Главная » 2023 » Декабрь » 12 » Низвергнутый 047
02:19
Низвергнутый 047

===


* * *
До дома оставалось минут пять пешком. Ходить девушке одной по темным улицам района, граничащего с Нижним Городом — рисковое занятие, но Айри, напротив, чувствовала себя свободно. Местные банды знали её и предусмотрительно не лезли к архимагу, а с чужаками она вполне могла справиться сама.
Впереди уже показались горящие светом окна обшарпанного домика, где её ждали больной отец и младший братишка. В руках у неё был пакет с лекарствами для отца и дынными лепешками из супермаркета — любимым лакомством брата. Обычно сдержанная и скупая на эмоции, она улыбнулась и прибавила шагу. Но тонкий слух уловил звук, моментально стерший улыбку с лица.
Она прибавила шаг и быстро сплела незавершенный узор, подвесив его на одном из пальцев — чтобы мгновенно ударить, если будет нужно.
Чужой голос — внутри дома.
Он рассмеялся, а следом раздался детский вскрик — её брат!
Пакет шлепнулся на землю, а Айри невесомой тенью метнулась к входной двери. Ключ в замок, дверь едва не слетела с петель, пропуская девушку. Она влетела в комнату, на ходу вскидывая руку завершить плетение — да так и застыла, не в силах двинуть пальцем.
Все трое сидели на диване в гостиной. Отец, позабыв про артрит и непрекращающуюся головную боль, показывал гостю старомодный альбом с фотографиями и улыбался. А брат с заливистым смехом повис у него на шее, словно тот был его отцом.
— Расскажи, что дальше было?
— А вот здесь она перед первой школьной поездкой, ей было семь лет…
В центре же сидел он. Чужак, — статный и плечистый, со светлыми, почти белыми волосами и хитро прищуренными голубыми глазами. Он поднял взгляд — и на красивом, неуловимо знакомом лице заиграла торжествующая улыбка.
Сердце в груди едва не остановилось, Айри сковал ледяной страх.
Откуда в её доме бог? И что делать? Она не может ударить, пока рядом ее родные!
— Здравствуй, Котоно, — осклабился он и по-хозяйски кивнул на кресло, стоявшее напротив. — Мы тебя заждались.
* * *
Словно оглушенная, Айри медленно села в кресло. На напряженном лице аж венки вздулись. Спорю, думает сейчас, как ударить и не задеть родных.
— Папа, Йоши, вы можете оставить нас одних? — не дрогнув и мускулом на лице, ледяным голосом произнесла она. — Пожалуйста.
— Вот, а здесь её выпускной, — проигнорировав дочь, продолжил отец.
Ему едва ли исполнилось пятьдесят, но из-за микроинсульта и тяжелой болезни он выглядел глубоким стариком.
— Что ты с ними сделал?
Я с улыбкой пожал плечами. Пока что я был не в силах взять под контроль эспера вроде неё. Но подчинить себе разумы ребёнка и больного старика — запросто. Даже сотой части сфирота на это хватит с лихвой.
Она гневно взметнула брови, на лице проступили красные пятна.
— Если ты сделал с ними что-то… — угрожающе зашипела девушка.
— Не нервничай ты так. Разве похоже, что я хочу им навредить?
Она медленно выдохнула и расслабила напряженные пальцы. Я сразу заметил, что она держала наготове мощное плетение — предусмотрительная воительница была начеку.
Заметив ее жест, я кивнул и произнес.
— Господин Котоно, вы выглядите усталым. Может, приляжете отдохнуть? Йоши, поиграй наверху, я поговорю с твоей сестрой и помогу тебе собрать того робота.
Парнишка с радостным воплем побежал наверх, а старик поковылял в свою комнату, оставив нас наедине.
— А теперь давай поговорим.
— Мы уже встречались, да? — сощурилась она. — В доме Мурано. И до этого. Погоди, ты — Ямада? То божество, что служит Могами?
— Рад, что вспомнила, — кивнул я. — Как понимаешь, однажды я тебя уже победил. В клубе «Питбуль». И потом еще раз, в доме Мурано. С тех пор я стал сильнее, так что обойдемся без твоих попыток поиграть в героиню. Возражения будут? Нет? Отлично. А теперь давай не будем тратить время и перейдем к сути. Я знаю, что ты работала на доктора Шварцена.
Котоно снова стиснула зубы и напряглась.
— Неправда, я работала на клан Мурано. Не понимаю, о чем ты.
Я заметил, как задрожала ее аура. Она знала Шварцена, иначе спросила бы, кто он. Всё ты понимаешь.
— Ты — хороший воин, Котоно. И как любой хороший воин, врешь ты ужасно. Я могу показать тебе запись с камер, где видно, как вы с подельниками насильно затаскиваете в фургон детей из Нижнего Города.
— Ты ошибаешься.
—…а лучше покажу её твоей подружке Аманэ, — я ехидно осклабился. — Ты бы видела её лицо, когда она говорила о тебе. Девчонка до сих пор почитает тебя, представляешь? Защитница и наставница, прям ангел! Интересно, что она скажет, когда узнает о твоих маленьких грешках?
Она нахмурила брови и язвительно огрызнулась.
— Ты решил меня шантажировать, подонок? Зачем тебе это?
— Среди тех детей была девчонка лет двенадцати, блондинка. Ты помнишь её?
— И что с того, если помню? — с вызовом ответила она.
— А то, что она сейчас у Шварцена. Как и все остальные. Ты же слышала о новых жертвах маньяка, которые стали появляться недавно в Нижнем Городе? Шварцен опять взялся за дело. Ему нужны новые объекты для опытов. Как те дети, что десять лет назад стали жертвами его экспериментов. Он убивал их сотнями, Айри. Вскрывал, вживлял им органы монстров, а потом наблюдал, во что они превратятся под действием их магии. Думаешь, я вру? Клан Ширасаги истребили именно потому, что этот вивисектор забрал их дочь и сделал с ней все это.
— Бред! — выпалила она.
— Скажи это Рикке Ширасаги. Я видел её тело, изуродованное десятками шрамов. Ей повезло вырваться только потому, что за ней стоял целый клан. А кто встанет за нищих и беспризорных детей с улиц, Айри? Где тот ангел, о котором говорила мне Аманэ? Как ты докатилась до пособничества садистам и детоубийцам?
Она побледнела, инстинктивно вжимая голову в плечи. Пальцы вцепились в подлокотник старенького кресла, сминая древесину.
Вот оно. Поплыла девчонка. Аманэ была права на сто процентов.
У Айри — обостренное чувство справедливости. И теперь, глядя на нее, я мог сказать это наверняка.
В детстве ее бросила мать, поэтому она осталась одна с отцом. Девчонка росла на улице, привыкла полагаться только на себя и давать сдачи, потому-то и подалась в банду «Ангелы». А когда стала эспером, то принялась защищать других. Таких же детей с улицы, переживших то же, что случилось с ней.
Но бунтарка не учла, что суровый мир эсперов живет по своим законам и плевать хотел на таких, как она.
— Я… — она опустила глаза и тяжело выдохнула. — Никакой я не ангел. Всё, что я хотела…
—…помочь семье, — я договорил за неё.
Айри шмыгнула носом и кивнула. Суровый архимаг, закаленный в жестоких боях, она не привыкла обнажать душу.
Только молчать тоже больше не могла. Сколь бы ни была она сильна духом, даже ей нужно было выговориться.
Она кивнула на соседнюю комнату и криво усмехнулась.
— Ты видел отца. Его можно вылечить, но лекарства и терапия стоят безумных денег. А Йоши мечтает поступить в столичную школу, он очень способный. Я — всё, что у них есть. Думала, в Императорской армии я обеспечу им безбедную жизнь, но таких денег там просто нет. Я мечтала попасть в экспедиционный корпус магов, как архонт Фубуки. Да вот не вышла родословной. И лицом тоже.
Она с усмешкой провела пальцем по тонкому шраму на щеке.
— Я трижды подавала запрос на зачисление в Корпус и трижды получала отказ. Что мне оставалось? Грабить банки? Пойти к якудза? Отец не выжил бы на скудные имперские пособия. Мне нужны были деньги, много и прямо сейчас. И когда клан Мурано предложил мне сделать кое-какую работёнку, я согласилась не думая, едва услышала сумму гонорара.
— Но стоило согласиться один раз, пути назад уже не было, — кивнул я. — Ты измазалась в грязи, от которой уже не отмыться.
— Верно… я больше не могла посмотреть в глаза Аманэ и другим девчонкам. Но у меня наконец-то были деньги. Так что да, когда я помогала им воровать детей с улиц, я думала о семье. Что завтра у Йоши будет любимая булочка к чаю, а у папы — его дорогие лекарства.
— И ты готова купить счастье своей семьи ценой жизней тех детей?
Котоно подняла голову и зажмурилась.
— Сразу видно, бог, — прошептала она. — Даже сейчас грузишь меня философией. А что я могу сделать-то? Штурмовать лабораторию Шварцена? Пойти и убиться, пытаясь спасти тех ребят? Тогда погибнет моя семья. И что же мне делать, бог?
Вот и всё. Она готова.
Я пристально посмотрел на неё — и заговорил.
— Тебе не нужно их спасать. Помоги мне. Шварцен похитил ту девчонку, и я должен её вернуть. А ещё у него в заложниках Рикка Ширасаги и Могами Фубуки.
Она уставилась на меня, приподнявшись в кресле.
— Архонт?..
— Она самая. Фубуки лишилась сил в битве с богом, и Шварцен пообещал вернуть ей силы. Что до Рикки — представь, что он с ней сделает, чтобы проверить, к чему привели его опыты над ней десять лет назад.
Её передернуло от отвращения. Девушка с недоверием посмотрела на меня.
— Ты — чертов бог… откуда мне знать, что ты не дуришь мне голову?
— Спроси у Могами, — улыбнулся я. — Фубуки лично испытывала меня. Кроме того, если я хотел бы убить кучу магов, к чему мне здесь распинаться перед тобой?
— Почем мне знать? — фыркнула она.
— Мне не нужна твоя жизнь, Айри. Только твоя вера. Так что, ты поможешь мне? Вернешь свое честное имя?
Было видно,как ее терзают сомнения. Закусив губу, она то смотрела на меня, то косилась на лестницу к спальне брата.
— Хорошо, я помогу тебе, — тихо произнесла она. — Но не ради тебя, понял? Ради архонта Фубуки.
— По рукам.
Я протянул ей руку — помедлив, она вложила свою ладонь в мою и сжала. Сильная, по виду и не скажешь.
— Что мне нужно делать? И когда мы начинаем?
— Прямо сейчас, — я поднялся и пошел к выходу, на ходу доставая телефон. — Иди за мной.
Едва мы вышли наружу, как вдали мелькнул свет фар, а по улице разнесся низкий раскатистый рев мотора. Не прошло и минуты, как к дому подъехали два мотоцикла. Первым была видавший лучшие дни двухместный «Ямаха», принадлежавший ребятам из моей автомастерской.
А вот второй был особенным. Мощные широкие шины, низкий басовитый гул выдававшего огромную мощь мотора, массивные накладки на корпусе и брутальный сдвоенный глушитель. Один вид этого монстра, сверкавшего новенькой краской и ровными рядами ребер мотора, вызывал желание его оседлать. За рулем чудовища сидел глава моего автосервиса Сагара Джоске, он же Джо, собственной персоной.
При виде байка Айри аж присвистнула.
— Держи, босс, — осклабился Джо и слез с машины. — Как и договаривались, точно в срок.
Я одобрительно хлопнул его по плечу. Еще перед битвой за деревню Могами я выделил моим трудягам приличную сумму на доводку мотоцикла, что простаивал у них под ветошью в углу сервиса. К тому бою они не успели, да и не пригодился бы он там. Но сейчас суровая машина пришлась в самый раз.
— Передай парням мою благодарность, Джо. Клан Могами компенсирует все траты.
— Хах, траты! — усмехнулся он, усевшись позади пилота второго байка. — Ты, главное, целым его верни. А то знаю я тебя, хозяин Ямада!
Я надел шлем, сел на стального монстра и примерился к органам управления. Мотор зарычал, как тигр перед схваткой.
— Отлично. Нам пора, Котоно.
Айри скользнула оценивающим взглядом по мотоциклу, задержав внимание на мне.
— У богов и игрушки соответствующие, да? — криво улыбнулась она.
— Запрыгивай, — я кивнул на сиденье позади. — До логова Шварцена путь неблизкий.
Она ловко нацепила шлем, забралась на сиденье и прижалась к моей спине.
— Он не в Институте, бог. Когда мы забирали девчонку, то повезли её в другое место, подальше от любопытных глаз. Думаю, архонт Фубуки и остальные тоже там. Поехали, я покажу дорогу.

***

===


Глава 5
Эволюция

Я остановил свой байк неподалеку от входа в неприметное здание, притулившееся у седых скал. Сторонний глаз не обратил бы внимания на серые стены с темными окнами, сливавшиеся с камнями. Здание лаборатории не было похоже на громадные белоснежные больницы вроде той, где меня лечили, или одной из клиник Могами. Скорее, на захудалую гостиницу в горах.
Но первое впечатление было обманчиво.
Сама земля здесь источала такую ауру, что мои сфироты невольно дрожали. Сколько же магии собрано там, внизу, раз эхо ауры добивает даже до поверхности?
Вот сейчас и проверим.
Сбросив шлем, я пошел к раздвижной двери, за которой угадывался длинный холл. Створки с шипением разъехались, впуская внутрь. Зал оказался просторнее, чем выглядел снаружи. А еще навстречу вышли два охранника с автоматами наперевес. По мне скользнул яркий луч фонаря.
— Стоять! Кто такой? Покажи пропуск и пас…
Тяжеленная плита энергощита буквально расплющила говорившего о бетонный пол, в стороны ударили брызги крови и обломки оружия. Второй охранник выпучил глаза — и мгновенно бросился в сторону, на ходу открывая огонь.
Но не успел он нажать на спуск, как вторая плита ударила его и отбросила к стене. Заключив не в меру прыткого стража в сужающийся кокон, я пошел вглубь коридора — возиться с мелкотней времени нет. Тем более, меня уже заметили — три камеры у входа внимательно следили за обстановкой.
Я оказался прав — стоило пройти по длинному коридору к залу с лифтами на нижние уровни, как путь мне преградили с полдюжины людей в защитных комбинезонах и масках. Эдакие мини-Шварцены. Я с улыбкой поднял руку, формируя несколько острых кристаллов-пик, как хозяева синхронно подняли руки.
— Не нужно, — заговорил один сквозь маску. — Доктор велел пригласить вас к нему. Он ждет.
Прекрасно. Кивнув, я опустил руку и прошел за ними к большому грузовому лифту. Со мной поехали двое — едва двери лифта закрылись, мы довольно шустро поехали вниз, глубоко под землю. Очевидно, что работы Шварцена требовали больших лабораторий. И нет лучше места, чтобы спрятать все это богатство, чем под землей.
Когда двери раскрылись, я ожидал увидеть что угодно — от громадной операционной с десятками распотрошенных тел на столах и до пыточных камер вроде тех, что были в мирах Рестариона или Йор-61. Уходящие в темноту коридоры с сотнями клеток для узников, крики и плач, десятки охранников с силовыми копьями и магических ищеек.
Но вместо этого нас встретил светлый коридор — и высокая фигура в сером комбинезоне с маской на все лицо. Доктор Шварцен собственной персоной.
Лифт за спиной с шелестом закрылся: я ощутил, что сопровождающие остались внутри. Значит, только он и я.
Мое измененное магией зрение могло видеть ауры магов, но даже ему не поддавался комбинезон доктора, скрывающий её от наблюдения. Туманная аура мага пульсировала странно и непонятно, а ее сила была такой, что и архонт позавидовал бы. Доктор или нет, он был серьезным соперником даже для опытного бога.
Его костюм, частично скрытый под плащом, дышал непонятной силой, словно и сам был живым. Плотная маска, больше похожая на слепой шлем с двумя сенсорными полосами, закрывала все, не давая увидеть и миллиметра кожи. Под ней мог скрываться кто угодно, хоть сам Император, подделавший голос доктора. Кто бы там ни был, ясно было одно. Передо мной стояло настоящее чудовище, природу которого я был не в силах понять даже с тысячелетним опытом и четырьмя сфиротами.
Я ощутил себя дрессировщиком, сунувшимся в клетку к голодному льву. С той только разницей, что Шварцен был куда хитрее и более непредсказуемым, чем дикое животное.
— Признаюсь честно, не ожидал увидеть здесь гостей, — он склонил голову. — Ямада Рэйджи, верно? В прошлую нашу встречу я запомнил вас несколько… иным.
— Шварцен, — я криво усмехнулся. — Бои с эсперами и наследником Императора немного подправили лицо, знаете ли. Но я удивлен, что вы меня запомнили.
— Человек, защищавший мою подопечную Ширасаги, как не запомнить, — в его голосе послышался смешок. — Или не совсем человек. Полагаю, что догадываюсь, зачем вы пришли в мою лабораторию посреди ночи. Проделали такой путь, да и наверняка славно потрудились, чтобы узнать об этом месте. У вас наверняка веская причина, чтобы поговорить со мной. Настолько, что стоила жизни двум моим людям.
— Тогда не будем тянуть время, — я повел плечами.
— Зачем же спешить? Позвольте, я покажу, чем здесь занимаюсь. Спорю, мои исследования не оставят вас равнодушным. Я верю, что сама история творится в этих стенах, господин Ямада. Прошу за мной.
Не дожидаясь ответа, он пошел вдоль по светлому коридору.
Что ж, посмотрим. Он явно не идиот, так что понимает, этим он дает мне шанс изучить его. А значит, уверен в своей победе. Отлично, именно это мне и нужно.
Мельком глянув на часы, я пошел за Шварценом — он шел размашисто и довольно быстро. Пройдя коридор, мы спустились по лестнице на второй ярус к очередному лифту.
— Как считаете, господин Ямада, зачем человеку дана магия? — поинтересовался он. — Ради могущества? Власти над другими? Ради борьбы с богами, в конце концов?
— Я знал людей, которые именно так и считали. Магия пришла следом за богами — и уравновесила баланс сил.
— Противовес, значит, — кивнул он. — Природа не терпит неравенства, верно? Но посмотрите на это глубже. Жизнь всегда дает нам то, что помогает двигаться дальше, она требует развития. И неважно, сколько видов погибнет в процессе — вымирания сопровождали развитие жизни всё время. Эволюцию невозможно остановить, господин Ямада.
Дверь лифта открылась — и мы вышли в громадный зал с высокими потолками. Вдоль центральной дорожки тянулись длинные колбы в несколько человеческих ростов, внутри которых застыли мертвыми изваяниями всевозможные твари. Многих я видел раньше в иных мирах, были здесь и твари из Бездны, и с Земли. Зародыши и взрослые особи.
— Занимательный музей у вас тут подобрался — хмыкнул я.
— Правда? Только посмотрите, какие приспособления придумала жизнь для этих существ! — он подошел к одной из колб и пригляделся к твари, отдаленно похожей на гориллу с острыми длинными колючками и парой гибких жгутов-щупалец. Тварь с четвертого яруса Бездны.
— Это существо способно помещать свои личинки в жертву, после чего пеленает её и уносит в свое логово, пока потомство не выйдет на свет. Напоминает наших ос. Но как эволюции помогает появление магии? И как нам развить её дальше? Почему ядро магии за сотни лет осталось неизменным, притом, что у одних оно почти неразвито, а у архонтов достигает пика развития? И можно ли выйти за этот предел? Что для этого нужно?
Меня передернуло. Увлеченный своими рассуждениями, он производил впечатление полного безумца, поглощенного лишь одной целью. И теперь я понимал, зачем он делал все это.
— Иногда я прихожу, чтобы посмотреть на достижения природы, и понимаю, как же она слепа, — Шварцен оторвался от колбы и брезгливо вытер руки о плащ.
— Слепа?
— Да, именно. Слепа и неразумна. В отличие от нас, — он пошел дальше по коридору, к следующей зоне. — Скажите, Ямада, в чем смысл человеческой жизни? В слепом воспроизводстве собственных копий? В вялом развитии к следующей форме, отращивании более толстой кожи и густых волос в носу? Обреченном ожидании нового вымирания? Жизнь не знает, куда ей развиваться, а лишь реагирует на среду. Мы смогли подчинить магию, но можем упасть на ровном месте и, переломав кости, умереть от кровопотери. Я не согласен с таким ходом вещей.
Мы подошли к герметичной двери — доктор невесомо провел рукой перед сенсором. В ушах щелкнуло — створки расползлись в стороны, пропуская нас в просторное помещение, от одного вида которого у меня захватило дыхание.
Длинный зал, по обе стороны которого стояли громадные трубы с людьми. Заполненные жидкостью с вереницами пузырьков, они были как коконы для уснувших и совершенно точно — живых эсперов.
Детей. Подростков. Измененных, усеянных следами операций, свежими шрамами, утыканных трубками и проводами. Его лаборатория, его виварий, заполненный подопытными. Живыми, дышащими. Беспомощными.
Шварцен с гордостью обернулся ко мне и торжествующе окинул взглядом помещение.
— Я помогу жизни найти верный путь. Человечеству нужно помочь не вымереть в этом колесе судьбы. С помощью магии и генной инженерии. Годы исследований помогли мне проникнуть в недра ядра магии, понять, как оно устроено — и управлять процессом. Все эти дети стали ступенями, по которым человечество поднимется к вершине эволюции — и тогда люди станут равны богам.
— И сколько из них уже легли тебе под ноги, Шварцен? — едва сдерживая отвращение, я присмотрелся к людям в трубах. Многие из них с трудом дышали, кое-кто даже был в сознании и вяло трепыхался, бил по толстому стеклу, пытаясь вырваться из тугих ремней, окутавших обнаженное тело.
— А сколько людей погибло от эпидемий и войн? Скольких убили звери, болезни и яды? Скольких еще убьют? — он развернулся и пошел вдоль по коридору между труб, оглядывая свою «коллекцию». — В чем смысл их жизни? Воспроизвести свой геном в потомстве, в надежде на слепую эволюцию?
Мы прошли через еще одну шлюзовую дверь. Трубы остались позади, вокруг нас были светлые стены помещения со столами, лампы и тележки для пациентов. Лаборатория, ставшая операционной. Я заметил в полу по обеим сторонам прорезиненной дорожки, по которой мы шли, разомкнутые замки сдвижных секций. Шварцен, казалось, шел вслепую. Но его нога аккуратно перешагнула полосу на полу, где виднелся еще один замок.
Вот и конец нашей экскурсии. Я снова посмотрел на часы — моя помощница уже должна начать действовать. Мне не стоит отставать от неё.
Как я и думал, перешагнув полосу на полу, доктор остановился — и развернулся ко мне.
— Теперь ты понимаешь, Ямада? Я даю им смысл, и великую честь — стать фундаментом храма, в котором зародится новое человечество. И ты мне в этом поможешь.
За спиной раздался щелчок закрывшихся гермостворок. По обе стороны дорожки вверх скользнули прозрачные блистеры полукруглого канала — и сомкнулись над головой. Передо мной взвилась толстенная прозрачная стенка и уперлась в край трубы, замыкая ловушку.
Взметнув брови, я попятился — из-под пола с шипением вырвались струйки прозрачного газа, быстро заполняя ловушку. Споры паралитических грибов быстро заполнили легкие. Я закашлялся, нарочито закрыв рукавом лицо — пока все шло точно по плану. Нельзя дать ему усомниться.
— Какого черта, Шварцен?
Задержав дыхание, я бросился к прозрачной стенке и, накачав кулаки магией, ударил по ней. Та таже не вздрогнула.
— Бесполезно, Ямада! — послышался из динамиков под полом голос Шварцена. — Дыши глубже, это — блоки из магически усиленного сапфира. Даже архонту потребуется минут десять, чтобы справиться с ним. Но через десять минут ты уже…
Его голос потонул в шуме. Рассудок затуманился, а я ощутил, как упал на пол с угасающим сознанием.
* * *
Покрытая инеем решетка с хрустом упала на землю — но так и не коснулась бетонного пола, перехваченная ловкой рукой. Втащив её обратно, Котоно высунулась из вентиляционной шахты, осмотрелась — и бесшумно спрыгнула в темный коридор. Вокруг черного зева вентканала расползалась изморозь от магии, позволившей ей обломить застывшие до хрупкости стекла стальные болты.
Девушка хищной кошкой скользнула в тень: слабые лампы под потолком едва освещали коридор. Прижавшись к стене, прислушалась: шагов охранников не слышно. Только вялое шевеление за решетками и отдаленный плач, больше похожий на стон раненого зверя. От жуткого места по спине бежали мурашки.
Убедившись, что охраны нет, она бесшумно бросилась вдоль по коридору, останавливаясь у каждой камеры и заглядывая внутрь. Пустые клетки и стены, залитые темными пятнами полы, перевернутые койки… такое она видела впервые.
Прошедшая несколько войн с магами, Котоно не раз ходила в тыл, захватывала пленных и освобождала укрепления врага. Но негласный кодекс чести между эсперами соблюдался всегда. Раненых не трогали, пленных не пытали. Здесь же все было иначе.
Враг, куда ужаснее ее прошлых соперников, проник в её страну и творил зверства здесь, у них под носом. Если на миг допустить, что бог был прав, подобное творилось и в иных мирах. С куда большим размахом.
Миновав десятка два клеток, она глянула в следующую — и замерла. На полу, у перевернутой койки, лежала скрюченная детская фигурка со светлыми, потускневшими и скатавшимися волосами. На ней была только тонкая больничная сорочка. Одной ногой пленница была привязана к крюку, торчащему из стены. В месте, где нейлоновый шнур обхватывал тонкую лодыжку, виднелась вытертая, запекшаяся ссадина. Такие бывают от частого и долгого контакта с оковами.
В груди кольнуло. Она помнила, как их фургон поравнялся с бедно одетой девчонкой на улице Нижнего Города. Прогнав тяжелые мысли, Котоно прижала ладонь к замку и быстро начертила плетение. Ниточки инея быстро окутали замок, механизм затрещал, словно сминаемый тисками. Еще пара мгновений — и пышущий космическим холодом замок разлетелся на осколки от короткого удара кулаком.
Девчонка на полу подняла голову — и тут же отпрянула к стене. Перепуганная до полусмерти, она сжалась как зверек, поджав израненные ноги.
— Тише, — Айри прижала палец к губам. — Я от твоего бога.
Девчонка медленно опустила плечи, не веря своим ушам.
— Гигас?..
— Думаешь, он представился? — фыркнула Котоно и приблизилась. — Вытяни ногу и не дергайся.
Плетение расползлось ниточками по шнуру — он мгновенно заледенел и раскрошился прямо в руках. Уставившись на спасительницу, девчонка подтянула ногу и пощупала холодный огрызок шнурка.
— Уходим, — сверившись с часами, Котоно подняла ее на ноги и потянула из клетки. В запасе оставалось всего пара минут, нужно было спешить. Где-то наверху сейчас лопались и трещали толстенные медные жилы, разлетались, как пули, срезанные головки болтов.
Выскочив в коридор, она бросилась вглубь комплекса, к лестнице, идущей наверх.
— Погоди! — взвизгнула перепуганная девчонка и потянула её назад. — Там охрана, нельзя туда! Нам наружу надо!
— Снаружи сейчас будет жарче, чем внутри, — мрачно оскалилась она. — Ты же видела лаборатории, так? Где Шварцен держит архонта и всех остальных, знаешь?
Она мелко затрясла головой и боязливо обернулась — из глубины коридора послышался треск и шелест окончательно развалившегося замка.
— Наверху, в основных лабораториях.
— Тогда веди меня к архонту.
— Но там стражи…
— Им же хуже, — Котоно стиснула узкую ладонь пленницы. — Веди, пока Гигаса по стенке не размазали.
* * *
Во рту ощущался привкус металла и крови. Я открыл глаза.
Вокруг меня поднимались пузырьки воздуха в толще голубоватой жидкости, сквозь которую виднелись стенки толстой трубы. А за ней — лаборатория с сотнями других труб. Я в самом ее центре, внутри такого же сосуда, где Шварцен держал своих подопытных. Руки и ноги, конечно же, скованы. По вене струится холодный поток паралитика.
Основательно подготовился, подонок.
Сам Шварцен стоял рядом возле большого стола и готовил инструменты. Вокруг сновали помощники, подкатывая оборудование и настраивая свет вокруг операционного стола. Кого на нем будут оперировать, вопросов не возникало.
— Он проснулся, доктор. — различил я сквозь стекло и журчание раствора.
Он оторвался от инструментов и подошел ко мне.
— Невероятно, — Шварцен коснулся толстого стекла.- Ты удивительное существо, Ямада. Это снотворное свалит даже архонта на сутки, но ты пришел в себя через полчаса. И даже так, я успел провести первые сканирования и взять пробы.
Шварцен коснулся стекла. Его аура всколыхнулась так, словно он улыбался сквозь маску. Безумной, маниакальной улыбкой.
— Ты крайне любопытный экземпляр. В тебе сочетаются магическое ядро и сфироты божеств, и от обоих миров ты взял лучшее. Как бог, ты получил невероятно крепкое тело, устойчивое к ядам, повреждениям, невероятную регенерацию и силу. А от человека получил гибкость генома и манипуляции маной. Как тебе удается совмещать ману и сому, Ямада? У меня слишком много вопросов.
Доктор посмотрел на соседние трубы с эсперами и покачал головой.
— Никогда прежде мне так не везло. Я обнаружил столько потрясающих вещей! Ты не просто совмещаешь в себе магию и божественные силы — твое тело также сочетает черты бога и человека. Боги бесплодны, но ты способен к размножению, и чрезвычайно активен. Твои каналы маны едва выдерживают мощь магии, но регенерация бога не дает им перегореть. Гибрид бога и мага, кто мог вообще такое представить? Еще один вариант эволюции, совершенно иной, чем тот, который я себе представлял.
Он нажал кнопку на пульте в основании моей трубы — вода ушла в пол, оставив меня висеть в захватах. Я дернулся — захваты держали надежно. Но это — только пока.
— Ты ведь пришел сюда за Ширасаги, верно? — он оглянулся на одну из труб вдали. — Мне хочется своими глазами увидеть, как выросло ее ядро, но это может подождать. Ты куда интереснее неё. А ведь она смогла пробудить в себе нуэ так же, как парнишка, который был с ней десять лет назад. Но в отличие от неё, Изая Овада не был бракованным экземпляром, его ядро подошло идеально. Пришлось избавить её тело от всего лишнего, прежде чем ядро смогло нормально прижиться…
Всего лишнего, да? Он выпотрошил Рикку только ради идиотского эксперимента?
Довольно с меня этих игр в беспомощного пленника.
— Мы готовы, доктор, — кивнул помощник.
— Прекрасно, готовьте его к операции.
Раздался отдаленный гул — всю лабораторию тряхнуло, как от землетрясения. Свет мигнул — и погас, тут же загорелись аварийные красные огни.
— Что за?..
Пора.
Сома вскипела в каналах — я с хрустом выломал стальные оковы, державшие мои руки и ноги. Шварцен тут же обернулся ко мне, и едва успел закрыться от тысяч осколков трубы, разлетевшейся вдребезги под напором энергии. В его шлеме отразились мои глаза, сияющие в полутьме золотистым светом.

***

===

Глава 6
В темноте

Могучим броском я спрыгнул с основания трубы, преодолел разделявшие нас метры и обрушил сияющий кулак на застывшую фигуру доктора. С хрустом ломающегося пластика его швырнуло назад, на опешивших помощников. На пол брызнула серая жижа, Шварцен вскинул голову — вокруг него полукругом в воздухе зависли шары энергии, готовые к выстрелу.
Я сжал поднятый кулак — десятки лучей ударили в скрюченную на полу фигуру… и рикошетом разлетелась в стороны от мощнейшего щита. С потолка посыпались куски камня и горящие листы пластика, осыпая все вокруг, завеса пыли начала опускаться на поле боя. Я ударил снова — и с тем же результатом.
Барьер, окутавший доктора, зловеще светился, раскрываясь во все стороны и отгораживая меня от остальных. За моей спиной и с боков раскрывались такие же щиты. Подобие «цитадели архонта»? Откуда у него столько сил на это?
Лаборатория снова содрогнулась до основания — электроподстанция на поверхности превратилась в пылающее облако обломков. Свет окончательно померк, остались лишь тусклые аварийные огни да светящиеся щиты магов.
Сияющий купол замкнулся вокруг меня, отгораживая от остальных. Сконцентрировав энергию, я ударил по щиту — фиолетовый луч полностью поглотился барьером, по нему тут же поползли трещины. Ещё несколько ударов — и он не выдержит!
— Что со светом? — бросил своим помощникам Шварцен, вставая на ноги. Между пластин его костюма сочилась серая жижа, он беспокойно оглядывался на подсвеченные красным трубы с эсперами.
— Весь комплекс обесточен! Основного питания нет, а аварийных генераторов не хватит на весь комплекс.
— Как тебе мой сюрприз, доктор? — осклабился я, посылая в барьер еще один заряд. — Бодрит, правда?
— Доктор, если не подать питание на седьмую лабораторию, все наши наработки…
— Чего вы тогда ждёте? — рявкнул он. — Спасайте наши образцы! Я лично займусь питанием камер с биоматериалами. Нельзя их потерять, ясно? За мной.
Он поспешил по коридору к полуоткрытой гермостворке, ведущей в следующий зал. Вереница помощников бросилась за ним.
— И вот что, — он обернулся у двери и кивнул на меня. — Задержите его.
Двери закрылись, оставив половину помощников наедине со мной. Я же ударил снова — и барьер разлетелся мерцающими хлопьями энергии.
Гад всеми силами пытался меня задержать, чтобы выиграть время. Что ж, я все равно не собирался давать ему шанса на побег.
— Уходите, если хотите жить, — бросил я замершим людям в костюмах. Но те, словно сговорившись, синхронно подняли руки, творя плетения.
Ответ понятен, больше — никаких разговоров.
Я метнулся навстречу мерцающим плетениям, на ходу поднимая барьер. Один за другим по щиту забарабанили огненные шары и ветвистые молнии. Выстояв под первым ударом, я сделал ответный ход.
В воздухе вспыхнул десяток энергосфер, миг — и они пушечными ядрами разлетелись по залу, снося эсперов как пушинки. Мои соперники прикрылись щитами, но было поздно. Следом за сферами я врезался в их строй и, накачав тело энергией, обрушил на них ураган ударов вперемешку со смертоносными лезвиями-щитами.
Будь на их месте опытные воины, мне пришлось бы туго в замкнутом пространстве, но прихвостни Шварцена были посредственными бойцами. За минуту жестокой и жаркой схватки восемь из десяти остались лежать на полу бездыханными телами. Один, самый отчаянный, рванулся ко мне, на ходу сплетая узоры сразу двумя руками. Нырнув под первую молнию, я вонзил кулак ему в грудь — и эспер улетел в стену с переломанной грудиной, саданув второй молнией куда-то вдаль. Упав на землю, он попытался подняться, но тяжелый энергощит с лязгом вонзился в землю, навсегда успокоив беднягу.
Я повернулся к последнему уцелевшему сопернику. Рослый эспер с аурой, не дотягивающей до архимага, бросился к шлюзу, в котором исчез Шварцен. Из-за створок слышались шорохи и приглушенные удары, но перепуганный эспер плевал на осторожность. Выбив шлюз плетением, он рванулся в темные недра соседнего помещения.
Ринувшись за ним в искореженный проем, я оказался в еще одном зале, похожем на предыдущий. Те же трубы, аварийные лампы, полутьма и дорожки, ведущие к лифтам в самом конце зала. Только внутри труб для образцов виднелись не эсперы, а странные силуэты, даже близко не похожие на людей. Да и трубы размерами превосходили те, что остались в прошлом зале.
Каких еще тварей Шварцен пригрел в своих катакомбах? Не тех ли, ткани которых он использовал для вживления в ядра детей с целью создания гибридов?
Раздался сдавленный крик — из-за одной из труб на еле освещенную дорожку метнулся эспер-беглец. Не пробежав и пяти метров, он неловко взмахнул рукой и растянулся на дорожке и хрипло закашлялся.
— Нет, не… кха…
Нечто склизкое мелькнуло в темноте — и мужчина, издав влажный хрип, забился на полу. Я замер, вглядываясь в полутьму: над дорожкой поднялись несколько щупалец, подхвативших несчастного за ноги. Размахнувшись, они грохнули жертву о стальную дорожку, а из темноты между трубами на дорожку выползло громадное студенистое нечто. Я едва смог различить силуэт в полутьме, но по характерным щелчкам и свистящему дыханию опознал тварь мгновенно.
Керакант, медузоподобный хищник с пятого яруса Бездны. Нужно действовать быстро, пока он не сожрал жертву и не разросся!
Вереница огненных шаров, озарив зал, вгрызлась в студенистого монстра. Вспышки осветили тушу всего на долю секунды, но я успел различить в глубине его тела твердый шар — ядро твари. Следующим же залпом луч энергии пронзил тварь, оставив обожженную дыру.
Дернувшись, керакант ударился о громадную трубу и с шипением растекся лужей. Но тут же по всему залу послышался тонкий свист воздуха, выходящего из разгерметизированных труб, и щелчки запоров разблокированных замков.
— Внимание, — послышался механический голос системы оповещения. — Хранилище образцов магического материала обесточено. Сдерживающие поля отключены. Всему персоналу рекомендуется покинуть уровень. Повторяю…
— Этого еще не хватало, — прошептал я. — Во имя Мелитаны, каких еще тварей тебе удалось притащить сюда, больной ты ублюдок?
Ответ пришел практически мгновенно: в виде шорохов, скрежета когтей и низкого, утробного рыка. Трубы одна за другой со звоном разлетались под ударами монстров. На моих глазах одна из тварей Бездны, усеянная ядовитыми шипами, набросилась на чешуйчатого монстра в соседней колбе и, не дожидаясь, пока он проснется, вгрызлась в его шею.
Я покосился назад: в соседнем зале все еще были сотни плененных эсперов. Подростки и совсем маленькие дети, которые станут идеальной приманкой для всей этой живности. Просочиться мимо них незамеченным — не вариант. Даже если мне это удастся, за моей спиной — целый супермаркет с людьми в индивидуальной упаковке, настоящий подарок для едва проснувшихся чудовищ.
Если уйду, они устроят здесь настоящий пир.
Оглядев весь этот пробуждающийся зоопарк, я набрал побольше воздуха — и пронзительный свист разнесся среди пустеющих труб.
— С добрым утром, твари! Я немного спешу, так что собирайтесь все живенько в кучу и…
Смазанная тень метнулась ко мне, сверкнув крючковатыми когтями. Мгновенно вытянув руку, я стиснул горло продолговатого ящера. Заряженные магией пальцы до хруста сжали шею, ломая тонкие позвонки. Но упорный гад успел оцарапать руку когтями, — на пол закапала кровь из задымившейся раны. Отбросив обмякшее тело, я огляделся: запах крови учуяли все.
Оскалившись,я окутался щитом и процедил.
— Налетай, уроды, кушать подано.
Перекрыв проход в соседний зал тяжеленной плитой энергощита, я рванулся навстречу гориллоподобному чудовищу с чешуйчатой кожей. Гад разогнался по дорожке и размахнулся пудовым кулачищем, грозя размозжить мне голову. Скользнув между толстенных ног подкатом, я подкинул его ударом щита и располосовал в воздухе веером лезвий.
Не успели его останки рухнуть на пол, как ему на смену бросились ещё несколько силуэтов. Я метнулся в сторону, уходя из-под шквала ядовитых шипов, и ударил по тени, метнувшейся наперерез. Где-то рядом с низким ревом громыхнула об пол тяжелая туша, раздался истошный визг: твари, одурев от голода и запаха крови, начали рвать друг друга.
В полумраке лаборатории воцарился настоящий хаос. Сквозь грохот и треск костей раздавались вскрики и вой, шипение кислоты, глухие удары и шлепки. Десятки существ рвали друг друга на части, круша все вокруг силой и магией. Я же был в самом центре невообразимого побоища.
Сома бурлила во мне, мощным потоком изливаясь через сфироты. Десятки лучей один за другим пронзали воздух, всякий раз находя свои цели, а я крушил любого, кто посмел неосторожно приблизиться. А желающих было хоть отбавляй: десятки тел устлали пол, влажный от крови и слизи, так что остальные лезли через них, порой скидывая друг друга и топча менее везучих сородичей.
Казалось, бешеная мясорубка тянулась уже полчаса: я едва успевал следить за мечущимися вокруг аурами и тенями. Прикончив очередного гада, едва не разорвавшего меня острыми плетьми-щупальцами, я вскинул голову — и едва успел закрыться щитом. Тяжеленная туша снесла меня с места и оттащила назад, придавливая к полу. Я мгновенно сфокусировал щит, прорезая тело — но энерголезвия даже не пробили шкуру, лишь отбросив его назад. Кувырком уйдя назад, я вскочил и начал чертить плетение из магического арсенала, наводясь на цель… уже мертвую. Туша даже не шевелилась.
Его использовали, чтобы сбить меня с ног? Но где тогда угроза?
Ответ пришел тут же. Громадная тень, шелестя волнами шипов, обрушилась на меня сверху и придавила к земле. Я заметил слепую морду с характерными отверстиями на ней — «болотный демон»!
Едва тварь раскрыла пасть, я уперся ладонью в его челюсть и сфокусировался: лишь бы он не успел ударить щупальцами! Придется рискнуть.
Влив в ладонь максимум силы, я направил сому в зачаток пятого сфирота контроля. Тварь замерла, издав низкий клокочущий рык. Мой разум коснулся дикой, хаотичной субстанции его сознания — и медленно проник в неё.
— Вот так, тише… а теперь отойди, назад.
Тряхнув толстой, покрытой ядовитыми иглами шеей, монстр попятился и с рыком развернулся — к нам на полных парах несся тяжелый, как носорог, зверь. Раскидывая гребнистыми отростками тела монстров в стороны, он пер на таран. Я вскинул руку — залп, еще один! Срикошетив от магического барьера чудовища, лучи ушли в потолок. А мы с болотным демоном, держа ментальную связь, отпрыгнули в стороны.
— Вместе, бьем!
Согласно рыкнув, подвижный монстр в три прыжка вскарабкался на обломок трубы. Изогнувшись, как кошка, он повернулся боком — и с гулкими хлопками целый рой игл истыкал незащищенный бок твари. Я ударил с другой стороны, полосуя второй бок чудовища щитами.
Свалив громадину, мы метнулись к уцелевшим тварям — и кровавая баня приблизилась к своему апогею. Действуя синхронно, мы гвоздили противников, обездвиживали и добивали, беспощадно разрывали на части. Воздух затянуло едким паром от кислоты из желез, ноги скользили по лужам крови.
Мы шли через живую стену монстров, на короткое мгновение становясь воплощением погибели. Мы были ею. Божественные силы, почти забытые с момента моего низвержения, возвращались.
Свалив последнего зверя, пытавшегося достать меня громадными ядовитыми когтями, я отбросил его грузное тело в сторону и обернулся, тяжело дыша. Мой спутник, потеряв в тяжелом бою почти все иглы, прихрамывал и сипло хрипел. Позади него волочились оборванные щупальца — его главное оружие. На поджаром боку виднелись три глубокие рваные раны, из которых толчками выходила кровь.
— Всё-таки достали они тебя, — вздохнул я, давая ему приблизиться. Разум зверя угасал. Он сослужил мне добрую службу. Коснувшись окровавленной морды, я провел пальцами по слипшейся шерсти, — и погрузил зверя в глубокий сон.
Грузное тело опустилось на пол, он сложил голову на толстые лапы, хриплое дыхание выровнялось. Проснуться ему уже было не суждено, но это лучше мучительной смерти от ран.
— Спи. Ты достойно сражался, — хлопнув его напоследок по шее, я поднялся и пошел к двери в конце зала — на табло мигала лампа аварийной сигнализации.
Конечно же, никакой реакции на нажатие — энергии-то нет. Не проблема. Сфокусировав энергию, я выдавил створки — толстый металл со скрежетом расползся на лоскуты и провалился внутрь.
За дверью оказалась шахта лифта. Естественно, без кабинки — она уехала наверх, вместе с доктором.
Оглянувшись на зал, превращенный в громадный могильник, я прыгнул в шахту. Энергия вихрем окутала мое тело — и повлекла вверх. Выстроив перед собой толстую линзу щита и окружив тело барьером на случай сюрпризов от Шварцена, я понеся вверх, к следующему уровню.
* * *
Двери лифта со скрипом разъехались в стороны, повинуясь мысленному приказу. Я выглянул наружу — коридор на этом уровне был неожиданно чистым и пустынным. Воздух, напитанный запахами лекарств и озона, еще хранил следы магии. Мутные, словно сплетенные из десятка аур, они тянулись шлейфом вдаль, за следующую гермостворку. Сквозь крошечное окно виднелся свет — там уже была энергия. А значит, и тот, кто ее включил.
Двери раскрылись — и я понял, что добрался до цели.
Просторный белый зал, заставленный наклонными капсулами с телами. Между ними — громадные, под потолок, холодильники с выдвижными секциями. Некоторые были открыты, обнажая рядки круглых гнезд. В таких хранился биоматериал, надежно запечатанный в герметичные стеклянные чашки. По ногам веяло холодом: из открытых шкафов выходил жиденький морозный туман, растекаясь по полу дымкой.
Зал перспективных образцов. Громадное хранилище биоматериала, тщательно отобранного за годы исследований. Плоды бесчеловечных экспериментов Шварцена хранились здесь — в этих холодильниках, и внутри тел людей, видневшихся за стеклом многочисленных капсул.
Я подошел к одной из них — внутри виднелся обнаженный эспер, юноша лет тринадцати. Во рту — толстая трубка для кислорода, на груди — свежий шов от операции. На щуплом теле виднелись заклеенные пластырями проколы и швы помельче. Таких, как он, здесь были десятки.
Дорожка между секциями хранилища тянулась далеко вперед, к мощной колонне у дальней стены зала. Возле нее виднелся силуэт в сером костюме — доктор Шварцен. Он лихорадочно вытаскивал из тележки светящиеся зеленоватым светом ячейки и вставлял их в гнезда в основании колонны. Всякий раз по полу пробегали светящиеся полосы света, подсвечивая целый сегмент капсул или холодильников.
Я узнал эту технологию: это не земная разработка, уж точно. Доктор менял ячейки питания биореактора, а такие использовались только в трех мирах, принадлежащих магам. Все три мне довелось штурмовать в прошлом.
Судя по всему, он не успевал заменить все: свет то и дело мерцал, грозя погаснуть. Малейший сбой питания — и образцы выйдут из стазиса, рискуя безнадежно испортиться.
Нет сомнений, он знал, что я здесь — стоило шагнуть по дорожке, как он вскинул руку. Луч энергии сорвался с его руки и тяжелым тараном ударил по моему щиту, растекаясь в стороны. Цыкнув, Шварцен поднялся.
— Вот же приставучий мелкий божок, — процедил он. — Из-за тебя труды десятков лет работы пропадают. Не смей мешать мне, отродье.
— Какой непостоянный, — усмехнулся я. — Не ты ли называл меня уникальным и расчудесным творением эдак с полчаса назад? Что случилось, Шварцен? Не любишь, когда все идет не по твоему сценарию?
— Ты так наивен, Ямада, — в его голосе слышалась насмешка. — С божественными силами приходит и бесконечное высокомерие? Я вижу тебя насквозь, низвергнутое дитя Гелиона. Думаешь, я не знал, что ты придешь за своими женщинами? Я лучше избавлюсь от бракованного образца, чем поставлю под удар все остальное.
Он кивнул на капсулу неподалеку — сквозь запотевшее стекло проступали знакомые черты. Стройное, изящное тело, белоснежная кожа и густые черные волосы, обрамляющие два тонких алых рога. Рикка.
Погруженная в сон девушка дергалась из стороны в сторону, — питание ее капсулы слабело. Даже с расстояния ее полыхающая аура давала понять — трансформация в нуэ была почти завершена, еще один шаг — и девушка окончательно трансформируется в чудовище.
Шварцен тоже понимал это — и потому не спешил отключать её от энергоснабжения.
Если питание пропадет, она пробудится, и тогда остановить её будет почти невозможно.
— Так что же теперь? — я улыбнулся, создавая в воздухе один за другим десяток энергосфер. — У тебя один заложник, у меня — вся твоя коллекция. Думаешь, меня остановит десяток-другой уже убитых тобой людей? Или снова закроешь меня под купол и сбежишь? Учти, я разобью его раньше, чем ты успеешь достать первую чашку с образцами.
— Сбежать? О нет, довольно бегать, Ямада, — он коснулся пальцами механизма на левой руке, отбивая странную дробь на устройстве. — Но, если думаешь, что ты уже победил, ты сильно ошибаешься. Настоящий бой даже не начинался.
Он шагнул назад, мановением руки открывая портал — из черного провала вышла высокая фигура, знакомая до ледяных мурашек.
Тяжелая волна магической ауры разлилась по залу, вызывая дрожь. Из портала, поблескивая лоснящимся в свете ламп комбинезоном, вышла женщина с роскошной фигурой и взглядом фиолетовых глаз, полным ледяной решимости. Архонт Фубуки, стиснув полыхающие магией кулаки, шагнула мне навстречу.

***

===

Глава 7
Плоды науки

Сферы энергии стянулись вокруг меня, охватывая непроходимым щитом. О новой атаке уже не приходилось думать — Шварцен перечеркнул весь мой план одним шагом.
Против меня был абсолютно аморальный ублюдок с непонятной силой, способной вернуть ядро даже архонту. А еще он знал, что я не смогу навредить Фубуки. Он понял, что для меня архонт, как и Рикка — свои. И это развязывало ему руки… и сковывало меня.
Шварцен контролировал её — это видно по её замутненным глазам и дрожащей ауре. Фубуки умела контролировать свою ману, чтобы не сжечь каналы от мощного потока. Но он заставлял её идти в бой и не жалеть себя. Плевать, выживет она или нет, лишь бы остановила меня.
Я замер в центре круга из вращающихся сфер, глядя на соперницу. Фубуки приближалась, не сводя с меня сочащихся холодной ненавистью глаз, и от этого взгляда становилось не по себе.
— В чем дело, божок? — усмехнулся доктор. — Не ты ли собирался разбить меня своей силой? Давай же. Нападай, не заставляй её ждать.
Прошлый план уже не годился. Я должен спасти Фубуки, не умерев от её же рук. Если буду биться в полную силу — мы оба можем не выжить. Любой исход такого боя лишь на руку Шварцену.
Любой из вариантов боя не годился. И как мне победить её, не угробив одного из нас? Как я могу ударить женщину, которой по праву восхищался, с кем преломил хлеб и стоял вместе в бою? Как могу убить ту, кому спас жизнь? Как смотреть в глаза её дочерям?..
Ледяной комок сгустился в животе, расползаясь ниточками холода по телу. Её я ни разу не побеждал прежде. Да, с прошлой нашей стычки я стал намного сильнее, но и она не стояла на месте. Аура архонта пульсировала так, что в ушах отдавалось громовыми раскатами. Что бы с ней ни сотворил Шварцен, она точно стала опаснее.
Фубуки не стала мешкать. Архонт бросилась вперед, взмахивая рукой — узор «копье ведьмы». Мощнейший разряд, сверкнув в воздухе, протянулся точно в меня…
Спасли рефлексы. Я машинально метнулся в сторону с линии удара, подставляя шары энергии. Ослепительная вспышка резанула по глазам, зал содрогнулся от грохота.
Уцелевший десяток шаров стянулся обратно ко мне и собрался плотным щитом. Я приготовился к новому удару, но Фубуки замерла, словно ждала команды.
Нужно достучаться до ее разума. Она наверняка все понимает. Архонт сильна духом, нужно лишь помочь ей сбросить контроль!
— Я смотрю, он не только вернул тебе силу, но и промыл мозги, — осторожно произнес я.
— О, ты ошибаешься, — подал голос Шварцен. — Она защищает то, что ей дорого. Ты же не забыл, кто здесь лежит?
Он кивнул на капсулу с Риккой и издал смешок.
Архонт даже мускулом не дрогнула, говорить она явно не собиралась. Вместо ответа её пальцы сплелись в несколько последовательных узоров — и в основании ладони вспыхнул шар бледно-голубого пламени.
Факел маны. Магия выходила из её тела, минуя формы плетений, напрямую. Огонек удлинился, принимая форму меча, и налился сиянием.
— Она прекрасна, правда? — голос доктора улыбался. — Я создал практически совершенное ядро! Сотни попыток, ошибок и слепых ходов окончились моей полной победой над эволюцией. Теперь я знаю, как укротить природу. И перед тобой — доказательство.
Меня скривило от отвращения.
— И сколько человек пришлось убить ради этого, больной ты психопат? Сто? Тысячу?
— Ты знаешь хоть одно великое достижение науки, не стоившее тысяч жизней? — усмехнулся он. — Жертвы неважны, если это двигает нас вперед.
Ну разумеется, плевать он хотел, даже если все его химеры погибнут — он всегда сможет сделать новых.
И Рикка, и Фубуки, да и все эти сотни эсперов в капсулах были лишь расходным материалом.
— Довольно слов. За дело, архонт!
Едва он произнес это, женщина подняла вторую руку, творя еще один узор — над нами сгустился, разрастаясь в стороны, громадный сверкающий купол «цитадели архонта». Энергетическая клетка! Не уклониться, не сбежать! Едва края громадного купола коснулись пола, Фубуки бросилась в атаку.
Даже уходя из-под удара, я невольно восхитился ее грацией. Сверкающий клинок вспорол щит шаров, едва не касаясь меня. Не замедляя шага, она ударила снова — пылающий маной клинок молнией вонзался в воздух, лишь чудом не пронзая меня насквозь.
— Хаа!
Полоса энергии с гудением вспорола воздух, пронзая последний шар. Прыжком назад я разорвал дистанцию, но женщина бросилась следом, метя очередным ударом в голову. Клинок уперся в щит, обдав озоном, и вильнул вниз. Разворот, еще атака — и снова мой щит затрещал под ее мечом, осыпая пол искрами.
От ее атак перехватывало дух. Я уходил из-под молниеносных выпадов меча лишь благодаря опыту тысяч прожитых боев. Выскальзывал из-под клинка, проходящего в миллиметрах от тела и сбегал рвущими жилы прыжками, порой забывая дышать. Напряжение было таким, что казалось, еще миг — и между нами будут бить разряды молний.
Бой длился уже три бесконечно долгих минуты. Это полная бессмыслица, я не смогу вечно уклоняться от ее атак! Да и сама Фубуки не выдержит — меч маны мог убить и бога, но держать его слишком долго невозможно, он дотла сожжет каналы и ядро. Если я не придумаю выход, она упадет замертво. Ну же, думай, Гигас!
Прыгнув назад в очередном уклонении, я краем глаза заметил, как пол вспыхнул ореолом маны. Из плиты, где через миг должна была встать моя нога, вверх ударил острый шип, усеянный лезвиями. Едва удержав равновесие, я прыгнул — и, перелетев ловушку, приземлился у капсулы с эспером. Распоротый рукав куртки медленно сполз с локтя — всё же задел краем.
— Смотри в оба, Ямада, — произнес Шварцен. — Яд на этих шипах синтезирован так, чтобы причинять максимальную боль. Он разъедает плоть не хуже кислоты.
Да уж, порадовал! Я мельком оглянулся на доктора — и тут же отпрыгнул от еще одного шипа. Навстречу мне метнулась Фубуки, меч свистнул над головой, едва не срезая прядку упрямо торчащих волос. Подкат, на ноги, еще шипы!
Будь у меня сфирот контроля, я бы смог и сражаться с архонтом, и придумать план… стоп.
Я замер, едва не пропустив очередной удар. Из-под пола тут же ударили шипы аж с трех направлений, но разлетелись о пыхнувший энергией щит сомы.
Верно, контроль — Шварцен тоже контролирует Фубуки. Мой единственный шанс на победу — прервать связь. Одной мощной атакой пробить купол архонта и ударить по доктору.
Словно поняв мой план, архонт обрушилась на меня ураганом ударов. Пылающий маной меч дрожал и мерцал, — она теряла контроль над ним и теснила меня к капсулам. Туда, где мерцала стена купола, где я не смогу увернуться. И где наверняка меня ждет новая ловушка доктора.
Если это их план, подыграю. Бросая навстречу сопернице один щит за другим, я прыжками уходил назад, к ряду сверкающих белым пластиком капсул. Я старался не думать о том, что случайный удар может прикончить тех, кто внутри. Самому бы выжить.

 Читать   дальше  ... 

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :    

https://www.litlib.info/book/Nizvergnutyj_5_vozvraschenie_v_Gelion-b210417/read  

https://readeria.ru/books/nizvergnutyj-5-vozvrashhenie-v-gelion

https://onlinereads.net/bk/276476-nizvergnutyy-5-vozvrashchenie-v-gelion

https://coollib.net/b/675526-mihail-belyaev-nizvergnutyiy-5-vozvraschenie-v-gelion-si/read 

***

***

***

---

---

 Из мира в мир...

---

---

***

***

***

***

***

Ордер на убийство

Холодная кровь

Туманность

Солярис

Хижина.

А. П. Чехов.  Месть. 

Дюна 460 

Рассказ без конца. О. Генри. 

Фотоистория в папках № 1

О книге -

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 88 | Добавил: iwanserencky | Теги: Низвергнутый | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: