.
Краем глаза я заметил Фубуки. Она отбивалась от троих «ближников», наседавших на нее и теснивших ближе ко мне. Рюэн пыхтел где-то сзади, но и его дела были плохи.
— Не останавливайтесь! Все вместе, давим! — добавил кто-то.
Да как бы не так! Если они окружают меня на земле — пора уйти в воздух! Я бросил последний щит навстречу «молоту ведьмы» и прыгнул вверх. Бок тут же обожгло, заряд энергии скользнул по броне и ушел рикошетом, разнеся попавшуюся по пути балку. А я взмыл в воздух на десяток метров, готовясь ударить по арьергарду — и заметил, как гибкая светящаяся плеть обвилась вокруг ноги.
Второй конец уходил к архонту, сжимавшему лассо. Тот рванул его назад, и меня швырнуло на землю. Чудом избежав травмы, я кувырком ушел в сторону и вскочил, чтобы увидеть десятки буравящих меня глаз. Бойцы окружили меня и наставили руки с заряженными узорами.
Все не отбить.
Ближайший ко мне архонт двинул пальцем, завершая плетение — яркий алый луч выстрелил вперед. И тут весь ангар снова сотрясло.
Вверх выстрелил целый фонтан громадных камней и кусков арматуры, в полу ангара раскрылась громадная дыра. Земля посреди поля боя разверзлась под нами. Чудовищный взрыв расшвырял магов в стороны, как кукол, — от него не помогли даже щиты. Я едва успел схватиться за арматурину и закрыться барьером, по которому тут же ударил каменный дождь осколков. Лишь немногие архонты удержались на месте, чтобы застать жуткое зрелище.
Из чрева земной тверди поднялась фигура… вернее, фигуры. Двое, держащиеся за руки.
Окутанная кроваво-алым светом, фигурка в черном платье держала в одной руке огромную косу, другой сжимала ладонь второй, чью голову венчали тонкие острые рога.
Юи и Рикка зависли над нами в зловещей тишине.
Могами разжала пальцы, выпуская нуэ, и над полем боя разнеслось жуткое эхо голосов, говоривших в унисон.
— Идем, сестра.
Рикка спрыгнула на землю рядом со мной земля под ней тут же покрылась ледяной коркой. Внутри все сжалось: аура нуэ буквально сотрясала воздух своей мощью.
Девушка подняла голову, ее бледные глаза полыхали синим светом. Она смотрела на Эйсина словно голодная хищница, готовая разорвать на куски свою жертву.
— Не дайте ей подойти! — воскликнул он, пятясь. — Формация бета, загонщики!..
Его голос потонул в грохоте — Рикка, словно пушечное ядро, выстрелила вперед своим телом, на лету окутываясь смертоносной аурой магии. Её руки обросли мерцающими когтями длиной с хороший кинжал. В три прыжка преодолев двадцать метров, она взмыла в воздух и ринулась в самую гущу вооруженных архонтов.
— Сейчас!.. — крикнула Фубуки, обращаясь то ли ко мне, то ли к остальному семейству. Окутавшись щитом молний, пробегавших по клинку, архонт рубанула по теснившим её соперникам. Рюэн, вторя ей, со свистом раскрутил сияющие мечи и бросился навстречу.
— Так и будешь ждать в стороне, пока они сражаются, бог? — усмехнулась Астральная Повелительница, опускаясь на землю. Изогнутое лезвие косы вспыхнуло черным пламенем, растапливая скованную льдом землю.
— Смотри сама не отставай! — зло улыбнулся я. Мне навстречу уже мчались трое, на ходу метая смертоносные «клинки ведьмы». Переполненное сомой тело ввинтилось между ними, пропуская магию в сантиметрах от тела. Скользнув к ближайшему сопернику, я разнес кулаком его щит и вторым ударом вколотил мага в треснувшие плиты пола.
На миг мимо пронеслась волна черного пламени, снося оставшихся двух, а за ней — Могами Юи.
Поймав мой взгляд, она улыбнулась и скользнула в самую гущу разгорающегося боя.
Сражение разгорелось с новой силой, но на этот раз достигло такого ожесточения, что выжившие позавидовали бы павшим. Раскаленный воздух буквально плавил легкие, заставляя биться на одном дыхании. Я скользил и метался между огней, творил щиты, тут же разлетавшиеся как хрупкое стекло от смертельных плетений, и разил, бил, крушил и прожигал лучами энергии.
Порой смерть была в полушаге, размазанная по осыпающемуся барьеру, уходила, вильнув лезвием омни-меча по нагруднику доспеха. Останавливалась в сантиметре, отброшенная бушующей нуэ, рассеченная косой астральной охотницы, сцепившаяся с хладнокровно рубящимся архимагом.
Мы с Могами стали одним целым, разорванным на пять частей. Пятеро смертников в жерле извергающегося вулкана, сотканного из магии и человеческих тел.
Сквозь крики и выстрелы магии я чувствовал каждого, и каждый знал, куда двигаться. Мы прорубались к центру формации архонтов, — туда, где был Эйсин.
— Фубу, давай! — крикнул Рюэн, сметая сразу двоих архимагов и открывая ей путь к середине формации. Фубуки рванулась в брешь, на ходу располовинив одного из архимагов вместе со щитом. Ей наперерез бросились трое, поднимая непреодолимый барьер «Цитадели архонта». Не сбавляя хода, она развернулась в странном танце, сплетая всем телом сразу вереницу узоров. Вихрь магии собрался вокруг ее тела и, сжавшись в точку на кончиках пальцев, ударил по преграде словно разогнавшийся локомотив.
— Задержите её!.. — крикнул Эйсин, и женщину буквально снесли в сторону двое матерых мечников, но дело было сделано, в прорыв бросилась смазанная тень Юи. Над полем боя взвились столбы черного пламени, сметая еще одну линию защиты.
— Плети, быстро! Загонщики, делайте как в Бездне!..
Юи взвилась над пылающей землей, занося косу, как к ней устремились десятки энергоплетей. Отчаянно прорубаясь сквозь них, она дернулась в сторону — и оттащила еще несколько человек от нашей цели. Я видел, как дрожала и гасла аура астральной охотницы. Повелитель в ней была истощена до предела, но продолжала сражаться. Юи выжимала последние силы из них обеих, подходя вплотную к финальной черте.
— Рюэн!.. — воскликнул я, бросаясь на выручку к Юи.
— Знаю! — зло бросил он и с ловкостью леопарда прыгнул на своего соперника, оттолкнулся от него и в прыжке метнул один из омни-мечей вперед — туда, где, как все думали, никого быть не могло.
Едва клинок сорвался с его руки, отец издал яростный крик.
— ШИРАСАГИ!
Схватившись с четырьмя магами в дикой схватке, Рикка мгновенно метнулась назад. Всем казалось, что нуэ охвачена первобытной, животной яростью, но девушка контролировала каждый мускул в теле. Круто развернувшись, она с места прыгнула навстречу мечу, вытягивая руку.
— Не позволяйте коснуться!.. — раздался вопль Эйсина. — Черт!
Но архонты его поняли. Алые снопы энергии ударили в крутящийся меч, на миг озаряя весь ангар нестерпимым светом. Оружие, выкованное в недрах звезды и переделанное магами, на мгновение вспыхнуло — и втянуло в себя всю мощь удара.
Заряженная до предела энергоплатина сверкнула искрами на лезвии — и, крутанувшись, меч лег в ладонь Рикки.
Казалось, время замедлилось. Фигурка нуэ медленно разворачивалась в воздухе, занося клинок, а к ней уже тянулись новые выстрелы. Девушка опустила меч — и, рассекая поток магии надвое, метнула его в замершую фигуру Эйсина.
Уклониться от окутанного молниями клинка было нереально. По ангару прокатился гулкий удар, на пол брызнула кровь, но вместо Эйсина клинок поразил другого архонта.
— Карак! — архонт отшатнулся, глядя на залитую кровью спину бойца, закрывшего собой от удара. Вцепившись в рукоять меча, он пошатнулся и упал на колени.
— Глава, я… — кашлянув кровью, он повернул голову к Эйсину. — Я пойду до конца. Как ты учил нас… стоять до конца.
Клинок пронзил его насквозь, застряв в груди. Но несмотря на смертельную рану, он сжал меч и медленно потащил его из тела, на глазах наливавшегося голубым свечением. Магическая аура мгновенно изменилась, разрослась и вспыхнула, как факел.
Я на миг замер: Карак превращался в нуэ!
А позади нас раздался топот десятков шагов: пробившись сквозь завал, в ангар ворвался еще один отряд архонтов, снова склонив пошатнувшийся баланс сил в свою пользу.
— Атакуйте бога, с остальными мы разберемся! — велел им Эйсин.
Я поймал на себе взгляд Фубуки: раненая воительница стиснула меч и кивнула мне.
— Мы справимся, Гигас, — беззвучно прошептала она.
Я видел, что она держится из последних сил. Как и Юи, которую всеми силами сдерживали уже полтора десятка архонтов. Как Рюэн, неутомимо рубившийся в полном окружении. Как Юи, сцепившаяся с Караком в жесточайшей рукопашной схватке двух нуэ.
В груди кольнуло от осознания: этих людей невозможно победить, пока они живы.
— Не смей умирать, архонт, — прошептал я в ответ — и развернулся к подкреплению магов. Среди тридцати отборных бойцов была и та девчонка, ранившая мне плечо. От группы отделились двое — и, на глазах трансформировавшись в нуэ, рванулись к сцепившимся Рикке и Караку.
— Эй бог! — окликнул меня архонт во главе группы и со злой улыбкой кивнул на своих людей. — Возьми один меч, мы не убиваем безоружных.
Я растянул губы в хищной ухмылке.
— Один? Зачем мне один меч, когда у меня их тысяча?
Воздух вокруг меня вспыхнул золотым светом. Сияние разделилось на сгустки, и каждый обратился в сияющий меч. Сотни мечей, вставшие за мной полукругом, навелись на замерших архонтов. Главарь нахмурился — и вытащил свой клинок.
— Работаем в полную силу. В плен не брать.
Мы атаковали одновременно. Архонты ударили залпом, кто — плетением, а кто — очередью из автомата, прикрывая метнувшихся в ближний бой контактников. Мои мечи вереницей вгрызлись в их щиты, безразлично кроша оружие, доспехи и тела под ними. Сжав один из мечей, я отбил мощнейший удар первого архонта и столкнулся с девчонкой, ранившей меня «пилумом».
Злая и отчаянная, она дралась как демон. Отбив её налитый маной кулак, я сбил соперницу подсечкой и пинком швырнул назад, за первые ряды наседающих собратьев.
Архонты и правда выкладывались на полную. Мои мечи исчезали под градом их атак один за другим, а я едва успевал ставить щиты и парировать атаки беспощадных бойцов.
Мы метались по истерзанной земле в кровавом хороводе. Бойцы падали один за другим, но маги сражались, не считаясь с потерями. Уклонившись от очередного выпада, я рубанул по подскочившему архонту — тот аж отлетел от удара и насадился на три моих меча. Минус один, но их еще полтора десятка, а моих мечей оставалось меньше пятидесяти.
Я отпрыгнул, заслоняясь оставшимися орудиями: в груди невыносимо жгло при любой попытке перенаправить сому. Истощение? Не может быть. Я скосил глаза на руки — по ним протянулись черно-фиолетовые трещины. Такие же, как были у Иссаса.
Астральная чума, парализовавшая сфироты, разрасталась.
В эту секунду мой щит со звоном разлетелся, а в меня будто врезалось громадное бревно, летящее со скоростью самолета. Отлетев на несколько метров, я прокатился по земле.
Нагрудник доспеха вдавился, едва не ломая ребра, по животу заструилась горячая кровь. Сипло вдохнув, я поднялся навстречу идущим ко мне архонтам. Их главарь торжествующе улыбался.
— Что-то ты неважно выглядишь. Что такое, бог, ножки дрожат? Силы покинули тебя?
— Иди и сам проверь.
Я щелкнул замками на боку — и измятая броня нагрудника глухо грохнула о пыльный пол. Внутри полыхал пожар сомы, вся энергия текла в верхние сфироты. Чертов маг, в одном он был прав — пальцы на руках дрожали.
Стиснув кулак, я поднял его вверх — и в черной бездне неба вспыхнула одинокая звезда. Последний аргумент.
Главарь нахмурился и поднял меч.
— Этот урод решил спалить нас вместе с собой! Атакуем вместе!
Я нашел взглядом девчонку-пилум. Зажав рану на боку, она едва тащилась за остальными. И не сводила с меня глаз, полных злости. Её взгляд — такой же был у меня, когда я мстил всему миру за мою Литану.
Дура… шла бы лучше отсюда, пока цела. Не заставляй убивать тебя.
Сжав зубы, я раскрыл ладонь — и звезда в небе вспыхнула ярким светом, обрушивая на землю передо мной колонну чистейшей энергии.
Единственная атака, для которой требуются шесть сфирот. Неудержимая… и одноразовая.
Архонты бросились врассыпную, ставили щиты, но против такой силы не спас бы никакой щит. Абсолютная мощь всех сфирот, сжатая в одну точку, мгновенно испарила землю и перекрытия под ней на несколько десятков метров. В лицо ударила обжигающая волна.
Не стерпев напряжения, я рухнул на колени. Луч погас, оставив после себя раскаленный кратер с ярко светящимися краями. Ангар затянуло дымкой, пропитанный вонью горелой стали воздух задрожал. Сквозь испарения я с трудом различил замершие на земле фигурки. И девушку, в оцепенении замершую на коленях у края кратера.
Её глаза опустели, пламя злости погасло. Теперь в них был лишь парализующий ужас.
От выжившей меня отвлек отчаянный крик. Я машинально обернулся.
Схватившись в поединке с Фубуки, Эйсин отшвырнул её мощнейшим ударом. Едва не выронив меч, она отлетела назад, к раненой Юи, лежавшей на земле без движения. Её аура почти угасла, астральное пламя рассеялось — она выжала себя до конца.
— Фубу! Не смей, ты!.. — взревел Рюэн, рубившийся в окружении трех бойцов. Умелые мечники блокировали его, не давая ступить и шагу, тем более — помочь Фубуки.
А за его спиной виднелась схватка четырех нуэ, превратившаяся в избиение. Выстоять против троих не могла даже Рикка, разъяренные нуэ едва не рвали на части израненную воительницу.
— Давай, Фуан-Ша, вставай, — Эйсин смахнул кровь с меча и пошел к ней. — Ты предала Корпус, своих братьев и сестер. Спуталась с богом, поддалась на его ложь и ударила в спину тем, кто делил с тобой хлеб и проливал вместе кровь. Подумать только, а ведь я считал тебя лучшей из нас! Верил в тебя настолько, что согласился спасти твою дочь. И чем ты отплатила мне, Фуан-Ша?
Издав стон, она медленно, пошатываясь, поднялась — и выставила меч.
— Моё имя — Фубуки!
— Хоо, ты никогда не сдаешься, — усмехнулся он. — Эта черта мне всегда в тебе нравилась… и бесила.
Они одновременно сорвались с места и схлестнулись в отчаянной схватке. Мечи засверкали в воздухе, рассыпая веера искр, воздух вздрогнул от звона энергоплатины.
Их поединок завораживал, мечи мелькали быстрее молний, оставляя в воздухе золотистые следы. Но я видел, что атаки женщины слабеют, а раны все чаще дают знать. Но даже так, она атаковала, ставя на кон собственную жизнь.
Её меч неуловимо скользнул вперед в обманном движении, по ушам ударил резкий звон.
Отбив её выпад, Эйсин коротким ударом отвел ее меч — и рубанул наотмашь поперек груди, точно по ядру магии.
Насмерть.

***

===

Глава 20
Равные богам

Сверкающий клинок ударил быстрее молнии. Ангар осветила короткая вспышка, выхватив торжествующую рожу Эйсина. Гад предвкушал, как холодная энергоплатина разрубит ткань, плоть и кости бывшей соратницы. Как из раны ударит фонтан крови, а непокоренная красавица рухнет замертво к его ногам.
И Фубуки упала, отброшенная назад нестерпимо яркой вспышкой. Как и меч Эйсина, едва полоснувший по жертве, вылетел из рук и, крутнувшись, зазвенел о плиты ангара.
— Мама! — закричала Юи, рванувшись из сетей. Архонты, приковавшие ее к земле энергоплетями, едва удержали девчонку.
Взгляды всех на поле боя прильнули к Фубуки. Она пошевелилась.
— Что за?..
Уперев в землю меч, женщина поднялась на колени. Рана на груди была глубокой, но точно не смертельной, регенерация архонта с ней справится. Не веря в свою удачу, она ошалело посмотрела на соперника.
— Какая мерзость, — скривился он. — Твои якшанья с богом не дают тебе даже принять смерть, как подобает воину.
— Божественное благословение? — она обернулась ко мне, догадавшись, кто приложился к ее спасению.
— Благословение? Ты называешь эту грязь благословением? От такого дерьма уже не отмоешься, — фыркнул Эйсин, тяжело дыша. Было видно, он тоже здорово истощился в этом бою. Сплюнув на пол, он усмехнулся.
— Отныне и навсегда Корпус Архонтов будет помнить тебя, как ту, кто переметнулась к врагу и предала всех нас.
— Предала? Скажи мне, Эйсин, а как назвать то, что ты отдал своих товарищей на лабораторные опыты, как животных, чтобы из них выкачивали ману для магоконцентрата, превратив в живые батарейки? — женщина медленно поднялась на ноги, зажимая рану рукой. Она мастерски контролировала себя в любой ситуации, но по голосу я понял — она еле сдерживала в себе ярость.
На его лицо набежала тень волнения.
— Ты несёшь какой-то бред…
— Бред? Ублюдок, я видела это своими глазами в твоей лаборатории! Ратион, Ферисса, Латанер, Овиала — там десятки архонтов, наших товарищей!
— Они согласились на это по своей воле, — мрачно ответил он. — Они знали цену, и заплатили её ради победы над богами…
— Победы? Если бы ты хотел победы, то…
Её голос прервал шум — Юи, собрав силы, вырвалась из ловушки архонтов и метнулась к матери.
— Остановите её, быстро!
Бойцы бросились следом, но я успел раньше — одним броском встал между ними и Юи, на ходу создавая новые сферы. Все тело едва не скрутило от боли, по рукам пробежал мерцающий черный узор трещин. Чума эрозии распространялась по телу как лесной пожар. Я зло оскалился в лицо магам, уповая, чтобы они не заметили боли на моем лице.
Если они почуют мою слабость — нам всем конец.
Юи же подбежала к матери и на ходу сплела барьер. Громадный лиловый купол закрыл обеих от Эйсина. Воздух загудел от мощи ее магии, а по стенкам барьера пробежали яркие искры.
Цитадель архонта. Плетение, виденное мною десятки раз, на которое способны лишь архонты.
Эйсин быстро понял, что произошло в недрах подземелья.
— Юи, отойди от неё.
— Заткнись! — вспыхнула девчонка. — Ты лживый кусок дерьма, не смей даже заикаться о предательстве! Расскажи всем, как ты отравил мою мать в Бездне, чтобы она умоляла тебя о помощи!..
— Что? — Фубуки застыла. Архонты с энергоплетями, окружавшие меня, остановились, прислушавшись к девчонке. Даже нуэ, возившиеся в стороне, остановились, злобно зыркая друг на друга.
— Что за бред ты несешь, — криво усмехнулся Эйсин. — Отравил? Я? Ни один из архонтов не посмеет навредить товарищу в боевой ситуации. Бездна же полна опасностей, по неопытности там можно и с жизнью расстаться.
— Но ты был самым опытным из нас, — ответила Фубуки. — Во всем корпусе нет архонта, кто провел бы в Бездне времени больше тебя. Даже совет считает тебя экспертом по Бездне. Черт возьми, так вот почему…
Её осенило. Краем глаза я заметил, как Эйсин дернул бровью, с трудом удерживая каменное выражение лица.
— Как я не догадалась раньше? В том походе погибли два наших товарища! Отравились водой, а моя дочь… во имя маны, Эйсин! Ты убил мою дочь и наших братьев ради грёбаного ритуала в Бездне! Да человек ли ты вообще?
— Ты сошла с ума, Фуан-ша! — фыркнул он.
— Но ты сам мне это сказал, слово в слово! — не унималась Юи. — Предатель, ты хвастался тем, что отравил мою мать и заставил провести ритуал, чтобы вживить мне существо из астрального мира. В этом же и был твой план?
Архонты, обступившие нас, растерянно переглянулись. Нет, оружия они не убрали, мы по-прежнему были в смертельной опасности. Но их непоколебимая вера в товарища явно пошатнулась.

Таким шансом грех не воспользоваться.
Я негромко рассмеялся.
— Надо же, Эйсин, так вот сколько стоит заполучить себе астрального охотника — два архонта и один младенец. Неплохой размен! А ты дашь фору многим богам. Интересно, а сколько своих «братьев» ты готов укокошить, чтобы заполучить ключи от Гелиона?
— Ты все спланировал заранее, — не унималась Фубуки. — Так вот зачем ты настоял на строительстве астральной тюрьмы под Цитаделью! Вот почему убедил совет использовать твой карманный мир как вместилище для твари Бездны! Ты давно это задумал и спланировал! Использовать своего товарища для приживления астрального существа, и меня ты выбрал не случайно — я же тебе первому сказала о своем положении! Уже тогда ты решил затащить нас в Бездну, мы ведь до того дня не спускались ниже шестого слоя… а наши товарищи? Ты же сам велел им охранять меня! Черт возьми, ты же просто принес их в жертву…
— Это правда, Эйсин? — спросил один из архонтов. — Мой брат был в том отряде…
— Очнитесь, они — под влиянием бога, — он пытался говорить уверенно, но голос дрогнул. — Эта тварь контролирует их, как контролировала бы любого из вас. Ни одному их слову нельзя верить. Да они что угодно сейчас скажут, лишь бы внести раздор в наши ряды. Довольно с меня этого безумия, заканчиваем с ними.
Он поднял руку — на ладони блеснули несколько светящихся шариков.
— Магоконцентрат… — прошептала Фубуки.

Читать  дальше...

***

***

***

***

Источники :

https://www.litlib.info/book/Nizvergnutyj_5_vozvraschenie_v_Gelion-b210417/read  

https://readeria.ru/books/nizvergnutyj-5-vozvrashhenie-v-gelion

https://onlinereads.net/bk/276476-nizvergnutyy-5-vozvrashchenie-v-gelion

https://coollib.net/b/675526-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-5-vozvraschenie-v-gelion-si/read 

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

***

***

***

***

***

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 64 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: